Легенда о дятле и скворце

Разные версии основания Нижнего Новгорода — mashenka9024

69 comments — :
( 69 comments — Leave a comment )

1
2
>

lopareva_lena
2013-09-22 03:04 pm (UTC)
интересно, мне больше вторая версия нравится!
(Reply) (Thread) (Expand)

mashenka9024
2013-09-22 03:06 pm (UTC)
мне тоже!!
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
(no subject) — lopareva_lena — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — lopareva_lena — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — lopareva_lena — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — arkadiy_sekret — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — leskov79 — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand

mini_polit
2013-09-22 06:54 pm (UTC)
я думаю не из-за этого /)
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 05:00 am (UTC)
=))))
(Reply) (Parent) (Thread)

pasha_master
2013-09-23 12:06 am (UTC)
Признаюсь автору поста честно: все это читать интересно, но через 5 минут оно все вылетает из головы и уже не вернется туда.
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 05:00 am (UTC)
да я все прекрасно понимаю! И понимаю,что ты не любишь читать большие посты!!
(Reply) (Parent) (Thread)

smershru
2013-09-23 02:19 am (UTC)
а сами то горожане какой вариант принимают?)
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 04:59 am (UTC)
у всех мнение расходится!!
(Reply) (Parent) (Thread)

sophi_cake
2013-09-23 02:22 am (UTC)
интересно!
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 04:59 am (UTC)
спасибо!!
(Reply) (Parent) (Thread)

bachshi
2013-09-23 04:28 am (UTC)
столько еще белых пятен в истории…
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 04:58 am (UTC)
ладно хоть не черных!!
(Reply) (Parent) (Thread)

bachshi
2013-09-23 05:22 am (UTC)
черные тоже имеются…
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 05:23 am (UTC)
да это в каждом городе!!
(Reply) (Parent) (Thread)

bachshi
2013-09-23 05:29 am (UTC)
а вот у нас, даже бездомные собаки по через улицу по зебре перебегают)))
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 05:53 am (UTC)
какие воспитанные собаки у вас!!
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
(no subject) — bachshi — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — bachshi — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand

makarovcodvladi
2013-09-23 05:39 am (UTC)
1 фото вообще круть
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 05:46 am (UTC)
спасибо!такой вид у меня из окна!!
(Reply) (Parent) (Thread)

grizzlynohead
2013-09-23 05:47 am (UTC)
а мне фольклорные версии больше нравятся) про Скворца вообще сказочная)
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 05:48 am (UTC)
приятно,что обратил на это внимание!!
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
(no subject) — grizzlynohead — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — grizzlynohead — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand

ksido
2013-09-23 05:59 am (UTC)
все версии интересные! хороший исторический утренний пост
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 06:16 am (UTC)
спасибо за оценку поста!!
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
(no subject) — ksido — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand
(no subject) — ksido — Expand
(no subject) — mashenka9024 — Expand

f1y13
2013-09-23 06:14 am (UTC)
слышал когда-то об этих версиях, интересны все)
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 06:15 am (UTC)
=)))
(Reply) (Parent) (Thread)

ironfelix2000
2013-09-23 06:29 am (UTC)
Интересная теория, люблю такие статьи.
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 07:29 am (UTC)
а какая тебе больше понравилась!!
(Reply) (Parent) (Thread)

imenageroev
2013-09-23 07:28 am (UTC)
тяжело читать с утра такое)) но все же интересно
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 07:30 am (UTC)
спасибо за оценку!
(Reply) (Parent) (Thread)

alexsandr07
2013-09-23 08:05 am (UTC)
интересно было почитать, версии интересны каждая по-своему
(Reply) (Thread)

mashenka9024
2013-09-23 09:28 am (UTC)
конечно!!
(Reply) (Parent) (Thread)
( 69 comments — Leave a comment )

1
2
>

Нижегородский Дятел — Энциклопедия Нижнего Новгорода

Подробный рассказ о Дятле приведен на официальном юбилейном сайте «Нижний Новгород 785 лет», центральную часть главной страницы которого, занимает рассказ об основании Нижнего Новгорода и происхождении названия «Дятловы горы»:
«Нижний Новгород стоит на высоких лесистых холмах Волги и Оки, о которых сложено столько песен».
Интересно было бы услышать хотя бы одну-две. Но перейдем к основной сюжетной линии о труженике-«Дятле»:
«основателем Нижнего Новгорода стал мордвин-язычник. Было у него восемнадцать жен и семьдесят сыновей – вот и пришлось ему строить для них хижину за хижиной, стучать неустанно топором с утра до вечера… прозвали его Дятлом те, кто проплывал мимо… Сыновьям Дятла некогда было вникать – что за князь, но раз просит даров – так пожалуйста… отослали на берег с дарами своих мальчишек-подростков. Ребята по пути так наугощались из кувшина, что пришлось наполнить его родниковой водой…»
Из приведенного текста видно, что абориген Дятел выступает как активный (много детей, все время работает) и в то же время неумный (дети не помогают в строительстве, неученые) человек.
Не удивительно, что «дятлами» обычно называют людей, много и малорезультативно для себя работающих.
В параллельной сюжетной линии рисуются образы москвичей – смекалистых новых хозяев местных земель:
— «…Поссорились как-то два взрослых Дятловых сына, началась драка. В ту пору плыл по Волге русский князь Юрий Всеволодович, заметил в горах мельтешение. Спросил он у всезнающего воеводы, что там происходит. Тот, конечно, дипломатически поведал, что мордва приветствует русского князя и просит его дары принять. Отправил тогда Юрий Всеволодович в Дятлово поселение посланника… Ребята по пути так наугощались из кувшина, что пришлось наполнить его родниковой водой. Князь, было, разгневался, но воевода и тут не сплоховал: «Дороже подарка не может быть: ибо земли и воды свои мордва пресветлому князю жалует», – сказал он. Поплыл князь дальше: где бросит на берег горсть земли – там городу стоять, где щепотку бросит – селу быть.
Так, по легенде, на Дятловых горах и вырос вскоре Нижний Новгород».
Здесь сталкиваются два влияния – местное, Дятлово и московское. Причем местное представлено не слишком достойно (потеряли ценные земли по недоумию, несмотря на густую населенность), в то время, как московское – как непререкаемый источник закона (раз истолковал князь при помощи своего «менеджера», что местные подарили ему землю, и это тут же принимает силу договора). Причем закон этот базируется на силе, т.к. единственным и снова не ставящимся под сомнение источником легитимности такого закона является возможность «гнева князя» Юрия Всеволодовича. В то же время легенда не скрывает, что методом приобретения земель москвичами является обман, мошенничество.
Справедливости ради следует отметить, что очищенный от мифической риторики и присущего ей антропоморфизма образ дятла – санитара леса – достаточно позитивен, хотя бы по сравнению с находящимся в одном ряду с ним прототипом московского топонима «Воробьевы горы».

Классическая легенда о Дятле[править]

Парадно-патриотический вариант[править]

Легенда найдена П.И.Мельниковым в одном из рукописных сборников XVII века и опубликована в «Нижегородских губернских ведомостях» в 1845 и 1847 гт.
«Возник Нижний Новгород на месте большого дремучего леса. Высокие холмы по правому берегу Оки, прорезанные глубокими оврагами, назывались Дятловыми горами. А название, говорят, вот откуда пришло…
Во времена стародавние на том месте проживал мордвин Скворец, друг и помощник Соловья-разбойника, побежденного и связанного Ильей Муромцем.
Здесь он женился на восемнадцати женах, и было у Скворца семьдесят сыновей. Все они жили вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горах, а по вечерам гоняли их оврагами на водопой к Оке-реке. Тут же, в ущелье горы, обитал чародей Дятел, бывший также некогда в ладах с Соловьем-разбойником.
Вот раз пришел Скворец к Дятлу и спросил его о будущей судьбе своих детей. И Отвечал Дятел:
— Если дети твои будут жить мирно и согласий друг с другом, то долго им владеть здешними местами, а если поссорятся, то будут покорены русскими, которые построят на устье Оки град камень и крепок зело, зело, и не одолеют его силы вражеские…
Долго толковали они.
Под конец разговора Дятел просил Скворца о честном ему погребении.
Тот обещал. Время шло.
Умер чародей Дятел, и похоронил его Скворец на горе при устье Оки-реки. И прозвалось то место «Дятловы горы». Умер за ним и Скворец.
Перед смертью он завещал детям своим взаимное согласие и единодушие, но потомки их, перессорившись, стали враждовать между собой, и тогда Андрей Боголюбский изгнал их с устья Оки, а племянник его Юрий Всеволодович, построив здесь Нов-Град Нижний, исполнил предсказание Дятла.»
(Полное собрание сочинений П.И.Мельникова (Андрея Печерского), издание второе, том седьмой. СПБ, 1909, стр. 414.)

Исходный текст[править]

«В стародавние времена на горах, где стоит теперь Нижний Новгород, жил мордвин Скворец, помощник, побежденного Ильей Муромцем, Соловья-разбойника. От восемнадцати жен родилось у Скворца семьдесят сыновей. Они все жили мирно, занимались скотоводством, вместе пасли стада на горе, а по вечерам водили их на водопой к реке Оке. Здесь на горах жил чародей Дятел, тоже один из друзей Соловья. Однажды Скворец обратился к нему с просьбой предсказать судьбу его детей. Дятел отвечал, что если они будут жить мирно, поддерживая друг друга, долго будут владеть здешними местами; но как только возникнут в их потомстве ссоры, русские завладеют их землями, сгонят их с насиженных мест и поставят у устья Оки «градъ камень и крепокъ зело и не одолеютъ его силы вражескiя».В заключение, в награду за пророчество Дятел просил Скворца о честном ему погребении. Умер старый чародей и похоронил его Скворец на том месте, где теперь Благовещенский монастырь, и прозвалось то место «Дятловыми горами».
Умер и скворец, завещавший перед смертью своим детям навеки хранить согласие. Но скоро после его смерти пошли раздоры в его потомстве. Этим воспользовался святой князь Андрей Боголюбский. Он отогнал мордву от устья Оки, а племянник его князь Юрий построил на месте поселения Мордвы Нижний Новгород.
Исполнилось предсказание Дятла — возникла на Дятловых горах твердыня, несокрушимая и грозная для врагов. Так говорит легенда.
(Храмцевский. Краткий очерк истории и описание Н. Новгорода. 1857 г. Т.1.)

Современная мордовская легенда[править]

По предположениям отдельных мордовских патриотов, Нижегородский Дятел является эрзянским Робин Гудом: он был лесным разбойником, недовольным колонизацией родных мест, в частности, захватом Обранова Городка. За малочисленностью своей дружины Дятел беспокоил владимирско-суздальскую факторию партизанскими методами, нападая в основном на торговые караваны и разрушая («раздалбливая») постройки княжеских людей во время налетов на лесные заимки. Излишки добытых богатств согласно этой легенде Дятел пускал на нужды мордовского Сопротивления, отправляя их на «Большую Землю»: в Эрзянь Мастор.

Критика существования Дятла[править]

Часть произведений, объясняющих происхождение названия гор, на которых расположен Нижний Новгород, обходятся без упоминания мордвина-первопоселенца.
Так, А.С. Гациский пишет: «…конечно, всего вероятнее догадка, приписывающая происхождение этого названия от множества дятлов, водившихся в темных лесах, некогда покрывавших нагорный окский берег, признаки которых видны и до сих пор в тянущемся далеко вдоль реки по кручам правого ее берега перелеске, называемом «Слудою». «Нижегородка» А.С. Гациского. Издание дополненное и исправленное. Н.Новгород, 1877.

Смотрите также[править]

Эрзянь Мастор
Эрзя(не)
Музей Эрзянской Культуры
Обранов Городок
Инязор Пургаз (князь Пургаз)
Мордва
Нижегородские Народы
Основание Нижнего Новгорода

Спецпроект: городские легенды — Наш Нижний Новгород — Нижегородский городской форум NNforum.ru

Кума

Хозяйкой постоялого двора была красивая молодая вдова, которая очень радушно принимала всех своих гостей. За это завсегдатаи и прозвали ее кумой. «Благодаря услужливости этой ловкой вдовушки, сумевшей расположить к себе всех проезжих, всякий, кому лежал путь мимо окского перевоза, считал за удовольствие навестить этот постоялый двор, выпить зелена-вина и побалагурить с веселой, шаловливой бабенкой». Слава о радушной куме скоро распространилась по всему Нижнему Новгороду, и к ней стали приезжать не только мимоходом-проездом, но и специально. «Только, бывало, отчалят гуляки в лодке от берега, как уже радушная хозяйка постоялого двора ждет их на другом берегу. Завидят они издали ее красивое, приветливое, улыбающееся лицо, и кричат ей из лодки: «Кума! Вина!».
С каждым днем к куме приезжало все больше и больше народу — без различия чинов и возрастов. «Много жен с мужьями поссорилось из-за нее, много кос и бород потеряло густоту по ее милости» — а все потому, что кума была не только радушной хозяйкой и красавицей, но и чародейкой. Своими наговорами и приворотами приворожила она к себе многих честных и степенных мужчин.

Однажды приехал к куме и сам нижегородский князь (по другой версии легенды — воевода). Та его околдовала – «ее водка показалась ему слаще романеи из его погребов, а ее поцелуи – слаще поцелуев жены». (Романеей в допетровской Руси называлось вино высшего качества, привезенное из-за границы.) Князь стал постоянно ездить к куме. Об этом вскоре узнала его жена и «стала попрекать мужа, заливаясь слезами горючими». Но тот не обратил внимания на ее упреки, и продолжил ездить на постоялый двор за Оку. Вскоре сын князя заметил, что «между родителями будто черная кошка пробежала» и решил узнать, что произошло. Мать долго не хотела рассказывать ему правду, но в итоге все-таки открылась, что отец его «променял ее на бабу гулевую, которая приворожила его травами приворотными, и заставила дневать и ночевать у себя». Молодой княжич решил во что бы то ни стало «спровадить со света белого змею подколодную, разлучницу лихую». Он собрал своих верных слуг, вооружился кинжалом и глубокой ночью отправился за Оку. Но куму было не так просто застать врасплох – она «по милости приятелей своих» уже знала о том, что княжич решил ее убить.

Покушение и тройное убийство

Хитрая кума как ни в чем не бывало легла в свою постель и притворилась спящей. Слуги княжича без труда выломали дверь в ее комнату, и княжич уже приготовился заколоть разлучницу кинжалом, как вдруг ему пришла мысль посмотреть, кто же все-таки та, на кого дерзнул его отец променять свою жену. «Глянул княжич на куму и остолбенел от удивления: этакой красавицы он во всю свою жизнь не видывал: лежит перед ним, разметалась вся, длинные косы по подушке раскинулись, дышит горячо так, лицо горит ярким румянцем, губы слегка улыбаются, будто она про себя посмеивается над безумной затеей княжича». Отскочил княжич от кровати, выронил кинжал, стал оглядываться на слуг — а те тоже рты открыли от такой красоты неописуемой. И тут один слуга сказал княжичу: «Не даром князь-батюшка, родитель твой горемычный, полюбил водку этой бабенки! Не худо бы и тебе перед смертью кумы попробовать – сладко ли ее угощение». Княжич послушался совета слуги и остался у кумы на ночь, выпроводив слуг восвояси… С той поры и княжич стал часто ездить за Оку на постоялый двор (надо учесть, что у него на то время была невеста, и он ожидал скорой свадьбы).
Княгиня, узнав, что и сын ее не устоял перед чарами кумы, решила сама извести ее. Она нашла чародея, который был искуснее кумы в колдовстве – «одного столетнего старика, жившего где-то на берегу р. Кудьмы». Старик-колдун дал княгине «лихого зелья», и она, переодевшись черницей (монахиней), пришла на постоялый двор к куме. Там, за ужином, она вылила зелье в питье куме. «Только что проглотила кума отраву, как почувствовала, что приходит ей конец, и тут сразу узнала она княгиню». В эту самую минуту на постоялый двор пришел сам князь. Княгиня, увидев его, хотела убежать, но кума опередила ее и объявила князю, что это не черница, а его жена, и что она «извела ее (куму) зельем лихим». Князь взбесился «как зверь дикий» и начал душить свою жену. Тут вошел молодой княжич. Он вступился за мать, но князь, в порыве ярости, зарубил их обоих своим мечом. За время схватки умерла и кума. Князь велел бросить все трупы в Оку, но трупы не утонули – над ними загорелись огни — над княгиней и княжичем светлые, «отливающие радугой», а над кумой «темно-красное кровавое пламя». Князь, увидев такое чудо, испугался, вскочил на коня и поехал по берегу Оки, «следя, что будет далее с трупами». Канавинская легенда на этом не заканчивается – далее следует не менее увлекательное продолжение, в стиле Гоголевских мистических произведений.

Страшная расплата

Трупы поплыли по Оке в Волгу, но не по течению, а против. Князь еще больше испугался, хотел ускакать на коне прочь, но конь не послушался и продолжил идти по берегу. Верстах в 15 от Нижнего трупы пошли ко дну, а откуда-то раздался страшный голос, произнесший: «Женоубийца! Сыноубийца! Твой час близок! И твое тело потонет на этом месте!». «После слов этих раздались страшные голоса, вой, визг, хохот, вопли, поднялась страшная буря, загремел гром, вспенилась Волга, и князь упал без чувств с коня». Слуги нашли его через какое-то время и привезли домой.
Слухи об исчезновении княжича, княгини и кумы разошлись по Нижнему Новгороду. Дошла молва и до Москвы, до царя. Царь, желая все выяснить, послал гонца к князю, а тот прислал ответ, что «княгиня отправилась на богомолье по святым обителям и пропала без вести, а сына изломал на охоте медведь». Царь удовлетворился его ответом и забыл об этой истории.
Но сам князь еще долго мучился после совершенного им убийства – заперся у себя в доме, собрал вокруг себя чернецов и странников, служил молебны и панихиды, устраивал трапезы для духовенства и нищих, постарел и похудел от такой жизни. Выезжал он только в монастыри и на святые места – замаливать свой страшный грех.
Однажды зимой князь молился в Архангельском соборе, когда неожиданно прискакала с шумом и криками к собору толпа всадников, которые объявили, что князь указом царя лишается свободы. Всадники схватили князя, сорвали с него всю одежду, били его руками и ногами и в конце увели его за город, а затем притащили на Волгу. Там они отрубили князю голову и бросили его тело в прорубь, как раз там, где лежали на дне трупы княгини, княжича и кумы. Как только бросили князя в прорубь, над ней опять закружились яркие огни – два радужных и два красно-черных. Всадники испугались этого видения, схватили голову князя и ускакали на конях прочь. Царь же приказал насадить князеву голову на копье и возить с позором по всей Москве.
Вот такая жуткая, но увлекательная канавинская легенда.
Канавино раньше называли Кунавиным 
В этом предании интересен не только запутанный и драматичный сюжет, но и возможное объяснение происхождения названия «Канавино». Помните, люди по легенде еще издалека кричали куме: «Кума! Вина!»? От этих возгласов и произошло название местности вокруг трактира: «Кума-вина!» Видимо, слилось в «Кумавино», а затем превратилось в «Кунавино», которое, когда о легенде давно забыли, незаметно трансформировалось в «Канавино». Теперь многие нижегородцы объясняют название Канавинского района тем, что там очень неровная местность – много канав.

Профессиональные краеведы склонны считать, что название «Канавино» произошло от мордовского женского имени Кунава, ведь до того, как Нижний Новгород был основан, на его месте проживали мордовские племена. Об этом, кстати, тоже сказано в «Нижегородских губернских ведомостях», но уже в другой публикации, носящей название «Материалы для родиноведения Нижегородской губернии». Знакомство славян с низовскими землями, несомненно, началось с древнейших времен по великому волжскому водному пути. Но в XI веке они засели здесь крепко – в это время в летописях уже упоминается Городец-Радилов (ныне село балахнинского уезда). С усилением же владимирско-суздальских князей увеличилось и поступательное движение русских на восток. Сначала шли так называемые вольные люди – повольники или по новогородски – ушкуйники и торговые люди. Первые, чтобы поискать счастья в богатых землях камских болгар и поживиться на чужой счет, а вторые — для торговых целей. Но как только столкнулись два великих народа – славяне и болгары – возникли и враждебные отношения. Суздальские князья несколько раз предпринимали походы против болгар и мордвы. Последние были ближайшими соседями суздальцев, только р. Ока разделила их. Чтобы влиять на отдаленных болгар надо было смирить непокорную воинственную мордву, которая делала частые набеги на суздальские земли и в случае неудачи уходила в леса. Но сделать это можно было только укрепившись в самой ее земле. Тогда Юрий второй Всеволодович в 1221 году основал при устье Оки на дятловых горах Низовские земли (Нижний Новгород) который сделался оплотом от болгар и мордвы».
По одной из версий Кунава была мордовской княжной. Но по ее ли имени, из-за колдуньи кумы ли, а может, и из-за неровной местности Канавино назвали Канавиным – доподлинно никому не известно.

Легенда про Дятлових гори | Справочник школьника — лучшие уроки по всем предметам E-uroki.kiev.ua

Возник Нижний Новгород на месте большого дремучего леса. Высокие холмы по правому берегу Оки, прорезанные глубокими оврагами, назывались Дятловы горы. А название, говорят, вот откуда пошло.
В стародавние времена на том месте проживал мордвин Шпак, друг и помощник Соловья-Разбойника, побежденного и связанного Ильей Муромцем. Здесь он женился на восемнадцати женах, и было в Шпака 70 сыновей. Все они жили вместе, занимались ськотарством, пасли стада на горах, а по вечерам гоняли их оврагами на водопой к Оке-Реке.
Сразу, в ущельях горы, жил волшебник Дятел, который был также никогда в ладах с Соловьем-Разбойником.
Вот раз пришел Шпак Дятлу и спросил его о будущей судьбе своих сыновей. И отвечал Дятел:
— Если дети твои будут жить мирно и согласно друг с другом, то долго им владеть здешними местами, а если поссорятся, то будут ськорені россиянами, которые построят на устье Оки град камен и крепкий зело, и не одолеют его силы враждебные…
Долго толковали они. Под конец разговора Дятел просил Шпака о честном ему захоронении. Тот обещал.
Время шло. Умер чарівник0Дятел, и похоронил его Шпак на горе при устье Оки-Реки. И прозвалося то место «Дятловы горы». Умер за ним и Шпак.
Перед смертью он завещал своим детям взаимное согласие и единство, но потомки их, перессорившись, стали враждовать между собой, и тогда Андрей Боголюбский выгнал их из устья Оки, а его племянник Юрий Всеволодович, построил здесь Новый-Град Нижний, выполнил предсказание Дятла.
(Из книги «Мифы Древней Волги»)
Сохрани — » Легенда о Дятловых горы . Появился готов произведение.

Дятловы горы

Возник Нижний Новгород на месте большого дремучего леса. Высокие холмы по правому берегу Оки, прорезанные глубокими оврагами, назывались Дятловыми горами. А название, говорят, вот откуда пришло.
Во времена стародавние на том месте проживал мордвин Скворец, друг и помощник Соловья-раз­бойника, побежденного и связанного Ильей Му­ромцем. Здесь он женился на восемнадцати женах, и было у Скворца семьдесят сыновей. Все они жи­ли вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горах, а по вечерам гоняли их оврагами на водопой к Оке-реке. Тут же, в ущелье горы, обитал чародей Дятел, бывший также некогда в ладах с Соловьем-разбой­ником. Вот раз пришел Скворец к Дятлу и спросил его о будущей судьбе своих детей. И отвечал Дятел: — Если дети твои будут жить мирно и согласно друг с другом, то долго им владеть здешними местами, а если поссорятся, то будут покорены русскими, которые построят на устье Оки град камень и крепок зело, зело, и не одолеют его силы вражеские… Долго толковали они. Под конец разговора Дятел просил Скворца о честном ему погребении. Тот обещал. Время шло. Умер чародей Дятел, и похоронил его Скворец на горе при устье Оки-реки. И прозвалось то место «Дятловы горы». Умер за ним и Скворец. Перед смертью он завещал детям своим взаимное согласие и единодушие, но потомки их, пере­ссорившись, стали враждовать между собой, и тогда Андрей Боголюбский изгнал их с устья Оки, а племянник его Юрий Всеволодович, построив здесь Нов-Град Нижний, исполнил предсказание Дятла.
Легенда найдена П. И. Мельниковым в одном из рукописных сборников XVII века и опубликована в «Нижегородских губернских ведомостях» в 1845 и 1847 гг., Легенда с незначительными изменениями печатается по Полному собранию сочинений П. И. Мельникова (Андрея Печерского).
Кроме этой легенды, есть и другие произведения, объясняющие происхождение названия гор, на которых расположен Нижний Новгород. А. С. Гациский, приведя текст этой легенды, в одной из своих книг пишет: «…конечно, всего вероятнее догадка, приписывающая происхождение этого названия от множества дятлов, водившихся в темных лесах, некогда покрывавших нагорный окский берег, признаки ко­торых видны и до сих пор в тянущемся далеко вдоль реки по кручам правого ее берега перелеске, называемом Слудою».

Дятловы горы — Фольклор — Нижегородская область

Возник Нижний Новгород на месте большого дремучего леса. Высокие холмы по правому берегу Оки, прорезанные глубокими оврагами, назывались Дятловыми горами. А название, говорят, вот откуда пришло. Во времена стародавние на том месте проживал мордвин Скворец, друг и помощник Соловья-раз­бойника, побежденного и связанного Ильей Му­ромцем. Здесь он женился на восемнадцати женах, и было у Скворца семьдесят сыновей. Все они жи­ли вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горах, а по вечерам гоняли их оврагами на водопой к Оке-реке. Тут же, в ущелье горы, обитал чародей Дятел, бывший также некогда в ладах с Соловьем-разбой­ником. Вот раз пришел Скворец к Дятлу и спросил его о будущей судьбе своих детей. И отвечал Дятел: — Если дети твои будут жить мирно и согласно друг с другом, то долго им владеть здешними местами, а если поссорятся, то будут покорены русскими, которые построят на устье Оки град камень и крепок зело, зело, и не одолеют его силы вражеские… Долго толковали они. Под конец разговора Дятел просил Скворца о честном ему погребении. Тот обещал. Время шло. Умер чародей Дятел, и похоронил его Скворец на горе при устье Оки-реки. И прозвалось то место «Дятловы горы». Умер за ним и Скворец. Перед смертью он завещал детям своим взаимное согласие и единодушие, но потомки их, пере­ссорившись, стали враждовать между собой, и тогда Андрей Боголюбский изгнал их с устья Оки, а племянник его Юрий Всеволодович, построив здесь Нов-Град Нижний, исполнил предсказание Дятла. Дятловы горы. Легенда найдена П. И. Мельниковым в одном из рукописных сборников XVII века и опубликована в «Нижегородских губернских ведомостях» в 1845 и 1847 гг., Легенда с незначительными изменениями печатается по Полному собранию сочинений П. И. Мельникова (Андрея Печерского).Кроме этой легенды, есть и другие произведения, объясняющие происхождение названия гор, на которых расположен Нижний Новгород. А. С. Гациский, приведя текст этой легенды, в одной из своих книг пишет: «…конечно, всего вероятнее догадка, приписывающая происхождение этого названия от множества дятлов, водившихся в темных лесах, некогда покрывавших нагорный окский берег, признаки ко­торых видны и до сих пор в тянущемся далеко вдоль реки по кручам правого ее берега перелеске, называемом Слудою».
Туристический портал Нижегородской области / http://nnwelcome.ru

Легенда об одиноком скворце

А ещё не бойся переспросить дважды и даже трижды всё, что показалось непонятным.
— Ты тоже не бойся переспрашивать то, что кажется тебе непонятным, — ответил мне вдруг скворец.
Случилось это в конце августа, когда он говорил почти так же внятно, как я, только чуть громче.
— Хорошо, — засмеялся я, полагая, что скворец просто повторил мои слова с целью получше усвоить урок. Мне тогда и в голову не пришло, как скоро я обращусь к своему ученику за объяснениями.
Наступала осень. Желтели, отработав свой срок, листья на клёнах и берёзах. Краснели, накаляясь в предчувствии морозов, ягоды на кустах шиповника и боярышника. И на рябине. Ночи стали зябкими, неласковыми, а среди дня частенько накрапывал беспризорный осенний дождичек. Никому-то он был не нужен, ни садам, ни огородам, ни полям. Одни только котлованы да ямы собирали его про запас в своё глинистое нутро.
Окно моё было теперь почти всегда закрыто, так что скворец, прилетая за очередным уроком, вынужден был вызывать меня стуком в стекло. Раза два или три я предлагал ему перебраться из палисада в комнату, но он отказывался.
— Ты ведь весь промок, — замечал я ему, — а дождь всё идёт и неизвестно когда прекратится.
— Я не комнатная птица, — отвечал он.
— Да-да, – соглашался я, — ты птица вольная. Перелётная.
— Вчера мы впервые пробовали собираться в стаю, — сказал скворец однажды.
Я удивился тому, что скворцы «пробуют» собираться в стаю, как будто этому надо учиться.
— Так полагается, — прокричал в ответ на моё удивление мой ученик. Он, видимо, озяб немножко и стал перепрыгивать с одной мокрой ветки на другую.
— Понятно, — кивнул я, — инстинкты.
— Нет, — продолжая прыгать, выкрикнул он, — традиция! Родившаяся в древности, но теперь уже бесполезная.
— Не кричи так громко, — попросил я. – Расскажи спокойно, что это за традиция такая?
— Не забудь спросить об этом завтра, — посоветовал он, — а сегодня мне пора домой. До свидания!
— До свидания, — ответил я и добавил. – До скорого свидания. До завтра!
Очень уж мне хотелось поскорее узнать о древних традициях скворцов.
На следующий день дождь прекратился, и я с утра пораньше отправился по грибы. К обеду у меня было жаркое из желтовато-рыжих осенних опят. Я так увлёкся, возясь у плиты, что на время забыл о вчерашнем разговоре с учеником. И вдруг услышал громкий шум во дворе. Щебет, свист, трепет крыльев, треск тонких ветвей – вот из каких звуков состоял этот шум. Да такой громкий, какого ещё не слыхивал мой неприметный переулок. Я открыл дверь и увидел, что каштаны у крыльца, рябина у колодца, липы у калитки, яблони, груши, сливы и все другие деревья в саду покрылись скворцами. И покрылись так густо, что ветки гнулись почти до земли.
— Нравится тебе стая? – спросил меня кто-то. Голос был знакомым, и я сразу догадался, что на одной из ветвей сидит мой ученик, говорящий скворец. Но отыскать его взглядом среди сотен мелькающих и орущих без умолку скворцов было просто невозможно.
— Нравится тебе стая? – переспросил голос настойчиво.
— Очень много шума, — сказал я первой попавшейся на глаза птице и со стуком захлопнул дверь. Звук получился похожим на выстрел. Вся стая взмыла в воздух как по команде. На секунду стало страшно от множества крыльев, затмивших солнце, и разбудивших своим посвистом ветер. Но тут же за окном просветлело и стихло. Скворцы улетели и только крохотные пёрышки-пушинки, кружась над двором, напоминали о том, что они было здесь.
И тут опять раздался голос моего ученика:
— Не понравилось? – спросил он, и я наконец увидел его сидящим на колодезном вороте.
— Грандиозно, — сказал я и сдул с носа назойливое пёрышко-пушинку.
— Традиция, — сказал он.
— Ты обещал рассказать об этом, — напомнил я.
— Тебе интересно? – спросил он.
— Не говори лишнего, — попросил я.
— Ладно, — согласился мой ученик и перелетел с колодезного ворота на перила крыльца, — Слушай, если интересно.
Когда-то на этом свете жил один скворец, который в детстве выпал из гнезда. Его могла съесть любая кошка, но не съела. Потому что он решил не кричать и не пугаться, как многие птенцы, а сразу начать самостоятельную жизнь. Прямо с момента падения. Тем более что чувствовал себя скворец вполне оперившимся.
Он жил и питался в траве подобно мыши, пока не научился летать. А учиться ему пришлось у всех понемногу: у бабочек, у стрекоз, у семян одуванчика. Порой он даже присматривался к движению облаков, удивляясь тому, как легко и вместе с тем таинственно меняются их очертания во время полёта.
К осени одинокий скворец вырос, окреп и стал таким же красавцем, как все молодые скворцы. И только одиночество отличало его от всех остальных. И печалило.
В те давние времена у скворцов была традиция улетать в тёплые края семьями. Впереди летел скворец-папа, который указывал путь, за ним – стайкой сыновья и дочки, а позади всех – мама, которой поручалось следить за детворой и окликать папу, когда тот слишком торопился. А начинался перелёт с того, что вся семья в назначенный день собиралась вокруг родного гнезда, чтобы попрощаться с ним до будущей весны.
С первых дней сентября одинокий скворец стал летать по окрестным лесам, садам и рощам в надежде найти своё гнездо. Но все гнёзда казались ему одинаково чужими из-за их покинутости. Одни только жёлтые листья пошевеливались в тёплой когда-то глубине дупла. Или готовящийся к зимовке воробей выпархивал с писком из скворечника, решив, что вернулись хозяева.
— Может быть, моего родного гнезда вообще нет, — думал порой скворец. – Может быть, его разрушило гроза или дурные люди?
Никто бы не сумел ответить на этот вопрос, будь он даже задан вслух.
Однажды на рассвете одинокий скворец увидел первую семью, летящую на юг. «А вдруг это моя семья? – испугался он и закричал вслед улетающим скворцам:
— Эй! Эй! Не из вашего ли гнезда выпал по весне птенец? Не вы ли потеряли в мае брата?
— Какая злая шутка, — ответила за всех летящая последней мать. – Ты бы лучше пожелал нам доброго пути!
— Желаю доброго пути! – успел просвистеть одинокий скворец, прежде, чем улетающая семья растворилась в грустном осеннем небе.
— Может быть, весной они и потеряли птенца, — подумал вслух какой-то старый скворец, оказавшийся рядом, — но кто станет искать его осенью. Осень не лучшее время для пополнения семьи.
— Да, это верно, — сказал одинокий скворец.
И с того дня он перестал искать родное гнездо, хотя сердце его тянулось за каждой улетающей семьёй. Каждая семья казалась ему родной.
Самой поздней осенью, едва не угодив под первый снегопад, вслед за старым скворцом отправился и он в тёплые края.
Одолев половину пути, они достигли подножья Высоких гор, вершины которых хранили вечный холод и лёд и относились к облакам, как к меньшим братьям. Между горами морщиной мудрости пролегало Птичье ущелье. А у входа в ущелье на голых камнях и обнажённых осенними ветрами деревьях сидело множество скворцов, которым давным-давно следовало греться и резвиться в тёплых краях.
— Кого вы здесь ждёте? – удивился старый скворец.
— Никого, — ответили скворцы, — мы остановились. Потому что дальше лететь невозможно. Отныне в Птичьем ущелье каждую птицу ожидает смерть. Там поселился великан Птицеед.
Страшным и беспощадным великаном оказался Птицеед. Ростом он был намного выше самых высоких деревьев, пасть его была шире размаха орлиных крыльев, а руки такими длинными, что почти скрывались в облаках. И сплёл он огромную сеть, поставил на огонь здоровенный котёл и стал ловить л всех птиц, пролетающих через Птичье ущелье, бросать их в котёл, варить и есть.
Большие птицы решили лететь окружным путём, над Бурным морем, а малые пташки проскользнули между камнями так ловко, что великан их даже не приметил. А вот скворцы ни так, ни этак миновать ставшее опасным ущелье не могли. Для окружного пути они были маловаты, а для того, чтобы меж камешками шнырять, — слишком велики.
— Как же нам теперь быть? – спрашивали скворцы друг друга.
— Нужно подождать, — говорили саамы осторожные из них, — может быть, великан уйдёт в другое место…
— Некогда ждать, — сказал старый скворец, — следом за нами летят снежные бураны и морозные ветры!
— Зима погубит нас наверняка! – воскликнул один из самых смелых скворцов. – А Птицеед может и промахнуться! Наберитесь мужества, сыновья мои и дочери. Нас ждут тепло и еда!
Семья смелого скворца долетела только до середины ущелья, когда в небо взлетела вдруг сеть Птицееда. Она была большой, как грозовая туча, и не одному смельчаку не удалось миновать её.
— Ах! – испуганно воскликнули все скворцы.
— О-о-о! с болью в сердце простонал одинокий скворец.
— Они летели слишком медленно, — решил один из самых быстрокрылых скворцов, — нужно лететь что есть сил. Соберитесь с силами, дочери мои и сыновья. За мной! Скорее!!!
Стремительно, как камни из пращи, помчалась эта семья через ущелье. Но и её накрыла сеть.
— Ах! – воскликнули все скворцы.
— О-о-о, — с болью в сердце простонал одинокий скворец.
— Надо ещё быстрее! – прокричал кто-то отчаянный, — За мной, семья моя!
И ещё раз взвилась почти к облакам беспощадная сеть…
— Ах! – разнеслось у подножия гор.
— О-о-о! – протянулось от сердца до сердца.
— Нельзя лететь по прямой, — сказал один из самых хитроумных скворцов, — Надо петлять! Повторяйте за мной, дети мои…
Но и хитрость не помогла, слишком велика была сеть великана, и всё ловчее его броски.
Голосистые пытались запугать Птицееда громкими криками. Сильные надеялись подняться выше облаков и миновать Птичье ущелье, укрываясь за ними…
Всех настигала сеть.
Гибель каждой семьи одинокий скворец принимал как собственную смерть. Ведь каждая семья могла быть его потерянной роднёй. Любой, попавший в сеть скворец, мог быть его братом, сестрой или родителем.
— Моё сердце не вынесет этой боли, — подумал он на третий день, умирая сто первый раз, — Нужно что-то делать. Не должен этот великан всех нас переловить и съесть. Пока нас ещё много…
Подумав так, одинокий скворец сделал сам себе подсказку.
— Я знаю! – закричал он так громко, что его услышали все. – Слушайте нам нужно собраться в одну стаю и лететь так, чтобы стая была похожа на большую птицу. Нас так много, что птица получится очень большой. Больше, чем сеть великана.
— Ты слишком молод, чтобы быть столь мудрым, — сказал, услышав это, один из мудрейших скворцов. – Скажи, кто подсказал тебе эту великую мысль?
— Эту мысль подсказало ему его одинокое сердце, — сказал старый скворец, — Его бедное сердце, которое больное за каждого скворца, как за родного брата.
— А ещё я вспомнил облака, которыми любовался в детстве, — добавил одинокий скворец. – Пролетая надо мной, они становились то рыбой, то птицей, то зверем, а то длинноусым жуком. Наша стая будет такой же изменчивой, как облако.
— Мудрость сердца – хорошая мудрость. Лучше всех остальных, — сказал один из мудрейших скворцов. – Мы принимаем твоё предложение. И просим тебя – будь сердцем стаи.
— Я согласен, — сказал одинокий скворец.
И в тот же миг закончилось его одиночество.
На следующее утро великан увидел, что к ущелью летит невиданных размеров птица. Левое крыло её, казалось, касается горизонта на востоке, а правое – на западе. А хвост её, чудилось, простирался до Ледяных морей. Голова же грозно щёлкала огромным острым клювом.
Страх, охвативший прожорливого Птицееда, при виде столь гигантского пернатого был так велик, что он выронил свою жуткую сеть. Он забился под самую мрачную скалу и притих там, укрыв голову своими кошмарными руками. Он зажмурил глаза… И оттого не увидел, как невиданная птица превратилась вдруг в длинную гибкую змею и заструилась через ущелье. А миновав его, вновь превратилась в огромную птицу, улетающую по направлению к тёплым краям.
И скрылась очень скоро.
Но до позднего вечера кружились над головой одураченного великана лёгкие пёрышки-пушинки.
«Странно, — дивился он, — такая большая птица, а роняет такие маленькие перья».
Много лет прожил Птицеед в птичьем ущелье, надеясь полакомиться молодыми скворцами. Но вместо них всегда прилетала огромная, страшная, грозная птица. Потом Птицеед ушёл в другие места, но у скворцов так и осталась в традиции летать в тёплые края одной стаей.
— Вот такая истории, — сказал под конец мой ученик и, вернувшись на колодезный ворот, рассмеялся почти как человек. – Понравилась?
— Очень, — признался я. — Прекрасная легенда.
— Это был, поправил меня скворец.
— Прекрасная быль, — согласился я и спросил: — Можно ли её записать и рассказать другим людям?
— Можно, — разрешил скворец. – Все люди посчитают это просто сказкой. Ты их не переубеждай. Но посоветуй посмотреть за полётом нашей стаи. Как ловко она меняет очертания. А твоё жаркое подгорело! – добавил вдруг мой ученик и, вновь рассмеявшись, улетел.
Смеяться, кстати, я его не учил. Сам научился. Талантливый птенец!
.

реферат — Легенды и предания Нижнего Новгорода.

2.
ЛЕГЕНДЫ О КРЕМЛЁВСКИХ БАШНЯХ.

Одна
из достопримечательностей Нижнего Новгорода
— является Нижегородский Кремль, исторический
центр города. Место, откуда началась история
Нижнего Новгорода Сначала земляной, потом
деревянный и белокаменный, наконец, кирпичный,
кремль был оплотом Москвы на востоке.
Двухкилометровая
стена подкрепляется тринадцатью башнями.
Это Дмитриевская, Пороховая, Георгиевская,
Борисоглебская, Зачатьевская, Белая,
Часовая, Ивановская, Северная, Тайницкая,
Коромыслова, Никольская, Кладовая. Четырнадцатая
— это отводная стрельница, соединенная
с Дмитриевскими воротами каменным арочным
мостом.
Но
рассказать хотелось бы об одной из самых
загадочных башен, легенда о который дошла
и до наших времён. Называется эта башня
Коромыслова. А вот и легенда о ней:
О
Коромысловой башне
издавна существуют
два предания.
Первое
о том, как девушка спускалась к речке
Почайне за водой с ведрами и коромыслом.
Было
это на рассвете. Тропинка привычная, короткая,
крутая… И вдруг заметила девушка беду:
тихо, крадучись подбирались к городу
лазутчики, враги.
Недолго
думая, бросила она ведра и давай бить
их коромыслом. Нескольких тут и убила.
Но неравны оказались силы — погибла сама.
Городская стража подоспела на шум. Да
было уже поздно.
Девушку
с честью похоронили в основании башни,
которая в те дни как раз только строилась.
Положили рядом с нею коромысло — как оружие
рядом с воином. А уцелевшие лазутчики
вернулись в свой лагерь, рассказали о
своем позоре: «Если бабы в Нижнем такие,
каковы же должны мужики быть!» И — отступила
вражья сила от городских стен.
Второе
предание объясняет необычное название
иначе.
Да,
женщина с коромыслом лежит под основанием
башни. Существовал такой древний обычай
— чтобы надежно стояли крепостные стены,
в момент закладки первых камней полагалось
принести жертву, а уж судьба сама ее выберет,
сама приведет к яме. Надо только дождаться,
кто первым окажется возле нее — зверь,
птица, человек. И все, что при нем будет,
положить рядом…
Так
и получилось, что первой рано утром подошла
к яме молодая нижегородка с ведрами и
с коромыслом. Все женское любопытство:
не было вчера вечером ямы, и вдруг вырыли.
Что такое?.. Плакали строители, замуровывая
женщину, но ничего не поделаешь…
Зато
стоял Нижегородский кремль крепко — на
страх врагам. Больше никогда его не брали
ни приступом, ни долгой осадой.
Легенда
о Белой и Зачатской башнях.

В
то лето, как великий князь московский
задумал Нижний Новгород кругом каменной
стены обнести, томились в нижегородских
темницах молодцы-удальцы из новгородских
ушкуйников, а с ними их земляк Данило
Волоховец.
Совсем
молодым пареньком он в Новгороде Великом
на возведении детинца трудился — камни
тесал, кирпичи подносил, известь месил
да и мастером стал. А когда детинец построили,
другие ремесла от заморских мастеров
перенял и стал искусником на всякую руку
— и меч выковать, и колокол отлить, палаты
каменные выстроить и судно морское починить
заново. И такой тот Данило Волховец был
толковый да памятливый, что перенял говор
заморских гостей, что в Новгороде по торговым
делам наезжали.
Вдруг
в жизни Волоховцу перемена вышла. Решился
он с новгородскими ушкуйниками на Волгу
податься, на вольный свет поглядеть, другую
жизнь повидать. Ушкуйники люди верные,
но отчаянные головушки, с ними подружиться
— все одно что в «орлянку» сыграть:
либо орел, либо плата-расплата! Так и у
Волховца получилось. Попались они в цепкие
лапы стражи княжеской и очутились в темницах
Нижня Новгорода. Чуть не год сидели в
застенках молодцы-удальцы, солнышка не
видели, жаждой, голодом мучились. Ладно,
что добрые люди сквозь решетки бросали
им подаяние. Но одним днем распахнулись
двери тяжелые и всех узников из темниц
на волю кинули:

Эй, вылезай на свет, кровь разбойная!
Высыпали
из башни каменной изнуренные новгородцы
и пошли за стражей на горы высокие копать
рвы глубокие, камни тесать, кирпичи таскать,
стены крепостные выкладывать и башни
под самые небеса поднимать. Скоро смекнул
воевода Волынец, слуга князя великого,
что напрасно новгородских молодцов в
застенках держали, давно бы их к делу
крепостному приставить — такие они сноровистые
да ловкие в работе были! А первым среди
них -Данило Волховец. И посулил воевода
всех новгородцев за отменную работу на
волю отпустить, а Волховца поставил главным
мастером над всей ватагой каменщиков.
Не
одно лето трудились новгородцы рука об
руку с коренными нижегородцами. Крепко-накрепко
строили, не простою кладкой, а крестовою,
а известь так хитро да умело гасили, что
схватывала камень и кирпич намертво.
Знали и умели люди русские, как кремль
против ворогов строить: неспешно да надежно,
на веки веков!
Вот
и показалось князю великому Василию,
что нижегородская крепость строится
мешкотно. И послал он в Нижний Новгород
искусника и мастера по крепостям итальянца
Петруху Франческо с помощником Джовани
Татти. Оба прибыли разряжены по-заморскому,
в шапочках диковинных, в плащах — накидушках
и при шпагах, как настоящие воины.
Мастер
Петро Франческо всем русским по нраву
пришелся, сразу угадали в нем человека
великого духа и мастерства. А помощник
его, Джовани Татти, был настоящий головорез,
заморский хвастун и задира. Чуть что и
за шпажонку свою хватался, на ссору, на
драку напрашивался. В крепостном деле
только понаслышке смекал, а своими руками
и одного кирпича не вкладывал. И за все
его проделки и выверты переделали русские
люди имя Джовани Татти на свой русский
лад — Жеваный Тать.
Жила
в ту пору на верхнем посаде одна девка
-краса, темные глаза, толстые косы, а улыбнется
— словно бутон розовый раскроется. По
имени звали Настасьей, а прозывали Горожаночкой,
лет ей за двадцать перевалило, но замуж
что-то не торопилась и отшучивалась:

Милый не берет, а за немилого сама не иду
— не миновать вековушей быть!
Жила
своим домком, с матушкой родной, честным
трудом. Частенько она по горе за водой
спускалась, и каждый раз ей молодцы — каменщики
с крепости подмигивали, ягодкой называли,
на стену зазывали. Только ягодка, видно,
не промах была, отвечала бойко, но по-умному.
Сам Петро Франческо на ту Горожаночку
заглядывался, шапочку на лысине поправлял,
усы крутил, завивал и, за шпагу держась,
как журавель по стене выхаживал. А подручный
его Жеваный Тать, завидев Настасью, добрым
притворялся и рожу свою идолову старался
подделать под ангельскую.
Не
знали, не ведали они, дурачки заморские,
да и никто другой не догадывался, что
не зря Настасья Горожаночка мимо стен
часто ходила, ватагу трудовую водой поила.
Давным-давно через решетку темницы она
с Данилом Волховцем добрым словом уж
перемолвилась.
«Добьюсь
воли — назову женушкой!»

так ей Данило однажды из окна темницы
сказал. А теперь не жалея сил, служил он
князю московскому, надеясь дожить до
обещанной воли.
А
за весной и праздники весенние спешили.
Ко
дню праздника зачатия приурочили нижегородцы
закладку сразу трех башен кремлевских:
Бориса да Глеба, Зачатьевскую и Белокаменную,
да всей стены между ними. Выкопали котлованы
и рвы, натесали камня белого, кирпича
навозили гора горой, заварили известь
в ямах глиняных. И в день непорчного зачатия
все нижегородцы на молебен высыпали.
Под колокольный звон из церквей иконы
вынесли, а передом, на полотенцах льняных,
белоснежных, икону Богородицы.
Все
труженики кремля, простые люди и знатные,
обнажили и склонили головы. Под конец
моления стали нижегородцы нательные
крестики снимать и на дно котлованов
бросать, чтобы стояли башни и стены кремля
веки вечные, не поддавались вражьим осадами
приступам. Вот подошла к яме Настасья
Горожаночка, расстегнула на груди пуговки,
сняла с шейки крестик золотенький и в
котлован бросила.
Тут
откуда-то Жеванный Тать подвернулся,
как угорь начал вокруг девки увиваться,
обнимать, да под расстегнутую кофту заглядывать.
Гляди того, целовать-миловать при народе
начнет. Оторопела было горожанка, но скоро
образумилась и наотмашь охальника по
роже ладошкой ударила. Попятился от нее
Джовани Татти да в яму и свалился, озорник
заморский на смех всему миру нижегородскому.
Свалился, а выбраться не может, злится
и ругается по-иноземному: «О, Мадонна
путана!»
Всё
видел и слышал Данило Волоховец, и не
стерпело сердце его. Подскочил он к яме,
за руку Жеванного вытащил да тут же, не
откладывая, ударил его по одной щеке,
да по другой, поучая уму да разуму: «По-вашему
она путана, да по-нашему матерь чесная!»
Стыдно стало Татти, что при народе да
по щеке бьют, и за шпагу схватился. Но
Данила его за руки ловко поймал и, когда
шпага вывалилась, в охапку супротивника
сгрёб. И тут от боли нестерпимой охнул
новгородец, но приподнял злодея — тальяшку
и в яму с кипящей известью бросил. А сам
как дуб подрубленный, медленно к земле
склонился. Подбежали к яме люди — Джованни
Татти вытаскивать, да нескоро достали.
А Данила без дыхания лежал, с заморским
ножом в подреберье.
Затужили,
загоревали нижегородцы, загоревали, запричитали
бабы. Настасия Горожаночка в сторонке
стояла и платок свой молча в горючих слезах
купала. Потускнел лицом главный мастер
Петро Франческо. Жалел он земляка своего,
Татти шалопутного, а ещё больше печалился
о русском мастере Даниле Волоховце. Поговорили
они с воеводой и распорядились, чтобы
обоих смертоубийц в подбашенных котлованах
похоронили. Невесело разошелся с молебна
народ нижегородский.
Недобрая
примета при закладке башен получилась.
Не
устоять долго стенам кремля, что так близко
к Волге спускаются. Неохотно и каменщики
за известь брались, в которой безбожный
тальяшка сварился. Ватага Данилы Волховца
молча работала, воздвигая башню-памятник
над могилой своего товарища. Весь белый
камень с берега Волги своими руками переносили,
известь по-своему в яме замесили и трудились
неистово, не жалея себя.
С
каждым днем и часом прибывала, росла у
Волги величавая суровая башня. Все остатки
белого камня на нее израсходовали, и прозвал
ее народ Белокаменной. А на полдень от
нее, из кирпича кроваво-багряного другая
башня росла, Зачатьевская. Под ней хвастун
и богохульник тальяшка Тать лежал. Живые
же люди, как муравушки, на стены карабкались,
кирпичи, камни, известь тащили, стены
лепили с верой великой, что простоят они
веки вечные, никаким стихиям и бедам непокорные.
А
Настасья Горожаночка не забывала своего
Данилу Волховца, не затухала в ее сердце
любовь к нему и ненависть к злодею Джованни
Татти. Из года в год, в погоду и непогодь,
каждый вечер она на откос выходила, к
башне Белокаменной, и негромко свою песню
пела. И Волга, и Дятловы горы слушали ту
песню, но молчали. Молчали до поры ло времени,
как судьба неисповедимая, что всю правду
жизни знает, да не скоро сказывает.
Спустя
много лет, словно исполняя волю Горожаночки,
подточили подземные воды склон горы вместе
с крепостью и башней Зачатия, чтобы сползли
они к Волге оползнем. А башню Белокаменную
не тронули, оставили памятником над могилой
мастера, сложившего крепость нижегородскую.

Дятловы горы

1. Наименование
Дятловы горы
2. Месторасположение (фактический полный адрес: район, населенный пункт, улица).
Г. Нижний Новгород. расположенны по правым (высоким) берегам рек Ока и Волга в месте их слияния. На этих холмах был основан Нижний Новгород.
3. Описание (краткая характеристика)
Дятловы Горы — живописный высокий откос Оки около места слияния этой реки с Волгой, цепь семи изрезанных оврагами холмов.
На этих холмах был основан Нижний Новгород. Тем не менее, Дятловы горы практически не заселены.
Частично входит в исторический центр Нижнего Новгорода.
Относительные высоты Дятловых гор: 70 — 110 метров над уровнем рек.
4. Базовая легенда/миф
По одной из существующих легенд, Дятел — прозвище мордвина-язычника, полученное им за то, что он был вынужден постоянно работать топором для постройки на месте слияния Оки и Волги жилищ для своей семьи, состоявшей из восемнадцати жен и семидесяти сыновей
Легенда 2:
Возник Нижний Новгород на месте большого дремучего леса. Высокие холмы по правому берегу Оки, прорезанные глубокими оврагами, назывались Дятловыми горами. А название, говорят, вот откуда пришло.
Во времена стародавние на том месте проживал мордвин Скворец, друг и помощник Соловья-разбойника, побежденного и связанного Ильей Муромцем.
Здесь он женился на восемнадцати женах, и было у Скворца семьдесят сыновей. Все они жили вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горах, а по вечерам гоняли их оврагами на водопой к Оке-реке.
Тут же, в ущелье горы, обитал чародей Дятел, бывший также некогда в ладах с Соловьем-разбойником.
Вот раз пришел Скворец к Дятлу и спросил его о будущей судьбе своих детей. И отвечал Дятел:
— Если дети твои будут жить мирно и согласно друг с другом, то долго им владеть здешними местами, а если поссорятся, то будут покорены русскими, которые построят на устье Оки град камень и крепок зело, зело, и не одолеют его силы вражеские…
Долго толковали они.
Под конец разговора Дятел просил Скворца о честном ему погребении.
Тот обещал.
Время шло.
Умер чародей Дятел, и похоронил его Скворец на горе при устье Оки-реки. И прозвалось то место «Дятловы горы».
Умер за ним и Скворец.
Перед смертью он завещал детям своим взаимное согласие и единодушие, но потомки их, перессорившись, стали враждовать между собой, и тогда Андрей Боголюбский изгнал их с устья Оки, а племянник его Юрий Всеволодович, построив здесь Нов-Град Нижний, исполнил предсказание Дятла.
Дятловы горы. Легенда найдена П. И. Мельниковым в одном из рукописных сборников XVII века и опубликована в «Нижегородских губернских ведомостях» в 1845 и 1847 гг., Легенда с незначительными изменениями печатается по Полному собранию сочинений П. И. Мельникова (Андрея Печерского). Издание второе. Том седьмой. СПБ, 1909, стр. 414.
Кроме этой легенды, есть и другие произведения, объясняющие происхождение названия гор, на которых расположен Нижний Новгород. А. С. Гациский, приведя текст этой легенды, в одной из своих книг пишет: «…конечно, всего вероятнее догадка, приписывающая происхождение этого названия от множества дятлов, водившихся в темных лесах, некогда покрывавших нагорный окский берег, признаки которых видны и до сих пор в тянущемся далеко вдоль реки по кручам правого ее берега перелеске, называемом Слудою». «Нижегородка» А. С. Гациского. Издание дополненное и исправленное. Н. Новгород, 1877, стр. 31
Гремя?чая гора? — одна из Дятловых гор в пределах Нижнего Новгорода возвышается рядом с Гребешком правее его (если смотреть на берега Оки и Волги с Дятловых гор). Грсмячая гора получила свое наименование по ключу, который когда-то с шумом бил у ее подножия из-под земли и образовывал Гремячий ручей (сейчас заключен в трубы). По мнению П. И. Мельникова-Печерского, на Гремячей горе когда-то располагался Старый Нижний Новгород, в дальнейшем разрушенный оползнем и бесследно исчезнувший. Эга гипотеза проверке не поддается.
5. Отличительные признаки, степень уникальности.
Следует отметить, что очищенный от мифической риторики и присущего ей антропоморфизма образ дятла – санитара леса – достаточно позитивен, хотя бы по сравнению с находящимся в одном ряду с ним прототипом московского топонима “Воробьевы горы”.

Легенды, летописи, сказания. река Сережа. — 28 Апреля 2007 — Истории — ТРЕНИНГ-ЦЕНТР «ИСКАТЕЛЬ»

Возможное происхождение название реки Сережа идет от мордовского Суржа — заря. Это исконно мордовские земли постепенно заселялись русскими. В 14-16 веках по правому берегу реки проходила оборонительная засека или засечная черта, что обозначало государственную границу.
Леса, отведенные под засеки, назывались «заповедными засечными лесами». Рубка леса для хозяйственных нужд в них строго запрещалась. Засечная черта делилась на участки — «грани». Стык двух участков, на котором встречались дозоры, охранявшие засеку, назывался «замок». Позднее после завования Казани войсками Ивана Грозного в 1552 году граница была перенесена южнее, на реку Алатырь. Вдоль правого берега реки проходила и русская военная догрога. Она шла из района Мурома вдоль левого берега Пьяны и Сережы к Курмышу Взаимные набеги мордвы русских и волжских болгар продолжались однако недолго… вскоре и Русь, и Мордву, и болгар постигла одинаковая участь: меч монголов прошел по землям их.
Противостояние Мордвы и русских отразилось и в русских былинах с Ильей Муромцем и летописей об основнаии Нижнего Новгорода.
Во времена стародавние, где теперь стоит Нижний Новгород, жил знатный, сильный мордвин, по имени Скворец. Он был друг и товарищ другому, такому же знатному, такому же сильному мордвину — Соловью, тому самому, что связан был Ильёй Муромцем. Женился Скворец на восемнадцати женах, и родили они ему семьдесят сыновей. Все жили вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горе и по вечерам гоняли их на водопой на Оку-реку. Тут же в ущелье обитал чародей Дятел, тоже мордвин, тоже приятель Соловью. И спросил Скворец Дятла, о судьбе семидесяти сыновей своих. Отвечал Дятел: «Если дети твои будут жить мирно и согласно друг с другом, долго будут обладать здешними местами, а поссорятся — будут покорены русскими. И тогда здесь, на устье Оки, поставят русские город камень, крепок зело, и не одолеют его силы вражеские». И, сказав это пророчество, просил Скворца Дятел о честном ему погребении. Умер Дятел в глубокой старости, и похоронил его Скворец на горе, на устье Оки-реки, и прозвалось то место Дятловы горы. Затем помер и Скворец, завещав семидесяти сыновьям своим мир и согласи. Сыновья и внуки Скворца жили хорошо между собою, но потомки их размножились и стали враждовать друг с другом. И свершилось предречение чародея Дятла: один святой князь, Андрей Боголюбский, согнал их с устья Оки, другой святой князь, Георгий, поставил на Дятловых горах Нижний Новгород. С некоторыми изменениями легенда эта сохранилась в устах народа. Но в устном предании мордовский патриарх столь многочисленного семейства, владевший устьем Оки, называется не Скворцом, а Соколом. Замечательно, что в Нижнем Новгороде, повыше Дятловой горы (вверх по течению Оки), подле так называемого Гребешка, гора, отделяемая от сего последнего оврагом, называется «Соколом».
Замечательно и то, что у некрещеной Мордвы до сих пор сохраняется старинное их обыкновение давать новорожденным имена птиц, как, например: Торай (гусь), Тыр-пыр (дикий голубь) и тому подобные

О дятле

Пушкин. Сказки для детей
Сказка Маше
Сказки Льва Толстого
Сказки Лизе
Винни-Пух. Читать
Ершов Пётр. Сказки
Сказки Даля для детей
Сказки Мамина-Сибиряка читать
Сказки Волкова читать
Сказки Гофмана читать
Сказки Салтыкова-Щедрина читать
Сказки Вильгельма Гауфа читать
Сказки Линдгрен читать
Сказки Оскара Уайльда читать
Кэрролл. Сказки про Алису читать
Маленький принц. Сказка Экзюпери читать
Сказки Ушинского читать
Приключения барона Мюнхаузена сказка Распе читать
Сказки Пляцковского читать
Путешествия Гулливера Джонатан Свифт
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Сказка Старик Хоттабыч читать
Сказка Приключения Пиноккио читать
Питер Пэн Сказочная повесть
Питер Пэн в Кенсингтонском Саду
Сказки Дональда Биссета
Сказки Одоевского читать
Сказки короткие на ночь детям читать
Хармс. Сказки для детей читать
Сказки Виталия Губарева читать
Сказки про фею на ночь детям читать
Детские сказки по возрастам
Сказки Ремизова читать
Сказки голубой феи Лидия Чарская
Сказки Топелиуса для детей читать
Королькова. Сказки для детей
Сказки Баума о чудесной стране Оз все читать
Лингвистические сказки
Терапевтические сказки
Сказки дядюшки Римуса читать
Поучительные сказки
Сказки Максима Горького читать
Сказки Алексея Толстого
Сказки Андерсена. Читать
Сказки Андерсена
Сказки Андерсена. Список
Сказки братьев Гримм читать
Русские народные былины
Сказки Шварца
Катаев. Сказки и рассказы для детей
Киплинг. Сказки для детей
Сказки о Бабе Яге
Носов. Сказки
Аленький цветочек. Сказка
Шарль Перро. Сказки
Волшебные сказки
Сутеев. Сказки
Маршак. 12 месяцев. Сказка
Сказки Успенского читать все
Русские народные сказки
Казачьи сказки
Сказки Афанасьева для детей
Сказки Родари для детей читать
Сказки братьев Гримм
Бажов Павел. Уральские сказки Бажова
Сказки. Агафонова Алла
Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями
Сказки Луны Говард Пайл
Сказки Беатрис Поттер
Орден Жёлтого Дятла Лобату Монтейру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *