Афанасий никитин и легенда о четырех колдунах

Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах читать онлайн, Автор неизвестен

Annotation
Маму 12-летнего Афанасия Никитина похищают при раскопках древнего кургана. Бандиты – группа чудаковатых циркачей из разорившегося цирка-шапито «Золотой треугольник», которые работают на злобного миллионера. Они ищут старинную табличку с указанием места захоронения мифического богатыря.
Чтобы спасти маму, Афанасий ввязывается в самую гущу событий. А помогать в поисках ему будут дерзкая хакерша Ирина и бандитка-акробатка Айгуль, которые не слишком жалуют друг друга…
Евгений Гаглоев
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Евгений Гаглоев
Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах
Глава 1
Крики над курганом
Где-то в степях Южного Казахстана
Солнце давно закатилось за песчаные холмы, и на степную равнину опустилась непроглядная тьма, но археологи, увлеченные раскопками древнего кургана, и не думали прекращать работу. Площадь раскопок окружало множество светильников, установленных на специальных штативах, неподалеку бесшумно работал генератор, вырабатывающий электрический ток. Роботы-помощники, состоящие в штате археологического института, вышагивали по территории древнего городища, убирали в сторону землю, песок и камни, которые археологи выгребали из кургана.
Работы подходили к концу, старинное захоронение вот-вот должно было показаться из-под земли, и ученых охватил настоящий азарт. Они не хотели останавливаться на достигнутом, торопились поскорее увидеть результаты своих трудов.
Судя по старинным записям, обнаруженным в другом древнем городе, под курганом был похоронен знаменитый черный колдун Хафиз, живший в этих местах более четырех тысяч лет назад. Насыпь имела пятиугольную форму и была больше тридцати метров в диаметре. Верхнюю часть захоронения уже аккуратно убрали лопатами, без применения специальной техники. К такой деликатной работе роботов старались не подпускать. В земляных завалах обнаружились черепки, керамические украшения, фрагменты одежды, украшенные драгоценными камнями, обломки каменных табличек с письменами. Но это были мелочи. Главная находка ждала внизу, и археологи продолжали поиски, несмотря на довольно позднее время.
В команду входили как русские, так и казахские ученые, представители дружественных музеев России и Казахстана.
Руководили группой Анастасия Никитина и Кемаль Маратович Усенбаев.
Анастасия, красивая молодая женщина лет тридцати с пышной гривой рыжих волос и голубыми глазами, работала в Историческом музее Москвы и считалась одним из лучших на Земле специалистов по археологии и старинной письменности. Ее фамилию знали на многих планетах Солнечной системы, ведь по долгу службы Анастасии приходилось помогать не только земным археологам, но и коллегам с Урана, Нептуна, Юпитера и многих других обитаемых миров. Особенно хорошо Анастасии удавалась расшифровка древних шрифтов. Она владела многими старинными языками разных галактических систем и могла бегло общаться даже с жителями планеты Бузияр, чей словарь считался одним из самых сложных среди обитаемых миров.
Кемалю Маратовичу, профессору археологии Центрального государственного музея Казахстана, давно перевалило за шестьдесят, но на пенсию старичок не торопился. Его бодрости и жизнелюбию позавидовали бы и молодые коллеги. Он и пригласил в Казахстан Анастасию, чтобы вместе изучать результаты раскопок.
Анастасия приостановилась, стянула в хвост разметавшиеся волосы. Она вытерла взмокший лоб рукавом рубашки и осмотрелась. За время раскопок она обнаружила несколько наконечников стрел, осколки посуды и целую коллекцию бронзовых фигурок, изображающих различных животных. Казалось бы, ничего особенного, но историкам эти мелочи могли многое рассказать о людях, живших здесь в незапамятные времена.
– Устали, Настя? – спросил Кемаль Маратович. – Можем сделать перерыв.
– Ну что вы, – улыбнулась Анастасия. – Только не сейчас, ведь мы уже так близки. И какая тут усталость, если работа в удовольствие?
Кемаль Маратович понимающе кивнул. Он и сам был таким же неутомимым. За долгие годы работы в алматинском музее он отыскал великое множество древностей, которые украсили многие экспозиции.
Анастасия взяла в руки лопату и аккуратно воткнула ее в землю. Послышался глухой удар.
Ученые переглянулись. Анастасия руками разгребла песок, и они увидели твердую округлую поверхность. Никитина осторожно копнула рядом, и ее лопата вновь уперлась в препятствие.
– Настил из бревен! – воскликнула Анастасия. – Мы дошли до настила.
Несколько человек побросали свою работу и подошли. Роботы-помощники остановились на краю ямы. Они с удовольствием присоединились бы к раскопкам, но их металлические руки не были предназначены для осторожного сметания пыли со старинных хрупких вещиц.
Ученые уже осторожно убирали землю с бревенчатого настила, закрывавшего захоронение. Вскоре под ногами уже была целая площадка из круглых сосновых бревен.
– Они почти окаменели, – заметил один из членов экспедиции, улыбчивый парень по имени Андрей, – об эти бревнышки можно запросто лопату согнуть.
– Тяньшанская сосна, – со знанием дела отметил Кемаль Маратович. – В этих краях она не растет, значит, ее специально сюда привезли. Хафиз был очень знатным человеком.
– К тому же колдуном, – добавил Андрей, – не боитесь, что на нас обрушится его проклятие?
– Мы ведь не в Египте, – улыбнулась Анастасия.
– И живем в двадцать втором веке, – добавил профессор Усенбаев, – стыдно, Андрей, верить в суеверия.
Анастасия склонилась, чтобы помочь Андрею отбросить в сторону пласт дерна. С ее шеи свесился медальон на тонкой золотой цепочке.
– Осторожно, Настя, – предупредил ее Кемаль Маратович, – не потеряйте украшение.
– Не хотелось бы, – кивнула она, убирая медальон.
– Ценная вещь? – спросил Андрей. – Тоже из древностей?
– Ценная, но совсем не в том смысле. – Она достала медальон и открыла его, продемонстрировав Кемалю Маратовичу и Андрею спрятанную в нем фотографию симпатичного светловолосого паренька.
– Это мой сын Афанасий.
– Красавчик, – кивнул Кемаль Маратович. – Сколько ему?
– Уже двенадцать, – с гордостью сказала Анастасия.
– Но он совсем на вас не похож, – отметил Андрей.
– А я его усыновила. Так случилось, что у меня не может быть детей. Но однажды в наш музей привели экскурсию малышей из детского дома. Я увидела Афоньку и уже не могла его забыть. Как он лез ко всем экспонатам, с каким интересом все рассматривал, как слушал экскурсовода. Я сразу поняла, что он прирожденный искатель приключений. Ну а его имя и моя фамилия – разве можно такое проигнорировать? Афанасий Никитин. Мы уже семь лет вместе, и я рада каждому дню, что провела с ним.
– А ваша семья не возражала? – осведомился Кемаль Маратович.
– Да как сказать, – слегка нахмурилась Анастасия, – мой младший брат Иннокентий пришел в дикий восторг: он давно мечтал о племяннике. А остальные родственники с нами с тех пор не общаются. Но это пустяки. Они и раньше меня не особо жаловали. Родители считали, что я должна занимать какую-нибудь высокую должность в крупной компании. Но разве можно променять всю эту романтику на скучную офисную жизнь?
– Это точно, – кивнул Андрей. – Я тоже никогда не стремился стать офисным клерком. Мне предлагали стать директором музея на Юпитере, но я отказался. Это же можно со скуки помереть.
– Вам стоило взять с собой Афанасия, Настя, – сказал Кемаль Маратович, – мальчику понравилась бы наша экспедиция. К тому же Казахстан – очень красивая страна. Ему стоит увидеть все это: наши горы, степи, озера.
– Когда я уезжала, у него еще не закончился учебный год, – ответила Анастасия. – Зато теперь, когда начались летние каникулы, я воспользуюсь вашим приглашением и привезу Афоню сюда.
Анастасия действительно собиралась через пару дней ненадолго вернуться в Россию.
– Он будет в восторге, – добавила она.
– А с кем он сейчас?
– С моим братом.
– Хорошо, когда есть на кого положиться, – кивнул Кемаль Маратович.
– О Кеше я бы такого не сказала, – улыбнулась Анастасия, – скорее Афанасий приглядывает за ним, чем наоборот.
Настил из бревен оказался гораздо шире в диаметре, чем поначалу предполагали археологи. Ученые все никак не могли добраться до края. Древние строители подогнали бревна так плотно друг к другу, что между ними практически не было зазора.
– Добротная работа, – дивился Кемаль Маратович, – могильщики серьезно подошли к своим обязанностям.
– Может, хотели усложнить работу грабителям? – предположила Анастасия. – Закладывали курган так, чтобы никто не смог в него проникнуть?
– Или наоборот, чтобы никто не смог из него выбраться, – сказал Андрей.
Анастасия и Кемаль Маратович невольно поежились.
Какой-то странный шум, вдруг раздавшийся, как показалось, прямо из-под бревен, прервал беседу.
Земля дрогнула, с краев котлована посыпался песок и мелкие камни. Пара самых любопытных роботов едва не свалилась вниз. С трудом удержав равновесие, они осторожно отошли подальше от края ямы.
– Что это?! – испуганно воскликнул Андрей.
Археологи замерли на своих местах, настороженно …

Читать «Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах» — Гаглоев Евгений Фронтикович — Страница 1 — ЛитМир

Солнце давно закатилось за песчаные холмы, и на степную равнину опустилась непроглядная тьма, но археологи, увлеченные раскопками древнего кургана, и не думали прекращать работу. Площадь раскопок окружало множество светильников, установленных на специальных штативах, неподалеку бесшумно работал генератор, вырабатывающий электрический ток. Роботы-помощники, состоящие в штате археологического института, вышагивали по территории древнего городища, убирали в сторону землю, песок и камни, которые археологи выгребали из кургана.
Работы подходили к концу, старинное захоронение вот-вот должно было показаться из-под земли, и ученых охватил настоящий азарт. Они не хотели останавливаться на достигнутом, торопились поскорее увидеть результаты своих трудов.
Судя по старинным записям, обнаруженным в другом древнем городе, под курганом был похоронен знаменитый черный колдун Хафиз, живший в этих местах более четырех тысяч лет назад. Насыпь имела пятиугольную форму и была больше тридцати метров в диаметре. Верхнюю часть захоронения уже аккуратно убрали лопатами, без применения специальной техники. К такой деликатной работе роботов старались не подпускать. В земляных завалах обнаружились черепки, керамические украшения, фрагменты одежды, украшенные драгоценными камнями, обломки каменных табличек с письменами. Но это были мелочи. Главная находка ждала внизу, и археологи продолжали поиски, несмотря на довольно позднее время.
В команду входили как русские, так и казахские ученые, представители дружественных музеев России и Казахстана.
Руководили группой Анастасия Никитина и Кемаль Маратович Усенбаев.
Анастасия, красивая молодая женщина лет тридцати с пышной гривой рыжих волос и голубыми глазами, работала в Историческом музее Москвы и считалась одним из лучших на Земле специалистов по археологии и старинной письменности. Ее фамилию знали на многих планетах Солнечной системы, ведь по долгу службы Анастасии приходилось помогать не только земным археологам, но и коллегам с Урана, Нептуна, Юпитера и многих других обитаемых миров. Особенно хорошо Анастасии удавалась расшифровка древних шрифтов. Она владела многими старинными языками разных галактических систем и могла бегло общаться даже с жителями планеты Бузияр, чей словарь считался одним из самых сложных среди обитаемых миров.
Кемалю Маратовичу, профессору археологии Центрального государственного музея Казахстана, давно перевалило за шестьдесят, но на пенсию старичок не торопился. Его бодрости и жизнелюбию позавидовали бы и молодые коллеги. Он и пригласил в Казахстан Анастасию, чтобы вместе изучать результаты раскопок.
Анастасия приостановилась, стянула в хвост разметавшиеся волосы. Она вытерла взмокший лоб рукавом рубашки и осмотрелась. За время раскопок она обнаружила несколько наконечников стрел, осколки посуды и целую коллекцию бронзовых фигурок, изображающих различных животных. Казалось бы, ничего особенного, но историкам эти мелочи могли многое рассказать о людях, живших здесь в незапамятные времена.
– Устали, Настя? – спросил Кемаль Маратович. – Можем сделать перерыв.
– Ну что вы, – улыбнулась Анастасия. – Только не сейчас, ведь мы уже так близки. И какая тут усталость, если работа в удовольствие?
Кемаль Маратович понимающе кивнул. Он и сам был таким же неутомимым. За долгие годы работы в алматинском музее он отыскал великое множество древностей, которые украсили многие экспозиции.
Анастасия взяла в руки лопату и аккуратно воткнула ее в землю. Послышался глухой удар.
Ученые переглянулись. Анастасия руками разгребла песок, и они увидели твердую округлую поверхность. Никитина осторожно копнула рядом, и ее лопата вновь уперлась в препятствие.
– Настил из бревен! – воскликнула Анастасия. – Мы дошли до настила.
Несколько человек побросали свою работу и подошли. Роботы-помощники остановились на краю ямы. Они с удовольствием присоединились бы к раскопкам, но их металлические руки не были предназначены для осторожного сметания пыли со старинных хрупких вещиц.
Ученые уже осторожно убирали землю с бревенчатого настила, закрывавшего захоронение. Вскоре под ногами уже была целая площадка из круглых сосновых бревен.
– Они почти окаменели, – заметил один из членов экспедиции, улыбчивый парень по имени Андрей, – об эти бревнышки можно запросто лопату согнуть.
– Тяньшанская сосна, – со знанием дела отметил Кемаль Маратович. – В этих краях она не растет, значит, ее специально сюда привезли. Хафиз был очень знатным человеком.
– К тому же колдуном, – добавил Андрей, – не боитесь, что на нас обрушится его проклятие?
– Мы ведь не в Египте, – улыбнулась Анастасия.
– И живем в двадцать втором веке, – добавил профессор Усенбаев, – стыдно, Андрей, верить в суеверия.
Анастасия склонилась, чтобы помочь Андрею отбросить в сторону пласт дерна. С ее шеи свесился медальон на тонкой золотой цепочке.
– Осторожно, Настя, – предупредил ее Кемаль Маратович, – не потеряйте украшение.
– Не хотелось бы, – кивнула она, убирая медальон.
– Ценная вещь? – спросил Андрей. – Тоже из древностей?
– Ценная, но совсем не в том смысле. – Она достала медальон и открыла его, продемонстрировав Кемалю Маратовичу и Андрею спрятанную в нем фотографию симпатичного светловолосого паренька.
– Это мой сын Афанасий.
– Красавчик, – кивнул Кемаль Маратович. – Сколько ему?
– Уже двенадцать, – с гордостью сказала Анастасия.
– Но он совсем на вас не похож, – отметил Андрей.
– А я его усыновила. Так случилось, что у меня не может быть детей. Но однажды в наш музей привели экскурсию малышей из детского дома. Я увидела Афоньку и уже не могла его забыть. Как он лез ко всем экспонатам, с каким интересом все рассматривал, как слушал экскурсовода. Я сразу поняла, что он прирожденный искатель приключений. Ну а его имя и моя фамилия – разве можно такое проигнорировать? Афанасий Никитин. Мы уже семь лет вместе, и я рада каждому дню, что провела с ним.
– А ваша семья не возражала? – осведомился Кемаль Маратович.
– Да как сказать, – слегка нахмурилась Анастасия, – мой младший брат Иннокентий пришел в дикий восторг: он давно мечтал о племяннике. А остальные родственники с нами с тех пор не общаются. Но это пустяки. Они и раньше меня не особо жаловали. Родители считали, что я должна занимать какую-нибудь высокую должность в крупной компании. Но разве можно променять всю эту романтику на скучную офисную жизнь?
– Это точно, – кивнул Андрей. – Я тоже никогда не стремился стать офисным клерком. Мне предлагали стать директором музея на Юпитере, но я отказался. Это же можно со скуки помереть.
– Вам стоило взять с собой Афанасия, Настя, – сказал Кемаль Маратович, – мальчику понравилась бы наша экспедиция. К тому же Казахстан – очень красивая страна. Ему стоит увидеть все это: наши горы, степи, озера.
– Когда я уезжала, у него еще не закончился учебный год, – ответила Анастасия. – Зато теперь, когда начались летние каникулы, я воспользуюсь вашим приглашением и привезу Афоню сюда.
Анастасия действительно собиралась через пару дней ненадолго вернуться в Россию.
– Он будет в восторге, – добавила она.
– А с кем он сейчас?
– С моим братом.
– Хорошо, когда есть на кого положиться, – кивнул Кемаль Маратович.
– О Кеше я бы такого не сказала, – улыбнулась Анастасия, – скорее Афанасий приглядывает за ним, чем наоборот.
Настил из бревен оказался гораздо шире в диаметре, чем поначалу предполагали археологи. Ученые все никак не могли добраться до края. Древние строители подогнали бревна так плотно друг к другу, что между ними практически не было зазора.
– Добротная работа, – дивился Кемаль Маратович, – могильщики серьезно подошли к своим обязанностям.

Читать «Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах» — Гаглоев Евгений Фронтикович — Страница 1 — ЛитМир

Солнце давно закатилось за песчаные холмы, и на степную равнину опустилась непроглядная тьма, но археологи, увлеченные раскопками древнего кургана, и не думали прекращать работу. Площадь раскопок окружало множество светильников, установленных на специальных штативах, неподалеку бесшумно работал генератор, вырабатывающий электрический ток. Роботы-помощники, состоящие в штате археологического института, вышагивали по территории древнего городища, убирали в сторону землю, песок и камни, которые археологи выгребали из кургана.
Работы подходили к концу, старинное захоронение вот-вот должно было показаться из-под земли, и ученых охватил настоящий азарт. Они не хотели останавливаться на достигнутом, торопились поскорее увидеть результаты своих трудов.
Судя по старинным записям, обнаруженным в другом древнем городе, под курганом был похоронен знаменитый черный колдун Хафиз, живший в этих местах более четырех тысяч лет назад. Насыпь имела пятиугольную форму и была больше тридцати метров в диаметре. Верхнюю часть захоронения уже аккуратно убрали лопатами, без применения специальной техники. К такой деликатной работе роботов старались не подпускать. В земляных завалах обнаружились черепки, керамические украшения, фрагменты одежды, украшенные драгоценными камнями, обломки каменных табличек с письменами. Но это были мелочи. Главная находка ждала внизу, и археологи продолжали поиски, несмотря на довольно позднее время.
В команду входили как русские, так и казахские ученые, представители дружественных музеев России и Казахстана.
Руководили группой Анастасия Никитина и Кемаль Маратович Усенбаев.
Анастасия, красивая молодая женщина лет тридцати с пышной гривой рыжих волос и голубыми глазами, работала в Историческом музее Москвы и считалась одним из лучших на Земле специалистов по археологии и старинной письменности. Ее фамилию знали на многих планетах Солнечной системы, ведь по долгу службы Анастасии приходилось помогать не только земным археологам, но и коллегам с Урана, Нептуна, Юпитера и многих других обитаемых миров. Особенно хорошо Анастасии удавалась расшифровка древних шрифтов. Она владела многими старинными языками разных галактических систем и могла бегло общаться даже с жителями планеты Бузияр, чей словарь считался одним из самых сложных среди обитаемых миров.
Кемалю Маратовичу, профессору археологии Центрального государственного музея Казахстана, давно перевалило за шестьдесят, но на пенсию старичок не торопился. Его бодрости и жизнелюбию позавидовали бы и молодые коллеги. Он и пригласил в Казахстан Анастасию, чтобы вместе изучать результаты раскопок.
Анастасия приостановилась, стянула в хвост разметавшиеся волосы. Она вытерла взмокший лоб рукавом рубашки и осмотрелась. За время раскопок она обнаружила несколько наконечников стрел, осколки посуды и целую коллекцию бронзовых фигурок, изображающих различных животных. Казалось бы, ничего особенного, но историкам эти мелочи могли многое рассказать о людях, живших здесь в незапамятные времена.
– Устали, Настя? – спросил Кемаль Маратович. – Можем сделать перерыв.
– Ну что вы, – улыбнулась Анастасия. – Только не сейчас, ведь мы уже так близки. И какая тут усталость, если работа в удовольствие?
Кемаль Маратович понимающе кивнул. Он и сам был таким же неутомимым. За долгие годы работы в алматинском музее он отыскал великое множество древностей, которые украсили многие экспозиции.
Анастасия взяла в руки лопату и аккуратно воткнула ее в землю. Послышался глухой удар.
Ученые переглянулись. Анастасия руками разгребла песок, и они увидели твердую округлую поверхность. Никитина осторожно копнула рядом, и ее лопата вновь уперлась в препятствие.
– Настил из бревен! – воскликнула Анастасия. – Мы дошли до настила.
Несколько человек побросали свою работу и подошли. Роботы-помощники остановились на краю ямы. Они с удовольствием присоединились бы к раскопкам, но их металлические руки не были предназначены для осторожного сметания пыли со старинных хрупких вещиц.
Ученые уже осторожно убирали землю с бревенчатого настила, закрывавшего захоронение. Вскоре под ногами уже была целая площадка из круглых сосновых бревен.
– Они почти окаменели, – заметил один из членов экспедиции, улыбчивый парень по имени Андрей, – об эти бревнышки можно запросто лопату согнуть.
– Тяньшанская сосна, – со знанием дела отметил Кемаль Маратович. – В этих краях она не растет, значит, ее специально сюда привезли. Хафиз был очень знатным человеком.
– К тому же колдуном, – добавил Андрей, – не боитесь, что на нас обрушится его проклятие?
– Мы ведь не в Египте, – улыбнулась Анастасия.
– И живем в двадцать втором веке, – добавил профессор Усенбаев, – стыдно, Андрей, верить в суеверия.
Анастасия склонилась, чтобы помочь Андрею отбросить в сторону пласт дерна. С ее шеи свесился медальон на тонкой золотой цепочке.
– Осторожно, Настя, – предупредил ее Кемаль Маратович, – не потеряйте украшение.
– Не хотелось бы, – кивнула она, убирая медальон.
– Ценная вещь? – спросил Андрей. – Тоже из древностей?
– Ценная, но совсем не в том смысле. – Она достала медальон и открыла его, продемонстрировав Кемалю Маратовичу и Андрею спрятанную в нем фотографию симпатичного светловолосого паренька.
– Это мой сын Афанасий.
– Красавчик, – кивнул Кемаль Маратович. – Сколько ему?
– Уже двенадцать, – с гордостью сказала Анастасия.
– Но он совсем на вас не похож, – отметил Андрей.
– А я его усыновила. Так случилось, что у меня не может быть детей. Но однажды в наш музей привели экскурсию малышей из детского дома. Я увидела Афоньку и уже не могла его забыть. Как он лез ко всем экспонатам, с каким интересом все рассматривал, как слушал экскурсовода. Я сразу поняла, что он прирожденный искатель приключений. Ну а его имя и моя фамилия – разве можно такое проигнорировать? Афанасий Никитин. Мы уже семь лет вместе, и я рада каждому дню, что провела с ним.
– А ваша семья не возражала? – осведомился Кемаль Маратович.
– Да как сказать, – слегка нахмурилась Анастасия, – мой младший брат Иннокентий пришел в дикий восторг: он давно мечтал о племяннике. А остальные родственники с нами с тех пор не общаются. Но это пустяки. Они и раньше меня не особо жаловали. Родители считали, что я должна занимать какую-нибудь высокую должность в крупной компании. Но разве можно променять всю эту романтику на скучную офисную жизнь?
– Это точно, – кивнул Андрей. – Я тоже никогда не стремился стать офисным клерком. Мне предлагали стать директором музея на Юпитере, но я отказался. Это же можно со скуки помереть.
– Вам стоило взять с собой Афанасия, Настя, – сказал Кемаль Маратович, – мальчику понравилась бы наша экспедиция. К тому же Казахстан – очень красивая страна. Ему стоит увидеть все это: наши горы, степи, озера.
– Когда я уезжала, у него еще не закончился учебный год, – ответила Анастасия. – Зато теперь, когда начались летние каникулы, я воспользуюсь вашим приглашением и привезу Афоню сюда.
Анастасия действительно собиралась через пару дней ненадолго вернуться в Россию.
– Он будет в восторге, – добавила она.
– А с кем он сейчас?
– С моим братом.
– Хорошо, когда есть на кого положиться, – кивнул Кемаль Маратович.
– О Кеше я бы такого не сказала, – улыбнулась Анастасия, – скорее Афанасий приглядывает за ним, чем наоборот.
Настил из бревен оказался гораздо шире в диаметре, чем поначалу предполагали археологи. Ученые все никак не могли добраться до края. Древние строители подогнали бревна так плотно друг к другу, что между ними практически не было зазора.
– Добротная работа, – дивился Кемаль Маратович, – могильщики серьезно подошли к своим обязанностям.

Евгений Гаглоев — Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах | 496 Кб


купить на литрес за 176 руб.
Автор: Евгений Гаглоев
Название: Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах
Другие названия: Афанасий Никитин. Тёмное наследие; Афанасий Никитин и Тёмное наследие
Серия: Афанасий Никитин (Гаглоев)
Номер книги в серии: 1
Год: 2014
ISBN: 978-5-17-081991-1
Аннотация на книгу «Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах»:
Маму 12-летнего Афанасия Никитина похищают при раскопках древнего кургана. Бандиты – группа чудаковатых циркачей из разорившегося цирка-шапито «Золотой треугольник», которые работают на злобного миллионера. Они ищут старинную табличку с указанием места захоронения мифического богатыря.
Чтобы спасти маму, Афанасий ввязывается в самую гущу событий. А помогать в поисках ему будут дерзкая хакерша Ирина и бандитка-акробатка Айгуль, которые не слишком жалуют друг друга…
Доступ к книге ограничен, но вы можете скачать отрывок в формате fb2.

Книга: Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах

Где-то в степях Южного Казахстана
Солнце давно закатилось за песчаные холмы, и на степную равнину опустилась непроглядная тьма, но археологи, увлеченные раскопками древнего кургана, и не думали прекращать работу. Площадь раскопок окружало множество светильников, установленных на специальных штативах, неподалеку бесшумно работал генератор, вырабатывающий электрический ток. Роботы-помощники, состоящие в штате археологического института, вышагивали по территории древнего городища, убирали в сторону землю, песок и камни, которые археологи выгребали из кургана. Работы подходили к концу, старинное захоронение вот-вот должно было показаться из-под земли, и ученых охватил настоящий азарт. Они не хотели останавливаться на достигнутом, торопились поскорее увидеть результаты своих трудов.
Судя по старинным записям, обнаруженным в другом древнем городе, под курганом был похоронен знаменитый черный колдун Хафиз, живший в этих местах более четырех тысяч лет назад. Насыпь имела пятиугольную форму и была больше тридцати метров в диаметре. Верхнюю часть захоронения уже аккуратно убрали лопатами, без применения специальной техники. К такой деликатной работе роботов старались не подпускать. В земляных завалах обнаружились черепки, керамические украшения, фрагменты одежды, украшенные драгоценными камнями, обломки каменных табличек с письменами. Но это были мелочи. Главная находка ждала внизу, и археологи продолжали поиски, несмотря на довольно позднее время.
В команду входили как русские, так и казахские ученые, представители дружественных музеев России и Казахстана.
Руководили группой Анастасия Никитина и Кемаль Маратович Усенбаев.
Анастасия, красивая молодая женщина лет тридцати с пышной гривой рыжих волос и голубыми глазами, работала в Историческом музее Москвы и считалась одним из лучших на Земле специалистов по археологии и старинной письменности. Ее фамилию знали на многих планетах Солнечной системы, ведь по долгу службы Анастасии приходилось помогать не только земным археологам, но и коллегам с Урана, Нептуна, Юпитера и многих других обитаемых миров. Особенно хорошо Анастасии удавалась расшифровка древних шрифтов. Она владела многими старинными языками разных галактических систем и могла бегло общаться даже с жителями планеты Бузияр, чей словарь считался одним из самых сложных среди обитаемых миров.
Кемалю Маратовичу, профессору археологии Центрального государственного музея Казахстана, давно перевалило за шестьдесят, но на пенсию старичок не торопился. Его бодрости и жизнелюбию позавидовали бы и молодые коллеги. Он и пригласил в Казахстан Анастасию, чтобы вместе изучать результаты раскопок.
Анастасия приостановилась, стянула в хвост разметавшиеся волосы. Она вытерла взмокший лоб рукавом рубашки и осмотрелась. За время раскопок она обнаружила несколько наконечников стрел, осколки посуды и целую коллекцию бронзовых фигурок, изображающих различных животных. Казалось бы, ничего особенного, но историкам эти мелочи могли многое рассказать о людях, живших здесь в незапамятные времена.
– Устали, Настя? – спросил Кемаль Маратович. – Можем сделать перерыв.
– Ну что вы, – улыбнулась Анастасия. – Только не сейчас, ведь мы уже так близки. И какая тут усталость, если работа в удовольствие?
Кемаль Маратович понимающе кивнул. Он и сам был таким же неутомимым. За долгие годы работы в алматинском музее он отыскал великое множество древностей, которые украсили многие экспозиции.
Анастасия взяла в руки лопату и аккуратно воткнула ее в землю. Послышался глухой удар.
Ученые переглянулись. Анастасия руками разгребла песок, и они увидели твердую округлую поверхность. Никитина осторожно копнула рядом, и ее лопата вновь уперлась в препятствие.
– Настил из бревен! – воскликнула Анастасия. – Мы дошли до настила.
Несколько человек побросали свою работу и подошли. Роботы-помощники остановились на краю ямы. Они с удовольствием присоединились бы к раскопкам, но их металлические руки не были предназначены для осторожного сметания пыли со старинных хрупких вещиц.
Ученые уже осторожно убирали землю с бревенчатого настила, закрывавшего захоронение. Вскоре под ногами уже была целая площадка из круглых сосновых бревен.
– Они почти окаменели, – заметил один из членов экспедиции, улыбчивый парень по имени Андрей, – об эти бревнышки можно запросто лопату согнуть.
– Тяньшанская сосна, – со знанием дела отметил Кемаль Маратович. – В этих краях она не растет, значит, ее специально сюда привезли. Хафиз был очень знатным человеком.
– К тому же колдуном, – добавил Андрей, – не боитесь, что на нас обрушится его проклятие?
– Мы ведь не в Египте, – улыбнулась Анастасия.
– И живем в двадцать втором веке, – добавил профессор Усенбаев, – стыдно, Андрей, верить в суеверия.
Анастасия склонилась, чтобы помочь Андрею отбросить в сторону пласт дерна. С ее шеи свесился медальон на тонкой золотой цепочке.
– Осторожно, Настя, – предупредил ее Кемаль Маратович, – не потеряйте украшение.
– Не хотелось бы, – кивнула она, убирая медальон.
– Ценная вещь? – спросил Андрей. – Тоже из древностей?
– Ценная, но совсем не в том смысле. – Она достала медальон и открыла его, продемонстрировав Кемалю Маратовичу и Андрею спрятанную в нем фотографию симпатичного светловолосого паренька.
– Это мой сын Афанасий.
– Красавчик, – кивнул Кемаль Маратович. – Сколько ему?
– Уже двенадцать, – с гордостью сказала Анастасия.
– Но он совсем на вас не похож, – отметил Андрей.
– А я его усыновила. Так случилось, что у меня не может быть детей. Но однажды в наш музей привели экскурсию малышей из детского дома. Я увидела Афоньку и уже не могла его забыть. Как он лез ко всем экспонатам, с каким интересом все рассматривал, как слушал экскурсовода. Я сразу поняла, что он прирожденный искатель приключений. Ну а его имя и моя фамилия – разве можно такое проигнорировать? Афанасий Никитин. Мы уже семь лет вместе, и я рада каждому дню, что провела с ним.
– А ваша семья не возражала? – осведомился Кемаль Маратович.
– Да как сказать, – слегка нахмурилась Анастасия, – мой младший брат Иннокентий пришел в дикий восторг: он давно мечтал о племяннике. А остальные родственники с нами с тех пор не общаются. Но это пустяки. Они и раньше меня не особо жаловали. Родители считали, что я должна занимать какую-нибудь высокую должность в крупной компании. Но разве можно променять всю эту романтику на скучную офисную жизнь?
– Это точно, – кивнул Андрей. – Я тоже никогда не стремился стать офисным клерком. Мне предлагали стать директором музея на Юпитере, но я отказался. Это же можно со скуки помереть.
– Вам стоило взять с собой Афанасия, Настя, – сказал Кемаль Маратович, – мальчику понравилась бы наша экспедиция. К тому же Казахстан – очень красивая страна. Ему стоит увидеть все это: наши горы, степи, озера.
– Когда я уезжала, у него еще не закончился учебный год, – ответила Анастасия. – Зато теперь, когда начались летние каникулы, я воспользуюсь вашим приглашением и привезу Афоню сюда.
Анастасия действительно собиралась через пару дней ненадолго вернуться в Россию.
– Он будет в восторге, – добавила она.
– А с кем он сейчас?
– С моим братом.
– Хорошо, когда есть на кого положиться, – кивнул Кемаль Маратович.
– О Кеше я бы такого не сказала, – улыбнулась Анастасия, – скорее Афанасий приглядывает за ним, чем наоборот.
Настил из бревен оказался гораздо шире в диаметре, чем поначалу предполагали археологи. Ученые все никак не могли добраться до края. Древние строители подогнали бревна так плотно друг к другу, что между ними практически не было зазора.
– Добротная работа, – дивился Кемаль Маратович, – могильщики серьезно подошли к своим обязанностям.
– Может, хотели усложнить работу грабителям? – предположила Анастасия. – Закладывали курган так, чтобы никто не смог в него проникнуть?
– Или наоборот, чтобы никто не смог из него выбраться, – сказал Андрей.
Анастасия и Кемаль Маратович невольно поежились.
Какой-то странный шум, вдруг раздавшийся, как показалось, прямо из-под бревен, прервал беседу.
Земля дрогнула, с краев котлована посыпался песок и мелкие камни. Пара самых любопытных роботов едва не свалилась вниз. С трудом удержав равновесие, они осторожно отошли подальше от края ямы.
– Что это?! – испуганно воскликнул Андрей.
Археологи замерли на своих местах, настороженно прислушиваясь.
– Может, отголосок какого-то дальнего землетрясения? – предположил Кемаль Маратович. – Порой здесь такое случается.
Но судя по выражению лица, он сам не очень-то верил в свое объяснение. Разговоры над вскрытым курганом смолкли, тишину нарушало лишь тихое попискивание передатчиков роботов.
– Давайте продолжим, – наконец сказала Анастасия. – Чего нам опасаться? Мы ведь не в горах.
Она воткнула острие лопаты между двумя бревнами.
И земля вдруг снова содрогнулась. Лампы вокруг кургана закачались на штативах, несколько светильников повалились на землю. Роботы взволнованно застрекотали.
– Не нравится мне все это, – тихо произнес Андрей.
Мгновение стояла полная тишина, а затем деревянный настил под ногами археологов вдруг резко ухнул вниз, и несколько человек с громкими криками упали в образовавшийся провал.
Анастасия, Андрей и Кемаль Маратович, не удержавшись на ногах, упали на раскатившиеся бревна.
В то же мгновение на краю котлована возникла высокая фигура в длинном черном плаще, развевавшемся на ветру, словно гигантские крылья. Звонкий женский голос выкрикнул что-то неразборчивое, срываясь на шипящие и свистящие звуки.
Археологи изумленно уставились вверх, на странную фигуру. А песок под их ногами начал тем временем шевелиться.
Раздались громкие крики, и рабочие попытались выбраться из ямы, но она оказалась слишком глубокой. Люди карабкались по бревнам, цеплялись руками за осыпающиеся края котлована.
Женщина в черном запрокинула голову и громко расхохоталась.
Земля в могильнике вдруг стала мягкой и податливой. Теперь яма кишела змеями. Десятки, сотни змей выползали из захоронения прямо под ноги археологам, их скользкие извивающиеся тела блестели в свете фонарей. А от громкого шипения кровь стыла в жилах.
Анастасия легко запрыгнула на покосившееся бревно и начала карабкаться наружу. Встреча с ядовитыми рептилиями не входила в ее планы. Но тут она вспомнила о Кемале Маратовиче. Старику нужно помочь, самому ему трудно выбраться.
Она повернулась и увидела, как он взбирается на бревно за ее спиной.
– Кемаль Маратович, – крикнула Анастасия. – Давайте руку. – И протянула ему ладонь.
Тот с благодарностью потянулся ей навстречу. Андрей двигался за ним, помогая профессору взобраться повыше.
Роботы засуетились на поверхности котлована, бросились за стремянками и веревками. Женщина в черном не обращала на них никакого внимания. Она смотрела лишь на Анастасию. За спиной незнакомки вдруг возникло еще три черных силуэта. Один был таким высоким и толстым, что остальные рядом с ним казались карликами.
В этот момент генератор заглох и перестал работать. Светильники вокруг кургана погасли, площадь раскопок погрузилась в непроглядную тьму. Только крики археологов и шипение змей звучали теперь над темной степью.
Глава 2 Ужасная новость
РњРѕСЃРєРІР°
– Попались, мелкота?! Сейчас я вам покажу, где раки выходные проводят. Гулкие шаги загрохотали по узкому коридору. Щенки в клетках, расставленных вдоль стен, маленькие дрожащие пушистые комочки, жались друг к другу и испуганно скулили. Афанасий и сам бы сейчас с удовольствием стал маленьким, таким, чтобы можно было забиться в какую-нибудь щель и остаться незамеченным. Но увы.
Сейчас Собачник его поймает, и он получит по полной программе…
А как хорошо все начиналось.
Ну, не совсем хорошо… Сема, одноклассник и закадычный друг Афанасия, прибежал к нему весь в слезах. Домашний робот его родителей Меллоний катился следом с самым обескураженным видом, если только у робота может быть обескураженный вид. Робот был маленький и толстенький, как и сам Сема, и точно так же размахивал своими пластиковыми ручками.
Афанасий решил, что Сема опять получил на орехи от местных хулиганов, такое и раньше частенько случалось. Но сегодня дело оказалось в другом.
– Тошка пропал! – всхлипнул Сема. – Я весь двор обыскал, его нигде нет.
– Как пропал?! – удивился Афанасий.
Тошкой звали собачку Семы, потешного щенка неопределенной породы, которого другу подарили родители. Афанасий, Сема и Меллоний частенько играли с ним во дворе. Тошка оказался очень смышленым щенком, он умел подавать лапку и приносить мячики и палки, которые мальчишки ему бросали. А когда надоедало играть, он принимался кусать их за ноги, и они удирали от него по всему двору, веселя местных старушек.
И теперь он пропал?!
Афанасий быстро собрался, они отправили Меллония домой, а сами побежали на улицу. Время уже было позднее, но Афанасию никто не стал делать замечания. Его мама работала на раскопках где-то в Казахстане, а дядя Кеша отдыхал с друзьями на турбазе у орбиты Меркурия. Он недавно познакомился с очередной девушкой и всерьез рассчитывал, что из этого что-то выйдет.
Еще за мальчиком приглядывала Оксана Игоревна, соседка по площадке, но сейчас она со своим роботом наверняка смотрела любимый сериал, а в такие моменты она забывала обо всем на свете. Афанасий так и представлял себе эту картину: тетя Оксана пускает слезу, наблюдая за горестями главной героини, а ее робот Игнасий услужливо подает ей бумажные носовые платочки.
Им сейчас явно не до него.
Выбежав из подъезда, Афанасий осмотрелся по сторонам. Несколько аэромобилей взмыли в воздух с ближайшей стоянки, должно быть, соседи отправились на дачи. Знакомые бабушки гуляли со своими домашними роботами, обсуждая последние новости. Но ни одной собаки в окрестностях не наблюдалось.
– Где ты его в последний раз видел? – спросил Афанасий у Семы.
Сема тихонько поскуливал и размазывал по пухлым щекам слезы.
– Мы вышли к спортивной площадке, – начал вспоминать он. – Я вспомнил, что забыл дома видеофон. В другое время я отправил бы за ним Меллония, но он остался в квартире – подзаряжал аккумуляторы. Ну, я привязал Тошкин поводок к стойке турника и вернулся домой. А когда вышел, его уже не было.
– Идем к турнику, – скомандовал Афанасий, и они побежали к спортивной площадке.
Афанасий никогда не терял присутствия духа, в отличие от того же Семы. Как и его мама, он всегда оставался собранным, спокойным и рассудительным. Можно, конечно, забиться в истерике, но кому это поможет? Уж точно не пропавшему Тошке.
Площадка представляла собой нагромождение качелей, турников, лестниц и рукоходов, сваренное из блестящих металлических трубок. На перекладинах и канатах раскачивались, болтались, и висели вниз головой ребята из соседних домов. В сторонке на скамеечках сидели их роботы и наблюдали за происходящим.
– Эй, вы тут Тошку не видели? – обратился к ребятам Афанасий.
Мальчишки и девчонки отрицательно покачали головами.
Олеся Кузевич из соседнего двора спрыгнула с качелей и приземлилась рядом с Афанасием. Давным-давно, месяц назад, Афанасий думал, что без ума влюблен в нее, но потом оказалось, что Олесю больше всего интересуют вкладыши от жвачек, и его влюбленность тут же улетучилась. Теперь они просто дружили.
– Когда мы пришли, Тошки здесь не было, – сказала Олеся, – но мы видели фургон Собачника, он как раз поворачивал за угол. Наверное, этот противный дядька его и забрал.
Сема взвыл в полный голос. Он совершенно не умел держать себя в руках и чуть что принимался реветь. За это многие ребята дразнили его плаксой и ревой-коровой. Но Афанасий к таким не относился. Они с Семой дружили уже семь лет, с того самого дня, как мама привезла Афанасия из детского дома. И он всегда знал, как успокоить друга.
Афанасий схватил Сему за руку и потащил за собой.
– Куда? – сразу прекратил реветь Сема.
– В собачий питомник. Тошку увезли туда.
– Но ведь это далеко, – уперся Сема, – в другом районе.
– Ты хочешь спасти собаку или нет? – воскликнул Афанасий.
Сема молча кивнул, и они побежали к собачьему питомнику.
Это было унылое серое строение на самой окраине города, вдали от жилых домов. Длинное приземистое одноэтажное здание с плоской крышей, зарешеченными окнами и лишь одной железной дверью, окруженное трехметровым сетчатым забором.
Здесь командовал Собачник – огромный злобный тип, постоянно щеголявший в телогрейке и ватных штанах, – чтобы не покусали пойманные собаки. От Собачника за километр пахло перегаром и табачным дымом, его боялись и ненавидели все ребята окрестных районов. Поговаривали, что он отлавливает не только бродячих собак, но и домашних, оставленных без присмотра. А потом ищет в газетах объявления о пропаже и возвращает питомцев, но только за большие деньги.
Вымогатель и шантажист, вот кем был Собачник. В его питомнике всегда томилось несколько десятков пойманных и украденных собак. Часть из них забирали обрадованные хозяева, а какая участь ждала остальных – об этом страшно было даже подумать.
Афанасий и Сема подобрались к ограде вплотную и спрятались за мусорными баками. Прежде чем бросаться в атаку, Афанасий хотел изучить обстановку.
Фургон Собачника, ржавая шестиколесная колымага, стоял во дворе с выключенным мотором, значит, и хозяин находился где-то неподалеку. Из строения доносился лай, вой и тоскливое поскуливание. От этих звуков мальчишкам стало не по себе. Где-то там, должно быть, сидит и перепуганный Тошка, скучающий по своему непутевому хозяину.
Роботов-охранников Собачник не держал. Мальчикам это было на руку.
– Ну все, – не вытерпел Афанасий. Он вскочил и зашагал к воротам, – пойдем.
– Просто так войдем и все?! – ужаснулся Сема.
– А ты хочешь сплясать ему приветственный танец? Этот человек украл твою собаку. На Тошке был ошейник и поводок, он не имел права его забирать. Попробуем договориться по-хорошему, а если нет…
– И что тогда? – спросил Сема.
Афанасий осекся.
– Об этом я еще не подумал, – признался он, – но будем действовать по обстоятельствам.
Мальчишки вошли во двор питомника и направились к железной двери. В этот момент она сама распахнулась, и навстречу им вышел Собачник собственной персоной.
Сема застыл на месте и тихонько ойкнул. Казалось, он сейчас свалится в обморок от страха.
Афанасий же расправил плечи и гордо вскинул голову. Ему частенько говорили, что он выглядит старше своего возраста. Может, ему удастся запугать Собачника?
Хозяин питомника не сразу заметил мальчишек. Он говорил с кем-то по видеофону, держа его перед собой и близоруко щурясь в миниатюрный экран.
– Да-да, ваша такса у меня, – самодовольно сказал он. – Вопрос в том, сколько вы готовы заплатить.
Из видеофона послышался расстроенный женский голос. Слов Афанасий не разобрал, но, наверное, она назвала сумму.
– Всего-то? – Собачник противно засмеялся. – Я думал, вы подороже цените своего любимца. Три тысячи минимум, иначе я с вами больше не разговариваю.
Женщина снова что-то пискнула.
– Вот. Это совсем другое дело. Говорите адрес, я доставлю вам шавку в целости и сохранности.
Как видно, его бизнес процветал.
Афанасий громко прокашлялся. В этот момент Собачник наконец разглядел его и Сему. Он тут же убрал видеофон в карман телогрейки и нахмурил свои всклокоченные брови.
– А вы еще кто такие?! Откуда здесь взялись?!
Афанасий старался выглядеть бесстрашным, но перед этим детиной почти двухметрового роста ему это плохо удавалось. Сема на всякий случай спрятался за его спиной и притих.
– Мы потеряли щенка, – начал Афанасий. – Он маленький и черный, на нем поводок. Вы его не находили?
– А если и так?! Что тогда? – прорычал Собачник.
– Мы бы хотели его забрать.
– А больше вы ничего не хотели?! – Собачник засмеялся, оскалив редкие желто-коричневые зубы. – Я тут, понимаешь, мотаюсь по всей Москве, не жалея себя и машины, чтобы собирать всяких дворняжек. Иногда даже не обедаю вовремя. А это вредно для моего организма.
Глядя на его пузо, Афанасий сильно сомневался в правдивости его слов.
– И все ради того, чтобы эти собаки ни на кого не напали. Ну или не потерялись… А вы тут заявляетесь и просто так хотите его забрать?! А как же мои хлопоты? – заявил Собачник. – Мое время и мои затраты?! Да и зарплата у меня копеечная, кручусь как белка в колесе.
– К чему вы клоните? – нахмурился Афанасий.
– Хотите свою шавку обратно, платите. Три тысячи.
Афанасий и Сема в ужасе переглянулись. Откуда у них такие деньги?!
– Я все маме расскажу, – попытался угрожать Сема.
Собачник еще больше развеселился.
– Испугал. Я и мамаше твоей то же самое скажу.
– А мы в полицию обратимся, – не унимался Сема.
– Ой-ой-ой, – Собачник помахал руками в воздухе, – страшный дядька-полицейский испугает меня до потери пульса. А какие у вас доказательства? Может, я вашу собаку в глаза не видел. Обратитесь в полицию – я вашего щенка в канаве утоплю, – хмыкнул он. – Так что топайте за деньгами, пока я окончательно не разозлился.
Афанасий потрясенно вскинул брови.
– Вы очень плохой человек, – сказал он.
– Зато деньжата у меня всегда водятся, – ответил Собачник, подбоченившись. – А теперь проваливай отсюда, блондинчик. И без денег не возвращайтесь, иначе худо будет вашему щенку.
Он развернулся, вошел в питомник, и дверь за ним с грохотом захлопнулась. Афанасий и Сема даже подскочили от неожиданности.
– И что теперь? – убитым голосом поинтересовался Сема. – Мои родители ни за что не дадут мне такие деньги. Они скорее меня самого продадут, если я об этом заикнусь. Отправят на Плутон, в закрытую школу для мальчиков.
Родители Семы были учеными и постоянно пропадали на симпозиумах и семинарах на других планетах. Если бы не бабушка, которая присматривала за мальчишкой, Сему давно бы отдали в какое-нибудь закрытое учебное заведение.
– Не переживай. – Афанасий хлопнул его по плечу. – У меня есть план.
Они снова спрятались за мусорными баками, стоявшими по ту сторону ограды.
– Он сейчас повезет таксу ее владельцам, – произнес Афанасий. – Ты же слышал. Воспользуемся случаем и заберемся в питомник.
– О! – только и смог произнести Сема.
Не прошло и пяти минут, как Собачник вышел из строения. В его руках они увидели небольшой шевелящийся мешок. Он грубо бросил сверток на землю, тот испуганно взвизгнул. Затем Собачник закрыл дверь и запер ее на огромный висячий замок. Убрав ключ в карман, подхватил мешок и зашагал к своему фургону.
Вскоре грузовик, громко фырча и дребезжа, словно трясущееся ведро с гайками, выехал со двора и покатился прочь. Почти все жители мегаполиса давно пользовались аэромобилями, они носились по воздуху на порядочной высоте, не мешая пешеходам. Но Собачник предпочитал ездить по асфальту.
Иначе как бы он смог отлавливать бедных собачек?
Афанасий и Сема припали к земле, когда шестиколесный фургон проехал мимо, немного переждали, а затем бросились к зданию.
Сначала Афанасий планировал попасть внутрь через одно из окон, но оказалось, что абсолютно на всех, даже самых маленьких, установлены решетки. Стекла настолько потемнели от грязи, что сквозь них невозможно было что-то разглядеть. Оставалась только дверь.
Но как быть с замком?
– Церемониться не будем, – твердо сказал Афанасий.
Он огляделся по сторонам и увидел валявшийся у самой ограды короткий железный прут. В кинофильмах воры всегда ломали замки похожими приспособлениями, называя их «монтировкой» или «фомкой».
Афанасий подобрал прут, подсунул его под дужку замка и навалился на железку всем своим весом. Замок с треском развалился. Мальчик толкнул дверь и с довольным видом повернулся к Семе.
– Да ты настоящий профессионал! – восхитился Сема. – С тобой можно на всякие ограбления ходить.
– Если только ты от страха штаны не потеряешь, – улыбнулся Афанасий.
Они вошли в питомник.
Длинный темный проход тянулся через все строение. По обе стороны от него стояло множество клеток, в которых сидели собаки разных пород и размеров. Они тут же подняли оживленный лай, надеясь привлечь к себе внимание мальчишек. Тут были и таксы, и болонки, и пудели, и терьеры. Афанасий никогда не видел столько собачек сразу, собранных в одном месте. Они гавкали и жалобно скулили, бросаясь на решетки.
Ни в одной из клеток мальчики не увидели тарелок для еды. Собачник, видимо, морил своих подопечных голодом. Афанасия даже затрясло от негодования.
Сема медленно двинулся по коридору, разглядывая маленьких пленников.
Щенки сидели отдельно от взрослых собак, сразу по пять-шесть в одной клетке. Они прыгали и залезали друг на друга, тянулись к мальчишкам мордочками и громко попискивали. Сердце Афанасия сжалось от жалости и умиления. В одной из клеток они увидели и Тошку. Песик едва не обезумел от радости, узнав Сему. Казалось, его хвостик сейчас оторвется, так энергично он им размахивал.
– Тошка! – воскликнул Сема.
Он упал рядом с клеткой на колени и просунул руки между прутьями.
Тошка и четверо его «сокамерников» тут же начали его облизывать и тыкаться в ладони мокрыми носами.
На дверце клетки висел небольшой канцелярский замок. На всех клетках виднелись похожие запоры.
Афанасий вернулся к входной двери за прутом и свернул дужку замка.
– Мы же не оставим остальных этому ужасному типу? – спросил Сема. – Он заморит их голодом.
– Не оставим, – согласился Афанасий.
Он двинулся вдоль клеток, выламывая дужки замков. Освобожденные собаки ринулись на свободу. Некоторые подскакивали к мальчикам и ластились к ним, другие бросились на улицу, желая поскорее вернуться к хозяевам.
Оставалось еще несколько клеток, где сидели самые маленькие собачки, когда со двора вдруг послышался звук подъезжающего фургона.
Афанасий и Сема в ужасе переглянулись.
Хлопнула железная дверь, и тут же раздался яростный вопль Собачника.
– Что такое?! Это что тут творится?!
Собаки бросились врассыпную.
Собачник забежал в строение, увидел мальчишек, и его и без того жуткая физиономия перекосилась от ярости.
Сема и Афанасий порядком струхнули.
– Ах вы поганые сопляки! – выдохнул Собачник. – Решили сорвать мне весь заработок?! Ну, это выйдет вам боком.
Его сапоги загрохотали по деревянному полу. Афанасий так и замер с прутом в руках. На всякий случай он принял угрожающий вид и размахнулся. Но Собачник только засмеялся.
Он оттолкнул его в сторону, и Афанасий кувырком покатился по коридору. Собачник протянул руку и схватил Сему за шиворот.
Мальчик испуганно вскрикнул, а Тошка издал грозное рычание и впился зубами в грязные пальцы. Собачник завопил от боли и отдернул руку. Но тут же схватил Сему другой рукой и зашвырнул в ближайшую клетку. Сема свалился на пол и щенки облепили его со всех сторон.
Собачник захлопнул дверцу, вставил в петли обломанную дужку замка, затем обернулся к Афанасию.
– Что, блондинчик, поиграл в героя и будет, – рявкнул он. – Попались, мелкота?! Сейчас я вам покажу, где раки выходные проводят.
И он бросился на Афанасия.
Афанасий застыл посреди коридора, не сводя глаз с быстро приближающегося Собачника.
Кого видел перед собой этот грозный тип? Обычного мальчишку, худенького, но крепкого, с взлохмаченными светлыми волосами. Откуда ему было знать, что Афанасий уже несколько лет занимается в секции тэквондо местного спортивного центра. Мама записала его в группу, чтобы Афанасию, которого с детства все считали гиперактивным, было на что расходовать свою кипучую энергию. Драться вне ринга мальчик не особо любил, предпочитая решать конфликты мирным путем, но сейчас случай не особо располагал к переговорам.
Собачник подскочил к нему и размахнулся огромным кулаком.
Афанасий схватил его за запястье, быстро проскользнул между широко расставленных ног, оказавшись за его спиной, а затем резко дернул за руку. Детина с громким воем перекувырнулся в воздухе через голову и с грохотом обрушился на деревянный настил. Собачьи клетки так и подпрыгнули на своих местах.
Афанасий рванул к Семе и выпустил приятеля из клетки.
– Бежим! – крикнул он.
Сему не нужно было просить дважды. Он схватил Тошку и еще парочку щенков, прижал их к груди и понесся к выходу.
Афанасий мимоходом посшибал замки с оставшихся клеток, выпустив остальных четвероногих узников.
В это время Собачник грузно поднялся на ноги.
– Ах ты маленький поганец! – взревел он. – Думаешь, я тут шутки шутить собираюсь?! Да я на Марсе в десантных войсках служил, пока меня не выгнали.
Громко топая сапогами, он побежал за Афанасием.
Мальчик и без того был порядком напуган, но когда детина попытался изобразить прием рукопашного боя, и вовсе оторопел. Собачник вскинул ногу и ударил в ближайшую клетку, свалив ее на пол. Он хотел достать до Афанасия, но оказался слишком неповоротливым.
– Ничего, сейчас я разогреюсь, – пропыхтел Собачник.
Афанасий не собирался ждать, пока тот разомнется. Мальчик вскочил на клетку, взмыл с нее к потолку и повис на одной из перекладин, поддерживающих крышу.
Раскачавшись, он резко ударил обеими ногами в грудь Собачника. Детина с жутким треском грохнулся на пол, сверху на него свалилось несколько клеток.
Афанасий спрыгнул на пол рядом и побежал к двери.
Собачник начал ворочаться и громко ругаться, но клетки, придавившие его к полу, не давали пошевелиться. Наружу торчали лишь плечи злодея и его бритая голова.
– Спасите-помогите! – завопил Собачник. – Грабят. Караул…
Афанасий остановился на пороге и взглянул на поверженного злодея. Тот все никак не мог выбраться из-под клеток.
В этот момент к Собачнику подбежало несколько щенков, они окружили его голову и одновременно подняли задние лапки. Послышалось журчание, а затем истошный вопль и фырканье. Афанасий не сдержался и захохотал.
Он выбежал во двор, где его дожидался Сема с Тошкой на руках.
Громко смеясь, мальчишки побежали прочь. А вдогонку им неслись приглушенные ругательства.
– Собак мы выпустили, – отсмеявшись, сказал Сема, – но он ведь может их снова переловить. И опять станет над ними издеваться.
– А мы про него Олеськиной маме расскажем, – ответил Афанасий, – она в газете работает, пусть напишет про него статью.
– Это хорошая мысль, – согласился Сема. Он вдруг слегка поежился.
– Испугался?
– Нет, немного замерз. Хотя в питомнике страшно было. Зато такое приключение. Я так давно хотел поучаствовать в чем-то этаком.
– Тебе не хватает приключений?
– Естественно, – кивнул Сема. – Тебе хорошо, твои мама и дядя постоянно таскают тебя с собой по всяким экспедициям. Вы на стольких планетах побывали. А я все время сижу дома с бабушкой и кроме Луны нигде не был. Вот вырасту, стану космическим пилотом, тогда уже ты будешь мне завидовать.
– Ладно, – согласился Афанасий.
Скоро они подошли к дому. Мальчишки жили в одном подъезде, Сема на третьем этаже, Афанасий на пятом. Меллоний уже ждал их у подъезда. Он обхватил Тошку и радостно закружился с ним на месте. Затем поспешил к лифту и нажал кнопку вызова.
Афанасий и Сема вошли в кабину.
– Так у тебя сейчас дома никого? – спросил Сема. – Если хочешь, пойдем ко мне. Будем всю ночь играть на компьютере. Или общаться с мальчишками и девчонками из лунных поселков. Они сняли видеофильм о своих домашних животных с Луны, обещали скоро выложить в Интернете.
– Я подумаю, – пообещал Афанасий.
– А что тут думать-то? Жутко небось одному в такой огромной квартире.
– Да я уже привык, – пожал плечами Афанасий.
Семейство Никитиных занимало двухъярусную квартиру, в которой было пять комнат и большая столовая. Апартаменты больше напоминали музей. Из командировок Анастасия привозила диковинные сувениры и расставляла их по полкам многочисленных шкафов. Дядя Кеша любил читать, поэтому в одной из комнат была устроена библиотека. Полки, заставленные книгами, тянулись от пола до высокого потолка. Из просторной гостиной можно было выйти на широкий балкон, где был устроен настоящий цветник из декоративных растений. С потолков свисали модели самолетов, по углам комнат стояли статуэтки с разных планет и из разных стран мира, на стенах висели большие карты, ритуальные маски и портреты известных путешественников и исследователей. Афанасий жил в необычной квартире, а его мама и дядя были необычными людьми.
– Все равно приходи, – не унимался Сема, – мы же на каникулах. Можно всю ночь не спать.
– А может, и приду, – немного подумав, сказал Афанасий. – Только скажу Оксане Игоревне, чтобы меня не теряла.
Сема кивнул, они с Меллонием вышли из лифта и направились к своей двери. Тошка весело тявкнул Афанасию на прощание.
Афанасий поднялся еще на пару этажей и вдруг увидел, что дверь его квартиры открыта настежь.
«Воры», – сразу решил Афанасий. Воспользовались тем, что дома никого нет, и решили поживиться чужим добром.
Но он тут же отбросил эту мысль. Дверь соседской квартиры тоже оказалась открытой. Скорее всего, Оксана Игоревна досмотрела наконец свои сериалы и решила его проведать.
Он не ошибся, соседка как раз выбежала ему навстречу.
Оксана Игоревна была невысокой и слегка полненькой женщиной лет сорока. Она любила посмеяться и посплетничать, обладала добрым сердцем и всегда была готова помочь.
Но сегодня она выглядела обеспокоенной.
– Нафаня! – воскликнула она. – Вот ты где. Я уже тебя обыскалась.
Нафаней Афанасия звали только мама и Оксана Игоревна. Ему не особо нравилось это прозвище, но он не возражал. Дядя Кеша иногда звал его Афанас, это звучало куда неприятнее. Почти как ананас.
– Что-то случилось? – обеспокоенно спросил Афанасий. Уж больно растрепанной она казалась.
Оксана Игоревна положила обе руки ему на плечи.
– Крепись, мой мальчик, – печально сказала она. – В новостях только что передали…
– Что?! – забеспокоился Афанасий.
– Твою маму похитили.
Афанасий остолбенел. Игнасий вкатился в квартиру и с готовностью протянул мальчику бумажный платочек.
– На их исследовательскую группу в Казахстане напали бандиты, – продолжила Оксана Игоревна. – Точно пока ничего не известно… О выкупе тоже никто не говорил… Я уже сообщила твоему дяде, он скоро приедет. Но ты не беспокойся. Все будет хорошо, вот увидишь…
Она говорила и говорила, не умолкая, но Афанасий ее уже не слышал.
Его маму похитили. Ничего другого он сейчас просто не мог воспринимать.
Глава 3 Кемаль Маратович рассказывает подробности
Ошеломленный Афанасий сидел на диване в гостиной, а вокруг творилось что-то невообразимое.
В считаные минуты квартира наполнилась какими-то незнакомыми людьми в полицейской форме. Были и люди в штатском. Приехали двое следователей, он запомнил лишь их фамилии – Поплавский и Телицын. Прибыли специалисты из криминалистической лаборатории. Они установили на их домашний видеофон прослушивающее устройство, обыскали мамин рабочий кабинет, просмотрели библиотеку дяди Кеши и его коллекцию сабель и рапир. Кеша в детстве занимался фехтованием и с тех пор коллекционировал холодное оружие. Затем полицейские принялись изучать модели самолетов и космических кораблей, висевшие под потолком.
Афанасий с трудом понимал, что происходит и зачем они все это делают. Маму похитили не здесь, а в далеком Казахстане. Чем им мог помочь обыск в квартире Никитиных?
Пока полицейские разговаривали с Оксаной Игоревной, Игнасий предлагал всем платочки, и соседка наконец отправила его домой. Но робот вскоре вернулся и начал предлагать всем успокоительные капли.
В это время в кармане Афанасия запиликал видеофон. Все разговоры в гостиной смолкли. Следователь Поплавский, словно коршун, подскочил к Афанасию.
– Кто это звонит?! – воскликнул он.
Мальчик вытащил видеофон. На дисплее высветилась фотография дяди Кеши, – он тогда скорчил потешную рожу и надел на голову рогатый шлем викингов.
– Это мой дядя, – ответил Афанасий.
Следователь тут же потерял к нему интерес и вернулся к соседке.
Афанасий включил связь. Смешной снимок на экране сменился обеспокоенным лицом дяди Иннокентия.
– Афонька, ты как? – встревоженно спросил Кеша. – Держишься?
– Пытаюсь, – ответил мальчик.
– Не вешай нос. Все будет в порядке, вот увидишь, – пообещал дядя. – Я уже в зале космопорта, скоро объявят посадку. Завтра вечером буду на Земле. Следователи уже что-то выяснили?
– Пока нет.
Кеша уныло вздохнул, но тут же постарался принять сосредоточенный вид.
– Ладно, не унывай, – твердо сказал он, – мы Никитины, а значит, со всем справимся.
Он отключил видеосвязь.
Афанасий ухмыльнулся. Дяде Кеше недавно стукнуло двадцать семь лет, пора бы уже браться за ум, но таких раздолбаев, как он, еще свет не видывал. Кеша увлекался археологией и прочел много умных книг, да только его отчислили из всех институтов, где он когда-либо пытался учиться. Его куда больше интересовали разные гулянки и вечеринки, нежели учеба. Кеша был веселым, бесшабашным и легкомысленным. И иногда Афанасию казалось, что это он в отсутствие мамы присматривает за непутевым дядькой, а не наоборот.
Он вспомнил, как Кеша собирался в свою поездку. Сборы заключались в том, что Афанасий собирал дяде сумку, укладывая в нее самые необходимые для отдыха вещи, а Кеша валялся на диване, задрав длинные ноги к потолку, и разглядывал фотографию своей новой подружки.
– Ты только глянь, какая красотка, Афанас! – воскликнул он. – Ну и что, что ее кожа голубого оттенка, у них на Венере все такие. Я столько времени пытался с ней познакомиться и вот наконец наша банда решила полететь на эту турбазу. Она тоже там будет, и я уж своего не упущу.
– А что сказать, если мама позвонит? – поинтересовался Афанасий, пытаясь застегнуть молнию набитой сумки. – Она ведь думает, что ты за мной приглядываешь…
Кеша соскочил с дивана и присел рядом с мальчиком.
– Пусть и дальше так думает! – воскликнул он. – Ты ведь понимаешь, как много для меня значит этот полет?!
– Конечно, – заверил его Афанасий.
– Скажешь Анастасии, что я глаз с тебя не спускаю. А сейчас, мол, вышел в магазин за продуктами. Кстати, вот. – Кеша выложил на журнальный столик несколько пластиковых карточек. – Здесь тебе на неделю должно хватить, – заявил он. – Если не спустишь все на сладости, кино и игральные автоматы.
Афанасий не любил обманывать, но и дядю подставлять не хотел. Анастасия иногда так отчитывала Кешу, что мальчику его даже жалко становилось. Он пообещал ему, что успокоит маму, если та будет звонить.
А теперь ее кто-то похитил…
Афанасий предпочел бы рассказать ей про ее непутевого брата, только бы все оставалось как прежде.
Следователь Телицын проверял какой-то очередной хитроумный прибор, подключенный к домашнему видеофону Никитиных. Афанасий знал, что это прослушка, а может, и определитель номера, но не понимал, зачем они ее тут установили. Надеются, что похитители из Казахстана будут звонить сюда?
И чего ради кто-то вообще похитил маму? Семья Никитиных, конечно, не бедствовала, но они были далеко не богатыми людьми.
– Сеанс видеосвязи с алматинским музеем, – объявил вдруг один из криминалистов. Он установил на стол гостиной ноутбук и подключил его к Интернету.
Следователь Поплавский подошел к столу. Не прошло и секунды, как монитор засветился, и на нем возникло чье-то лицо.
– Добрый вечер, – сказал человек с экрана.
Афанасий привстал на диване, чтобы получше его разглядеть. Он увидел старичка азиатской внешности с озабоченным выражением лица. Его лоб был заклеен полоской белого пластыря, на щеке виднелась глубокая царапина, замазанная йодом.
– Представьтесь, пожалуйста, – обратился к нему Поплавский.
– Кемаль Маратович Усенбаев.
Афанасий едва не подскочил. Это же тот самый профессор, с которым на раскопках работала его мама.
– Вы свидетель похищения? – уточнил следователь.
– Да, – кивнул старик. – Я лишь хотел узнать о последних новостях. Похитители еще не потребовали выкуп?
– Нет, мы как раз ждем, что они позвонят, – сказал Поплавский, – может, расскажете нам, что случилось?
– Но я уже сообщил обо всем, что знаю, нашим представителям власти…
– Они пока не связались с нами. Похоже, нам вместе придется работать над этим делом, так что любая информация может оказаться полезной.
– Ну хорошо, – согласился Кемаль Маратович. – Я работаю в Алматинском государственном музее. Совместно с вашими учеными мы производили раскопки древнего кургана. Наши музеи давно дружат, и Анастасия с радостью согласилась помочь нам в работе. И вот во время раскопок на нас напали какие-то люди…
– Вы сумели их разглядеть? – спросил Поплавский.
– Нет, – покачал головой старик. – Видите ли, перед самым нападением случилось еще кое-что. Бревенчатый настил захоронения провалился. Оказалось, что курган – настоящее змеиное гнездо. Несколько десятков ядовитых тварей набросилось на нас, мы едва с ума не сошли от страха. Этой суматохой и воспользовались похитители. Мы пытались выбраться из котлована. Несколько человек пострадали, кто-то во время падения, кто-то от укусов змей. Слава Всевышнему, никто не погиб. Анастасия выбралась из кургана одной из первых. Она пыталась оказать помощь остальным, и в этот момент на нее напали. Какие-то люди затащили ее в машину, здоровенный черный фургон на воздушной подушке, и увезли. Мы и опомниться не успели…
Кемаль Маратович рассказывал жуткие вещи, но Афанасий был горд за свою маму. Несмотря на все невзгоды, она попыталась помочь другим людям, оказавшимся в беде.
– Вот, пожалуй, и все, – закончил старичок.
– Но мы слышали, у вас случилось что-то… необычное… – Поплавский словно пытался подобрать нужные слова. – Что-то… из ряда вон выходящее…
Афанасий навострил уши.
– Ах вы об этом. – Кемаль Маратович понимающе кивнул. – Видите ли… Незадолго до того, как мы провалились в курган, кое-что действительно произошло. На раскопках появилась женщина в черных одеждах. Она произносила какие-то слова на странном языке. И сразу после этого на нас напали змеи. Понимаю, это звучит нелепо, но мне показалось, что она управляла этими ужасными созданиями. Словно специально натравила на нас змей, чтобы никто не помешал бандитам похитить госпожу Никитину.
Афанасий потрясенно замер.
Поплавский встретился взглядом с Телицыным. Тот выразительно покрутил указательным пальцем у виска. Дедушка-то, мол, того.
Однако Афанасий почему-то верил Кемалю Маратовичу. Тот вовсе не был похож на сумасшедшего.
– Ума не приложу, кто на такое решился, – расстроенно произнес старик.
– Может, это как-то связано с вашими раскопками? – предположил Поплавский. – Что вы искали?
– Да ничего особенного, – ответил Кемаль Маратович. – Это была обычная работа. Разве что… В кургане захоронены останки известного черного колдуна Хафиза, жившего много веков назад. Мы извлекли из могильника множество примечательных вещей, статуэтки, золотые и бронзовые украшения, оружие…
– Во время нападения ничего не пропало?
– Занятно, что вы спросили, – нахмурился Кемаль Маратович. – Действительно, позже мы кое-чего недосчитались. Но эта вещь не представляет абсолютно никакой ценности. Всего лишь осколок каменной таблички с древними письменами. Скорее всего, мы просто случайно засыпали его землей… Анастасия фотографировала все найденные предметы и отправляла снимки по электронной почте руководству своего музея.
– Поэтому я и спрашиваю, – сказал следователь Поплавский, – наши специалисты обнаружили следы настоящего хакерского взлома.
Кемаль Маратович изумленно вскинул седые брови.
– Кто-то подключился к электронной сети и перехватывал все сообщения с ваших компьютеров, – продолжил Поплавский, – сдается мне, ваши раскопки кого-то очень интересовали.
– Какой ужас. Но у меня сохранились копии всех фотографий. Если потребуется, я могу переслать их на ваш адрес.
– Это было бы чудесно, – обрадовался Поплавский.
– Кстати, мы пробили адреса, – подал голос один из криминалистов. – Наш хакер не особо заморачивается с конспирацией. Все атаки он вел отсюда, из Москвы, из компьютерного клуба «Спайдер», расположенного неподалеку от Манежной площади. Этот молодчик называет себя Плющ, он уже успел засветиться в нескольких мелких делах. Теперь, похоже, решил связаться с настоящими уголовниками. И кстати, не исключено, что он следит за этой трансляцией и слушает ваш разговор.
– О, – перепугался Кемаль Маратович. – В таком случае давайте закругляться. Я сейчас же попрошу специалистов нашего музея осмотреть наше оборудование. Если я чем-то еще могу помочь, звоните мне в любое время, господа.
Профессор попрощался, и связь прервалась. Экран ноутбука погас.
Поплавский взглянул на Телицына.
– А не прокатиться ли нам в этот самый «Спайдер»? – предложил он. – Прямо сейчас. Кто знает, может, нам повезет и мы поймаем этого Плюща прямо на месте преступления?
– Кто-то должен остаться здесь и следить за видеофоном, – заметил Телицын, – на случай, если злоумышленники позвонят.
– Тогда я один съезжу.
Оксана Игоревна подсела к Афанасию и обняла его за плечи.
– Совсем что-то притих, Нафаня, – сказала она. – Ты не голодный? Может, я тебе ужин приготовлю?
Афанасий сидел тихо, но в душе у него бушевал настоящий ураган. Почему следователи до сих пор не отправились в компьютерный клуб?! Он готов был сам бежать в «Спайдер» и искать Плюща, чтобы вывести его на чистую воду.
Афанасий мельком взглянул на дверь. Ему захотелось спрыгнуть с дивана и рвануть туда прямо сейчас, ничего не объясняя собравшимся в гостиной людям.
Мальчик резко встал. Оксана Игоревна удивленно на него посмотрела. Он быстро шагнул в прихожую.
В этот момент входная дверь распахнулась.
В квартиру вошла Анастасия. На ней был длинный модный плащ белого цвета, а на плече висела элегантная дорожная сумка. Большие солнечные очки закрывали половину лица.
Мама сняла очки и удивленно уставилась на криминалистов.
– Что здесь происходит?! – обеспокоенно спросила она.
Глава 4 Что происходит и что делать дальше?
– Настя?! – потрясенно воскликнула Оксана Игоревна.
Следователи так и застыли на месте. Игнасий сам едва не проглотил свое успокоительное. Соседка тут же бросилась обниматься, но Афанасий ее опередил. Он обнял маму за талию и крепко к ней прижался.
Анастасия как-то неловко потрепала его по плечу.
– Госпожа Никитина? – удивленно произнес Поплавский.
– Да, – кивнула она. – А вы, собственно, кто? И что делаете в моем доме?
– Но вас ведь похитили! – воскликнул Телицын.
– Ах вот оно что. – Мама звонко рассмеялась. – Ну, господа, стоило ли раздувать такую шумиху из-за пустяка?!
Поплавский даже слегка побледнел.
– Что-то я вас не понимаю, – процедил он сквозь зубы.
– На меня действительно набросились какие-то местные хулиганы, – сказала Анастасия, – они увезли меня в соседний поселок. Но, как оказалось, они лишь хотели подшутить над археологами. Когда они поняли, что перепутали меня со своей знакомой, мы просто посмеялись над этой ситуацией и мирно разошлись.
– Так никакого похищения не было?! – спросил Телицын.
– Говорю же вам, нет. – Анастасия оторвала от себя Афанасия и прошагала в гостиную.
Мальчик удивленно на нее взглянул. Обычно после возвращения из своих командировок она не была с ним так холодна. Может, просто озадачена происходящим? Точно. Наверняка причина в этом.
Анастасия швырнула сумку на диван и плюхнулась рядом.
– Это все досадное недоразумение, господа, – сказала она. – А я так устала с дороги. Может, вы уже оставите мою квартиру и дадите мне отдохнуть?
– А как же Кемаль Маратович? – удивленно спросил Поплавский.
– А что с ним такое? – нахмурилась мама.
– Вы с ним не говорили? Профессор уверен, что вы находитесь в руках бандитов.
– Да как-то времени не было, – нехотя призналась мама. – У него там столько дел, я не хотела его отвлекать. Просто села в аэробус и прилетела в Кольцово.
– Решили прервать командировку? – спросил Телицын.
– Да, я вдруг решила, что мне пора взять отпуск, – заявила Анастасия, – вот и прилетела в Москву, чтобы поговорить об этом со своим начальством.
Она вдруг взгромоздила обе ноги на край журнального столика. Афанасий изумленно на нее уставился.
– У меня вечно не хватает времени на сына, – продолжала мама, – наконец мы с ним сможем съездить куда-нибудь вдвоем.
Афанасий раскрыл глаза еще шире. Пару месяцев назад, в прошлые каникулы, они с мамой и дядей Кешей летали в Киргизию и отлично провели время, гуляя по живописным Тяньшанским горам. А после отправились на Нептун, где проходил межпланетный кинофестиваль.
Она что, этого не помнит?
Тем временем Анастасия схватила его за руку и усадила рядом.
– Соскучился небось по мамочке, – заявила она, трепля его светлые волосы, – мой красавчик Афанасий.
– Ну хорошо, – несколько смущенно проговорил Поплавский, – рад, что все так благополучно закончилось… Сейчас мы вас оставим, но завтра жду вас в своем кабинете. Напишете нам заявление… Ну, в общем, уладим некоторые формальности…
– Конечно, господин полицейский. – Анастасия широко улыбнулась и вдруг подмигнула.
Следователь покраснел как помидор. Криминалисты начали собирать оборудование.
Вскоре гостиная Никитиных опустела. Лишь Оксана Игоревна не торопилась уходить. Игнасий выжидательно топтался у входной двери.
– Насть! – воскликнула соседка. – Как же тебе повезло, что все обошлось. Давайте праздничный ужин организуем? Отметим твое успешное возвращение.
– Ужин?! – Глаза мамы радостно загорелись. – Конечно, любезная. Давай. Только это… Я устала с дороги и все такое. Ты приготовь сама, а я пока душ приму.
– Конечно! – воскликнула Оксана Игоревна. – Приводи себя в порядок, а мы с Игнасием обо всем позаботимся.
Робот понял, что уйти отсюда сейчас не получится, и с обескураженным видом всплеснул пружинными ручками.
– Умница Олечка. Я знала, что могу на тебя рассчитывать, – мама поднялась с дивана и потянулась, разминая мышцы.
– Какая еще Олечка?! Я Оксана, – сказала соседка.
– Правда?! – откровенно удивилась Анастасия. – Боже, ну конечно, – спохватилась она. – Какая же я дура. Все перепутала. Прости меня, Оксаночка.
– Да чего уж, – с улыбкой отмахнулась соседка.
Мама сняла плащ и бросила его на диван. На ней оказалось короткое модное платье и огромное количество различной бижутерии. Ожерелье, цепочки, браслеты, массивные серьги… При ходьбе все это раскачивалось и звенело.
Афанасий ошарашенно на нее уставился.
Он уже совсем ничего не понимал.
Его мама никогда не носила платьев, предпочитая им джинсы и футболки. Она терпеть не могла украшения. Она никогда не позволяла себе расшвыривать сумки и вещи по гостиной, а тем более выкладывать ноги на стол. И она ни за что не забыла бы имя своей ближайшей подруги.
Что это с мамой?
Оксана Игоревна, похоже, ничего не заметила. Она отправилась на кухню. Игнасий последовал за ней, и вскоре они принялись греметь тарелками и кастрюлями, весело что-то напевая. Семья Никитиных, в отличие от многих других, не имела собственного домашнего робота. Мама хотела, чтобы Афанасий рос самостоятельным и сам мог справляться с домашними делами. Поэтому мальчик умел хорошо готовить и даже частенько кормил завтраками своего дядьку, который обычно спал чуть не до полудня.
Анастасия отправилась в ванную и забралась под душ.
Афанасий повесил ее плащ, который он никогда раньше не видел, в шкаф в прихожей, а сумку отнес в мамину комнату. Здесь он не удержался и заглянул в нее. Там лежали голографический паспорт, здоровенный кошелек красного цвета, туго набитый пластиковыми карточками, упаковку жвачек, пачку мятных леденцов и огромное количество разных тюбиков, пузырьков и баночек с косметикой.
Еще одна странность.
Мама раньше не любила жвачку и леденцы, а косметикой почти не пользовалась. Афанасий заглянул в паспорт. Он сам не знал, что ожидал там увидеть. Но ничего подозрительного в документе не обнаружил. Паспорт как паспорт, ничего особенного.
Мама вышла из ванной, и Афанасий быстро захлопнул сумку.
Она появилась в спальне, закутанная в свой махровый халат. На голове возвышалась огромная чалма из полотенца, а лицо покрывал толстый слой ядовито-зеленого крема.
– Ну что же ты тут торчишь, Афанасий?! – холодно произнесла она. – Иди уже к себе, поиграй там в машинки… Или во что вы, мальчишки, сейчас играете? Мама устала и сейчас будет отдыхать.
– Конечно, – тихо произнес Афанасий.
Анастасия плюхнулась на кровать и высыпала из сумки косметику. Она начала рыться в тюбиках и банках, а мальчик отправился к себе, не зная, что и думать.
Не Нафаня, как обычно, а Афанасий. И вообще о каких машинках речь? Ему уже двенадцать, а не пять. Он давно вышел из детсадовского возраста.
На этом странности не закончились.
Оксана Игоревна приготовила праздничный ужин, подав жаркое, пару тарелок салатов и шикарный торт с арахисовой крошкой. Мама заявила, что сидит на диете, и от жаркого отказалась. Хоть раньше обожала мясо. Зато налегала на салаты, не уставая нахваливать кулинарный талант Оксаны, а потом, несмотря на диету, смолотила почти половину торта.
И тут Афанасий окончательно уверился в том, что за столом сидит самозванка.
У его настоящей мамы была аллергия.
Пару лет назад выяснилось, что она не переносит арахис, и с тех пор мама к арахису не прикасалась.
Он едва не выронил вилку от неожиданности. И уставился на непрошеную гостью во все глаза.
Первым желанием Афанасия было броситься на эту тетку и заставить ее во всем сознаться. Сидит тут, изображает его маму и мило щебечет с соседкой, в то время как настоящую Анастасию держат неизвестно где. Но он сумел сдержать свой порыв.
Как возможно, что они настолько похожи? Эта женщина была точной копией Анастасии Никитиной. Вот только выражение ее лица иногда становилось каким-то хищным да во взгляде не было ничего доброго. А так – просто идеальный двойник.
Афанасий решил последить за ней. Ведь зачем-то она появилась в доме. Может, он сумеет выяснить что-то, что поможет найти маму?
А там, глядишь, и дядя Кеша приедет. Уж вдвоем-то они разоблачат злодейку.
Лже-Анастасия умело поддерживала разговор с Оксаной Игоревной. Да только говорила не о своих исследованиях и музейной работе, а пересказывала сплетни, которые так любят печатать в глянцевых журналах. Она болтала о сериалах, о жизни актеров и музыкантов, о курортах других планет, о модных новинках и новых бутиках одежды, открывшихся в Москве. Настоящая Анастасия никогда не увлекалась подобными вещами. Оксана слушала, разинув рот, а Афанасия это все уже тихо бесило.
– Так как там дела у дяди Хафиза? – как бы между делом спросил он.
– Отлично, – тут же ответила самозванка, – он просил передать тебе привет.
Ну-ну. Колдун, живший несколько тысяч лет назад.
Афанасий мрачно ухмыльнулся. Он хотел спросить у нее еще что-нибудь, но в этот момент раздался звонок в дверь.
– Кого еще принесло?! – нахмурилась Лже-Анастасия. Она недовольно взглянула на Афанасия. – Ты… как тебя… Афанасий. Ну-ка сходи, посмотри, кто там пожаловал.
Афанасий без особого желания пошел открывать.
На пороге стоял Михаил Владимирович Одинцев, директор Исторического музея и начальник Анастасии.
– Это правда?! – Одинцев вломился в квартиру, отпихнув Афанасия, – она вернулась?! Дражайшая Анастасия.
Афанасий и рта не успел раскрыть, а Одинцев уже вбежал в гостиную, подскочил к самозванке и начал порывисто целовать ей руки.
– Как я рад! – вопил он. – Как счастлив, что вы к нам вернулись.
Лже-Анастасия сначала слегка опешила, но быстро сориентировалась и начала жеманно улыбаться.
– Ну что вы, – промурлыкала она. – Боже, как приятно, что меня так ценят.
Афанасий недовольно скривился. Ему уже порядком надоел этот спектакль.
– Да как же вас не ценить, дорогая Анастасия?! – воскликнул Одинцев. – Вы же один из лучших наших специалистов. Я едва не спятил, когда узнал, что вас похитили.
По мнению Афанасия, этот дядька был не в себе. Михаил Владимирович давно разменял шестой десяток, и он просто обожал сплетничать с музейными старушками-экскурсоводами и рядиться в костюмы самых дурацких расцветок. Даже сейчас на нем плотно сидел ярко-розовый пиджак, из нагрудного кармана которого торчал платок желтого цвета. Макушка Одинцева давно облысела, но он отрастил длинные космы за ушами и каждый день старательно зачесывал их наверх, чтобы прикрыть лысину. А еще директор музея терпеть не мог детей и с Афанасием даже не разговаривал. Мальчик не обижался, он и сам старался держаться подальше от Одинцева. Уж больно странным был этот человек.
– Ваше возвращение просто чудо! – воскликнул Михаил Владимирович. – И так вовремя. Завтра в Историческом музее Екатеринбурга состоится благотворительная выставка. Кто как не вы сможет выступить с приветственной речью перед нашими гостями.
Услышав такое, самозванка поперхнулась куском торта.
– Какая еще выставка?! – выдохнула она. – Какой такой Екатеринбург?! Какая речь?! Да вы в своем уме?!
Одинцев удивленно на нее уставился, прекратив целовать ей руки.
Она тут же спохватилась и улыбнулась директору.
– Я хотела сказать, что дико устала. И у меня просто нет времени, чтобы подготовиться…
– А это не проблема, – заверил ее директор. – У меня сохранилась запись вашей речи с прошлого мероприятия. Вставите туда пару-тройку новых фраз, никто и не поймет. Тем более что завтра там соберутся одни бизнесмены, а они не часто ходят по музеям.
– А сами не можете выступить?
– Вы же знаете, как я волнуюсь перед толпой. Ну пожалуйста, дорогая, – Одинцев заломил руки, – прошу. Вы моя последняя надежда.
Самозванка задумалась.
– Бизнесмены говорите? – наконец произнесла она. – Явно богатые… А холостые среди них будут?
– Конечно, – заверил ее директор музея.
– Ну хорошо. Тогда я согласна, – сказала она, – но только сразу после вечеринки вы отпустите меня в отпуск. Со всеми этими историями я практически на грани нервного срыва. Мне необходимо отдохнуть.
– Все что угодно, дражайшая Анастасия! – воскликнул Михаил Владимирович. – В отпуск. На месяц. Я даже подкину вам премию за отличную работу.
– А вот это правильно. – Лже-Анастасия довольно ухмыльнулась. – Денежки мне не помешают. Так во сколько, говорите, начнется ваша выставка?
Одинцев снова бросился целовать ей руки.
Оксана Игоревна пригласила его за стол, и старик не отказался. Выносить еще и его присутствие Афанасий уже не мог. Он поблагодарил соседку за угощение и отправился в свою комнату.
Часы показывали почти полночь.
Афанасий расправил постель и пошел умываться.
Все происходящее в квартире казалось настолько странным, что впору самому тронуться умом. Маму похитили, а ее место занял двойник, и никто, кроме Афанасия, не замечает подмены.
И тут его осенило.
Двойник пришел, чтобы заставить следователей успокоиться и прекратить расследование. Вон как быстро они убрались из дома Никитиных.
Но чего добиваются злоумышленники? И не пострадает ли его мама, пока самозванка выдает себя за нее?
Поскорее бы уже приехал Кеша. Он, конечно, звезд с неба не хватал, но ближе дяди у Афанасия сейчас никого не было. Только дядя мог ему помочь.
Или хотя бы подсказать, что делать дальше.
Глава 5 Скандал в Шигирской кладовой
Ночью Афанасий никак не мог уснуть. В голову лезли тревожные мысли, и он почти не сомкнул глаз. А когда ему удавалось ненадолго отключиться, мальчику снились кошмары.
То он видел маму, томящуюся в каком-то каменном колодце, то ему снились змеи, которые ползли прямо к нему, то – Собачник, грозивший кулаком и вопивший: «Привет от дядюшки Хафиза».
Утром он чувствовал себя разбитым.
Женщина, что выдавала себя за его маму, напротив, на бессонницу не жаловалась. Она проспала до обеда и при этом храпела так, что Афанасий слышал ее храп даже сквозь закрытые двери маминой спальни.
Обычно мама вставала рано и готовила ему завтрак. Афанасий любил овсяные хлопья с молоком и омлет, который в их доме умела готовить только она. Сегодня же ему пришлось самостоятельно сварить себе кашу и поджарить пару яиц. Афанасий позавтракал и оставил немного самозванке, чтобы не возбуждать у нее подозрений.
Однако, когда встала, к еде она даже не притронулась.
– У меня строжайшая диета. Приходится следить за собой, чтобы оставаться такой красоткой.
Ну-ну. А вчерашний торт не считается?
– Я пройдусь по магазинам, – тем временем заявила мальчику лже-Анастасия. – А потом схожу в ресторан. Принесла же нелегкая этого Одинцева, теперь мне придется купить себе новое вечернее платье, чтобы не выглядеть деревенщиной на приеме.
– Я тоже поеду в Екатеринбург, – сообщил ей Афанасий.
– С какой стати?
– Посмотрю выставку.
– Тебе больше заняться нечем? – удивилась самозванка.
– Просто мне нравится ходить по музеям.
– Странный ты какой-то, – покачала она головой. – Других в твоем возрасте в подобные учреждения не затащишь.
А Афанасию просто хотелось понаблюдать за ней.
Похоже, дамочка ничего не смыслит в археологии, как и в истории. Он понял это еще вчера, по ее разговорам с директором и Оксаной Игоревной. Интересно, как она поведет себя на публике, в обществе ученых?
– Если ты действительно этого хочешь, доберешься в музей сам, – заявила лжемама. – Я пройдусь по бутикам, а потом посещу салон красоты. Сделаю себе укладку и все такое. Блистать так блистать. Кто знает, может, сегодня в Екатеринбурге мне повезет и я встречу богатого холостяка.
Афанасий недовольно нахмурился, но она этого не заметила.
– Выйду замуж, и мне уже не о чем будет беспокоиться, – мечтательно проговорила она.
– Мне совсем не нужен папаша, – на всякий случай сообщил Афанасий.
– А тебя кто-то спрашивает? – ухмыльнулась самозванка. – Иди лучше во двор, погоняй мячик со своими придурковатыми друзьями.
Афанасий тяжело вздохнул.
Скорее бы уж Кеша появился. А то чего доброго эта мошенница и в самом деле начнет устанавливать в доме свои порядки.
Вскоре она собралась и ушла. Афанасий не видел ее в течение дня. Нельзя сказать, что это его сильно расстраивало. Пару раз к нему заглядывала Оксана Игоревна, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Она даже звала его играть в карты с ней и Игнасием, но мальчик отказался. Соседка постоянно играла с роботом в преферанс и всегда выигрывала. Когда Игнасию попадала хорошая карта, он начинал буйно стрекотать и включал на голове прожектор, что означало буйную радость. Оксана Игоревна сразу все понимала и вела себя соответственно. А вот когда они играли в подкидного, выигрывал Игнасий, что вечно выводило соседку из себя.
Вечером Афанасий погладил выходной костюм – темно-коричневые пиджак и брюки, что недавно купила мама, – затем оделся, вызвал аэротакси, которое, как обычно, явилось с большим опозданием, и отправился на вокзал.
Екатеринбург
Путешествие на сверхзвуковом экспрессе длилось чуть больше часа. Когда Афанасий прибыл в Екатеринбург, на улице уже почти стемнело. Дальнейший путь он проделал на аэротакси. Гигантское здание исторического музея было ярко освещено изнутри, у парадного входа толпились нарядно одетые люди, звучала приятная музыка.
Роботы-контролеры, дежурившие у дверей, проверяли приглашения. Афанасия здесь уже знали в лицо, он не раз бывал в музее с мамой, поэтому его пропустили без вопросов. Войдя, он медленно двинулся вперед, рассматривая присутствующих.
Некоторых гостей Афанасий знал, они работали в музеях Москвы и сотрудничали с мамой. Ученые тоже его узнавали и улыбались, кое-кто даже приветливо поздоровался за руку, как со взрослым.
Но большинство приглашенных были ему незнакомы. Наверное, это и были бизнесмены, о которых говорил Михаил Владимирович. Они со скучающим видом бродили по залам, разглядывая экспозицию.
Присутствовали и гости с других планет. Афанасий увидел нескольких представителей Бузияра, похожих на больших пурпурных ящериц, передвигающихся на задних лапах. Водрузив на носы очки с голубыми стеклами, инопланетяне, закутанные в разноцветные балахоны, с интересом разглядывали экспонаты. Их сопровождал переводчик.
Одинцев тоже был здесь – он метался между посетителями, тряс им руки и заискивающе улыбался. Сегодня он нарядился в желтые брюки и ярко-зеленый пиджак. Издали директор московского музея смахивал на большого толстого павлина. Его синий шейный платок лишь подчеркивал сходство.
Трибуна была установлена в Шигирской кладовой – любимом зале Афанасия. Здесь всегда царила загадочная, почти мистическая атмосфера. В стеклянных витринах лежали наконечники стрел, колющее и режущее оружие, приспособления для охоты и рыбной ловли, созданные древними племенами Урала.
Мама рассказывала, что все эти предметы обнаружили золотоискатели, исследовавшие Шигирские торфяники в конце девятнадцатого века.
Жемчужиной коллекции считался большой Шигирский идол, стоявший аккурат позади трибуны. Высоченная деревянная статуя, на которой было вырезано несколько жутких лиц, была в два раза старше египетских пирамид, ее возраст превышал девять с половиной тысяч лет.
А сейчас рядом с идолом выступала лже-Анастасия. Она зачитывала текст заготовленной речи и при этом сама позевывала от скуки. Несколько гостей, собравшихся у трибуны, тоже зевали. Настоящая Анастасия любое выступление превращала в увлекательнейший рассказ о древнем мире. Самозванка ее талантами явно не обладала.
Вскоре это понял и директор музея. Он поспешно выскочил откуда-то из-за угла, едва не сбив с ног Афанасия, и подбежал к трибуне.
– Давайте поблагодарим госпожу Никитину за содержательный доклад, – крикнул он и энергично захлопал в ладоши.
В толпе раздались одинокие хлопки.
– А теперь давайте поблагодарим людей, без которых сегодняшнее мероприятие просто бы не состоялось, – торжественно объявил Михаил Владимирович, – наших меценатов, предоставивших для выставки предметы из своих выдающихся коллекций. Тимура Артуровича Кайратова.
Толпа расступилась. Высокий широкоплечий мужчина вкатил в зал кресло-каталку, на котором сидел сморщенный лысоголовый старик. Видимо, речь шла о нем.
– И Захара Сергеевича Третьякова, – продолжил Одинцев.
В противоположном конце зала появился представительный господин лет пятидесяти.
Раздались громкие аплодисменты, Третьяков с улыбкой кивнул собравшимся. Оба бизнесмена двинулись к центру зала.
Лже-Анастасия с любопытством разглядывала Третьякова. На Кайратова она даже не взглянула.
– И этот мерзавец здесь! – вдруг раздраженно прошамкал старик на каталке. Поперхнулся и громко кашлянул.
Афанасий удивленно на него посмотрел.
Тимур Кайратов выглядел лет на сто, должно быть, столько ему и было. Сморщенная кожа имела нездоровый желтый цвет, а лысину старика покрывали темные пигментные пятна. У Кайратова росла редкая седая бороденка, которая сильно тряслась, когда он раскрывал рот. Да он и сам весь дрожал, будто его било электрическим током. Старик курил сигарету и периодически давился от кашля. За спинкой его кресла крепился небольшой кислородный баллон. Когда ему становилось совсем худо, он прикладывал к лицу маску и открывал клапан. А затем вновь затягивался сигаретой.
У человека, который его сопровождал, было смуглое, слегка вытянутое лицо, короткие усики и бородка, длинные угольно-черные волосы он стянул в хвост на затылке, а его взгляд пронизывал насквозь.
Когда он скользнул глазами по толпе, Афанасию почему-то стало не по себе.
А вот лже-Анастасия при виде бородача довольно заулыбалась. То ли она его знала, то ли собиралась познакомиться.
Захар Третьяков повернулся к старику и презрительно прищурился.
– Что ты сказал, старый вор?! – воскликнул он.
– Это я-то вор?! – возмущенно завопил Кайратов. – Кто, как не ты, постоянно срываешь все мои раскопки?! Да если бы я знал, что ты тоже здесь будешь, ни за что бы не приехал в Екатеринбург.
– Ты разворовываешь памятники старины и сбываешь бандитам по всей галактике! – крикнул Третьяков. – Ты сделал себе состояние на контрабанде предметов культуры.
– Ты сам жулик и вор! – выплюнул старик в каталке. – Ничем не лучше меня.
Он снова зашелся кашлем, брызгая слюной. Некоторые гости сморщились от отвращения.
– Что?! – разъярился Третьяков. Афанасию показалось, что он сейчас вытрясет из старикашки душу, – моя компания помогает музеям производить раскопки. Но я слежу за тем, чтобы все предметы попали в музеи. А твои черные копатели только и думают, как бы обогатиться за счет истории.
– Он назвал меня черным копателем?! – взвизгнул Тимур Кайратов. – Рустам, а ну подвези меня поближе, я пну этого прощелыгу.
Одинцев наконец решил вмешаться.
Скандал быстро разрастался, угрожая перерасти в потасовку. Гости, заскучавшие во время доклада самозванки, заметно оживились. Бузиярцы довольно улыбались, оскалив длинные острые зубы, из соседних залов начал подтягиваться народ.
Михаил Владимирович, размахивая руками, подбежал к участникам перебранки.
– Господа. Господа, – испуганно восклицал он, – нельзя ли потише? Тут ведь журналисты ходят… Скандал нам ни к чему.
– Пусть заткнется! – крикнул Кайратов. – Иначе я за себя не ручаюсь.
Он приложил к носу маску, глубоко вдохнул и тут же затянулся вонючим дымом.
Афанасий едва сдержался, чтобы не рассмеяться. Уж больно смешно и нелепо выглядел этот воинственный старичок.
– Зачем вы пригласили сюда этого ворюгу? – возмущенно крикнул Третьяков.
– Тимур Артурович подарил музею несколько ценных экспонатов, – затараторил Одинцев. – Как и вы, Захар Сергеевич…
– Явно украл их в кургане, но не смог тайком вывезти за границу! – крикнул Третьяков.
Кайратов злобно захихикал.
– Если бы не такие, как ты, – тихо проскрежетал он, – мой бизнес бы процветал.
– Вот! – радостно воскликнул Третьяков. – Все слышали?! Сам признался, старый мошенник. Для этого человека нет ничего святого. Расхититель гробниц. В старину таким руки отрубали.
– Да ну тебя, – отмахнулся Кайратов, – Рустам. Вези меня к бару. Мне надоело слушать этот бред.
Рустам послушно кивнул и покатил кресло к выходу. Кашель старика еще долго слышался из соседнего помещения.
Третьяков еще какое-то время повозмущался, но потом к нему подошла лже-Анастасия, и он успокоился. Гости, поняв, что представление окончено, разбрелись по залам.
Афанасий не сводил с самозванки глаз. Она тихо о чем-то шепталась с Третьяковым. Может, обсуждала с ним свои планы? И они заодно?
Стараясь ступать как можно тише, он подошел поближе. Третьяков и самозванка как раз повернулись к Шигирскому идолу и не замечали присутствия Афанасия.
Афанасий напряг слух.
– Ну разве не чудо? – рассматривая экспонат, проговорил Захар Сергеевич. – Вы только представьте, что этот идол создан в эпоху мезолита.
– Эта жуткая образина? – скривилась самозванка. – Немудрено, что он так плохо сохранился.
– Для своего возраста он выглядит просто замечательно, – возразил Третьяков. – Уж вам-то это должно быть известно, Анастасия. Идолу повезло. Когда его обнаружили, он не попал в руки людей, подобных Кайратову.
– Да что мы все об этой глупой деревяшке?! – хихикнула самозванка. – Расскажите лучше, как поживает ваша супруга.
– Да что вы, Анастасия, я ведь не женат, – удивленно воскликнул Третьяков.
– Правда? – Она расплылась в улыбке. – Может, поговорим об этом где-нибудь в более уединенном месте?
Бизнесмен озадаченно приподнял брови.
Афанасий тихонько отошел. Его подозрения не подтвердились. Похоже, Третьяков не причастен к похищению мамы. Лже-Анастасия просто положила на него глаз.
Но он решил не упускать ее из виду. Рано или поздно она сделает ошибку, и Афанасий непременно этим воспользуется.
Захар Сергеевич и лже-Анастасия двинулись в зал древней истории, Афанасий отправился за ними.
Здесь, разгуливая между витрин, он внезапно ощутил на себе чей-то пристальный взгляд. Ощущение было не из приятных.
Пока он следил за самозванкой, кто-то следил за ним самим.
Афанасий отошел к дальней экспозиции. Отсюда отлично просматривался выставочный зал, и он принялся разглядывать толпу.
Случается так, что некоторые люди попадают в непривычные для себя места. Они всеми силами стараются слиться с другими гостями, чтобы не казаться «белыми воронами», но не всем и не всегда это удается. Вот и в залах выставки Афанасий сразу заметил несколько человек, которые как-то не вписывались в общество ученых, сотрудников музея и бизнесменов.
Именно они периодически бросали на него недобрые взгляды.
Первым он заметил здоровяка. Огромный, толстый, неимоверно мускулистый тип с круглой, обритой наголо головой, прохаживался по залу с таким видом, словно не понимал, что он тут делает. В высоту и ширину он был примерно одних размеров. Черный кожаный пиджак туго обтягивал широченные плечи и выпирающий живот. На лысине громилы виднелась черная татуировка в виде созвездия скорпиона. Он курил толстую сигару, дымя, словно паровоз. Другие посетители недовольно на него поглядывали, не всем нравилось дышать табачным дымом, но замечаний здоровяку никто не делал, уж слишком грозно он выглядел.
Еще один тип позевывал от скуки возле импровизированного бара.
Молодой, лет двадцати, крепкий, с загорелым лицом, в светло-коричневой кожаной куртке и таких же штанах, он стоял, небрежно облокотившись на столик и подрезал ногти на левой руке здоровенным охотничьим ножом. Ножны тесака виднелись на поясе. Посетители поневоле старались обходить его стороной.
Со стороны казалось, будто он увлечен маникюром, но Афанасий видел, как этот тип косился в его сторону. И это мальчику совсем не понравилось.
Третьей оказалась девчонка, ровесница Афанасия. Пожалуй, на мероприятии они были единственными детьми. Азиатской внешности, с длинными черными волосами и узким разрезом глаз, девочка бродила среди посетителей, внимательно прислушиваясь к разговорам. Она была в длинном черном платье, на ней висело множество серебряных украшений.
Девчонка потягивала из стакана апельсиновый сок и тоже периодически посматривала на Афанасия. Заметив, что он тоже косится в ее сторону, она быстро отвернулась и едва не врезалась лбом в ближнюю витрину.
Афанасий не на шутку встревожился.
Кто они? И почему за ним следят?
Не пора ли домой, от греха подальше?
Потихоньку, бочком, он двинулся к выходу.
Здоровяк в кожаной одежде и девчонка в черном, не скрываясь, уставились на него, злобно щурясь. Девчонка поставила стакан прямо на стеклянную витрину и направилась к Афанасию, кожаный убрал нож в ножны и тоже шагнул к выходу. Бритоголовый, расталкивая встречных, не отставал от сообщников.
Афанасий понял, что влип.
Он развернулся и бросился бежать. Повернув за угол, с разбегу врезался в какого-то человека, едва не свалив того на пол.
– Афанас, ты что, очумел?! – добродушно спросил знакомый голос.
Мальчик вскинул голову и тут же с облегчением выдохнул, узнав своего дядю.
Кеша был красавчиком. Он хорошо одевался, занимался спортом и всегда выглядел так, словно сошел с обложки какого-то модного журнала. Они с Анастасией были очень похожи, только мама была рыжеволосой, а Кеша родился жгучим брюнетом.
– Кеша. – Афанасий обнял дядьку за шею. Никогда еще он не радовался так при встрече, – откуда ты узнал, что я здесь?
– Оксана сообщила, – недоуменно ответил Кеша. – А ты куда несешься?
Афанасий быстро оглянулся. Бритоголовый, кожаный и девчонка уже растворились в толпе.
– Кажется, уже никуда, – с облегчением сказал Афанасий.
– А Настя тоже здесь? Оксана сказала, никакого похищения не было. И о чем твоя мать думает?! – воскликнул Кеша. – Разве можно так пугать людей?!
– Здесь, – кивнул Афанасий. – Только сдается мне, это не мама.
Кеша вытаращил глаза и приложил ладонь ко лбу Афанасия.
– Ты часом не перегрелся? – осторожно спросил он. – Или тут и детям шампанское наливают?
– Пойдем, отыщем ее, – пригласил Афанасий. – Ты сам убедишься.
Дядя с недоуменным видом зашагал за ним обратно в зал.
– Да вы все с ума посходили, – сказал он, – послал же бог родственничков. Одна пугает всех до полусмерти, а другой несет какую-то чушь. Я из-за вас такой классный отдых пропускаю.
– И как успехи с твоей девушкой? – поинтересовался Афанасий.
– Она уже не моя, – помрачнел Кеша, – нашла себе другого. Но я не переживаю, будут и на нашей улице пирожки продавать.
Афанасий понимающе кивнул. У Кеши уже было столько несостоявшихся романов, что он давно со счета сбился.
– Так где Анастасия? – крутил головой по сторонам Кеша.
Афанасий и сам хотел бы это знать. Наконец он увидел Захара Третьякова, но тот о чем-то беседовал с Одинцевым. Самозванка куда-то исчезла.
Афанасий подтащил дядю к бизнесмену.
– Вы мою маму не видели? – спросил он у Захара Сергеевича.
– А кто твоя мама?
– Анастасия Никитина.
– А. Видел. Она только что пошла в свой кабинет, – ответил Третьяков.
Анастасия сотрудничала со многими музеями страны и почти в каждом у нее имелся небольшой кабинет, где она могла работать. Исторический музей Екатеринбурга не был исключением. Кабинеты сотрудников располагались здесь на первом этаже в дальнем крыле здания. Афанасий и Кеша зашагали туда.
Мальчик опасался нарваться на странную троицу, но они тоже куда-то скрылись. Во всяком случае в залах музея он их не заметил.
Свернув за угол, они углубились в темный коридор. Здесь горело лишь дежурное освещение – пара ламп на потолке. Вдоль стен тянулись два ряда дверей. Кабинет Анастасии находился в конце коридора, у окна.
– С девушкой ничего не вышло, – рассказывал по дороге Кеша, – но я не пожалел о поездке. Видел бы ты, какие там пляжи. А аквапарк. А клубы. Все располагается под большим прозрачным конусом, но ты этого совершенно не замечаешь. Там даже загорать можно. Я не успевал фотографировать. Надо будет показать снимки Анастасии. Она оценит…
Он вдруг повел носом и нахмурился.
– Какой болван тут курил?! – негодующе воскликнул Кеша. – Неужели нельзя выйти на улицу?!
Курил?! Афанасий принюхался.
Теперь и он различил слабый аромат табачного дыма. Мальчик сразу вспомнил о бритоголовом.
Дверь кабинета Анастасии оказалась распахнутой настежь, изнутри доносились приглушенные голоса. В помещении горел свет, раздавался стук дверей шкафов.
Афанасий и Кеша так и замерли на пороге.
Толстяк с сигарой и татуировкой на лысине, казалось, занимал половину пространства кабинета. Лже-Анастасия как раз захлопнула крышку старенького серебристого ноутбука, стоявшего на рабочем столе мамы. Мальчик сразу узнал его, ведь Анастасия редко расставалась со своим компьютером. Удивительно, что она не захватила его в Казахстан. Самозванка тем временем подала ноутбук толстяку.
– Вот то, что вам нужно, – сказала она.
И застыла, увидев Кешу с Афанасием.
Толстяк недоуменно на нее посмотрел, затем медленно развернулся и громко хмыкнул, заметив пришельцев. Толстая сигара перекочевала из одного уголка рта в другой. Он сунул ноутбук под пиджак.
– А ты что здесь делаешь?! – потрясенно воскликнул Кеша, уставившись на женщину.
Самозванка переменилась в лице.
– Иннокентий?! – испуганно выдохнула она.
Глава 6 Логово Гренделя
Афанасий переводил удивленный взгляд с Кеши на самозванку и обратно. Женщина быстро справилась с потрясением и нервно передернула плечами.
– И где Анастасия?! – спросил Кеша.
Толстяк ухмыльнулся.
– А это кто?! – гулко расхохотался он, кивнув на самозванку.
– Тебя вообще не спрашивают, здоровяк, – бросил ему Кеша. Он хмуро взглянул на Афанасия. – Ты прав, Афанас, это не твоя мама.
– А кто?!
– Знакомься, это твоя тетка Марьяна.
Марьяна злобно прищурилась.
– Тетка?! – изумился Афанасий. Он понятия не имел, что у его мамы есть еще и сестра.
– Когда тебя усынови… – Кеша осекся и тут же поправился, – когда ты появился в нашей семье, не все родственники одобрили решение твоей матери. И Марьяна в том числе. С тех пор они с Анастасией даже не общались.
– А с какой стати я должна ее одобрять?! – осведомилась Марьяна. – Дети. – Она презрительно фыркнула. – Это ж надо, так испортить себе жизнь.
– Хватит, – прикрикнул на нее Кеша. – Какого черта ты здесь делаешь?! И где Анастасия? Неужели ты заодно с похитителями?!
– Да ничего страшного не произошло, – принялась оправдываться Марьяна, – подумаешь, ну подержат ее какое-то время. Мне предложили хорошие деньги, грех было отказываться…
– Молчать! – взревел вдруг толстяк. – Я понимаю, у вас семейная встреча, и все такое. Но нам следует поторопиться. И нечего рассказывать им о наших планах.
Марьяна сразу умолкла. Толстяк шагнул к Кеше и Афанасию.
– Посторонитесь, – буркнул он. – Я и так здесь задержался дольше, чем следовало.
Кеша даже не пошевелился.
– Ты же не думаешь, что я просто так тебя отпущу, Бильярдный Шар?! – угрожающе произнес он.
Толстяк и Марьяна вдруг громко расхохотались.
Афанасий недоуменно на них посмотрел.
– Бильярдный Шар! – взвизгнула Марьяна, давясь от хохота. – Он с первого раза угадал твою кличку. Я же говорила, это прозвище тебе очень подходит.
– Ну хватит. – Громила резко остановился. – Я вас предупреждал.
Он схватил стул, стоявший неподалеку, и вдруг швырнул его в Кешу и Афанасия. Мальчик бросился на пол, а дядя резко выскочил в коридор. Стул врезался в дверной косяк и с треском разлетелся в щепки.
– Охрана! – завопил Кеша. – Грабители.
– Что?! – Откуда-то из коридора послышался испуганный крик директора. К счастью для Афанасия и Кеши, он оказался поблизости. – Грабители?! Эй, кто-нибудь. Немедленно охрану.
Послышались громкие крики и топот ног.
– Вы еще об этом пожалеете, – злобно прошипела Марьяна.
Толстяк метнулся к письменному столу и вдруг с легкостью оторвал его от пола. Марьяна отскочила в сторону, Бильярдный Шар швырнул стол через весь кабинет в окно.
Стекло разлетелось с ужасным грохотом, стол вынес рамы и вывалился наружу.
Марьяна тут же прыгнула следом. Бильярдный Шар разбежался и тоже сиганул в пролом.
Афанасий вскочил и хотел броситься за бандитами, но тут в кабинет вбежал Михаил Владимирович и отпихнул его с дороги.
За директором неслись двое роботов-контролеров.
– Боже! – завопил директор, схватившись за голову. – Какой погром. – Он подскочил к окну. – Вы за это ответите, – рявкнул он в темноту.
В этот момент в окно влетело что-то длинное и извивающееся, блеснувшее в свете уличных фонарей. Странная лента обвилась вокруг шеи директора, и он вдруг издал вопль ужаса.
Это была настоящая, живая змея. Черная гадюка.
Все так и застыли, пораженные увиденным.
Змея зашипела, разинула пасть и впилась в шею Одинцева, а директор завопил еще громче.
– Снимите ее с меня! – кричал он, подпрыгивая на месте и размахивая руками.
Подоспевшие охранники с перекошенными от страха лицами сорвали с окна шторы, набросили их на змею и наконец оторвали тварь от Одинцева. Один из роботов-контролеров вытянул пластиковую руку и схватил извивающуюся гадину за хвост.
– Я вызову врача! – воскликнул Кеша, бросаясь к телефону, валявшемуся на полу.
Михаил Владимирович выл и катался по полу, его шея распухала на глазах.
– Нужно немедленно отсосать яд, – сказал Афанасий. Он читал про это в одной умной книге.
Охранники удивленно на него уставились. Им такое и в голову бы не пришло.
Один из них подскочил к директору, чтобы оказать ему первую помощь. Афанасий осторожно подошел к окну и выглянул на улицу.
Злодеев к тому времени и след простыл.
К зданию музея подлетела полицейская машина, вскоре рядом приземлился фургончик «скорой помощи». В коридоре послышался громкий топот ног. Кеша помогал охранникам ухаживать за директором, который по-прежнему вопил и метался.
Афанасий понял, что на него сейчас никто не обращает внимания, и выпрыгнул в окно.
Он мягко приземлился на траву газона и быстро побежал прочь.
Мысли вихрем крутились в голове. Догадка насчет самозванки подтвердилась. Она появилась в доме, чтобы успокоить полицию. А еще – чтобы украсть рабочий ноутбук мамы. И она заодно с этим Бильярдным Шаром, которому, очевидно, помогают еще двое – тип с ножом и девчонка в черном.
Со всем этим срочно нужно разобраться.
Злодеи скрылись, но у Афанасия оставалась ниточка, которая могла вывести на след: хакер по кличке Плющ из компьютерного клуба «Спайдер».
Афанасий отлично знал, где находится клуб. Заведение работало круглосуточно, Афанасий и Сема сами иногда там засиживались допоздна. Мальчик водил знакомство с несколькими завсегдатаями «Спайдера» и надеялся на их помощь. Дядя Кеша сейчас занят, придется Афанасию возвращаться в Москву без него. Мальчик заскочил в одно из стоявших у музея аэротакси и отправился обратно на вокзал.
РњРѕСЃРєРІР°
Едва экспресс «Екатеринбург – Москва» замер у перрона и открыл прозрачные двери, Афанасий поспешил в сторону Манежной площади. Движение машин было очень интенсивным, несмотря на позднее время. Аэромобили неслись нескончаемым потоком высоко в воздухе, а по наземной дороге скользили устройства на колесах и воздушных подушках. Улицы города были залиты неоновыми огнями реклам. Часть пути он проделал на аэротакси, остальную просто бежал через внутренние дворы. Афанасий не устал. Ему нравилось бегать на уроках физкультуры, время от времени он даже участвовал в общегородских эстафетах.
«Спайдер» располагался в подвале жилого дома. О существовании клуба говорила лишь небольшая табличка, закрепленная на серой обшарпанной стене.
Большой темный зал, освещенный лишь мониторами включенных компьютеров, выполнял функции интернет-кафе. Здесь можно было часами сидеть в Интернете, пить кофе, сок и поедать пирожки.
Заведовал клубом большой упитанный парень по кличке Грендель. Он постоянно сидел за главным компьютером в центре зала и играл в сетевой «Warcraft», не обращая никакого внимания на то, что происходит вокруг.
Афанасий и Сема тоже приходили сюда играть: им нравилось, когда вокруг много единомышленников. В клубе не было родителей, которые имеют дурацкую привычку постоянно твердить: «Хватит сидеть перед компьютером, зрение испортишь».
Когда Афанасий вошел, Грендель сидел на своем обычном месте перед огромным монитором. В игре он выполнял роль главного шамана орков и в данный момент как раз что-то «шаманил».
Афанасий огляделся.
За компьютерами сидело около двух десятков человек, кто-то играл в игры, другие общались с друзьями в социальных сетях. Под потолком «Спайдера» на тонких тросах висел гигантский четырехметровый дракон из пластика, его крылья простирались над головами посетителей, а клыкастая пасть была широко раскрыта.
В дальнем конце зала виднелась узкая винтовая лестница, ведущая на второй этаж. Афанасий и Сема там никогда не бывали, но подозревали, что наверху находится жилище Гренделя. Парень постоянно одевался в какое-то рванье, он отрастил длинные волосы и неопрятную бороденку и выглядел так, словно никогда не выходил на улицу. Продукты ему явно таскал его робот Орк, который сидел за одним из соседних компьютеров. Этого металлического типа создали похожим на орков из компьютерной игры. Как и мифические существа, он обладал длинными ушами, рогами, свиным пятаком и таким же несносным характером.
– Привет, Грендель, – обратился к владельцу клуба Афанасий. – А у меня к тебе разговор.
Грендель, которого вообще-то звали Саша, и ухом не повел. На экране перед ним разворачивалась нешуточная баталия с применением магии и спецэффектов, так что все его внимание было приковано к монитору. Немудрено, что под самым его носом какой-то хакер подключился к сети алматинского музея, взломал систему и перехватывал сообщения археологов.
Этого Гренделя, кроме компьютерных игр, вообще ничего не интересовало.
– Алло. – Афанасий пощелкал пальцами перед его лицом. – Есть кто-нибудь дома?
Монстр на экране наконец издал последний рев и испустил дух, поверженный храбрыми орками. Грендель вскинул в воздух кулаки и проорал боевой клич, от которого подпрыгнули все посетители «Спайдера».
– Ну, чего тебе?! – повернулся парень к Афанасию. – Хочешь поиграть? У меня есть еще пара свободных компов.
Ага. Значит, кое на что он все же обращает внимание.
– Сегодня играть я не собираюсь, – покачал головой Афанасий. – Ты знаешь человека по имени Плющ?
– Допустим, – кивнул Грендель. – А тебе-то что?
– Мне нужно с ним поговорить.
– А захочет ли Плющ с тобой разговаривать? – хохотнул Грендель.
– Я не узнаю этого, если не попробую, – улыбнулся в ответ Афанасий.
Грендель хитро прищурился.
– Я могу тебя с ним свести, – сказал он, – но что мне за это будет?
Афанасий изумленно вскинул брови.
– А что ты хочешь? – осторожно поинтересовался он.
Грендель выдвинул ящик стола и принялся в нем копаться.
– Тут магазин за углом. Сейчас дам тебе карточку и список того, что нужно купить. Я бы и сам сходил, но у меня тут скоро второй раунд намечается. – Он кивнул на монитор, – принесешь пожрать – так и быть, познакомлю тебя с Плющом.
– Так он здесь?! – Афанасий снова осмотрел посетителей. Несколько молодых парней, парочка девчонок. Кто из них Плющ?!
– Э нет, – расхохотался Грендель, – сначала работа, потом вознаграждение.
– А что, Орк не может сходить?
Орк оторвался от монитора и показал Афанасию гигантский блестящий кукиш. Мальчик укоризненно покачал головой.
Грендель хохотнул и протянул Афанасию карточку, список покупок и шуршащий пакет.
Делать нечего, пришлось отправиться в магазин. Зато теперь он точно знал, откуда Грендель берет продукты. Ему их приносили такие, как он сам. А толстяк взамен, наверное, пускал их на часик-другой в Интернет.
Что-что, а поесть Грендель любил.
В супермаркете Афанасий набил пакет йогуртами, мороженым, булочками и пирожками, сосисками и бутылками с газированной водой.
Он еле дотащил пакет до клуба.
Приперев его в зал, Афанасий бросил съестное к ногам Гренделя и тяжело вздохнул, переводя дух.
– Ну?! – нервно воскликнул он. – И кто тут Плющ?!
Грендель вытащил из пакета пирожок с капустой и целиком запихнул в рот. Пришлось ждать, пока он его прожует и проглотит. Наконец толстяк поднялся с кресла, прихватив с собой еще пару пирожков.
– Пойдем, – позвал он Афанасия.
Они зашагали через весь зал, направляясь к винтовой лестнице.
– Плющ не сидит с другими посетителями, – пояснил Грендель. – Это очень необщительная личность.
У Афанасия даже дух захватило от волнения.
Сейчас он не только встретится с Плющом, но и впервые в жизни попадет в логово Гренделя. В запретную зону, куда заходили только избранные – видимо, те, кто таскал Гренделю пирожки и газировку.
Они поднялись по лестнице, причем Грендель едва проходил между изогнутыми перилами, и толстяк толкнул дверь.
Афанасий переступил порог и замер.
Он оказался в темной комнате с единственным большим окном. Стекло было настолько грязным, что сквозь него не проникал уличный свет. У стены виднелся старый потертый диван, в углу стоял небольшой видеоэкран, покрытый толстым слоем пыли.
Большую часть комнаты занимал стол, загроможденный разными компьютерными приспособлениями и техникой. Афанасий увидел гигантский монитор, рядом еще один, поменьше, тут же стояли сканер, принтер, с пяток системных блоков, подключенных один к другому, пара клавиатур и еще несколько агрегатов, о предназначении которых он даже не догадывался. В век беспроводных технологий все, что располагалось на столешнице, густо оплетали соединительные кабели. Превыше всего Грендель ценил надежность.
У стола стояло большое старомодное кресло с высокой спинкой, и в нем кто-то сидел.
Афанасий видел только руки хакера – тонкие изящные пальцы с немыслимой скоростью стучали по кнопкам клавиатур. На мониторах мелькали таблицы и столбики цифр.
– Ха, – раздалось из кресла. – И они еще думают, что их систему защиты сложно обойти?! Ну не болваны?! У меня на это ушло три минуты.
Услышав голос, Афанасий на несколько секунд забыл как дышать. Так хакер – это…
– Плющ, – позвал Грендель. – Тебя тут спрашивают. Один паренек. Он из наших, так что можешь не опасаться.
Кресло развернулось к мальчику.
На нем, перебросив ноги через мягкий подлокотник, сидела девочка – ровесница Афанасия. Она была в джинсах, кроссовках и черной футболке с надписью «На ваши законы плюю и сморкаю». Темные волосы стянуты в хвост на макушке, из ушей свисали проводки наушников.
Девочка смерила Афанасия удивленным взглядом карих глаз и нахмурила тонкие брови.
– Ну?! – произнесла она. – Чего встал как истукан? Я тебя слушаю.
Глава 7 Серебряный пояс Айгуль
– Ты Плющ?! – изумленно спросил Афанасий, разглядывая знаменитого хакера.
– Ну да, – кивнула девочка. – А ты кого ожидал увидеть?
Афанасий меньше удивился бы оранжевому медведю с зонтиком верхом на велосипеде, чем двенадцатилетней девчонке-хакеру, которую разыскивает полиция.
– Кого-нибудь… постарше, – выдавил он из себя.
Плющ презрительно ухмыльнулась.
– Во всем, что касается компьютеров и программ, возраст не имеет никакого значения. Так зачем я тебе понадобилась? Хочешь предложить работу? Глядя на тебя, сомневаюсь, что у тебя водятся деньги.
Афанасий озадаченно окинул себя взглядом.
Что ей не нравится? На нем сегодня строгий костюм, а ботинки начищены так, что в них можно смотреться, словно в зеркала. По сравнению с ним сама Плющ выглядела жалкой оборванкой.
– Мне нужно с тобой поговорить, – сказал он. – И в твоих интересах отвечать честно, иначе тобой займется полиция.
Девчонка изобразила крайний испуг и тут же рассмеялась.
– Думаешь, я занималась бы тем, чем занимаюсь, если бы боялась полиции? Я вне закона. Живу как хочу.
– Ты помогаешь бандитам, – не сдержался Афанасий.
Вот тут она действительно удивилась.
– Что ты несешь?! – нахмурилась Плющ. – Грендель, ты кого ко мне привел? Может, вам обоим лучше убраться отсюда прямо сейчас, пока я окончательно не разозлилась?!
– Вышвырнуть его? – поинтересовался Грендель. – Я могу.
Он с готовностью положил пухлую руку на плечо Афанасия. Мальчик резко вырвался.
– Полиции уже все про тебя известно, – сказал он хакерше. – Ты перехватывала переписку археологов.
– Ах вот ты о чем, – скривилась Плющ, – ну да, теперь я вспомнила. Поганенькое дельце. Кстати, мне за него так и не заплатили. В следующий раз буду умнее и потребую деньги вперед. А тебе-то в этом какой интерес?
– Ты копировала почту моей мамы! – выдохнул Афанасий. – А теперь ее похитили и вообще творится что-то странное.
Грендель поперхнулся очередным пирожком и изумленно уставился на мальчика.
– О, – только и смогла выдохнуть Плющ. Она села ровно, опустив ноги на пол. – Ты это… извини меня, – смущенно произнесла она. – Я понятия не имела.
– Для кого ты делала эту работу? – спросил Афанасий.
– Честно говоря, даже не знаю, – призналась девочка. – В Интернете появилось объявление, мол, нужен опытный хакер для легкой работы. Я откликнулась, деньги ведь никогда не помешают. Мне нужно было всего-то взломать почтовый сервер. Я перехватила несколько чудных каких-то писем, там говорилось о раскопках. Переслала заказчику… и все. Денег за работу так и не получила, меня оставили с носом. Так ты, стало быть, сын Анастасии Никитиной?
Афанасий молча кивнул. Он не сводил с нее глаз. И похоже, она говорила правду.
Плющ не связана с бандитами, значит, эта ниточка никуда не приведет. Но может, еще не все потеряно?
– А ты виделась с заказчиками? – спросил Афанасий.
– Конечно. Мы встречались в пиццерии, – кивнула хакерша. – Двое мужчин. Один весь в черном, мрачный и загадочный, а второй любит поболтать. Он пришел в кожаных штанах и куртке, а во время разговора подрезал ногти здоровенным ножом.
Тип с ножом?! Афанасий ошеломленно замер.
Это тот молодчик, что следил за ним в музее Екатеринбурга. Но кем был второй?
– Я от этого ножа глаз не могла отвести, – призналась Плющ. – Этот парень сидел и улыбался, но у меня от его улыбки мурашки по коже бегали. От него исходит ощущение опасности. Тип в черном звал его Стилет, и эта кличка очень ему подходит.
– Стилет? – переспросил Афанасий. – А как звали того, в черном?
– Этого я не знаю, – пожала плечами девочка, – Стилет к нему никак не обращался. Поняла лишь, что тип в черном – фокусник.
– Что?! – округлил глаза Афанасий.
– Он фокусник. Видел бы ты его руки. Пальцы такие длинные и тонкие, постоянно в движении. Когда он платил за пиццу, вытащил финансовую карточку у меня из-за уха, а на прощанье подарил мне цветок, который сам собой возник у него в руке.
Тип с ножом и фокусник. Час от часу не легче. А еще с ними заодно Бильярдный Шар и Марьяна.
Чем дальше, тем удивительнее.
– Они обещали перевести деньги на мой банковский счет, – продолжила Плющ, – но оплаты я так и не дождалась. Сначала хотела найти их, чтобы проучить как следует, но потом передумала. Как-то побаиваюсь я их. Нож Стилета так и стоит у меня перед глазами.
– Они похитили мою маму, – твердо сказал Афанасий. – И я должен вывести их на чистую воду.
– Прости, что так получилось. Если бы я знала, что они ее похитят, никогда бы не согласилась.
– Тогда бы они просто нашли другого хакера, – возразил Афанасий. – Так что ты вроде бы ни при чем. Интересно, что им понадобилось от мамы? Выкуп никто не требует. Сегодня они украли ее ноутбук, в котором она хранила нужные для работы файлы…
– Кстати! – вдруг воскликнула Плющ. – А ведь у меня сохранились копии ее писем, в моем ноутбуке. Если хочешь, могу отдать тебе. Вдруг это поможет расследованию?
– Конечно хочу, – обрадовался Афанасий. Хоть какая-то зацепка.
Плющ вскочила с кресла и направилась к другому концу стола, где лежал небольшой ноутбук.
В этот момент дверь с грохотом распахнулась.
Афанасий, Грендель и Плющ резко обернулись.
И остолбенели, увидев входящего в комнату Стилета. Бандит ловко поигрывал ножом, подбрасывая его в воздух. Он обвел их прищуренным взглядом и недобро усмехнулся. Значит, он следовал за Афанасием из Екатеринбурга.
– Умный мальчик, – процедил Стилет, глядя на Афанасия, – слишком умный. Не думали, что ты так быстро сюда доберешься. А ты, – он взглянул на притихшую Плющ, – еще пожалеешь, что не умеешь держать язык за зубами.
Он в очередной раз поймал нож, резко размахнулся и метнул клинок в сторону девочки.
Плющ едва успела пригнуться.
Нож влетел в экран большого монитора, который тут же с грохотом взорвался. Во все стороны полетели искры, повалил дым.
Грендель вытаращил глаза и тихо охнул. А затем завопил во всю глотку:
– Мой любимый монитор…
Стилет распахнул края пиджака. Оказалось, что его грудь просто увешана ножами самой разной длины. Метательные ножи торчали из специальных ножен, опоясывавших тело бандита, словно портупея.
Стилет выхватил еще один клинок.
В это время Грендель бросился на него, топая, словно разъяренный слон.
Афанасий помнил, как однажды этот толстяк едва не пристукнул паренька, который случайно поцарапал корпус одного из компьютеров в зале. Если Стилет и в самом деле разнес любимый монитор Гренделя…
Афанасий ему не завидовал.
Издав боевой клич орка-шамана, Грендель с разбегу врезался в опешившего Стилета и сбил его с ног.
Бандит выкатился в зал и с грохотом полетел вниз по винтовой лестнице.
В ту же секунду окно позади Афанасия разлетелось вдребезги.
Плющ схватила со стола ноутбук и развернулась.
В комнату влетела та самая девчонка-азиатка, которую Афанасий видел в музее Екатеринбурга. Теперь она была в плотно облегающем черном костюме и длинных сапогах на высоких каблуках. Тонкую талию несколько раз оборачивал длинный пояс из блестящих серебряных пластин.
Девчонка сорвала с себя пояс и одним махом раскрутила его в воздухе. Серебряный бич почти трехметровой длины сверкнул под потолком. Его конец с пряжкой обрушился на стол и разнес второй монитор. Плющ и Афанасий едва успели увернуться от летящих осколков.
– А это еще кто?! – в ужасе воскликнула Плющ.
– Мое имя Айгуль, – подбоченилась девчонка, – что означает «Лунный цветок». И моя внеземная красота станет последним зрелищем в ваших жалких жизнях.
Она снова размахнулась бичом и с треском разнесла стоявший на столе сканер.
Грендель развернулся и издал еще более громкий вопль.
– Моя аппаратура… Да ты хоть знаешь, сколько она стоит?!
Он затопал к девчонке.
Айгуль набросила на него край бича, словно лассо на разъяренного быка, а затем резко дернула, одновременно взмывая в воздух. Грендель с истошным воплем вылетел в окно, а Айгуль пронеслась над ним и приземлилась в метре от Афанасия.
Мальчик лишился дара речи.
– Как ты это сделала?! Он весит втрое больше тебя.
– Я сильнее, чем кажусь, тупица. Мой папаша меня тренировал! – выпалила Айгуль.
Она щелкнула поясом по полу.
– Сдавайтесь, презренные! – крикнула она. – Сейчас красотка Айгуль пересчитает вам кости.
Афанасий схватил Плющ за руку и потащил ее за собой к двери, качавшейся на одной петле. Они выбежали на винтовую лестницу.
В зале клуба уже никого не было, видимо, посетители разбежались, услышав первые звуки драки. Великие воины и отчаянные смельчаки в ролевых играх в реальной жизни не смогли бы отобрать конфету у ребенка. Внизу между рядами компьютеров прохаживался разъяренный Стилет.
Увидев Афанасия, он тут же выхватил нож и метнул его в ребят. Клинок вошел в дверной косяк как раз между Афанасием и Плющ.
Стилет вытащил следующий нож.
Времени для раздумий не оставалось. Афанасий вскочил на изогнутые перила и прыгнул.
Он повис на пластиковом драконе, висевшем под потолком. Дракон тяжело качнулся, тонкие тросы протяжно заскрипели.
Конструкция под весом Афанасия двинулась назад, затем снова вперед.
И тут тросы не выдержали.
Дракон, словно огромный клыкастый таран, сорвался с потолка и ринулся вниз. Он врезался в Стилета, будто торпеда.
Бандит вылетел из своих ботинок и вместе с драконом с грохотом скрылся в дальнем конце темного зала.
Афанасий свалился на пол. Плющ тут же перемахнула через перила и тоже прыгнула вниз.
Из комнаты Гренделя показалась Айгуль, размахивающая своим поясом. Конец ее бича обвил крюк, торчавший из потолка. Девчонка слетела вниз, будто на тарзанке, и сильно толкнула ногами в спину Афанасия.
Тот свалился на стол Гренделя, грохнув с него главный комп «Спайдера». Робот Орк, прятавшийся в темном углу, издал нечто, похожее на язвительный хохот.
Плющ бросилась к двери и выскочила из клуба. Стилет валялся в груде пластиковых обломков, похоже, он ненадолго отключился.
А Айгуль бросилась на Афанасия. Ее серебряный бич со свистом рассекал воздух и врезался в стены и пол, Афанасий едва успевал уворачиваться.
Пару раз она довольно ощутимо вытянула его по спине.
Но наконец он изловчился и сумел поймать конец пояса, намотал его на кулак и резко выдернул из рук девчонки.
– Эй! – возмущенно крикнула она. – А ну отдай. Это мой реквизит вообще-то.
Афанасий отшвырнул пояс как можно дальше.
Айгуль прыгнула на него, словно кошка, выставив длинные ногти и оскалив зубы. Афанасий упал на спину, уперся ногами в ее живот и перебросил через себя. Оказалось, что, несмотря на всю свою силу, она была легкая как пушинка.
Айгуль с громким визгом улетела к Стилету, как раз начавшему шевелиться, и рухнула прямо на него.
К потолку подлетели обломки дракона.
Афанасий вскочил и бросился вон из клуба.
Толкнув дверь, вылетел на улицу и резко огляделся.
Плющ давно и след простыл. Конечно, а на что он рассчитывал? Что она будет спокойно его дожидаться? Она ничем ему не обязана, а он даже не знал ее настоящего имени.
Жаль, она к тому же утащила с собой письма его мамы. Чтобы их заполучить, ему придется теперь обращаться к Одинцеву, то есть придется дожидаться, пока того выпишут из больницы. Если директор музея вообще захочет с ним говорить.
Из клуба донесся грохот, затем пронзительный крик. Видно, Грендель вернулся и обнаружил свое разгромленное заведение.
– Мой клуб!.. – вопил Грендель. – Да я вас в порошок сотру…
– Красотка Айгуль… – крикнула в ответ девчонка, но новый грохот прервал ее.
Афанасий понял, что больше ему в «Спайдере» лучше не появляться. Он сорвался с места и быстро побежал прочь.
Теперь ему одна дорога – домой. Дождаться дядю Кешу, рассказать ему обо всем и вместе попытаться найти выход из ситуации.
Айгуль, Стилет, Бильярдный Шар, Фокусник, тетка Марьяна. Да их целая банда. Они украли маму, выкрали один из ее компьютеров, а теперь пытались заставить умолкнуть помогавшего им хакера.
Дело принимало опасный оборот.
Пожалуй, пора подключать полицию. Следователь Поплавский произвел на Афанасия впечатление умного и серьезного человека. Надо попросить Кешу, чтобы тот ему позвонил.
Афанасий уже приближался к дому, когда в его кармане вдруг зазвонил видеофон.
Мальчик глянул на дисплей. Номер был ему незнаком.
Может, кто-то ошибся?
Афанасий остановился и ответил на звонок. Экран видеофона оставался темным. Видимо, абонент стоял в темноте. Специально, чтобы мальчик не сумел разглядеть его лицо.
– Афанасий Никитин, – раздался в динамике вкрадчивый мужской голос. – А ты очень умный мальчик. Умный и очень быстрый.
Афанасий похолодел.
– Кто это?! – спросил он.
– Один из новых друзей твоей мамы, – ответил незнакомец.
– Это Фокусник?! – догадался Афанасий.
– Умен, как я и говорил, – усмехнулся собеседник. – А теперь слушай меня внимательно, Афанасий. Твоя мама должна помочь нам в одном очень важном деле. Для этого мы и забрали ее ноутбук. Но об этом никто не должен знать, поэтому мы наняли твою тетку, чтобы она изобразила Анастасию. Но ты и твой дядя все испортили. Зарубите себе на носу: если в дело вмешается полиция, вы больше никогда не увидите Анастасию. Ну а если будете вести себя тихо, очень скоро мы сами ее отпустим. Как только она выполнит нашу просьбу. Тебе все понятно?
– Д-да, – выдавил Афанасий.
– Ну вот и славно, – удовлетворенно произнес Фокусник и отключил видеосвязь.
Афанасий стоял и молча смотрел на видеофон.
Как они узнали его номер?! Хотя, если уж они взломали почтовый сервер, узнать номер видеофона для них вообще плевое дело. Но этот звонок его порядком напугал. Пожалуй, обращаться в полицию действительно не стоит.
Что понадобилось бандитам от его мамы, почему они заставляют ее помогать им?!
Ответ может найтись в переписке. Как ни крути, Афанасию придется просить у Одинцева помощи. Если, конечно, тот поправится.
Похоже, эти злодеи не намерены шутить.
Афанасий убрал видеофон в карман и поспешил домой. Кеша наверняка уже вернулся, ему не терпелось с ним поговорить.
Глава 8 Вся банда в сборе
Дядя Иннокентий действительно уже приехал из Екатеринбурга. Он сидел на кухне в джинсах и футболке с эмблемой любимой баскетбольной команды на груди, пил чай и ждал Афанасия. Когда мальчик вошел, Кеша кивнул на свободный стул, а сам налил племяннику чай и поставил на стол корзинку с булочками.
– Ну давай, рассказывай, – сказал Кеша и приготовился слушать, подперев голову рукой.
– А что рассказывать-то? Ты и сам уже, наверное, все понял, – произнес Афанасий, усаживаясь, – маму похитили. Сюда приехали полицейские, но в этот момент появилась эта… Марьяна. Они успокоились и уехали. А теперь оказалось, что она явилась украсть мамин ноутбук, да еще и привезла с собой дружков – Бильярдного Шара, Стилета, Айгуль и некоего Фокусника.
– Погоди… – Кеша озадаченно нахмурился. – А остальных ты откуда знаешь?
– Я нашел хакера по имени Плющ, который перехватывал мамины письма из Казахстана. Выяснилось, что это девочка…
– Хакер – девочка?!
– Да, мы с ней одного возраста. И на нее напали помощники Бильярдного Шара, мы насилу унесли от них ноги.
– Надеюсь, вы не пострадали? – забеспокоился Кеша.
– Она точно нет – удрала вперед меня. А я так, отделался парой синяков. А что там с Одинцевым? – спросил Афанасий.
– Его отвезли в больницу, – ответил Кеша. – Жить будет, но некоторое время поваляется на больничной койке. Кто-то швырнул в него ядовитой гадюкой. Явно кто-то из бандитов. Но нет худа без добра. Пока я помогал грузить его в машину «скорой», познакомился с такой потрясающей девушкой. Красавица. И она тоже из Москвы. Мне даже удалось назначить ей свидание.
Афанасий ошарашенно хлопнул себя по лбу. Происходят такие странные вещи, а его дядя только о девушках и думает.
Кеша словно прочел его мысли.
– Да, ты прав, – тут же смутился он, – сейчас не время думать о красотках. Нужно найти Анастасию.
– Когда я убежал от них, мне позвонил Фокусник, – сообщил Афанасий. – И сказал, что мама должна помочь им в одном деле. И если мы хотим ее снова увидеть, нам нельзя обращаться в полицию.
– Ну конечно! – воскликнул Кеша. – Кто бы сомневался. Вымогатели всегда выдвигают такие требования.
– Но они ничего не вымогают, – заметил мальчик, – они просто держат маму в плену. Нам нужно ее найти и освободить. Если полицию привлекать нельзя, сделаем это сами. Все-таки мы – два мужика.
– Ага, – кивнул Кеша, – меня поразила Марьяна… Как ее угораздило связаться с такими головорезами?!
– Может, уже расскажешь о ней? – попросил Афанасий. – Я понятия не имел, что у меня есть тетка.
– Ах да, конечно, – вспомнил Кеша. Он замялся, – с чего бы начать…
– С самого начала, – посоветовал Афанасий. – Я ведь никогда и дедушку с бабушкой не видел. Какие они? Что за люди?
– Ну, – задумался Кеша, – наш отец великий путешественник, он постоянно мотается по Вселенной. Мама – светская львица, живет на Сатурне, но иногда прилетает в свою резиденцию в Санкт-Петербург. Они развелись много лет назад, она не выносила его долгих отлучек, а путешествовать с ним ей не хотелось. Анастасия и я похожи на отца, нас тоже постоянно влекут приключения. А Марьяна пошла характером в мать. Они обе – высокомерные, напыщенные матроны. Их интересуют только деньги и положение в обществе. Когда Анастасия тебя усыновила – чему я лично был очень рад, – мать и Марьяна разорвали с ней отношения…
– Почему? – спросил Афанасий.
– Сложно сказать… – Кеша с задумчивым видом почесал затылок. – Ты отличный парень, так что твоей вины в этом нет. Просто они терпеть не могут детей. Мать нас постоянно отправляла в разные лагеря, чтобы мы поменьше попадались ей на глаза. Или улетала в развлекательные галактические круизы, предоставляя нас на попечение отца. Это происходило в те редкие моменты, когда он возвращался из своих экспедиций. К тому же наша мать постоянно молодится и скрывает от приятельниц свой истинный возраст. А наличие взрослых детей, да еще и внука, может разоблачить ее вранье. Ну а Марьяна просто не выносит Настю и меня. Они с твоей мамой близнецы, но кроме внешности у них нет ничего общего. Анастасия добрая, умная, смелая. А Марьяна… Нет, она не злая, но во всем старается найти выгоду для себя. Она жадная, трусоватая, ехидная. Все ее заботы – посетить как можно больше тусовок по всей галактике и подыскать себе богатого мужа. Наверное, и в это дело влезла, чтобы подзаработать.
– Ну да, – с расстроенным видом согласился Афанасий. – В ее сумке полно финансовых карточек. Значит, дедушка и бабушка в разводе и оба не хотят меня видеть?
– Когда-нибудь это изменится, вот увидишь, – попытался его утешить Кеша, – пойми, они не плохие… Просто плохо воспринимают перемены. Это касается бабушки. А деда, моего папашу, я и сам уже лет семь не видел. Говорят, он осел где-то на Альдебаране. Может, он и не знает о тебе. Это в его натуре. Он никогда не звонит и не пишет, но в любой момент может обрушиться словно снег на голову.
– Все-таки странная у нас семья, – произнес Афанасий.
– И не говори, – невесело усмехнулся Кеша.
Афанасий дожевал последнюю булочку и запил ее чаем.
– А вещи Марьяны?! – вдруг встрепенулся он. – Они еще здесь?!
– Понятия не имею, – пожал плечами Кеша. – У нее было много вещей?
– Только большая сумка, – вспомнил Афанасий. – Хотя… наверное, она взяла ее с собой.
Он тут же сбегал в спальню мамы.
Его опасения не подтвердились. Сумка лежала на прежнем месте, на журнальном столике. Афанасий с радостным кличем схватил ее и принес на кухню.
– Она еще здесь.
– Погоди, – напрягся Кеша. Они с Афанасием заглянули в сумку. Паспорт и косметика на месте. Кошелек из красной кожи тоже никуда не делся. – Знаешь, что это значит? Что она еще вернется за своим добром. У нее есть ключи от квартиры?
– Понятия не имею.
Афанасий раскрыл паспорт.
– Это документы мамы, – сказал он, – наверное, они отдали их Марьяне, чтобы ни у кого не возникло подозрений на ее счет. Так что она может и не вернуться. Если только не захочет бросить свои кремы и пудры.
– Не забывай про кошелек, – усмехнулся Кеша. – Марьяна ни за что не оставит кому-либо такую пачку карточек.
Словно в подтверждение его слов в дверь вдруг позвонили. Кеша вздрогнул.
– Это она! – воскликнул Афанасий и побежал открывать.
– Стой! – крикнул Кеша, вскакивая со стула. – А вдруг она не одна?!
Афанасий уже и сам об этом подумал. Он притормозил в прихожей, припал к дверному глазку и выглянул на лестничную площадку.
У порога стояла женщина, но это была не Марьяна. Красивая, молодая, с восточным разрезом глаз и длинными черными блестящими волосами.
– Кто это? – удивился Афанасий.
Кеша отодвинул его от двери и сам заглянул в глазок.
– Это она, – радостно воскликнул он. – Венера.
– Какая еще Венера?! – не понял Афанасий.
Но Кеша уже распахнул дверь.
– Заходи, – с довольной улыбкой сказал он. – Быстро нашла наш дом?
Венера грациозно шагнула в прихожую.
Афанасий застыл, пораженный ее красотой. Она выглядела как настоящая фотомодель. Женщина была одета в строгий черный брючный костюм, на ее плече висела сумка из мягкой черной кожи.
– Трудностей не возникло, – улыбнулась Венера. – Я хорошо знаю Москву.
– Это Венера, – представил Кеша свою знакомую, – мы познакомились в музее, я тебе говорил. Пригласил ее в гости, но не думал, что она придет так скоро.
– Здравствуйте, – вежливо кивнул Афанасий.
– А чего время тянуть? – усмехнулась Венера и глянула на мальчика. – А ты, наверное, Афанасий, племянник Иннокентия? Приятно познакомиться.
Она огляделась.
– А у вас хорошая квартира. Большая… И так похожа на музей.
– Да! – радостно кивнул Кеша. – У нас тут много разных интересностей.
Он закрыл дверь и пригласил Венеру в гостиную.
– Вы тоже работаете в музее? – поинтересовался Афанасий.
– Нет, – улыбнулась Венера, – но предметы старины меня интересуют. С некоторых пор…
И как-то странно на него посмотрела. Но тут же повернулась к Кеше.
– Вообще-то я увлекаюсь старинными книгами, – сказала Венера. – Это правда, что семейство Никитиных владеет обширной библиотекой манускриптов и фолиантов?
– Откуда ты знаешь? – удивился Кеша.
– Поговорила кое с кем из сотрудников музея.
– Да, мы собрали неплохую коллекцию, – кивнул Кеша. – Кое-что досталось от отца, но большинство книг мы обнаружили сами на различных раскопках и распродажах. Хочешь, покажу?
– Конечно! – воскликнула Венера. – Я и мечтать не могла о такой удаче. Особенно меня интересует все, что связано с мертвыми языками других планет. А еще литература о древних скифах.
– О, тогда я знаю, что тебе показать. – Кеша тут же повел ее в библиотеку.
Афанасий последовал за ними.
Что-то в этой женщине казалось ему странным. Выглядела она сногсшибательно и непохожа была на преступницу, но ее поведение его настораживало. С чего это вдруг такой красавице интересоваться старинными книгами и мертвыми языками? К тому же скифы. Насколько он помнил по рассказам мамы, скифами называли древние народы, жившие много веков назад на территории нынешнего Казахстана.
Минутку.
Афанасий потрясенно замер. Судя по внешности, Венера наверняка казашка. Она интересуется тем же, что интересовало маму. Да к тому же появилась как раз в то время, когда работа его мамы вдруг так заинтересовала преступников.
Может, она с ними заодно?!
Афанасий сделал пару шагов и снова остановился. Дядя Кеша в библиотеке уже показывал Венере книги, а она с увлеченным видом перелистывала желтые страницы и кивала.
Что, если Афанасий прав? Как предупредить дядю об опасности?
В дверь вдруг снова позвонили.
Афанасий вернулся в прихожую и глянул в глазок.
Это была Плющ. Девочка стояла у самой двери, будто сама пытаясь его разглядеть.
Обрадованный Афанасий распахнул дверь…
И тут же пожалел об этом.
Плющ не стояла, а висела в воздухе.
Ее ноги раскачивались в полуметре над полом. Бильярдный Шар держал ее за шкирку, будто маленького котенка, и довольно ухмылялся.
– Извини… – сдавленно прохрипела Плющ.
Бильярдный Шар грубо толкнул его и шагнул в квартиру.
Афанасий не на шутку перепугался. Этот детина здесь. Как он сумел вычислить их адрес?! Хотя что за глупые вопросы? Все сотрудники музея знали, где живет Анастасия Никитина.
– Кеша… – крикнул Афанасий.
Он хотел убежать, но громила схватил за шиворот и его.
Теперь они с Плющ оба болтались в воздухе. Бильярдный Шар встряхнул их, словно парочку пыльных ковриков, и расхохотался.
Кеша принесся из библиотеки и замер.
– А ну отпусти их, – рявкнул он. – Или хочешь неприятностей?! Могу устроить.
Кеша подскочил к стене и сорвал с нее старинную саблю, купленную на распродаже где-то в Краснодарском крае. Она немного потускнела, но выглядела очень грозно. Он взмахнул оружием, словно настоящий гусар, и выставил клинок перед собой. Сказались долгие годы тренировок.
В этот момент позади него показалась Венера. Сумка все еще висела на ее плече.
– Никаких неприятностей не будет, – вкрадчиво произнесла женщина, – если все мы сейчас успокоимся.
Кеша ошарашенно обернулся.
– Чего? – не понял он. – Так ты с ним заодно?!
– Какого черта ты приперся сюда, Бильярдный Шар?! – злобно крикнула Венера. – Сказала же, чтобы ты ждал меня в фургоне. Снова все испортил.
– Она бежала сюда. – Бильярдный Шар встряхнул Плющ. – Вот я и решил ее задержать, чтобы она их не предупредила. Да только догнал ее, когда она уже позвонила. Что еще мне оставалось?!
– Я была так близка, – расстроенно бросила Венера.
Кеша отскочил от нее, как от прокаженной.
– Так ты тоже в банде?! – воскликнул он. – Ты меня обманула.
Венера округлила глаза.
– И в чем же я тебя обманула? – усмехнулась она. – На вашем языке меня действительно зовут Венера, что по-казахски, по-настоящему, звучит как Шолпан. И я на самом деле интересуюсь древностями и старинными книгами. Ну и еще кое-чем.
Она сунула руку в сумку, висевшую на плече, и вдруг извлекла оттуда большую черную змею.
Афанасий сразу понял, что это гадюка, такая же, что укусила Одинцева. Змея угрожающе шипела и извивалась.
Шолпан что-то шепнула ей, и гадюка немного успокоилась.
Женщина держала ее двумя руками.
– Познакомьтесь с одной из моих подружек, – сказала она. – Чрезвычайно ядовита, чрезвычайно опасна. Лучше вам выполнить мои требования, иначе я пущу ее в ход.
Кеша застыл, потрясенно глядя на змею. Это оружие оказалось опаснее его сабли.
– Брось свой ножик, Никитин, – жестко приказала Шолпан. – Или Бильярдный Шар размозжит головы этим глупым детишкам.
Кеша бросил полный сожаления взгляд на Афанасия и в досаде швырнул саблю на пол.
– Отлично, – кивнула Шолпан. Она ногой отпихнула клинок подальше. – А теперь иди в библиотеку и принеси мне книги по расшифровке скифской письменности. Анастасия говорила, они у вас есть.
– Так это вы похитили маму?! – крикнул Афанасий.
Бильярдный Шар снова его тряхнул.
– Мы, – зловеще улыбнулась Шолпан, – но она сама виновата. Мы предлагали ей сотрудничать добровольно, а она отказалась. Пришлось пойти на крайние меры.
– Что вам от нее нужно?! – нахмурился Кеша.
– Ничего такого, что она не сможет нам дать. А для этого ей понадобился ноутбук, который она оставила в уральском музее, и пара-тройка книг из домашней библиотеки. Тащи их сюда и хватит болтать. Мой человек по-прежнему держит твоего племянничка.
Кеша нехотя поплелся в библиотеку.
– И не вздумай звонить в полицию, – крикнула вдогонку Шолпан, – мы за тобой следим.
– А может, нам и мальчишку с собой взять?! – предложил вдруг Бильярдный Шар. – Мамаша куда охотнее начнет работать, если ее дражайшему сыночку будет грозить опасность.
Афанасий похолодел. Плющ озабоченно на него покосилась.
– А это хорошая мысль, – согласилась Шолпан. – Пожалуй, мы так и сделаем.
Она затолкала змею обратно в сумку. Кеша как раз появился в прихожей с несколькими книгами в руках.
– Вот, – недовольно произнес он. – Это справочники Анастасии.
– Благодарю, – улыбнулась Шолпан.
Она резко схватила с тумбочки хрустальную вазу и ударила Кешу по голове. Дядя рухнул как подкошенный.
– Нет! – крикнул Афанасий.
Шолпан подобрала упавшие книги и кивнула Бильярдному Шару.
– За мной, – скомандовала она.
– А с этой что делать? – громила поднял Плющ повыше. – Убить?
Шолпан насмешливо глянула на девочку.
– Не стоит, – произнесла она, – маленькая дрянь наверняка поняла, что с нами шутки плохи. Ведь так?! – И демонстративно погладила свою сумку.
– Так, – испуганно выдохнула Плющ.
Бильярдный Шар тут же швырнул девочку в гостиную. Плющ рухнула на диван, перекатилась через спинку и упала на пол. А громила и Шолпан выбежали из квартиры и понеслись вниз по лестнице.
Толстяк забросил Афанасия на спину, как мешок с картошкой, голова мальчика болталась из стороны в сторону, а зубы клацали на каждой ступеньке. Чтобы не прикусить язык, Афанасию пришлось крепко сжать челюсти.
– Отпустите меня! – крикнул мальчик, когда бандиты ненадолго замедлили ход. – Не то я за себя не ручаюсь.
Шолпан и ее спутник лишь рассмеялись.
Афанасий надеялся, что кто-то из соседей выйдет на площадку, увидит бандитов и вызовет полицию. Но время стояло позднее, жильцы наверняка уже мирно спали и видели десятый сон.
Выбежав на улицу, бандиты направились к припаркованному неподалеку большому черному фургону. При их приближении дверь с лязгом открылась, и они проворно забрались внутрь.
Толстяк швырнул Афанасия на свободное сиденье.
– Вы забрали и его?! – удивленно спросила Айгуль. Это она впустила их в салон. – Зачем?
– Тебя не спросили, – огрызнулась Шолпан.
За рулем сидел Стилет. Он лишь усмехнулся и завел двигатель.
Фургон покачнулся и тяжело взмыл в воздух, зависнув над асфальтом. Мощные турбины громко шумели. В следующую секунду машина унеслась прочь со двора.
Дверь все еще оставалась открытой. Афанасий резко рванулся к выходу, но Бильярдный Шар толкнул его обратно. Шолпан захлопнула дверь.
– Не так быстро, пацан. Бежать тебе некуда.
– Да и к чему? Скоро ты встретишься со своей мамулечкой, – сказал толстяк. – Разве ты не этого хочешь?
Конечно, Афанасий хотел увидеть маму. Но он понимал, что станет таким же пленником, как она. А чтобы спасти маму, ему лучше было остаться на свободе.
– Вся банда в сборе?! – злобно спросил Афанасий. – Только Фокусника не хватает.
– А ты неплохо осведомлен, маленький паршивец, – сказала Шолпан.
Стилет вывел фургон на центральную трассу. Машина быстро понеслась к центру города. Огни уличных фонарей так и мелькали под ними, за тонированными стеклами.
– А действительно, где он? – поинтересовался у подельников Бильярдный Шар.
– Отправился в Казахстан, в Алматы, – ответил Стилет, – найден еще один фрагмент, он попытается его заполучить.
– Без нас?! – удивился толстяк. – Мы же одна команда.
– Если ему понадобится наша помощь, он сообщит, – отрезал Стилет, не сводя глаз с дороги.
Афанасий внимательно прислушивался к разговору.
– Мне уже не терпится вернуться на родину, – сказал Бильярдный Шар, – надоела эта Москва. Ладно хоть хорошо платят. Иначе пришлось бы снова прозябать в чужих цирках.
– Заткнитесь, вы оба, – рявкнула Шолпан. – Здесь есть лишние уши, не забыли?!
Она повернулась к Афанасию.
– Доставили вы нам хлопот, ты и твоя несговорчивая мамаша.
– Мы никому не сделали ничего плохого! – воскликнул Афанасий. – Это вы никак не оставите нас в покое. Минутку! – вдруг вспомнил он. – Значит, это вы подстроили, чтобы на археологов напали змеи?!
Шолпан довольно улыбнулась.
– Это нетрудно, – заявила она. – Змеи – мои друзья.
– А нападение на директора музея – тоже ваша работа?!
– Я стояла под окнами, когда он высунулся наружу и увидел меня. Одинцев мог узнать меня. Он сам виноват в том, что случилось.
Афанасий раздраженно фыркнул:
– Все кругом сами виноваты. А вы просто святая. Мне кажется, никто не виноват в том, что вы – просто злобная ведьма.
Айгуль вдруг звонко рассмеялась.
– А ведь он прав! – воскликнула она. – Шолпан – черная ведьма и все женщины в ее роду были ведьмами.
– Заглохни, – окрысилась на нее Шолпан.
– Королева всех гадюк, – хохотнула девчонка.
– Молчать. Кому сказала?!
Фургон как раз подлетал к мосту через реку. На соседних полосах движения не было видно ни одной машины.
– Хватит затыкать мне рот, – обиделась Айгуль. – Ты недостойна сметать пыль с моих сапожек.
– Глупая девчонка. Я уже трижды пожалела, что мы взяли тебя с собой.
– Да ты мне просто завидуешь. Я куда моложе и красивее тебя, вот ты и злишься.
Обстановка в фургоне быстро накалялась.
– Что?! – оскорбилась Шолпан. – Чему мне завидовать?! Твоей глупости?! Тебя послали к этой девке-хакеру, а ты провалила задание. Как только шеф об этом узнает, тебе не поздоровится.
– Я исправлюсь.
– Ты снова все испортишь.
– Я же не такая глупая, как ты.
– Я вышвырну тебя вон.
– Мой папаша тебя за это по головке не погладит.
– Плевать на твоего папашу. Вы с ним одного поля ягоды. Двое полоумных.
– Не смей оскорблять моего родителя.
– Дрянная девчонка.
– Старуха.
– Бестолочь.
– Чтобы у тебя все волосы повылазили, а лицо покрылось черепашьим панцирем.
– Ну все, – брызгая слюной, завопила Шолпан, – с меня хватит. Мне надоело терпеть выходки этой соплячки.
Она вдруг схватила Айгуль за грудки, дернула на себя, а свободной рукой распахнула дверь фургона. В салон ворвался прохладный ветер. Они были всего в паре метров от перил.
Афанасий испуганно уставился на сцепившихся бандиток, Бильярдный Шар с улыбкой наблюдал за происходящим.
Айгуль поняла, что дело запахло керосином.
– Нет! – завопила она. – Я не умею плавать…
– Я знаю, – процедила сквозь зубы Шолпан.
И на полном ходу вышвырнула девчонку из фургона.
Айгуль с истошным визгом перелетела через перила и скрылась в темноте. Шолпан взялась за ручку и хотела захлопнуть дверь.
Афанасий понял, что другого шанса у него может и не быть. Он резко сорвался с места и выпрыгнул следом за Айгуль.
Шолпан испуганно вскрикнула. Стилет с силой ударил по тормозам, фургон развернуло, и он завис над пустой дорогой. Шолпан и Бильярдный Шар сами едва не вывалились наружу.
Афанасий перелетел через бетонный парапет моста и камнем полетел вниз.
Черная блестящая поверхность реки устремилась ему навстречу.
Глава 9 Неожиданные союзники
Афанасий вошел в холодную воду ногами вперед, мгновенно скрывшись с головой. У него даже дух захватило от холода.

Купить РєРЅРёРіСѓ «РђС„анасий Никитин Рё легенда Рѕ четырех колдунах» Гаглоев Евгений

Читать «Афанасий Никитин и легенда о четырех колдунах» — Гаглоев Евгений Фронтикович — Страница 1 — ЛитМир

Солнце давно закатилось за песчаные холмы, и на степную равнину опустилась непроглядная тьма, но археологи, увлеченные раскопками древнего кургана, и не думали прекращать работу. Площадь раскопок окружало множество светильников, установленных на специальных штативах, неподалеку бесшумно работал генератор, вырабатывающий электрический ток. Роботы-помощники, состоящие в штате археологического института, вышагивали по территории древнего городища, убирали в сторону землю, песок и камни, которые археологи выгребали из кургана.
Работы подходили к концу, старинное захоронение вот-вот должно было показаться из-под земли, и ученых охватил настоящий азарт. Они не хотели останавливаться на достигнутом, торопились поскорее увидеть результаты своих трудов.
Судя по старинным записям, обнаруженным в другом древнем городе, под курганом был похоронен знаменитый черный колдун Хафиз, живший в этих местах более четырех тысяч лет назад. Насыпь имела пятиугольную форму и была больше тридцати метров в диаметре. Верхнюю часть захоронения уже аккуратно убрали лопатами, без применения специальной техники. К такой деликатной работе роботов старались не подпускать. В земляных завалах обнаружились черепки, керамические украшения, фрагменты одежды, украшенные драгоценными камнями, обломки каменных табличек с письменами. Но это были мелочи. Главная находка ждала внизу, и археологи продолжали поиски, несмотря на довольно позднее время.
В команду входили как русские, так и казахские ученые, представители дружественных музеев России и Казахстана.
Руководили группой Анастасия Никитина и Кемаль Маратович Усенбаев.
Анастасия, красивая молодая женщина лет тридцати с пышной гривой рыжих волос и голубыми глазами, работала в Историческом музее Москвы и считалась одним из лучших на Земле специалистов по археологии и старинной письменности. Ее фамилию знали на многих планетах Солнечной системы, ведь по долгу службы Анастасии приходилось помогать не только земным археологам, но и коллегам с Урана, Нептуна, Юпитера и многих других обитаемых миров. Особенно хорошо Анастасии удавалась расшифровка древних шрифтов. Она владела многими старинными языками разных галактических систем и могла бегло общаться даже с жителями планеты Бузияр, чей словарь считался одним из самых сложных среди обитаемых миров.
Кемалю Маратовичу, профессору археологии Центрального государственного музея Казахстана, давно перевалило за шестьдесят, но на пенсию старичок не торопился. Его бодрости и жизнелюбию позавидовали бы и молодые коллеги. Он и пригласил в Казахстан Анастасию, чтобы вместе изучать результаты раскопок.
Анастасия приостановилась, стянула в хвост разметавшиеся волосы. Она вытерла взмокший лоб рукавом рубашки и осмотрелась. За время раскопок она обнаружила несколько наконечников стрел, осколки посуды и целую коллекцию бронзовых фигурок, изображающих различных животных. Казалось бы, ничего особенного, но историкам эти мелочи могли многое рассказать о людях, живших здесь в незапамятные времена.
– Устали, Настя? – спросил Кемаль Маратович. – Можем сделать перерыв.
– Ну что вы, – улыбнулась Анастасия. – Только не сейчас, ведь мы уже так близки. И какая тут усталость, если работа в удовольствие?
Кемаль Маратович понимающе кивнул. Он и сам был таким же неутомимым. За долгие годы работы в алматинском музее он отыскал великое множество древностей, которые украсили многие экспозиции.
Анастасия взяла в руки лопату и аккуратно воткнула ее в землю. Послышался глухой удар.
Ученые переглянулись. Анастасия руками разгребла песок, и они увидели твердую округлую поверхность. Никитина осторожно копнула рядом, и ее лопата вновь уперлась в препятствие.
– Настил из бревен! – воскликнула Анастасия. – Мы дошли до настила.
Несколько человек побросали свою работу и подошли. Роботы-помощники остановились на краю ямы. Они с удовольствием присоединились бы к раскопкам, но их металлические руки не были предназначены для осторожного сметания пыли со старинных хрупких вещиц.
Ученые уже осторожно убирали землю с бревенчатого настила, закрывавшего захоронение. Вскоре под ногами уже была целая площадка из круглых сосновых бревен.
– Они почти окаменели, – заметил один из членов экспедиции, улыбчивый парень по имени Андрей, – об эти бревнышки можно запросто лопату согнуть.
– Тяньшанская сосна, – со знанием дела отметил Кемаль Маратович. – В этих краях она не растет, значит, ее специально сюда привезли. Хафиз был очень знатным человеком.
– К тому же колдуном, – добавил Андрей, – не боитесь, что на нас обрушится его проклятие?
– Мы ведь не в Египте, – улыбнулась Анастасия.
– И живем в двадцать втором веке, – добавил профессор Усенбаев, – стыдно, Андрей, верить в суеверия.
Анастасия склонилась, чтобы помочь Андрею отбросить в сторону пласт дерна. С ее шеи свесился медальон на тонкой золотой цепочке.
– Осторожно, Настя, – предупредил ее Кемаль Маратович, – не потеряйте украшение.
– Не хотелось бы, – кивнула она, убирая медальон.
– Ценная вещь? – спросил Андрей. – Тоже из древностей?
– Ценная, но совсем не в том смысле. – Она достала медальон и открыла его, продемонстрировав Кемалю Маратовичу и Андрею спрятанную в нем фотографию симпатичного светловолосого паренька.
– Это мой сын Афанасий.
– Красавчик, – кивнул Кемаль Маратович. – Сколько ему?
– Уже двенадцать, – с гордостью сказала Анастасия.
– Но он совсем на вас не похож, – отметил Андрей.
– А я его усыновила. Так случилось, что у меня не может быть детей. Но однажды в наш музей привели экскурсию малышей из детского дома. Я увидела Афоньку и уже не могла его забыть. Как он лез ко всем экспонатам, с каким интересом все рассматривал, как слушал экскурсовода. Я сразу поняла, что он прирожденный искатель приключений. Ну а его имя и моя фамилия – разве можно такое проигнорировать? Афанасий Никитин. Мы уже семь лет вместе, и я рада каждому дню, что провела с ним.
– А ваша семья не возражала? – осведомился Кемаль Маратович.
– Да как сказать, – слегка нахмурилась Анастасия, – мой младший брат Иннокентий пришел в дикий восторг: он давно мечтал о племяннике. А остальные родственники с нами с тех пор не общаются. Но это пустяки. Они и раньше меня не особо жаловали. Родители считали, что я должна занимать какую-нибудь высокую должность в крупной компании. Но разве можно променять всю эту романтику на скучную офисную жизнь?
– Это точно, – кивнул Андрей. – Я тоже никогда не стремился стать офисным клерком. Мне предлагали стать директором музея на Юпитере, но я отказался. Это же можно со скуки помереть.
– Вам стоило взять с собой Афанасия, Настя, – сказал Кемаль Маратович, – мальчику понравилась бы наша экспедиция. К тому же Казахстан – очень красивая страна. Ему стоит увидеть все это: наши горы, степи, озера.
– Когда я уезжала, у него еще не закончился учебный год, – ответила Анастасия. – Зато теперь, когда начались летние каникулы, я воспользуюсь вашим приглашением и привезу Афоню сюда.
Анастасия действительно собиралась через пару дней ненадолго вернуться в Россию.
– Он будет в восторге, – добавила она.
– А с кем он сейчас?
– С моим братом.
– Хорошо, когда есть на кого положиться, – кивнул Кемаль Маратович.
– О Кеше я бы такого не сказала, – улыбнулась Анастасия, – скорее Афанасий приглядывает за ним, чем наоборот.
Настил из бревен оказался гораздо шире в диаметре, чем поначалу предполагали археологи. Ученые все никак не могли добраться до края. Древние строители подогнали бревна так плотно друг к другу, что между ними практически не было зазора.
– Добротная работа, – дивился Кемаль Маратович, – могильщики серьезно подошли к своим обязанностям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *