Легенда о циклопе полифеме

Одиссей на острове циклопов. Полифем

Одиссей на острове циклопов. Полифем Легенды и мифы Древней Греции
После долгого плавания прибыл я с моими спутниками к земле свирепых циклопов, не знающих законов. Не занимаются они земледелием, но, несмотря на это, земля все дает им в изобилии сама. В пещерах живут великаны-циклопы, каждый знает лишь свою семью, не собираются они на народные собрания. Не сразу пристали мы к их земле. Мы вошли в залив небольшого острова, расположенного недалеко от острова циклопов. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На этом острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда не видели эти козы человека, то не пугались они и нас. Причалив к берегу ночью, мы спокойно уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. На каждый из моих кораблей досталось по девяти коз, для корабля же, на котором плыл я сам, взял я их десять. Целый день отдыхали мы после охоты, весело пируя на берегу. До нас доносились с земли циклопов их голоса и блеяние их стад. На следующее утро решил я плыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли мы неширокий пролив и пристали к берегу. У самого моря увидели мы пещеру, заросшую лавровыми деревьями и огороженную оградой из громадных камней. Взял я с собой двенадцать надежных товарищей, захватил мех с вином и пищей и вошел в пещеру циклопа. Как узнали мы после, этот циклоп был страшно свиреп, он жил отдельно от других и одиноко пас свои стада. Не похож он был, как и все циклопы, на остальных людей. Это был великан, обладал он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Когда мы вошли к нему в пещеру, его не было дома, он пас стада. В пещере циклопа в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша. В пещере были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники мои стали уговаривать меня, захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но я, к несчастью, не послушал их. Мне хотелась посмотреть на самого циклопа. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Увидав циклопа, в страхе забились мы в самый темный угол пещеры. Циклоп же загнал в пещеру свое стадо, завалил скалой вход в нее и стал доить коз и овец. Подоив их, он развел огонь, чтобы приготовить себе пищу. Тут увидел он нас и грубо спросил громовым голосом:
– Кто вы такие? Откуда вы пришли? Верно, без дела скитаетесь вы по морям, причиняя всем народам несчастья?
– Все мы греки, – ответил я циклопу, – плывем из-под Трои. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства.
– Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец! – свирепо крикнул мне циклоп, – коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева Зевса! Не намерен я щадить вас! Делать буду я то, что захочу! Скажи, где твои корабли!
Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему:
– Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся.
Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двух моих спутников, ударил их об землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец, придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двух моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп, потребовал еще, сказав мне:
– Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок.
Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал я циклопу:
– Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто.
– Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, – так ответил мне со смехом циклоп. Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул.
Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренный конец бревна, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать:
– Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Не похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас?
Им отвечал, дико взревев, Полифем:
– Меня не силой, а хитростью губит Никто!
Рассердились циклопы и крикнули Полифему:
– Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит.
С этими словами удалились циклопы.
Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, я связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран, под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на свою беду, на то, что обидел его дерзкий Никто. Наконец, пропустил он и этого барана. Так спаслись мы от верной гибели. Скорей погнали мы стадо Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал я товарищам оплакивать погибших. Быстро вошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от берега. Когда отплыли мы на такое расстояние, на которое слышен голос человека, я громко крикнул циклопу:
– Слушай, циклоп! Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса. Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников.
Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не раздробил нос корабля утес. Взволновалось море от падения в него утеса. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила на берег. Но шестом оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему:
– Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки.
Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул:
– Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей – грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты!
Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то, что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы острова, где ждали нас остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в дальнейший путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.
Изложено по поэме Гомера «Одиссея».

ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ ЦИКЛОПОВ. ПОЛИФЕМ — ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Изложено по поэме Гомера «Одиссея».
После долгого плавания прибыл я с моими спутниками к земле свирепых циклопов, не знающих законов. Не занимаются они земледелием, но, несмотря на это, земля все дает им в изобилии сама. В пещерах живут великаны-циклопы, каждый знает лишь свою семью, не собираются они на народные собрания. Не сразу пристали мы к их земле. Мы вошли в залив небольшого острова, расположенного недалеко от острова циклопов. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На этом острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда не видели эти козы человека, то не пугались они и нас. Причалив к берегу ночью, мы спокойно уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. На каждый из моих кораблей досталось по девяти коз, для корабля же, на котором плыл я сам, взял я их десять. Целый день отдыхали мы после охоты, весело пируя на берегу. До нас доносились с земли циклопов их голоса и блеяние их стад. На следующее утро решил я плыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли мы неширокий пролив и пристали к берегу. У самого моря увидели мы пещеру, заросшую лавровыми деревьями и огороженную оградой из громадных камней. Взял я с собой двенадцать надежных товарищей, захватил мех свином и пищи и пошел в пещеру циклопа. Как узнали мы после, этот циклоп был страшно свиреп, он жил отдельно от других и одиноко пас свои стада. Не похож он был, как и все циклопы, на остальных людей. Это был великан, обладал он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Когда мы вошли к нему в пещеру, его не было дома, он пас стада.
В пещере циклопа в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша. В пещере были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники мои стали уговаривать меня,- захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но я, к несчастью, не послушал их. Мне хотелось посмотреть на самого циклопа. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Увидав циклопа; в страхе забились мы в самый темный угол пещеры. Циклоп же загнал в пещеру свое стадо, завалил скалой вход в нее и стал доить коз и овец. Подоив их, он развел огонь, чтобы приготовить себе пищу. Тут увидал он нас и грубо спросил громовым голосом:
— Кто вы такие? Откуда вы пришли? Верно, без дела скитаетесь вы по морям, причиняя всем народам несчастья?
— Все мы греки, — ответил я циклопу, — плывем из-под Трои. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства.

Ослепление Полифема. (Рисунок на вазе.)
— Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец, — свирепо крикнул мне циклоп, — коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева Зевса! Не намерен я щадить вас! Делать буду я то, что захочу! Скажи, где твои корабли!
Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему:
— Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся.
Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двух моих спутников, ударил их о землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил уже меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец, придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп наверно хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двух моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп, потребовал еще, сказав мне:
— Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок.
Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал я циклопу:
— Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто.
— Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, — так ответил мне со смехом циклоп.
Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул. Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренное бревно, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать.
— Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Нс похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас?
Им отвечал, дико взревев, Полифем:
— Меня не силой, а хитростью губит Никто!
Рассердились циклопы и крикнули Полифему:
— Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит.
С этими словами удалились циклопы.
Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, я связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран, под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на свою беду, на то, что обидел его дерзкий Никто. Наконец, пропустил он и этого барана. Так спаслись мы от верной гибели. Скорей погнали мы стадо Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал я товарищам оплакивать погибших. Быстро взошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от берега. Когда отплыли мы на такое расстояние, на которое слышен голос человека, я громко крикнул циклопу:
— Слушай, циклоп! Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса. Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников.
Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не раздробил носа корабля утес. Взволновалось море от падения в него утеса. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила на берег. Но шестом оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему:
— Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки!.
Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул:
— Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей — грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты!
Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то, что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы острова, где ждали нас остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в дальнейший путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.

Циклоп: кто это такой, мифология, кто убил

Сыновья Урана и Геи, изготовившие стрелы для Зевса, с помощью которых он смог одолеть Кроноса — это циклопы. Во всех сказаниях и легендах, их описывали, как великанов с одним глазом в центральной части лба.

Значение слова «циклоп»

Мифологический словарь приводит следующее определение этого слова: «Циклоп — это одноглазое существо, порожденное Ураном и Геей, заключенное в недрах земли».
В мифологии Гомера циклопы — это неотесанные сыновья Посейдона, которые жили на острове Сицилия и занимались выпасом рогатого скота.
Энциклопедический словарь определяет киклопов, как отряд ракообразных, которые имеют один лобный глазок, и насчитывают более 250 разновидностей.

Циклопы в мифологии

Мифология повествует, что сразу после появления на свет, циклопы были обездвижены и сброшены в Тартар, отцом, который боялся погибнуть от рук детей. В подземном царстве они находились до момента освобождения титанами. Предводителем их стал Кронос — самый младший титан, появившийся в союзе Урана и Геи, являвшийся хранителем времени. Мать ему напророчила смерть от рожденных им детей, поэтому он их проглатывал сразу после рождения. Спасенных братьями существ он снова отправил в Тартар.

Женой Кроноса была титанида Рея. Однажды она воспротивилась такому положению дел и спрятала одного из своих сыновей — Зевса, а мужу подложила вместо него камень. Кронос проглотил камень, ничего не заподозрив. Когда Зевс стал взрослым, окрепшим юношей, он вступил в борьбу с собственным отцом. Наученный искусной женой Метидой, Зевс использовал против Кроноса зелье, которое заставило отца изрыгнуть его братьев и сестер:
Посейдона,
Аида,
Геру,
Деметру,
Гестию.
Под началом Зевса все дети Кроноса объединились и вступили в длительную войну с ним. Посоветовавшись с Геей, он помогает вернуться существами из подземного царства. За свое спасение циклопы соорудили Зевсу громы и молнии, которыми тот отбивался от Кроноса и титанов.
Циклопы сыграли большую роль в войне, помогли всем олимпийским богам:
для Аида ими был выкован шлем-невидимка;
для Посейдона — трезубец;
Афина и Гефест получили навыки в ремеслах;
получила золотой лук и стрелы Артемида.
Они продолжали служить олимпийцам и ковать оружие, когда Зевс вытащил из Тартара сторуких. Мифология Гомера описывает совершенно иное видение циклопов. Если в первой версии — это умные ремесленники, то во втором — простые пастухи, которые отличаются особой кровожадностью, но утратили свои первобытные навыки.
Их прародителем является Посейдон. Самый злобный великан — Полифем, живет в пещере и держит целое стадо коз. По прибытии команды Одиссея на остров, великан запирает людей в своем логове и готовится к их поеданию.

Победитель циклопов

Опираясь на мифы Древней Греции, убил циклопов — Аполлон. По окончании войны циклопы Бронт, Стероп и Пирагмон продолжили свою работу в кузнице в гроте Этны, попутно обучая ремеслу Гефеста. Согласно Аполлодору, сын Аполлона воскресил человека, за что был поражен молнией Зевса. В последствии разозленный бог умертвил циклопов за то, что они выковали эту молнию. Некоторые источники говорят о том, что Аполлон убил не самих существ, а их сыновей.
Согласно Гомеру, главный циклоп Полифем был убит Одиссеем. Хитрый царь, дождался, пока великан уснет, спрятавшись под тушами баранов, и ослепил его. Отбежав на безопасное расстояние, Одиссей сказал великану, кто был его противником. Злобный циклоп стал швырять в воду огромные валуны, чтобы убить беглецов, но попытка не увенчалась успехом. После этого изувеченный Полифем попросил помощи у отца — Посейдона.

Современная теория о происхождении образа

Все прообразы древних мифических существ были списаны с реальных персонажей. Первое поколение циклопов описывалось искусными кузнецами. В кузницах эллинов работники надевали на один глаз повязку, чтобы сохранить его от поражения горячими искрами.
Вторая версия связывает образ с наносимыми кузнецами сакральными рисунками в виде окружностей в области 3-го глаза. Эти круги являлись символами солнца и огненной стихии, наделяли хозяев необычными навыками и силой. Убийство этих существ символизировало снижение ценности профессии.

Во втором случае изображение циклопов говорит о злобных существах с одним глазом, промышляющих разведением овец и грабежом, попадающих на остров или проплывающих рядом судов. Второе поколение циклопов предположительно является прообразом обычных разбойников, которые носили на одном глазу повязку.

Одиссей на острове циклопов. Полифем — Легенды и мифы Древней Греции

Изложено по поэме Гомера «Одиссея».
После долгого плавания прибыл я с моими спутниками к земле свирепых циклопов, не знающих законов. Не занимаются они земледелием, но, несмотря на это, земля все дает им в изобилии сама. В пещерах живут великаны-циклопы, каждый знает лишь свою семью, не собираются они на народные собрания. Не сразу пристали мы к их земле. Мы вошли в залив небольшого острова, расположенного недалеко от острова циклопов. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На этом острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда не видели эти козы человека, то не пугались они и нас. Причалив к берегу ночью, мы спокойно уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. На каждый из моих кораблей досталось по девяти коз, для корабля же, на котором плыл я сам, взял я их десять. Целый день отдыхали мы после охоты, весело пируя на берегу. До нас доносились с земли циклопов их голоса и блеяние их стад. На следующее утро решил я плыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли мы неширокий пролив и пристали к берегу. У самого моря увидели мы пещеру, заросшую лавровыми деревьями и огороженную оградой из громадных камней. Взял я с собой двенадцать надежных товарищей, захватил мех с вином и пищей и вошел в пещеру циклопа. Как узнали мы после, этот циклоп был страшно свиреп, он жил отдельно от других и одиноко пас свои стада. Не похож он был, как и все циклопы, на остальных людей. Это был великан, обладал он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Когда мы вошли к нему в пещеру, его не было дома, он пас стада. В пещере циклопа в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша. В пещере были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники мои стали уговаривать меня, захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но я, к несчастью, не послушал их. Мне хотелась посмотреть на самого циклопа. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Увидав циклопа, в страхе забились мы в самый темный угол пещеры. Циклоп же загнал в пещеру свое стадо, завалил скалой вход в нее и стал доить коз и овец. Подоив их, он развел огонь, чтобы приготовить себе пищу. Тут увидел он нас и грубо спросил громовым голосом:
– Кто вы такие? Откуда вы пришли? Верно, без дела скитаетесь вы по морям, причиняя всем народам несчастья?
– Все мы греки, – ответил я циклопу, – плывем из-под Трои. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства.
– Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец! – свирепо крикнул мне циклоп, – коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева Зевса! Не намерен я щадить вас! Делать буду я то, что захочу! Скажи, где твои корабли!
Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему:
– Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся.
Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двух моих спутников, ударил их об землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец, придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях Й спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двух моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп, потребовал еще, сказав мне:
– Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок.
Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал я циклопу:
– Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто.
– Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, – так ответил мне со смехом циклоп. Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул.
Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренный конец бревна, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать:
– Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Не похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас?
Им отвечал, дико взревев, Полифем:
– Меня не силой, а хитростью губит Никто!
Рассердились циклопы и крикнули Полифему:
– Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит.
С этими словами удалились циклопы.
Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, я связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран, под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на свою беду, на то, что обидел его дерзкий Никто. Наконец, пропустил он и этого барана. Так спаслись мы от верной гибели. Скорей погнали мы стадо Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал я товарищам оплакивать погибших. Быстро вошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от берега. Когда отплыли мы на такое расстояние, на которое слышен голос человека, я громко крикнул циклопу:
– Слушай, циклоп! Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса. Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников.
Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не раздробил нос корабля утес. Взволновалось море от падения в него утеса. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила на берег. Но шестом оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему:
– Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки.
Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул:
– Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей – грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты!
Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то, что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы острова, где ждали нас остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в дальнейший путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.

Мифология — Мифы о Полифеме | Циклоп Полифем | Галатея | Идиллия Феокрита | Акид | Галатея по-древнегречески

Триумф Галатеи. — Циклоп Полифем и его стада. — Жалобы Полифема. — Акид и Галатея.

Триумф Галатеи

Среди Нереид считалась самой красивой жестокосердая Галатея, олицетворяющая спокойное, блестящее море.
Красоту Галатеи воспевали многие поэты; триумфальное шествие Галатеи на поверхности морей изображали знаменитые художники.
Рафаэль написал на этот сюжет прекрасное произведение, где Галатея изображена стоящей в раковине, которую везут дельфины, управляемые Амуром.

Циклоп Полифем и его стада

Прекрасная Нереида пробудила своими прелестями сильную страсть в сердце Циклопа Полифема.
Но все признания и объяснения Полифема не тронули Галатеи; бедный Циклоп перестал даже пасти свои многочисленные стада, о которых он прежде так заботился, и покинутые животные должны были часто возвращаться одни в пещеру — жилище Полифема.

Жалобы Полифема

А Полифем взбирался на высокую скалу и, взяв флейту, старался в ее звуках излить свое горе.

Галатея. Гюстав Моро, 1896 г.
Жалобы этого сурового, неотесанного великана вдохновили древнегреческого поэта Феокрита, написавшего на эту тему стихотворную идиллию.
В идиллии Феокрита Полифем говорит между прочим: «О прекрасная Галатея, зачем ты убегаешь от меня? Когда ты на меня смотришь, ты белее молока, нежнее ягненка, но когда ты отворачиваешь от меня твои прекрасные глаза, о, тогда ты становишься кислее незрелого винограда! Я знаю, прекраснейшая из нимф, я знаю, почему ты избегаешь меня: потому что густая бровь, омрачая мой лоб, тянется от одного уха до другого, потому что я обладаю одним только глазом и мой нос, расширяясь, дотрагивается почти до моих губ. Но я такой, какой есть, у меня тысяча овец, я питаюсь их прекрасным молоком, и у меня летом, осенью и зимой превкусные сыры. Для тебя я вскармливаю одиннадцать молодых оленей (шеи их украшены прекрасными ожерельями) и четырех медвежат. Приди ко мне, и все, что я имею, будет принадлежать тебе. Если твое зрение оскорблено видом длинной щетины, покрывающей мое тело, то ведь у меня есть дубовые дрова и никогда не угасающий под пеплом огонь, — приди, и я готов вынести какое угодно мучение. Я предаю в твои руки мою жизнь и мой единственный глаз, этот глаз, который мне дороже самой жизни».

Акид и Галатея


Полифем нападает на Акида. Аннибале Карраччи, 1605 г., фреска на вилле Фарнезе.
Но как ни изливался Циклоп в своих жалобах, как ни старался Полифем смягчить сердце жестокой Галатеи, она не внимала его мольбам, потому что Галатея любила другого — прекрасного пастуха Акида, сына Фавна.
И вот однажды, когда Полифем, сидя на скале, воспевал ее прелести в следующих словах: «О Галатея, ты белее прекрасной лилии, свежее коры ольховой, более блестяща, чем горный хрусталь, приятнее лучей солнца зимой и тени летом, обманчивее струи, легче крыла Зефира», — Полифем вдруг увидал Галатею подле Акида; испустив страшный рев, повторенный Этной, Полифем бросается преследовать Акида, старающегося спастись бегством.
Циклоп отрывает громадную скалу и бросает ее на Акида, который погибает раздавленный, но скала тотчас же раскрывается, и из недр ее течет поток: это Акид, превращенный богами в реку, и река сохранила его имя.
Аннибале Карраччи написал три картины на античный миф о прекрасной Галатее; они находятся теперь на вилле Фарнезе.

Данная заметка о Мифическое существо Циклопы (киклопы) из категории Мифилогия

Циклопы (киклопы)


Сыновья Урана и Геи, одноглазые великаны, изготовившие для Зевса молнии-стрелы, с помощью которых тот одолел титанов. Считаются подручными бога Гефеста в его кузнице, строителями мощных «циклопических построек» в Микенах и Тиринфе. В «Одиссее» циклопы изображены как дикое племя, живущее в пещерах на отдаленном острове и не признающее власти богов.

Циклопы — знаменитые мифологические существа, которые, согласно Гесиоду, являлись исполинами с единственным, круглым глазом в середине лба, были сильны, упрямы и буйны. Легенды Греции повествуют нам о двух поколениях циклопов.

Имена циклопов

Первое поколение происходило от верховных божеств Урана (неба) и Геи (земли). Это были трое братьев: Бронт, Стеропс и Аргс. Эти имена циклопов ассоциируются с высочайшим мастерством в кузнечном деле, так как они являлись чрезвычайно умелыми кузнецами богов Олимпа. Это были талантливые металлурги, и именно им принадлежит создание молний Зевса, трезубца Посейдона, а также шлема-невидимки, которым в дальнейшем воспользовался Персей для поражения Медузы. Но, братья-циклопы провели большую часть своей жизни в изоляции от остального мира. Уран ненавидел все своё потомство, включая циклопов, и наряду с титанами и гекатонхейрами (сторукими монстрами), держал их глубоко в недрах земли. Титан Кронус восстал против своего отца Урана и сверг его, что дало циклопам на малое время свободу.
Однако Кронус, подобно Урану, опасался циклопов и постарался избавиться от них, бросив в Тартар (бездна – место наказания в подземном мире), где они и оставались в заключении, пока Зевс (сын Кронуса и Верховный бог Олимпа) не выпустил их на свободу, требуя взамен их помощь в борьбе с титанами. С помощью циклопов и ударов их молний, Зевс сверг Кронуса и титанов и стал правителем космоса. В качестве благодарности циклопам за их помощь, он позволил им остаться на Олимпе в качестве его оружейников и помощников Гефесту – богу кузнецов. Циклопы Бронт, Стеропс и Аргс в большинстве мифов присутствуют эпизодически, играя одну из главных ролей только в мифе о возмездии Аполлона. Суть этого повествования заключается в следующем. За воскрешение людей из мертвых, Зевс поразил Асклепия, сына Аполлона ударом молнии. Аполлон же, будучи оскорблен, и желая наказать Зевса, убил циклопов, ответственных за смертоносный удар молнии. Считается, что и по сей день призраки Бронта, Стеропса и Аргса живут в Этне, действующем вулкане, извержение которого является результатом работы их раскаленных штамповочных прессов.

Остров циклопов

Второе поколение циклопов произошло от Посейдона, и если проанализировать легенды о них, то можно сделать вывод, что оно отличалось более низким уровнем умственного развития и особенной злобой. Эти циклопы часто проявляли насилие над людьми и убивали их, чтобы таким образом продемонстрировать над ними свою власть. Наиболее известным примером является циклоп-людоед Полифем, описанный в «Одиссее» Гомера. Второе поколение циклопов утратило знания в области металлургии и занималось разведением овец. Согласно преданиям, они жили на Сицилии. Именно на остров циклопов высадились Одиссей и его команда, не зная еще в какую опасную историю они попали. Здесь жил Полифем, сын Посейдона и морской нимфы Тусы. Одисей и несколько его спутников оказались в пещере Полифема в тот момент, когда тот загонял своих овец в загон. Они оказались в ловушке, так как Полифем загородил вход огромным камнем.
Дорогую цену заплатили путешественники за этот визит к циклопу, – он оказался людоедом и съел многих из них на обед. Изобретательный Одиссей все же нашел способ, как одолеть злого циклопа. На вторую ночь, скрываясь под псевдонимом «Никто», Одиссей напоил Полифема большим количеством вина и ослепил его раскалённой головёшкой. Исполин закричал от боли и стал звать на помощь другого циклопа с этого же острова. На вопрос, кто его противник, Полифем, в силу своего слабого ума, отвечал, что «Никто» пытался убить его. Его, естественно, никто не понял и на помощь не пришёл. Через некоторое время Полифем убрал от входа камень, чтобы вывести пастись овец, а Одиссей с оставшимися товарищами, спрятавшись под брюхом у выходящих овец (которые, очевидно, были существенно крупней современных), выбрались наружу и бежали на корабль. Когда они удалились на достаточно безопасное расстояние от острова, Одиссей крикнул Полифему свое настоящее имя. В бессильной ярости циклоп стал бросать огромные камни в сторону судна, которое покидало остров циклопов, но ничего не сумев сделать, обратился к своему отцу Посейдону, чтобы тот отомстил за него.

Циклопы (киклопы) в космогоническом эпосе

Циклопы или киклопы (др.-греч. «круглоокие», от «круглый» и «глаз») в космогоническом эпосе Гесиода (VIIIVII века до н. э.) считались порождением Урана и Геи, титанами. К циклопам относились три бессмертных одноглазых великана с глазами в виде шара: Арг («вспышка» или «сияющий»), Бронт («гром» или «громовой») и Стероп («молния» или «сверкающий»). Согласно Гелланику Митиленскому (485 – ок. 400 гг. до н.э.), сыном Урана был один великан Киклоп.
Сразу после рождения циклопы были сброшены Ураном в Тартар (глубочайшую бездну) вместе с появившимися на свет незадолго до них их буйными братьями сторукими или гекатонхейрами (гекатенхейрерами). По Псевдо-Аполлодору* («Мифологическая библиотека» 1,2), циклопы были освобождены остальными титанами после свержения Урана, а затем вновь сброшены в Тартар их предводителем Кроносом. Гесиод (VIII-VII вв. до н. э.) писал в «Теогонии», что Кронос победил Урана при посредничестве циклопов.
Когда предводитель олимпийцев Зевс начал борьбу с Кроносом за власть, он, по совету их матери Геи, освободил циклопов из Тартара, чтобы те помогли олимпийским богам в войне против титанов, известной как Гигантомахия.
Зевс использовал изготовленные циклопами молнии и громовые стрелы, которые он метал в титанов. Кроме того, по свидетельству Аполлодора (ок. 180 до н. э. после 120 до н. э.), циклопы, являясь искусными кузнецами, выковали Посейдону трезубец и ясли для его коней, Аиду — шлем-невидимку, Артемиде — серебряный лук и стрелы, а также научили Афину и Гефеста разным ремеслам.
После окончания гигантомахии циклопы продолжали служить Зевсу и ковать для него оружие. В Восьмой книге «Энеиды» Вергилия (70-19 гг. до н.э.) циклопы Бронт и Стероп упоминаются кующими железо в гроте (недрах Этны) бога-кузнеца Гефеста. Как подручные Гефеста, циклопы выковали колесницу Ареса, эгиду Паллады и доспехи Энея. Еще одним кузнецом-циклопом в гроте Гефеста был Пирагмон (Пиракмон).
Нонн Панополитанский в «Деяниях Диониса» (450-470 гг.) упоминает, что Бронт и Стероп были участниками индийского похода Диониса. А Каллимах (310 -240 гг. до н.э.) писал, что Бронт лелеял на своих коленях маленькую Артемиду.

Убийство циклопов (киклопов) Аполлоном

Согласно Аполлодору (ок.180 – после 120 гг. до н.э.), когда Зевс поразил перуном-молнией сына Аполлона, Асклепия, Аполлон, разгневанный на циклопов за то, что они выковали Зевсу этот перун, умертвил их. По другой версии, этот перун поразил сына Гелиоса, Фаэтона. Согласно другим источникам, Аполлоном были убиты не Циклопы, а их четыре сына.

Циклопы (киклопы) как народ (циклопы в «Одиссее» Гомера)

В VI и IX песнях «Одиссеи» Гомера (прибл. VIII в. до н. э.) говорится уже о других циклопах – великанах с одним глазом на лбу, составлявших целый народ. Циклопы Одиссеи имели божественное происхождение и, обладая бессмертием, не страшились других богов, которые не могли причинить им вреда. Они отличались необычайной силой, необузданным и жестоким характером; им были неведомы законы и отношения общественной жизни. Циклопы жили обычно порознь (в одиночку или с женами и детьми), в пещерах, занимались скотоводством и были незнакомы с земледелием.
Свирепый сын Посейдона и нимфы Фоосы (дочери морского старца Форкиса), циклоп Полифем, обладал ужасным голосом и исполинским ростом; сила его была такова, что он легко поднимал и швырял громадные валуны и обломки скал, которые едва ли могли бы сдвинуть с места 22 телеги. Жестокость и вероломство его также была безграничной: к тому же он был людоедом.

Циклопы (киклопы) – морские божества

Связь циклопов с Посейдоном и их сходство с другими морскими исполинами – сыном Посейдона и нимфы Эвриалы (одной из трёх сестёр Горгон) или Геи, Орионом, которого ослепил Ойнопион, а также с сыном Посейдона и нереиды Амфитриты, Тритоном, характеризует циклопов как морских божеств.
Согласно Дарембергу и Сальо, во время гигантомахии Тритон сражался плечом к плечу со своим отцом Посейдоном и звуки его раковины заставляли врагов в ужасе спасаться бегством.
На Истме циклопам приносили жертвы наряду с Посейдоном, Палемоном и другими морскими божествами. Согласно «Описанию Эллады» Павсания (ок. 115180 н. э.), жертвенник циклопов находился в Коринфе. Имя еще одного циклопа Гереста может быть сопоставлено с эвбейским городом Герестом,в котором существовал культ Посейдона.
В греческой мифологии Герест — циклоп, на могиле которого в связи с начавшимся в Афинах мором были принесены в жертву Персефоне привезенные из Спарты дочери Гиакинфа (Анфеида, Эглеида, Аитея и Орфея). Жертва не возымела действия, и оракул повелел афинянам понести кару, которую возложит на них Минос — критский царь, один из трех сыновей Зевса и Европы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *