Датская легенда о принце амлете

Легенда о Гамлете — Вечный образ Гамлета в трагедии Шекспира

Прототипом Гамлета был полулегендарный принц Амлет, имя которого встречается в одной из исландских саг Снорри Стурлусона. Это позволяет делать предположение, что сюжет о Гамлете, вероятно, был предметом ряда древних преданий[1].
Первый литературный памятник, в котором рассказывается сага о мести Амлета, принадлежал перу средневекового датского летописца Саксона Грамматика. В «Истории данов», написанной около 1200 года он сообщает, что эта история произошла ещё в языческие времена, то есть до 827 года, когда Дания приняла христианство[1].
Краткое изложение повести, записанной Саксоном Грамматиком:
Датский феодал Горвендил прославился силой и мужеством. Его слава вызвала зависть норвежского короля Коллера, и тот вызвал его на поединок. Они условились, что к победителю перейдут все богатства побеждённого. Поединок закончился победой Горвендила, который убил Коллера и получил все его достояние. Тогда датский король Рерик отдал в жёны Горвендилу свою дочь Геруту. От этого брака родился Амлет.
У Горвендила был брат, Фенгон, который завидовал его удачам и питал к нему тайную вражду. Они оба совместно правили Ютландией. Фенгон стал опасаться, что Горвендил воспользуется расположением короля Рерика и приберёт к рукам власть над всей Ютландией. Несмотря на то, что для такого подозрения не было достаточных оснований, Фенгон решил избавиться от возможного соперника. Во время одного пира он открыто напал на Горвендила и убил его в присутствии всех придворных. В оправдание убийства он заявил, что будто бы защищал честь Геруты, оскорблённой своим мужем. Хотя это было ложью, никто не стал опровергать его объяснений. Владычество над Ютландией перешло к Фенгону, который женился на Геруте. До этого между Фенгоном и Герутой близости не было.
Амлет был в тот момент ещё очень юн. Однако Фенгон опасался, что, став взрослым, Амлет отомстит ему за смерть отца. Юный принц был умён и хитёр. Он догадывался об опасениях своего дяди Фенгона. А для того чтобы отвести от себя всякие подозрения в тайных намерениях против Фенгона, Амлет решил притвориться сумасшедшим. Он пачкал себя грязью и бегал по улицам с дикими воплями. Кое-кто из придворных стал догадываться, что Амлет только притворяется безумным. Они посоветовали сделать так, чтобы Амлет встретился с подосланной к нему красивой девушкой, на которую возлагалось обольстить его своими ласками и обнаружить, что он отнюдь не сошёл с ума. Но один из придворных предупредил Амлета. К тому же оказалось, что девушка, которую выбрали для данной цели, была влюблена в Амлета. Она тоже дала ему понять, что хотят проверить подлинность его безумия. Таким образом, первая попытка поймать Амлета в ловушку не удалась.
Тогда один из придворных предложил испытать Амлета таким способом: Фенгон сообщит, что он уезжает, Амлета сведут с матерью, и, может быть, он откроет ей свои тайные замыслы, а советник Фенгона подслушает их разговор. Однако Амлет догадался о том, что всё это неспроста: придя к матери, он повёл себя как помешанный, запел петухом и вскочил на одеяло, размахивая руками. Но тут он почувствовал, что под одеялом кто-то спрятан. Выхватив меч, он тут же убил находившегося под одеялом советника короля, затем разрубил его труп на куски и бросил в сточную яму. Совершив все это, Амлет вернулся к матери и стал упрекать её за измену Горвендилу и брак с убийцей мужа. Герута покаялась в своей вине, и тогда Амлет открыл ей, что он хочет отомстить Фенгону. Герута благословила его намерение.

Прототипом Гамлета был полулегендарный принц Амлет, имя которого встречается в одной из исландских саг Снор


«Гамлет», трагедия У. Шекспира. Эта трагедия У. Шекспира ставилась в 1601–1602 гг., впервые была опубликована в 1603 г. под названием «Трагическая история Гамлета, принца Датского. Сочинение Уильяма Шекспира. В том виде, как она была несколько раз представлена актерами его величества в Лондоне, а также в университетах Кембриджа и Оксфорда и других местах». Очевидно, это была «пиратская» версия, частично записанная во время спектаклей, частично составленная из второстепенных ролей тех актеров, которые продали выданные им театром «Глобус» тексты издателям. Полный текст появился в 1604 г. во втором издании под названием: «Трагическая история Гамлета, принца Датского. Сочинение Уильяма Шекспира. Вновь напечатанная и увеличенная почти вдвое против прежнего по подлинной и полной рукописи».
Истоки сюжета и образа Гамлета как вечного образа. У Гамлета был реальный прототип — датский принц Амлет, живший ранее 826 г. (так как история Амлета относится, согласно источникам, к языческим временам, а этот год можно считать началом христианизации Дании, когда туда пришла первая христианская миссия; официальное же принятие христианства произошло при Харальде I в 960 г.).
Примерно через 400 лет о нем упоминает в одной из исландских саг поэт-скальд Снорри Стурлусон (1178–1241), самый знаменитый из исландцев, как считают жители этого северного острова. Примерно тогда же историю Амлета рассказал датский хронист Саксон Грамматик (ум. около 1216 г.) в книге III «Истории датчан» (на лат. яз., около 1200 г.). У Саксона Грамматика Амлет — волевой, хитрый, жестокий исполнитель праведной мести. Несколько подозрительно совпадение мотива этой мести с античным мифом об Оресте, мстящем за смерть своего отца Агамемнона его убийце Эгисфу, обольстившему мать Ореста с целью овладеть престолом. Но, с другой стороны, такая история вполне могла иметь место в реальности, а античный миф средневековый датский хронист мог и не знать. Конечно, Шекспир не читал Саксона Грамматика, он узнал сюжет из более поздних источников, которые, тем не менее, восходят к этому тексту, как считают ученые.
Прошло еще 400 лет, и история принца стала известна во Франции, где «История датчан» Саксона Грамматика была выпущена (на латинском языке) в Париже впервые в 1514 г. Во второй половине столетия она привлекла внимание французского поэта и историка Франсуа де Бельфоре (Francois de Belleforest, 1530–1583) и была пересказана им по-французски и вообще по-своему, став «Историей третьей — о том, какую хитрость задумал Гамлет, в будущем король Датский, чтобы отомстить за своего отца Хорввендила, убитого его родным братом Фангоном, и о других событиях из его жизни» в принадлежавшем Бельфоре собрании текстов (подобных же компиляций, переводов, подражаний), входивших в пятитомный коллективный труд «Необычайные истории, извлеченные из многих знаменитых авторов» («Histoires prodigieuses extradites de plusieurs fameus auteurs»). История была переведена на английский язык с рядом изменений под названием «The History of Hamlet», Шекспир мог пользоваться изданиями 1576 или 1582 г.). А в 1589 г. английский писатель Томас Нэш сообщает уже о «куче Гамлетов, рассыпающих пригоршнями трагические монологи» (Цит. по: Аникст А. А. «Гамлет» // Шекспир У. Полн. cобр. cоч. : В 10 т. М., 1994. Т. 3. С. 669). Тогда же появилась трагедия о Гамлете, приписываемая Томасу Киду. Текст ее не сохранился, но известно, что в ней уже был призрак отца Гамлета, призывавший сына к мести. Очевидно, тема мести была в ней основной. Из этого предположения вытекает отнесение несохранившейся пьесы к жанру «трагедии мести», популярному в Англии в это время, по той же причине специалисты связали ее с именем Кида, крупнейшего мастера жанра.
Итак, 400 лет потребовалось, чтобы история реального человека стала материалом литературы. Еще 400 лет он постепенно обретал черты популярного литературного героя. В 1601 г. Шекспир в своей трагедии поднял Гамлета до уровня одного из самых значительных образов мировой литературы. Но представление о Гамлете как о вечном образе формировалось еще 400 лет, вплоть до нашего времени. Прослеживается очевидная 400-летняя цикличность развития образа.
400-летняя цикличность формирования образа Гамлета как вечного образа мировой литературы не вписывается в общий ход мирового литературного процесса с его «трехвековыми арками». Если обратиться к другим вечным образам, то можно отметить намечающуюся 400-летнюю цикличность в образах Дон Кихота, Дон Жуана, Фауста и некоторых других и иные цикличности во многих других случаях. Отсюда вывод: хотя вечные образы развиваются циклично, эта цикличность почти никогда не совпадает с общими циклами развития мировой литературы. Иначе говоря, вечные образы не случайно названы вечными: они не связаны с закономерностями истории литературы (в этом смысле — имеют внеисторический характер).
Но это не значит, что они никак не связаны с историей литературы, свободны от нее. Поступь литературной истории проявляется в интерпретации вечных образов, что влияет на их функционирование в культуре.
Если соотношение цикличностей применить к образу Гамлета, можно сделать вывод о том, что он должен по-разному рассматриваться применительно к «трехвековой арке» Нового времени (XVII–XIX века) и «трехвековой арке» Новейшего времени (XX–XXII века).
Было бы неверно считать, что отнесение Гамлета к вечным образам неоспоримо. В 1930-е годы в «Литературой энциклопедии» была помещена статья «Гамлет», которую написал И. М. Нусинов, автор известных работ о вечных (или, как он считал, «вековых») образах (См.: Нусинов И. М. Вековые образы. М., 1937; Его же. История литературного героя. М., 1958). Так вот именно И. М. Нусинов в этой статье категорически отрицал возможность отнесения Гамлета к вечным образам. Он писал: «Г[амлет] — синтетический образ нисходящего дворянина XVI в., к-рый, потеряв свою социальную основу, усомнился в вековой правде, но не обрел новой, ибо новая правда — правда класса, вырвавшего у Г[амлета] из-под ног его основу. Натиск этого нового класса заставляет его критически посмотреть на вековую феодальную истину, на истину католической церкви и вслушаться в голоса Бруно, Монтэня, Бэкона. Но «царство человека», к к-рому зовет Бэкон, обозначает конец царства феодала. «Принц Г[амлет]» отворачивается от веры Дж. Бруно, от утверждения радости жизни Монтэня, от упоения силой знания Бэкона, от творческой жертвенности и действенности мысли Возрождения и утверждает философию безволия, пессимистический цинизм, торжество все пожирающего червяка, жажду бегства из «опустелого сада» жизни в небытие». Отсюда вывод ученого: «Образ Г[амлета] детерминирован его действительностью. Стало быть, Г[амлет] для своего времени был только социальным образом. Он стал психологическим типом, «вечным образом», философской категорией, «гамлетизмом» — для последующих веков. Иные исследователи даже утверждали, что автор «Г[амлета]» с самого начала ставил перед собой задачу создать «общечеловеческий тип», «вечный образ». Это верно лишь в том смысле, что класс часто склонен свой исторический опыт возводить в вечную норму, он кризис своего социального быта воспринимает, как кризис бытия. Классу тогда кажется, что не нисходящий аристократ колеблется между старыми феодальными и новыми буржуазными нормами, между догматами религий и данными опыта, между слепой верой и критическим мышлением; не теряющий свое социальное равновесие аристократ готов уйти в небытие, лишь бы не познать катастрофы спуска по социальной лестнице, — а человек всех веков стремится сбросить «бремя жизни», покончить с «бедой», к-рая «так долговечна». Покой смерти манит из безысходности не одного «принца датского». Для всех «живых такой конец достоин желаний жарких». Драма класса рисовалась автору «Г[амлета]», как драма человечества. Но, по существу, он дал не вечную драму человечества, даже не драму всей своей эпохи, а лишь драму определенного класса в определенный отрезок времени. Драма Г[амлета], как уже выяснено, была абсолютно чужда мыслителям-современникам Шекспира, чье мышление детерминировалось бытием буржуазии. Для них, как мы видели, мысль не парализовала действия, а, направляя, стимулировала лишь большую активность. […] Мир и человек — прекрасны, но не дано ему быть счастливым — таков смысл жалоб Г[амлета]. Потому не дано, что жизнь для нисходящей аристократии стала «смешением ядовитых паров». Впредь не она, а накопляющая буржуазия будет обрабатывать сад жизни. Драма Г[амлета] — драма класса, выбитого из своего векового гнезда. Горе Г[амлета] — горе того, кто у развалин созданного его классом здания не сознает, что здания этого класса больше не дано воздвигнуть, не имеет достаточно силы, чтобы встать в ряды строителей нового класса, и все время переходит от робкой надежды на новое к тоске и отчаянию по утерянному старому. К прошлому возврата нет, в новое включиться сил нехватает. […] Здесь вскрывается до конца, что Г[амлет] образ классовый, временный, а не общечеловеческий, вечный. Великое дело осуществимо силами молодого класса. Оно не по силам лишь Г[амлету], он «путается, изворачивается, пугается, то подвигается вперед, то отступает назад» (Гёте), в то время как новый класс создает новую «связь времен». Синтезируя кризис английского дворянства на стыке двух социальных формаций — феодальной и капиталистической — Г[амлет] впоследствии мог обрести значение символа для целого ряда социальных групп различных народов, когда они, также очутившись на стыке двух социальных формаций, не могли больше ни продолжать идти дорогой исторически осужденного класса, ни начать строить новое социальное здание. […] Гамлеты приходят каждый раз, когда класс теряет почву, когда у него не хватает действенной решимости вырвать власть у стареющего класса и когда у лучших представителей погибающего или
слабого еще молодого класса, осознавших, что старое осуждено, не хватает силы, чтобы стать на почву класса, идущего на смену, потому они «одиноки и бесплодны». «Гамлетизм» — не вечное свойство ищущего и сомневающегося человеческого духа, а мироощущение класса, из рук к-рого выпал исторический меч. Для него мысль есть мысль о своем бессилии, и поэтому в нем «блекнет румянец сильной воли, когда начнет он размышлять». Стремление видеть в Гамлете извечный «удел живых» является, по меткому слову Гервинуса, «лишь неспособностью идеалистов-мечтателей выносить действительность», которая осудила их на гамлетическое бесплодное рефлектирование».
Это, несомненно, концепция. Но, думается, отрицание «вечного» в Гамлете скорее свидетельствует не о временности образа, а о временности (связи со своим временем) концепции. Не случайно автор говорит о «Вильяме Шекспире», беря его имя в кавычки: он, развивая логику своей концепции, считает, что пьесы Шекспира были написаны кем-либо из английских аристократов. Только при таком допущении его концепция вообще имеет право на существование, если же Шекспир — драматург и актер театра «Глобус», она утрачивает свой главный стержень. Культурный тезаурус, персональный или коллективный, всегда отмечен неполнотой, фрагментарностью, относительной непоследовательностью по сравнению с реальным развитием культуры. Но фрагменты действительности субъективно связываются в единую картину, которая представляется логичной. Мышление тезаурусно. В концепции И. М. Нусинова это наглядно проявилось. Так же тезаурусно и мы воспринимаем его взгляды: что-то (например, утверждение о том, что Шекспир не задумывал образ Гамлета как вечный) вполне приемлемо, что-то (прежде всего, сведение трагедии Гамлета к трагедии класса феодалов, над которым одерживает верх буржуазия) кажется просто наивным.
Во всех других концепциях обнаружится та же тезаурусная ограниченность. Но именно в таком виде и существуют в мировой культуре вечные образы.
Трактовки образа Гамлета. Гамлет — одна из самых загадочных фигур мировой литературы. Вот уже несколько столетий писатели, критики, ученые пытаются разгадать загадку этого образа, ответить на вопрос, почему Гамлет, узнав в начале трагедии правду об убийстве отца, откладывает месть и в конце пьесы убивает короля Клавдия почти случайно. И. В. Гёте видел причину этого парадокса в силе интеллекта и слабости воли Гамлета. Сходную точку зрения развивает В. Г. Белинский, добавляя: «Идея Гамлета: слабость воли, но только вследствие распадения, а не по его природе». И. С. Тургенев в статье «Гамлет и Дон Кихот» отдает предпочтение испанскому идальго, критикуя Гамлета за бездеятельность и бесплодную рефлексию. Напротив, кинорежиссер Г. Козинцев подчеркнул в Гамлете активное начало, увидел в нем непрерывно действующего героя. Одну из самых оригинальных точек зрения высказал выдающийся психолог Л. С. Выготский в «Психологии искусства» (1925). По-новому поняв критику Шекспира в статье Л. Н. Толстого «О Шекспире и о драме», Выготский предположил, что Гамлет не наделен характером, а является функцией действия трагедии. Тем самым психолог подчеркнул, что Шекспир — представитель старой литературы, не знавшей еще характера как способа обрисовки человека в словесном искусстве. Л. Е. Пинский связал образ Гамлета не с развитием сюжета в привычном смысле этого слова, а с магистральным сюжетом «великих трагедий» — открытием героем истинного лица мира, в котором зло более могущественно, чем это представлялось гуманистами. Именно эта способность познать истинное лицо мира делает трагическими героями Гамлета, Отелло, короля Лира, Макбета. Они — титаны, превосходящие обычного зрителя интеллектом, волей, смелостью. Но Гамлет отличается от трех других протагонистов шекспировских трагедий. Когда Отелло душит Дездемону, король Лир решает разделить государство между тремя дочерьми, а потом долю верной Корделии отдает лживым Гонерилье и Регане, Макбет убивает Дункана, руководствуясь предсказаниями ведьм, то они ошибаются, но зрители не ошибаются, потому что действие построено так, чтобы они могли знать истинное положение вещей. Это ставит обычного зрителя выше титанических персонажей: зрители знают то, чего те не знают. Напротив, Гамлет только в первых сценах трагедии знает меньше зрителей. С момента его разговора с Призраком, который слышат, помимо участников, только зрители, нет ничего существенного, чего бы не знал Гамлет, но зато есть нечто такое, чего зрители не знают. Гамлет заканчивает свой знаменитый монолог «Быть или не быть?» ничего не значащей фразой «Но довольно», оставляя зрителей без ответа на самый главный вопрос. В финале, попросив Горацио «рассказать все» оставшимся в живых, Гамлет произносит загадочную фразу: «Дальнейшее — молчанье». Он уносит с собой некую тайну, которую зрителю не дано узнать. Загадка Гамлета, таким образом, не может быть разгадана. Шекспир нашел особый способ выстроить роль главного героя: при таком построении зритель никогда не может почувствовать себя выше героя.
Мотив мести. Сюжет связывает пьесу «Гамлет» с традицией английской «трагедии мести». Гениальность драматурга проявляется в новаторской трактовке проблемы мести — одного из важных мотивов трагедии.
Гамлет совершает трагическое открытие: узнав о смерти отца, поспешном браке матери, услышав рассказ Призрака, он открывает несовершенство мира (это завязка трагедии, после которой действие быстро развивается, Гамлет на глазах взрослеет, превращаясь за несколько месяцев фабульного времени из юноши-студента в 30-летнего человека). Следующее его открытие: «время вывихнуто», зло, преступления, коварство, предательство — нормальное состояние мира («Дания — тюрьма»), поэтому, например, королю Клавдию нет необходимости быть могущественной личностью, спорящей со временем (как Ричарду III в одноименной хронике), напротив, время на его стороне. И еще одно следствие первооткрытия: чтобы исправить мир, победить зло, Гамлет сам вынужден встать на путь зла. Из дальнейшего развития сюжета вытекает, что он прямо или косвенно виновен в смерти Полония, Офелии, Розенкранца, Гильденстерна, Лаэрта, короля, хотя только эта последняя диктуется требованием мести.
Месть, как форма восстановления справедливости, таковой была только в старые добрые времена, а теперь, когда зло распространилось, она ничего не решает. Для подтверждения этой мысли Шекспир ставит перед проблемой мести за смерть отца трех персонажей: Гамлета, Лаэрта и Фортинбраса. Лаэрт действует не рассуждая, сметая «правых и неправых», Фортинбрас, напротив, вовсе отказывается от мести, Гамлет же ставит решение этой проблемы в зависимости от общего представления о мире и его законах.
Другие мотивы. Подход, обнаруживаемый в развитии Шекспиром мотива мести (персонификация, т. е. привязывание мотива к персонажам, и вариативность) реализован и в других мотивах. Так, мотив зла персонифицирован в короле Клавдии и представлен в вариациях невольного зла (Гамлет, Гертруда, Офелия), зла из мстительных чувств (Лаэрт), зла из услужливости (Полоний, Розенкранц, Гильденстерн, Озрик) и т. д. Мотив любви персонифицирован в женских образах: Офелии и Гертруды. Мотив дружбы представлен Горацио (верная дружба) и Гильденстерном и Розенкранцем (измена друзей). Мотив искусства, мира-театра, связан как с гастролирующими актерами, так и с Гамлетом, представляющимся безумным, Клавдием, играющим роль доброго дяди Гамлета, и т. д. Мотив смерти воплощен в могильщиках, в образе Йорика. Эти и другие мотивы вырастают в целую систему, представляющую собой важный фактор развития сюжета трагедии.
Трактовка финала. Л. С. Выготский видел в двойном убийстве короля (шпагой и ядом) завершение двух разных сюжетных линий, развивающихся через образ Гамлета (этой функции сюжета). Но можно найти и другое объяснение. Гамлет выступает как судьба, которую каждый себе приготовил, готовя его смерть. Герои трагедии погибают, по иронии судьбы: Лаэрт — от шпаги, которую он смазал ядом, чтобы под видом честного и безопасного поединка убить Гамлета; король — от этой же шпаги (по его предложению, она должна быть настоящей, в отличие от шпаги Гамлета) и от яда, который приготовил Король на случай, если Лаэрт не сможет нанести Гамлету смертельный удар. Королева Гертруда по ошибке выпивает яд, как она по ошибке доверилась королю, творившему зло тайно, в то время как Гамлет делает все тайное явным. Фортинбрасу, отказавшемуся от мести за смерть отца, Гамлет завещает корону.
Философское звучание трагедии. У Гамлета философский склад ума: от частного случая он всегда переходит к общим законам мироздания. Семейную драму убийства отца он рассматривает как портрет мира, в котором процветает зло. Легкомыслие матери, столь быстро забывшей об отце и вышедшей замуж за Клавдия, приводит его к обобщению: «О женщины, вам имя — вероломство». Вид черепа Йорика наводит его на мысли о бренности земного. Вся роль Гамлета построена на том, чтобы тайное сделать явным. Но особыми композиционными средствами Шекспир добился того, чтобы сам Гамлет остался вечной загадкой для зрителей и исследователей.
Главная черта художественности «Гамлета» — синтетичность (синтетический сплав ряда сюжетных линий — судеб героев, синтез трагического и комического, возвышенного и низменного, общего и частного, философского и конкретного, мистического и бытового, сценического действия и слова, синтетическая связь с ранними и поздними произведениями Шекспира).
Текст: Shakespeare W. Hamlet, Prince of Denmark // Shakespeare W. The Complete Works / Ed. by W. J. Craig. L.: Henry Pordes. 1990. P. 941–982.
Основные переводы: Шекспир В. Трагедия о Гамлете, принце Датском (подстрочный перевод и комментарии) // Морозов М. М. Избранные статьи и переводы. М. : Гослитиздат, 1954. С. 331–464; Шекспир У. Гамлет. Избранные переводы: Сборник / Сост. А. Н. Горбунов. М., 1985; Пер. М. Лозинского: Шекспир В. Трагедия о Гамлете Принце Датском. М. ; Л. : Academia, 1937; Пер. Б. Л. Пастернака: Шекспир У. Гамлет, принц Датский // Шекспир У. Полн. собр. соч. : В 10 т. М. : Алконост ; Лабиринт. 1994. Т. 3.
Источники сюжета и образов: Сага о Гамлете (Амлете) из книги III «Деяний датчан» Саксона Грамматика // Зарубежная литература средних веков: Хрестоматия / Сост. Б. И. Пуришев; 3-е изд., испр. М.: Высш. шк., 2004. С. 70–78; Бельфоре Ф. де. Из «Необычайных историй» // Европейская новелла Возрождения. М. : Художественная литература, 1974. С. 414–447.
Лит.: Белинский В. «Гамлет», драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета // Белинский В. Г. Полн. собр. соч. : В 13 т. Т. II. М. : Изд-во АН СССР, 1953. С. 253–345; Тургенев И. С. Гамлет и Дон Кихот // Тургенев И. С. Полн. собр. соч.: В 28 т. Сочинения : В 15 т. М. ; Л. : Изд. АН СССР, 1964. Т. 8. С. 169–192; Выготский Л. С. Психология искусства / 2-е изд., испр. и доп. М., 1968 (гл. 8: «Трагедия о Гамлете, принце Датском» — С. 209–246; работа 1925 г.; в том же изд. в приложении опубликована работа Л. С. Выготского «Трагедия о Гамлете, принце Датском, У. Шекспира», написанная в 1915 г. — С. 339–496); Пинский Л. Е. Шекспир: Начала драматургии. М. : Худ. лит., 1971; Бартошевич А. В. Шекспир на английской сцене, конец XIX — первая половина ХХ в. Жизнь традиций и борьба идей. М., 1985; Аникст А. А. Трагедия Шекспира «Гамлет». Литературный комментарий. М., 1986; Пимонов В., Славутин Е. Загадка Гамлета, М., 2001; Шекспировские штудии: Трагедия «Гамлет». М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2005; Луков Вл. А. Гамлет: вечный образ и его хронотоп // Человек. 2007. № 7. С. 44–49; Луков Вл. А., Захаров Н. В., Гайдин Б. Н. Гамлет как вечный образ русской и мировой литературы. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2007 (Шекспировские штудии IV); Ralli A. A History of Shakespearian Criticism: V. 1–2. London, 1932; The Oxford Companion to Shakespeare Studies / Ed. by S. Wells. Oxford, 1986; Bradley A.C. Shakespearean Tragedy. London, 1991.
Вл. А. Луков
here

Краткое изложение повести, записанной Саксоном Грамматиком:
« Датский феодал Горвендил прославился силой и мужеством. Его слава вызвала зависть норвежского короля Коллера, и тот вызвал его на поединок. Они условились, что к победителю перейдут все богатства побеждённого. Поединок закончился победой Горвендила, который убил Коллера и получил всё его достояние. Тогда датский король Рёрик отдал в жёны Горвендилу свою дочь Геруту. От этого брака родился Амлет.
У Горвендила был брат, Фенгон, который завидовал его удачам и питал к нему тайную вражду. Они оба совместно правили Ютландией. Фенгон стал опасаться, что Горвендил воспользуется расположением короля Рёрика и приберёт к рукам власть над всей Ютландией. Несмотря на то, что для такого подозрения не было достаточных оснований, Фенгон решил избавиться от возможного соперника. Во время одного пира он открыто напал на Горвендила и убил его в присутствии всех придворных. В оправдание убийства он заявил, что будто бы защищал честь Геруты, оскорблённой своим мужем. Хотя это было ложью, никто не стал опровергать его объяснений. Владычество над Ютландией перешло к Фенгону, который женился на Геруте. До этого между Фенгоном и Герутой близости не было. Амлет был в тот момент ещё очень юн. Однако Фенгон опасался, что, став взрослым, Амлет отомстит ему за смерть отца. Юный принц был умён и хитёр. Он догадывался об опасениях своего дяди Фенгона. А для того чтобы отвести от себя всякие подозрения в тайных намерениях против Фенгона, Амлет решил притвориться сумасшедшим. Он пачкал себя грязью и бегал по улицам с дикими воплями. Кое-кто из придворных стал догадываться, что Амлет только притворяется безумным. Они посоветовали сделать так, чтобы Амлет встретился с подосланной к нему красивой девушкой, на которую возлагалось обольстить его своими ласками и обнаружить, что он отнюдь не сошёл с ума. Но один из придворных предупредил Амлета. К тому же оказалось, что девушка, которую выбрали для данной цели, была влюблена в Амлета. Она тоже дала ему понять, что хотят проверить подлинность его безумия. Таким образом, первая попытка поймать Амлета в ловушку не удалась.
Тогда один из придворных предложил испытать Амлета таким способом: Фенгон сообщит, что он уезжает, Амлета сведут с матерью, и, может быть, он откроет ей свои тайные замыслы, а советник Фенгона подслушает их разговор. Однако Амлет догадался о том, что всё это неспроста: придя к матери, он повёл себя как помешанный, запел петухом и вскочил на одеяло, размахивая руками. Но тут он почувствовал, что под одеялом кто-то спрятан. Выхватив меч, он тут же убил находившегося под одеялом советника короля, затем разрубил его труп на куски и бросил в сточную яму. Совершив все это, Амлет вернулся к матери и стал упрекать её за измену Горвендилу и брак с убийцей мужа. Герута покаялась в своей вине, и тогда Амлет открыл ей, что он хочет отомстить Фенгону. Герута благословила его намерение.
Соглядатай был убит, а Фенгон ничего не узнал и на этот раз. Но буйство Амлета пугало его, и он решил избавиться от него раз и навсегда. С этой целью он отправил его в сопровождении двух придворных в Англию. Спутникам Амлета были вручены таблички с письмом, которое они должны были тайно передать английскому королю. В письме Фенгон просил казнить Амлета, как только он высадится в Англии. Во время плавания на корабле, пока его спутники спали, Амлет разыскал таблички и, прочитав, что там было написано, стёр свое имя, а вместо него подставил имена придворных. Сверх того он дописал, что Фенгон просит выдать за Амлета дочь английского короля.
Придворных по приплытии а Англию казнили, а Амлета обручили с дочерью английского короля. Прошёл год, и Амлет вернулся в Ютландию, где его считали умершим. Он попал на тризну, которую справляли по нём. Ничуть не смутившись, Амлет принял участие в пиршестве и напоил всех присутствующих. Когда они, опьянев, свалились на пол и заснули, он накрыл всех большим ковром и приколотил его к полу так, чтобы никто не смог выбраться из-под него. После того он поджёг дворец, и в огне сгорел Фенгон и его приближённые.
Амлет становится королём и правит с женой, которая была достойной и верной супругой. После её смерти Амлет женился на шотландской королеве Гермтруде, которая была ему неверна и покинула своего супруга в беде. Когда после Рёрика королем Дании стал Виглет, он не пожелал мириться с независимым поведением Амлета, который являялся его вассалом, и убил его в битве[1][2].

Легенда о Гамлете из датской летописи и ее переосмысление Шекспиром |
сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн | iEssay.ru

В 70-е годы XVI века эту легенду пересказал французский писатель Бельфоре. А в 90-е годы XVI века в Лондоне была поставлена пьеса о Гамлете, которая не дошла до наших дней. Известно только, что в ней уже появлялся призрак короля-отца, взывавший к отмщению.
Шекспир написал свою пьесу примерно в 1610 году. Взяв за основу старинный сюжет, он показал нам Англию XVII века. Шекспир говорит со своими современниками о главных вопросах жизни.
Каков Гамлет Самсона Грамматика? Умный, изворотливый, сильный, жестокий, способный не только бестрепетно убить человека, но и поглумиться над трупом врага. Этому Гамлету почти не ведомы нравственные муки, он — истинный сын своего времени. У Шекспира трагедия Гамлета состоит в том, что человек, обладавший сердцем и умом, сломался, увидев ужасные стороны жизни — кровосмешение, измену, убийство близких. Он утратил веру в людей, в любовь, разочаровался в жизни. Притворяясь безумным, он и вправду чуть не сошел с ума от подлости окружающих. Но когда его начинают травить, как зверя, в нем просыпается принц крови, человек своей эпохи. Тогда превыше всего ценилось умение владеть шпагой, а коварство не считалось пороком. И Гамлет начинает действовать, уверяя себя самого, что борется не за собственную жизнь и трон, а за восстановление всеобщей справедливости: Материал с сайта //iEssay.ru
Век расшатался — и скверней всего,Что я рожден восстановить его.
Возможно, Гамлет, как бывший студент Виттенбергского университета, помышлял о науке, об искусстве, о деятельности на пользу человечеству. А пришлось ему мстить, интриговать, притворяться, убивать — в открытом бою, как Лаэрта, или косвенно (как Офелию). Его безумие — не только способ обезопасить себя, но и возможность говорить правду окружающим (роскошь, непозволительная для принца). Он откровенно дурачит Полония, Розенкраниа и Гильденстерна — коварных льстецов, служащих Клавдию, и бестрепетно отправляет их на тот свет. Но, устраивая проверку самому Клавдию (сцена «Мышеловка»), Гамлет хочет убедиться в его вине. Не просто убить, но показать, что короля-братоубийцу ожидает кара. Гамлет не бездействует, он готовит месть. Хотя принц понимает, что убийство перевернет его жизнь. Смысл знаменитого монолога «Быть или не быть?» заключается именно в том, что Гамлет пытается выбрать, убийцей стать или жертвой. Этот вопрос не мог стоять перед Амлетом древней легенды. Трагедия человека эпохи Возрождения, каковым был сам Шекспир и каковым он сделал своего героя, — расхождение между идеалами и реальностью, невозможность жить в соответствии с установками души.

Гамлет, принц Датский — герой произведений Саксона Грамматика и Уильяма Шекспира

Книги
Data: 18.12.2010 11:15 |
Автор: Administrator

Гамлет (англ. Hamlet) — центральный персонаж пьесы Шекспира «Гамлет, принц датский». В пьесе он является принцем Дании племянником короля Клавдия и сыном прежнего короля — Гамлета.
Вид: персонажи Уильяма Шекспира

Дошекспировский Гамлет
Легенда о Гамлете

Прототипом Гамлета был полулегендарный принц Амлет, имя которого встречается в одной из исландских саг Снорри Стурлусона. Это позволяет делать предположение, что сюжет о Гамлете, вероятно, был предметом ряда древних преданий.
Первый литературный памятник, в котором рассказывается сага о мести Гамлета, принадлежал перу средневекового датского летописца Саксона Грамматика. В «Истории данов», написанной около 1200 года он сообщает, что эта история произошла ещё в языческие времена, то есть до 827 года, когда Дания приняла христианство.
Краткое изложение повести, записанной Саксоном Грамматиком:
«…Датский феодал Горвендил прославился силой и мужеством. Его слава вызвала зависть норвежского короля Коллера, и тот вызвал его на поединок. Они условились, что к победителю перейдут все богатства побеждённого. Поединок закончился победой Горвендила, который убил Коллера и получил все его достояние. Тогда датский король Рёрик отдал в жёны Горвендилу свою дочь Геруту. От этого брака родился Амлет.
У Горвендила был брат, Фенгон, который завидовал его удачам и питал к нему тайную вражду. Они оба совместно правили Ютландией. Фенгон стал опасаться, что Горвендил воспользуется расположением короля Рерика и приберёт к рукам власть над всей Ютландией. Несмотря на то, что для такого подозрения не было достаточных оснований, Фенгон решил избавиться от возможного соперника. Во время одного пира он открыто напал на Горвендила и убил его в присутствии всех придворных. В оправдание убийства он заявил, что будто бы защищал честь Геруты, оскорблённой своим мужем. Хотя это было ложью, никто не стал опровергать его объяснений. Владычество над Ютландией перешло к Фенгону, который женился на Геруте. До этого между Фенгоном и Герутой близости не было.
Амлет был в тот момент ещё очень юн. Однако Фенгон опасался, что, став взрослым, Амлет отомстит ему за смерть отца. Юный принц был умён и хитёр. Он догадывался об опасениях своего дяди Фенгона. А для того чтобы отвести от себя всякие подозрения в тайных намерениях против Фенгона, Амлет решил притвориться сумасшедшим. Он пачкал себя грязью и бегал по улицам с дикими воплями. Кое-кто из придворных стал догадываться, что Амлет только притворяется безумным. Они посоветовали сделать так, чтобы Амлет встретился с подосланной к нему красивой девушкой, на которую возлагалось обольстить его своими ласками и обнаружить, что он отнюдь не сошёл с ума. Но один из придворных предупредил Амлета. К тому же оказалось, что девушка, которую выбрали для данной цели, была влюблена в Амлета. Она тоже дала ему понять, что хотят проверить подлинность его безумия. Таким образом, первая попытка поймать Амлета в ловушку не удалась.
Тогда один из придворных предложил испытать Амлета таким способом: Фенгон сообщит, что он уезжает, Амлета сведут с матерью, и, может быть, он откроет ей свои тайные замыслы, а советник Фенгона подслушает их разговор. Однако Амлет догадался о том, что всё это неспроста: придя к матери, он повёл себя как помешанный, запел петухом и вскочил на одеяло, размахивая руками. Но тут он почувствовал, что под одеялом кто-то спрятан. Выхватив меч, он тут же убил находившегося под одеялом советника короля, затем разрубил его труп на куски и бросил в сточную яму. Совершив все это, Амлет вернулся к матери и стал упрекать её за измену Горвендилу и брак с убийцей мужа. Герута покаялась в своей вине, и тогда Амлет открыл ей, что он хочет отомстить Фенгону. Герута благословила его намерение.
Соглядатай был убит, а Фенгон ничего не узнал и на этот раз. Но буйство Амлета пугало его, и он решил избавиться от него раз и навсегда. С этой целью он отправил его в сопровождении двух придворных в Англию. Спутникам Амлета были вручены таблички с письмом, которое они должны были тайно передать английскому королю. В письме Фенгон просил казнить Амлета, как только он высадится в Англии. Во время плавания на корабле, пока его спутники спали, Амлет разыскал таблички и, прочитав, что там было написано, стёр свое имя, а вместо него подставил имена придворных. Сверх того он дописал, что Фенгон просит выдать за Амлета дочь английского короля. Придворных по приплытии а Англию казнили, а Амлета обручили с дочерью английского короля.
Прошёл год, и Амлет вернулся в Ютландию, где его считали умершим. Он попал на тризну, которую справляли по нём. Ничуть не смутившись, Амлет принял участие в пиршестве и напоил всех присутствующих. Когда они, опьянев, свалились на пол и заснули, он накрыл всех большим ковром и приколотил его к полу так, чтобы никто не смог выбраться из-под него. После того он поджёг дворец, и в огне сгорел Фенгон и его приближённые.
Амлет становится королём и правит с женой, которая была достойной и верной супругой. После её смерти Амлет женился на шотландской королеве Гермтруде, которая была ему неверна и покинула своего супруга в беде. Когда после Рерика королем Дании стал Виглет, он не пожелал мириться с независимым поведением Амлета, который являялся его вассалом, и убил его в битве…»
После изобретения книгопечатания были напечатаны тексты Саксона Грамматика. Это привлекло к ним внимание французского писателя Франсуа Бельфоре, который включил сагу о Амлете во второй том «Трагических историй», опубликованный в 1576 году. Повествование Бельфоре в основном повторяет сюжет Саксона Грамматика. Три элемента сюжета были изменены. Во-первых между Фенгоном и Герутой существовала связь ещё при жизни её мужа. Во-вторых, Герута становится соучастником мести Амлета. Она подготавливает всё необходимое для расправы Амлета с придворными. Принц не сжигает придворных, а прокалывает пиками. Король погибает не вместе с придворными. В конце пиршества он удаляется в опочивальню, принц следует за ним и убивает, отрубив голову.
Образ Гамлета в пьесе
Шекспир, оставив практически неизменной сюжетную канву Кида (с описанием Бельфоре он не был знаком), в своей трактовке сюжета намного расширил его рамки. Тема мести осталась в трагедии. Но внимание было перенесено с внешней борьбы на духовную драму героя. Мстители ранних трагедий мести были людьми энергичными, одержимыми стремлением осуществить стоявшую перед ними задачу. Их отличала порывистость и непреклонность. Они с воодушевлением выполняли кровавое дело, которое считали своим долгом. Гамлет Шекспира — герой совсем иного душевного склада. Его душа поражена меланхолией.
Трактовки роли Гамлета
О «Гамлете» написано несколько тысяч книг и статей. Но среди них трудно найти два сочинения, которые были бы полностью согласны в своей характеристике произведения Шекспира. Ни один шедевр мировой литературы не породил столь великого множества мнений, как «Гамлет».
Критика Шекспировского «Гамлета» отразила борьбу почти всех течений общественно-философской и эстетической мысли начиная с XVII века. Эта история показывает, что в каждый период общественной жизни проблема «Гамлета» вставала в новом свете и получала решение соответственно мировоззрению критиков, обращавшихся к ней. В каждую эпоху представители того или иного направления считали свою точку зрения не только самой правильной, но и наиболее соответствующей замыслу Шекспира.
Источник
Цитаты Гамлета

Не верь, что солнце ясно,
Не верь что звезды рой огней.
Что правда лгать не властно,
Но верь любви моей.
(Смотря на юбку)
— Коротковата…
— Как и женская любовь!
Покамест травка подрастет, лошадка с голоду умрет.
Быть иль не быть — вот в чем вопрос.
— А вы уже решили — какое-нибудь неприличие?
— Ничего я не решила, милорд.
— А ведь эта чудная мысль лежала у ног девушки!
Покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы
Иль, ополчась на море смут, сразить их
Противоборством?
Вбирай все мненья, но храни своё.
О женщины, вам имя — вероломство!
А впрочем, что ж, на свете нет чудес:
Как волка ни корми, он смотрит в лес.
Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам
Ведь женщине любовь и страх равны:
Их вовсе нет, или они сильны

Легенда о Гамлете из датской летописи и ее переосмысление Шекспиром (Гамлет, принц датский Шекспир)

Легенду о Гамлете впервые записал в конце XI века датский историк Самсон Грамматик в своем собрании легенд и хроник под названием «История Дании».
Это предание гласит, что во времена язычества один из правителей Ютландии был убит на пиру своим братом Фенганом. Затем Фенгон женился на вдове убитого и завладел его землями. Сын убитого, молодой Гамлет (или Амлет) должен был отомстить за гибель отца. Чтобы обмануть Фенгона, Амлет притворился безумным. Поступки его говорили о помешательстве, но в речах крылось несомненное коварство, и никому не удавалось до конца разгадать смысл слов Амлета. Поэтому Фенгон продолжал подозревать племянника. Он пытался завлечь его в западню и заставить проговориться о своих истинных намерениях. Но Амлета предупредил об опасности его верный друг и молочный брат (ставший прототипом Горацио у Шекспира). Один из придворных (у Шекспира — Полоний) пытался, спрятавшись, подслушать разговор Амлета с матерью. Но Амлет обнаружил его в углу под соломой, убил, а труп бросил на съедение свиньям. Он упрекал мать в том, что она не верна памяти убитого отца.
Фенгон отправил Амлета в Англию в сопровождении двух придворных (у Шекспира — Розенкранц и Гильденстерн) с письмом к английскому королю, в котором просил убить племянника. Но Амлет подменил письмо, и вместо него казнили его спутников. Амлет женился на дочери английского короля и вместе с ней вернулся в Ютландию, где все считали его погибшим. Внезапный приезд заставил придворных превратить тризну в праздник. Амлет напоил всех допьяна, а затем поджег дворец. Придворные погибли в огне, а Фенгону он отрубил голову, исполнив, наконец, долг кровной мести.
В 70-е годы XVI века эту легенду пересказал французский писатель Бельфоре. А в 90-е годы XVI века в Лондоне была поставлена пьеса о Гамлете, которая не дошла до наших дней. Известно только, что в ней уже появлялся призрак короля-отца, взывавший к отмщению.
Шекспир написал свою пьесу примерно в 1610 году. Взяв за основу старинный сюжет, он показал нам Англию XVII века. Шекспир говорит со своими современниками о главных вопросах жизни.
Каков Гамлет Самсона Грамматика? Умный, изворотливый, сильный, жестокий, способный не только бестрепетно убить человека, но и поглумиться над трупом врага. Этому Гамлету почти не ведомы нравственные муки, он — истинный сын своего времени. У Шекспира трагедия Гамлета состоит в том, что человек, обладавший сердцем и умом, сломался, увидев ужасные стороны жизни — кровосмешение, измену, убийство близких. Он утратил веру в людей, в любовь, разочаровался в жизни. Притворяясь безумным, он и вправду чуть не сошел с ума от подлости окружающих. Но когда его начинают травить, как зверя, в нем просыпается принц крови, человек своей эпохи. Тогда превыше всего ценилось умение владеть шпагой, а коварство не считалось пороком. И Гамлет начинает действовать, уверяя себя самого, что борется не за собственную жизнь и трон, а за восстановление всеобщей справедливости:
Век расшатался — и скверней всего,
Что я рожден восстановить его.
Возможно, Гамлет, как бывший студент Виттенбергского университета, помышлял о науке, об искусстве, о деятельности на пользу человечеству. А пришлось ему мстить, интриговать, притворяться, убивать — в открытом бою, как Лаэрта, или косвенно (как Офелию). Его безумие — не только способ обезопасить себя, но и возможность говорить правду окружающим (роскошь, непозволительная для принца). Он откровенно дурачит Полония, Розенкраниа и Гильденстерна — коварных льстецов, служащих Клавдию, и бестрепетно отправляет их на тот свет. Но, устраивая проверку самому Клавдию (сцена «Мышеловка»), Гамлет хочет убедиться в его вине. Не просто убить, но показать, что короля-братоубийцу ожидает кара. Гамлет не бездействует, он готовит месть. Хотя принц понимает, что убийство перевернет его жизнь. Смысл знаменитого монолога «Быть или не быть?» заключается именно в том, что Гамлет пытается выбрать, убийцей стать или жертвой. Этот вопрос не мог стоять перед Амлетом древней легенды. Трагедия человека эпохи Возрождения, каковым был сам Шекспир и каковым он сделал своего героя, — расхождение между идеалами и реальностью, невозможность жить в соответствии с установками души.
Мужчина проявляется в отношении к женщине. В легенде у Гамлета не было возлюбленной. Герой Шекспира отталкивает от себя Офелию и губит ее: для него жизнь дороже любви и любимой женщины. Потом он жалеет и раскаивается. Потом он гибнет — не как борец за справедливость, а как обычная жертва придворной интриги. Вот и найдена разница. У Грамматика Гамлет — победитель, у Шекспира — жертва. Он не борется, а защищается. И виной тому — червь сомнения, проклятые высокие помыслы, преобразившие ум, но не сумевшие закалить душу. Шекспир показал нам, что люди, идущие впереди эпохи, зачастую становятся ее жертвами (вспомним Коперника и Галилея). Но без них человечество осталось бы во тьме средневековья, там, где Амлет Самсона Грамматика, не задумываясь, уничтожал и правых, и виноватых.

Легенда о Гамлете из датского летописи и ее переосмысление Шекспиром — Сочинение — Зарубежная литература — Произведения из зарубежной литературы — школьная программа

Легенду о Гамлете впервые записал в конце XI века датский историк Самсон Грамматик в своих сборниках легенд и хроник под названием «История Дании».
В ней рассказывается, что во времена язычества один из правителей Ютландии был убит на пиру своим братом Фенгоном. Потом Фенгон вступил в брак с вдовой убитого и завладел его землями. Сын убитого, молодой Гамлет (или Амлет) должен был отомстить за гибель отца. Чтобы обмануть Фенгона, Амлет притворился сумасшедшим. Поступки его говорили о безумии, но в языке крылось несомненное коварство, и никому не удавалось до конца разгадать смысл слов Амлете. Поэтому Фенгон продолжал подозревать племянника. Он пытался затащить его в ловушку и заставить проговориться, выдав истинные намерения. Но Амлете предупредил об опасности его верный друг и молочный брат (он стал прототипом Горацио у Шекспира). Один из придворных (у Шекспира — Полоний) пытался, спрятавшись, подслушать разговор Амлете с матерью. Но Амлет нашел его в углу под соломой, убил, а труп бросил свиньям. Он упрекал мать в том, что она не верна памяти убитого отца.
Фенгон отправил Амлете в Англию в сопровождении двух придворных (у Шекспира — Розенкранц и Гильденстерн) с письмом к английскому королю, в котором просил убить племянника. Но Амлет подменил письмо, и вместо него казнили его спутников. Амлет женился на дочери английского короля и вместе с ней вернулся в Ютландію, где все считали его погибшим. Внезапный приезд заставил придворных превратить тризну на праздник. Амлет напоил всех допьяна, а затем поджег дворец. Придворные погибли в огне, а Фенгонові он отрубил голову, выполнив наконец долг кровной мести.
В 70-е годы XVI века эту легенду пересказал французский писатель Бельфоре. А в 90-е годы XVI века в Лондоне была поставлена пьеса о Гамлете, что не дошло до наших дней. Известно только, что в ней уже появлялась призрак короля-отца, который требовал мести.
Шекспир написал свою пьесу примерно в 1610 году. Взяв за основу древний сюжет, он показал нам Англию XVII века. Шекспир говорит со своими современниками о главные вопросы жизни.
Который Гамлет Самсона Грамматика? Умный, ловкий, сильный, жестокий, способный не только безтрепетно убить человека, но и поглумиться над трупом врага. Этом Гамлетові почти не известные моральные страдания, он — истинный сын своего времени. У Шекспира трагедия Гамлета заключается в том, что человек, который имел сердце и разум, сломалась, увидев ужасные стороны жизни — кровосмешение, предательство, убийство близких. Он разуверился в людях, в любви, разочаровался в жизни. Притворяясь безумным, он действительно чуть не сошел с ума от подлости людей, что его окружали. Но когда его начинают травить, как зверя, в нем просыпается принц крови, человек своей эпохи. Тогда высоко ценилось умение владеть шпагой, а коварство не считалось пороком. И Гамлет начинает действовать, уверяя самого себя, что борется не за собственную жизнь и трон, а за восстановление всеобщей справедливости:
Века розхиталося — и страшніш всего,
Что я рожден восстановить его.
Возможно, Гамлет, когда учился в Виттенбергском университете, думал о науке, искусство, деятельность на пользу человечеству. А пришлось ему мстить, интриговать, притворяться, убивать — в открытом бою, как Лаэрта, или косвенно (как Офелию). Его безумие — не только способ обезопасить себя, но и возможность говорить правду окружению (роскошь, непозволительная для принца). Он откровенно дурачит Полония, Розенкранца и Гільденстерна — коварных льстецов, прислужников Клавдия, и безтрепетно загоняет их на тот свет. Но устраивая проверку самому Клавдию (сцена «Мышеловка»), Гамлет хочет убедиться в его виновности. Не просто убить, но показать, что короля-братовбивцю ожидает кара. Гамлет не действует — он готовит месть. Хотя принц понимает, что убийство перевернет его жизнь. Содержание знаменитого монолога «Быть или не быть?» заключается именно в том, что Гамлет пытается выбрать: стать убийцей или жертвой. Это вопрос не мог стоять перед Гамлетом древней легенды. Трагедия человека эпохи Возрождения, каким был сам Шекспир и которым он сделал своего героя — расхождение между идеалами и реальностью, невозможность жить согласно наставлениям души.
Человек оказывается в отношении к женщине. В легенде в Гамлета не было любимого. Герой Шекспира отталкивает от себя Офелию и губит ее: для него жизнь дороже любовь и любимую женщину. Затем он сожалеет и раскаивается. Потом он погибает — не как борец за справедливость, а как обычная жертва придворной интриги. Вот и найдена разница. В Грамматика Гамлет — победитель, у Шекспира — жертва. Он не борется, а защищается. И виной тому — сомнения, проклятые высокие помыслы, превратили разум, но не сумели закалить душу. Шекспир показал нам, что люди, которые идут впереди эпохи, чаще всего становятся ее жертвами (вспомним Коперника и Галилея). Но без них человечество осталось бы в тьме средневековья, там, где Амлет Самсона Грамматика, не задумываясь, уничтожал и правых, и виноватых.

1. История сюжета — Гамлет, принц датский

Как уже неоднократно отмечалось, Шекспир обычно не изобретал сюжетов для своих пьес. Он брал уже бытовавшие в литературе сюжеты и придавал им драматическую обработку. Иногда он инсценировал хроники, новеллы или поэмы, но нередко случалось, что он просто переделывал уже готовое драматическое произведение, созданное кем-то из его более или менее отдаленных предшественников. В таких случаях он обновлял текст, несколько видоизменял развитие действия, углублял характеристики действующих лиц, по новому объяснял мотивы их поведения, и в результате от первоначального произведения оставалась только сюжетная схема.
Но под пером Шекспира и эта сюжетная схема приобретала новый смысл. Так было и с «Гамлетом».
Сюжет этот имел большую давность и неоднократно обрабатывался в литературе уже до Шекспира. Прототипом героя был полулегендарный принц Амлет, имя которого встречается в одной из исландских саг Снорри Стурласона. Это позволяет думать, что сюжет об этом принце, вероятно, был предметом ряда древних легендарных преданий.
Первый литературный памятник, в котором рассказывается сага о мести Амлета, принадлежал перу средневекового датского летописца Саксона Грамматика (1150-1220). В своей «Истории датчан», написанной около 1200 года на латинском языке, он сообщает, что история эта произошла еще в языческие времена, то есть до 827 года, когда, в Дании было введено христианство. Таким образом, уже до Саксона Грамматика история Амлета имела многовековую давность, и прошло, вероятно, не меньше полтысячелетия, прежде чем она получила литературную фиксацию.
Читателю, вероятно, будет небезынтересно познакомиться с первой из дошедших до нас обработок истории героя. Вот краткое изложение саги об Амлете у Саксона Грамматика.
Датский феодал Горвендил прославился силой и мужеством. Его слава вызвала зависть норвежского короля Коллера, и тот вызвал его на поединок. Они условились, что к победителю перейдут все богатства побежденного. Поединок закончился победой Горвендила, который убил Коллера и получил все его достояние. Тогда датский король Рерик отдал в жены Горвендилу свою дочь Геруту. От этого брака родился Амлет.
У Горвендила был брат, Фенгон, который завидовал его удачам и питал к нему тайную вражду. Они оба совместно правили Ютландией. Фенгон стал опасаться, что Горвендил воспользуется расположением короля Рерика и приберет к рукам власть над всей Ютландией. Несмотря на то, что для такого подозрения не было достаточных оснований, Фенгон решил избавиться от возможного соперника. Во время одного пира он открыто напал на Горвендила и убил его в присутствии всех придворных. В оправдание убийства он заявил, что будто бы защищал честь Геруты, оскорбленной своим мужем. Хотя это было ложью, никто не стал опровергать его объяснений. Владычество над Ютландией перешло к Фенгону, который женился на Геруте. Следует особо отметить, что в рассказе Саксона Грамматика до этого между Фенгоном и Герутой никакой близости не было.
Когда произошло убийство Горвендила, Амлет был еще очень юн. Однако Фенгон опасался, что, став взрослым, Амлет отомстит ему за смерть отца. Юный принц был умен и хитер. Он догадывался об опасениях своего дяди Фенгона. А для того чтобы отвести от себя всякие подозрения в тайных намерениях против Фенгона, Амлет решил притвориться сумасшедшим. Он пачкал себя грязью и бегал по улицам с дикими воплями. Тогда кое-кто из придворных стал догадываться, что Амлет только притворяется безумным. Они посоветовали сделать так, чтобы Амлет встретился с подосланной к нему красивой девушкой, на которую возлагалось обольстить его своими ласками и обнаружить, что он отнюдь не сошел с ума. Но один из придворных предупредил Амлета. К тому же оказалось, что девушка, которую выбрали для данной цели, была влюблена в Амлета. Она тоже дала ему понять, что хотят проверить подлинность его безумия. Таким образом, первая попытка поймать Амлета в ловушку не удалась.
Тогда один из придворных предложил испытать Амлета таким способом: Фенгон сообщит, что он уезжает, Амлета сведут с матерью, и, может быть, он откроет ей свои тайные замыслы, а советник Фенгона подслушает их разговор. Так и сделали. Однако Амлет догадался о том, что все это неспроста. Придя к матери, он повел себя как помешанный, запел петухом и вскочил на одеяло, размахивая руками, как крыльями. Но тут он почувствовал, что под одеялом кто-то спрятан. Выхватив меч, он тут же убил находившегося под одеялом советника короля, затем разрубил его труп на куски и бросил в сточную яму. совершив все это, Амлет вернулся к матери и стал упрекать ее за измену Горвендилу и брак с убийцей мужа. Герута покаялась в своей вине, и тогда Амлет открыл ей, что он хочет отомстить Фенгону. Герута благословила его намерение.
Так как соглядатай был Амлетом убит, то Фенгон ничего не узнал и на этот раз. Но буйство Амлета пугало его, и он решил избавиться от него раз и навсегда. С этой целью он отправил его в сопровождении двух придворных в Англию. Спутникам Амлета были вручены таблички с письмом, которое они должны были тайно передать английскому королю. В письме Фенгон просил казнить Амлета, как только он высадится в Англии. Во время плавания на корабле, пока его спутники спали, Амлет разыскал таблички и, прочитав, что там было написано, стер свое имя, а вместо него подставил имена придворных. Сверх того он дописал, что якобы Фенгон просит выдать за Амлета дочь английского короля. Переделанное Амлетом письмо возымело действие: придворных казнили, а его обручили с дочерью английского короля.
Прошел год, и Амлет вернулся в Ютландию, где его считали умершим. Он попал на тризну, которую справляли по нем. Ничуть не смутившись, Амлет принял участие в пиршестве и напоил всех присутствующих. Когда они, опьянев, свалились на пол и заснули, он накрыл всех большим ковром и приколотил его к полу так, чтобы никто не смог выбраться из-под него. После того он поджег дворец, и в огне сгорел Фенгон, а вместе с ним и вся клика его приближенных.
Эту часть повествования Саксон Грамматик заключил следующей «моралью»: «О храбрый Амлет, он достоин бессмертной славы! Хитро притворившись безумным, он скрыл от всех свой разум, но, хотя он прикинулся глупым, на самом деле его ум превосходил разумение обыкновенных людей. Это помогло ему не только хитроумно обезопасить себя, но также найти средство отомстить за отца. Его умелая самозащита от опасности и суровая месть за родителя вызывают наше восхищение, и трудно сказать, за что его следует больше хвалить — за ум или за смелость».
На этом сага об Амлете не заканчивается. Мы узнаем далее от летописца, что он стал королем и правил вместе со своей женой, английской принцессой, которая была достойной и верной супругой. После ее смерти Амлет женился на воинственной шотландской королеве Гермтруде, которая была ему неверна и покинула своего супруга в беде. Как правитель Ютландии, Амлет был вассалом датской короны. Когда после Рерика королем Дании стал Виглет, он не пожелал мириться с независимым поведением Амлета. Между ними возникла борьба, и Виглет убил Амлета в битве.
Нетрудно увидеть, что древняя сага содержит все основные элементы действия трагедии Шекспира. Различия касаются только второстепенных частностей и финала. Однако при всем сходстве сюжета идейный смысл скандинавского предания совсем иной, чем у Шекспира. Сага, изложенная Саксоном Грамматиком, вполне в духе разбойничьей морали средневекового феодального рыцарства. Что касается характера древнего Амлета и Гамлета Шекспира, то общего у них лишь то, что оба они люди большого ума. Но склад ума и помыслы у них совершенно различные, как различны и моральные понятия. Стремясь отомстить за отца, Амлет ничуть не колеблется. Вся его жизнь посвящена только одной этой задаче. Она нисколько не тяготит его, ибо естественно вытекает из суровых законов морали раннего средневековья, в духе которой он воспитан.
После изобретения книгопечатания один французский издатель опубликовал манускрипт летописи Саксона Грамматика. Это привлекло к ней внимание французского писателя Франсуа Бельфоре (1530-1583). Произошло это три с половиной века спустя после смерти Саксона Грамматика. История вступила в новый период. Европа переживала знаменательную эпоху, получившую название Возрождения. Передовые люди этого времени, гуманисты, изучали прошлое для того, чтобы извлечь из него уроки для настоящего и будущего. Бельфоре задался целью создать собрание поучительных «Трагических историй». В 1565 выпустил первую часть своего труда, а одиннадцать лет спустя, в пятой книге своих «Трагических историй» (1576), опубликовал на французском языке сагу об Амлете.
Бельфоре в основном следовал рассказу датского летописца. Но наряду с этим он более выразительно подал некоторые мотивы сюжета. Три элемента его были им изменены. Прежде всего он ввел то обстоятельство, что между Фенгоном и Герутой существовала связь еще при жизни ее мужа. Во-вторых, он усилил роль Геруты как помощницы сына в деле мести. Она по его наущению подготовляет все необходимое, для того, чтобы Амлет во время пира расправился с придворными. Сама расправа изображена несколько иначе. Принц и в рассказе Бельфоре накрывает опьяневших придворных ковром, но он не сжигает их, а прокалывает пиками, которые заблаговременно приготовила Герута. Король погибает не вместе с придворными. Еще до конца пиршества он удаляется в свою опочивальню. Принц следует за ним, поднимает его с постели и одним ударом меча отрубает ему голову, после чего в злобном торжестве восклицает: «Смотри не позабудь рассказать твоему брату, которого ты предательски убил, что тебя отправил на тот свет его сын, дабы этим утешить его, дать его душе вечный покой среди блаженных духов и выполнить долг, обязывавший меня отомстить за него!» У Бельфоре рассказана также последующая история двух женитьб и смерти Амлета.
В 1608 году в Лондоне был напечатан английский перевод рассказа Бельфоре — «История Гамблета». В прошлом веке полагали, что Шекспир был знаком с этим переводом еще до его напечатания и, возможно, пользовался им при создании трагедии. В настоящее время эта версия решительно отвергается. Прежде всего известно, что трагедия Шекспира была написана лет за семь-восемь до появления данного перевода, и едва ли он так долго пролежал бы ненапечатанным. Во-вторых, Шекспир ничем не воспользовался из этого перевода. По мнению современных исследователей, английский перевод рассказа Бельфоре не предшествовал трагедии Шекспира, а явился следствием ее большой популярности, что и побудило перевести рассказ и издать его.
Шекспиру не было необходимости пользоваться рассказом Бельфоре ни в подлиннике, ни в переводе, ибо уже существовала пьеса на сюжет о «Гамлете», написанная кем-то до него. Первое упоминание о трагедии, посвященной «Гамлету», относится к 1589 году, когда Томас Неш в одном из своих сочинений иронически отозвался о «куче Гамлетов, рассыпающих пригоршнями трагические монологи». В дневнике театрального антрепренера Филиппа Хенсло имеется запись о спектакле пьесы «Гамлет» в 1594 году. Обычно Хенсло помечал, была ли поставленная пьеса новой. И данной записи такой пометки нет. По-видимому, это была та же пьеса, которую упоминал Томас Неш. Наконец, в 1596 году Томас Лодж в своем сочинении «Несчастия ума» описывал «бледный призрак», который жалобно кричал на театре, подобно торговке устрицами: «Гамлет, отомсти!»
О какой пьесе здесь говорится? Есть мнение, что это была трагедия, написанная самим Шекспиром в начале его драматургической деятельности. Однако такое предположение отвергается подавляющим большинством исследователей. Первая пьеса о Гамлете была написана кем-то из предшественников Шекспира. Но кем? Текст этой ранней пьесы не сохранился, поэтому нет возможности установить ее автора посредством анализа языка и стиля. Однако нельзя сказать, что нет никаких данных для определения авторства. Самым веским свидетельством является приведенный выше отзыв Лоджа. Из него выясняется, что в сюжет о Гамлете был введен мотив, совершенно отсутствовавший как в скандинавской саге, так и в ее пересказе у Бельфоре. Мы имеем в виду фигуру призрака. В старинной саге убийство отца принца совершалось открыто, и никакой тайны, связанной со смертью короля, не было. Об этом знали все, и в том числе сын убитого. В дошекспировской английской пьесе завязка, очевидно, была иной. Мы не совершим ошибки, предположив, в ней убийство короля было тайным. Эту тайну разоблачал призрак, появлявшийся перед принцем и требовавший от него, чтобы он отомстил убийце.
Введение призрака является драматургическим приемом, характерным для предшественника Шекспира Томаса Кида (1557?-1594) принадлежал к плеяде драматургов, которые в конце 1580-х годов произвели реформу английского театра и за короткий срок создали к художественные основы английской драмы эпохи Возрождения. Он явился создателем жанра трагедии мести. Ярким образцом этой разновидности драмы была его «Испанская трагедия» (ок. 1587 г.). Эта пьеса установила типичные приемы трагедии мести, которые повторяются в ряде драматических произведений эпохи, включая «Гамлета».
Каждый драматический жанр имеет свои специфические приемы, со временем приобретающие характер штампов. Трагедии кровавой мести по своим формальным признакам имели ряд общих черт. Сопоставляя «Испанскую трагедию» Кида с другими произведениями этого типа, можно установить следующие характерные драматургические мотивы. Завязку составляет предательское тайное убийство. О нем возвещает появляющийся в начале пьесы призрак. Призрак возлагает задачу мести на кого-нибудь из близких. Однако осуществление мести наталкивается на препятствия, которые мстителю приходится преодолеть, прежде чем он добивается своей цели. Его противник тоже не бездействует, стремясь погубить мстителя, о намерениях которого он подозревает. Кид ввел также в трагедию мести мотив любви. В разных трагедиях того времени этот мотив варьировался, включая ситуацию, когда мститель любит дочь того, кого он должен убить («Антонио и Меллида» Марстона). Тому же Киду принадлежит введение в драму так называемой «сцены на сцене», когда в ходе действия некоторые персонажи разыгрывают пьесу, имеющую по сюжету то или иное отношение к теме основного действия. Наконец, распространенным приемом трагедии мести стало такое построение действия, при котором козни злодея, направленные против благородного мстителя, обращаются против него самого.
Если мы теперь обратимся к трагедии Шекспира, то увидим, что в ней содержатся все типичные мотивы трагедии мести, выработанные в драматургии эпохи Возрождения. Скажем прямо, Шекспир в этом не проявил никакой оригинальности. Большинство этих драматургических приемов было выработано до него, в первую очередь Томасом Кидом. Сопоставляя те произведения Шекспира, которые были им созданы посредством переработки пьес его предшественников (например, «Король Иоанн», «Генрих IV», „Генрих V», «Король Лир»), критика обнаруживала, что великий драматург всегда оставлял в неприкосновенности сюжетную основу, созданную его предшественниками. Так как мы знаем, что существовала трагедия о Гамлете, написанная еще до Шекспира, то мы можем с полным основанием утверждать, что уже дошекспировский «Гамлет» содержал сюжетную основу великой трагедии. Остается, только выяснить, кто был автором дошекспировского «Гамлета». Исследователи единодушно считают, что автором этой трагедии мог только Томас Кид.
К предыстории шекспировской трагедии имеет некое отношение еще одна пьеса. В 1781 году в Германии была напечатана трагедия под названием «Наказанное братоубийство, или Гамлет, принц Датский». Удалось установить, что рукопись этой пьесы относится к 1710. Исследование вопроса о происхождении пьесы привело к следующему. С конца XVI века английские актеры постоянно гастролировали в Германии. По-видимому, они и привезли с собой пьесу о «Гамлете», которая впоследствии была переведена на немецкий язык. Исследователи XIX века были убеждены в том, что «Наказанное братоубийство» представляло собой перевод и переработку дошекспировского «Гамлета». Думали, что это в общем довольно близкое воспроизведение пьесы Т. Кида о Гамлете. Более тщательное сопоставление обнаружило ряд совпадений между «Наказанным братоубийством» и шекспировским текстом, что заставило пересмотреть мнение шекспироведов прошлого века. «Наказанное братоубийство» содержит как элементы дошекспировского произведения, так и отдельные детали, взятые у Шекспира. Перед нами текст очень сложного состава, частично отражающий сюжет, каким он был у предшественников Шекспира, и частично измененный под влиянием трагедии Шекспира. В настоящее время исследователи не считают возможным рассматривать «Наказанное братоубийство» как источник трагедии Шекспира, но отдельные элементы текста позволяют догадываться, хотя бы отчасти, какую форму имела трагедия до Шекспира. Особенно интересным является то, что «Наказанному братоубийству» предшествует пролог. Ни в одном издании шекспировского «Гамлета» пролога не имеется. Пролог «Наказанного братоубийства» — в духе трагедий мести и, в частности, заставляет вспомнить, что «Испанская трагедия» Т. Кида также открывалась прологом.
Мы остановились столь подробно на этом круге вопросов потому, что факты указывают на популярность сюжета о Гамлете в театре эпохи Возрождения. Оригинальность Шекспира в данном случае, как и во многих других, проявилась отнюдь не в изобретении сюжета. Сюжет был готов уже до того, как Шекспир взялся за его обработку. При всей скудости сведений о дошекспировском Гамлете можно все же с полным основанием утверждать, что ранняя трагедия была лишена той философской глубины, какую мы обнаруживаем в великом творении Шекспира. В центре дошекспировской трагедии была нравственная проблема, воплощенная в теме мести. Собственно, можно даже сказать, что едва ли вопрос о мести был проблемой философско-этического характера, скорее он стоял перед героем просто как нелегкая практическая задача.
Шекспир в своей трактовке сюжета намного расширил его рамки. Хотя вопрос о мести играет важную роль и в его трагедии, тем не менее здесь он не является тем сюжетным мотивом, который подавляет остальные. Наоборот, как мы увидим далее, вопросы более широкого философского характера в трагедии Шекспира до известной степени даже приглушили тему мести, выдвинув другие мотивы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *