Китайская легенда о пань гу

Миф о первом человеке Пань-гу

Было время, когда земля и небо еще не отделились друг от друга, и слитые вместе, составляли нечто, отдаленно напоминающее по виду куриное яйцо. Здесь и зародился, как цыпленок в желтке, первый человек Пань-гу.

Прошло восемнадцать тысяч лет, прежде чем он пробудился. Вокруг был непроницаемый липкий мрак, и сердце человека онемело от страха. Но вот его руки нащупали какой-то предмет. Это был невесть откуда взявшийся топор. Пань-гу размахнулся что было сил и ударил перед собой.

Раздался оглушительный грохот, словно бы от того, что надвое раскололась гора. Неподвижный мир, в котором находился Пань-гу, пришел в движение. Все легкое и чистое всплыло вверх, а тяжелое и грязное опустилось на дно. Так возникли небо и земля.
Долго ли они останутся разделенными? Сможет ли держаться небо без опоры?» — эти тревожные мысли вспыхнули в мозгу первого человека, и он тотчас же уперся головою в небо, а ногами в землю.

Так он стоял, не шелохнувшись. С каждым днем небо поднималось выше на один чжан (1), и Пань-гу тоже вытягивался на один чжан. 18 тысяч лет находился первый человек между небом и землей, пока расстояние между ними не установилось в 90 тысяч ли (2).

После этого небо перестало подниматься, и Пань-гу понял, что мир завершен. Он радостно вздохнул. Со вздохом родились ветер и дождь. Он открыл глаза — и начался день. Ему бы жить и жить, радуясь прочности и красоте новорожденного мира. Но жизнь его была в росте. Прекратив расти, он должен был умереть.

Тело Пань-гу стало светом и жизнью. Левый глаз засиял солнцем, правый — заблестел луной. Четыре конечности и пять внутренних частей тела стали четырьмя сторонами света и пятью священными горами, кровь — реками и ручьями, жилы и вены — дорогами, покрывшими землю, плоть — почвой, а волосы на голове и усы — раститениями на ней, зубы и кости — золотом и каменьями, костный мозг — жемчугом и нефритом, а пот, выступивший на теле Пань-гу, стал дождем и росой.

(1)Чжан — китайская мера длины, около 3 м.
(2)Ли — китайская мера длины, около 576 м.
Сохранились сообщения о том, что душа Пань-гу захоронена в Наньхае, а в Гуйлуне имелся храм Пань-гу, где ему приносились жертвы.

Пань-гу | Синология.Ру

??, Пань-гупань — «блюдо», гу [2] — «древность». В древнекитайской мифологии первопредок, первый человек на земле. Мифы о Пань-гу зафиксированы письменно только в III в. н.э. Как предполагают китайские ученые, образ Пань-гу первоначально возник у родственных китайцам юж. племен — предков совр. народов мяо и яо. Согласно «Сань у ли цзи» («Исторические записи о трех и пяти» / «Записи циклов по третьим и пятым», о сань у — «троицах и пятерицах» см. Сяншучжи-сюэ) Сюй Чжэна (III в.), вселенная первоначально представляла собой некое подобие содержимого куриного яйца. В это время родился Пань-гу. Через 18 тыс. лет светлое начало (ян) образовало небо, а мутное (инь) — землю (см. Инь–ян). Пань-гу вытянулся до гигантских размеров — расстояние, на к-рое небо отстоит от земли (90 тыс. ли, т.е. ок. 45 тыс. км). По др. средневековым источникам, смерть Пань-гу и части его трупа дали начало конкретным космическим явлениям и элементам рельефа (в основе этих представлений лежит концепция о единстве макро- и микрокосма). Дыхание Пань-гу стало ветром и облаками, голос — громом, левый глаз — солнцем, правый — луной, четыре конечности и пять частей тела — четырьмя пределами земли (четырьмя сторонами света) и пятью священными горами, кровь — реками, жилы и вены — дорогами на земле, плоть — почвой на полях, волосы на голове и усы — созвездиями, растительность на теле — травами и деревьями, зубы и кости — золотом и каменьями, костный мозг — жемчугом и нефритом, пот — дождем и росой. После смерти Пань-гу паразиты, жившие на его теле, превратились в людей. По др. записям, в древности ясную погоду объясняли хорошим настроением Пань-гу, а плохую — дурным (проявление его гнева). Пань-гу отделяет небо и землюСогласно древним верованиям, «душа» (хунь, см. Хунь по, Душа, дух и духи) Пань-гу захоронена в Наньхае. Как сообщал писатель Жэнь Фан (VI в.), в то время в Гуйлине (Южн. Китай) был храм Пань-гу, где ему приносилась жертвенная еда и совершались моления («Шу и цзи» — «Записки об удивительном» / «Записи рассказов о странном»). В позднее средневековье Пань-гу изображали обычно с топором и зубилом в руках в момент отделения им неба от земли. Иногда Пань-гу рисовали с солнцем в одной руке и луной в другой, что объясняется соответствующей легендой, согласно к-рой, создавая вселенную, он неверно расположил солнце и луну, к-рые одновременно скрылись за морем, оставив людей во мраке. Тогда государь повелел Пань-гу исправить ошибку. Пань-гу написал на левой руке иероглиф «солнце», а на правой — «луна». Вытянув вперед левую руку, он позвал солнце, потом вытянул правую и позвал луну. Так он повторил семь раз, после чего солнце и луна поделили время суток между собой.
В позднем религ. даосизме Пань-гу — один из верховных персонажей, член триады (первоначально вместе с Лао-цзы и Хуан-ди, а затем вместе с Юй-ди и Лао-цзы). Нек-рые ученые (напр., Юань Кэ) непосредственно связывают образ Пань-гу с образом первопредка народов мяо и яо — Пань-ху или Пань-ваном.
Литература:
Юань Кэ. Мифы древнего Китая. М., 1987, указ.
Автор: Рифтин Б.Л.
Имя Пань-гу может быть понято как Свернувшаяся [в кольцо] древность. В построенном на старинных источниках, ценном труде ученого и поэта Дун Сы-чжана ??? (1586 – 1628) «Гуан Бо у чжи» («Расширение “Трактата обо всех вещах”», 1607), продолжившем «Бо у чжи» («Трактат обо всех вещах») Чжан Хуа (232 – 300, см. Фан И-чжи), сказано, что «государь (цзюнь) Пань-гу имел голову дракона (лун) и тело змеи». Это описание, по мнению Юань Кэ, напоминает облик Чжу-луна (Светоносный дракон). Миф о Пань-гу сформировался в эпоху расцвета нумерологии (сяншучжи-сюэ), поэтому в описании Сюй Чжэна он «за один день девять раз изменялся (бянь [2])» и все связанные с ним числа кратны девяти как высшему числовому выражению творческой, в данном случае демиургической, силы ян [1] (см. Инь — ян). Там же он представлен ставшим «духом (шэнь [1]) на небе (тянь [1]) и святомудрым (шэн [1]) на земле».
Эта характеристика диаметрально противоположна Пань-гу в облике собакоподобного варвара Пань-ху, описанного в «Соу шэнь цзи» («Записки о поиске духов») Гань Бао (IV – V вв.) и др. более позних произведениях (прежде всего, «Хоу Хань шу» — «Книга [об эпохе] Поздней Хань» Фань Е, 398 – 445). Его имя, трактуемое как Тыква под Плошкой, объясняется легендой о превращении круглого червя из уха старухи, помещенного под плошку на тыквенной бахче, в пятицветного (у сэ) пса. Пес принес императору/первопредку Ди Ку голову врага, за что получил в жены его младшую дочь, с к-рой отправился в дикие Южные горы. Там они стали вести варварский образ жизни и родили шесть мальчиков и шесть девочек, к-рые переженились друг с другом, что отражает как архаическую форму брака, известную и по мифу о других антропозооморфных первопредках Фу-си и Нюй-ва, так и нумерологическую дюжину «земных ветвей» (ди чжи, см. Гань чжи). Среди южных варваров мань, к-рых ханьцы прозывали «голозадыми», «повязочниками» (по виду одеяния) и «потомками Пань-ху», его считали культурным героем, изобретателем плуга и ткацкого станка, что знаменует присущую ему андрогинную природу, поскольку плуг – стандартный полоразличительный атрибут мужчины, а ткацкий станок – женщины.
Соответственно и Пань-гу был объектом поклонения. Вплоть до эпохи Сун (Х – XIII вв.) циркулировали сведения о существовании в самых разных местах империи (пров. Аньхой, Хунань, Цзянси, Цзянсу, Сычуань, Гуанси-Чжуанский авт. окр.) посвященных ему храмов (мяо [3]), в одном из к-рых он фигурировал с придворным чином лан ?. В «Шу и цзи» («Записи рассказов о странном») сообщается даже о «стране (го [1]) Пань-гу» в Южных морях, т.е. в совр. регионе Юго-Восточной Азии, где все люди носят фамилию Пань-гу. Связующим звеном между двумя антиномичными ипостасями Пань-гу может служить предложенное В.Эберхардом (1942) и вслед за ним Д.Бодде (1961), Э.М.Яншиной (1984) и др. возведение их обеих к присутствующему в классич. памятниках («Цзо чжуань», «Чжуан-цзы», «Ле-цзы», «Люй-ши чунь цю», «Хуайнань-цзы» и проч.) древнему космогоническому образу первозданного яйцеобразного хаоса (хунь дунь), связанному М.Гране (1926) и с легендой о кожаном мешке, наполненном кровью, в к-рый как в «небо» стрелял шан-иньский правитель У-и (1198 – 1195), что, кроме того, напоминает миф о стрелке-солнцеборце И и в целом архетипы фаллического культа.
Источники:
Гань Бао. Записки о поисках духов (Соу шэнь цзи) / Пер. Л.Н.Меньшикова. СПб., 1994, с. 321 – 324.
Литература:
Бодде Д. Мифы древнего Китая // Мифологии древнего мира. М., 1977, с.379 – 382; Яншина Э.М. Формирование и развитие древнекитайской мифологии. М., 1984, указ.; Юань Кэ. Чжунго шэньхуа чуаньшо цыдянь (Словарь китайских мифов и преданий). Шанхай, 1985, с.358 – 359; Eberhard W. Localkulturen im alten China. T. 1. Leiden, 1942. T. 2. Peking, 1942, S. 472; Granet M. Danses et legendes de la Chine ancienne. P., 1926, р. 540.
Автор: Кобзев А.И.
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. — 2007. — 869 с. С.541-543.

Миф о Паньгу (Древний Китай) | Хрестоматия по культурологии

В китайских мифах Пань-гу, похожий не то на человека, не то на громадную собаку, покрытую шерстью-парчой, дал начало всему живому. Сам же Пань-гу зородился в громадном яйце, которое напоминало мир, когда он еще пребывал в хаосе. Пань-гу вырос и заснул. И проспал ни много ни мало восемнадцать тысяч лет. А когда он проснулся, то не увидел вокруг себя ничего, кроме черного и липкого мрака. Ударил он этот мрак, и яйцо со страшным грохотом раскололось. Всё легкое и чистое, что было в нем, тотчас же поднялось вверх и образовало небо, а всё тяжелое и грязное опустилось вниз и образовало землю. Опасаясь, как бы небо и земля вновь не соединились, Пань-гу уперся ногами в землю и подпер головой небо. Каждый день небо поднималось всё выше, а земля становилась всё толще, и вместе с ними вырастал Пань-гу. Прошли целые эпохи, Пань-гу стал ростом с огромный столб, но всё стоял между небом и землей, не позволяя им соединиться и снова превратиться в хаос. Наконец, небо и земля стали прочными, и только тогда Пань-гу решил отдохнуть после тяжких трудов. Когда же он умер, вздох, вырвавшийся из его груди, сделался ветром и облаками, из его плоти возникла земля, из костей — камни, из волос на теле — растения, из волос на голове — звезды, из пота — дождь, из глаз — солнце и месяц, из жил — дороги, из голоса — гром; зубы, кости и костный мозг превратились в блестящий металл, крепкий камень и сверкающий жемчуг. Так Пань-гу, умерев, отдал всего себя миру, который стал в результате этой первой жертвы прочен и прекрасен.

Паньгу Восточная мифология и история

Паньгу, Паньку, в китайской мифологии первопредок, порождение животворных сил вселенной Инь и Ян. В мифе о рождении Паньгу повествуется, что на заре времен вселенная представляла собой некое подобие содержимого куриного яйца. По мере роста Паньгу, в течение долгих 18 000 лет, светлое начало, белок (ян), образовало небо, а мутное, желток (инь), – землю.
Чтобы небо и земля не соединились вновь, Паньгу встал между ними, головой подпирая небо, а ногами ступая на землю.
В течение 18 000 лет расстояние между небом и землей каждый день увеличивалось на
три метра. С такой же скоростью рос Паньгу.
Наконец он, увидев, что земля и небо уже не соединятся, умер. Дыхание Паныу стало ветром и облаками, голос – громом и молнией, левый глаз – солнцем, а правый – луной.
Руки, ноги и туловище образовали четыре стороны света и горы, из крови и вен возникли реки и дороги. Плоть стала деревьями и почвой, волосы на голове и борода – звездами небесными, волосы на теле – травой и цветами. Из зубов и костей образовались металлы и камни, из пота – дождь и роса, из костного мозга – жемчуг и нефрит.

China ABC—-Шестнадцатая глава: Народные
предания и легенды: Миф о великом Пань Гу


Говорят, что в
седой древности
в мире не было ни
неба, ни земли,
весь космос
представлял
собой на
огромное яйцо,
внутри которого
была сплошная
мгла и царил
первозданный
хаос. Нельзя
было отличить
верх от низа,
лево от права; то
есть не было ни
востока, ни
запада, ни юга,
ни севера.
Однако внутри
этого
громадного яйца
находился
легендарный
герой,
знаменитый Пань
Гу, который
сумел отделить
Небо от Земли.
Пань Гу
находился в яйце
ни много ни мало—всего
18 тысяч лет, и
однажды
очнувшись от
глубокого сна,
он открыл глаза
и увидел, что
находится в
кромешной тьме.
Внутри было так
жарко, что ему
было трудно
дышать. Он хотел
подняться и
распрямиться во
весь рост, но
скорлупа яйца
прочно
сковывала его,
что он не мог
даже вытянуть
руки и ноги. Это
сильно
разгневало Пань
Гу. Он схватил
большой топор,
который был при
нем с рождения, и
со всего маху
стукнул по
скорлупе.
Раздался
оглушительный
грохот. Огромное
яйцо
раскололось, и
все прозрачное и
чистое в нем
медленно
поднялось в высь
и
преобразовалось
в небо, а мрачное
и тяжелое
опустилось вниз
и стало землей.
Пань Гу
отделил Небо и
Землю, и это
очень
обрадовало его.
Однако,
убоявшись, что
Небо и Земля
снова сомкнутся.
Он головой
подпер небо, а
ногами уперся в
землю, в день он 9
раз принимал
разный вид,
пустив в ход все
свое могущество.
Каждый день он
вырастал на один
чжан— т.е.
примерно на 3, 3
метра. С ним
вместе Небо
поднималось на
один чжан выше, а
земля, таким
образом,
становилась
толще на один
чжан. Так снова
минуло 18 тысяч
лет. Пань Гу
превратился в
большого
великана,
подпирающего
небо. Длина его
туловища
составляла 90
тысяч ли .
Неизвестно,
сколько времени
прошло, но,
наконец, Земля
затвердела и уже
не смогла снова
слиться с Небом.
Только тогда
Пань Гу перестал
волноваться. Но
к тому времени
он сильно
изнемог, его
энергия
истощилась и его
огромное тело
внезапно
грохнулось о на
землю.
Перед
кончиной с его
телом произошли
огромные
изменения. Его
левый глаз
превратился в
яркое золотое
солнце, а правый
глаз в
серебристую
луну. Последний
его выдох стал
ветром и
облаками, а
последний
изданный им звук
превратился в
гром. Его волосы
и усы
рассыпались в
мириады ярких
звезд. Руки и
ноги стали
четырьмя
полюсами земли и
высокими горами.
Кровь Пань Гу
пролилась на
Землю реками и
озерами. Его
жилы
превратились в
дороги, а
мускулы—в
плодородные
земли. Кожа и
волосы на теле
великана
превратились в
травы и деревья,
а зубы и кости—в
золото, серебро,
медь и железо,
нефрит и прочие
сокровища
земных недр; пот
превратился в
дождь и росу. Так
был сотворен мир.

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ КИТАЯ — Миф о великом Пань Гу — Народные предания и легенды — Все о Китае — Общие сведения — Китай: Остальное — Китай


Говорят, что в седой древности в мире не было ни неба, ни земли, весь космос представлял собой на огромное яйцо, внутри которого была сплошная мгла и царил первозданный хаос. Нельзя было отличить верх от низа, лево от права; то есть не было ни востока, ни запада, ни юга, ни севера. Однако внутри этого громадного яйца находился легендарный герой, знаменитый Пань Гу, который сумел отделить Небо от Земли. Пань Гу находился в яйце ни много ни мало—всего 18 тысяч лет, и однажды очнувшись от глубокого сна, он открыл глаза и увидел, что находится в кромешной тьме. Внутри было так жарко, что ему было трудно дышать. Он хотел подняться и распрямиться во весь рост, но скорлупа яйца прочно сковывала его, что он не мог даже вытянуть руки и ноги. Это сильно разгневало Пань Гу. Он схватил большой топор, который был при нем с рождения, и со всего маху стукнул по скорлупе. Раздался оглушительный грохот. Огромное яйцо раскололось, и все прозрачное и чистое в нем медленно поднялось в высь и преобразовалось в небо, а мрачное и тяжелое опустилось вниз и стало землей.
Пань Гу отделил Небо и Землю, и это очень обрадовало его. Однако, убоявшись, что Небо и Земля снова сомкнутся. Он головой подпер небо, а ногами уперся в землю, в день он 9 раз принимал разный вид, пустив в ход все свое могущество. Каждый день он вырастал на один чжан— т.е. примерно на 3, 3 метра. С ним вместе Небо поднималось на один чжан выше, а земля, таким образом, становилась толще на один чжан. Так снова минуло 18 тысяч лет. Пань Гу превратился в большого великана, подпирающего небо. Длина его туловища составляла 90 тысяч ли . Неизвестно, сколько времени прошло, но, наконец, Земля затвердела и уже не смогла снова слиться с Небом. Только тогда Пань Гу перестал волноваться. Но к тому времени он сильно изнемог, его энергия истощилась и его огромное тело внезапно грохнулось о на землю.
Перед кончиной с его телом произошли огромные изменения. Его левый глаз превратился в яркое золотое солнце, а правый глаз в серебристую луну. Последний его выдох стал ветром и облаками, а последний изданный им звук превратился в гром. Его волосы и усы рассыпались в мириады ярких звезд. Руки и ноги стали четырьмя полюсами земли и высокими горами. Кровь Пань Гу пролилась на Землю реками и озерами. Его жилы превратились в дороги, а мускулы—в плодородные земли. Кожа и волосы на теле великана превратились в травы и деревья, а зубы и кости—в золото, серебро, медь и железо, нефрит и прочие сокровища земных недр; пот превратился в дождь и росу. Так был сотворен мир.

Миф Первый человек Пань-Гу — Мифы Древнего Китая

Было время, когда земля и небо еще не отделились друг от друга и, слитые вместе, составляли нечто, отдаленно напоминающее по виду куриное яйцо. Здесь и зародился, как цыпленок в желтке, первый человек Пань-гу. Прошло восемнадцать тысяч лет, прежде чем он пробудился. Вокруг бьш непроницаемый липкий мрак, и сердце человека онемело от страха. Но вот его руки нащупали какой-то предмет. Это был невесть откуда взявшийся топор. Пань-гу размахнулся что было сил и ударил перед собой.
Раздался оглушительный грохот, словно бы от того, что надвое раскололась гора. Неподвижный мир, в котором находился Пань-гу, пришел в движение. Все легкое и чистое всплыло вверх, а тяжелое и грязное опустилось на дно. Так возникли небо и земля.
«Долго ли они останутся разделенными? Сможет ли держаться небо без опоры?» — эти тревожные мысли вспыхнули в мозгу первого человека, и он тотчас же уперся головою в небо, а ногами в землю.
Так он стоял не шелохнувшись. С каждым днем небо поднималось выше на один чжан1, и Пань-гу тоже вытягивался на один чжан. 18 тысяч лет находился первый человек между небом и землей, пока расстояние между ними не установилось в 90 тысяч ли2.
После этого небо перестало подниматься, и Пань-гу понял, что мир завершен. Он радостно вздохнул. Со вздохом родились ветер и дождь. Он открыл глаза — и начался день. Ему бы жить и жить, радуясь прочности и красоте новорожденного мира. Но жизнь его была в росте. Прекратив расти, он должен был умереть.
Тело Пань-гу стало светом и жизнью. Левый глаз засиял солнцем, правый — заблестел луной. Четыре конечности и пять внутренних частей тела стали четырьмя сторонами света и пятью священными горами, кровь — реками и ручьями, жилы и вены — дорогами, покрывшими землю, плоть — почвой, а волосы на голове и усы — растительностью на ней, зубы и кости — золотом и каменьями, костный мозг — жемчугом и нефритом, предсмертный пот, выступивший на теле Пань-гу, стал дождем и росой.

Мифы Древнего Китая — ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК ПАНЬ-ГУ

Миф о Пань-гу впервые зафиксирован в памятнике южных племен Китая III в.
Было время, когда земля и небо еще не отделились друг от друга и, слитые вместе, составляли нечто, отдаленно напоминающее по виду куриное яйцо. Здесь и зародился, как цыпленок в желтке, первый человек Пань-гу. Прошло восемнадцать тысяч лет, прежде чем он пробудился. Вокруг бьш непроницаемый липкий мрак, и сердце человека онемело от страха. Но вот его руки нащупали какой-то предмет. Это был невесть откуда взявшийся топор. Пань-гу размахнулся что было сил и ударил перед собой.
Раздался оглушительный грохот, словно бы от того, что надвое раскололась гора. Неподвижный мир, в котором находился Пань-гу, пришел в движение. Все легкое и чистое всплыло вверх, а тяжелое и грязное опустилось на дно. Так возникли небо и земля.
«Долго ли они останутся разделенными? Сможет ли держаться небо без опоры?» — эти тревожные мысли вспыхнули в мозгу первого человека, и он тотчас же уперся головою в небо, а ногами в землю.
Так он стоял не шелохнувшись. С каждым днем небо поднималось выше на один чжан1, и Пань-гу тоже вытягивался на один чжан. 18 тысяч лет находился первый человек между небом и землей, пока расстояние между ними не установилось в 90 тысяч ли2.
После этого небо перестало подниматься, и Пань-гу понял, что мир завершен. Он радостно вздохнул. Со вздохом родились ветер и дождь. Он открыл глаза — и начался день. Ему бы жить и жить, радуясь прочности и красоте новорожденного мира. Но жизнь его была в росте. Прекратив расти, он должен был умереть.
Тело Пань-гу стало светом и жизнью. Левый глаз засиял солнцем, правый — заблестел луной. Четыре конечности и пять внутренних частей тела стали четырьмя сторонами света и пятью священными горами, кровь — реками и ручьями, жилы и вены — дорогами, покрывшими землю, плоть — почвой, а волосы на голове и усы — растительностью на ней, зубы и кости — золотом и каменьями, костный мозг — жемчугом и нефритом, предсмертный пот, выступивший на теле Пань-гу, стал дождем и росой3.

1 Чжан — китайская мера длины, около 3 м.
2 Ли — китайская мера длины, около 576 м.
3 Сохранились сообщения о том, что душа Пань-гу захоронена в Наньхае, а в Гуйлуне имелся храм Пань-гу, где ему приносились жертвы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *