Куршская коса легенда о неринге

Содержание

Легенды Куршской косы | Класс39

Калининградская область — замечательный край России. Необычная история, природные памятники, благородное Балтийское море и добродушные люди. В этом крае много легенд, переживших народы. Есть легенда и о том, как возникла Куршская коса (узнать про Куршскую косу). Литовцы свою часть косы до сих пор называют «Нерингой». Итак, ….
Легенда о Неринге
Много сотен лет тому назад, когда Куршской косы еще не существовало, на берегу моря высился построенный из темных сосновых брёвен замок. Воздвигнутый из толстых древесных стволов, был он богато украшен многочисленной резьбой, янтарем и морскими раковинами и окружен просторными залами и тенистыми садами. Рядом с замком, на возвышенности, стояло святилище доброй богини Лаймы. Властителем замка был Карвайт — великий, во всей стране известный своей мощью и отвагой полководец и мореплаватель. Его жена была столь же славна своей верностью, сколь и красотой. Однако у них не было детей.
Однажды на охоте Карвайт добыл огромного лося. Его он принес в жертву богине Лайме и попросил ее о наследнике. Двумя годами позже его жена родила ему великолепную девочку. Радость родителей была неописуема.
Девочка день ото дня становилась все больше и прекрасней. Но странно! Она очень быстро росла. Когда ей было девять месяцев, и она начала бегать, была она так велика, как девочка в 15 лет, и имела косы длиной в две руки.
Тогда испугались родители и призвали жрецов и предсказателей придти, дабы они объяснили чудо, ибо люди в стране поговаривали: «Это сделала Лаума, злая фея! Она украла настоящего ребенка». Мудрецы, однако, качали своими белыми головами и серьезно говорили: «Ребенок является волшебным даром доброй богини Лаймы. Он будет расти дальше, поэтому надо построить для девочки новый дом, выше самых высоких деревьев. В любом случае, дитя не принесет никакой печали, напротив — умножит славу и радости».
Родители вновь стали счастливы, и повелели отстроить здание — такое высокое и просторное, чтобы было оно пригодным для гигантской девушки.
Когда Неринга (так назвали девушку-великаншу) достигла 18 лет, исполнилось то, что предрекали пророки: она приносила счастье везде, куда приходила.
А было это так…








































Рекомендую прочитать:

77 эффективных образовательных приёмов
Интернет-урок по окружающему миру «Древние пресмыкающиеся»
Интернет-урок по литературному чтению «Секреты русских народных сказок»
Интернет-урок по литературному чтению «С. Лагерлеф «Путешествие Нильса с дикими Гусями»

Легенды Ведьминой горы в Неринге на Куршcкой косе — Travel Blog


Есть место на Куршской косе, овеянное мифами и легендами. Это парк деревянных скульптур рядом с маленьким городком Юодкранте. Расположился он на высоких холмах, издавна прозваных в народе Ведьминой горой. Стоит его посетить и увидеть те удивительные деревянные изваяния, которые творили мастера со всех уголков Литвы. Сказочные персонажи этого парка служат великолепными иллюстрациями к самобытному литовскому фольклору. Легенды и сказки Литвы отличают необычайный романтизм и непотдельная грусть, даже трагизм и всё это можно прочувствовать здесь.

К примеру:Неринга — была дочерью заморского царя Карвайтиса. Эта девушка обладала не только великанским ростом, но и очень отзывчивой душой. Не раз она спасала тонущие корабли, притягивая их к берегу за якоря. Заблудившимся в лестных чащах она показывала дорогу домой. Однажды морской царь Бангпутис сильно разгневался на людей. Несколько лет продолжалась жестокая буря, которая засыпала песком все прибрежные поля и деревни. Неринга решила освободить людей от злых чар. Она стала собирать в передник своего платья песок, выносить в море и высыпать его неполалёку от побережья. В тех местах появились дюны из которых образовалась целая полоса, защитившая людей от гигантских волн и давшая возможность рыбакам спокойно рыбачить в образовавшемся заливе. Так появились Куршский залив и песчаная коса, прозванная благодарными людьми Нерингой.

Почти все фигуры в парке созданы из дуба. Первые скульптуры здесь появились ещё в 1979 годы. С тех пор их количество превысило 80 штук. От гниения их стараються спасти, подымая над землёй с помошью железной арматуры.

Прогулка по парку вызывает бурю эмоций, как у детей, так и у взрослых. Все эти черти, ведьмы, лешие и прочая нечесть ничуть не пугает, а лишь заманивает в царство легенд и сказок, часто весёлых, а подчас и очень грустных…

Дочь главного бога Перкунаса Юрате жила на самом морском дне в прекрасном янтарном замке и ничего не знала о людских страстях. Но однажды довелось её встретить юного рыбака Каститиса и безумно в него влюбиться. Каститис покорил богиню своими песнями и необычайной смелостью. Юрате похитила рыбака в свой янтарный замок, позабыв обо всех запретах. Разгневанный Перкунас разрушил янтарный замок и убил молнией Каститиса, а красавицу Юрате на века приковал к янтарным развалинам. День за днём оплакивает поверженная богиня своего возлюбленного и её рыданиям вторит холодное Балтийское море, чьи волны и ветер прибивают к берегу кусочки янтаря — застывшие капли слёз Юрате.

На ведьминой горе можно собственноручно убедиться в огромном количестве духов и богов обитавших на территории Литвы. Ведь недаром литовцы одни из последних в Европе перешли в христианство. Поэтому все эти многочисленные мифологические существа всё ещё живи в воспоминаниях, народных песнях и сказках.


Про подчас непростые отношения в литовских семьях свидетельстует, наверное, самая грустная литовская легенда «Эгле — королева ужей»

Как-то во время купания к Эгле, младшей дочери в семье, заполз уж, которому она легкомысленно пообещала выйти замуж. Сваты, в виде многочисленных шипящих гадов, вскоре объявились в доме Эгле. Как родители не пытались их обмануть, подсовывая вместо дочери то гусыню, то овечку, то корову, подлая кукушка постоянно сообщала змеиному братству об обмане. Пришлось Эгле сдержать обещание и выйти замуж за змеиного принца Жильвинаса, которому чуть позже она родила трёх сыновей Бержаса, Ажуоласа, Уосиса и младшую дочьку Дребуле.
Загрустила со временм Эгле по родителькому дому и решила навестить отчий очаг вместе со своими детьми. Предчувствуя плохое, Жильвинас всеми силами старался удержать свою суженную, да не смог. Ну, а в родном доме Егле её девять братьев решили во что бы не стало отговорить сестру от возвращения в змеиное царство. Но когда уговоры не помогли, они начали по очереди допытывать детей Эгле, как вызвать Жильвинаса из его королевства. Младшенькая Дребуле не выдержала дознаний и рассказала правду. Братья подло воспользовались этим признанием и убили Жильвинаса. Горе Эгле было так велико, что превратила она своих сыновей в несгибаемые дуб, ясень и берёзу, а младшенькую дочку в дрожащую на ветру осину (дословный перевод с литовского имен детей в названия деревьев). Сама же Эгле замерла над озером тёмной елью с печально склонёнными к земле ветвями…

Мне кажется в этой удивительной легенде отражается вся Литва со своими лесами, озёрами и холмами. Со своей северной холодностью и немногословием. И со своими деревянными скульптурами — такими необычными, с почти живыми чертами лиц, замершими на секунду вечности в этом суетливом и постоянно меняющемся мире.

Легенды и мифы Куршской косы

Легенды и мифы Куршской косы
Далеко не все мифологические тексты, посвященные Куршской косе, дошли до нас на языке оригинала. Многие существует в переложениях и переводах на другие языки. К примеру, мифы самых древних обитателей Куршской косы — носителей культуры шнуровой керамики — сохранились лишь как отголоски в мифологических представлениях более поздних обитателей полуострова, передаваясь из уст в уста.
Западно-балтские мифы, в свою очередь, существуют в основном в германоязычных переводах. Это объясняется практически полным уничтожением западных балтов в XIII-XV вв. в результате экспансии Тевтонского ордена. Тексты на балтском языке на протяжении столетий не печатались и не распространялись; язык этого этноса, реконструированный по единичным сохранившимся письменным источникам лишь в середине XX в., на сегодняшний день является мертвым.
Наиболее значимый пласт мифологических описаний Куршской косы составляют германоязычные тексты. И лишь незначительное количество мифов созданы русским населением Калининградской области за период с 1945 г. (к примеру, Легенда о танцующем лесе).
Все разнообразие мифологических текстов можно разделить на собственно мифы (о великанше Неринге и другие), на легенды (саги) и сказки.
В отличие от мифа, в основе каждого легендарного текста лежит реальная история, хранится коллективная память либо опыт коллективного переживания древнего населения косы. Реальный исторический факт положен также в основу романтической новеллы Гофмана «Майорат». Легенды, действие которых разворачивается на косе, доносят до нас все наиболее значимые из происходивших здесь событий: присутствие викингов и язычников-балтов, борьбу пруссов и куршей с немецкими завоевателями, колонизацию полуострова и ассимиляцию этих этносов, их религиозных воззрений и культурных традиций (легенда о Генрихе фон Кунцен). В легендарных текстах мы находим также «следы» тех экологических катаклизмов, которые постигли жителей косы после вырубки ее коренных лесов (истории об ужасном призраке зыбучих песков и о гибели Кунцена).
Часть мифологических текстов представляют собою истории целиком вымышленные, или сказки, на основе которых спустя некоторое время появились романтизированные литературные версии (история о кошке, погубившей множество людей в трактире поселка Росситтен, и др.).
Интересно, что подавляющее большинство мифов косы географически и топонимически связано с поселком Росситтен (Рыбачий), а именно с той местностью, которая в древние времена носила имя Расите. Видимо, это связано с тем, что ледниковый остров Расите, в пределах которого сегодня расположен поселок Рыбачий, является самой древней частью полуострова. Помимо того, почвы острова Расите, сформированные ледниковыми отложениями, превратили это место в единственный на всем полуострове аграрный район. Люди здесь жили обеспеченно и никогда не страдали от странствующих песков, что не могло не сказаться на их коллективном мифотворчестве.
Неринга, береговая (пляжная) великанша
Много сотен лет тому назад, когда Куршской косы еще не существовало, на берегу моря высился построенный из темных сосновых брёвен замок. Воздвигнутый из толстых древесных стволов, был он состоятельно украшен многочисленной резьбой, янтарем и морскими раковинами и окружен просторными залами и тенистыми садами. Рядом с замком, на возвышенности, стояло святилище доброй богини Лаймы. Властителем замка был Карвайт — громадный, во всей стране известный своей мощью и отвагой полководец и мореплаватель. Его жена была столь же славна своей верностью, сколь и красотой. Однако у них не было детей.
Однажды на охоте Карвайт добыл огромного лося. Его он принес в жертву богине Лайме и попросил ее о наследнике. Двумя годами позднее его жена родила ему обалденную девченку. Радость родителей была неописуема. Под большой жертвенной липой Лайма получила благодарственное жертвоприношение, и было отпраздновано большое празднество.
Девченка день ото дня становилась все больше и прекрасней. Но странно! Когда ей исполнилось четыре недели, молока шести кормилиц перестало хватать, чтоб покормить ее досыта. Погодя еще некоторое время девице стали давать грубую человеческую пищу. Когда же прошло девять месяцев, и она начала бегать, была она так велика, как девченка в 15 лет, и имела косы длиной в две руки.
Тогда напугались родители и призвали жрецов и предсказателей придти, дабы они объяснили чудо, ибо люди в стране поговаривали: «Это сделала Лаума, злая фея! Она украла настоящего ребенка и заменила его на нежить». Мудрецы, однако, качали своими белыми головами и серьезно говорили: «Ребенок является волшебным даром доброй богини Лаймы. Он будет расти дальше, поэтому надо отстроить для девицы новый дом, выше самых высоких деревьев. В любом случае, малютка не принесет никакой печали, напротив — умножит славу и радости».
Родители вновь стали счастливы, и повелели выстроить здание — такое высокое и просторное, чтоб было оно пригодным для гигантской девченки.
Когда Неринга (так назвали девушку-великаншу) достигла 18 лет, исполнилось то, что предрекали пророки: она приносила счастье повсюду, куда приходила. Если корабль попадал в опасность на море или же на заливе, она шла чрез бушующие волны и вытягивала корабль на сушу за якорную цепь, а несчастных жертв кораблекрушения поднимала со дна и уносила в своем переднике домой. Был ли это крестьянин со своей трудно груженой телегой или с попавшими в сугроб санями, Неринга играючи переносила повозку с лошадьми туда, где была лучше дорога.
Слава о Неринге распространилась во все края, и многие сыновья владетельных князей мечтали ее взять в жены. Девченка пожелала испытать, сможет ли кто-нибудь из них перебросить камень на другую сторону моря. Большую груду камней сложили для этого на берегу. Сюда приходили женихи и испытывали свою судьбу, но лишь Наглису — юному властителю замка Винденбург, подобному самой Неринге по росту и красоте, — улыбнулось счастье.
Свадьбе молодых, однако, не суждено было состояться: вскоре пришел с запада шторм и бушевал без перерыва 13 лет. Море выбрасывало на берег огромнейшие массы песка. Ужасные волны уничтожали побережье, поля и леса, луга и подворья. Замок Винденбург также постигла бы гибель, тогда Неринга решила выстроить преграду на пути бушующих волн. Она набирала полный подол песка, переносила и ссыпала его в море, и так трудилась без передышки несколько недель. Когда работа была закончена, через море от одного берега к другому протянулась тонкая песчаная полоска суши, отгородившая от бушующего моря тихую и спокойную гладь залива.
На следующий год с песнями и медами справили счастливую свадьбу Наглиса и Неринги, но счастье их было недолгим. Что предрекали жрецы перед тринадцатилетним штормом, то и случилось: «Придут с запада и юга сильные завоеватели». Закованные в панцири рыцари Тевтонского ордена прибыли, чтоб обратить языческих пруссов в христианство. В неравной борьбе Куршская коса была покорена вместе с другими землями, в том числе с землей Скаловией, в которой находится замок Винденбург. Сыны Неринги в и ее вся родня погибли в борьбе, а замок был разрушен. Стены его упали в залив и, как говорят корабельщики, по сей день видны в прозрачной воде неподалёку от берега.
Память о доброй Неринге и сегодня продолжает жить в сердцах потомков людей, сочинивших легенду: жители литовской части Куршской косы, как и прежде, называют свой полуостров нерией, или нерингой.
Легенда о Генрихе фон Кунцен
В немецкой орденской стране, в местности Кунцен на Куршской косе жил в середине XIV столетия рыцарь-разбойник Генрих фон Кунцен. Он являлся злейшим врагом Тевтонского ордена, так как стремился возобновить языческие традиции пруссов. Свидетельством этих устремлений было принесение в жертву языческим богам каждого христианина, который попадал в руки Генриха. Дошло до того, что Огромный Магистр ордена Винрих фон Книпроде из своей резиденции в Мариенбурге отдал приказ захватить рыцаря живым или мертвым, однако родные леса давали борцу за прусскую свободу надежный приют.
Возвращаясь однажды домой из разбойничьего похода, Генрих встретил незнакомого юношу верхом на угольно-черном коне, который призвал его в новый поход на север за множеством денег и драгоценный камней. Не раздумывая долго, бандюган последовал за незнакомцем, с трудом поспевая за его быстрым конем. Чем дальше на север неслись наши герои, тем плоше становилась дорога, и тем отчетливее понимал Генрих, что встал он на путь, которому нет конца.
Внезапно конь Генриха остановился. Призвав Бога в помощь, хулиган захотел двигаться дальше. Но тут его спутник, на самом деле являвшийся дьяволом, раздосадовано воскликнул: «Ты вспомнил имя Бога. Это — твое счастье, ибо здесь ты должен был отыскать свой конец!» и поверг Генриха на землю бездыханным. Очнувшись к концу дня, Генрих увидел перед собой замок Мемель на высокой горе, омываемой водами. В сей момент, перекрестившись, Генрих обратился в христианство и стал с этого момента верным союзником Ордена.
История о кошке, которая погубила очень много людей в трактире Росситтена
Это случилось в 1481 г. в одном из трактиров поселка Росситтен. Немногочисленных гостей, часто останавливавшихся здесь на ночлег, стали утром находить в постели мертвыми. Допросили трактирщика, не отравил ли он пивко, но ничего подозрительного не смогли у него выявить. Однажды в трактир прибыла и расположилась на ночлег целая толпа лифляндцев, подошли также несколько жемайтов, которые в назначенное время улеглись на кровать и уснули.
Помещение внизу было устлано досками, в середине стояла подпирающая потолок колонна. В нижней части она наполовину сгнила и имела большую дыру. Посреди ночи к этой дыре подошла киса и начала мяукать. Тогда из дыры появилась огромная жаба, которую киса очень долго лизала. После этого кошечка подошла к постели жемайтов и, переходя от одного к другому, фыркала им в глаза. На утро все жемайты оказались мертвыми. Лифляндцы рассказали об этом инспектору. Инспектор пожелал узнать правду. Он приказал напоить допьяна и уложить спать одного бедного грешника, которого нужно было лишить жизни. Сам же стал за ним наблюдать. В определенное время кошечка сделала все, как обычно, и тот вскоре тоже умер. Тогда подпору разрушили, а жабу и кошку инспектор приказал поместить в бочку и спалить вместе с трактиром.
Легенда о черных парусах
Некогда в Кунценской кирхе служил пастор, которого весьма уважали рыбаками, потому что он был хорошим и справедливым человеком. Однажды ночью ему не спалось из-за сильного ветра, гнавшего по заливу осколки льда, и лед этот громковато хрустел, и влажный снег сыпался на крышу, а вороны летали очень низко, кружась над деревней. Лед тает, думал священник, весна близко, она вновь принесет моим рыбакам-прихожанам работу.
В полуночь порыв сильного ветра потряс дом священника, и дверь раскрылась. Два незнакомых человека подступили к постели испуганного служителя Господа и попросили его быстро идти с ними к церкви.
Когда священник зажег свет, он увидел, что чужаки покрыты угольно-черными платками, низко надвинутыми на лоб. На естественный вопрос, откуда они явились и чего ожидают, гости отвечали, что священник должен надеть епитрахиль и венчать в церкви юную пару. Суженный и невеста, оба «хорошие люди», а также свидетели бракосочетания и остальные свадебные гости уже ожидают у церковных врат.
Священник был удивлен, однако вышел из дома. У берега он увидел большой корабль под черными парусами, вымпелом которому служил череп. Испугавшись, священник осенил себя крестным знамением, после чего побежал так быстро, как мог, и попробовал скрыться за воротами кладбища. Однако спутники священника догнали его и, повязав ему глаза черной повязкой, повели в кирху прямо к алтарю.
Далее легенда повествует о том, как ужасные пришельцы заставили дрожащего пастора совместить браком пару, чьи руки были холодны как лед, а железные обручальные кольца горячи, как раскаленные угли. Ужаснее всего было то, что сразу же после венчания священник должен был прочитать заупокойную молитву над молодой женой.
Едва только дрожащий от страха пастор исполнил приказ и покинул кирху, как раздался пистолетный выстрел. А на следующее утро молодую женщину нашли мертвой: она лежала перед алтарем с распростертыми руками. На голове у нее заместо миртового венка был венок из соломы, а на горизонте еще были видны удаляющиеся в море корабли.
Легендарный рассказ о гибели Кунцена
Во времена французской оккупации мелкий отряд французов пришел в Кунцен, чтоб получить там лодку для продолжения пути в Мемель. Когда Катинка, прелестная племянница хозяйки трактира, спустила лодку на воду, французы попытались увезти девицу. Внучок хозяйки хотел им помешать и при этом убил капрала, за что и был расстрелян французами. Старуха побежала к церкви, ударила в колокол и умоляла о мщении; тут же, одновременно с ее мольбой, поднялся сильный ветер, который разрушил Кунцен до такой степени, что лишь несколько домов и расщепленные деревья остались торчать в ужасной песчаной пустыне.
Легенда о танцующем лесе
(автор – Марина Егорова)
Древние пруссы поклонялись могучим деревьям. Язычники не знали истинного Бога, и защиты от бушующих стихий искали в священных дубравах.
В те времена коса была островом, покрытым высоким лесом. Попасть сюда можно было только через широкий пролив. Воины-пруссы охраняли подступы к острову, особенно опасались они людей иной веры, так как их приход мог нарушить неприкосновенность священных рощ.
Лишь одну девушку-христианку грозные хранители пропустили на косу. В ее лодке не было ничего, не считая арфы, и ей было разрешено учить девченок игре на этом инструменте. Образ девицы был так прекрасен, что все лесные духи шептали ей вслед словa восхищения.
Девочку звали Прединия. Она никогда не входила в воспрещенный лесок, чтоб не оскорблять чувств жителей косы. На арфе Прединия играла у высокой горки, поросшей молодыми соснами. Вскоре все, не считая завистливых нимф и самолюбивых жрецов, полюбили девочку.
Однажды на острове охотился самбийский князь Бартий. Преследуя косулю, он услышал прекрасную музыку. Мелодия звучала столь невероятно, что охотник забыл про добычу и поспешил на звук. Выбежав на поляну, Бартий остановился в изумлении: посреди леса в окружении белок, птиц и оленей перебирала струны самая нежная девченка из всех, кого князь встречал на свете. Не раздумывая, Бартий предложил ей руку и сердечко. Прединия тихонько ответила, что станет женой только мужа-христианина. «Я не смогу принять твою веру, воскликнул князь, — если при всех ты не докажешь, что твой невидимый Бог сильнее вот этих крепких деревьев!»
На горке собрались все, кто был тогда на острове. Жрецы предвкушали свою победу. Нимфы злорадно посмеивались. Воины просто любовались девой. И только маленькие девченки, окружив свою наставницу, еле слышно пели песни на греческом языке.
Когда Прединия прикоснулась струн, вся природа замерла, птицы смолкли. Над лесом зазвучала мелодия, и вдруг… деревья начали танцевать! Они склонялись в поклонах перед красавицей, подчиняясь музыке. Когда Прединия окончила игру, стволы сосен… застыли в вихре танца. Приключилось настоящее чудо!
Князь снял с руки драгоценный браслет и подарил своей невесте, а птицы сплели ей венок из белых цветов. Поселение, которое спустя некоторое время возникло вокруг танцующего леса, назвали в честь княгини — Предин. И даже когда через много столетий кочующая дюна покрыла поселок песками, на старом месте опять поднялся танцующий лес. Сохранилась и арфа — ее всепобеждающая музыка слышна всякий раз, когда не знающий покоя ветер касается сосновых стволов.

Легенды и мифы Куршской косы

Легенды и мифы Куршской косы
Далеко не все мифологические тексты, посвященные Куршской косе, дошли до нас на языке оригинала. Многие существует в переложениях и переводах на другие языки. К примеру, мифы самых древних обитателей Куршской косы — носителей культуры шнуровой керамики — сохранились лишь как отголоски в мифологических представлениях более поздних обитателей полуострова, передаваясь из уст в уста.
Западно-балтские мифы, в свою очередь, существуют в основном в германоязычных переводах. Это объясняется практически полным уничтожением западных балтов в XIII-XV вв. в результате экспансии Тевтонского ордена. Тексты на балтском языке на протяжении столетий не печатались и не распространялись; язык этого этноса, реконструированный по единичным сохранившимся письменным источникам лишь в середине XX в., на сегодняшний день является мертвым.
Наиболее значимый пласт мифологических описаний Куршской косы составляют германоязычные тексты. И лишь незначительное количество мифов созданы русским населением Калининградской области за период с 1945 г. (к примеру, Легенда о танцующем лесе).
Все разнообразие мифологических текстов можно разделить на собственно мифы (о великанше Неринге и другие), на легенды (саги) и сказки.
В отличие от мифа, в основе каждого легендарного текста лежит реальная история, хранится коллективная память либо опыт коллективного переживания древнего населения косы. Реальный исторический факт положен также в основу романтической новеллы Гофмана «Майорат». Легенды, действие которых разворачивается на косе, доносят до нас все наиболее значимые из происходивших здесь событий: присутствие викингов и язычников-балтов, борьбу пруссов и куршей с немецкими завоевателями, колонизацию полуострова и ассимиляцию этих этносов, их религиозных воззрений и культурных традиций (легенда о Генрихе фон Кунцен). В легендарных текстах мы находим также «следы» тех экологических катаклизмов, которые постигли жителей косы после вырубки ее коренных лесов (истории об ужасном призраке зыбучих песков и о гибели Кунцена).
Часть мифологических текстов представляют собою истории целиком вымышленные, или сказки, на основе которых спустя некоторое время появились романтизированные литературные версии (история о кошке, погубившей множество людей в трактире поселка Росситтен, и др.).
Интересно, что подавляющее большинство мифов косы географически и топонимически связано с поселком Росситтен (Рыбачий), а именно с той местностью, которая в древние времена носила имя Расите. Видимо, это связано с тем, что ледниковый остров Расите, в пределах которого сегодня расположен поселок Рыбачий, является самой древней частью полуострова. Помимо того, почвы острова Расите, сформированные ледниковыми отложениями, превратили это место в единственный на всем полуострове аграрный район. Люди здесь жили обеспеченно и никогда не страдали от странствующих песков, что не могло не сказаться на их коллективном мифотворчестве.
Неринга, береговая (пляжная) великанша
Много сотен лет тому назад, когда Куршской косы еще не существовало, на берегу моря высился построенный из темных сосновых брёвен замок. Воздвигнутый из толстых древесных стволов, был он состоятельно украшен многочисленной резьбой, янтарем и морскими раковинами и окружен просторными залами и тенистыми садами. Рядом с замком, на возвышенности, стояло святилище доброй богини Лаймы. Властителем замка был Карвайт — громадный, во всей стране известный своей мощью и отвагой полководец и мореплаватель. Его жена была столь же славна своей верностью, сколь и красотой. Однако у них не было детей.
Однажды на охоте Карвайт добыл огромного лося. Его он принес в жертву богине Лайме и попросил ее о наследнике. Двумя годами позднее его жена родила ему обалденную девченку. Радость родителей была неописуема. Под большой жертвенной липой Лайма получила благодарственное жертвоприношение, и было отпраздновано большое празднество.
Девченка день ото дня становилась все больше и прекрасней. Но странно! Когда ей исполнилось четыре недели, молока шести кормилиц перестало хватать, чтоб покормить ее досыта. Погодя еще некоторое время девице стали давать грубую человеческую пищу. Когда же прошло девять месяцев, и она начала бегать, была она так велика, как девченка в 15 лет, и имела косы длиной в две руки.
Тогда напугались родители и призвали жрецов и предсказателей придти, дабы они объяснили чудо, ибо люди в стране поговаривали: «Это сделала Лаума, злая фея! Она украла настоящего ребенка и заменила его на нежить». Мудрецы, однако, качали своими белыми головами и серьезно говорили: «Ребенок является волшебным даром доброй богини Лаймы. Он будет расти дальше, поэтому надо отстроить для девицы новый дом, выше самых высоких деревьев. В любом случае, малютка не принесет никакой печали, напротив — умножит славу и радости».
Родители вновь стали счастливы, и повелели выстроить здание — такое высокое и просторное, чтоб было оно пригодным для гигантской девченки.
Когда Неринга (так назвали девушку-великаншу) достигла 18 лет, исполнилось то, что предрекали пророки: она приносила счастье повсюду, куда приходила. Если корабль попадал в опасность на море или же на заливе, она шла чрез бушующие волны и вытягивала корабль на сушу за якорную цепь, а несчастных жертв кораблекрушения поднимала со дна и уносила в своем переднике домой. Был ли это крестьянин со своей трудно груженой телегой или с попавшими в сугроб санями, Неринга играючи переносила повозку с лошадьми туда, где была лучше дорога.
Слава о Неринге распространилась во все края, и многие сыновья владетельных князей мечтали ее взять в жены. Девченка пожелала испытать, сможет ли кто-нибудь из них перебросить камень на другую сторону моря. Большую груду камней сложили для этого на берегу. Сюда приходили женихи и испытывали свою судьбу, но лишь Наглису — юному властителю замка Винденбург, подобному самой Неринге по росту и красоте, — улыбнулось счастье.
Свадьбе молодых, однако, не суждено было состояться: вскоре пришел с запада шторм и бушевал без перерыва 13 лет. Море выбрасывало на берег огромнейшие массы песка. Ужасные волны уничтожали побережье, поля и леса, луга и подворья. Замок Винденбург также постигла бы гибель, тогда Неринга решила выстроить преграду на пути бушующих волн. Она набирала полный подол песка, переносила и ссыпала его в море, и так трудилась без передышки несколько недель. Когда работа была закончена, через море от одного берега к другому протянулась тонкая песчаная полоска суши, отгородившая от бушующего моря тихую и спокойную гладь залива.
На следующий год с песнями и медами справили счастливую свадьбу Наглиса и Неринги, но счастье их было недолгим. Что предрекали жрецы перед тринадцатилетним штормом, то и случилось: «Придут с запада и юга сильные завоеватели». Закованные в панцири рыцари Тевтонского ордена прибыли, чтоб обратить языческих пруссов в христианство. В неравной борьбе Куршская коса была покорена вместе с другими землями, в том числе с землей Скаловией, в которой находится замок Винденбург. Сыны Неринги в и ее вся родня погибли в борьбе, а замок был разрушен. Стены его упали в залив и, как говорят корабельщики, по сей день видны в прозрачной воде неподалёку от берега.
Память о доброй Неринге и сегодня продолжает жить в сердцах потомков людей, сочинивших легенду: жители литовской части Куршской косы, как и прежде, называют свой полуостров нерией, или нерингой.
Легенда о Генрихе фон Кунцен
В немецкой орденской стране, в местности Кунцен на Куршской косе жил в середине XIV столетия рыцарь-разбойник Генрих фон Кунцен. Он являлся злейшим врагом Тевтонского ордена, так как стремился возобновить языческие традиции пруссов. Свидетельством этих устремлений было принесение в жертву языческим богам каждого христианина, который попадал в руки Генриха. Дошло до того, что Огромный Магистр ордена Винрих фон Книпроде из своей резиденции в Мариенбурге отдал приказ захватить рыцаря живым или мертвым, однако родные леса давали борцу за прусскую свободу надежный приют.
Возвращаясь однажды домой из разбойничьего похода, Генрих встретил незнакомого юношу верхом на угольно-черном коне, который призвал его в новый поход на север за множеством денег и драгоценный камней. Не раздумывая долго, бандюган последовал за незнакомцем, с трудом поспевая за его быстрым конем. Чем дальше на север неслись наши герои, тем плоше становилась дорога, и тем отчетливее понимал Генрих, что встал он на путь, которому нет конца.
Внезапно конь Генриха остановился. Призвав Бога в помощь, хулиган захотел двигаться дальше. Но тут его спутник, на самом деле являвшийся дьяволом, раздосадовано воскликнул: «Ты вспомнил имя Бога. Это — твое счастье, ибо здесь ты должен был отыскать свой конец!» и поверг Генриха на землю бездыханным. Очнувшись к концу дня, Генрих увидел перед собой замок Мемель на высокой горе, омываемой водами. В сей момент, перекрестившись, Генрих обратился в христианство и стал с этого момента верным союзником Ордена.
История о кошке, которая погубила очень много людей в трактире Росситтена
Это случилось в 1481 г. в одном из трактиров поселка Росситтен. Немногочисленных гостей, часто останавливавшихся здесь на ночлег, стали утром находить в постели мертвыми. Допросили трактирщика, не отравил ли он пивко, но ничего подозрительного не смогли у него выявить. Однажды в трактир прибыла и расположилась на ночлег целая толпа лифляндцев, подошли также несколько жемайтов, которые в назначенное время улеглись на кровать и уснули.
Помещение внизу было устлано досками, в середине стояла подпирающая потолок колонна. В нижней части она наполовину сгнила и имела большую дыру. Посреди ночи к этой дыре подошла киса и начала мяукать. Тогда из дыры появилась огромная жаба, которую киса очень долго лизала. После этого кошечка подошла к постели жемайтов и, переходя от одного к другому, фыркала им в глаза. На утро все жемайты оказались мертвыми. Лифляндцы рассказали об этом инспектору. Инспектор пожелал узнать правду. Он приказал напоить допьяна и уложить спать одного бедного грешника, которого нужно было лишить жизни. Сам же стал за ним наблюдать. В определенное время кошечка сделала все, как обычно, и тот вскоре тоже умер. Тогда подпору разрушили, а жабу и кошку инспектор приказал поместить в бочку и спалить вместе с трактиром.
Легенда о черных парусах
Некогда в Кунценской кирхе служил пастор, которого весьма уважали рыбаками, потому что он был хорошим и справедливым человеком. Однажды ночью ему не спалось из-за сильного ветра, гнавшего по заливу осколки льда, и лед этот громковато хрустел, и влажный снег сыпался на крышу, а вороны летали очень низко, кружась над деревней. Лед тает, думал священник, весна близко, она вновь принесет моим рыбакам-прихожанам работу.
В полуночь порыв сильного ветра потряс дом священника, и дверь раскрылась. Два незнакомых человека подступили к постели испуганного служителя Господа и попросили его быстро идти с ними к церкви.
Когда священник зажег свет, он увидел, что чужаки покрыты угольно-черными платками, низко надвинутыми на лоб. На естественный вопрос, откуда они явились и чего ожидают, гости отвечали, что священник должен надеть епитрахиль и венчать в церкви юную пару. Суженный и невеста, оба «хорошие люди», а также свидетели бракосочетания и остальные свадебные гости уже ожидают у церковных врат.
Священник был удивлен, однако вышел из дома. У берега он увидел большой корабль под черными парусами, вымпелом которому служил череп. Испугавшись, священник осенил себя крестным знамением, после чего побежал так быстро, как мог, и попробовал скрыться за воротами кладбища. Однако спутники священника догнали его и, повязав ему глаза черной повязкой, повели в кирху прямо к алтарю.
Далее легенда повествует о том, как ужасные пришельцы заставили дрожащего пастора совместить браком пару, чьи руки были холодны как лед, а железные обручальные кольца горячи, как раскаленные угли. Ужаснее всего было то, что сразу же после венчания священник должен был прочитать заупокойную молитву над молодой женой.
Едва только дрожащий от страха пастор исполнил приказ и покинул кирху, как раздался пистолетный выстрел. А на следующее утро молодую женщину нашли мертвой: она лежала перед алтарем с распростертыми руками. На голове у нее заместо миртового венка был венок из соломы, а на горизонте еще были видны удаляющиеся в море корабли.
Легендарный рассказ о гибели Кунцена
Во времена французской оккупации мелкий отряд французов пришел в Кунцен, чтоб получить там лодку для продолжения пути в Мемель. Когда Катинка, прелестная племянница хозяйки трактира, спустила лодку на воду, французы попытались увезти девицу. Внучок хозяйки хотел им помешать и при этом убил капрала, за что и был расстрелян французами. Старуха побежала к церкви, ударила в колокол и умоляла о мщении; тут же, одновременно с ее мольбой, поднялся сильный ветер, который разрушил Кунцен до такой степени, что лишь несколько домов и расщепленные деревья остались торчать в ужасной песчаной пустыне.
Легенда о танцующем лесе
(автор – Марина Егорова)
Древние пруссы поклонялись могучим деревьям. Язычники не знали истинного Бога, и защиты от бушующих стихий искали в священных дубравах.
В те времена коса была островом, покрытым высоким лесом. Попасть сюда можно было только через широкий пролив. Воины-пруссы охраняли подступы к острову, особенно опасались они людей иной веры, так как их приход мог нарушить неприкосновенность священных рощ.
Лишь одну девушку-христианку грозные хранители пропустили на косу. В ее лодке не было ничего, не считая арфы, и ей было разрешено учить девченок игре на этом инструменте. Образ девицы был так прекрасен, что все лесные духи шептали ей вслед словa восхищения.
Девочку звали Прединия. Она никогда не входила в воспрещенный лесок, чтоб не оскорблять чувств жителей косы. На арфе Прединия играла у высокой горки, поросшей молодыми соснами. Вскоре все, не считая завистливых нимф и самолюбивых жрецов, полюбили девочку.
Однажды на острове охотился самбийский князь Бартий. Преследуя косулю, он услышал прекрасную музыку. Мелодия звучала столь невероятно, что охотник забыл про добычу и поспешил на звук. Выбежав на поляну, Бартий остановился в изумлении: посреди леса в окружении белок, птиц и оленей перебирала струны самая нежная девченка из всех, кого князь встречал на свете. Не раздумывая, Бартий предложил ей руку и сердечко. Прединия тихонько ответила, что станет женой только мужа-христианина. «Я не смогу принять твою веру, воскликнул князь, — если при всех ты не докажешь, что твой невидимый Бог сильнее вот этих крепких деревьев!»
На горке собрались все, кто был тогда на острове. Жрецы предвкушали свою победу. Нимфы злорадно посмеивались. Воины просто любовались девой. И только маленькие девченки, окружив свою наставницу, еле слышно пели песни на греческом языке.
Когда Прединия прикоснулась струн, вся природа замерла, птицы смолкли. Над лесом зазвучала мелодия, и вдруг… деревья начали танцевать! Они склонялись в поклонах перед красавицей, подчиняясь музыке. Когда Прединия окончила игру, стволы сосен… застыли в вихре танца. Приключилось настоящее чудо!
Князь снял с руки драгоценный браслет и подарил своей невесте, а птицы сплели ей венок из белых цветов. Поселение, которое спустя некоторое время возникло вокруг танцующего леса, назвали в честь княгини — Предин. И даже когда через много столетий кочующая дюна покрыла поселок песками, на старом месте опять поднялся танцующий лес. Сохранилась и арфа — ее всепобеждающая музыка слышна всякий раз, когда не знающий покоя ветер касается сосновых стволов.

История — Национальный парк «Куршская коса»

Все многообразие мифологических текстов можно разделить на собственно мифы (о великанше Неринге и другие), на легенды (саги) и сказки.
В отличие от мифа, в основе каждого легендарного текста лежит реальная история, хранится коллективная память либо опыт коллективного переживания древнего населения косы. Реальный исторический факт положен также в основу романтической новеллы Гофмана «Майорат».
Легенды, действие которых разворачивается на косе, доносят до нас все наиболее значимые из происходивших здесь событий: присутствие викингов и язычников-балтов, борьбу пруссов и куршей с немецкими завоевателями, колонизацию полуострова и ассимиляцию этих этносов, их религиозных воззрений и культурных традиций (легенда о Генрихе фон Кунцен). В легендарных текстах мы находим также «следы» тех экологических катаклизмов, которые постигли жителей косы после вырубки ее коренных лесов (истории об ужасном призраке зыбучих песков и о гибели Кунцена).
Часть мифологических текстов представляют собой истории, полностью вымышленные, или сказки, на основе которых впоследствии появились романтизированные литературные версии (история о кошке, погубившей множество людей в трактире поселка Росситтен, и др.).
Интересно, что подавляющее большинство мифов косы географически и топонимически связано с поселком Росситтен (Рыбачий), а именно с той местностью, которая в древние времена носила имя Расите. Видимо, это связано с тем, что ледниковый остров Расите, в пределах которого сегодня расположен поселок Рыбачий, является самой древней частью полуострова. Кроме того, почвы острова Расите, сформированные ледниковыми отложениями, превратили это место в единственный на всем полуострове сельскохозяйственный район. Люди здесь жили зажиточно и никогда не страдали от странствующих песков, что не могло не сказаться на их коллективном мифотворчестве.
Неринга, береговая (пляжная) великанша
Много сотен лет тому назад, когда Куршской косы еще не существовало, на берегу моря высился построенный из темных сосновых брёвен замок. Воздвигнутый из толстых древесных стволов, был он богато украшен многочисленной резьбой, янтарем и морскими раковинами и окружен просторными залами и тенистыми садами. Рядом с замком, на возвышенности, стояло святилище доброй богини Лаймы. Властителем замка был Карвайт — великий, во всей стране известный своей мощью и отвагой полководец и мореплаватель. Его жена была столь же славна своей верностью, сколь и красотой. Однако у них не было детей.
Однажды на охоте Карвайт добыл огромного лося. Его он принес в жертву богине Лайме и попросил ее о наследнике. Двумя годами позже его жена родила ему великолепную девочку. Радость родителей была неописуема. Под большой жертвенной липой Лайма получила благодарственное жертвоприношение, и было отпраздновано большое торжество.
Девочка день ото дня становилась все больше и прекрасней. Но странно! Когда ей исполнилось четыре недели, молока шести кормилиц перестало хватать, чтобы накормить ее досыта. Спустя еще некоторое время девочке стали давать грубую человеческую пищу. Когда же прошло девять месяцев, и она начала бегать, была она так велика, как девочка в 15 лет, и имела косы длиной в две руки.
Тогда испугались родители и призвали жрецов и предсказателей придти, дабы они объяснили чудо, ибо люди в стране поговаривали: «Это сделала Лаума, злая фея! Она украла настоящего ребенка и заменила его на нежить». Мудрецы, однако, качали своими белыми головами и серьезно говорили: «Ребенок является волшебным даром доброй богини Лаймы. Он будет расти дальше, поэтому надо построить для девочки новый дом, выше самых высоких деревьев. В любом случае, дитя не принесет никакой печали, напротив — умножит славу и радости».
Родители вновь стали счастливы, и повелели отстроить здание — такое высокое и просторное, чтобы было оно пригодным для гигантской девушки. Когда Неринга (так назвали девушку-великаншу) достигла 18 лет, исполнилось то, что предрекали пророки: она приносила счастье везде, куда приходила. Если корабль попадал в опасность на море или же на заливе, она шла чрез бушующие волны и вытягивала корабль на сушу за якорную цепь, а несчастных жертв кораблекрушения поднимала со дна и уносила в своем переднике домой. Был ли это крестьянин со своей тяжело груженой телегой или с попавшими в сугроб санями, Неринга играючи переносила повозку с лошадьми туда, где была лучше дорога.
Слава о Неринге распространилась во все края, и многие сыновья владетельных князей мечтали ее взять в жены. Девушка пожелала испытать, сможет ли кто-нибудь из них перебросить камень на другую сторону моря. Большую груду камней сложили для этого на берегу. Сюда приходили женихи и испытывали свою судьбу, но лишь Наглису — юному властителю замка Винденбург, подобному самой Неринге по росту и красоте, — улыбнулось счастье.
Свадьбе молодых, однако, не суждено было состояться: вскоре пришел с запада шторм и бушевал без перерыва 13 лет. Море выбрасывало на берег огромнейшие массы песка. Ужасные волны уничтожали побережье, поля и леса, луга и подворья. Замок Винденбург также постигла бы гибель, тогда Неринга решила построить преграду на пути бушующих волн. Она набирала полный подол песка, переносила и ссыпала его в море, и так трудилась без передышки несколько недель. Когда работа была закончена, через море от одного берега к другому протянулась тонкая песчаная полоска суши, отгородившая от бушующего моря тихую и спокойную гладь залива.

На следующий год с песнями и медами справили счастливую свадьбу Наглиса и Неринги, но счастье их было недолгим. Что предрекали жрецы перед тринадцатилетним штормом, то и случилось: «Придут с запада и юга сильные завоеватели». Закованные в панцири рыцари Тевтонского ордена прибыли, чтобы обратить языческих пруссов в христианство. В неравной борьбе Куршская коса была покорена вместе с другими землями, в том числе с землей Скаловией, в которой находится замок Винденбург. Сыны Неринги и вся ее родня погибли в борьбе, а замок был разрушен. Стены его рухнули в залив и, как говорят корабельщики, по сей день видны в прозрачной воде недалеко от берега.
Память о доброй Неринге и сегодня продолжает жить в сердцах потомков людей, сочинивших легенду: жители литовской части Куршской косы, как и прежде, называют свой полуостров нерией, или нерингой.
Легенда о Генрихе фон Кунцен
В немецкой орденской стране, в местности Кунцен на Куршской косе жил в середине XIV столетия рыцарь-разбойник Генрих фон Кунцен. Он являлся злейшим врагом Тевтонского ордена, так как стремился возродить языческие традиции пруссов. Свидетельством этих устремлений было принесение в жертву языческим богам каждого христианина, который попадал в руки Генриха. Дошло до того, что Великий Магистр ордена Винрих фон Книпроде из своей резиденции в Мариенбурге отдал приказ захватить рыцаря живым или мертвым, однако родные леса давали борцу за прусскую свободу надежный приют.
Возвращаясь однажды домой из разбойничьего похода, Генрих повстречал незнакомого юношу верхом на угольно-черном коне, который призвал его в новый поход на север за множеством денег и драгоценный камней. Не раздумывая долго, разбойник последовал за незнакомцем, с трудом поспевая за его быстрым конем. Чем дальше на север неслись наши герои, тем хуже становилась дорога, и тем отчетливее понимал Генрих, что встал он на путь, которому нет конца.
Внезапно конь Генриха остановился. Призвав Бога в помощь, разбойник захотел двигаться дальше. Но тут его спутник, на самом деле являвшийся дьяволом, раздосадовано воскликнул: «Ты вспомнил имя Бога. Это — твое счастье, ибо здесь ты должен был найти свой конец!» и поверг Генриха на землю бездыханным. Очнувшись к концу дня, Генрих увидел перед собою замок Мемель на высокой горе, омываемой водами. В сей момент, перекрестившись, Генрих обратился в христианство и стал с этого момента верным союзником Ордена.
История о кошке, которая погубила очень много людей в трактире Росситтена
Это произошло в 1481 г. в одном из трактиров поселка Росситтен. Немногочисленных гостей, часто останавливавшихся здесь на ночлег, стали утром находить в постели мертвыми. Допросили трактирщика, не отравил ли он пиво, но ничего подозрительного не смогли у него обнаружить. Однажды в трактир прибыла и расположилась на ночлег целая толпа лифляндцев, пришли также несколько жемайтов, которые в назначенное время улеглись на постель и уснули.
Помещение внизу было устлано досками, в середине стояла подпирающая потолок колонна. В нижней части она наполовину сгнила и имела большую дыру. Посреди ночи к этой дыре подошла кошка и начала мяукать. Тогда из дыры появилась огромная жаба, которую кошка очень долго лизала. После этого кошка подошла к постели жемайтов и, переходя от одного к другому, фыркала им в глаза. На утро все жемайты оказались мертвыми.

Лифляндцы рассказали об этом инспектору. Инспектор пожелал узнать правду. Он приказал напоить допьяна и уложить спать одного бедного грешника, которого нужно было лишить жизни. Сам же стал за ним наблюдать. В определенное время кошка сделала все, как обычно, и тот вскоре тоже умер. Тогда подпору разрушили, а жабу и кошку инспектор приказал поместить в бочку и сжечь вместе с трактиром.
Легенда о черных парусах
Некогда в Кунценской кирхе служил пастор, которого весьма уважали рыбаки, потому что он был хорошим и справедливым человеком. Однажды ночью ему не спалось из-за сильного ветра, гнавшего по заливу осколки льда, и лед этот громко хрустел, и мокрый снег сыпался на крышу, а вороны летали очень низко, кружась над деревней. Лед тает, думал священник, весна близко, она вновь принесет моим рыбакам-прихожанам работу.
В полночь порыв сильного ветра потряс дом священника, и дверь раскрылась. Два незнакомых человека подступили к постели испуганного служителя Господа и попросили его быстро идти с ними к церкви.
Когда священник зажег свет, он увидел, что чужаки покрыты угольно-черными платками, низко надвинутыми на лоб. На естественный вопрос, откуда они явились и чего ждут, гости отвечали, что священник должен надеть епитрахиль и венчать в церкви юную пару. Жених и невеста, оба «хорошие люди», а также свидетели бракосочетания и остальные свадебные гости уже ждут у церковных врат.
Священник был удивлен, однако вышел из дома. У берега он увидел большой корабль под черными парусами, вымпелом которому служил череп. Испугавшись, священник осенил себя крестным знамением, после чего побежал так быстро, как мог, и попробовал спрятаться за воротами кладбища. Однако спутники священника догнали его и, повязав ему глаза черной повязкой, повели в кирху прямо к алтарю.

Далее легенда повествует о том, как ужасные пришельцы заставили дрожащего пастора сочетать браком пару, чьи руки были холодны как лед, а железные обручальные кольца горячи, как раскаленные угли. Ужаснее всего было то, что сразу же после венчания священник должен был прочитать заупокойную молитву над молодой женой.
Едва только дрожащий от страха пастор выполнил приказ и покинул кирху, как раздался пистолетный выстрел. А на следующее утро молодую женщину нашли мертвой: она лежала перед алтарем с распростертыми руками. На голове у нее вместо миртового венка был венок из соломы, а на горизонте еще были видны удаляющиеся в море корабли.
Легендарный рассказ о гибели Кунцена
Во времена французской оккупации маленький отряд французов пришел в Кунцен, чтобы получить там лодку для продолжения пути в Мемель. Когда Катинка, прелестная племянница хозяйки трактира, спустила лодку на воду, французы попытались увезти девушку. Внук хозяйки хотел им помешать и при этом убил капрала, за что и был расстрелян французами. Старуха побежала к церкви, ударила в колокол и умоляла о мщении; тут же, одновременно с ее мольбой, поднялся сильный ветер, который разрушил Кунцен до такой степени, что лишь несколько домов и расщепленные деревья остались торчать в ужасной песчаной пустыне.
Легенда о танцующем лесе (автор – Марина Егорова)
Древние пруссы поклонялись могучим деревьям. Язычники не знали истинного Бога, и защиты от бушующих стихий искали в священных дубравах.
В те времена коса была островом, покрытым высоким лесом. Попасть сюда можно было только через широкий пролив. Воины-пруссы охраняли подступы к острову, особенно опасались они людей иной веры, так как их приход мог нарушить неприкосновенность священных рощ.
Лишь одну девушку-христианку грозные хранители пропустили на косу. В ее лодке не было ничего, кроме арфы, и ей было разрешено обучать девочек игре на этом инструменте. Облик девушки был так прекрасен, что все лесные духи шептали ей вслед слова восхищения.
Девушку звали Прединия. Она никогда не входила в запретный лес, чтобы не оскорблять чувств жителей косы. На арфе Прединия играла у высокой горки, поросшей молодыми соснами. Вскоре все, кроме завистливых нимф и самолюбивых жрецов, полюбили девушку.
Однажды на острове охотился самбийский князь Бартий. Преследуя косулю, он услышал прекрасную музыку. Мелодия звучала столь необыкновенно, что охотник забыл про добычу и поспешил на звук. Выбежав на поляну, Бартий остановился в изумлении: посреди леса в окружении белок, птиц и оленей перебирала струны самая нежная девушка из всех, кого князь встречал на свете. Не раздумывая, Бартий предложил ей руку и сердце. Прединия тихо ответила, что станет женой только мужа-христианина. «Я не смогу принять твою веру, — воскликнул князь, — если при всех ты не докажешь, что твой невидимый Бог сильнее вот этих крепких деревьев!»

На горке собрались все, кто был тогда на острове. Жрецы предвкушали свою победу. Нимфы злорадно посмеивались. Воины просто любовались девой. И только маленькие девочки, окружив свою наставницу, еле слышно пели песни на греческом языке.
Когда Прединия коснулась струн, вся природа замерла, птицы смолкли. Над лесом зазвучала мелодия, и вдруг… деревья начали танцевать! Они склонялись в поклонах перед красавицей, подчиняясь музыке. Когда Прединия окончила игру, стволы сосен… застыли в вихре танца. Произошло настоящее чудо!
Князь снял с руки драгоценный браслет и подарил своей невесте, а птицы сплели ей венок из белых цветов. Поселение, которое впоследствии возникло вокруг танцующего леса, назвали в честь княгини — Предин. И даже когда через много столетий кочующая дюна покрыла поселок песками, на старом месте снова поднялся Танцующий Лес. Сохранилась и арфа — ее всепобеждающая музыка слышна всякий раз, когда не знающий покоя ветер касается сосновых стволов.

Куршская коса. Легенда о чародейке Сауле


В стародавние времена жила-была девушка. Её звали Сауле. Она была очень красива: длинные русые её волосы, заплетённые в косы, ярко блестели на янтарном солнце, руки её были нежными, как шёлк, а в карих прозрачных глазах, похожих на янтарь, угадывался её весёлый и добродушный характер. А ещё она была чародейкой.
Она часто веселилась со своими подругами в Зелёной роще. В один прекрасный день она, как и всегда, собралась с подругами в роще, на опушке.
– Во что сегодня будем играть? – спросила одна из девушек.
– Такой день… может, пособираем малину? – предложила другая,  и показала на заросли больших сочных ягод.
Они пошли собирать ягоды, весело болтая друг с другом. Одни сразу отправляли малину себе в рот, другие собирали, чтобы угостить родных и соседей. Солнце ласкало их лица, ни на минуту не исчезала улыбка с их уст. Это было Счастье. Вдруг одна из девушек вскрикнула.
– Что случилось? – спросила Сауле.
– Я укололась!
– Дай посмотреть… — ласково продолжила Сауле.
Все столпились вокруг них. Загалдели. «Бедная! Как же так?» — летело со всех сторон. Сауле поколдовала, и всю боль как рукой сняло.
– Спасибо, Сауле! – поблагодарила девушка.
Они продолжили собирать малину, так же весело и  непринуждённо болтая. Но внезапно они все услышали пронзительный крик со стороны их дома.
– Что это?! – вскрикнули они.
Счастье вмиг улетело. Девушки побежали домой. Уже стало пасмурно. Когда они прибежали, то  увидели: полчища чудовищ в железных панцирях с длинными копьями и крестами на щитах убивали и грабили прусский народ, заставляли отречься от бога Перкунаса. Это были тевтонцы. Все до единого жителя деревни были убиты или захвачены Крестоносцами.
Когда пленённую Сауле показали великому магистру, он был ею очарован. До него уже дошли слухи, что она обладает чудесным даром.
– О, прекрасная дева! Если ты согласишься исцелять моих благородных рыцарей, я исполню три твоих желания!
– Правитель и покровитель мой, – начала девушка – первое моё желание таково: никто из пруссов не будет страдать. Второе моё желание таково: Святилища наши упаси от разрушения. Третье моё желание таково: возведи меня на высокую башню.
– О, прекрасная дева! Я исполню всё сей же час!
Он встал с трона и повёл девушку на самую высокую башню Мариенбурга. Сауле стала у окна башни,  тихо произнесла:
– Прощайте…  – Прыгнула вниз и разбилась.
Душа её, так любившая  родной край, полетела к морю, где косы её превратились в Куршскую косу, а весёлый её характер стал танцующим лесом, где все деревья выросли, весело танцуя под шум прибоя…

Легенда про Нерингу


«Куршская коса такая
впечатляющая, что если душе хочется удивительного неповторимого вида, то ее
надо обязательно увидеть как Италию или Испанию».
Вильгельм фон Гумбольдт
Куршская
коса – песочный полуостров, отделяющий Куршское море от Балтийского моря.
Легенда про Нерингу гласит, что давным давно у владыки острова Карвайтиса (Karvaitis)
была дочь-великан. Много добра она людям делала. Во время бури шла в море
и спасала корабли, тянув их за якори, в густой роще заблудившемуся человеку путь
показывала.
Однажды на людей разгневался Бог
Бангпутис (бангa, banga – волна, п?сти,
pusti – дуть, веять). В море поднялись бури, образовались огромные волны.
Неринга начала спасать людей. Набрав в передник песка, она сыпала его в море.
Куда сыпался песок, там образовалась дюна. По побережью растянулась коса.
Благодарные моряки песочную полосу назвали Нерингой.
С этой легендой из древних времён
приходят сведения про связь людей приморского края с морем. В ней есть
своеобразный почёт морякам.
Другая легенда гласит…
Давным давно в Балтийском море
жило большое морское чудище. Оно топило корабли прибрежных рыбаков, рвало сети и
распугивало рыб. Рыбаки не могли поймать рыбы и возвращались домой совершенно
пустыми. Большое морское чудище очень обижало людей и они долгое время страдали
от её злодейств. Куршские люди не знали как оберечь себя от этого чудища и как
его победить.
В одной рыбачей деревне жила
девочка-великан. Все люди её называли Нерингой. У девочки-великана было очень
доброе сердце, она была смелой, трудолюбовой и помогала всем жителям этой
деревни. Как только до неё дошли слухи про злодейства морского чудища, Неринга
очень разозлилась. Она твёрдо решила помочь Куршским людям и пошла в дорогу к
чудищу.
Проходя через деревни, она
увидела бедствующих и нуждающихся людей. Девочка-великан, пробираясь к тому
месту, где жило морское чудище, придумала как его победить. Она черпала песок,
насыпала его в свой передник и, войдя в Балтийское море, сыпала длинный и
высокий вал. Этот вал должен бал отделить большое морское чудище от людей.
Куршские люди были очень рады и
благодарны девочке-великану, поэтому образовавшийся полуостров назвали её именем
— Неринга. Море, образовавшиеся между полуостровом и побережьем, назвали
Куршским. В нём люди плавают, ловят рыбу, купаются и вспоминают смышлённую
девочку-великана, которая оберегла от злого Балтийского чудища.
Перевод с литовского Светланы
Барановой

Куршская коса. Калининградская область.

У литовцев есть легенда о возникнвении Куршской косы, кстати они свою часть косы называют Неринга. Итак, вот вам, ребятки, к сухим фактам, изложенным в посте, романтическая история о Куршской косе.
В давние-давние времена, еще до появления Куршской косы, на берегу моря в прекрасном замке, украшенном янтарем, жил полководец и мореплаватель Карвайт со своей верной супругой. Жили они в любви и благополучии. И лишь одно печалило их сердца — не было у семейной пары детей.
В один из удачных для охоты дней попался Карвайту большущий лось. И решили они с женой принести богатую добычу в жертву доброй фее Лайме и попросить о рождении малыша. Мольбы были услышаны и через некоторое время на свет появилось прелестное дитя.
Вскоре долгожданный ребенок стал удивлять всю округу. Девочка, которую назвали Нерингой, росла, умнела и хорошела не по дням, а по часам. В возрасте девяти месяцев она уже выглядела как пятнадцатилетняя девушка. Вначале все напугались, уж очень это было необычно. Но победила вера в то, что богиня Лайма могла подарить семье только добро. Великанше построили просторный дом. И радовались ее растущей силе, богатырскому здоровью и расцветающей красоте.
В 18 лет Неринга стала восхищать не только родителей, но и всех местных жителей. Добрая девушка использовала свои недюжинные способности во благо окружающим людям. Она спасала попавшие в бурю рыбацкие судка, вытягивала застрявшие телеги из грязи и снежных сугробов и переносила их на своих руках на хорошую дорогу.
Красавицу и умницу захотели взять в жены многие юноши. Из различных княжеств стекались они к ее дому и предлагали руку и сердце. Неринга предложила мужчинам соревнование. Кто перебросит камень через море, тот и станет ее мужем. Самым сильным оказался великан Наглис, который по мощи и красоте был под стать своей невесте.
Но готовящейся свадьбе помешал шторм, бушевавший целых тринадцать лет. Мощные волны выносили на берег глыбы песка, засыпая деревни, поля и леса. Неринга встала на защиту своей земли и стала наполнять подол песком и высыпать его обратно в море. Через несколько недель тяжелого труда Неринга создала сквозь морскую пучину полоску суши, идущую от одного берега к другому. Так появилась Куршская коса с тихим заливом.
Казалось бы, наконец, наступили времена безмятежного счастья. Влюбленные поженились и наслаждались обществом друг друга. Но вскоре сбылись худшие предсказания жрецов — с юга пришли рыцари-крестоносцы, чтобы искоренить на этой земле язычество и обратить местный народ в христианство.
В жестоких сражениях погибла Неринга, ее любимый супруг и все ее родные и близкие. Замок Винденбург, в котором жила семья великанши, рухнул и исчез в морских волнах. Так печально закончилась история о прекрасной девушке, благодаря которой, по преданию, появилась Куршская коса.
А в память о доброй красавице-великанше жители Куршской косы и по сию пору называют полуостров Нерингой.
Скульптура прекрасной великанши с кораблями на плечах в Клайпеде

Легенды Куршской косы: Балтика, птицы и дюны | Про Балтику

Куршская коса, Курише Нерунг — узкая полоска песчаных дюн и лесов между Зеленоградском и Клайпедой. Изогнутая, похожая на легкую улыбку, тонкая линия земли на карте мира между морем и заливом.
Впервые я побывала в этом необычном месте 1 августа 2010 года, а спустя почти семь лет открыла для себя его заново — благодаря книге Юрия Иванова «Легенды Куршской косы». Эту книгу хочется хранить на столе, открывать на любой странице и воскрешать в памяти коротенькие рассказы-воспоминания, объединенные в единое повествование. Рассказы о людях, живших здесь до войны и после. О домах и лодках. О борьбе с песками и блуждающих дюнах, поглотивших не одну рыбацкую деревню. Об орнитологах и птицах…
Книга из пионерской библиотеки (как забавно звучит: «пионерская библиотека» — представляется уголок с красным знаменем и горном) пестрит чужими карандашными пометками. Кто-то так же, как и я, старался хотел сохранить, запомнить эти ценные истории. Жаль, что не удается найти книгу в магазине, купила бы два экземпляра — себе и сестре-орнитологу.
Сложно выбрать отрывки текста. Столько линий, оттенков, небольших заметок, порой даже не имеющих отношения к Куршской косе, но рассказывающих о Балтике. Не поняв нрав Балтийского моря — моря с мужским суровым характером, — нельзя почувствовать эту землю.
Вот, например, история, в которую я вчитывалась несколько раз, потому что она касается Пионерского.

Кто такой Грек?

Какую тайну хранит судно, затонувшее возле Пионерского?

Есть в Заостровье, что возле Пионерского, место, называемое местными «Грека». Оно скрывается за небольшим мысом, который можно увидеть, если на променаде стоять спиной к порту и смотреть в сторону резиденции. «Мы ходили на Греку», «там, за Грекой» — фразы, понятные пионерчанам. «Почему Грека?» — поинтересовалась я, впервые услышав это странное название. «В этих местах затонуло греческое судно, и оно еще долго торчало из воды».

За мысом Грека
В «Балтийском альманахе» №10/2011 о судне написано несколько строк. В «Хронологии Нойкурена-Пионерского» 1972 год отмечен тем, что у берегов Пионерского потерпел крушение греческий сухогруз «Анна Форет». А вырезка из газеты «Комсомольская правда в Калининграде» от 5 апреля 2002 года сообщает, что «Греческий утопленник» продолжает загрязнять нефтепродуктами морские пляжи на северном побережье между Пионерским и поселком Морское на Куршской косе: под водой на глубине 4 метров лежат 12 танков, каждый емкостью до тонны топочного мазута. В статье «КП» сухогруз называется «Анна Ф».

Всегда хотела узнать его историю, и вот… нахожу в книге Юрия Иванова, в той главе, где он рассказывает о своих судовых часах, висящих в доме на Куршской косе.
Эти часы с судна «Анна Ф.» Огромный его корпус с высокими надстройками, трубой и мачтами можно ещё и сегодня увидеть на прибрежных камнях побережья, под Нойкуреном, ныне называемом «Пионерский». Лет двадцать назад, ранним утром, после сильнейшего на Балтике шторма, его увидели обходящие пустынный берег пограничники. Огромный пароход с зажжёнными огнями возле самого берега! Была поднята тревога. На судно переправилась группа пограничников. Оно было пустым. Ни души! Ни единого человека, хотя многое говорило о том, что люди тут были. И совершенно недавно. В каютах расстеленные койки, вещи в распахнутых шкафчиках- рундуках, обеденные приборы в кают-компании, пепел в пепельницах, еда, сигареты.
Что это за таинственная «Анна Ф.»? Откуда взялось это судно? Вначале оно было взято под охрану. Потом выяснилось, что это судно тянули на буксире из Испании в Финляндию, где его должны были разрезать на металл. Начался страшный шторм. Ураганный ветер сносил оба судна, и то, которое буксировало «Анну Ф.», и саму «Анну» к обрывистым берегам Земландского полуострова. Перегонная команда, одиннадцать человек, бросило «Анну Ф.», кое-как, на спасательном боте, перебрались на судно-буксировщик и стальной трос, при помощи которого буксировалось судно, обрубили. Когда «Анна Ф.» оказалась на камнях, то корпус его переломился. Специалисты подсчитали: вытаскивать его отсюда обойдётся во много раз дороже стоимости всего металла, из которого состоит этот старый пароход. Вскоре охрана была снята. Куда-то исчезла мебель, столы, диваны, кресла, ковры, посуда… В один из дней, кое-как добравшись вплавь до высоченного железного борта судна, на нём побывал и я. Со своей внучкой Мариной. О, как таинственно всё там было! И даже страшно! Все эти брошенные моряками каюты, огромное, пахнущее маслом машинное отделение, ходовая рубка, «капитанский мостик». Там, в рубке, мы сняли со стены эти часы.
И кто это такая — «Анна Ф.»? Тайна. Прекрасная морская тайна, которую вряд ли кто-то теперь разгадает, да и зачем?
Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»

Дюны Куршской косы

Куршская коса, как и 100, 200 лет назад, демонстрирует свой непокоренный нрав. Только внешне кажется, что она смирилась с появлением людей на ее территории. Иногда она напоминает о своей власти над ними.
…Сразу за посёлком Лесное-Заркау самое узкое место на Куршской косе, едва превышающее полкилометра. Смотрите, тут шоссе как бы поднято метра на два. Да так оно и есть. Десять лет назад во время жестокого зимнего шторма море, с яростью бросавшееся на берег, прорвало авандюну и огромный солёный поток воды, сметая на своём пути кустарники и деревья, перехлестнулся через узкую полоску суши, хлынул в пресноводный залив. Ветер усиливался. Пролом в авандюне, созданной руками человека столетие назад вдоль моря, расширялся. Две недели тут шла ожесточённая борьба, рычали бульдозеры. Огромные машины подвозили бетонные кубы, которыми перекрывали пролом. Сотни людей, порой по пояс в воде, воевали тут с разбушевавшейся Природой. Потом шторм утих. Ветер сменил направление. Прорыв морской воды удалось остановить, но ещё очень долго деревья тут стояли в воде. Дорога была разрушена. И построили новую, высотой в два метра, своеобразную дамбу. А укрепительные работы на берегу моря ведутся и сегодня. Слышите, рычат моторы грузовиков? И что-то гулко ухает? Это в песок вбиваются железобетонные сваи. На них, сверху, надеваются старые автомобильные покрышки. Между сваями укладывается бетон.
Потом море нанесёт тысячи тонн песка и возникнет новая авандюна, но…
Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»
Природа не прощает небрежного и неуважительного к себе отношения. Разрушение авандюны на Куршской косе уже аукнулось миллионами. Читаю у Иванова дальше:
…Но почему же погибла та авандюна, что была тут создана раньше? Полтора десятка лет тут, из авандюны, брали песок для строительства жилья в Зеленоградске. Учёные предупреждали: не трогайте авандюну! Но местные князьки не слушали их, мол, ничего не случится, стоит ли возить песок за полсотни километров, когда он лежит под носом? Случилось. Природа жестоко мстит тем, кто не уважает её. В тысячу раз больше уже вколочено средств для восстановления авандюны, чем было сэкономлено на перевозке того песка.

Скользя глазами по строчкам, я вспоминаю разрушенную дюну в Пионерском. Ее я уже не застала. На месте дюны, считавшейся у куршей священной, сегодня стоит здание резиденции президента. Ничто не меняется уже несколько веков. Человек и дюны по-прежнему противостоят друг другу.
Восемнадцатый и первая половина девятнадцатого века — были особенно тяжёлыми, трудными и опасными в жизни, в существовании косы: человек уничтожил леса, и дюны сдвинулись. Дюны отправились в своё страшное, смертельное путешествие, поглощая не только островки ещё сохранившегося леса, но и деревни, что цепочкой тянулись вдоль залива. Первой погибла деревня Кунцен, жители её перебрались в другое место, но и там их настигали кочующие пески. Погибли деревни Альт, Латтенвальде, а потом и Неу Латтенвальде. Преден. Нейштадт. Пиллкоппен, Карвайтен, Негельн, а всего — четырнадцать деревень. Люди перебирались с места на место, но кочующие дюны настигали их… И вновь заводил свою страшную смертельную песню ветер. «Дюна курится! Дюна зашевелилась!» — говорили в тревоге люди, выбегая из домов. И глядели в сторону ближней дюны: на её вершине будто туман клубился. Но это был не туман, это песок, подхваченный ветром, взметался в воздух. И вот он уже скрипит на зубах. Он уже на подоконниках, пороге дома… «Ветер через малейшие щели в дверях или окнах проникает в помещение, пылью покрываются не только вещи и утварь, но даже пища», — сообщал о Куршской косе профессор Кёнигсбергского университета Самуэль Фридрих Бок в 1772 году. Люди целыми днями отгребали песок. Чтобы не быть засыпанными в доме за ночь, двери делались из двух половинок. Если уже засыпана нижняя, то можно было выбраться наружу через верхнюю!
Но что могли сделать люди? Кто мог остановить эту разбушевавшуюся, мстящую людям, Природу? «Дюну-Поглотительницу»?
Страшные сказания, жуткие легенды повествовали о тех погибших в куршских песках деревнях! Будто одну из деревень дюна так быстро поглотила, что люди не успели выйти из домов. Была деревня — нет деревни!
Все гибло! Природа мстила, но что сделать, как остановить это разрушение? Песок заносил дороги, почтовый тракт Кёнигсберг — Мемель. Песок угрожал заливу, Мемельскому порту! Надо что-то было делать, неужели человек не в состоянии остановить разбушевавшуюся стихию?
Данцигское общество естествоиспытателей объявило в 1768 году специальный конкурс: как, каким образом наиболее дешёвым и быстрым, и постоянным остановить наступление песков? Победителем конкурса стал профессор-естествоиспытатель из Виттенбергского университета Иоганн Даниэль Тициус. Он предложил укреплять дюны, высаживая на их склонах неприхотливые, с мощной корневой системой растения. В начале девятнадцатого века тут, на Куршской косе, появился энергичный учёный «датского происхождения», как о нём пишут, Сьеорен Бьерн, начавший укреплять дюны, что тянулись вдоль побережья («авандюны») древесными, плетёными «клетками», в которые высаживались песколюбивые травы и кустарники. Была создана специальная «дюнная инспекция», усилиями которой в период с 1829 по 1859 годы был создан защитный вал, авандюна, от Кранца до Заркау, и дальше, до Первалка. Вскоре среди «дюнных инспекторов» появился ещё один, государственный дюнный инспектор Франц Эфа…
Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»
Прошло почти 200 лет с того времени. Одна из дюн носит имя Франца Эфа.

Иоханнес Тинеманн и орнитологическая станция на Куршской косе

Рассказы о птицах и орнитологах занимают в книге, пожалуй, центральное место. Неудивительно: на Куршской косе работает одна из трех российских станций кольцевания птиц. А вообще, именно отсюда началось кольцевание птиц благодаря Иоханнесу Тинеманну.
«Итак, поговорим немного о Иоханнесе Тинеманне, о котором, как и обо всём, что происходило на Куршской косе, сочинено немало легенд, так что порой трудно разобраться, что было на самом деле, а что придумано людьми…» — предлагает Юрий Иванов.
Поговорим.
Родился он в доме семьи священника 12 ноября 1863 года, но вот странность, «через орнитологическую работу своего отца, ещё с раннего детства определил свою дорогу» (из статьи Ханса Георга Таутората к 55-летию со дня смерти Тинеманна). Определил свою жизненную дорогу ещё в раннем детстве? Но вот ещё странность — поступает учиться не на биологический, а на теологический факультет и по окончании учёбы получает место священника. В очень интересной и полезной статье Ханса Георга Таутората после этого сообщения возникает какая-то пустота. Информационная дыра в тридцать три года, до того «прорыва» в орнитологической науке, который произошёл благодаря Тинеманну в 1896 году. Когда, уже оставив позади значительнейшую часть своей жизни, он, известный орнитолог, приступает на Куршской косе к систематическому изучению птиц, к созданию росситтенской орнитологической станции. Попытаемся же заглянуть в эти опущенные в статье годы жизни учёного, годы, как я уже сказал выше, из правды и вымысла, из народной молвы, легенд, коими так богата эта песчаная птичья земля.
«Зачем тебе Африка, Южная Америка, сын? — как-то сказал ему отец. — Поезжай на Куриш-Нерунг. Нет на свете более пре¬красного уголка Природы. Отправляйся в Страну Янтаря. В удивительную страну птиц». И по окончании теологического факультета юный, жаждущий необычного, в душе искатель приключений — я бы с уважением сказал — авантюрист… — отправляется не туда, где свистят стрелы индейцев, а где с неба доносится мелодичный посвист птичьих крыльев. Однако в те дни, когда он с великими трудностями добирается туда, в свой приход, в Росситтен, небо было ещё пустынным, стылым и холодным. Поздняя холодная зима. Залив во льду. В маленькой запущенной церквушке — лошади. Осенний ураган разрушил немало построек в Росситтене, негде было держать мёрзнущих лошадей, священника не было, вот лошадей и определили сюда.
Вскоре в освобождённой от лошадей кирхе зазвучали слова проповедей. Крестьяне слушали своего наставника и посмеивались: что мм проповедь, то слова, размышления о птицах. Странный, очень странный молодой человек! В свободное от церковных дел время пастор уходил в лес или поднимался на дюны и подолгу оставался там, вглядываясь в небо.
Юрий Иванов «Легенды Куршской косы»
Дом Тинеманна облюбовали ласточки, каждый год они прилетали в свое гнездо. Однажды священник достал из гнезда птенцов, завязал на их лапках красные ниточки и стал с нетерпением ждать следующей весны. Вернутся ли выросшие птенцы? Долгой показалась Тинеманну зима. Наконец ласточки прилетели, и на лапке одной из них краснела уже растрепавшаяся ниточка.
Воодушевленный первым орнитологическим успехом священник Тинеманн принес из кирхи серебряную тарелку, разрезал ее на полоски и надел колечки на лапки своим ласточкам. Так началась история кольцевания птиц, а в 1901 году благодаря стараниям Иоханнеса Тинеманна на Куршской косе открылась орнитологическая станция.

Можно пересказывать истории и продолжать цитировать книгу. Поведать о замке Росситтен и памятниках, рассказать о «Первом охотнике Рейха» Генрихе Геринге и писателе Томасе Манне, о Дюнной ведьме и Золотой карете… Двести страниц исторических фактов и легенд!
Печально, что такие книги выходят только в калининградских издательствах малыми тиражами и не переиздаются. У «Легенд Куршской косы» тираж всего 1000 экземпляров, а содержание — бесценное.
Если вдруг у вас есть книга Юрия Иванова «Легенды Куршской косы», и она вам не нужна, продайте ее мне, пожалуйста.

Куршская коса: космические пейзажи, легенды и янтарь

Когда люди вырубили леса, ничто не мешало ветру свободно перемещать песок, который стал засыпать дороги, дома и даже целые поселения. Песок, не удерживаемый зелеными насаждениями, стал настоящим бедствием для местных жителей. Людям приходилось бросать свои дома и искать новые места для проживания, но зачастую песок настигал их и там. В результате простые рыбаки и лесорубы превратились в настоящих кочевников и научились строить дома из сборных деталей.
В XVI веке, когда земли отошли к Пруссии, в рощах стали охотиться прусские короли и дворяне, леса на территории косы продолжали варварски вырубать, что привело к катастрофическим последствиям – к концу XVIII столетия коса стала превращаться в пустыню. И тогда в ситуацию по спасению уникальной Куршской косы вмешалось государство. Был разработан природоохранный проект длиной почти в 200 лет, который по объему проводимых мероприятий, труда и финансирования не имел себе равных в истории цивилизации. В XVIII веке был объявлен специальный конкурс на лучшую идею по спасению дороги и людей от кочующих дюн. Победил проект профессора Виттенбергского университета Иоганна Тицуса. Он предложил разделить полуостров на две зоны – зеленую защитную и жилую охраняемую. Защитная зона косы по замыслу ученого должна была состоять из валов вдоль Балтийского моря, полосы придюнной низменности и остановленной песчаной гряды. Чтобы дюны Куршской косы не двигались дальше, Тициус предложил засадить их различными растениями, так, чтобы они создавали ступенчатую преграду дующему с моря западному ветру. А узкая полоса со стороны залива могла бы стать жилой зоной косы.
Первые работы по созданию вала начались в 1803 году. Отдельные дюны со стороны моря объединили плетеными заграждениями, ветер стал нагонять в пустоты песок, в итоге появилась длинная стена, тянущаяся вдоль всей Куршской косы, – авандюна. Технология закрепления песка такова: в дюну вбиваются прочные колья, их прокладывают сухим хворостом, чтобы получились ячейки размером примерно два на два метра.

Легенды Восточной Пруссии. НЕРИНГА — Заметки о жизни за чашкой горячего кофе

Много сотен лет тому назад, когда Куршской косы еще не существовало, на берегу моря высился построенный из темных сосновых брёвен замок. Воздвигнутый из толстых древесных стволов, был он богато украшен многочисленной резьбой, янтарем и морскими раковинами и окружен просторными залами и тенистыми садами. Рядом с замком, на возвышенности, стояло святилище доброй богини Лаймы. Властителем замка был Карвайт — великий, во всей стране известный своей мощью и отвагой полководец и мореплаватель. Его жена была столь же славна своей верностью, сколь и красотой.
Однако у них не было детей.Однажды на охоте Карвайт добыл огромного лося. Его он принес в жертву богине Лайме и попросил ее о наследнике. Двумя годами позже его жена родила ему великолепную девочку. Радость родителей была неописуема. Под большой жертвенной липой Лайма получила благодарственное жертвоприношение, и было отпраздновано большое торжество.

Девочка день ото дня становилась все больше и прекрасней. Но странно! Когда ей исполнилось четыре недели, молока шести кормилиц перестало хватать, чтобы накормить ее досыта. Спустя еще некоторое время девочке стали давать грубую человеческую пищу. Когда же прошло девять месяцев, и она начала бегать, была она так велика, как девочка в 15 лет, и имела косы длиной в две руки.
Тогда испугались родители и призвали жрецов и предсказателей придти, дабы они объяснили чудо, ибо люди в стране поговаривали: «Это сделала Лаума, злая фея! Она украла настоящего ребенка и заменила его на нежить». Мудрецы, однако, качали своими белыми головами и серьезно говорили: «Ребенок является волшебным даром доброй богини Лаймы. Он будет расти дальше, поэтому надо построить для девочки новый дом, выше самых высоких деревьев. В любом случае, дитя не принесет никакой печали, напротив — умножит славу и радости».
Родители вновь стали счастливы, и повелели отстроить здание — такое высокое и просторное, чтобы было оно пригодным для гигантской девушки.
Когда Неринга (так назвали девушку-великаншу) достигла 18 лет, исполнилось то, что предрекали пророки: она приносила счастье везде, куда приходила. Если корабль попадал в опасность на море или же на заливе, она шла чрез бушующие волны и вытягивала корабль на сушу за якорную цепь, а несчастных жертв кораблекрушения поднимала со дна и уносила в своем переднике домой. Был ли это крестьянин со своей тяжело груженой телегой или с попавшими в сугроб санями, Неринга играючи переносила повозку с лошадьми туда, где была лучше дорога.
Слава о Неринге распространилась во все края, и многие сыновья владетельных князей мечтали ее взять в жены. Девушка пожелала испытать, сможет ли кто-нибудь из них перебросить камень на другую сторону моря. Большую груду камней сложили для этого на берегу. Сюда приходили женихи и испытывали свою судьбу, но лишь Наглису — юному властителю замка Винденбург, подобному самой Неринге по росту и красоте, — улыбнулось счастье.
Свадьбе молодых, однако, не суждено было состояться: вскоре пришел с запада шторм и бушевал без перерыва 13 лет. Море выбрасывало на берег огромнейшие массы песка. Ужасные волны уничтожали побережье, поля и леса, луга и подворья. Замок Винденбург также постигла бы гибель, тогда Неринга решила построить преграду на пути бушующих волн. Она набирала полный подол песка, переносила и ссыпала его в море, и так трудилась без передышки несколько недель. Когда работа была закончена, через море от одного берега к другому протянулась тонкая песчаная полоска суши, отгородившая от бушующего моря тихую и спокойную гладь залива.
На следующий год с песнями и медами справили счастливую свадьбу Наглиса и Неринги, но счастье их было недолгим. Что предрекали жрецы перед тринадцатилетним штормом, то и случилось: «Придут с запада и юга сильные завоеватели». Закованные в панцири рыцари Тевтонского ордена прибыли, чтобы обратить языческих пруссов в христианство. В неравной борьбе Куршская коса была покорена вместе с другими землями, в том числе с землей Скаловией, в которой находится замок Винденбург. Сыны Неринги в и ее вся родня погибли в борьбе, а замок был разрушен. Стены его рухнули в залив и, как говорят корабельщики, по сей день видны в прозрачной воде недалеко от берега.
Память о доброй Неринге и сегодня продолжает жить в сердцах потомков людей, сочинивших легенду: жители литовской части Куршской косы, как и прежде, называют свой полуостров нерией, или нерингой.

Неринга — легенды, мифы и саги Куршской косы, сказка Межелайтиса.


Из уст старейшин дошли до нас легенды, якобы древние времена жила на земле, благородная великанша Неринга …
Информационный сайт www.kopos.lt представляет ряд легенд и сказок:
Иллюстрированная сказка E. Межелайтиса «Неринга» >>>
Диафильм кадры из сказки E. Межелайтиса «Неринга» >>>
Легенда о любви гигантов «Неринга и Наглис» >>>
Саги и сказки Пруссии «Легенда о Неринге» >>>
Мифы и легенды Куршской косы «Неринга» >>>
Балтийские истории «Неринга, возникновение Куршской косы» >>>

Обновлено 2012-03-21
Мы искренне благодарим Сергея Жукова (Латвия) что поделился накопленными легендами, иллюстрациями и ссылками.

Легенды Куршской косы. Предание о деревянных крестиках (Нида, Литва)

В поселке Нида на Куршской косе стоит деревянный крест. Установлен он на южном склоне дюны Парнида в 1990 году. Но древнее предание переносит нас далеко-далеко в прошлое, во времена, когда в этих местах жили язычники-курши. Тогда здесь росла священная роща, где в тени деревьев приносились жертвы языческим богам. Но все изменилось, когда в XІІІ веке сюда пришли полчища крестоносцев и местных жителей стали обращать в христианство. Языческие символы были уничтожены, стирая память о старой вере.
Однако, привычка, традиция и неистребимая вера в таинственные силы природы оказались сильнее времени. По-прежнему жёны рыбаков во время непогоды приходили в местную рощу и оставляли там крестик, сделанный из двух, связанных между собой, сухих веточек. Так женщины просили богов природы о благополучном возвращении мужей домой. И по сей день, несмотря на то, что движущийся песок давно засыпал мистическую рощу, сохраняется поверье, что если сделать своими руками деревянный крестик и отнести к священному месту, то этот ритуал поможет обрести спокойствие и твёрдость духа, избавиться от сглаза и получить прощение от умерших людей, которым при жизни были нанесены какие-то обиды.
А чтобы не казалось, что так уж легко получить желаемое, обряд нужно провести в 1, 6 и 12 лунные дни, а крестик сделать из дерева, выброшенного морской пучиной. Кроме того, при себе в этот момент запрещается иметь металлические предметы. И нельзя никому говорить о совершении ритуала.
Да, и вот еще что. Древняя роща одаривает своими чудесами только женщин.

Неринга, возникновение Куршской косы

Мне кажется, что калининградская область, бывшая земля Самбия невероятно прекрасна, а живущие там герои мифов и легенд, вместе со своими замками, землями и приключениями стоят того, чтобы о них рассказать.
Не судите строго – я не историк, хоть и работаю в музее, но стараюсь!
Имя этой девушки знает каждый, кто был на Куршской косе – ведь именно благодаря ей, коса и появилась на свет. Официальную легенду вы можете найти в Интернете, но если вкратце – Неринга родилась на свет великаншей. Она была невероятно красивой и очень доброй. Когда начинался шторм, а на Балтийском море они далеко не редкость, Неринга выходила в море и спасала тонущих рыбаков, выволакивая их суденышки за якорные цепи на берег. Сильная была девушка и мудрая. В конце концов, она решила сделать для рыбаков место, где бы они могли переждать непогоду, передохнуть или починить поврежденные лодки. И тогда она стала носить в своем переднике песок и сыпать его море. Так и появилась Куршская коса.
Эту историю расскажут вам на русской стороне Куршской косы. На литовской стороне есть своя история.
В те времена, когда ещё не было косы, племена куршей жили на побережье залива, а правили ими короли. Предание сохранило имя самого могучего из них – Карвайта. У него было всё: просторный замок из янтаря, сильное войско, любимая жена. А вот детей у короля не было. Сколько молитв вознес Карвайт в Священной роще, слышал только древний дуб.
Однажды в шелесте ветвей король услышал совет: «Ты принесёшь в жертву богине плодородия белую косулю и у вас родится ребёнок, равного которому не будет в мире никого!»
Долго охотился Карвайт, не чувствуя ни усталости, ни голода, забыв обо всём на свете, кроме желанной добычи. И вот, наконец, удача! Белая косуля была принесена в Священную рощу, и вскоре по земле куршей пронеслась радостная весть: у Карвайта родилась дочь!
Девочку назвали Нерингой, она росла так быстро, что ей не хватало молока 7 кормилиц! Ребёнком, она играючи помогала вытащить на берег лодки, севшие на мель, разносила на своих плечах по домам подгулявших в трактире рыбаков.
Пришло время и Неринга заневестилась, только ровню великанше найти было трудно. Многие сватались к девушке, прослышал о ней и морской Дракон. Принес он королевской семье в подарок много сокровищ с затонувших кораблей, но Неринга отказала чудищу.
Тогда разгневался Дракон, в ярости он бил огромным хвостом по морской глади и разразился страшный шторм: с хижин слетали крыши, деревья со стоном валились под ударами ветра, даже дворец Карвайта покачнулся.
Встала Неринга на защиту родной земли, надела огромный холщовый фартук, и стала носить в нём горы песка. Великанша сыпала этот песок на хребет Дракона, пока не покрыла его с головой.
Шторм стих, а в море пролегла песчаная дорога, которую укрепили могучие потомки Неринги и превратили её в цветущую косу.
Иногда Дракон просыпается и тогда по Куршской косе начинают бродить песчаные горы. 13 деревень унёс под землю злой Дракон, пока люди не научились останавливать дюны!
На самом деле, легенд о возникновении Куршской косы и о доброе великанше Неринге довольно много, я вам рассказала только те, которые слышала на месте.

А вот мой вариант, возникновения Курской косы:
Иногда я чувствую себя невидимкой. Подношу руку к глазам и вижу, как течет время и жизнь сквозь мою кожу. Если я закрою глаза ладонями, то увижу через них окружающий мир.
Я могу ходить за людьми по пятам и постоянно окликать их – никто не обернется. Я могу сидеть на земле и петь громкие песни, писать на заборах, все, что мне придет в голову – например, глупые стихи или смешные истории. Не увидят и не прочитают. Наверное, моя невидимость в этом плане заразна. Заразная невидимость для красок и чернил. А люди все жалуются, что как только к нам, в поселок, привезли новые краски – дети сразу добрались до них и стали везде рисовать. Надо, чтобы они пообщались со мной, сразу станут невидимыми – и дети и чернила.
Когда все началось, спросите вы?
Да с моего рождения.
Я Неринга!
Что? Уже слышали? Да–да, я та самая великанша. Самая высокая девушка на этой земле. Быть не таким как все – прекрасный способ стать невидимым, люди очень стараются не замечать твоего уродства, да еще и так сильно, что со временем перестают замечать тебя самого.
Я Неринга. И я практически невидимка.
Я уже давно не живу с родителями, с тех пор, как стала замечать, что потолки мне низки, а родители… Они тоже как странно стали смотреть сквозь меня.
Единственные, кто меня еще замечают – это рыбаки. Да и то, подозреваю, что это из–за моей помощи, кто еще сможет вытащить лодку из воды за якорную цепь? Только невидимка Неринга.
Вот и сегодня, будучи в дурном настроении, я без малейшего зазрения совести увела у торговца на рынке два яблока, он так старательно меня не замечал, хотя поверьте, не замечать даму, которая практически в полтора раза выше тебя, да еще и торчит около твоего лотка с удовольствием тебя разглядывая – довольно проблематично. Но он так старался, что я не удержалась и с хихиканьем взяла яблоко. Торговец выпучил глаза, но ничего не сказал. Тогда я взяла другое. Торговец зажал рот рукой и сделал вид, что зевает.
Что же.
Сам виноват.
Я положила ему на лоток кусок янтаря, который нашла утром на берегу и пошла в дюны.
Тут было одно место, на мысе, берег немного выдавался вперед, как нос любопытного животного, и в тоже время он был надежно укрыт от всех любопытных глаз зарослями кустарника. Я его так и зову «нос».
Тут я могла сидеть, смотреть на волны и есть яблоки.
— Добрый день!
Ну надо же. Какой смельчак.
Я развернулась и сразу встала во весь рост. Мужчину, стоящего за моей спиной это не испугало. Во–первых, он был меньше меня всего на ладонь, во–вторых, у него была практически такая же толстая и такого же пшеничного цвета коса. Только короче. И глаза у него был янтарного цвета.
— Ого! Какая же вы красавица! Простите, я давно не говорил с людьми. Уже не принято начинать разговор комплимента?
— Принято. И комплимент и начало разговора. Хотите яблоко?
Сказать по правде, я просто опешила. Потому и решила продолжить разговор и знакомство.
Знакомство состоялось. Разговор – нет. Мы сидели, молчали и ели яблоки. Сначала мои – потом его.
— Встретимся, тут завтра? – Неожиданно спросил он.
И я согласилась, а что мне оставалось. Я же практически невидимка.
— Привет. Я принес груши, ты любишь их?
— Я их не пробовала, если честно.
Еще через день он принес сливы, а я угостила его маринованными сороками. Это блюдо так удивило моего знакомого, что он немного рассказал о себе. Родился он давно. Очень. Много путешествует, но только вокруг Балтийского моря, хотя, как можно путешествовать вокруг моря я не представляю. Но не важно. Важно то, что он сказал позже.
— Странно, ты говоришь, что живешь тут очень давно, но я тебя ни разу не видела.
— Люди обычно меня не замечают.
— Это потому что ты высокий?
Он засмеялся и посмотрел на меня, сдувая длинную светлую челку с глаз.
— Нет. Просто не видят.
— И меня. Я высокая.
— Ты не обычная. В другом месте ты была бы в самый раз. Там, через залив есть люди, такого же роста как–ты. Еще через два моря тоже.
— Хотела бы посмотреть, – грустно сказала я.
Имя моего друга было совершенно непроизносимым, поэтому я звала его «Берти», он сам так предложил.
— Неринга, а ты не хотела бы уйти отсюда?
— Из дюн?
— Нет. Из этого поселка. Туда, за залив.
— А как?
— А давай сделаем дорогу!
Берти засмеялся собственной идее и я, поневоле, заразилась его оптимизмом.
— Давай!
Сказать по правде я еще никогда не занималась ни с кем чем–то общим. Одним интересным делом.
Следующие несколько недель мы были очень заняты. Днем я носила песок со своей стороны, мы начали строить дорогу того самого носа, где так любили сидеть на пару. А он стоил дорогу со своей стороны. Потом, уже ближе к ночи, мы переходили по воде друг к другу и лежа на земле, смотрели на звезды. У нас самые лучшие звезды в мире. Хоть Берти мне и говорил, что звезды – везде практически одинаковы.
— Знаешь, похоже у нас неплохо получается.
— Мне тоже так кажется.
Не буду вас утомлять описанием процесса, но мы построили дорогу. И дом, в центре этой дороги. Глядя на наши длинные косы, мы хором решили назвать нашу дорогу «косой». Чего мы только не творили в нашем доме. Например, на годовщину нашей встречи, оказывается, что Берти ее помнит, он закрутил целый сосновый лес в танце. Это было невероятно красиво и знаете, что? Этот лес танцует там до сих пор. Видимо, деревьям нравилось танцевать.
А еще у нас есть собственный пляж и пристань и многое другое – только наше, понимаете?
Здесь я поняла, что не важно, что кому–то ты не видна. Главное, быть видимой для того, кому ты по–настоящему важна и кто важен для тебя.
Кстати, когда мы вместе – люди нас замечают. С временем они освоились и на нашей дороге.
А мы что? Мы же не только для себя старались.
Уже прошло много времени, Берти по прежнему исчезает и так же по прежнему возвращается, теперь я знаю куда и меня это не пугает. И мы по прежнему встречаемся на «носу любопытного животного». Там построили очень уютное кафе и мы можем сидеть за столиком и смотреть на воду и нашу дорогу.
— Знаешь, по–моему, мы не плохо постарались, Неринга.
— Ты прав, Берти. Мы действительно неплохо постарались.

Обновлено 2012-03-17
источник: fraya-pwt.livejournal.com

Легенды и сказки о песке… море… дюнах…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *