Легенда о городе могилеве

ЛЕГЕНДЫ О ВОЗНИКНОВЕНИИ МОГИЛЁВА — 13 Февраля 2010 — stl

Normal
false
false
false
RU
X-NONE
X-NONE


Могилёв
расположен на берегу Днепра в восточной части Белоруссии в 201 км от Минска. Город был основан в 1267 году, когда в месте впадения в
Днепр реки Дубровенки возвели крепость. К 17 веку крепость имела 12 башен, но,
к сожалению, до наших дней она не сохранилась

Существует много легенд и преданий о возникновении
нашего города:

1)
Согласно самой известной легенде, некогда на месте Могилева, в бескрайнем лесу
был разбойничий притон атамана Машеки. Машека был человеком необыкновенной
силы, вырывавший с корнями деревья. Сначала он был мирным крестьянином, но
когда боярин-самодур отнял у него невесту, Машека взбунтовался и стал мстить за
причиненную обиду. Могучий богатырь погиб, погиб от руки своей любимой, ставшей
женой боярина. Простые люди похоронили богатыря на высоком берегу Днепра и
насыпали над могилой курган. Место получило название «Могила Льва», а город
здесь возникший, имя Могилев. Расположенная недалеко гора, стала называться
Мышаковской или «Мышаковкой». В настоящее время на Мышаковке расположен
микрорайон Юбилейный.

2) В
некоторых публикациях нашего времени наименования Могилев связывают с
погребением здесь Киевского князя Льва Даниловича по прозванию «Могий Лев»,
то есть могучий лев. Лев Данилович князь Галицкий, но не Киевский, никогда не
был в Могилеве, умер в 1302 году в столице своего княжества городе Львове и
никогда «могием» не назывался. Слово «Могий Лев» имеет совсем
другое значение и происхождение.

3) В рукописном
оригинале хроники Могилева один из летописцев, Т. Сурта на обороте 3-го листа,
а последующий летописец Трубницкий на 67-м листе указали, что нет никаких
сведений, откуда Могилев получил свое название. По их мнению, название города
произошло от сочетания двух слов «Могий и Лев» — могучий лев, так как на
протяжении предыдущих столетий город, как могучий лев противостоял войнам, бедствиям и невзгодам.

Легендарный Могилёв – Детям о Могилёве


Яго высокую магілу –
Дзе лес ды вецер панаваў –
Знаць, што вялікую меў сілу,
“Магілай Льва” народ назваў.
Над ёю з часам дрэвы палі,
І горад вырас, як с зямлі,
Яго Магілевам назвалі,
Бо йнакш прыдумаць не маглі.
Янка Купала
“Магіла льва”
ород  Могилёв, как и многие другие города с богатой историей, имеет свои тайны и легенды.
Если мы обратимся к летописи Могилёва, то узнаем, что практически нет никаких сведений о происхождении названия Могилёва. Как доказательство безграничной фантазии человека, подлинные сведения заменили легендами. Их у нашего города несколько. В этих легендах вымысел переплетается с воспоминаниями об отдалённых исторических событиях.
Одна легенда гласит, что название Могилёва произошло от сочетания двух слов «Могий и Лев» – могучий лев. На протяжении многих столетий город, как могучий лев противостоял войнам, бедствиям и невзгодам.
Другая из них связана с именем князя Льва Даниловича Могия (могучий лев). По его велению в 1267 году был построен замок.
Ещё одна красивая легенда рассказывает нам о могучем льве. Однажды огромный хищник напал на отряд охотников.

Вождь вступил в поединок с диким зверем. Смертельно раненый лев успел вонзить когти в горло вождя. Тело вождя по обряду было сожжено на погребальном костре. Могучее тело царя зверей зарыли на высокой горе. Со временем на Горе-Могиле вырос город, которому дали имя Могилёв.
Согласно самой распространённой легенде, некогда в наших краях жил атаман Машека. Был он могуч, как лев. Когда богатый хозяин отнял у него невесту, Машека стал мстить за причинённую обиду. Но предательство возлюбленной его погубило. Похоронили богатыря на высоком берегу Днепра и насыпали над могилой курган. Место назвали «Могила Льва», а город на нем основанный – Могилев.

Читай легенду здесь. Кликай!

В парке им. Горького по правую сторону от аллеи, ведущей к храму,  установлен идол в виде каменной головы человека азиатской внешности с обрубленным носом, которого некоторые экскурсоводы по недоразумению называют «Машека».

Существует легенда, которая гласит, что своим возникновением Могилёв обязан ученику Иисуса Христа апостолу Андрею Первозванному.

Людей с древности влекли холмы, на которых возник Могилёв – на – Днепре, причём место это благословил сам апостол Андрей Первозванный (подробнее о нём читай ЗДЕСЬ): «Святой апостол увидел Днепр, который вблизи Херсона впадал в море и поплыл по нему на ладье. Доплыл по Днепру до высоких и безлюдных гор, где ныне Киев, основанный позже, года через четыре, благословил их и святой Крест установил. Эти горы не прерываясь тянутся полосою на несколько сотен вёрст вверх Днепра, на них и Могилёв возник. В самом верховье Днепра апостол не смог плыть на ладье по реке, перебрался на озеро и поплыл к Великому Новгороду, а оттуда в Рим. Не обошло благословение гребца святого апостола Андрея и горы, где ныне стоит Могилёв».
Литература:
Борисенко, Н.С. Могилёвщина – мой любимый Приднепровский край : (сборник экскурсий). Части I-II./ Николай Борисенко. — Могилёв: Могилёвская областная укрупнённая типография, 2007. — 832 с.: ил.
Древний Могилёв: Путешествие во времени для маленьких / составители: Н. Р. Андреева, И. Л. Баранова. — Могилёв: Детская библиотека-филиал им. А.С. Пушкина, 2012. — 32 с.: ил.
Курков, И.Н. Могилёвщина: Легенды. События. Люди / Илья Курков, Игорь Пушкин. — Минск: Медиафакт, 2004. — 302 с.
Магілёўшчына: назвы населеных пунктаў паводле легендаў і паданняў / складальнік А. М. Ненадавец. — Мінск: Беларусь, 2002. — 416 с.: іл. — (Мой родны кут).

Глава 2. Начало. Легенды об основании Могилева

В рукописном оригинале хроники Могилева один из летописцев, Т. Сурта на обороте 3-го листа, а последующий летописец Трубницкий на 67-м листе указали, что нет никаких сведений, откуда Могилев получил свое название. По их мнению, название города произошло от сочетания двух слов «Могий и Лев» — могучий лев, так как на протяжении предыдущих столетий город, как могучий лев противостоял войнам, бедствиям и невзгодам.
Однако существует ряд легенд о возникновении названия города.
Одна из них связана с именем галичского князя Льва Даниловича Могия (могучий лев). Согласно сообщению Могилёвской хроники в 1267 году на излучине Днепра при впадении в него речки Дубровенки по велению князя был построен замок. Возле этого строения стали селиться рыбаки, ремесленники и торговцы. С той поры многое изменилось, не стало старого замка. Археологам так и не удалось обнаружить следы этого замка. Правда, в одной из памятных книжек Могилевской губернии за 1861 год указывается, что по преданию основание города связано не с возведением замка, а с построением церкви.
Некоторые исследователи считают, что название Могилева происходит от имени Полоцкого князя Льва Владимировича (Льва Могучего).
Согласно самой известной легенде, некогда на месте Могилева, в бескрайнем лесу был разбойничий притон атамана Машеки. Машека был человеком необыкновенной силы, вырывавший с корнями деревья. Сначала он был мирным крестьянином, но когда боярин-самодур отнял у него невесту, Машека взбунтовался и стал мстить за причиненную обиду. Могучий богатырь погиб, погиб от руки своей любимой, ставшей женой боярина. Простые люди похоронили богатыря на высоком берегу Днепра и насыпали над могилой курган. Место получило название «Могила Льва», а город здесь возникший, имя Могилев. Расположенная недалеко гора, стала называться Мышаковской или «Мышаковкой». В настоящее время на Мышаковке расположен микрорайон Юбилейный.
Известный белорусский поэт Янка Купала, вдохновившись романтикой легенды, написал поэму «Могила Льва», которая заканчивается следующими строками:
«… И ту высокую могилу,
Где лес угрюмо распевал,
За мощь Машеки и за силу
«Могилой льва» народ прозвал.
Над нею — скоро иль не скоро –
Упали тысячи дерев,
И у могилы вырос город,
Носящий имя Могилев.»
Легенда продолжает жить и сегодня — недавно в Областном драматическом театре состоялась премьера пьесы «Машека» Сергея Ковалева.[1.].
Глава 3. Детство города (V-XV вв.)
Местность нынешнего Могилева была населена уже в V столетии. Во всяком случае, в XI в. заселение здесь уже имело место, чему есть доказательства.
В XII в. Могилев, потенциально, являлся центром феодального заселения – возможно, он осуществлял и деятельность в качестве укрепления. Обнаружение предметов, присущих монголо-татарам, приносят предположение, что они повинны в разрушении города.
Первое сообщение о Могилеве в летописях относится к XIV в. В это время город входил в территорию ВКЛ. В конце данного столетия Могилев оказался в составе земель Ядвиги, как указано выше, супруги Ягайло. По преданию, Польше жизненно требовалось воссоединение с ВКЛ. Для этого Ядвиге и Ягайле требовалось обвенчаться.
Противоречия городских верхов и простых горожан приводили к общественным конфликтам, что наиболее ярко проявилось в Могилевских восстаниях 1606—1610 гг.
С конца XVI в. в связи с Реформацией, Контрреформацией и введением Брестской унии 1596 г. в Могилеве обострилась религиозная борьба. Подавляющее большинство могилевских мещан исповедовало православие, для его защиты создавало свои организации — братства. В 1597 г. создано братство при Спасской церкви, позже при церквях Преображенской (1605 г.), Богоявленской (1633 г.) и др. Они значительно влияли на формирование образования.
В Северную войну 1700—1721 гг. Могилев пострадал от шведских и российских воинов. В 1745 г. в городе был 1301 дом, около 10,5 тыс. жителей. С 1772 г. после 1-го раздела Речи Посполитой в составе Российской империи, центр новосозданной Могилевской губернии. С назначением в 1773 г. С. И. Богуша-Сестранцевича бискупом Могилевской Римско-католической епархии город стал центром всех католических приходов Российской империи. В 1774 г. Богуш-Сестранцевич основал здесь Могилевское издательство.
Заключение
Археологическое изучение Могилевщины берет свои истоки с начала XIX в. Большой вклад в это дело внесли в дореволюционное время Е.Р. Романов, в довоенный период – К.М Поликарпович, А.Д. Коваленя, А.Н. Лявданский, В.Р. Тарасенко.
В последние десятилетия наиболее значительные археологические исследования провели Л.В. Алексеев, И.И. Артеменко, В.Ф. Копытин, И.А. Марзалюк, А.А Метельский, Л.Д. Поболь, Я.Г. Риер, А.А. Седин и др.
В результате получен значительный материал, характеризующий материальную культуру минувших эпох, вышла из печати многочисленная научная и научно-популярная литература.
Археологические памятники Могилева являются значимой частью историко-культурного наследия и богатейшим источником познания материальной культуры, хозяйственной деятельности и общественных отношений населения региона начиная с самых древнейших эпох. Наш долг – сохранить для последующих поколений этих свидетелей седой старины.[4.].
Список литературы
1. Марзалюк, І. А. Гарадзішча Змяёўка (Пелагееўскае гарадзішча) у Магілёве. Археалагічнае даследаванне / І. А. Марзалюк, Я. Р. Рыер. — Магілёў : УА «МДУ імя А. А. Куляшова», 2010.
2.Могилевский портал [Электронный ресурс]/ Восточная Беларусь. Поднепровские и посожские города. – Могилев, 2014. — Режим доступа: http://www.mogilev.by. – Дата доступа: 20. 06. 2015.
3. О. Левко. Археологическое наследие Беларуси . Изд-во «Беларуская навука». — 2012.
4. Могилевский портал [Электронный ресурс]/ Древнейшая история Могилевщины. – Могилев, 2014. — Режим доступа: http://www.mogilev.by. – Дата доступа: 20. 06. 2015.
5. Могилевский деловой портал [Электронный ресурс]/ Археология. Предыстория. – Могилев, 2010. – Режим доступа: http://www.0222.by. – Дата доступа: 20. 06. 2015.
⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒
Дата добавления: 2015-11-23; просмотров: 2103 | Нарушение авторских прав
Рекомендуемый контект:
Похожая информация:
Quot;Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы» (3:12)
Quot;Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос; жене глава — муж; а Христу глава — Бог» (11:3)
А. ШЕСТАЯ ГЛАВА ОТКРОВЕНИЯ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ СОБЫТИЯМИ 6-ой ПЕЧАТИ
Анализ причин травматизма, аварий и пожаров на основании актов расследования
Анализ причин травматизма, аварий и пожаров на основании актов расследования
В основании лежит экономическая ответственность, которая определяется базовой функцией компании, как производителя товаров и услуг
Гл III. Опровержение еретиков на основании предания апостолов, хранящегося в Церкви
Глава 1 — ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ПУТЕШЕСТВИЮ
Глава 1 Информационная безопасность в системе национальной безопасности Российской Федерации
ГЛАВА 1 МЕЖОТРАСЛЕВАЯ ДИВЕРСИФИКАЦИЯ КАК МЕХАНИЗМ СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ХОЛДИНГОВЫХ СТРУКТУР
Глава 1 Понятие и предмет общей теории права
Глава 1 Теоретические основы подготовки и повышения квалификации персонала в организации
Поиск на сайте:
© 2015-2019 lektsii.org — Контакты — Последнее добавление

Легенда – Детям о Могилёве


а том месте, где теперь стоит Могилёв, рос непроходимый лес, который не пропускал даже солнечные лучи. От него и великому Днепру было тесно, а Днепр в то время был очень широкий, сердитый, не то, что сейчас. И жил в том лесу страшный разбойник  Машека. Говорили, он обладал такой нечеловеческой силой, что одной рукой останавливал экипаж с восьмёркой лошадей на полном скаку, вырывал с корнем высокие сосны и толстоствольные дубы, как будто колосья. Деревья те потом так и догнивали на земле, так как грабителю они были не нужны. Ходил Машека в сшитых медвежьих шкурах, вывернутых шерстью наверх. Из оружия имел он  только булаву, но такую тяжёлую и огромную что и десять богатырей  не то что поднять, даже  от земли не смогли б её оторвать. Речку, которую встречал на своём пути и не мог переступить за один раз, карал, будто живое существо, – кидал в неё здоровенные камни пока в одном месте не образовывался высокий завал. По нему и переходил  речку Машека  и, посмеиваясь, приговаривал:
– Будешь знать, как меня не пропускать. Воду разлила, не пройти, не переступить. Никто в мире не отважится так со мной вести себя. Теперь и тебе, и твоим сёстрам – речкам и криничкам – наука на будущее будет…
Люди тогда намного сильнее и здоровее были, чем сейчас, много было богатырей, но они боялись выйти один на один с Машекой. Один только раз мальчишка, которого звали Ветром, осмелился кинуть вызов лесному владельцу:
– Чего ты прячешься, Машека? Выходи, будем в открытую биться!
Зашумел густой лес, затрещали деревья, задрожала земля от мощного топота, и послышалось:
– Иду! Иду! Чего так спешишь? В могилу я тебя в любом случае загоню! Куда тебе до меня?
– Не хвались, выходи! Привык нападать внезапно на лесных дорогах, грабить среди ночи, а до настоящего поединка у тебя дело не доходило…
– Хочешь сказать, что у меня с тобой настоящий поединок получится?
– Увидим… Не хочу больше терпеть и смотреть на муки людские, которые ты, злодей, им несёшь!
– Ишь ты, разговорился. За всё сейчас мне заплатишь…
– Не пугай. Если бы боялся, не вышел бы с тобой один на один.
– Смелый ты человек, и я предлагаю быть товарищами. Ещё больше людей в подчинении и страхе держать будем.
– Не по мне это, Машека. Не хочу людскую кровь проливать.
– Ну, смотри… Смотри, пока ещё не поздно. Могу отпустить и даже твои обидные слова прощу…
– Не хочу такой щедрости от грабителя.
– Ну, если так…
– Только так и не иначе. Только так.
Машека впервые видел человека, который не только не боялся его, но и вызывал на поединок.
– А на чём биться будем? Какое оружие выбираешь?
– У тебя же булава?..
– Ну…
– Вот и я себе прихватил, её и стану от тебя отмахиваться.
Начали они биться. Машека сразу убедился, что перед ним достойный противник, что Ветер не просто хвалился, а по-настоящему обладал неимоверной силой и его удары ничем не отличаются от Машековых. Бились  почти полдня, но никто не желал уступить. Лесной властитель взмокрел тяжело дышал и ждал момента когда Ветер ослабеет. Создавалось впечатление, что тот, наоборот, с каждым ударом откуда-то брал силу.
Неизвестно, сколько ещё бились бы они, если бы  не повезло разбойнику – Ветер поскользнулся и упал на спину.
– Проси жалости, – прогудел над ним лесной владелец, высоко поднявши булаву.
– Только не у тебя, оборотень! – гневно блеснул глазами Ветер.
Это были последние слова богатыря, а в следующий момент булава ударила в грудь и чистая душа отправилась в самое святое место на небе, отведенное ей самим Богом за то, что  осмелился выступить против вампира, который не побоялся его и боролся за счастье и радость людей.
Машека сел возле тела убитого соперника. У него не было больше сил, всё тело дрожало от страшного напряжения. Он глядел на Ветра и думал, потом дотянулся рукой к булаве и подтянул к себе.
– Она и на самом деле не легче моей. Он действительно обладал силой, вот бы мне товарищем был. А так… Посреди этой поляны и оставил его.
Разбойник  устал и, пошатываясь пошёл прочь от страшного места, где чуть не нашёл свою смерть. А там, где осталось лежать тело Ветра, через некоторое время из земли забила студеная криница, и такая чистая, такая прозрачная, что люди воду эту только на лечение и брали.
Машека продолжал свои злодеяния, наводя ужас на жителей местных поселений. Он, не боясь, приходил в каждую деревню, брал, что ему было нужно – животных или предметы, – и даже не смотрел на хозяев, как будто их не существовало. Говорили, что достаточно было ему посмотреть на детей, как те начинали плакать и кричать, такой страшный  и ненавистный был его взгляд. Уходя,  Машека не забывал пошутить – слегка стукал кулаком в угол постройки, она тут же и рассыпалась по брёвнышку, как будто её сильный гром побил. А из далёкой пущи слышался довольный рогат Машеки:
– Ну что, съели? Что хочу, то и делаю, и не вам меня учить. Не мне вам подчиняться.
Со временем сельчане немного осмелели – начали собираться в большие отряды, чтобы разобраться с Машекой. Но и разбойник был не глупый. Как только замечал большое количество вооружённых людей, то прятался в свою берлогу, выкопанную под старым дубом, и, притаившись, ждал, когда последний человек мимо пройдёт. А люди, ища разбойника, попадали в непроходимую глушь и гибнули, так как не могли найти дорогу назад. Некоторым, правда, везло прожить чуть дольше, только  и их подкарауливал Машека и добивал обессиленных и похудевших, по одному.
Так и жил, так и властвовал. Но пришла смерть и к нему. Только не от богатыря, не от здоровенного  молодца, который победил разбойника, а … от девушки.
Когда он жил ещё среди людей и не враждовал с ними, у него была девушка. Звали её Предслава. Вот одним вечером привиделась она лесному властителю. Присел он под дубом и задумался. Жаль ему было девушку, так как знал он, что отдали её силой замуж за богатого князя,  поэтому сидит она где-то в душной комнате, не пускают её прогуляться, не дают возможности отдохнуть душой каждый час проверяют, чтобы не сбежала или не подумала сделать с собой что-то плохое. Подпёр Машека ствол дерева и рассуждает: «Ох, любовь моя, Предслава моя, солнышко красное. Если бы ты была здесь, утешила бы меня…  Зажили бы мы с тобой…»
Сидел, сидел и незаметно уснул. И снится ему, что плывёт светлое облачко по небу из-за которого выплывает белая фигура женщины. Устремился было к ней, но из-за той тучки показалась ещё одна фигура – чёрная, с блестящим шлемом на голове. Не по себе стало разбойнику. Он выразительно увидел, как Предслава кинулась к чёрному рыцарю, и их губы слились в поцелуе. Ринулся Машека к тому рыцарю и начал с ним биться. Лупил соперника по чём попало, покуда тот не упал, и красная кровь потекла на землю. Бледная Предслава стояла перед ним. Пожалел её тогда Машека, не убил, так тресло красавицу от страха. Плюнул и пошёл куда глаза глядят. Только и произнёс на прощание:  «Живи себе…» – «Но…» – устремилась было она, и в этот момент лесной хозяин проснулся и вскочил на ноги. – «Как сладко я спал. И какой удивительный сон приснился. Столько времени не видел Предславу, а тут… Как живая стояла… Что это значит?..»
Но никто не мог ответить на этот вопрос, и Машека потихоньку  пошёл в свою берлогу. Лёг, но сон не приходил. Тогда разбойник перевернулся на другой бок и произнёс: «Пойду на дорогу. А вдруг кого-нибудь перестреляю, обворую, и на душе станет легче…» Выбрался на дорогу, притаился в кустах и смотрит себе, как высоко в небе горят яркие звёзды.  Нечто вечное виделось ему в этом. Потянулся Машека и тут услышал шум колёс по неровной дороге. Вскоре разбойник увидел красивую карету, запряжённую шестью лошадьми. Когда карета с ним поравнялась, напрягся Машека и  схватил её за заднее колесо. Лошади застыли на месте.
В карете сидел молодой мужчина, а на козлах возвышались здоровенные лакеи и фурман. Но такая сила против Машеки была не сила, а насмешка. Двоих лакеев он убил одним ударом, а фурману досталось ногой так, что тот, как будто какая-нибудь баба-яга в ступе, рванув, полетел шагов на  тридцать. Разбойник кинулся к дверям кареты, рванул ручку на себя и… в грудь ему воткнулось остриё сабли.
– Прочь с дороги, негодник! – заорал красивый мужчина.
– Ты что, родной, забыл, где находишься? – спросил Машека.
– С дороги!
– Надоел ты мне! Бросай саблю и выходи, может и подарю тебе жизнь…
– Со своим прощайся! – заревел мужчина и, замахнувшись, ударил саблей разбойнику по голове.
То, что произошло было, видимо, неожиданно для того, кто был в карете, – сабля, коснувшись густых волос на голове у Машеки, разлетелась на несколько кусков.
– Допрыгался? – Машека, казалось, не удивился, а воспринял всё как должное.
У незнакомца заскрипели зубы, но его испуг не подействовал на Машеку.
– Прщайся с жизнью, гад! – крикнул разбойник и так ударил человека по голове своим огромным кулаком, что тот и дух выпустил.
– Вот так-то лучше, а то – размахался…
Машека двинулся к карете, надеясь найти там ценности, и остолбенел: прямо на него смотрела… его Предслава. Она нисколько не изменилась, наоборот, стала ещё более красивой, возмужала. Машека, впечатлённый, промямлил:
– Предслава…
– Я.
– Почему ты здесь?
– Так…
– Кто это был?
– Мой муж.
– Тот самый князь?
– Он.
– А как же наша любовь?
Предслава притихла, глаза её заморгали, и казалось, она вот-вот заплачет.
– Не надо, всё прошло, Предслава. Не надо, тем более что ты предала нашу любовь. Ты про это забыла а я не забуду до конца жизни…
Женщина вылезла из кареты и приблизилась к Машеке.
– Зачем ты так?
Она коснулась рукой плеча здоровяка, и тот сразу обмяк, притих.
– Думаешь, только ты про всё помнишь?
Разбойник не отвечал.
– Сколько я выплакала, сколько времени меня из душной комнаты не выпускали… Никто про это не знает, потому что я никому не говорила.
Машека вздрогнул.
– Скажи мне, почему ты такой жестокий? Зачем столько невинных людей избил-покалечил?
Разбойник и на это ничего не ответил.
– Молчишь? Я тоже молчала, ничего не отвечала князю когда он ко мне подходил и выспрашивал, согласна ли я выйти за него замуж…
– Молчала? – подхватил разбойник.
– Да.
– Но согласилась.
– Согласилась, потому что принесли отсеченную голову и сказали, что твоя. Мол, словили и наказали.
– Неужели ты мою голову узнать не могла?
– Почему нет? Узнала бы. Только когда глянула, то сразу упала в обморок, а потом мне её не показывали…
Они замолчали. Молчала женщина, молчал и Машека.
– Забирай меня с собой, родной, – неожиданно зашептала Предслава.
Разбойник, не помнящий себя, схватил женщину в охапку и понёс в своё логово. Но хитрая Предслава не так просто предлагала Машеке провести вместе ночь. Она придумала план – уничтожить ненасытного грабителя, которого когда-то горячо любила. Прикинулась добродушной, кроткой, и разбойник ей доверился. Когда он уснул крепким сном, то Предслава осторожно достала большой нож у Машеки из-за пояса и со словами: «Так тебе и надо, оборотень!» –  глубоко всадила его разбойнику в грудь. Тот пару раз дёрнулся и заснул навсегда.
Предслава собралась и пошла в сторону дороги чтобы встретить людей. Это ей удалось сделать только средь бела дня. Привела их красавица к тому проклятому месту, там с большим позором закопали Машеку и назвали место «Могилой льва».
Недалеко от той могилы нашли высокую гору, которая была полита кровью и усыпана костями невинных жертв зверств Машеки. Эта гора и в наши дни называется Машековкой, и на ней находится старое городское кладбище.
После Машеки тут жило много разбойников, для уничтожения которых властители этого края выделили гору как место ссылки опасных злодеев.
Ссыльные делали своё дело – высекали густой лес – и тем самым вынуждали уходить отсюда разбойников. Позже на том месте основали город, который, то ли от могил убитых грабителями людей, то ли от могилы льва – Машеки, назвали красиво – Могилёв.

История города — #Из жизни города М

Начало. Легенды об основании Могилева.

В рукописном оригинале хроники Могилева один из летописцев, Т. Сурта на обороте 3-го листа, а последующий летописец Трубницкий на 67-м листе указали, что нет никаких сведений, откуда Могилев получил свое название. По их мнению, название города произошло от сочетания двух слов «Могий и Лев» — могучий лев, так как на протяжении предыдущих столетий город, как могучий лев противостоял войнам, бедствиям и невзгодам.

Однако существует ряд легенд о возникновении названия города.
Одна из них связана с именем галичского князя Льва Даниловича Могия (могучий лев). Согласно сообщению Могилёвской хроники в 1267 году на излучине Днепра при впадении в него речки Дубровенки по велению князя был построен замок. Возле этого строения стали селиться рыбаки, ремесленники и торговцы. С той поры многое изменилось, не стало старого замка. Археологам так и не удалось обнаружить следы этого замка. Правда, в одной из памятных книжек Могилевской губернии за 1861 год указывается, что по преданию основание города связано не с возведением замка, а с построением церкви.
Некоторые исследователи считают, что название Могилева происходит от имени Полоцкого князя Льва Владимировича (Льва Могучего).
Согласно самой известной легенде, некогда на месте Могилева, в бескрайнем лесу был разбойничий притон атамана Машеки. Машека был человеком необыкновенной силы, вырывавший с корнями деревья. Сначала он был мирным крестьянином, но когда боярин-самодур отнял у него невесту, Машека взбунтовался и стал мстить за причиненную обиду. Могучий богатырь погиб, погиб от руки своей любимой, ставшей женой боярина. Простые люди похоронили богатыря на высоком берегу Днепра и насыпали над могилой курган. Место получило название «Могила Льва», а город здесь возникший, имя Могилев. Расположенная недалеко гора, стала называться Мышаковской или «Мышаковкой». В настоящее время на Мышаковке расположен микрорайон Юбилейный.
Известный белорусский поэт Янка Купала, вдохновившись романтикой легенды, написал поэму «Могила Льва», которая заканчивается следующими строками:
„… И ту высокую могилу,
Где лес угрюмо распевал,
За мощь Машеки и за силу
„Могилой льва“ народ прозвал.
Над нею — скоро иль не скоро –
Упали тысячи дерев,
И у могилы вырос город,
Носящий имя Могилев.“
Легенда продолжает жить и сегодня — недавно в Областном драматическом театре состоялась премьера пьесы «Машека» Сергея Ковалева.
Детство города (V-XV вв.).
Территория Могилева заселена в раннем железном веке (V в.). По крайней мере, как свидетельствуют новейшие археологические данные, не позднее начала XI в. поселение уже существовало.
В начале XIII в. Могилев, вероятно, был центром феодального поселения, мог выполнять и функции крепости. Находки вещей, характерных для монголо-татар, дают основания предполагать, что они уничтожили Могилев в середине XIII в.
Впервые в письменных источниках Могилев упоминается в XIV в. в «Списке русских городов, далеких и близких».
Начиная с XIV века Могилев входил в состав Великого княжества Литовского (ВкЛ). В конце этого века город перешел во владения Ядвиги — жены польского короля и великого князя литовского Ягайло. В народе существует множество легенд об этой женщине. Одна из них такова:
Польше необходимо было сблизиться с ВкЛ, чтобы избежать внешней опасности. Одним из условий объединения была женитьба 36-летнего Ягайлы на 13-летней Ядвиге. Девушка с четырех лет была помолвлена с австрийским герцогом Вильгельмом, любила его и в 12 лет должна была стать его женой. Свадьба чуть не состоялась, но в последний момент в Краковский замок ворвались польские феодалы. Им удалось убедить Ядвигу, что ее жертва необходима во благо Польши.
О свадьбе же Ядвиги и Ягайлы повествует исторический анекдот. Дело в том, что перед свадьбой злые языки нашептали Ядвиге, что тело будущего мужа посечено в боях, и он от полученных ран не может быть отцом. Ядвига направила своего посланника к Ягайле с тайной целью проверить правдивость слухов. Ягайло, который вскоре догадался о цели визита, пошел с посланником в баню, где тот мог удостовериться в здоровье будущего короля. Свадьба состоялась в 1386 году. В браке Ядвига так и не подарила мужу детей, хотя он прожил с нею 13 лет.
Ягайло в будущем женился еще трижды, и только последняя жена — 16-летняя Софья Ольшанская, родила ему сыновей, в том числе и будущего великого князя литовского и короля польского Казимира.
В 1503 году Могилев был пожалован в пожизненное владение Елене Иоанновне — жене польского короля и великого князя литовского Александра.
В 1514 году город был отдан во владение Ю. Зеновичу.
В 1589–1772 центр Могилевской экономии.

1. Могилев. Довоенная история. Часть 1

С конца XV в. Могилёв быстро рос, о чём свидетельствует появление в письменных
источниках выражения «мужи могилёвцы», употреблявшегося ранее только
для полоцких влиятельных купцов, а также строительство нового замка. По сообщению
Баркулабовской летописи, «лета 1526 болший замок зароблен», что подтверждается
археологическими раскопками. Площадь замка более 1 га. По периметру замок был
укреплен песчано-глинистым оборонительным валом. В XVI в. замок имел деревянные
укрепления срубной конструкции. Он охранялся ночью «кликунами» и охраной, имел
цейхгауз для огнестрельного и холодного оружия, военное снаряжение, за состоянием
которого следили пушкари и замковые ремесленники. В военное время жители города
и волости обороняли замок, а их семьи располагались в укрытиях замковых укреплений.
Замковые укрепления состояли из 7 башен, соединенных трехъярусными стенами-городнями,
поставленными на высоком земляном валу и накрытыми двухскатной гонтовой трешкой.
Замок отделялся от города оборонительным рвом, через который был переброшен
мост (последнее его звено было подъемным) на сваях, подводивших к въездным замковым
воротам – «Горной браме». Она была прямоугольной в плане, пятиярусной, под четырехскатной
крышей из драниц, в ней размещалась тюрьма.
По периметру оборонительного вала стояли еще 6 башен в 3-5 ярусов, соединявшихся
стенами-городнями. Все башни были срублены комбинировано: стены, обращенные
в сторону поля, — в 2-3 бревна, выходившие внутрь замкового двора – в одно бревно.
Со стороны Днепра стояла пятиярусная проезжая башня («брама Дольная»), а рядом
находился тайник – подземный ход из замка к реке. На одной из башен висел бронзовый
колокол, в который «на тревогу званивали».
Рассказывают, что замок был построен полностью из дерева, но догадливые могилевчане
покрыли стены известкой и регулярно красили их в белый цвет. Так что все проезжающие
мимо путешественники дивились и восхищались «каменным замком Могилева».
Впрочем, даже деревянный замок ни разу не был взят штурмом. Если не находилось
предателя среди горожан, враг уходил ни с чем.
В первой половине XVI в. Могилёв был самым крупным городом белорусского Поднепровья.
В 1577 в городе насчитывался 1261 дом, около 6,5 тысяч жителей; в 1604 было
2211 домов и более 15 тысяч жителей. К началу XVII в. город стал одним из крупнейших
ремесленно-торговых центров Беларуси, к середине столетия — и всего Великого
княжества Литовского. Значительную часть населения (около 45 %) составляли ремесленники:
кузнецы, слесари, ювелиры, кожевники, шубники, солодовники, красильщики, плотники,
маслобойщики, мясники, пивовары, пушкари, бочары и др. Во второй половине XVI
в. в Могилёве насчитывалось около 40 ремесленных специальностей, к середине
XVII в. — до 80. Ремесленники Могилёва славились мастерством не только в Беларуси,
но и далеко за её пределами. Большинство ремесленников с конца 16 в. объединялись
в ремесленные цехи. В конце XVI в. в Могилёве было 12 цехов, в 1604 — 18. Цехи
вели борьбу против ремесленников, не входящих в эти организации.
К середине XVII в. основные виды ремёсел носили преимущественно характер мелкотоварного
производства, что подтверждается наличием в городе множества торговых лавок,
принадлежавших товаропроизводителям.
В 1577 в Могилёве насчитывалось 157 торговых лавок, в начале XVII в. — около
400. На городском рынке располагались торговые ряды: сапожный, железный, рыбный,
мясной, полотняный, соляной, пекарский, гончарный, кузнецкий, а также купеческий
дом, «важница» (весовая), кабак, складские помещения. Торговлей в
основном занимались купцы (26-30% городского населения). Господствующее положение
среди них занимала купеческая верхушка, создавшая в 1636 купеческое братство,
посредством которого стремилась добиться монопольного положения на городском
рынке. Часть богатых (»старших») купцов торговала и в других городах
Беларуси, а также за её пределами. В первой половине XVII в. могилёвские купцы
поддерживали торговые связи более чем с 60 городами: Витебском, Минском, Полоцком,
Оршей, Мстиславлем, Гродно, Брестом, Слуцком, Борисовом, Кричевом, Гомелем,
Бобруйском, Заславлем, Слонимом и др. Особенно оживлённая торговля велась с
близлежащими (в радиусе 10 миль) городами и местечками, где могилёвские купцы
освобождались от уплаты пошлин. Выгодное географическое положение Могилёва на
берегу Днепра у пересечения торговых путей давало возможность его купцам вести
торговлю и с более отдалёнными городами. В России могилёвские купцы сбывали
продукцию местного ремесла (кожевенного, сапожного, кузнечного и оружейного),
завозили западноевропейские товары: ткани, металлические изделия (ножи, косы,
гвозди, иголки, проволоку), галантерею (перчатки, шапки, пояса, зеркала), ювелирные
изделия и т. д. Из России в Могилёв поступали сибирские меха (соболь, белка,
горностай, черно-бурая лисица, куница), которые могилёвские ремесленники выделывали,
а купцы сбывали в городах Западной Европы, а также железо, медь, китайский чай,
мыло, ложки, сита и др. В Польшу вывозились пушнина, меха, кожи и кожевенный
товар, а оттуда поступали сукна, шёлк, полотно и др. ткани, пряности, стекло,
краски, сельдь, соль, вина. Через Могилёв проходили также торговые пути в Прибалтику
и на Украину. Могилёвские купцы приезжали в Прагу (Чехия), откуда привозили
сукно, пользовавшееся большим спросом на местном рынке. Кроме ремесла и торговли,
жители Могилёва занимались пашенным земледелием (обеспечивало годовую потребность
города в хлебе на 25%), огородничеством и животноводством.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *