Легенда о белгороде

Легенда о Белгороде / Спектакли


Полна легендами Белгородская земля. Много сказок живёт в народе. Во все времена людей привлекали различные тайны, мифы, сказания, необъяснимые явления. Многие из них пришли к нам из глубины веков, и найти их истоки уже практически невозможно. С течением времени они приобретают новые подробности, и уже сложно определить, где сказка, а где быль. В России сказки всегда были особенно любимы в народе, а к существующим легендам относились с трепетом, всячески чтили и оберегали их. Жемчужиной славянского эпоса на Белгородчине является легенда о Белой горе, которая и дала название нашему прекрасному городу.
А что раньше было на месте нашего славного города Белгорода? Спектакль расскажет вам легенду о Белой горе, о сыне её — богатыре Белогоре, воине знаменитом, победившем страшного зверя Индера, землю нашу русскую от Черной Степи отстоявшем. В давние, давние времена, в наши земли пришли первые славяне, русичи, свободолюбивый народ. Прослышали об этом злые вороги – половцы и печенеги кровожадные. Захотелось им поживиться богатством народа свободного. Стали ханы половецкие отправлять своих войнов на берега Донца быстрого. Горе пришло на русскую землю. Дети бесовы поля русские перегородили, с вечера до света летят стрелы калёные, гремят сабли о шлемы, трещат копья булатные. Черна земля под копытами костьми была посеяна, и кровью полита; горем взошли они на Русской земле! Но у подножия Белой горы родился богатырь Белогор, который освободил святую русскую землю от врагов. Красивая легенда о вечных истинах, о которых повествует наш, очень поучительный спектакль — добро и зло, сострадание и жестокость, и конечно же — ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.
Премьера спектакля состоялась 5 октября 2015 года.
Рекомендуемый возраст:Для детей с 12-ти летПродолжительность:50 минутЖанр спектакля:Сказка о родном краеРежиссёр-постановщик:лауреат Всероссийских и Международных театральных фестивалей, обладатель «Золотой Пушкинской медали» и Диплома Российского Фонда культуры Игорь ЛаринХудожник-постановщик:дважды лауреат Национальной театральной премии «Золотая Маска» Захар ДавыдовМузыкальное оформление:лауреат Всероссийских и Международных театральных фестивалей, обладатель «Золотой Пушкинской медали» и Диплома Российского Фонда культуры Игорь ЛаринХореограф:Татьяна Савченкорекомендуется для детей с 12-ти лет

ЛЕГЕНДА СТАРОГО БЕЛГОРОДА — Б?лгородъ век XIV — век XXI


фото А.Чижова
Небывалый весенний паводок в центральной части России обошел нашу область стороной. Тем не менее, наблюдался значительный подъем уровня грунтовых вод. Подтопление заложенного под новый дом фундамента по Гражданскому проспекту вызвал дискуссию в обществе и заставил многих вспомнить городскую легенду об «упавшей» в озеро церкви.
Александр Лимаров
Елена Кривцова

Интернет версия статьи опубликованной в газете «Наш Белгород» №46 от 29.06.2013
Во все времена людей привлекали различные легенды, тайны, необъяснимые явления. Многие из них пришли к нам из глубины веков, и найти их истоки уже практически невозможно. С течением времени они приобретают новые подробности, и уже сложно определить, где сказка, а где быль. В России сказки всегда были особенно любимы в народе,а к существующим легендам относились с трепетом,всячески чтили и оберегали их.
Жемчужиной славянского эпоса является легенда о сокрытии священного града Китежа в озере Светлояр, что в Нижегородской области. Подобные легенды о затонувших городах, селах, церквях или колоколах встречаются в народных эпосах многих народов мира, а аналоги российского града Китежа есть и в других странах: Англия — город Ис, Литва — озеро Свитезь, Франция — город Коетма. Все легенды, отличаются между собой мелкими деталями, но содержат основной элемент – водоем поглотивший город или церковь перед нашествием врагов или как в наказание за прегрешения. Известны и другие их разновидности, связанные с разбором и переносом церквей, образованием или утратой озера, ручья или другого источника со святой целительной водой.
озеро Светлояр Нижегородской области.

Существует подобная легенда и в нашем городе, упоминание о ней встречается в путеводителе по Белгороду, изданном в 1911 году И. Кулегаевым. Вот ее описание: «В ограде Михайловской церкви сохранилось еще озерко, теперь довольно грязное, которое до сих пор поддерживается ключами (попытка очистить его ни к чему не привела). Это озеро служит предметом поклонения простых богомольцев: они бросают сюда монеты, черпают воду для умывания, а в прежнее время даже купались. Озеро считается «святым», потому что образовалось будто бы на месте, куда упала в землю старинная церковь, откуда такая легенда – неизвестно».
Можно предположить, что предание это есть некое подражание легенде о граде Китеже, местный фольклор. От белгородцев можно услышать и другие варианты этой легенды — будто бы церковь ушла под землю с прихожанами, которые укрылись в ней при нападении на город. История эта всеми любима, передается из поколения в поколение и обрастает новыми деталями и временными рамками.
А была ли в действительности церковь на этом месте и что стоит за словами легенды? Об этом, возможно, могут рассказать архивные документы и ответить нам на вопрос о том, что же могло послужить прообразом столь притягательной легенды в нашем городе.
Неприятели и озера
Пограничная крепость Белгород, стоявшая на пути неприятельских вторжений, в начале XVII века неоднократно подвергалась нападениям. Однако история с «провалившейся» церковью относится к месту третьей Белгородской крепости, построенной уже в 1650 г. на берегу Везелки, а с этого периода осада ее и, тем более, взятие не происходили. Поэтому неприятельский момент в легенде можно смело отнести к фольклорному элементу.
А вот озер в городе действительно было много, в сметной книге за 1676 г. при описании Белгородской крепости записано «…и промеж дворов — озера…».

Несколько их располагалось вдоль современного Гражданского проспекта, это были бывшие или несостоявшиеся притоки рек Везелка и Северский Донец, существование которых обусловлено близким залеганием грунтовых вод и мощными весенними разливами рек. Одно из них существовало даже на современной Соборной площади. При составлении нового плана регулярной застройки города, подписанного Екатериной II в 1768 г., озеро это попало в центр проектируемой торговой площади, и поэтому было засыпано по предписанию к плану.
Следующее озеро находилось во дворе дома А.А. Вейнбаума (Гражданский пр., 41), засыпалось постепенно и окончательно перестало существовать лишь в 50-е годы XX столетия. Еще одно — во дворе дома братьев Котляровых (Гражданский пр., 23), с XIX века, в отличие от предыдущего, благоустраивалось: возле него был разбит небольшой парк и устроена зона отдыха для горожан, зимой оно служило городским катком. Для этих целей владельцам дома Белгородская городская управа даже разрешила брать воду из водопровода по льготной цене.
А озеро, упоминаемое в легенде, действительно существовало давно, и было расположено в ограде Успено-Михайловской церкви, месторасположение которой теперь соответствует северо-восточному углу перекрестка проспекта Гражданского и улицы Белгородского полка. Сохранилась только фотография храма начала XX века, разрушен он в 30-е годы, а озеро это еще хорошо помнят старожилы и могут точно указать его местонахождение. В 1961 г. после расчистки русла Везелки уровень грунтовых вод значительно упал, озеро обмелело, и было засыпано. Совсем недавно в 2007 г. на этом месте был вырыт котлован под строительство дома, который позволил увидеть профиль озера, глубина которого, видимо, не превышала 2-3 метра.
Городские церкви
Белгород всегда отличался наличием большого количества церквей. В первой Белгородской крепости на Меловой горе их было 6, при перенесении ее на новое место в район современного Старого города их насчитывалось уже 13. При очередном третьем переносе крепости в 1650 году в район Везелки, церкви снова, практически все, получили новые места расположения. Земля под строительство выделялась, как правило, один раз и навсегда, известны только два случая их переноса.
Отсутствие в нашей местности природного камня обуславливало только деревянное строительство, как оборонительных сооружений, так церквей и зданий. Постепенно деревянные храмы ветшали, были подвержены пожарам, перестраивались и затем вновь рядом возводились новые. Так уже в 1668 г. было отмечено две Преображенские церкви «одна новая, другая ветхая Преображения Иисуса нашего Христа с пределом». Лишь во время случившегося большого пожара в 1766г. сгорела деревянная Богоявленская церковь, которую уже заново не отстроили, хотя основана она была еще в начале XVII века.
После этого крупного пожара, уничтожившего значительную часть городских строений, и утверждения плана новой регулярной застройки Белгорода в 1768 г., церкви стали возводиться каменные. Конец XVIII — начала XIX вв. характерен массовым строительством каменных церквей в городе, на картах этого периода можно увидеть старые деревянные и рядом новые выстроенные каменные строения Покровской, Тихвинской, Введенской и Петропавловской церквей.
Успено-Михайловская церковь, упоминаемая Кулегаевым рядом с «легендарным» озером, вела свою историю от церкви, поставленной «Михайловскими и Пронскими казаками» еще в первой Белгородской крепости на Меловой горе, существовала она и в Старом городе. Первое же ее упоминание на месте современного Белгорода относится уже к 1654 году. В письменных источниках, дошедших до наших дней, не указаны точные места расположения церквей, а только их наличие и количество занимаемой усадебной земли, но здесь нам помогут сохранившиеся карты.
На карте части укрепленной Белгородской черты конца XVII в. указаны все имеющиеся в то время церкви города-крепости Белгород с их названиями. А на ней возле Успено-Михайловской церкви находится еще одна церковь под названием «Сергия»!

Графическая копия плана выполнена А.И.Ильиным
Информация об этой церкви встречается в переписной книге Белгорода за 1664 г., где она названа церковью Сретения Пресвятой Богородицы с приделом Сергия Радонежского.В дальнейшем в официальных документах она именовалась как Сретения Пресвятой Богородицы, так и Владимирской, в народе же ее чаще называли Сергиевской.

Фрагмент плана г.Белгорода,относящийся к 1770-м годам и подписанный титулярным советником Салковым. Сергиевская (Владимирская) и Михайловская церковь еще расположены рядом. Первая на территории современной воинской части, а вторая в северо-западном углу перекрестка Гражданского проспекта и улицы Белгородского полка.
На карте же Белгорода рубежа XVIII — XIX вв., где указаны и озера, здание этой церкви находится вблизи северного берега озера, при этом оно обозначено деревянным. В 1792 году в юго-восточной части современного перекрестка улиц Преображенской и Белгородского полка было построено новое каменное здание церкви с главным престолом в честь Владимирской иконы Божьей Матери с приделом в честь Преподобного Сергия чудотворца Радонежского. Это один из случаев переноса церковного здания на новое усадебное место. На вышеуказанной карте обозначены сразу два здания: деревянное – на старом месте и каменное – на новом.

Анализируя эти архивные источники можно сделать важный вывод, что возле озера в действительности существовало две церкви, одна из которых благополучно сохранилась до XX века, а вторая, видимо, обветшала, разрушилась и постепенно исчезла совсем.
Церковное же место считается в народе святым, даже если церковь уже не существует. Это стало особенно очевидно в период массовых разрушений православных храмов и гонений на религию – народная память оберегала эти места и люди продолжали им поклоняться. Нельзя, конечно, и в нашем случае тоже, отрицать возможные и геологические причины, лежащие в основе всех историй о «провалах», но, скорее всего, это находится в человеческом сознании. Стремление сохранить былую память вылилось в легенды и предания о том, что церковь или город с церквями сохранились где-то в ином мире, под водой, где они не подвержены изменениям. Так, видимо, произошло и с обветшавшей и разрушающейся деревянной Владимирской (Сергиевской) церковью. Она исчезала постепенно, возможно и в водах озера, но народная память оказалась сильней времени и условий, она сохранила ее и донесла до нас в виде красивой легенды.

Худ. В.Березин ,2007 г.

Спектакль «Легенда о Белгороде» 2016, Белгород — дата и место проведения, программа мероприятия.

Полна легендами Белгородская земля. Много сказок живет в народе. Во все времена людей привлекали различные тайны, мифы, сказания, необъяснимые явления. Многие из них пришли к нам из глубины веков, найти их истоки уже практически невозможно. С течением времени они приобретают новые подробности, сложно определить, где сказка, а где быль. В России сказки всегда были особенно любимы в народе, а к существующим легендам относились с трепетом, всячески чтили и оберегали их. Жемчужиной славянского эпоса на Белгородчине является легенда о Белой горе, которая и дала название нашему прекрасному городу.
А что раньше было на месте нашего славного города Белгорода? Спектакль расскажет вам легенду о Белой горе, о сыне ее – богатыре Белогоре, воине знаменитом, победившем страшного зверя Индера, землю нашу русскую от Черной Степи отстоявшем. В давние, давние времена в наши земли пришли первые славяне – русичи – свободолюбивый народ. Прослышали об этом злые вороги – половцы и печенеги кровожадные. Захотелось им поживиться богатством народа свободного. Стали ханы половецкие отправлять своих войнов на берега Донца быстрого. Горе пришло на русскую землю. Дети бесовы поля русские перегородили, с вечера до света летят стрелы каленые, гремят сабли о шлемы, трещат копья булатные. Черна земля под копытами костьми была посеяна и кровью полита; горем взошли они на Русской земле! Но у подножия Белой горы родился богатырь Белогор, который освободил святую русскую землю от врагов. Красивая легенда о вечных истинах, о которых повествует этот очень поучительный спектакль – добро и зло, сострадание и жестокость, и конечно же, вечная любовь.
Рекомендуется для семейного просмотра.

Утонувшая белгородская церковь. Была ли она в действительности? | события | БЕЛГОРОД | АиФ Черноземье

Следующее озеро находилось во дворе дома А.А. Вейнбаума (Гражданский пр., 41), засыпалось постепенно и окончательно перестало существовать лишь в 50-е годы XX столетия. Ещё одно — во дворе дома братьев Котляровых (Гражданский пр., 23), с XIX века, в отличие от предыдущего, благоустраивалось: возле него был разбит небольшой парк и устроена зона отдыха для горожан, зимой оно служило городским катком. Для этих целей владельцам дома Белгородская городская управа даже разрешила брать воду из водопровода по льготной цене.
А озеро, упоминаемое в легенде, действительно существовало давно, и было расположено в ограде Успено-Михайловской церкви, месторасположение которой теперь соответствует северо-восточному углу перекрёстка Гражданского проспекта и улицы Белгородского Полка. Сохранилась только фотография храма начала XX века, разрушен он был в 30-е годы, а озеро это ещё хорошо помнят старожилы и могут точно указать его местонахождение. В 1961 году после расчистки русла Везелки уровень грунтовых вод значительно упал, озеро обмелело и было засыпано. Совсем недавно, в 2007 году, на этом месте был вырыт котлован под строительство дома, который позволил увидеть профиль озера, глубина которого, видимо, не превышала 2-3 метров.

Городские храмы

Белгород всегда отличался наличием большого количества церквей. В первой Белгородской крепости на Меловой горе их было 6, при перенесении её на новое место, в район современного Старого города, их насчитывалось уже 13. При очередном — третьем — переносе крепости в 1650 году в район Везелки церкви снова, практически все, получили новые места расположения. Земля под строительство выделялась, как правило, один раз и навсегда, известны только два случая переноса.
Отсутствие в нашей местности природного камня обуславливало только деревянное строительство как оборонительных сооружений, так и церквей, и зданий. Постепенно деревянные храмы ветшали, были подвержены пожарам, перестраивались и затем вновь рядом возводились новые.
После крупного пожара, уничтожившего значительную часть городских строений, и утверждения плана новой регулярной застройки Белгорода в 1768 году, церкви стали возводиться каменные. Конец XVIII — начало XIX веков характерны массовым строительством каменных церквей в городе. На картах этого периода можно увидеть старые деревянные и рядом новые выстроенные каменные строения Покровской, Тихвинской, Введенской и Петропавловской церквей.
Успено-Михайловская церковь, упоминаемая Кулегаевым рядом с «легендарным» озером, вела свою историю от церкви, поставленной «Михайловскими и Пронскими казаками» ещё в первой Белгородской крепости на Меловой горе. Первое же её упоминание на месте современного Белгорода относится уже к 1654 году. В письменных источниках, дошедших до наших дней, не указаны точные места расположения церквей, а только их наличие, но здесь нам помогут сохранившиеся карты.
На карте части укреплённой Белгородской черты конца XVII в. указаны все имеющиеся в то время церкви города-крепости Белгород с их названиями. На ней возле Успено-Михайловской церкви находится ещё одна под названием «Сергия».

Эхо 90-х? Вопрос о Нижнеольшанском лесе так и не решён
Информация об этой церкви встречается в переписной книге Белгорода за 1664 г., где она названа церковью Сретения Пресвятой Богородицы с приделом Сергия Радонежского. В дальнейшем в официальных документах она именовалась как Сретения Пресвятой Богородицы, так и Владимирской, в народе же её чаще называли Сергиевской.
На карте же Белгорода рубежа XVIII-XIX вв., где указаны и озёра, здание этой церкви находится вблизи северного берега озера, при этом оно обозначено деревянным. В 1792 году в юго-восточной части современного перекрёстка улиц Преображенской и Белгородского Полка было построено новое каменное здание — это один из случаев переноса церковного здания на новое усадебное место. На вышеуказанной карте обозначены сразу два здания: деревянное — на старом месте и каменное — на новом.
Анализируя эти архивные источники, можно сделать важный вывод, что возле озера в действительности существовали две церкви, одна из которых благополучно сохранилась до XX века, а вторая, видимо, обветшала, разрушилась и постепенно исчезла.
Церковное же место считается в народе святым, даже если церковь уже не существует. Это стало особенно очевидно в период массовых разрушений православных храмов и гонений на религию — народная память оберегала эти места, люди продолжали им поклоняться. Нельзя, конечно, и в нашем случае тоже отрицать возможные геологические причины, лежащие в основе всех историй о «провалах», но, скорее всего, разгадка прячется в человеческом сознании. Стремление сохранить былую память вылилось в легенды и предания о том, что церковь или город с церквями сохранились где-то в ином мире, под водой, где они не подвержены изменениям. Так, видимо, произошло и с обветшавшей и разрушающейся деревянной Владимирской (Сергиевской) церковью — она исчезала постепенно, возможно, и в водах озера, но народная память оказалась сильней времени, она сохранила её и донесла до нас в виде красивой легенды.

Смотрите также:

Памятник равнодушию. Старая колокольня под Липецком разрушается на глазах >
«Лицо города не охраняется». Краевед об утрате памятников Воронежа >
Липецкий краевед Андрей Найденов сохранении памятников >

Магические истории Белгорода — Белгород, мистика, ведьмы, магия

Здесь же якобы находилась и Лысая гора, где ведьмы устраивали свои шабаши. Именно тут накануне бала у Воланда проходила посвящение булгаковская Маргарита.

Озеро Любви


На территории нынешнего Грайворонского края, у села Почаево, есть водоем под названием Озеро Любви. Легенда о нем такова. Жила будто бы в Почаево молодая супружеская чета. И долго не было у них детей. Почему-то это обстоятельство вызвало неприязнь со стороны односельчан. Супругов затравили так, что они вынуждены были уйти и поселиться в лесной землянке. Как-то раз жена набрела в лесу на чистый родник. Выяснилось, что он вытекает из озера. Женщина решила в нем искупаться и вскоре родила мальчика, а затем и девочку.
Вскоре о чудесных свойствах озерной воды прослышали другие люди. Они стали приходить сюда. Говорили, что вода в озере не только помогает зачинать детей, но и исполняет желания.
Сейчас вся поверхность озера покрыта тиной. По словам старожилов, водоем больше не хочет показываться паломникам. Кстати, землянку, где жили супруги, до сих пор можно увидеть на фоне березовой и дубовой рощи.

Конь из тумана

В Белгородской области много заброшенных сел. И чаще всего эти края пользуются недоброй славой. Так, в Чаплыгинском районе окрестности вдруг окутываются странным туманом, который не раз заставлял людей сбиваться с пути. Знатоки утверждают, что это местный леший насылает на путников морок.
Без призраков, конечно, тоже не обходится. Так, еще в 20-е гг. прошлого века секретарю местной комсомольской организации поведали историю о хуторе Косой, где речь шла о призрачном белом коне. Сначала парень только посмеялся. Но как-то ночью он возвращался домой, и близ упомянутого хутора перед ним словно из-под земли вырос размытый белый конус, превратившийся в силуэт лошади. Конь галопом обежал вокруг путника и растаял в воздухе. Очевидец, бывший ранее ярым атеистом, запомнил этот случай на всю жизнь и до конца жизни верил в мистику.

Дом ужаса

В черте самого Белгорода также был дом с призраками, о чем свидетельствует заметка в одной из местных газет за 1929 г. Называется она «Привидение наводит ужас». В то время в самом центре города, на углу улиц Воровского и Буденновской, стояло большое жилое двухэтажное здание. Несмотря на жилищный кризис, окна почти всех комнат были закрыты ставнями – они пустовали. Никто не хотел жить в доме, куда наведывался призрак бывшего владельца, расстрелянного чекистами. Впоследствии дом пришлось снести.

Призрачные танки

А некоторые верят, что в районе Белгорода расположен пространственно-временной портал. Например, в 1943 г. произошла такая история. Во время боев за освобождение области фашисты решили вывезти из города часть архива и различные ценности. Накрытые брезентом грузовики с деревянными ящиками видели едущими через Таврово по направлению к селу Никольскому. И вдруг за одним поворотом они бесследно исчезли, а затем их увидели уже пустыми, возвращавшимися назад… Куда делся груз, неизвестно.
Двое местных жителей уже в наши дни как-то поздней ночью ехали на машине из Прохоровки в Белгород. Когда проезжали Прохоровское поле, у автомобиля внезапно отказал двигатель. Решили дождаться попутки, чтобы попросить о помощи. И вот на дороге раздался шум двигателя. Похоже было на трактор. Но вместо трактора из темноты показался… немецкий танк марки «Тигр»! За ним шли другие танки.
Приятели подумали, что идут съемки какой-то кинокартины. Но тут вокруг «Тигра» засвистели снаряды. Танк принялся отстреливаться, а потом взорвался и загорелся. Наши очевидцы отчетливо почувствовали на своих лицах жар пламени… Они были так напуганы, что пустились бежать назад в сторону Прохоровки. Под утро, вернувшись к брошенной машине, они не обнаружили в этом месте никаких следов вчерашнего происшествия, в том числе и отпечатков гусениц танков… Выходит, все это им только привиделось?

Легенда о Белгороде / Спектакли


Полна легендами Белгородская земля. Много сказок живёт в народе. Во все времена людей привлекали различные тайны, мифы, сказания, необъяснимые явления. Многие из них пришли к нам из глубины веков, и найти их истоки уже практически невозможно. С течением времени они приобретают новые подробности, и уже сложно определить, где сказка, а где быль. В России сказки всегда были особенно любимы в народе, а к существующим легендам относились с трепетом, всячески чтили и оберегали их. Жемчужиной славянского эпоса на Белгородчине является легенда о Белой горе, которая и дала название нашему прекрасному городу.
А что раньше было на месте нашего славного города Белгорода? Спектакль расскажет вам легенду о Белой горе, о сыне её — богатыре Белогоре, воине знаменитом, победившем страшного зверя Индера, землю нашу русскую от Черной Степи отстоявшем. В давние, давние времена, в наши земли пришли первые славяне, русичи, свободолюбивый народ. Прослышали об этом злые вороги – половцы и печенеги кровожадные. Захотелось им поживиться богатством народа свободного. Стали ханы половецкие отправлять своих войнов на берега Донца быстрого. Горе пришло на русскую землю. Дети бесовы поля русские перегородили, с вечера до света летят стрелы калёные, гремят сабли о шлемы, трещат копья булатные. Черна земля под копытами костьми была посеяна, и кровью полита; горем взошли они на Русской земле! Но у подножия Белой горы родился богатырь Белогор, который освободил святую русскую землю от врагов. Красивая легенда о вечных истинах, о которых повествует наш, очень поучительный спектакль — добро и зло, сострадание и жестокость, и конечно же — ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.
Премьера спектакля состоялась 5 октября 2015 года.
Рекомендуемый возраст:Для детей с 12-ти летПродолжительность:50 минутЖанр спектакля:Сказка о родном краеРежиссёр-постановщик:лауреат Всероссийских и Международных театральных фестивалей, обладатель «Золотой Пушкинской медали» и Диплома Российского Фонда культуры Игорь ЛаринХудожник-постановщик:дважды лауреат Национальной театральной премии «Золотая Маска» Захар ДавыдовМузыкальное оформление:лауреат Всероссийских и Международных театральных фестивалей, обладатель «Золотой Пушкинской медали» и Диплома Российского Фонда культуры Игорь ЛаринХореограф:Татьяна Савченкорекомендуется для детей с 12-ти лет

Утонувшая церковь: Легенда старого Белгорода — Белгород

Небывалый весенний паводок в центральной части России обошел нашу область стороной. Тем не менее, наблюдался значительный подъем уровня грунтовых вод. Подтопление заложенного под новый дом фундамента по Гражданскому проспекту вызвал дискуссию в обществе и заставил многих вспомнить городскую легенду об «упавшей» в озеро церкви.

(Художник В.Березин, 2007 г.)
Во все времена людей привлекали различные легенды, тайны, необъяснимые явления. Многие из них пришли к нам из глубины веков, и найти их истоки уже практически невозможно. С течением времени они приобретают новые подробности, и уже сложно определить, где сказка, а где быль. В России сказки всегда были особенно любимы в народе,а к существующим легендам относились с трепетом, всячески чтили и оберегали их.
Жемчужиной славянского эпоса является легенда о сокрытии священного града Китежа в озере Светлояр, что в Нижегородской области. Подобные легенды о затонувших городах, селах, церквях или колоколах встречаются в народных эпосах многих народов мира, а аналоги российского града Китежа есть и в других странах: Англия — город Ис, Литва — озеро Свитезь, Франция — город Коетма. Все легенды, отличаются между собой мелкими деталями, но содержат основной элемент – водоем поглотивший город или церковь перед нашествием врагов или как в наказание за прегрешения. Известны и другие их разновидности, связанные с разбором и переносом церквей, образованием или утратой озера, ручья или другого источника со святой целительной водой.
озеро Светлояр Нижегородской области.

Существует подобная легенда и в нашем городе, упоминание о ней встречается в путеводителе по Белгороду, изданном в 1911 году И. Кулегаевым. Вот ее описание: «В ограде Михайловской церкви сохранилось еще озерко, теперь довольно грязное, которое до сих пор поддерживается ключами (попытка очистить его ни к чему не привела). Это озеро служит предметом поклонения простых богомольцев: они бросают сюда монеты, черпают воду для умывания, а в прежнее время даже купались. Озеро считается «святым», потому что образовалось будто бы на месте, куда упала в землю старинная церковь, откуда такая легенда – неизвестно».
Можно предположить, что предание это есть некое подражание легенде о граде Китеже, местный фольклор. От белгородцев можно услышать и другие варианты этой легенды — будто бы церковь ушла под землю с прихожанами, которые укрылись в ней при нападении на город. История эта всеми любима, передается из поколения в поколение и обрастает новыми деталями и временными рамками.
А была ли в действительности церковь на этом месте и что стоит за словами легенды? Об этом, возможно, могут рассказать архивные документы и ответить нам на вопрос о том, что же могло послужить прообразом столь притягательной легенды в нашем городе.
Неприятели и озера
Пограничная крепость Белгород, стоявшая на пути неприятельских вторжений, в начале XVII века неоднократно подвергалась нападениям. Однако история с «провалившейся» церковью относится к месту третьей Белгородской крепости, построенной уже в 1650 г. на берегу Везелки, а с этого периода осада ее и, тем более, взятие не происходили. Поэтому неприятельский момент в легенде можно смело отнести к фольклорному элементу.
А вот озер в городе действительно было много, в сметной книге за 1676 г. при описании Белгородской крепости записано «…и промеж дворов — озера…».

Несколько их располагалось вдоль современного Гражданского проспекта, это были бывшие или несостоявшиеся притоки рек Везелка и Северский Донец, существование которых обусловлено близким залеганием грунтовых вод и мощными весенними разливами рек. Одно из них существовало даже на современной Соборной площади. При составлении нового плана регулярной застройки города, подписанного Екатериной II в 1768 г., озеро это попало в центр проектируемой торговой площади, и поэтому было засыпано по предписанию к плану.
Следующее озеро находилось во дворе дома А.А. Вейнбаума (Гражданский пр., 41), засыпалось постепенно и окончательно перестало существовать лишь в 50-е годы XX столетия. Еще одно — во дворе дома братьев Котляровых (Гражданский пр., 23), с XIX века, в отличие от предыдущего, благоустраивалось: возле него был разбит небольшой парк и устроена зона отдыха для горожан, зимой оно служило городским катком. Для этих целей владельцам дома Белгородская городская управа даже разрешила брать воду из водопровода по льготной цене.
А озеро, упоминаемое в легенде, действительно существовало давно, и было расположено в ограде Успено-Михайловской церкви, месторасположение которой теперь соответствует северо-восточному углу перекрестка проспекта Гражданского и улицы Белгородского полка. Сохранилась только фотография храма начала XX века, разрушен он в 30-е годы, а озеро это еще хорошо помнят старожилы и могут точно указать его местонахождение. В 1961 г. после расчистки русла Везелки уровень грунтовых вод значительно упал, озеро обмелело, и было засыпано. Совсем недавно в 2007 г. на этом месте был вырыт котлован под строительство дома, который позволил увидеть профиль озера, глубина которого, видимо, не превышала 2-3 метра.
Городские церкви
Белгород всегда отличался наличием большого количества церквей. В первой Белгородской крепости на Меловой горе их было 6, при перенесении ее на новое место в район современного Старого города их насчитывалось уже 13. При очередном третьем переносе крепости в 1650 году в район Везелки, церкви снова, практически все, получили новые места расположения. Земля под строительство выделялась, как правило, один раз и навсегда, известны только два случая их переноса.
Отсутствие в нашей местности природного камня обуславливало только деревянное строительство, как оборонительных сооружений, так церквей и зданий. Постепенно деревянные храмы ветшали, были подвержены пожарам, перестраивались и затем вновь рядом возводились новые. Так уже в 1668 г. было отмечено две Преображенские церкви «одна новая, другая ветхая Преображения Иисуса нашего Христа с пределом». Лишь во время случившегося большого пожара в 1766г. сгорела деревянная Богоявленская церковь, которую уже заново не отстроили, хотя основана она была еще в начале XVII века.
После этого крупного пожара, уничтожившего значительную часть городских строений, и утверждения плана новой регулярной застройки Белгорода в 1768 г., церкви стали возводиться каменные. Конец XVIII — начала XIX вв. характерен массовым строительством каменных церквей в городе, на картах этого периода можно увидеть старые деревянные и рядом новые выстроенные каменные строения Покровской, Тихвинской, Введенской и Петропавловской церквей.
Успено-Михайловская церковь, упоминаемая Кулегаевым рядом с «легендарным» озером, вела свою историю от церкви, поставленной «Михайловскими и Пронскими казаками» еще в первой Белгородской крепости на Меловой горе, существовала она и в Старом городе. Первое же ее упоминание на месте современного Белгорода относится уже к 1654 году. В письменных источниках, дошедших до наших дней, не указаны точные места расположения церквей, а только их наличие и количество занимаемой усадебной земли, но здесь нам помогут сохранившиеся карты.
На карте части укрепленной Белгородской черты конца XVII в. указаны все имеющиеся в то время церкви города-крепости Белгород с их названиями. А на ней возле Успено-Михайловской церкви находится еще одна церковь под названием «Сергия»!
Графическая копия плана выполнена А.И.Ильиным

Информация об этой церкви встречается в переписной книге Белгорода за 1664 г., где она названа церковью Сретения Пресвятой Богородицы с приделом Сергия Радонежского.В дальнейшем в официальных документах она именовалась как Сретения Пресвятой Богородицы, так и Владимирской, в народе же ее чаще называли Сергиевской.
Фрагмент плана г.Белгорода,относящийся к 1770-м годам и подписанный титулярным советником Салковым. Сергиевская (Владимирская) и Михайловская церковь еще расположены рядом. Первая на территории современной воинской части, а вторая в северо-западном углу перекрестка Гражданского проспекта и улицы Белгородского полка.

На карте же Белгорода рубежа XVIII — XIX вв., где указаны и озера, здание этой церкви находится вблизи северного берега озера, при этом оно обозначено деревянным. В 1792 году в юго-восточной части современного перекрестка улиц Преображенской и Белгородского полка было построено новое каменное здание церкви с главным престолом в честь Владимирской иконы Божьей Матери с приделом в честь Преподобного Сергия чудотворца Радонежского. Это один из случаев переноса церковного здания на новое усадебное место. На вышеуказанной карте обозначены сразу два здания: деревянное – на старом месте и каменное – на новом.

Анализируя эти архивные источники можно сделать важный вывод, что возле озера в действительности существовало две церкви, одна из которых благополучно сохранилась до XX века, а вторая, видимо, обветшала, разрушилась и постепенно исчезла совсем.
Церковное же место считается в народе святым, даже если церковь уже не существует. Это стало особенно очевидно в период массовых разрушений православных храмов и гонений на религию – народная память оберегала эти места и люди продолжали им поклоняться. Нельзя, конечно, и в нашем случае тоже, отрицать возможные и геологические причины, лежащие в основе всех историй о «провалах», но, скорее всего, это находится в человеческом сознании. Стремление сохранить былую память вылилось в легенды и предания о том, что церковь или город с церквями сохранились где-то в ином мире, под водой, где они не подвержены изменениям. Так, видимо, произошло и с обветшавшей и разрушающейся деревянной Владимирской (Сергиевской) церковью. Она исчезала постепенно, возможно и в водах озера, но народная память оказалась сильней времени и условий, она сохранила ее и донесла до нас в виде красивой легенды.

Древний Белгород и его тайны

Очень важно сохранять память о нашей истории для будущих поколений. В исследовании Белгородского края помогают студенты и сотрудники НИУ «БелГУ».
Во время раскопок археологи сталкиваются с различными легендами: в нашей области говорят о золотых украшениях, утерянных Екатериной II и Петром I, кладах местных богачей-разбойников, затонувших церквях, аномальных зонах и мистических историях, которые рассказывают у костра. Некоторые из этих рассказов имеют своё историческое обоснование.
Скифы. Существует предположение о том, что в Борисовском районе более двух тысячелетий назад жили скифы. Уже второй год археологическая экспедиция НИУ «БелГУ» во главе с доцентом кафедры российской истории и документоведения Владимиром Сарапулкиным ведёт раскопки известного Борисовского городища скифского времени (6-3 век до н.э.). Кандидат исторических наук Татьяна Сарапулкина, консультант группы по охране и использованию памятников истории и культуры при управлении культуры Белгородской области уверена: существование скифов на нашей земле – не легенда.
Памятники скифского времени делятся на две категории: погребальные и поселенческие. Здесь и кроется причина спора о том, кто же на самом деле жил на территории нашего края. Скифы – это кочующий народ, который не оставался на одном месте долгое время. Татьяна Викторовна утверждает, что городища (поселенческие памятники) вряд ли являются предметом скифской культуры, а вот курганы (погребальные памятники) вполне могут быть признаком этого народа. Так, в результате раскопок Борисовского городища учёные выяснили, что народ, который его строил, чего-то опасался. Об этом говорят три линии обороны, сделанные в складках местности, на большом периметре без землеройной техники. А бояться в то время могли именно скифов, которые, видимо, совершали набеги на народы, проживающие в нашем крае, чтобы пленить людей, которых в дальнейшем продавали в рабство. Но это только гипотеза. Чтобы её доказать, нужно провести масштабные раскопки.

Золотой конь. Ещё одной легендой нашего края является история о Золотом коне. Говорят, что этот чудесный конь был отлит по приказу Чингисхана из золота, награбленного в Азии. Он находился в стане Золотой Орды и служил не только символом мощи и непобедимости, но и являл собой магическую святыню – средство для общения жрецов с миром духов и высших сил. Позже этот конь исчез, а его поиски связывают с различными легендарными личностями, разбойниками и историческими деятелями.
Хотя, как говорит Татьяна Сарапулкина, о периоде Древней Руси 13-15 веков в нашей области информации сохранилось мало, всё же можно предположить, в соответствии с найденными предметами быта, что на этой территории были наместники Золотой Орды. Исходя из этого, можно сказать, что легенда о Золотом коне имеет место быть в нашем крае.
Таинственные пещеры. Распространённость пещер в Белгородской области объясняется условиями как природными, так и историческими. По преданиям, на месте Валуйского пещерного храма Святого Игнатия Богоносца в XV веке местное население спасалось в пещерах от набегов кочевников, затем возник монастырь, который процветал до 1917 года, потом его закрыли за то, что монахи укрывали махновцев. Пещеры в Свято-Троицком мужском монастыре Белгородской области, скорее всего, более древние. Кто и когда их вырыл, неизвестно, но монахи принялись их расширять и приспособили для жилья. Что же касается пещер в селе Шмарное Старооскольского района, то там, говорит Татьяна Сарапулкина, действительно жили монахи, которые впоследствии «делали мощи», хотя документальных подтверждений о существовании там монастыря нет.
История Белгородского края остаётся малоизученной. Исследования требуют масштабных раскопок, развития теоретической базы, большего финансирования. Всё это: исследования, оформление документов, охрана памятников – требует финансирования, которого не всегда хватает. Но, несмотря на эти проблемы, исследователи не теряют надежду разгадать все тайны, которые хранит история. N. B.
Остановится в Белгороде вы можете в гостинице «Милан» http://hotel-milan31.ru/

Легенда о Белгороде — OLDSTORY.INFO

/>
ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ
Неприступные стены (настолько толстые, что по ним проложены дороги), различных конфигураций башни с бойницами, глубокий ров, когда-то наполнявшийся водой,—такой предстает сегодня перед путником Белгород-Днестровская крепостьБесспорно, крепость построили не генуэзцы, как утверждали некоторые ученые в течение определенного времени. Об этом свидетельствуют веские доказательства. Где бы ни бывали и что бы ни делали генуэзцы, они везде оставляли свои “автографы”. Между тем, ни на одном камне Белгородской крепости пока не обнаружены надписи на итальянском языке. Это, во-первых. А, во-вторых, период генуэзского владычества был весьма непродолжительным. Строительство же такого сооружения, учитывая примитивную средневековую технику, требовало и значительного количества рабочих рук, и длительного времени. Скорее всего можно утверждать, что при генуэзцах были заложены первые камни крепости. Возвели же ее значительно позже.
Не выдерживает критики и версия о турецком происхождении крепости. Ее, в частности, опровергают сами же турки, в исторических документах которых зафиксировано, что во время первого похода султана на Белгород крепость уже существовала. Турки соорудили на ее территории лишь мечеть, остатки которой и ныне стоят на месте разрушенной ими православной церкви, да производили некоторые ремонтные работы, на что указывают надписи на башне главного входа, а также пороховом погребе, относящиеся к середине восемнадцатого века.Тщательное изучение и анализ различных “автографов” на камнях крепости, сделанных в разное время и на разных языках, позволяют утверждать, что Белгородская крепость была возведена руками русских мастеров в период владычества молдавских господарей — примерно в последней трети четырнадцатого — первой половине пятнадцатого веков. Имя одного из них запечатлено на “башне-укрытия”, где сказано, что крепость соорудил мастер Федорко “при благочестивом господаре Стефане”.О том, что крепость строилась русскими мастерами, напоминает и славянская вязь на плите, вмонтированной над главным входом, а также на четыреугольной башне малого дворца.В пользу славянского происхождения крепости говорит и ее архитектура. Если бы крепость возводили генуэзцы либо же турки, это, вне всякого сомнения, сказалось бы на внешнем облике сооружения. Между тем, цитадель построена в византийском стиле, а общая планировка крепости напоминает планировку многих других средневековых русских крепостей. Нельзя оставлять без внимания и тот факт, что в пору строительства крепости большинство населения Белгорода составляли выходцы из славянских земель.В отличие от средневековых европейских замков, которые сооружались для защиты феодалов от взбунтовавшихся подневольных народных масс, Белгородская крепость имела сугубо военное оборонительное значение. Она раскинулась почти на четырех гектарах, а вместе с прикрепостной площадью занимает более восьми гектаров.
Длина внешней крепостной стены — почти два километра, высота—до семи метров, а толщина — до пяти. Высота башен — до одиннадцати метров. Стены и другие фортификационные сооружения построены из местного материала — камня-ракушечника.С восточной, западной и южной сторон крепость окружена рвом, первоначальная глубина которого составляла двадцать один метр, а ширина — десять метров, ныне глубина рва не превышает четырнадцати метров. Причем ров был открыт так, что дно его лежало почти на три метра ниже уровня воды в лимане. Там же, где он вплотную подходит к лиману, были устроены специальные заслонки. Когда неприятель подступал к крепости, заслонки открывали и ров наполнялся водой. В город обитатели крепости выходили по подъемному мосту, который .был переброшен через ров и при надвигающейся опасности немедленно убирался. Внутри крепости три двора, разделенных между собой также мощными стенами. В первом — самом большом — находились жилые дома, во втором — размещался военный гарнизон и в третьем — самом маленьком — командование.Вдоль крепостной стены было двадцать шесть башен: двенадцать боевых и четырнадцать глухих, служивших только для связи куртин. Вокруг некоторых из этих башен в течение веков сложились легенды.Слева от главных ворот возвышается “Девичья башня”. О происхождении ее названия существует такая легенда: у молдавского господаря Александра Доброго будто бы была дочь — принцесса Тамара. Своевольная и жестокая, она окружила себя разгульной челядью и, пользуясь отсутствием отца, который часто уходил во главе рати на битву с врагами, грабила окрестное население, разбойничала на большой дороге.
Однажды, когда Александр собрался в новый поход, Тамара попросила у него денег — якобы на строительство монастыря. Отец дал их. Со всего княжества в Белгород согнали людей. Но не дом для божьих слуг задумала сооружать дочь. Над лиманом вскоре выросла мощная крепость, в которую переселилась со своими приспешниками Тамара, объявив себя независимой царицей.Теперь разбойничьи набеги совершались из крепости. Грабежи и пожары обезлюдили окрестные города и села. Слух о жестокой царице-самозванке разнесся далеко за Днестр и Дунай, даже за Черное море.Но вот вернулся из похода Александр Добрый. Вместо монастыря он увидел крепость, а хозяйкой этих неприступных стен оказалась его дочь-предательница. Горько плакал отец, а затем отрекся от Тамары, проклял ее и повелел заточить в башне-темнице, чтобы страданиями и смертью искупила она грехи свои.Как только отцовские проклятья донеслись до крепости, дочь тут же уснула вечным сном. Спящую и унесли ее в башню, названную с тех пор “Девичьей”.Далее легенда гласит, что Тамара может проснуться, если явится рыцарь, который подвигами своими искупит ее вину и возьмет принцессу себе в жены. Однако миновали столетия, а рыцарь не пришёл и не проснулась Тамара. Этот поэтический вымысел говорит о том, что надругательству над народом, предательству, клятвоотступничеству никогда не было и не будет прощения.Одну из четырех башен, образующих цитадель, народ назвал “башней-темницей”, создав при этом волнующий рассказ о судьбе некоей красавицы-украинки Парасковеи.
Согласно рассказу злой и надменный турок Узун-паша долго и безуспешно пытался обратить пленную девушку в магометанскую веру. Парасковея была непреклонна, она не могла изменить обычаям своего народа. Тогда красивую и умную, пользующуюся всеобщей любовью и уважением девушку Узун-паша заточил в сырую холодную темницу. Многие дни и ночи просидела она там, стойко перенесла все горести и мучения, но вероотступницей не стала.Однажды, когда паша (в который раз!) явился к Парасковее все с тем же предложением, кандалы вдруг упали с рук и ног девушки, темница внезапно отворилась, и Парасковея легкой походкой вышла за крепостные ворота. Узун-паша остолбенел. Опомнившись, он послал в погоню стражу. Янычары нашли Парасковею на берегу лимана. Они уже подняли было ятаганы, чтобы расправиться с беглянкой, но тут опять свершилось чудо. Девушка растаяла в воздухе, а на том месте, где она стояла, забил родник, вокруг которого застыли преследователи, превратившиеся в каменных истуканов. Со временем этих истуканов иссушило солнце, размыли дожди, развеял ветер. Только ключ живой прозрачной воды и сегодня продолжает бить из-под земли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *