Легенда о кентавре

Кентавры существуют | Мир тайн и магии

Так, как большинство информации о Кентаврах содержится в древнегреческих мифах, именно в них можно найти историю об истреблении самых известных представителей. Царь Эврисфей отдал распоряжение Гераклу принести живого вепря огромных размеров, который наводил ужас на жителей города Профида и разрушал его окрестности. По дороге Геракл навестил своего друга кентавра Фола. Он угощал главного героя жареным мясом, а сам отдавал предпочтение сырой форме.
Геракл попросил вина, однако Фол отказался открывать бочку, принадлежащую всей стаи. Богатырь сделал это самостоятельно и тогда кентавры услышали запах, сбежавшись на защиту имущества. Анхий и Агрий были повержены горящими головнями, а другие умирали от стрел, которые Геракл смочил в яде медузы Горгоны. Он преследовал их до города Метеи, куда все существа отступили к известному кентавру Хирону. В процессе стрельбы Хирон был ранен в колено, но не умер, так обрел бессмертие.
Это ранение обернулось полуконю страшными болями. Примечательно, что сама охота на вепря описывается несколькими строками, а большинство времени легенда уделяет именно истреблению ныне мифических существ.

Кто такие кентавры

Отчего-то принято считать, что кентавры существовали лишь в Древней Греции. Между тем, русские мифы сохранили память о Марисе — получеловеке-полуконе, прожившем 123 года и дважды возвращавшемся к жизни. На одном из зеркал его изобразили мудрым старцем с тремя булавами — символом трех возрастов человека: юности, зрелости и старости.
Кентавры — плод союза небесных скакунов и богинь. Утратив божественную способность принимать любой облик, они как бы застыли в середине процесса: уже не кони, еще не люди.
Для богов все физические формы были достижимы, а все плотские создания равны: с их точки зрения человек не лучше животного, хотя и разумнее последнего. Известно, что индийская богиня Саранью бежала прочь от мужа, превратившись в кобылу.

Он же, обернувшись конем, отыскал супругу в табуне и примирился с нею, достигнув любви и согласия. Коварный скандинавский бог Локи принял образ кобылы, чтобы соблазнить тяжеловоза, который помогал своему хозяину великану строить Асгард. Древнюю аккадскую богиню Иштар, покровительницу плодородия и плотских утех, герой Гильгамеш упрекал в излишних симпатиях к коню. За эти и многие другие прегрешения боги отправили Иштар в преисподнюю. Результат же этой ссылки оказался плачевным — на земле прекратилась любовь: не рождались дети, вымирали животные, высыхали растения. Поэтому ее умолили вернуться и, закрыв глаза на былые прегрешения, именовали отныне «владычицей богов», «царицей царей» и даже «яростной львицей».
Существовал и русский кентавр по имени Китоврас. О нем писала исследовательница славянского фольклора Г.С. Белякова: «Слово «китоврас» греческого происхождения, однако истоки самого образа следует искать на Востоке, в Древней Индии. Там такое же мифическое существо называлось Гандарву, откуда, скорее всего и появилось второе имя Китовраса — Кентавр».
В апокрифических сказаниях «Палеи» XV века рассказано о царе-мудреце Соломоне и Китоврасе, который помог построить Храм: «Семь лет Китоврас оставался в его царстве. Возгордившись своей мудростью, Соломон позвал его к себе и сказал: «Вот, я хоть и человек, а сумел справиться с тобой, мощным зверем». Обиделся Китоврас и ответил: «Силу мою, Соломон, ты еще не видел. Если хочешь узнать ее, сними с меня узду и дай мне с руки твоей перстень».
Не ведая беды, Соломон так и поступил. А Китоврас, проглотив перстень, распростер крылья и закинул Соломона на самый конец земли».
Эта сцена изображена на Васильевых вратах Троицкого собора в городе Александрове Владимирской области. Мифическое существо держит за ноги маленькую фигурку царя, а высоко поднятое крыло готово нанести сокрушительный удар.
О дальнейшей его судьбе пишет Г.С. Белякова: «Введя коня-человека в число своих героев, наделили богатыря собственными достоинствами: утратив крылья и злую силу, он стал мужественным и благородным, сильным и смелым… Даже имя свое Кентавр- Китоврас сменил на Руси на более близкое русскому человеку имя Полкан («полуконь»).
К этому хочется добавить, что Полкан, все же, не полуконь, а полупес и именно таким его рисуют русские сказки: «Сильный богатырь, а имя ему Полкан, по пояс — песьи ноги, а от пояса, что и прочий человек, а скачет он каждый скок по семь верст».

И все же наиболее известны греческие кентавры — Хирон, Несс, Фол и другие. Хирон — плод тайного брака Кроноса и океаниды Филиры. Застигнутый женой Реей врасплох, Кронос принял вид коня. Сын родился получеловеком, но его физическое своеобразие компенсировалось необычайной мудростью и благожелательностью. Лучшего воспитателя для юных героев трудно было сыскать. Поэтому ему поручили воспитание Тесея, Ясона и Диоскуров. Самого бога врачевания, Асклепия, Хирон наставлял в познании секретов его будущей профессии.
Живший не по-человечески долго кентавр Хирон нянчил будущего сокрушителя Трои Ахилла. Он же обучал подросшего мальчика плаванию, игре на арфе, бегал с ним наперегонки и воспитал истинного атлета — не только сильного телом, но и благородного душой.
Хирон дружил и с другим легендарным силачом — Гераклом, который его случайно ранил стрелой в бок. Беда заключалась в том, что наконечник был смазан кровью лернейской гидры. Обычный человек от этого яда практически сразу умирал. Бессмертный, а именно таким оказался колченогий сын бога Кроноса, был награжден вечной мукой. Адская боль, не стихавшая ни на мгновение, терзала мощное тело кентавра. Хирон умолял олимпийских богов лишить его дара бессмертия, но те не спешили, ведь Хирон в обмен просил освободить Прометея, даровавшего людям огонь…

Известна внучка кентавра Хирона, Меланиппа, что переводится как — «черная кобыла». У нее был роман с повелителем коней и вод, Посейдоном. Через девять месяцев Меланиппа родила близнецов Беота и Эола. Ее отец не обрадовался прибавлению семейства: дочь велел пожизненно заключить в темницу, а бастардов выкинуть вон из дома — пусть погибают под лучами палящего солнца. Однако братья не умерли, а были подобраны и воспитаны пастухами. Возмужав, они вернулись в родное гнездо и вызволили злосчастную мать из заточения.
Соплеменники Хирона не отличались ни его мудростью, ни благожелательностью к людям. Многие сетовали, что конелюди буйного нрава, известны они были и своим коварством. Напоив Геракла, которого они заманили в гости, кентавры накинулись на него скопом, но были повержены могучим сыном Зевса. Так исчезли с лица земли конелюди.

Источник: http://magicru.ru/kentavry/

Кентавр. Тайна расы Кентавров


Кентавр мог быть и крылатым. Во всех этих случаях он оставался человеком-лошадью. В средние века появились онокентавр (комбинация человека и осла), букентавр (человек-буйвол) и леонтокентавр (человек-лев). В индийском искусстве известно изображение человека с ногами буйвола (или лошади) и хвостом рыбы. Для обозначения существ, не схожих внешне с лошадью, но сохраняющих черты кентавра, в научной литературе используется термин «кентавроиды». Образ кентавра, видимо, возник в Вавилоне во 2-м тысячелетии до н. э. Кочевники касситы, пришедшие в Месопотамию из Ирана около 1750 года до н. э., вели ожесточенную борьбу с Египтом и Ассирией за владычество на Ближнем Востоке. По границам своей империи касситы воздвигали огромные каменные изваяния богов-хранителей, среди них — кентавров. Одно из них изображало крылатое существо с лошадиным туловищем, двумя лицами — человеческим, глядящим вперед, и драконьим, обращенным назад, и двумя хвостами (лошадиным и скорпионьим); в руках — лук с натянутой тетивой. Другой известный монумент — изваяние классического кентавра без крыльев, с одной головой и одним хвостом, готового выстрелить в противника из своего лука. Разумеется, то, что касситы изображали кентавра в своих скульптурах, вовсе не означает, что они же его и придумали, но, поскольку империя касси-тов прекратила существование к середине XII века до н. э., мы можем с полным правом утверждать, что история кентавра насчитывает более трех тысяч лет.

Появление образа кентавра говорит о том, что уже во время касситов лошадь играла важную роль в жизни человека. Древнейшее упоминание о лошади — «осле с запада» или «горном осле» — мы находим на глиняной вавилонской табличке, датируемой 2100 годом до н. э. Однако прежде чем лошадь стала на Ближнем Востоке привычным спутником человека, прошли века. Очень вероятно, что кочевники-касситы внесли свою лепту в распространение лошади и колесниц. Возможно, древние земледельцы воспринимали всадников на лошади целостным существом, но, скорее всего, жители Средиземноморья, склонные к изобретению «составных» существ, придумав кентавра, таким образом просто отразили распространение лошади.

Итак, существо, известное как кентавр, появилось на Ближнем Востоке между 1750 и 1250 годами до н. э. и служило духом-хранителем, главным оружием которого были лук и стрелы. Касситы, имевшие обширные торговые связи, принесли кентавра в микенскую цивилизацию, также исчезнувшую к середине XII века до н. э. С Крита он попал в Древнюю Грецию. Изображение битвы Тесея с кентавром на амфоре VIII века до н. э. указывает на то, что к этому времени греки уже успели развить мифологию, вобравшую в себя микенских героев.

Кентаврами в греческой мифологии называются существа с головой и торсом человека и телом лошади. Кентавры имели лошадиные уши, грубые и бородатые лица. Как правило, они были обнажены и вооружены дубиной, камнем или луком. На самых ранних изображениях кентавры были наделены одновременно человеческими и конскими гениталиями.

Согласно «Пифиане» Пиндара (ок. 518-442 или 438 до н.э.), кентавры считались потомками – прямыми или через их общего предка Кентавра — фессалийского царя племени лапифов титана Иксиона, сына Ареса, и тучи, принявшей по воле Зевса облик Геры, на которую покушался Иксион (по другой интерпретации, потомками Иксиона и титаниды облаков Нефелы, др.-греч. «туча», «облако») «И зажег Иксион огнем титана властное сердце богини Геры. Не укрылся тот огонь от миродержца, покарать решил он Иксиона. И, по коварному умыслу Кронида, призрак облачный в образе Геры спустился с неба к Иксиону остудить жар огня в вожде лапитов. И не призрак это был обманный, а богиня облаков Нефела: обманула Нефела лукавца Зевса. И от Иксиона-титана родила Нефела диковину: не людину, не коня, не дерево, не титана, не бога и не зверя, а и то, и другое, и третье: был он — конь, и людина, и дерево — кусок зверя, бога и титана. Был он смертен и был бессмертен.» Я.Э.Голосовкер «Сказания о Титанах»

По фессалийским сказаниям в изложении Лукана (39-65 гг. н.э.), Нефела родила кентавров в Пелефронийской пещере. По другому мифу, они были детьми Кентавра — сына Аполлона и океаниды (дочери Океана и Тефиды) или дочери речного бога Пенея и нимфы Креузы, Стилбы. По еще одной легенде, кентавры были сыновьями самого Аполлона. Диодор Сицилийский (прим. 90 — 30 гг. до н. э.) приводит в «Исторической библиотеке» существовавшие в его время взгляды, что кентавры были воспитаны на п-ове Пелион нимфами и, возмужав, вступили в связь с магнессийскими кобылицами, от чего родились двуприродные кентаврыили гиппокентавры. По другому мифу, с магнессийским кобылицами вступил в связь потомок Аполлона, Кентавр. Исидор Севильский (ок. 560 – 636 гг.). в «Этимологии» писал«Гиппокентавры имеют смешанную природу – человека и лошади, голова у них покрыта шерстью, как у зверей, но в остальном они похожи на обычных людей и могут даже говорить, но поскольку их губы непривычны к человеческой речи, то из издаваемых ими звуков нельзя вычленить слова. Они называются гиппокентаврами, ибо считается, что в них соединилась человеческая и конская природа.»

Плиний (ок. 23–79 н.э.) в «Естественной истории» писал, что видел гиппокентавра, законсервированного в меду и присланного из Египта в дар императору. «Цезарь Клавдий, брат Калигулы, пишет, что в Фессалии родился и в тот же день умер гиппокентавр, и в правление этого императора мы видели, как подобное существо было доставлено в меду из Египта» В «Одиссее» описана история о том, как кентавр Эвритион, приглашенный на свадьбу Пейритоона, напился вина и попытался обесчестить невесту. В наказание ему отрезали уши и нос и вышвырнули вон. Кентавр призвал своих собратьев к отмщению, и спустя некоторое время произошла битва, в которой кентавры потерпели поражение.

Греки, разводившие и любившие лошадей, были хорошо знакомы с их нравом. Не случайно именно природа лошади ассоциировалась у них с непредсказуемыми проявлениями насилия у этого в общем и целом положительного существа. Греческий кентавр — практически человек, однако его поведение разительным образом меняется под воздействием вина. Гомер пишет: «Именно вино повинно в бесчинствах, которые известный кентавр Эвритион учинил во дворце великодушного Пейритоона в Лапите. Его разум взбесился от опьянения. И в ярости своей натворил он много бед в доме Пейритоона… С тех пор продолжается вражда между людьми и кентаврами. И он был первым, кто ощутил на себе зло пьянства». Кентавр был популярным героем росписи ваз. Его художественное воплощение зависело от того, какой кентавр был изображен на вазе. Два самых «цивилизованных» кентавра — Хейрон и Фолос — обычно изображались с ногами человека, в то время как вся задняя часть их тел оставалась лошадиной. Хейрон почти всегда одет, у него могли быть человеческие уши. Фолос, напротив, чаще всего предстает обнаженным и непременно с лошадиными ушами.

Кентавр с четырьмя лошадиными ногами воспринимался греками скорее как животное, чем как человек. Несмотря на человеческую голову, его уши — почти всегда лошадиные, а лицо — грубое и бородатое. Кентавра, как правило, изображали обнаженным, с мужскими и конскими гениталиями одновременно. Образ кентавра, безусловно, не был общим для всей Греции: в континентальной ее части кентавров изображали с всклокоченными длинными волосами, а в Ионии и Этрурии — с короткими. Эти существа не обязательно имели при себе лук — чаще бревно или булыжник. Классическим можно назвать изображение смерти Каинея в битве при Лапите: кентавры погребают умирающего героя под горой бревен и камней.

На вазе работы Клития (560 до н. э.) изображены оба вида кентавров: с одной стороны — Хейрон, одетый в хитон и возглавляющий процессию богов в честь новобрачной пары (Пелея и Фетии), дружески приветствует жениха; на обратной стороне — сцена битвы при Лапите. Роспись символизирует двойственность природы кентавров, противопоставляя Хейрона, подчинившегося порядку, который установлен людьми, и других кентавров, которые угрожают этому порядку своим диким нравом.

Эти два типа — не единственные, а лишь наиболее распространенные в Греции. Кроме них изображались крылатые кентавры, указывающие на то, что кассит-ская традиция не умерла окончательно. Несколько кипрских терракотовых фигур VII века до н. э. можно с полным основанием назвать «кентавроидами». В отличие от Минотавра с туловищем человека и головой буйвола у этих существ имеются человеческие головы (иногда — с рогами) и тела буйволов, что, вероятно, связано с культом бога плодородия — быка.

Чаще всего кентавры характеризовались как дикие и несдержанные, с непредсказуемым проявлением насилия, существа, в которых преобладала животная природа. Кентавры отличались буйством, склонностью к пьянству и враждебностью к людям. Но среди них были известны и мудрые кентавры, в первую очередь, уже упомянутые Фол и Хирон, друзья и учителя Геракла и других. Популярным поэтическим сюжетом античности, отображенным в Парфеноне Фидия (ок. 490 до н. э. — ок. 430 до н. э.), воспетым в «Метаморфозах» Овидия (43 г. до н.э. – 17 г. н.э.) и вдохновившим Рубенса, была кентавромахия -битва лапифов с кентаврами, разгоревшаяся из-за необузданного нрава последних на свадебном пиру царя лапифов Пирифоя. «В «Одиссее» Гомера также описана история о том, как кентавр Эвритион, приглашенный на свадьбу Пирифоя,напился вина и попытался обесчестить невесту. В наказание ему отрезали уши и нос и вышвырнули вон. Кентавр призвал своих собратьев к отмщению, и спустя некоторое время произошла битва, в которой кентавры потерпели поражение.

Если в Греции кентавр был воплощением животных качеств, несовместимых с человеческой натурой, необузданных страстей и неумеренной сексуальности, то в Древнем Риме он превратился в миролюбивого спутника Диониса и Эроса. Наибольший вклад в формирование римского варианта образа кентавра внес Овидий (43 до н.э. — ок. 18 н.э.) в «Метаморфозах».
Гибель кентавров и их роль в смерти Геракла

Кентавры жили в горах Фессалии вплоть до того дня, когда они потерпели поражение от лапифов и Геракл рассеял их по всей Элладе. Большая часть кентавров, согласно трагедии Еврипида «Геракл» (416 г. до н.э.) была перебита Гераклом. Те, кто спаслись от него, заслушались сирен, перестали есть и умерли от голода. По одному рассказу, Посейдон скрыл их в горе в Элевсине.

Кентавр Несс, согласно Софоклу, сыграл роковую роль в гибели Геракла. Он попытался похитить жену Геракла Деяниру, но был сражён стрелой с ядом Лернейской гидры. Умирая, Несс решил отомстить Гераклу, посоветовав Деянире собрать его кровь, так как она якобы поможет ей сохранить любовь Геракла. Деянира пропитала ядовитой кровью Несса одежду Геракла, и он умер в страшных мучениях. Кентавриды – кентавры женского пола

Наряду с кентаврами мужского пола в греческих преданиях иногда описывались кентавриды (кентаврицы). Их образ довольно редко встречается в мифах и живописи, и то, они чаще характеризуются какнимфы. Немногие авторы, упоминающие о существовании кентаврид, описывали их как созданий прекрасных физически и духовно. Наиболее известной кентавридой была Гилонома, жена кентавра Киллара (Циллара). Разновидности кентавров. Кентавроиды

Существует довольно много вариаций внешнего вида кентавров. Иногда они даже изображались крылатыми, со второй головой дракона (в Вавилоне, на Крите). Для обозначения существ, похожих на лошадь, но сохраняющих черты кентавра, в литературе используется термин «кентавроиды». Кентавроиды были особенно популярны в средние века. К ним относились онокентавр (человек-осел), букентавр (человек-бык),керасты (человек-буйвол), леонтокентавр (человек-лев), ихтиокентавр(создание, сочетающее в своем облике элементы рыбы, коны и человека). Самые древние терракотовые фигурки кентавроидов с головой человека и телом буйвола VII в. до н.э. встречены на Кипре.

Большое количество разнообразных существ — химер, близких к описанным выше кентавроидам, наблюдалось мной в таиландском храме Ват По в Бангкоке. Полкан и Китоврас

К кентаврам также относились славянские полубоги Полкан и Китоврас (демон Асмодей у евреев) и их сородичи (вероятно Полкан и Китоврас были одним и тем же существом). Полкан был необычайно сильным и прытким. Он имел до пояса тело и сложение человека, а ниже пояса представлял собой коня. Когда древние славяне воевали, Полкан и его сородичи старались выступить им на подмогу и сражались столь отважно, что их слава пережила века. Китоврас имел такой же облик, что и Полкан, и славился своим умом. Изловленный царем Соломоном, он удивлял его своей мудростью

Не меньшую загадку, чем сам образ кентавра, представляет его имя. Ни Гомер, ни другой древнегреческий поэт Гесиод, упоминая о кентаврах, не описывают их наружность, если таковой, разумеется, не считать характеристику «волосатые люди-звери». Хотя изображения лошадей с человеческими головами встречаются начиная уже с VIII века до н. э., нет никаких оснований полагать, что во времена Гомера представление о «полузвериных» существах было настолько распространенным, что не нуждалось в комментариях. Современный английский писатель Роберт Грейвс, много обращавшийся в своем творчестве к эпохе античности, считал, что кентаврами Гомер именует представителей воинственного племени, которые поклонялись лошади. Под предводительством своего царя Хейрона кентавры выступили против своих врагов лапитов совместно с ахейцами.

Споры о происхождении слова «кентавр» никогда не утихали. По разным версиям, оно могло произойти от латинского «центурия» — «сотня» или греческих «центрон» — «козел», «кентео» — «охотиться, преследовать» и «таврос» — «бык».

Первым древнегреческим поэтом, упомянувшим о лошадиной природе кентавров, был Пиндар (ок. 518- 442 или 438 до н. э.). В «Пифиане» он говорит о возникновении кентавров. Лапит по имени Иксион влюбляется в Геру, и Зевс в отместку посылает к нему облако, напоминающее по виду богиню, Иксион совокупляется с облаком, и оно рождает ему ребенка: «Мать эта принесла ему чудовищное потомство. Не было никогда ни такой матери, ни такого ребенка, которого не приняли ни люди, ни боги. Она вырастила его и нарекла Кентавром. От его союза с магнезийской кобылицей произошло небывалое племя, нижнюю часть унаследовавшее от матери, а верхнюю — от отца». С другой стороны, согласно Пиндару, происхождение Хейрона было совершенно иным. Он — «сын Филира, потомка Крона, который некогда правил огромным царством и был сыном Небес». Хейрон женился на девушке по имени Харико, и у них родились вполне человеческого вида дочери. Он, видимо, был единственным «домашним» кентавром. Именно Хейрон являлся воспитателем Ахилла и Геркулеса.

История другого кентавра — Нессоса — дошла до нас благодаря трагедии Софокла (V век до н. э.). Геракл везет к себе в дом свою невесту Дейанейру. Кентавр зарабатывает перевозом людей через реку Эвен. Дейанейра садится к нему на спину, чтобы перебраться на другой берег, но посередине реки Нессос хватает ее и пытается обесчестить. Геракл спасает невесту, пронзая кентавра копьем в грудь. Умирая, Нессос советует Дейанейре собрать его кровь и использовать ее в качестве приворотного зелья в случае, если Геракл когда-нибудь полюбит другую женщину. Дейанейра обмакивает в кровь кентавра край туники. Когда Геракл надевает тунику, пропитанная ядом ткань прилипает к его телу и причиняет такую мучительную боль, что он бросается в огонь. Если в Греции кентавр был воплощением животных качеств, несовместимых с человеческой натурой, необузданных страстей и неумеренной сексуальности, то в Древнем Риме он превратился в миролюбивого спутника Диониса и Эроса. Наибольший вклад в формирование римского варианта образа кентавра сделал, безусловно, Овидий (43 до н. э. — ок. 18 н. э.) в «Метаморфозах». Поэт вносит множество деталей в историю женитьбы Пейритоона и последовавшего затем сражения. В битве участвуют не только Фолос и Нессос, но и другие кентавры, являющиеся плодом воображения Овидия. Среди них наибольший интерес представляют Циллар и Гилонома.

Циллар — юный, белокурый кентавр, Гилонома — его возлюбленная, девушка-кентавр с длинными волосами, украшенными розами, фиалками и белыми лилиями, «прекрасней которой не было в лесах». Когда Циллар погибает в битве, Гилонома бросается на копье, пронзившее ее возлюбленного, и сливается с ним в последнем объятии. Эта история прекрасного кентавра, его женственной возлюбленной, их верной любви и трогательного самоубийства контрастирует с образом дикого и необузданного греческого кентавра.

Древнейший из дошедших до нас гороскопов был составлен около 410 года до н. э. в Вавилоне. Не вызывает сомнений то, что зодиакальный Стрелец (Кентавр), так же как Скорпион и Козерог («антилопа подземного океана» Эя), — образы, навеянные касситскими пограничными монументами. Наряду с созвездием Кентавра-Стрельца существует и Южный Кентавр. Под именем зодиакального Козерога кентавр перешел и в искусство исламского мира.

Закрепление кентавра в качестве одного из зодиакальных символов сыграло свою роль в том, что память о нем сохранилась и в средневековье. В бестиариях образ онокентавра, человека-осла, однозначно связывали с дьяволом. Средневековый кентавр всегда изображался облаченным в тунику или плащ и непременно держащим боевой лук в руках. Таким его можно увидеть на гербе английского короля Стефана I. Существуют и изображения кентавра с человеческими руками, неуклюже стоящего на единственных задних лошадиных ногах.

На байонском гобелене, запечатлевшем сцены нормандского завоевания Англии (XI век н. э.) в эпизоде, изображающем Гарольда на пути к Вильгельму Завоевателю, присутствуют пять длинноволосых одетых кентавров, двое из них — крылатые. А в эпизоде «Гарольд спасает двоих солдат» изображен кентавроид с львиными лапами. Каменное изваяние еще одного леонтокентавра можно увидеть в Вестминстерском аббатстве в Лондоне.

В «Божественной комедии» Данте встречаем Хейрона, Нессоса и Фолоса в седьмом круге ада, где они сбрасывают в реку из кипящей крови души «насильников». Данте удается в небольшом отрывке перечислить большинство мифологических черт кентавров. Когда Хейрон замечает Данте и Вергилия, он достает стрелу из колчана, висящего у его бедер, и расправляет бороду, чтобы она не мешала ему разговаривать. Хейрон не лишен интеллекта: он видит, что нога «того, кто позади, передвигает то, чего касается», и понимает, что Данте жив. Нессос вспоминает свое прижизненное ремесло и перевозит Данте и Вергилия через кровавую реку Флегетон. Кентавры седьмого круга — «хранители и распорядители вечной справедливости».

Единственное, что упустил Данте в описании «быстроногих зверей», — не указал их лошадиную природу. Образованный итальянец, вне всякого сомнения, не только читал Овидия, но и видел бронзовых римских кентавров, полагая, что его читатели не хуже знакомы с ними. Однако иллюстраторы комедии, похоже, имели на этот счет значительный пробел. Один из них изобразил кентавра с человеческой головой, растущей прямо из груди лошади, разумеется, без рук и торса. Стоя перед задачей изобразить кентавров-лучников, художник совершенно растерялся и нарисовал их просто как обнаженных мужчин.

В «Истории Трои» Лефевра кентавр по непонятной причине становится союзником троянцев. Кентавр «с гривой, как у лошади, глазами красными, как угли, метко стрелял из своего лука; зверь этот вселял ужас в греков и многих из них поразил своими стрелами». Видимо, именно эта история была известна Шекспиру. В «Троиле и Крессиде» герой Троянской войны Менелай говорит: «Ужасный кентавр вселил страх в наших воинов». В кентавре Шекспира возрождается греческий образ этого существа — угроза общественному порядку. В XIX веке образ кентавра привлек к себе еще больший интерес в литературе и искусстве. Гете сделал Хейрона одной из центральных фигур в описании Вальпургиевой ночи в «Фаусте». Здесь Хейрон снова становится мудрым и добрым существом. Именно он отвозит Фауста на встречу с Еленой. Для Гете Хейрон — олицетворение мужской красоты — «он получеловек и безупречен в беге».

Кентавра изображали на своих полотнах и в оккультурах Боттичелли, Пизанелло, Микеланджело, Рубенс, Беклинг, Роден, Пикассо и многие другие. Ему посвящено множество литературных произведений и научных трудов. В XIX веке кентавр также не остался забытым.
КЕНТАВР: АНАТОМИЯ, ФИЗИОЛОГИЯ, ЭВОЛЮЦИЯ

Кентавр — необычное, парадоксальное существо, недоразгаданная тайна природы. Именно природы — сейчас мы можем утверждать это с абсолютной точностью.В течение долгого времени ученые не располагали более или менее достверными доказательствами реальности существования кентавра. Ошибочно считалось, что это сугубо мифологический персонаж, которого в природе нет и не было никогда.

Однако было бы странно, если бы абсолютно вымышленное существо так часто упоминалось в различных литературных источниках, так часто изображалось скульпторами и живописцами. Ведь широко известно, что прототипом морских сирен послужили реальные животные с этим же названием, а на острове Комодо сохранилась вараны воистину драконских размеров.

Недавно сторонники версии о реальности кентавров получили неопровержимые доказательсва своей правоты. Археологические раскопки близ Эль-Аюма (Сахара Западная) рассеяли все тайны и домыслы — там было обнаружено более десятка скелетов кентавров, многие из которых довольно хорошо сохранились. Проффесор Калифорнийского института естествознания Дж.Р.Р.Эпштейн по методу профессора Герасимова восстановил внешний вид кентавра.

Размеры кентавра отнюдь не гигантские: в холке — около метра, от передних копыт до макушки — примерно метр восемьдесят. Объем мозга несколько меньше, чем у человека, но больше чем у шимпанзе и гориллы. Большой интерес у исследователей вызвал вопрос, как располагались внутренние органы в двух полостях. Оказалось, что вся верхне-передняя (человекоподобная) часть была заполнена органами дыхания. Мощные легкие с большими бронхами делали кентавров необычайно выносливыми, кроме того, очевидно, кентавры были весьма громкогласны, а следовательно, и тугоухи. В нижне-задней части сразу за средним поясом конечностей, оберегаемое ключицами и лопатками, находилось огромное сердце. За сердцем — объемный желудок и длинный кишечник, что указывает на то, что кентавры питались преимущественно травой. По бокам, возле ребер, кентавры имели воздушные пузыри, подобные тем, что есть у птиц. Во время вдоха они заполнялись воздухом, чтобы потом, во время выдоха, наполнить этим воздухом легкие. Таким образом, кентавры были единственными млекопитающими с двойным дыханием.

Классифицировать кентавра оказалось чрезвычайно сложно. Скорее всего, это особый класс шестиногих позвоночных типа хордовых тупиковая ветвь. Доисторические предки кентавров, очевидно, обитали в лесах, передвигались на всех шести конечностях и были куда более медлительными. Выглядели протокентавры (Protocentaurus vulgaris) иначе: конечности были короткие и неуклюжие, передняя часть совсем не напоминала человеческую. Жили они в берлогах и были всеядны. Однако, с изменением климата протокентавры сделались степными животными, что потребовало от них более высокой скорости передвижения. При этом передняя часть тела оторвалась от земли и облегчилась, а задняя наоборот, сделалась более массивной, средние и задние конечности заметно вытянулись. Далее, в процессе эволюции задняя часть тела все более напоминала лошадиную, так как условия обитания и образ жизни кентавров были абсолютно такими же, как у диких лошадей. Передняя же часть, облегчившись и став вертикальной, высвободилась для полезного труда, передние конечности постепенно стали напоминать человеческие руки. Таким образом, с полной уверенностью можно заявить, что труд сделал из протокентавра — кентавра настоящего (Centaurus centaurus).

Остается загадкой, были ли кентавры разумными. Мифология говорит «Да» (см. мифы о Язоне, о Лапифе и т.д.), но наука не обладает достоверными данными на этот счет. К сожалению загадка это неразрешима, так как все кентавры уже вымерли. Можно предположить, что повинны в этом люди. Многие литературные источники — например, миф о Лапифе — повествуют о вражде людей и кентавров. Очевидно, громоздкие и неповоротливые, кентавры не выдержали конкуренции с ловкими и мобильными людьми. Предположительно, уже в первом тысячелетии до нашей эры кентавры были полностью вытеснены с территории Древней Греции и из Европы вообще. Загнанные в пески Сахары, уменьшающиеся группы кентавров могли просуществовать до первых веков нашей эры. Последнее упоминание о встрече с кентаврами можно найти в трактате Капалья «Мои путешествия на далекие берега».

Кентавр: описание легенды о лошади и картинки | Мои лошадки

Прообраз легендарных лошадей впервые возник в Вавилоне, в те времена каста кочевников, совершала набеги на Египет и Ассирию. На границах своих земель кочевники ставили гигантских идолов из камня, это были божества — хранители, среди которых были кентавры. Одни изображали крылатых идолов с двумя головами. Человеческая голова, которая, смотрит в даль. А голова дракона, была обращена к дому. У существ были лошадиные торс и ноги. И два хвоста. Один принадлежал лошади, а другой скорпиону. В руке у идола был натянутый лук и колчан со стрелами. Вот так кентавр с востока завоевал мир.

Кентавр это духовный хранитель, кочевого племени. Он соединяет в себе основные атрибуты жизни деятельности кочевника лук стрелы и коня.

Кочевники захватили огромные торговые, так кентавр удачно «вписался» в микенскую цивилизацию. Обломки этой цивилизации были обнаружены на Крите и в других греческих поселениях. В этот период В Греции уже существовала письменность, уже создавались первые пьесы на основе легенд, воплотивших в себе характер героев из микенского эпоса.

Кентавры в греческой мифологии


Обычно Греки представляли кентавра в виде косматого бородача с грубыми чертами лица и лошадиными ушами. Существа с человеческой головой, и туловищем, прикреплённым к лошадиному крупу. Верхние конечности кентавра принадлежат человеку, а нижние коню. Их изображали обнажёнными с оружием в руках. Чаще всего это был лук, иногда художники «вооружали» кентавра дубиной, или камнем. В ранний  период художники изображали кентавров с человеческими и конскими гениталиями.

Происхождение

В родословной легендарных существ есть несколько версий. По одной из легенд кентавры, являются родственниками титанов, а возможно и самих Олимпийских богов. Существует ещё одна неправдоподобная версия кентавры это представители особой расы, которая должна была обеднить людей и животных. Возможно, по этому им приписывали божественное происхождение, эту версию можно было бы смело отбросить, если бы не упоминания о «гибридах» в естественной истории(80 год от рождества Христова).

В научном трактате упоминается рассказ Плиния о том, что видел мёртвого гиппокентавра, которого привезли Египтяне в дар императору, диковинного зверя законсервировали в меду.

Греческая мифология  не только не опровергает эту торию, она даёт неопровержимые доказательства об отношении людей и кентавров. Кентавр соединяет в себе качества человека и животного. Однако всеми поступками руководят инстинкты. В гротескной форме раскрываются все человеческие недостатки.
Пьянство.
Похоть.
Жажда наживы.
Если греки осуждали кентавра за его буйство, то в Древнем Риме его уважали. И это не удивительно, по мнению греков, сами римляне не далеко ушли от кентавров. Для них римляне были таким же воплощением воинствующих дикарей, которые только и делали, что воевали и грабили. В римской мифологи люди крин только и делали, что участвовали в праздничных шествиях Диониса и Эроса.

Созвездие кентавра

Практически все кентавры были смертными, исключение составил Хирон, он отличаются от собратьев не только характером, но и внешностью. Обычно его изображались с человеческими ногами, в то время как вся задняя часть тела оставалась лошадиной. Хирон носил одежду. В отличие от других своих родичей этот кентавр был бессмертным.

Существует немало легенд:
Хирон был сыном красивой кобылицы Филиры, и титана Кроноса.
По другой версии Филида дочь Океана была нимфой. По легенде титан  Кронос  превращался в коня, чтобы его жена Рея не узнала о его изменах. Так на свет появился Хирон.
Рея застала любовников, и Кронос превратился в коня, потому Хирон родился с телом коня, но с человеческой головой, руками и ногами.
Божественное происхождение наделило Хирона не только выдающимся умом, но и многими талантами. Он не т был отличным охотником и воином (умел разрабатывал тактику боя). Знал медицину, астрономию, разбрёлся в музыке. А главное в отличии от своих сородичей прославится своей добротой. Ему покровительствовал Аполлон.Хирон был воспитателем  Ахилла, Геракла, Тесея и Ясона,по легенде он обучал медицине Асклепия.

По легенде Хирон страдал от неизлечимой раны, которую ему случайно нанёс Геракл.  Он обменял своё бессмертие на свободу Прометея. За это Зевс увековечил память о Хироне.Он преобразил его в созвездие Кентавра.

Геракл и кентавры

Как гласит легенда, первые кентавры появились в Фессалийских горах. По легенде Сын Ареса фессалийский царь  Иксион, полюбил Геру жену Зевса. Тогда Зевс приказал Туче, преобразится в Геру и соблазнить Иксиона, вот так появились кентавры.

Жителям Фессалии, пришлось не сладко, кентавры только-то и делали, что пьянствовали, охотились, совершали набеги на соседей, похищая их женщин. Но после того, как Геракл их прогнал, пришлось им скитаться по греческим городам.
По легенде Кентавр Несс, решил отомстить Гераклу. По легенде кентавр хотел украсть у Геракла жену, Геракл убил Несса, но перед смертью кентавр успел сказать Дианире, чтобы она собрала его кровь, мол, тогда муж будет любить её вечно.  Глупая женщина так и поступила, она пропитала одежду мужа отравленной кровью, от чего он скончался в жестоких муках.

Миф о кентавре Нессе и Деянире.

КЕНТАВР
Иметь такой зад как шар полированный
Такие ноги на которые редкий мясник
Не оглянется
Весить с целый диван погребенный под сотней подушек
И душу иметь
Так еду обожать чтоб потребовались три таза луженых
А уж похоть чтоб даже дубовые дупла ее вызывали
А уж прыгать чтоб с грохотом
И уметь помечтать
Петь уметь над цветком
С метафизикой шашни крутить
И о Плавте болтать
О непристойностях размышлять временами
Человечество Кентавра придумало
Проницательно разглядывая себя
СТАНИСЛАВ ГРОХОВЯК
перев Б. Окуджавы
Был я убит, но убил я убийцу. В том радости мало,
Ибо погубленный мной в смерти бессмертье обрел.
Александрийская загадка
КЕНТАВРЫ,в греческой мифологии дикие существа, полулюди-полукони, обитатели гор и лесных чащ. Они рождены от Иксиона, сына Ареса, и тучи, принявшей по воле Зевса облик Геры, на которую покушался Иксион. Жили они в Фессалии, питались мясом, пьянствовали и славились буйным нравом. Кентавры без устали сражались со своими соседями лапифами, пытаясь похитить для себя жен из этого племени. Побежденные Гераклом, они расселились по всей Греции. Кентавры смертны
Обычно кентавры показываются дикими и несдержанными существами, в которых преобладает животная природа, но известны и мудрые кентавры, в первую очередь, Фол и Хирон, друзья и учителя Геракла и некоторых других героев..Большая часть кентавров была перебита Гераклом и рассеяна по всей Элладе.. Те, кто спаслись от Геракла, заслушались сирен, перестали есть и умерли от голода. По одному рассказу, Посейдон скрыл их в горе в Элевсине..
Один из кентавров, Несс, сыграл роковую роль в гибели Геракла.


РЕНИ ГВИДО Деянира, похищаемая кентавром Нессом, 1620-1621.
После кентавромахии, рассеявшей кентавров по Аттике, и разгрома остатков горного племени, учиненного Гераклом в его пятном подвиге, кентавры эпизодически появляются на мифологических просторах, занимая разные неподобающие должности. Несс · (N e s s o z) один из кентавров, известный своим коварством. После битвы Геракла с кентаврами жил у реки Эвен,— подхалтуривал на переправе через горную речку, перевозя на широкой спине слабосильных путников и женщин.
Однажды судьба направила через эту реку Геракла с супругой Деянирой. Увидев перевозчика, Геракл поленился перенести жену сам, а препоручил ее Нессу. То ли решив отомстить Гераклу за причиненное племени зло, то ли действительно воспылав внезапной страстью к женщине, Несс, переплыв поток, бросился со своей ношей наутек от замешкавшегося героя. Геракл, недолго думая, схватил лук и всадил отравленную стрелу в спину скакавшего галопом похитителя. Яд Лернейской гидры действует почти мгновенно, но, прежде чем умереть, Несс успел нашептать Деянире, что, де, кровь кентавра — лучшее приворотное средство в древнегреческой природе.

Франц фон Штюк Геракл и Несс
Почему Деянира поверила своему хвостатому похитителю, чего ради собрала и сохранила его отравленную кровь — непонятно. Женщина — хоть и жена героя! Но когда, много позже, Геракл захватил в одном из военных походов качестве трофея дочь эхалийского царя красавицу Иолу, Деянира, справедливо опасавшаяся соперничества, смочила в ядовитом эликсире хитон мужа и послала ему с вестником. Геракл надел хитон — и лернейская отрава проникла в его жилы, ткань приросла к телу и герой был брошен в пучину неутолимой жгучей нарастающей боли. В отчаянии он смог лишь устроить жертвенный костер для себя самого и взойти на него. Так он умер, а посмертие его неизвестно: стал ли он новым богом, а Геба его небесной супругой, сошел ли в Аид — в этом месте источники темны и неясны.
Некоторые видят Несса в созвездии Стрелец.

Питер Пауль Рубенс . Несс и Деянира.

Игорь Каретин


Бартоломеус Шпрангер. Геркулес, Деянира и кентавр Несс

Арнольд Бёклин, Швейцария (1827-1901) Несс и Деянира
http://letter.com.ua/mifs/mifs60.php
http://www.astromyth.tau-site.ru/Subjects/Centaurus.htm
http://www.bestiary.us/centaur.php

Кентавры — племя полулюдей-полуконей из греческих мифов

В эпоху знаменитого Гомера верховая езда у греков не была распространена — можно сказать, ее вовсе не было. Первые путешественники, приехавшие в Грецию верхом на лошадях, показались им едиными со своими конями. Подобную теорию подтверждает не столь отдаленное первое столкновение конкистадоров с индейскими племенами. Писсаро и Эрнан Кортес со своими солдатами представлялись краснокожим настоящими кентаврами, едиными с лошадьми. В одном из столкновений суеверие и ужас сыграли ключевую роль: после первых выстрелов один из конкистадоров выпал из седла — и тогда индейцы, уверенные что перед ними одно существо, посчитали разделение целого надвое не иначе как жутким чудом. Индейцы бежали.
Но у греков были лошади, в отличие от индейских племен, знакомых лишь с бизонами. Более правдоподобной представляется версия, по которой кентавры являются специально созданным мифическим образом. Они отражали одну из граней действительности, какой её видели древние греки.

Самые известные мифы о кентаврах

Наиболее популярной является кентавромахия — миф о битве кентавров и лапифов на свадьбе. Лапифы, желая обрести мир с давними врагами, пригласили племя кентавров на свадьбу Ипподамии (Гипподамии) и Перифоя. Но мира не вышло: захмелевшие гости начали оскорблять невесту, попытались её похитить, а после опрокинули столы и начали драку. Эта сцена вдохновила Рубенса на создание «Похищения Гипподамии». До Рубенса Овидий описал эту сцену в седьмой книге «Метаморфоз». Считается, что лапифы победили и изгнали кентавров из Фессалии. В другой версии мифов кентаврам повезло меньше: Геракл перестрелял всех из лука.
Битва лапифов с кентаврами
Не обошел этих существ вниманием и Плутарх. «Ужин семи мудрецов» содержит юмористическую историю о коринфском деспоте Периандре, которому принесли новорождённого детеныша кобылы — до пупка детеныш был совсем как человек, а ниже у него было тело лошади. Детеныш издавал плач, как человеческий младенец, и придворные усмотрели в этом зловещий знак. Но когда Периандр обратился к мудрецу Фалесу, тот осмотрел детеныша и со смехом сообщил повелителю, что не одобряет поведение пастухов.
Поэт Лукреций твердил о невозможности существования подобных существ. Он считал доказательством своей теории то, что лошади взрослеют раньше людей, и трехлетний кентавр имел бы тело взрослого коня и тельце лепечущего ребенка. Кроме этого, лошадиная часть умерла бы на полвека раньше человеческой. Греки возражали ему тем, что кентавры могли расти как люди — обеими своими частями. Народ крепко держался за свою веру в мифы и мистических существ.
Главной причиной, по которой кентавры не показываются людям, была их малочисленность после бойни на свадьбе у лапифов. Тогда погибла большая часть племени, а когда оставшиеся в живых принялись искать новое место для проживания, то повстречали сирен. Те их и погубили сладкозвучным пением. Некоторых бог морей Посейдон все же спас, спрятав в Элевсине, в горах.
История самого знаменитого героя греков Геракла плотно связана с кентаврами. Его учил Хирон, Геракл вступил в противоборство с Анкием, Агрием, Ореем и Гиреем. Кентавр Пиленор был ранен Гераклом. Он промывал свою рану в водах реки, отчего те стали отвратительно пахнуть. Фол стал случайной жертвой отравленных стрел Геракла. Алкиона стала объектом домогательств Хомада, также кентавра, и была убита героем.

Легенда о кентавре » Аниме Онлайн Смотреть бесплатно на — AnimeTeatr.club * _ *

Сегодня, 00:37

Разноцветная пастораль: Из Бермудского треугольника
— Добавлена 10 серия с русской озвучкой
Сегодня, 00:27

Эндро!
— Добавлена 10 серия с русской озвучкой
Сегодня, 00:22

Домекано / Любовь X Дилемма
— Добавлена 10 серия с русской озвучкой
13-03-2019, 22:48

Парни эпохи Мейджи / Любовь эпохи Мэйдзи
— Добавлена 10 серия с русской озвучкой

Читать «Сказание о кентавре Хироне» — Голосовкер Яков Эммануилович — Страница 1 — ЛитМир

Я.Голосовкер
Сказание о кентавре Хироне
Часть I
СКАЗАНИЕ О ТИТАНЕ КЕНТАВРЕ ХИРОНЕ-ВРАЧЕВАТЕЛЕ И ОБ АСКЛЕПИИ, МАЛЬЧИКЕ-БОГЕ
Сказание о нимфе Харйкло и об ослеплении ее сына, Тиресия
У пещеры кентавра Хирона, на горе Пелион, умирала старая Харикло.
Некогда была нимфой Харикло, дочь древнего титана Перса. И, как все титаны, была титанида Харйкло бессмертной и вечно юной. Но, когда боги Крониды низвергли древних титанов Уранидов в тартар, а других непокорных титанов изгнали на край земли, к Мировой реке-океану, приманила к себе дочь Зевса Афина юную титаниду Харикло, и стала нифма Харйкло подругой небесной богини.
Был у Харикло сын — юноша Тиресий. И таким обладал он проницательным взглядом, что любую добычу мог увидеть сквозь гущу листвы, в глубине речных вод и на самой далекой горной тропе. Но случилось нежданное.
Как-то бродил Тиресий по заповедным местам Пелиона, и послышался ему плеск и радостный смех, каким смеются счастливые боги.
«Верно, нимфы резвятся», — подумал Тиресий и метнулся из лесной мглы через заросли тамарисков и терний прямо к светлому озеру, на золотой песок. Это озеро было насквозь зеркальным, и, кто к нему подходил, у того на мгновение слетала с глаз пелена смертности и он мог видеть мир таким, каким его видят бессмертные.
И увидел Тиресий: плещется перед ним в озере, по пояс в воде, богиня Афина и рядом с нею мать Тиресия нимфа Харикло. Такой увидел богиню смертный юноша Тиресий, какой видеть ее могли только боги.
Вскрикнула в гневе богиня. Сохнуло от ее крика деревья над озером, и дриады опрокинулись от испуга головой к поде. Над озером повисли их волосы. Вышла богиня из веды. И вздохнуть не дала Тиресию, как уже стоит перед ним во всей красоте своей, вся как есть, и грозно смотрит в глаза юноше.
Замер восхищенный Тиресий. Не встречал он еще на земле такой красоты и мощи: не речная нимфа перед ним, не наяда гротов Пелиона — верно, перед ним небожительница. И готов он все отдать за мгновение, только бы видеть богиню. Не упал он ниц перед нею, не закрыл своих смертных глаз, не взмолился к Чудодеве Олимпа: «Пощади! Я не знал… Я случайно…» Стоит Тиресий перед Афиной и смотрит глазами смертного юноши в ее бессмертные глаза.
О, и грозен был голос богини:
— Видишь ты меня и свет солнца, но в последний раз видишь, смертный!
Не успела Харикло крикнуть сыну, не успела прикрыть его своим телом, не успела умолить богиню-подругу, как уже издала Дева-Воительница боевой клик Кронидов: рванулись ее руки к смелым глазам юноши-героя и вырвали эти глаза из глазниц. В ярости бросила их Афина на песок и ногой отметнула в озеро:
— Лови яблоки света, Харикло!
Застонало материнское сердце. Кинулась Харикло из воды на берег к сыну, обняла его окровавленное лицо, прижала к груди, и живая кровь смертного потекла по бессмертному телу нимфы.
— Боги, боги! Какие же вы боги, Крониды! Это сын мой, Тиресий. Он услышал голос матери, выбежал к ней навстречу, на радость. Что же топчете вы титанову правду!
Пошатнулся Тиресий, упал на песок, и, обнимая, прикрыла его своим телом нимфа Харикло и плакала такими слезами, какими плачет только мать.
А богиня Афина уже в боевом доспехе. Еще грознее стал ее лик и взор, и в них неумолимость Кронидов:
— Не знала я, что есть у тебя смертный сын, что ты, мать, посмела быть подругой Девы-Афины. Разорван наш союз, Харикло. Не резвиться нам отныне вдвоем, не купаться в озере Радости. Но была ты все же подругой Афины, богини Олимпа. Проси у меня чего хочешь, но в последний раз ты у меня просишь.
Оторвалась тогда Харикло от тела сына, протянула к богине руки:
— Исполни материнскую просьбу: верни Тиресию глаза! Дай ему опять увидеть мир Кронидов! Проницал он среди смертных любую тьму, мог высмотреть добычу сквозь любую листву, сквозь любую глубину речных вод, на любой далекой горной тропе.
И услышала Харикло ответ богини:
— Не могу я вернуть ему глаза. И никто их не может ему вернуть — ни бог, ни титан, ни сам Кронид. Кого мы, боги, ослепили, тот навеки слеп. Кого люди ослепили, тот может прозреть. Но в милость тебе, былой подруге, дам я ему иное зрение: будет Тиресий прозрителем. Будет он читать тайные знаки живой жизни, понимать голоса птиц и зверей, шепот трав и журчание вод, будет видеть грядущее в дне текущем, будет помнить все былое, забытое. Сможет он познавать даже мысли богов. И срок его жизни будет ему удлинен против других смертных втрое. И, когда он сойдет в аид, будет он помнить и там, среди бесплотных теней, все былое, забытое и, как прежде, будет видеть грядущее. Но одного да не дерзает он: открывать людям мысли богов Кронидов без воли Кронидов, — или утратит он тотчас свой дар прозрения: исчезнет его зрячесть слепоты. Останется он просто слепцом, не видящим даже своей дороги, и, преследуемый демонами — адской Манией и безумящей Лиссой, будет он слепо блуждать по земле, гонимый и людьми, и зверями, и водами, и даже камнями.
Будут его птицы клевать и звери терзать, будут его хлестать деревья ветвями, будут травы опутывать его голени, и колючки вцепятся в него, и камни будут падать ему под ноги, и воды будут затягивать его в тину. И никто не будет ему сострадать. Неумолима казнь богов. И вонзила богиня копье в землю.
— Но ты — за тот дар прозрения сына отдашь мне половину своего бессмертия титаниды. Знай, не дается даром смертным прозрение. Ты молила меня голосом матери, упрекнула нас, богов Олимпа. Уранида ты — а я от Кронидов. Говори: отдаешь ли ты, мать, половину своего бессмертия за прозрение слепого сына?
И ответила сквозь слезы Харикло:
— Отдаю.
Засмеялась Дева-Воительница, издала победный клик Кронидов, трижды ударила копьем оземь, сказала:
— Встань, Харикло. Посмотри на себя в озеро Радости, Станет оно теперь озером Печали. И исчезла Афина в небе.
Подошла Харикло к озеру. Видит — опрокинулась в озеро вверх ногами не нимфа, а опрокинулись четыре копыта. У копыт высокие конские ноги. На ногах — конское туловище. Нагнулась Харикло к воде и тотчас увидела вновь себя, да только до пояса: приросла она к конской груди белой кобылицы, там, где обычно у лошади поднимается шея. В кентавра обратила Афина нимфу.
И осталось ее человеческое тело бессмертным, но ее конское тело было смертным.
О, как обняла тогда мать Харикло обеспамятевшего сына Тиресия! Как приподняла его с земли и унесла в пещеру на гору Хирона — на Пелион! …Вспоминала старая Харикло.
Вспоминала, как нашел ее потом кентавр Хирон, как ушла она к нему, к сыну Крона, в пещеру. И тогда казалась она себе вечно юной, как прежде.
Но ушли года и пришли годы. Стало смертное тело кобылицы бороться за жизнь с бессмертным телом нимфы. Вздох за вздохом, частицу за частицей отдавало тело титаниды свою силу жизни конскому телу. И вот уравнялись их силы живой жизни, и начала сила бессмертия иссякать.
Долго боролся чудный врачеватель Хирон за спасение Харикло — за живую жизнь в ее теле с жизнью мертвой.
И все же стала нимфа, красавица титанида, и стареть и хиреть.
Пришел час. У порога пещеры Хирона умирала старая Харикло. А Гелий-Солнце, древний друг, все тот же.
Много лекарственных трав и кореньев приносил ей Хирон из лесов, и не раз чудесный врачеватель возвращал умирающую к жизни. Готовила Харикло целебные зелья и вливала в зелье ту каплю амброзии, которую, что ни утро, доставляла в зобе бессмертному кентавру голубка из сада Гесперид. Нарушая запреты богов Кронидов, отдавал ту каплю Хирон смертной Харикло, а сам питался нектаром цветов, даром нимф луговых Пелиона. Амброзийное благоухание наполняло пещеру. Но не помогли ни травы, ни амброзийные зелья.
Еще долго бродила Харикло по заповедным местам в горах, ковыляя на распухших конских ногах, в поисках чудодейного Прометеева корня с алым цветком. Говорили, будто вырастал тот цветок из капель крови титана Прометея, что сочилась из его растерзанной раны и падала с высоты к подножию скалы Кавказа. Копала Харикло расщепленным копытом землю, нюхала ее, долго втягивая воздух, но не нашла Харикло чудодейного корня. Тогда вернулась старая к пещере на Пелион, опустилась .конским телом на кучу сухих листьев и мха у ее входа, прислонилась человеческим телом к гранитному косяку и ушла глазами в далекие леса и горы.

Легенды о кентаврах. Мифология. Сказание о происхождении кентавров (А. Б. Камалова)

Урожденные титанами, кентавры были бессмертны, как дети первых самых древних богов, Урана-Неба и Геи-Земли. И жили они в радости, не зная ни страданий, ни старости. Мирно паслись благие кентавры на полях феакийских2 с нивами самосевными среди рощ плодовых. Для всех титанов – былых богов – наступил тогда Золотой век. Так было в царствие Кроноса. Но младший из кронидов – Зевс, свергнул отца и отправил его в мир вечного мрака Тартар. И тогда братья и сестры Крониды, жившие высоко в горах – на многовершинном Олимпе, поделили между собой власть над миром. Но не покорились им благие кентавры, претило им коварство и хитроумие олимпийцев в борьбе за власть. Не признали они воцарения олимпийцев: ни Зевса – громовержца и метателя молний – владыкой мира, ни Посейдона – владыкой пучины морской, ни Аида – владыкой мрачного мира теней не признали они. «И мы из рода титанов! И мы бессмертны! – гордо кричали они богам на Олимпе. – Никто не властен над нами! Мы вольны!». И изгнаны были кентавры с полей золотых изобильных в дебри лесные на круторогий хребет Пелиона. Там в непроходимых чащах лесных опасность подстерегала их на каждом шагу. Там в миг любой от прыжка зверя хищного мог хрустнуть конский хребет. Там, в миг любой зверина лютый мог сомкнуть клыки свои на шее человечьей. Там, в миг любой змея дремучая, с шипением проползая меж камней, могла впрыснуть яд в кровь бедного кентавра. Жизнь и смерть боролись между собой – ежедневно, ежечасно. И иссякла сила бессмертия в борьбе за жизнь. Затравленные страхом и лютостью, обезумели кентавры и стали терять свое бессмертие. Много кентавров погибло. Но уцелевшие сами стали звереть, чтобы выжить! Сами стали лютее зверя лютого! Иные могучими руками вырывали с корнями деревья из земли, другие ударом копыта отсекали глыбы скал и крушили врага, копытами топча, зубами раздирая
Свирепые и ярые, некогда благие, кентавры жаждали теперь радости буйной, чтобы вихрь шумел в головах, чтобы кровь огнем закипала, чтобы сердца в небо взлетали! И такую радость принесла им дружба с Вакхом, богом виноделия и веселья. Селен, коненогий сатир, частенько прикатывал от него щедрые дары – бочки с зельем пьянящим, безумящим зельем!
– И мы – титаново племя! И нам по рождению даровано право властвовать на земле, как богам на небе! – кричали они, хмельные, угрожая богам-олимпийцам.
Впрочем, канули тысячелетия в Лету, и со времен царствования Иксиона в Фессалии, никто уже не помнил, где жили и кем были прежде эти полудикие кентавры. Они так давно обитали на горном хребте Пелион, что поговаривали, что, сам огненный Иксион и был прародителем кентавров.
Из уст в уста переходила легенда о том, что страстью воспылал титан Иксион к жене другого титана – Зевса. И тогда Зевс, такой же коварный и хитрый, как и другие его братья и сестры, рожденные от Крона, подослал к нему на свидание богиню облаков Нефелу, принявшую облик его жены, богини Геры. И от этого соития родила Нефела чудище диковинное – полубога, полузверя, получеловека – по прозвищу Кентавр. От родителей он был смесь огня и воды: то с хохотом несется по полям, разметав хвост и гриву, то по небу парит в дымных клубах облаков, то в дикой злобе яростью кипит, то растает, как облако, и дождем прольется. Это странное чудище, полуогненное, полуоблачное, паслось вместе с табунами нимф-кобылиц, зеленых, как трава. От него-то и пошли эти существа необычные: то ли люди копытные с лошадиным телом, то ли кони с человеческим торсом.

Кентавры Мифология и история

Кентавр – самое гармоничное создание фантастической зоологии. «Двуформным» назван он в Овидиевых «Метаморфозах», однако нам нетрудно забыть о его гетерогенной природе и думать, что в Платоновом мире форм, наряду с архетипом лошади или человека, есть архетип кентавра. Открытие этого архетипа потребовало многих веков; первобытные и архаические изображения представляют нам голого человека, к которому неуклюже прикреплен конский зад. На западном фронтоне храма Зевса в Олимпии у кентавров уже конские ноги, а там, где должна начинаться шея коня, высится человеческий торс.
Кентавров породили фессалийский царь Иксион и облако, которому Зевс придал облик Геры; другая легенда гласит, что они – дети Аполлона. (Есть предположение, что слово «кентавр» происходит от «гандхарва»;
в ведической мифологии «гандхарвы» – младшие боги, правящие конями Солнца.)
Так как греки гомеровской эпохи не ездили верхом, предполагается, что первый кочевник, которого они увидели, показался им чем-то единым с его конем; и в доказательство приводят то, что солдаты Писарро и Эрнана Кортеса также представлялись индейцам кентаврами. «Один из тех всадников упал с лошади, и когда индейцы, уверенные, что это одно целое, увидели, что это животное разделилось на две части, страх их был так велик, что они с воплями побежали вспять, к своим, крича, что из одного стало двое, и повергая всех в ужас; и было в этом некое тайное чудо, ибо, не будь такого случая, можно полагать, что они перебили бы всех христиан», – гласит один из текстов, приводимых Прескоттом. Но грекам, в отличие от индейцев, лошадь была известна; более правдоподобно предположение,
что кентавр – это нарочито созданный образ, а не плод ошибки по незнанию.
Самая популярная из легенд, где фигурируют кентавры, – легенда о битве с пригласившими их на свадьбу лапифами. Для гостей вино было в новинку – на пиру захмелевший кентавр оскорбил невесту и, опрокидывая столы, затеял знаменитую «кентавромахию», которую Фидий или его ученик изобразил в Парфеноне, Овидий воспел в книге XII «Метаморфоз» и которая вдохновила Рубенса. Побежденные лапифами, кентавры были вынуждены бежать из Фессалии.
В другом сражении Геркулес, стреляя из лука, уничтожил их.
Кентавр – воплощение сельской дикости и гневливости, но «справедливейший из кентавров» – Хирон («Илиада», XI, 832) был наставником Ахиллеса и Эскулапа, которых обучил искусствам музыки, собаководства, ратному делу и даже медицине и хирургии. Запоминается образ Хирона в песне XII «Ада», которую, с общего согласия, принято называть песнью кентавра. На сей предмет есть тонкие наблюдения у Момильяно в его издании 1945 года.
Плиний говорит, что видел гипокентавра, законсервированного в меду и присланного из Египта в дар императору.
В «Ужине семи мудрецов» Плутарх юмористически сообщает, что один из Пастухов коринфского деспота Периандра принес ему в кожаной сумке новорожденного детеныша кобылы, у которого лицо, голова и руки были человеческие, а все прочее – конское. Плакал он, как ребенок, и все решили, что это зловещее знамение. Мудрец Фалес, осмотрев его, рассмеялся и сказал Периандру, что и впрямь не может одобрить поведение его Пастухов.
В пятой книге своей поэмы Лукреций утверждает, что существование кентавров невероятно, ибо лошади достигают зрелости раньше, чем люди, и кентавр в три года был бы взрослым конем и вместе с тем лепечущим младенцем.
Такой конь умер бы на пятьдесят лет раньше, чем человек.
Хорхе Луис Борхес «Книга Вымышленных Существ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *