Легенда о данте

Легенда о Данте

ориджинал

-Все равно не убежишь – крикнул Данте, в глазах которого горело безумие – иди сюда, тварь – сказал он улыбаясь все с той же улыбкой и доставая огромный меч за спиной.
Сменив шаг на бег, он понесся за убегающей тварью. Это была обычная тварь, которая лезла из глубин ада. Почему обычная? – Дело в том, что оттуда могли полезть такие, при виде который в жилах могла стынуть кровь, а душа могла уходить, если, конечно, эти твари не пожирают души…
И вот, догнав эту тварь, Данте нанес сокрушительный удар по темени, расколов черепную коробку на две части. Содержимое черепа брызнуло во все стороны, в том числе и на лицо Данте. Это должно было быть омерзительно, но из-за огня безумия в его глазах, можно было бы подумать, что ему это даже нравится.
В этот момент на него сзади накинулась тварь, которая напоминала оборотня, но с более человеческим видом. Под огромным весом мутанта Данте упал оземь, расцарапав себе все свое лицо. Из-за слишком сильного падения чудище отлетело на пару метров. Но быстро пришло в себя и вновь накинулось на Данте, пытаясь сожрать его лицо, пока тот еще не оправился. Но Данте поймал его обеими руками за горло, начиная душить, вместе с этим стараясь выколоть глаза. Вскоре ему это удалось, кровь странного цвета окрасило его лицо, но ни капли омерзения на его лице невозможно было разглядеть.
Тварей становилось все больше и больше, но это пробуждало в нем аппетит. Он просто хотел использовать весь арсенал, который у него есть, меч, клинки, лук, кусаригама и метательные ножи. После того, как он окинул взглядом будущее поле битвы, где ему в неравной схватке придется сражаться с тварями, некоторых из которых он видит впервые и не знает, на что они способны. После этого он всего лишь сказал – Понеслась!
Убрав меч за спину и достав оттуда же кусаригаму, он начал раскручивать ее так, чтобы через некоторое серп начал отрубать головы его безоружных врагов. Вскоре головы начали просто летать повсюду, фонтаны крови окропили поле битвы. Данте просто наслаждался своим величием, ему казалось, что владыка мира сего. Но это ощущение быстро исчезло ударом крылатого создания, которое подлетело сзади. Данте кубарем упал на землю, опять же лицом, на этот раз он даже ощущал кусочки грязи у себя во рту. Но быстро придя в себя, не желая отдавать то маленькое преимущество, которое у него есть, врагу, он достал лук и стрельнул. Он был прям мастером над оружием – точное попадание прямо в горло крылатого исчадия ада, ужасный крик, который сменялся хрипом, и фонтан крови, уже с воздуха. Достав острые кинжалы, он побежал прямо на врага. Бедняге, который был ближе всего, не повезло, Данте поднял его вверх, надев его живот на кинжалы, после двинул лезвиями в разные стороны, чтобы внутренности жертвы посыпались на землю. Доставать наружу кишки ему понравилось больше, чем фонтаны крови.
Он кромсал врагов, словно они были беззащитными детьми, он снова чувствовал свою власть, могущество и бесподобность. Тщеславие было его слабой стороной, он быстро поддавался великолепию своего величия. И вот, твари уже окружали его и сзади, они набросились на него толпой. Били его руками, копытами, ногами, одним словом, каждый тем, что у него было. Бедного Данте били со всей силы, будто бы хотели отомстить за павших. Данте некоторое время ничего не мог сделать, ибо его руки и ноги крепко держали. Он уже задыхался, он не мог сопротивляться. И вот на последнем дыхании он молвил – Кум Экзарсерит!
Из его рта просочились языки пламени. Он был словно драконом, которого пробудили и теперь должны сожалеть об этом. Пламя исходило не только из его рта, оно еще и полыхало у него в глазах. Та ярость, то безумие, что исходило из его глаз, невозможно было описать.
И вот, твари отступили. Данте снова достал свой огромный меч и уже добивал последних противников.
Его лицо было грязным, мокрым от пота, крови и прочей жидкости, которая могла выходить из этих созданий. Даже его белые волосы были в крови. Она капала с кончиков его пепельных волос.
Убрав меч за спину, Данте подошел к девушке, которую он и спасал от этих созданий, ради которой все это было сделано. Он подал ей руку и с похотливым взглядом посмотрел на нее . Он еще странно улыбался все это время, будто бы говоря, что “ Ну мы же оба понимаем, что это сделано не просто так и что не помешало бы отблагодарить !“.
— Спасибо, добрый г-н! Спасибо, что спасли меня – бросилась она благодарить Данте. – Скажите, как я могу Вас отблагодарить. Я даже не знаю, как это сделать, не знаю что могу предложить Вам – все продолжала она.
— Вообще-то есть кое-что, чем бы Вы могли меня отблагодарить. Поцелуй сорванный с Ваших прекрасных губ и мы квиты. – после этих он потянулся к ней, чтобы поцеловать.
И вот, они оба тянутся друг к другу, чтобы их губы воссоединились в жгучем поцелуе. Этот момент тянулся словно вечность, они делали это будто бы нарочно. И вот их губы почти коснулись друг друга, но вдруг кто-то стукнул пару раз палкой по голове Данте.
— Ты что?! Опять заснул на тренировке?!
Это был его дядя и тренер по имени Николло.
— Данте, такими темпами никогда не станешь воином. Ты не понимаешь, какая ответственность лежит на твоих плечах? – спросил он с надеждой того, что Данте одумается.
Но Данте был еще слишком юн, чтобы понимать всю свою значимость. Единственное, что ему сейчас хотелось – убивать толпы монстров, спасать красавиц, спать с ними, а после этого хорошенько выпить. Ему было все равно на все, что вокруг происходит, ему это было не интересно. Нельзя сказать точно, это было связано с возрастом или характером самого Данте. Единственное, что было известно – его наплевательское отношение ко всей серьезности слов дяди. Одним словом, он был полным разочарованием.
Но он даже не знал, что такое монстры. Нет, он знал, что это какие-то создания, которые хотят уничтожить человечество, но как они выглядели, чего они на самом деле хотели, он не знал. Каждый раз он в своих фантазиях он представлял их по-разному. Придавал им какие-то способности : кто-то мог летать, кто-то быстро передвигаться, кто-то обладал невиданной силой и т.д. и т.п. Но всех их объединяло одно – в них было что-то человеческое, хотя бы какое-то напоминание о том, что перед ним человек, просто эволюционировавший в нечто другое.
Он часто занимал себя такими мыслями. Но из-за своей легкомысленности его мысли часто упирались в одно – эти создания слишком тупые, чтобы противостоять последним достижениям в области кузнечества, которыми Данте не так уж и плохо справлялся. Но против чего не смогут переть эти монстры – заклинания. Необъяснимая вещь, по слову ты можешь что-то породить нечто невообразимое, что может уничтожить все на своем пути. Но, к сожалению, магия требовала к себе слишком большого старания, терпения и упорства, чего у Данте было в дефиците.
Из-за этого Данте не понимал всю опасность, которая могла исходить от них. Он думал, что меч может пронзить любого, что стрела может пробить любой череп, что доспехи, созданные человеком спасут от любого удара. Поэтому и Данте особо не утруждал себя тренировками, магическими искусствами и прочим подобным.
— Ладно, Данте. На сегодня хватит – сказал дядюшка Николло – Дэн, собери, пожалуйста, тут все и занеси в дом – сказал он своему сыну – Ужин скоро будет готов.
При упоминании ужина в животе у Данте заурчало, он так любил поесть. Особенно кролика его тетушки. Он мог съесть столько, сколько влезет. Ну и вино, конечно. Нужно же расслабиться после тяжелого дня.
На ужин был именно кролик. При виде трапезы у Данте потекли слюнки. Он подошел к своей тете, поцеловал ее в щеку и сказал :
— Вот ты знаешь, что я люблю! Не то, что дядя Николло.
— Данте! – возразила тетя Анджела – Как так можно? Твой дядя днями занимается твоими тренировками, а ночью думает, как же все это улучшить.
— Ого… И что потом? Вы ночью совсем ни-ни? – спросил Данте с улыбкой
— Данте… — краснея сказала тетя Анджела
— Что? Я ж имел ввиду, совсем не спите? Он думает, а ты смотришь на него, как он это делает – сказал он, но при этом усмехнулся, давая знать, что она поняла так, как нужно.
— Так, ладно! Пора ужинать! – сказала тетя Анджела, пытаясь уйти от колкого языка Данте.
— О, да! Ужин – то, что нужно – сказал Данте, забывая все на белом свете, ибо его ждал самый вкусный кролик во всем мире.
Ужин в этот день проходил в тишине. Данте понимал, что это из-за него, но не понимал почему. Что он такого сделал, что мог испортить настроение всей семейке. Своей семьи у Данте не было, они погибли во время войны миров людей и той нечисти, о которой так неугомонно говорил дядя Николло. Теперь он живет с семьей дяди, брата его отца. Он все время ему говорил о том, что он, Данте, является последним представителем какого-то рода, который может противостоять этим мерзким чудищам. Но Данте с трудом верилось во все это. Он понимал, что он полное разочарование для своей семьи и поэтому не верил, что такой бездельник, как он может спасти человечество. Та и, честно, Данте никого и спасать-то не хотел.
После ужина дядя решил поговорить с Данте о его поведении. О том, что он пренебрегает его терпением и что пора взяться за ум, ибо еще неизвестно, когда зло может вернуться. Для дяди злом было не только эти создания, но и то, на что они способны. Они не просто хотели кого-то уничтожить, но перед этим доставить, как можно больше, страданий. Будто бы для них страдания были жизненно необходимой энергией.
— Данте, нам нужно с тобой поговорить – начал наставник.
— О чем же, дядя? – будто бы говоря, ну давай, ругай меня, спросил Данте.
— О твоем небрежном отношении к тренировкам – ответил дядя Николло, будто бы уже теряя терпение и глубоко вдохнул.
— Дядя, мне 17 лет, а я уже владею оружием не хуже бравых воинов, которые прошли не одну войну – переходя на крик, сказал Данте.
— Ты думаешь, это все ты сам? Что ты достиг всего сам? –Нет! Это все твоя кровь, кровь твоих предков. Данте, как ты не понимаешь, что ты не простой мальчик?! – тоже не удержавшись, крикнул наставник.
— Дядя, неужели и ты веришь во все это? Во всю эту чушь?!
— Заткнись! – сказал дядя и дал ему пощечину, да так, что разбил губу Данте и у него пошла кровь – ты думаешь, что твои родители погибли ради какой-то чуши?
При упоминании родителей изумрудные глаза Данте наполнились слезами, губы задрожали и он не выдержал и заплакал.
— Прости, Данте… — увидев слезы племянника, сказал Николло – Я погорячился. Все вытирай слезы – успокаивая, сказал дядя, но он понимал, что Данте мог плакать только по этой причине, но если он начал, то его трудно потом остановить. Оно и понятно, мальчик потерял родителей и даже не помнит, как они выглядели. – Слушай, я делаю все ради тебя, чтоб чтить память твоего отца. – продолжил наставник
— Дядя, я не маленький ребенок – прервал его Данте – я прекрасно понимаю, что я не мой отец. О нем слагают легенды, о его храбрости, о том, что он делал. А теперь посмотри на меня! Неужели ты действительно веришь в это?! Неужели ты думаешь, что я какой-то особенный?! Это ересь и не более. Я никогда не смогу повторить то, что он сделал. Никто не сможет – будто бы сожалея, что и сам не сможет, сказал он
— Ты думаешь, что твой отец родился таким? –улыбаясь спросил он – Твой отец был точно таким же, как и ты. Он тоже любил променять тренировки на девчонок и вино. Но наш отец слишком любил его и не мог злиться на него. – с улыбкой на лице, вспомнил он
— А расскажи еще что-то – сказал Данте, он просто с жадностью слушал любую информацию о своем отце – Что он еще делал, как я – ему понравилось, что его отец тоже считал эти тренировки не такими важными, как их принято считать.
— А что рассказать? Ты точная копия своего отца. Даже вкус к вину у вас одинаковая, он тоже любил покрепче, прям как ты. И даже ночевал со свиньями, как и ты, когда напился – смеясь, сказал дядюшка.
— Это было всего раз! – он сделал вид, что обиделся, но в душе радовался, что у него с отцом даже это общее – А он тоже любил девушек с большими сиськами? – спросил с детским интересом Данте
— Тихо ты ! Сейчас тетушка услышит. Да-да! Тоже с большими…кхм…формами.
— Ух ты! – с восторгом вымолвил Данте, вытирая сопли с носа.
— Дядь, а расскажи про то… как все случилось.
— Данте, может, не стоит?
— Нет, я имею право знать – строго заявил он
— Хорошо, слушай – и он начал.

Уголино (В последнем круге ада перед нами…) — Легенда из Данте. Дмитрий Мережковский. Стихи

УГОЛИНО
(Легенда из Данте)
В последнем круге ада перед нами
Во мгле поверхность озера блистала
Под ледяными, твердыми слоями.
На эти льды безвредно бы упала,
Как пух, громада каменной вершины,
Не раздробив их вечного кристалла.
И как лягушки, вынырнув из тины,
Среди болот виднеются порою, —
Так в озере той сумрачной долины
10 Бесчисленные грешники толпою,
Согнувшиеся, голые сидели
Под ледяной, прозрачною корою.
От холода их губы посинели,
И слезы на ланитах замерзали,
И не было кровинки в бледном теле.
Их мутный взор поник в такой печали,
Что мысль моя от страха цепенеет,
Когда я вспомню, как они дрожали, —
И солнца луч с тех пор меня не греет.
20 Но вот земная ось уж недалеко:
Скользит нога, в лицо мне стужей веет…
Тогда увидел я во мгле глубоко
Двух грешников; безумьем пораженный,
Один схватил другого и жестоко
Впился зубами в череп раздробленный
И грыз его, и вытекал струями
Из черной раны мозг окровавленный.
И я спросил дрожащими устами,
Кого он пожирает; подымая
30 Свой обагренный лик и волосами
Несчастной жертвы губы вытирая,
Он отвечал: «Я призрак Уголино,
А эта тень — Руджьер; земля родная
Злодея прокляла… Он был причиной
Всех мук моих: он заточил в оковы
Меня с детьми, гонимого судьбиной.
Тюремный свод давил, как гроб свинцовый;
Сквозь щель его не раз на тверди ясной
Я видел, как рождался месяц новый —
40 Когда тот сон приснился мне ужасный:
Собаки волка старого травили;
Руджьер их плетью гнал, и зверь несчастный
С толпой волчат своих по серой пыли
Влачил кровавый след, и он свалился,
И гончие клыки в него вонзили.
Услышав плач детей, я пробудился:
Во сне, полны предчувственной тоскою,
Они молили хлеба, и теснился
Мне в грудь невольный ужас пред бедою.
50 Ужель в тебе нет искры сожаленья?
О, если ты не плачешь надо мною,
Над чем же плачешь ты!.. Среди томленья
Тот час, когда нам пищу приносили,
Давно прошел; ни звука, ни движенья…
В немых стенах — всё тихо, как в могиле.
Вдруг тяжкий молот грянул за дверями…
Я понял всё: то вход тюрьмы забили.
И пристально безумными очами
Взглянул я на детей; передо мною
60 Они рыдали тихими слезами.
Но я молчал, поникнув головою;
Мой Анзельмуччио мне с лаской милой
Шептал: «О, как ты смотришь, что с тобою?..»
Но я молчал, и мне так тяжко было,
Что я не мог ни плакать, ни молиться.
Так первый день прошел, и наступило
Второе утро; кроткая денница
Блеснула вновь, и, в трепетном мерцанье
Узнав их бледные, худые лица,
70 Я руки грыз, чтоб заглушить страданье.
Но дети кинулись ко мне, рыдая,
И я затих. Мы провели в молчанье
Еще два дня… Земля, земля немая,
О для чего ты нас не поглотила!..
К ногам моим упал, ослабевая,
Мой бедный Гаддо, простонав уныло:
«Отец, о, где ты, сжалься надо мною!..»
И смерть его мученья прекратила.
Как сын за сыном падал чередою,
80 Я видел сам своими же очами,
И вот один, один под вечной мглою
Над мертвыми, холодными телами —
Я звал детей; потом в изнеможенье
Я ощупью, бессильными руками,
Когда в глазах уже померкло зренье,
Искал их трупов, ужасом томимый,
Но голод, голод победил мученье!..»
И он умолк, и вновь, неутомимый,
Схватил зубами череп в дикой злости
90 И грыз его, палач неумолимый:
Так алчный пес грызет и гложет кости.
1885

Почему Данте поместил влюбленных в ад? Легенда о Франческе и Паоло — По секрету всему свету…

Возможно, эта история не дошла бы до нас, растворившись бесследно в прошлом, как и многие другие подобные истории, если бы Данте Алигьери, выдворенный из Флоренции по политическим мотивам, не нашел приют в Равенне у Гвидо да Полента, племянника Франчески да Римини.
Прекрасная красавица Франческа мечтала о любви. Но кого заботят мечты юной девушки, если на кон поставлены честь и достоинство двух знатных родов?
Между семействами Римини и Равенны существовала давняя вражда. Уладить раздор в средневековой Италии можно было лишь одним способом – породниться. И отцы благородных семейств приняли решение поженить детей. Из четырех сыновей Римини отец Франчески выбрал старшего. Джованни, по прозвищу Калека, отличался свирепым нравом и ужасной внешностью, и вряд ли Франческа по доброй воле согласилась бы выйти за него замуж. Чтобы сделка не расстроилась, решено было прибегнуть к хитрости. Для заключения брачного договора в Равенну отправили младшего брата Джованни красавца Паоло.
Франческе приглянулся молодой юноша, и она с радостью покинула отчий дом. И лишь прибыв в поместье Римини, поняла, что была жестоко обманута, ее мужем оказался не красивый и добрый Паоло, а жестокий калека Джованно. Однако любовь, вспыхнувшая между Франческо и Паоло, не погасла.
Согласно обычаям того времени, Джованно, лорд Пезаро, обязан был жить по месту своей службы, а его семья должна была находиться за городом, в родовом замке. Этот замок и стал для Франчески тюрьмой и одновременно местом тайных встреч с любимым.
Легенда гласит, что однажды Джованно, заподозрив неладное, не уехал из замка, а выждал какое-то время и ворвался в спальню жены в тот момент, когда она тайно встречалась с Паоло. В комнате был потайной выход, но Паоло не успел им воспользоваться. Разъяренный обманутый муж, выхватив кинжал, бросился на брата. Франческа встала между мужем и любимым, приняв смертельный удар на себя. Это не спасло Паоло, следующим ударом был убит он.
Так гласит легенда. Исторические факты свидетельствуют немного о другом. Франческа к тому времени уже не была юной прекрасной девой, от первого брака она воспитывала дочь. И тайных встреч между ней и Паоло не было. Коротая время за чтением книг, она иногда читала их вместе с младшим братом мужа. Именно в такой момент их застал Джованно и, приняв дружеский поцелуй за доказательство измены, не раздумывая, убил обоих.
Это не помешало Данте поместить погибших в ад, где они, по воле автора, кружились, не размыкая объятий, в вечном вихре дьявольского огня. Любовная страсть, приведшая к гибели, навсегда соединила их после смерти.
Но даже Данте, уготовив им муки ада, ничего не говорил о длительной связи и супружеской измене. Подробности о тайных встречах в комнате с потайным ходом появились позже, когда в свет вышла трагедия Габриэле Д’Aннунцио «Франческа да Римини».
Моральные устои Средневековья были таковы, что всякая любовь считалась греховной. Данте не искал и не желал искать оправдания возлюбленным. Но его упоминание в «Божественной комедии» о муках Франчески и Паоло в аду позволило появиться прекрасной легенде о любви, сюжет которой лег в основу произведений многих музыкантов, художников и писателей.

7 секретов «Ада» Данте • Arzamas


Иллюстрация Гюстава Доре к песни XXI «Ада». Издание 1900 года Thomas Fisher Rare Book Library / University of Toronto
В пятом рву восьмого круга ада (21-я песнь) Данте и Вергилий встречают груп­пу демонов. Их предводитель, Хвостач, говорит, что дальше дороги нет — мост разрушен:
…Дальше не пройти
Вам этим гребнем; и пытать бесплодно:
Шестой обрушен мост, и нет пути.
Чтоб выйти все же, если вам угодно,
Ступайте этим валом, там, где след,
И ближним гребнем выйдете свободно.
Двенадцать сот и шестьдесят шесть лет
Вчера, на пять часов поздней, успело
Протечь с тех пор, как здесь дороги нет  Здесь и далее цитируется перевод Михаила Лозинского, если не указано иное..
Слова демона удивляют своей преувеличенной детальностью — зачем Данте и читателям знать о времени обрушения какого-то моста с точностью до часа? Между тем в этих строфах содержится ключ к одной из главных загадок «Боже­­­ственной коме­дии» — хронологии дантовского путешествия, о которой Данте нигде не гово­рит прямо, но которую можно реконструировать на основа­нии разбросанных тут и там намеков.
В первой терцине «Ада» рассказывается, что Данте потерялся в сумрачном лесу, «зем­ную жизнь пройдя до половины». Можно предположить, что мы на­хо­димся в районе 1300 года от Рождества Христова: в Средние века считалось, что жизнь длится 70 лет  См. псалом царя Давида: «Дней лет наших — семьдесят лет» (89:10)., а Данте родился в 1265 году. Отнимаем от 1300 года 1266 лет, о которых говорит Хвостач, и получается, что мост обрушился при­мерно в конце земной жизни Христа. Вспомним Евангелие, где написано, что в момент смерти Иисуса произошло сильнейшее землетрясение — судя по все­му, оно и разрушило мост. Если добавить к этим соображениям сообщение еван­гелиста Луки о том, что Христос умер в полдень, и отсчитать пять часов назад, становится ясно, что разговор о мосте происходит в 7 утра 26 марта 1300 года — через 1266 лет и без пяти часов день после смерти Христа на кресте (Данте думал, что она произошла 25 марта 34 года).
Учтя все остальные временные указания «Комедии» (смены дня и ночи, распо­ложение звезд), мы можем установить, что путешествие Данте в загробный мир длилось неделю с 25 по 31 марта 1300 года  Альтернативная точка зрения привязывает его к пасхальной неделе 1300 года — с 8 по 14 апреля; но принцип установления хронологии не меняется, просто отсчет ве­дет­ся не от «исторической» даты смерти Христа, а от церковно-календарной — Страстной пятницы..
Эта дата выбрана неслучайно. В 1300 году папа Бонифаций VIII объявил пер­вый в истории церкви юбилейный год: было обещано, что каждые сто лет каж­дый верующий, совершивший паломничество в Рим и посетивший соборы Святого Петра и Апостола Павла, получит полное отпущение грехов. Вполне вероятно, что весной юбилейного года Данте отправился в Рим посетить моги­лы апостолов — во всяком случае, строки 18-й песни звучат как описание очевидца:
Так римляне, чтобы наплыв толпы,
В год юбилея, не привел к затору,
Разгородили мост на две тропы,
И по одной народ идет к собору,
Взгляд обращая к замковой стене,
А по другой идут навстречу, в гору.
Там-то, в юбилейном Риме, и могло свершиться чудесное паломничество в за­гробный мир. День начала паломничества, 25 марта, несет еще ряд смыслов: 25 марта Господь создал мир; 25 марта, за девять месяцев до Рождества, вопло­тился Христос. Кроме того, во Флоренции именно с этого дня начинался отсчет нового года.
Данте приступил к «Комедии» через несколько лет после предполагаемой да­ты загробного путешествия (первые наброски относятся, возможно, к 1302 го­ду, но полноценная работа над поэмой продолжалась с 1306–1307 годов и до смер­ти поэта). Работая над поэмой из «будущего», Данте наполняет ее впе­чатляю­щи­ми пророчествами и предсказаниями.

2. Тайна святой Лючии


Иллюстрация Гюстава Доре к песни II «Ада». Издание 1900 года Thomas Fisher Rare Book Library / University of Toronto
Во второй песни «Ада» Вергилий рассказывает, кто послал его на помощь Дан­те, погибавшему в сумрачном лесу. Оказывается, это были три прекрасные женщины:
…У трех благословенных жен
Ты в небесах обрел слова защиты
И дивный путь тебе предвозвещен.
Три благословенных жены — это Дева Мария, святая Лючия и Беатриче. Мария (она, впрочем, не названа по имени) рассказала о беде поэта святой Лючии, а та призвала Беатриче. Беатриче — это Биче Портинари, умершая за 10 лет до времени действия «Комедии», любовь юного Данте, которой он посвятил «Новую жизнь»  «Новая жизнь» — первая книга Данте, напи­санная в 90-е годы XIII века, где в прозе и сти­­хах рассказывается история любви поэта и Беатриче.. Беатриче не побоялась спуститься из рая в лимб  Лимб — первый круг дантовского ада, где нахо­дятся души некрещеных младенцев и добродетельных людей, умерших до при­ше­­ствия Христа. к Верги­лию и молить его о помощи. Внимание Марии, главной заступницы за людей перед Господом, к Данте тоже вполне понятно, но при чем здесь святая Лючия?
Святая Лючия в народной традиции считалась покровительницей зрения и по­могала при болезнях глаз  Такая «специализация» святой связана с этимологией ее имени: Lucia образовано от латинского lux, lucis — «свет».. Особое отношение Данте к святой Лючии связано с серьезными проблемами со зрением, которые он получил в юности из-за усердного чтения. Данте рассказывает об этом в «Пире»  «Пир» — философский трактат Данте, напи­санный приблизительно в 1304–1307 годах.: «Утомив зрение упорным чтением, я настолько ослабил свои зрительные способности, что все светила казались мне окруженными какой-то дымкой». Не исключено, что и Беатриче была почитательницей святой Лючии: дом, в котором она жила после замужества, примыкал к церкви Святой Лючии. Так что святая прекрасно подходила на роль посредника между Марией, вознесшейся на небо Беатриче и Данте.
В выборе этого персонажа отражается общий принцип «Комедии»: будучи гран­­­диозным теологическим, философским и поэтическим полотном, она одновременно является рассказом об индивидуальной жизни автора, где каждое поэтическое решение связано с его чувствами, страстями и деталями земного пути.

3. Тайна мусульман


Иллюстрация Гюстава Доре к песни XXVIII «Ада» Данте Алигьери. Издание 1900 года Thomas Fisher Rare Book Library / University of Toronto
В 28-й песни «Ада» Данте встречает пророка Мухаммеда и праведного халифа Али, терпящих вечную муку как «сеятели раздора и раскола»: во времена Данте считалось, что Магомет был католическим прелатом, отколовшимся от истин­ной веры, поэтому для Данте он раскольник. Нелестное изображение пророка (описание его мук — одно из самых физиологичных в «Комедии») заработало Данте славу врага ислама («Комедия» даже запрещена в Пакистане).
Как бочка без дна, насквозь продырявлен —
От рта дотуда, где исход фекалий,
Нутром один из них был взору явлен.
Кишки меж колен отвратно свисали,
Виднелось сердце и мешок желудка,
Набитый жвачкой, выпачканный в кале  Перевод Александра Илюшина..
Однако отношение Данте к исламу куда сложнее и тоньше. В лимбе среди ге­роев и мудрецов Античности встречаются знаменитые мусульмане: Саладин, султан Египта и борец с крестоносцами, Авиценна  Авиценна (ок. 980 — 1037) — средневековый персидский врач, философ и ученый. и Аверроэс  Аверроэс (1126–1198) — средневековый андалузский арабоязычный философ, врач и математик.. Эти трое — единственные из обитателей лимба, рожденные после прихода Христа.
Кроме того, считается, что и вся структура поэмы может отражать историю ноч­ного путешествия и вознесения Пророка (исра и мирадж), во время которых Мухаммед предстал перед Аллахом, а также посетил рай и ад, где увидел бла­женство праведников и муки грешников. В средневековой арабской традиции существовало множество описаний мираджа — их сходство с «Комедией» впер­вые обосновал испанский арабист Мигель Асин-Паласиос в 1919 году. Позже стали известны версии этих текстов на романских языках, детально описываю­щие путешествие Пророка и распространившиеся по Европе из араб­ской Испа­нии. Эти находки сделали гипотезу о дантовском знакомстве с этой араб­ской традицией куда более правдоподобной — и сегодня она признается большин­ством дантоведов.

4. Тайна Эпикура


Иллюстрация Гюстава Доре к песни X «Ада». Издание 1900 года Thomas Fisher Rare Book Library / University of Toronto
Все в том же лимбе Данте встречает множество античных философов:
Потом, взглянув на невысокий склон,
Я увидал: учитель тех, кто знает,
Семьей мудролюбивой окружен  Имеется в виду Аристотель..
К нему Сократ всех ближе восседает
И с ним Платон; весь сонм всеведца чтит;
Здесь тот, кто мир случайным полагает,
Философ знаменитый Демокрит;
Здесь Диоген, Фалес с Анаксагором,
Зенон, и Эмпедокл, и Гераклит…
В этом списке нет Эпикура, и это неслучайно: ему в «Комедии» уготовано совсем другое место — Данте увидит его могилу в шестом круге ада, где пребывают еретики:
Здесь кладбище для веривших когда-то,
Как Эпикур и все, кто вместе с ним,
Что души с плотью гибнут без возврата.
Эпикур (341–270 до н. э.) жил до появления христианства и поэтому не мог счи­­таться еретиком в полном смысле слова. Обычные для Средних веков обвинения Эпикура в безбожии берут начало в речах апостола Павла против эпикурейства и продолжаются в писаниях первых христианских апологетов: так, Лактанций порицал Эпикура за отрицание божественного промысла и бессмертия души, за разрушение религии и проповедь разврата. Этот ана­хронизм созвучен общему средневековому антиисторизму: Средневековье лепит исторических персонажей по своему образцу, превращая античных героев в рыцарей, а философов — в христианских мыслителей и стирая раз­личия между эпохами. Не чуждо это и Данте.

5. Тайна разбитого сосуда

В начале 19-й песни Данте пересказывает туманный биографический эпизод: незадолго до времени действия «Комедии» он разбил сосуд с крестильной водой во флорентийском баптистерии Сан-Джованни, спасая тонущего в нем ребенка:
Повсюду, и вдоль русла, и по скатам,
Я увидал неисчислимый ряд
Округлых скважин в камне сероватом.
Они совсем такие же на взгляд,
Как те, в моем прекрасном Сан-Джованни,
Где таинство крещения творят.
Я, отрока спасая от страданий,
В недавний год одну из них разбил…
Действительно, во времена Данте во Флорентийском баптистерии вокруг кре­стильного источника были сделаны углубления, куда помещались большие глиняные сосуды со святой водой. Как считает филолог Марко Сантагата, этот эпизод вставлен в текст поэмы по двум причинам. С одной стороны, Данте хотел дать объяснение своему действию, которое, возможно, стало причиной скандала (на это указывают слова, которыми он завершает свой рассказ: «И вот печать, в защиту от шептаний!» — что означает: пусть это свидетельство убе­дит людей не слушать ложные слухи).
В то же время рассказ Данте напоминает ветхозаветную притчу о пророке Иере­­мии и глиняном кувшине. Повинуясь воле Господа, пророк покупает глиняный кувшин и разбивает его перед старейшинами: так же, как человек разбивает глиняный сосуд, Господь может сокрушить народ Израилев, если люди нарушают заветы Господа и поклоняются идолам.
Разбивая кувшин со святой водой, Данте воспроизводит жест пророка. Иере­мия восстал против идолопоклонства народа Израилева, а Данте в «Комедии» восстает против современного ему идолопоклонства — симонии церкви  Симония — покупка церковных должностей. В широком смысле слова так называют пре­обладание материальных интересов над ду­хов­ными в делах церковников.. В 19-й песни Данте обрушивает гнев на пап, обменивающих духовное на мате­риальное и ведущих мир к гибели:
О Симон-волхв, о присных сонм злосчастный,
Вы, что святыню божию, Добра
Невесту чистую, в алчбе ужасной
Растлили ради злата и сребра,
Теперь о вас, казнимых в третьей щели,
Звенеть трубе назначена пора!
Данте уже случалось туманно намекать на свой пророческий дар. В «Новой жиз­ни», дойдя до момента смерти Беатриче, Данте отказывается рассказывать о ней: «Мне не приличествует говорить об этом, так как я стал бы превозносить самого себя, что особенно заслуживает порицания» (Данте намекает на мисти­ческое видение, случившееся с ним в момент смерти Беатриче). Современный дантовед Мирко Тавони сближает этот эпизод с Посланием апостола Павла к корин­фянам: спустя 14 лет после события апостол рассказывает о том, как он был «восхищен» (то есть вознесен) на небо. Павел молчал об этом чуде рань­ше, чтобы не превозносить самого себя и не гордиться таким божествен­ным зна­ком. Данте тоже наделен особым даром и также не хочет говорить о нем прямо, дабы не восхвалять самого себя.

6. Тайна живых людей в аду


Иллюстрация Гюстава Доре к песни XVIII «Ада». Издание 1900 годаThomas Fisher Rare Book Library / University of Toronto
В 18-й песни Данте встречает знакомого:
Пока я шел вперед, мой взор упал
На одного; и я воскликнул: «Где-то
Его лицом я взгляд уже питал».
Я стал, стараясь распознать, кто это,
И добрый вождь, остановясь со мной,
Нагнать его мне не чинил запрета.
Бичуемый, скрывая облик свой,
Склонил чело; но труд пропал впустую;
Я молвил: «Ты, с поникшей головой,
Когда наружность носишь не чужую, —
Венедико Каччанемико. Чем
Ты заслужил приправу столь крутую?»
Венедико деи Каччанемичи — видный политический деятель второй половины XIII века, лидер болонских гвельфов  В XIII веке между папством и немецкими императорами шла ожесточенная борьба за господ­ство на Итальянском полуострове. Сторонники папы звались гвельфами и про­ти­востояли гибеллинам, сторонникам импе­ра­тора. В 1289 году, после битвы при Кам­пальдино, в которой принимал участие Дан­те, гибеллины были изгнаны из Флорен­ции и город стал вотчиной гвельфов. Но полити­ческие конфликты на этом не окон­чились. Вскоре сами гвельфы разделились на две фрак­ции — белых и черных. Белые стреми­лись к большей политической и экономиче­ской независимости от папства, а черные, представляющие интересы самых богатых семей города, поддерживали папское вме­шательство во внутренние дела Флоренции. После разделения Данте примкнул к белым гвельфам.. Именно после прихода к власти его пар­тии Данте был вынужден покинуть Болонью, где провел несколько лет изгна­ния  Начиная примерно 1295 года Данте активно участвует в политической жизни Флоренции. В 1300 году его избирают одним из семи членов коллегии приоров. Но политическая карьера дорого обходится Данте: когда к власти во Флоренции приходят черные гвельфы, он сразу же приговаривается к смертной казни. Данте, находившийся в это время вне города, никогда больше не вер­нется на родину.. Этим объясняется личная неприязнь Данте к Венедико.
В 1300 году, когда разворачивается действие «Комедии», исторический Вене­дико был еще жив — он умрет только в 1303 году. Данте пишет эту песнь около 1307–1308 годов — и либо забывает о точном времени смерти болонца, либо созна­­тельно пренебрегает хронологией, чтобы расквитаться со своим врагом.
Но если этот случай допускает двоякую трактовку, то в других местах Данте соз­на­тельно идет на некоторые ухищрения, чтобы поместить в ад людей, во время действия «Комедии» — в конце марта 1300 года — еще живых. Например, в 19-й песни поэт сводит счеты с ненавистным ему папой Бонифа­цием VIII  Он поддерживал черных гвельфов, поэтому Данте считал, что изгнание — следствие политических интриг Бонифация., который умер только в 1303 году. Данте встречает папу Нико­лая III, терпящего вечные муки за грех симонии, и обращается к нему. Но душа греховного папы принимает поэта за Бонифация:
Как, Бонифаций, — отозвался тот, —
Ты здесь уже, ты здесь уже так рано?
Таким образом Данте указывает, что душе Бонифация уже уготовано место в аду.
Еще один живой мертвец — Бранка Дориа, генуэзец, расплачивающийся за пре­дательство гостя. Он также оказался в аду задолго до своей исторической смер­ти в 1325 году (через несколько лет после смерти самого Алигьери). Души таких предателей низвергаются в ад сразу после совершения злодейства, а в тело все­ляется демон. Поэтому живым кажется, что «Бранка д’Орья жив, здоров, он ест, и пьет, и спит, и носит платья».

7. Тайна кентавров


Иллюстрация Гюстава Доре к песни XII «Ада». Издание 1900 годаThomas Fisher Rare Book Library / University of Toronto
В седьмом круге ада Данте и Вергилий первым делом встречают стража — получеловека-полубыка Минотавра:
…А на краю, над сходом к бездне новой,
Раскинувшись, лежал позор критян,
Зачатый древле мнимою коровой.
Как бык, секирой насмерть поражен,
Рвет свой аркан, но к бегу неспособен
И только скачет, болью оглушен,
Так Минотавр метался, дик и злобен…
Спускаясь еще ниже, они видят кентавров с их «двойной природой» и гарпий «с широкими крылами, с ликом девьим».
Присутствие в христианском аду Данте мифологических персонажей языче­ской Античности уже не удивляет читателя, ведь стражами предыдущих кругов были перевозчик душ умерших через Стикс Харон, царь Крита Минос, охра­няю­щий врата ада Цербер, бог богатства Плутос. Данте снова действует по-сред­­­не­вековому, приспосабливая Античность под свои нужды: языческие чудовища превращаются в адских бесов, а на карте ада текут мифические реки Ахерон, Стикс и Флегетон.
Но Минотавр, кентавры и гарпии объединены не только античным проис­хожде­нием: связывает их также двойственная природа, сочетающая чело­ве­ческое и животное. Почему это важно? Потому что Данте строит свой ад, подражая Аристотелю. Вспомним слова Вергилия в конце 11-й песни:
Ужели ты не помнишь изреченья
Из Этики, что пагубней всего
Три ненавистных небесам влеченья:
Несдержность, злоба, буйное скотство?
И что несдержность — меньший грех пред богом
И он не так карает за него?
Первые круги отведены грехам невоздержанности, затем идут насильники, в самой же глубине находятся обманщики и предатели.
Античные гибридные чудовища находятся в седьмом круге, круге насильников, и представляют собой аллегорическое изображение грехов этой части ада: живот­ный элемент, проявившийся в пороках томящихся здесь грешников, в них явлен физически.
Это лишь один из многочисленных случаев дантовского использования алле­гории: каждый элемент, будь то исторический персонаж или мифологическое чудовище, приобретает, помимо конкретного поэтического, дополнительное аллегорическое значение. Этот аллегоризм Данте типичен для Средневековья, и все-таки его представление о человеке предвосхищает идеи неоплатоников итальянского Возрождения  Неоплатоники — итальянские гуманисты XV века, которые обратились к философским идеям Платона, порвав с аристотелизмом средне­вековой схоластики. Центральные фигуры возврожденческого итальянского неопла­тонизма — Марсилио Фичино и Джо­ван­ни Пико делла Мирандола.: человек находится на полпути между живот­ны­ми и Богом и может приблизиться к божественному полюсу, опираясь на дан­ный ему разум, или же опуститься до состояния животного (показа­тельно, что прилагательное bestiale — «животный» — употребляется у Данте только в отно­ше­нии к людскому поведению и всегда в очень негативном ключе).

Почему Данте поместил влюбленных в ад? Легенда о Франческе и Паоло. Обсуждение на LiveInternet — Российский Сервис Онлайн-Дневников

Возможно, эта история не дошла бы до нас, растворившись бесследно в прошлом, как и многие другие подобные истории, если бы Данте Алигьери, выдворенный из Флоренции по политическим мотивам, не нашел приют в Равенне у Гвидо да Полента, племянника Франчески да Римини.
Прекрасная красавица Франческа мечтала о любви. Но кого заботят мечты юной девушки, если на кон поставлены честь и достоинство двух знатных родов?
Между семействами Римини и Равенны существовала давняя вражда. Уладить раздор в средневековой Италии можно было лишь одним способом – породниться. И отцы благородных семейств приняли решение поженить детей. Из четырех сыновей Римини отец Франчески выбрал старшего. Джованни, по прозвищу Калека, отличался свирепым нравом и ужасной внешностью, и вряд ли Франческа по доброй воле согласилась бы выйти за него замуж. Чтобы сделка не расстроилась, решено было прибегнуть к хитрости. Для заключения брачного договора в Равенну отправили младшего брата Джованни красавца Паоло.
Франческе приглянулся молодой юноша, и она с радостью покинула отчий дом. И лишь прибыв в поместье Римини, поняла, что была жестоко обманута, ее мужем оказался не красивый и добрый Паоло, а жестокий калека Джованно. Однако любовь, вспыхнувшая между Франческо и Паоло, не погасла.
Согласно обычаям того времени, Джованно, лорд Пезаро, обязан был жить по месту своей службы, а его семья должна была находиться за городом, в родовом замке. Этот замок и стал для Франчески тюрьмой и одновременно местом тайных встреч с любимым.
Легенда гласит, что однажды Джованно, заподозрив неладное, не уехал из замка, а выждал какое-то время и ворвался в спальню жены в тот момент, когда она тайно встречалась с Паоло. В комнате был потайной выход, но Паоло не успел им воспользоваться. Разъяренный обманутый муж, выхватив кинжал, бросился на брата. Франческа встала между мужем и любимым, приняв смертельный удар на себя. Это не спасло Паоло, следующим ударом был убит он.
Так гласит легенда. Исторические факты свидетельствуют немного о другом. Франческа к тому времени уже не была юной прекрасной девой, от первого брака она воспитывала дочь. И тайных встреч между ней и Паоло не было. Коротая время за чтением книг, она иногда читала их вместе с младшим братом мужа. Именно в такой момент их застал Джованно и, приняв дружеский поцелуй за доказательство измены, не раздумывая, убил обоих.
Это не помешало Данте поместить погибших в ад, где они, по воле автора, кружились, не размыкая объятий, в вечном вихре дьявольского огня. Любовная страсть, приведшая к гибели, навсегда соединила их после смерти.
Но даже Данте, уготовив им муки ада, ничего не говорил о длительной связи и супружеской измене. Подробности о тайных встречах в комнате с потайным ходом появились позже, когда в свет вышла трагедия Габриэле Д’Aннунцио «Франческа да Римини».
Моральные устои Средневековья были таковы, что всякая любовь считалась греховной. Данте не искал и не желал искать оправдания возлюбленным. Но его упоминание в «Божественной комедии» о муках Франчески и Паоло в аду позволило появиться прекрасной легенде о любви, сюжет которой лег в основу произведений многих музыкантов, художников и писателей.

Читать онлайн электронную книгу Божественная комедия — Ад бесплатно и без регистрации! — LibreBook.ru

Там — геометр Эвклид, там — Птолемей,
Там — Гиппократ, Гален и Авиценна,
Аверроис, толковник новых дней. *44 Взорам Данте предстают знаменитые троянцы, легендарные предки римской славы: Электра, дочь Атланта, возлюбленная Зевса, мать Дардана, основателя Трои; Гектор, троянский герой, и Эней ; Пентесилея, царица амазонок, союзница Трои, сраженная Ахиллом. Рядом с ними — прославленные римляне: Гай Юлий Цезарь (100-44 гг. до н. э.), полководец и государственный деятель, заложивший основы единовластия; род его, по легендарной генеалогии, восходил к Иулу (Асканию), сыну Энея от Креусы; Камилла, воительница «Энеиды»; Лавина (Лавиния), взятая в жены Энеем, и ее отец, царь Лация, Латин, герои «Энеиды»; Луций Юний Брут, первый римский консул (вместе с Луцием Тарквинием Коллатином, 509 г. до н. э.), низвергший последнего из римских царей, Тарквиния Гордого; дочь Цезаря, Юлия, жена Помпея; супруга Коллатина, Лукреция, обесчещенная царским сыном Секстом Тарквинием и покончившая с собой, что повело к свержению царской власти; Корнелия, дочь Сципиона Африканского, мать Тиберия и Гая Гракхов, народных трибунов II в. до н. э.; Марция, жена Катона Утического, последнего защитника республиканского Рима (Ч., I, 78…90). Поодаль от них — мусульманин Саладин, (1138-1193), султан Египта и Сирии, прославленный и на христианском Западе своим душевным благородством. Отдельным кругом сидят мудрецы и поэты: учитель тех, кто знает — Аристотель (IV в. до. н.э.), почитавшийся в средние века как величайший из ученых; Сократ (469-399 гг. до н. э.), Платон (427-347 гг. до н. э.); Демокрит (ок. 460-370 гг. до н. э.), полагавший, что мир возник в силу случайного сочетания атомов; философы VII-III вв. до н. э. — Диоген, Фалес, Анаксагор, Зенон, Эмпедокл, Гераклит; Диоскорид — врач I в., писавший о целебных свойствах растений; Луций Анней Сенека, римский философ I в.; мифические поэты Греции — Орфей, своим пением чаровавший зверей и камни, и Лин; Марк Туллий Цицерон — римский оратор и философ I в. до н. э.; геометр Эвклид (III в. до н. э.); астроном и географ Птолемей (II в.), чьей системе мира следовал и Данте; античные врачи Гиппократ (V-IV вв. до н. э.) и Голен (II в.), философ и врач XI в. Авиценна (Ибн-Сина); Аверроис (Авероэс, Ибн-Рошд), арабский философ XII в., знаменитый толкователь Аристотеля. В дальнейшем Данте упоминает еще некоторых обитателей Лимба (см. Ч., XXII, 13…14; 97…114).

Данте

Илья Бузукашвили

А Бронзино. Аллегорический портрет ДантеЧеловек-светоч — так называл его Виктор Гюго. Он был странником и изгоем, воином, поэтом и философом. И вопреки всему нес свет в темноте. Сама судьба поставила Данте Алигьери у истоков великой эпохи Возрождения.
Новорожденному дали имя Дуранте, что означает «терпеливый, выносливый». Оно оказалось вещим, хотя и было очень скоро позабыто ради ласкового уменьшительного Данте, которое осталось с ним на всю жизнь.
…Я родился и вырос
В великом городе, у вод прекрасных Арно, —
потом напишет он о себе.
Сегодня во Флоренции мы легко найдем старинный квартал, где проживало семейство Алигьери. Там же, в двух шагах от родного дома, у церкви Санта-Маргарита на флорентийской улочке с тем же именем, как гласит легенда, девятилетний Данте впервые повстречал Беатриче Портинари.
Едва девятое круговращенье солнца
Исполнилося в небе надо мной,
Как я уже любил.
Данте видел Беатриче всего два раза в жизни. Но, наверное, уже в день той первой встречи мог бы сказать, как сказал через 40 лет в «Божественной комедии», встретившись с ней в «Раю»:
И после стольких, стольких лет разлуки…
Я, прежде чем Ее мои глаза
Увидели, — уже по тайной силе,
Что исходила от нее, — узнал,
Какую все еще имеет власть
Моя любовь к ней, древняя, как мир.
Я потрясен был и теперь, как в детстве,
Когда ее увидел в первый раз…
Я древнюю любовь мою узнал.
Сандро Боттичелли. Иллюстрация к «Божественной комедии». Рай. IV песньНо все это будет потом. А пока… Флоренция, XIII век. Весенний ветер истории приносит новое дыхание на берега Арно. В город цветов проникает поэзия певцов рыцарской любви — трубадуров Прованса. Самые изысканные и образованные тосканские поэты, такие как Гвидо Кавальканти, вдохновленные трубадурами, становятся учителями Данте. Потом юноша учится в Болонском университете, получает там основы классических знаний — древней истории, мифологии, философии. Одному из своих учителей он посвятит такие благодарственные строки:
Запечатлен в душе моей доныне
Ваш дорогой, любезный, отчий лик.
Тому меня вы первый научили,
Как человек становится бессмертным.
Жизнь Флоренции времен Данте протекала в череде бесконечных войн. В ранней молодости он сражается в первых рядах в битве при Кампальдино, участвует в осаде Капроны. Дальнейший его путь тесно связан с политикой и общественными делами Флоренции. Вершиной в политической судьбе Данте стало его пребывание с 15 июня по 15 августа 1300 года «приором порядка и слова». По сути, он возглавлял исполнительную власть в городе. Но недолго. Вскоре Алигьери окажется втянут в конфликт между черными и белыми гвельфами — двумя партиями, боровшимися за власть во Флоренции, — и будет с позором изгнан из любимого города. В 1302 году начнется период скитаний великого флорентийца. На чужбине он будет говорить: «Мир для меня отечество, как море для рыб, но, хотя я любил Флоренцию так, что терплю несправедливое изгнание, все же нет для меня места в мире любезнее Флоренции».
Уже позже, опомнившись, флорентийские магистраты, ослепленные славой поэта, приглашали его вернуться в родной город, правда, при условии, что он покается и принесет извинения за свои заблуждения, на что изгнанник с гневом ответил: «Не так Данте вернется на родину. Ваше прощение не стоит этого унижения. Мой кров и моя защита — моя честь. Разве не могу я повсюду созерцать небо и звезды?»
Улочка у церкви Санта-Маргарита, где, по легенде, встретились Данте и БеатричеТо было суровое, темное время. Время эпидемий, пустующей казны и постоянной угрозы голода.
Надежды нет, и все объемлет мрак,
И ложь царит, и правда прячет око.
Когда ж, Господь, наступит то, чего
Ждут верные тебе? Ослабевает
В отсрочках вера…
Его собственным ответом времени стала «Божественная комедия», 14 тысяч стихов…
Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины, —
так начинает рассказ Данте. Говорят, поэт назвал свое произведение просто «Комедией». «Комедия» — потому что начинается она «ужасно и печально», с «Ада», а конец ее прекрасен и радостен — это «Рай». Эпитет «Божественная» появился позже. Следы великого поэта во Флоренции неуловимы, но все же… Остался дом, где жил Данте. У старой церкви Сан-Стефано аль Понте когда-то Боккаччо читал отрывки из «Божественной комедии». В Дуомо на фреске XV века — знаменитый портрет: Данте в алом плаще со своим творением в руках. Поражает суровый взгляд мраморного пиита у собора Санта-Кроче — Алигьери в окружении львов и с могучим орлом у ног. Наверное, так смотрел поэт на картины «ада», подсказанные ему жестоким миром, в котором он жил…
Любовь с моей душою говорит —
Так сладко он запел, что и доныне
Звучит во мне та сладостная песнь…
В скольких душах рождали отклик песни Данте! И в русских душах тоже. Весь Серебряный век вдохновлялся его терцинами.
Ты должен быть гордым, как знамя;
Ты должен быть острым, как меч;
Как Данту, подземное пламя
Должно тебе щеки обжечь…
В реконструированном доме-башне сейчас находится музей Данте АлигьериЭто Брюсов. У него очень много прекрасных стихов, в которых упоминается Алигьери.
Великого флорентийца цитировали, читали, учили наизусть, переводили. Ему посвящали стихи и целые литературные исследования, о нем писали статьи Гумилев, Ахматова, Лозинский, Мандельштам, Мережковский…
Из воспоминаний Ахматовой о встрече с Мандельштамом в Ленинграде в 1933 году: «Осип только что выучил итальянский язык и бредил Дантом, читая наизусть страницами. Мы стали говорить о «Чистилище». Я прочла кусок ХХХ песни (явление Беатриче).
В венке олив, под белым покрывалом,
Предстала женщина, облачена
В зеленый плащ и в платье огнеалом…
Всю кровь мою
Пронизывает трепет несказанный:
Следы огня былого узнаю…
Осип заплакал. Я испугалась — «Что такое?» — ЧНет, ничего, только эти слова и вашим голосом“»… А это «Муза» Анны Ахматовой:
Когда я ночью жду ее прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.
И вот вошла. Откинув покрывало,
Внимательно взглянула на меня.
Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала
Страницы Ада?» Отвечает: «Я».
Дмитрий Мережковский считал, что главной целью Данте было даже не что-то сказать людям, а что-то сделать с людьми, изменить их души и судьбы мира. Из биографического романа «Данте»:
Памятник Данте Алигьери у собора Санта-Кроче во Флоренции«Я не могу сказать, как я туда зашел,
Так полон я был смутным сном в тот миг,
Когда я верный путь уже покинул, —
вспоминает Данте, как заблудился в темном, диком лесу, ведущем в ад. Кажется иногда, что весь мир полон сейчас тем же смутным сном… Если суждено ему проснуться, то, может быть, в одном из первых, разбудивших его, голосов он узнает голос Данте. Вся «Комедия2 есть не что иное, как остерегающий крик заблудившимся в Чтемном и диком лесу“, который ведет в Ад. В голосе Данте слышится немолчный в веках голос человеческой совести…
Спасти нас может вечная Любовь,
Пока росток надежды зеленеет…»
Судьба Данте была трагична. Он умер в изгнании, так и не увидев больше любимой всем сердцем Флоренции. Через восемь лет после смерти поэта кардинал Бертрандо дель Поджетто сожжет его сочинения и даже захочет предать огню его прах — за «ересь», которую видела церковь в «Божественной комедии».
Великое послание Данте и по сей день ждет своего осмысления.
«Но не думайте, будто я единственная на всей земле птица Феникс. Ибо о том, о чем я кричу во весь голос, остальные либо шепчут, либо бормочут, либо думают, либо мечтают».
Обсудить статью в сообществе читателей журнала «Человек без границ»
Подписаться на журнал «Человек без границ»

Тема смерти в «Божественной комедии» Данте

Данте в своем творчестве очень тесно соприкоснулся с темой смерти, создав свое бессмертное (простите за каламбур) произведение-путешествие по загробному миру «Божественная комедия».
Как же представлена тема смерти в «Божественной комедии»?
Основной темой «Божественной Комедии» можно назвать справедливость в этой жизни и в загробной, а также средства к ее восстановлению, отданные, по промыслу Божьему, в руки самого человека.
КОМПОЗИЦИЯ
«Божественная комедия» отличается четкой и продуманной композицией: она разделена на три части (кантики), каждая из которых изображает одну из трех частей загробного мира, согласно католическому учению, ад, чистилище и рай. Каждая часть состоит из 33 песен, а к первой кантике добавлена еще одна песнь-пролог, так что всего получается 100 песен: вся поэма написана трехстрочными строфами – терцинами.

Это господство в композиционной и смысловой структуре поэмы числа «три» восходит к христианской идее о троице и мистическом значении этого числа. На этом числе основана вся архитектоника загробного мира. В своей поэме Данте отразил и средневековые представления об аде и рае, времени и вечности, грехе и наказании.

Грехи, за которые карают в Аду, делятся на три основные категории: распущенность, насилие и ложь.

В  Аду Данте мифологические персонажи сосуществуют с дьяволами из Библии. Харон, Минос, Цербер, кентавры, Минотавр превращены в дьяволов, карающих грешников. Боги и полубоги античности демонизированы. Несомненно, что Данте воспринял топографию царства Плутона от древних поэтов (особенно Вергилия, который стал его проводником по Аду и Чистилищу), но пылающая и кровавая река Флегетон, гарпии в лесу самоубийц, Цербер, яростные фурии на стенах Дита – образы Данте.
ВЕРГИЛИЙ
Кстати, почему именно Вергилий становится проводником Данте?
Существует множество версий, почему Данте выбрал себе в проводники Вергилия. Например, причиной, возможно, послужило то, что Вергилий описывал в своей «Энеиде» странствия героя Энея по подземному царству мертвых.
Но Вергилий – еще и земляк Данте, римлянин, а значит, предок итальянцев.

Вергилий
Узнав, что Вергилий послан Беатриче, Данте без трепета отдается руководству поэта. Вергилий ведет Данте через ад в чистилище и на пороге рая уступает место Беатриче.
И поскольку именно поэту открыт способ выражения высшего мира, то он и выбран проводником в потусторонний мир. Влияние «Энеиды»» Вергилия сказалось в заимствовании у него отдельных сюжетных деталей и образов, описанных в сцене нисхождения Энея в Тартар с целью повидать своего покойного отца.
Вергилий водил своего Энея в царство теней; теперь он будет руководителем Данте, пока ему, язычнику, дозволено идти, чтобы сдать его на руки поэта Стация, которого в средние века считали христианином; тот поведет его к Беатриче.
БЕАТРИЧЕ
Несколько слов о Беатриче.
Беатриче Портинари — «муза» и тайная возлюбленная Данте.
Была его первой и платонической любовью, вышла замуж за другого и рано скончалась.

Беатриче
Воспета в главных произведениях Данте и оказала огромное влияние на развитие темы платонической любви поэта к недоступной даме в европейской поэзии последующих веков. О реальной жизни Беатриче имеется крайне мало сведений.
Она выступает в качестве проводника в «Божественной комедии». Там она перенимает эстафету проводника у Вергилия, поскольку латинский поэт, будучи язычником, не может войти в рай, а также потому, что будучи воплощением божественной любви (как истолковывается ее имя), именно она ведет к блаженным видениям.
А теперь непосредственно о том, как описаны три части потустороннего мира у Данте.
АД
Ад в «Божественной комедии» представлен в виде 9 кругов.
1 круг
Называется Лимб. Стражем здесь служит герой Древнегреческих мифов – Харон. Здесь томятся некрещеные младенцы и добродетельные нехристиане. До воскресения Христа здесь были все ветхозаветные праведники. Наказывают здесь безболезненной скорбью.
2 круг
Похоть. Страж здесь – Древнегреческий царь Минос. Здесь наказываются сладострастники. Наказание – кручение и истязание ураганом, удары душ о скалы преисподней.

3 круг
Чревоугодие. Страж – Цербер, страшный трехголовый пес из греческой мифологии, охраняющий подземное царство Аида. Томятся обжоры и гурманы. Наказание – гниение под дождем и градом.
4 круг
Скупость (жадность). Страж – Плутос, бог богатства в Древнегреческой мифологии. Томятся скупые и расточители. Наказание – перетаскивание с места на место огромных тяжестей; души, столкнувшись друг с другом, вступают в яростный бой.
5 круг
Гнев (река Стикс). Страж – Флегий сын Ареса (Древнегреческого бога войны). Томятся гневные и предающиеся унынию. Наказание – вечная драка в грязном болоте Стикс, где дном служат тела скучающих.
6 круг
Стены города Дита (Аида) – Древнегреческого подземного царства мертвых. Стражи – Фурии (Древнеримские богини мести – Тисифона (мстящая за убийство), Мегера (завистница) и Алекто (непрощающая). Томятся еретики и лжеучители. Наказание —  лежать в раскаленных могилах. Надгробие отрыто, внутри могилы горит огонь, он раскаляет до красноты стенки гробницы.

7 круг
Город Дит. Страж –Минотавр (персонаж Древнегреческой мифологии, страшное чудовище – бык, обитающий в лабиринте на острове Минос). Томятся совершающие насилие. Делится на 3 пояса
1 пояс
Флегетон- пылающая река из Древнегреческой мифологии. Томятся насильники над ближним и над его достоянием (тираны и разбойники). Наказание – кипеть во рву из раскаленной крови. Тех, кто вынырнет, подстреливают из лука кентавры  (в Древнегреческой мифологии – дикие  смертные существа с головой и торсом человека на теле лошади): Несс (кентавр, отравивший Геракла (героя Древнегреческой мифологии) своей кровью), Хирон (изначально наделенный бессмертием, отказался  от него) и Фол (был убит Гераклом за предательство).

2 пояс
Лес самоубийц. Томятся насильники над собой (самоубийцы) и над своим достоянием (игроки и моты, то есть бессмысленные истребители своего имущества). Наказание – самоубийц в виде деревьев терзают гарпии (в Древнегреческой мифологии – злобные существа с головой и телом женщины,  крыльями, хвостом и лапами птицы) ; мотов загоняют гончие псы.
3 пояс
Горючие пески. Томятся  насильники над божеством (богохульники), против естества (содомиты) и искусства (лихоимство). Наказание – изнывать в бесплодной пустыне. С неба капает огненный дождь.
8 круг
Злопазухи, или Злые Щели. Страж – Герион (в Древнегреческой мифологии – злой великан).Томятся обманувшие недоверившихся. Делится на 10 рвов.
1 ров
Томятся сводники и обольстители. Наказание – грешники идут двумя встречными потоками, бичуемые бесами.
2 ров
Томятся льстецы.  Наказание — влипли в зловонный кал.
3 ров
Томятся святокупцы, высокопоставленные духовные лица, торговавшие церковными должностями. Наказание – туловища закованы в скалы вниз головой, по ступням струится огонь.
4 ров
Томятся прорицатели, гадатели, звездочеты, колдуньи. Наказание – голова повернута на пол-оборота (назад). Поражены немотой.
5 ров
Стражи – бесы-«Загребалы». Томятся мздоимцы, взяточники. Наказание – кипеть в смоле. В тех, кто высунется, черти вонзают багры
6 ров
Томятся лицемеры. Наказание – закованы в свинцовые мантии.
7 ров
Томятся воры. Наказание – мучения гадами, взаимопревращения с ними.
8 ров
Томятся лукавые советчики. Наказание – души спрятаны (горят) внутри огоньков.
9 ров
Томятся зачинщики раздора Наказание – потрошение.
10 ров
Томятся фальсификаторы, подельщики. Наказание – болезни.
9 круг
Предательство (Ледяное озеро Коцит)
Пояс Каина (первый убийца на Земле, совершивший из зависти убийство родного брата).
Пояс Антенора (троянец по происхождению изменил родному городу, вступив в сговор с греками)
Пояс Толомея (наместник в Иерихоне, который, пригласив к себе своего тестя, князя-первосвященника Иудеи, и двух его сыновей, вероломно убил их на пиру)
Пояс Джудекка (Иуда Искариот)
Середина, центр вселенной
Стражи – Гиганты (Бриарей – один из титанов, напавший на Юпитера на Олимпе, Эфиальт – в Древнегреческой мифологии прославился нечеловеческой силой и буйным нравом, Антей – в Древнегреческой мифологии убийца), Люцифер (дьявол, ангел Бога, страж пути к чистилищу. Томятся обманувшие доверившихся:
Предатели родных
Предатели родины и единомышленников
Предатели друзей и сотрапезников
Предатели благодетелей, величества божеского и человеческого
Вмерзший в льдину Дит (Люцифер) терзает в трех своих пастях предателей величества земного и небесного (Иуду, Марка Юния Брута и Кассия — заговорщики, убившие Цезаря). Наказание – вмерзли в лед по шею, и лица их обращены книзу.
ЧИСТИЛИЩЕ
Часть загробного мира, куда попадают души, успевшие рано или поздно покаяться в совершенных грехах, в связи с чем получившие возможность достигнуть Рая после того, как «отбудут срок» в Чистилище. Страж – Катон Младший Утический – государственный деятель последних времен Римской республики, который, не пожелав пережить ее крушение, покончил с собой. Делится на две части: Предчистилище и непосредственно Чистилище.
1-й уступ Предчистилища
Томятся нерадивые, до смертного часа медлившие с покаянием.
2-й уступ Предчистилища
Томятся нерадивые, умершие насильственной смертью, но успевшие покаяться.

Долина земных властителей
Томятся правители, поглощенные мирскими делами.
Чистилише включает семь кругов.
1-й круг
Томятся гордецы. Наказание – медленно ползут, согнувшись до земли под тяжестью камня, привязанного к шее.
2-й круг
Томятся завистники. Наказание –одетые во власяницу, сидят, прижавшись спиной к скале, плечами – друг к другу. Их веки зашиты.

3-й круг
Томятся гневные. Наказание находятся в дыму, от которого ничего не видно.
4-й круг
Томятся унылые. Наказание – несутся «в вечном непокое».
5-й круг
Томятся скупцы и расточители Наказание – рыдают, лежа лицом к земле и не смея двинуться.

6-й круг
Томятся чревоугодники. Наказание – исхудавшие до костей, «дважды мертвые на вид».
7-й круг
Томятся сладострастники. Наказание – в огне.
РАЙ
Состоит из 10 сфер или небес.
1 небо
Луна. Здесь живут Ангелы — духовные, бесплотные существа, сообщающие волю Бога и обладающие сверхъестественными возможностями. Это обитель соблюдающих долг, исполняющих обеты.
2 небо
Меркурий. Живут Архангелы – старшие ангелы. Это обитель реформаторов, честолюбивых деятелей и невинно пострадавших.

3 небо
Венера. Живут Начала – им поручено управлять Вселенной и стихиями природы. Это обитель влюбленных.
4 небо
Солнце.  Живут Власти – имеют власть укрощать силу дьявола. Обитель мудрецов и великих ученых. Они образуют два круга («хоровода»).
5 небо
Марс. Живут Силы – творят чудеса и ниспосылают благодать чудотворения и прозорливости угодникам Божьим. Обитель воителей за веру.

6 небо
Юпитер. Живут Господства – наставляют поставленных от Бога земных властителей мудрому управлению, учат владеть чувствами, укрощать греховные вожделения. Обитель справедливых правителей.
7 небо
Сатурн. Живут Престолы – на них Господь восседает как на престоле и изрекает Суд Свой. Обитель богословов и монахов («созерцателей»).
8 небо
Сфера звезд. Живут Херувимы – заступники, умы, распространители познания, излияние мудрости. Обитель «торжествующих».

9 небо
Перводвигатель, кристальное небо. Живут Серафимы — пламенеют любовью к Богу и многих побуждают к ней. Обитель ангелов и святых.
10 небо
Эмпирей – Пламенеющая Роза и Лучезарная Река (сердцевина розы и арена небесного амфитеатра). На берегах реки (ступенях амфитеатра, который делится еще на
2 полукружия – ветхозаветное  и новозаветное) восседают блаженные души. Живет Бог. Обитель Божества и блаженных душ.
ИЛЛЮСТРАЦИИ К «БОЖЕСТВЕННОЙ КОМЕДИИ»
Наиболее известны и интересны в этом смысле гравюры французского художника Гюстава Доре.
Особенно любопытно, что выполнил он их в десятилетнем возрасте.

Гюстав Доре


ПОСМЕРТНАЯ СУДЬБА ДАНТЕ
Какова же была посмертная судьба поэта так близко соприкоснувшегося с темой смерти в своем творчестве?
Последние годы Данте усиленно работал над «Раем». Словно чувствуя, что близок его час, он торопился кончить третью и последнюю часть поэмы.
После поездки в Венецию он вернулся, но с малярией, захваченной в болотистых испарениях реки По. Крепкий организм поэта был ослаблен усиленной работой над поэмой, требовавшей нечеловечески нервного напряжения. Болезнь усиливалась непрерывно  и в  ночь с 13 на 14 сентября 1321 года Данте Алигьери умер.
Когда поэта не стало, домашние начали искать то, что было хранилищем его души, его «Комедию». Первые две части были давно уже распространены, но «Рай» еще не был обнародован. Поиски быстро обнаружили наиболее значительную часть последней кантики, но заключительные песни куда-то исчезли. Между тем всем близким было хорошо известно, что «Рай» был доведен до конца. Сыновья были в отчаянии. Тогда Данте явился к одному из них –Джакопо – во сне и указал, куда он спрятал последние песни перед отъездом в Венецию. Именно там их и нашли. Легенда трогательно украшала чудесами все, что было связано с поэтом.

Посмертная маска Данте
Данте был похоронен с великими почестями. Тело его по приказанию синьора города Равенна было украшено поэтическим убором поверх погребального ложа. Поэтический венок, которого Данте тщетно дожидался при жизни, сопутствовал ему в могилу. Самые почетные граждане Равенны донесли на своих плечах гроб до места его последнего успокоения, небольшой капеллы при церкви Сан Франческо.
Когда весть о смерти Данте разнеслась по Италии, много было сложено стихов, посвященных его памяти.
И только его родной город – Флоренция – долго не оказывал почестей поэту. В 1396 году флорентийцы впервые сделали попытку получить из Равенны прах поэта, чтобы похоронить его, как он мечтал, в церкви Санта Кроче. Равенна отказала. И продолжала отказывать всякий раз, как Флоренция возобновляла просьбу. Наконец Микеланджело Буонарроти, обратился к папе с просьбой поддержать ходатайство Флоренции о возвращении останков Данте в его родной город и обещал соорудить достойный его мавзолей. Это было в 1520 году. Невозможно было отказать в такой просьбе папе, тем более что за папой стоял сам Микеланджело. Равенна сдалась. Но… когда открыли саркофаг, он оказался пустым. Останки Данте исчезли. Ответ пришел во Флоренцию после долгого расследования.
Францисканские монахи, не желая расставаться с драгоценной реликвией, пустились на хитрость. Не трогая саркофага, они пробили стенку капеллы, к которой он прислонен со стороны монастыря, и унесли прах поэта. Долгое время никто не знал, где он находится. Широкой публике ничего об этом объявлено не было, и по-прежнему толпы паломников стекались в Равенну, чтобы поклониться гробнице поэта.
Она находится с 1482 года в мавзолее. В стене над саркофагом вделан его же барельеф, изображающий Данте задумавшимся над книгой. В 1870 году мавзолей был перестроен и получил свой нынешний вид. Его фасад выходит в узенькую улицу, так что до последнего времени трудно было даже окинуть его взором. Поэтому было решено освободить пространство перед ним от построек, чтобы мавзолей стал обозрим. Вокруг усыпальницы поэта воздвиглась «зона молчания».

Надгробие Данте в Равенне
И кости поэта находятся по-прежнему в гробнице. Их нашли 27 мая 1865 года случайно, при небольшом ремонте в соседней капелле монастыря. Когда снесли часть стены, то на месте заложенной двери оказался деревянный ящик с надписями, что в нем находится прах Данте, скрытый в этом месте 18 октября 1677 года. Кости были положены в ящик орехового дерева и поставлены в старый саркофаг. Так, в шестисотлетнюю годовщину рождения поэта был вновь обретен его прах.
Флоренция просила у Равенны вернуть ей останки поэта в последний раз за год до того, как они были найдены. Конечно, ей было отвечено отказом.
Прах остался там, где поэт спокойно провел свои последние годы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *