Легенда о кухулине

Кухулин Кельтская мифология

Кухулин («пес Куланна»), в ирландской мифологии непобедимый воин, герой, центральный персонаж многих саг, чья вспыльчивость часто причиняла горе ему самому и окружающим. Матерью Кухулина была Дехтире, внучка бога любви Аонгуса. На свадебном пиру в ее кубок залетела муха, и Дехтире нечаянно проглотила ее. На девушку напал глубокий сон; ей приснился бог солнца Луг, который потребовал, чтобы она вместе с пятьюдесятью родственницами обернулась птицами и следовала за ним в потусторонний мир. Три года спустя стая птиц с ярким оперением вернулась в Эмайн Маху, столицу Ольстера. Жители принялись стрелять по ним из пращей, но не смогли попасть ни в одну.
Было решено изловить птиц ночью, когда они заснут. Неожиданно вместо птиц воины обнаружили пятьдесят женщин, и среди них Дехтире, спящих в чудесной хижине.
Дехтире принесла с собой дар потустороннего мира – сына по имени Сетанта. Суалтам Мак Рот, ее супруг, был так счастлив снова обрести жену, что усыновил мальчика, будущего героя Кухулина, которому отец Дехтире, друид Катбад, некогда предсказал славу великого воина. С детства Сетанта
охотно учился военному искусству, но мало кто замечал, насколько парнишка силен
и храбр. Опоздав на вечеринку, которую ольстерский кузнец Куланн устроил в честь короля Конхобара Мак Несса, юный герой у самых ворот был атакован свирепым псом и смог избежать смерти, размозжив ему голову. Хозяин горевал, потеряв верного стража, и Сетанта вызвался служить вместо собаки, пока не будет найдена замена. Куланн отклонил предложение, однако с тех пор Сетанта получил новое имя – Кухулин, «пес Куланна».
Несмотря на предупреждение Катбада, что тому, кто в определенный день пойдет в первый бой, суждена короткая жизнь, Кухулин вскоре поднял оружие против врагов Ольстера, полубогов Фойла, Фаннела и Туахелла, а также против их многочисленных приспешников.
В этой битве Кухулин впервые вошел в свой ужасающий боевой раж.
Возвращаясь в Эмайн Маху на колеснице, увешанный окровавленными головами врагов,
Кухулин, все еще находясь в состоянии боевого бешенства, принялся кружить вокруг крепости и
вызывать на бой всех подряд. К счастью, героя остановила королева Ольстера, Мугайн.

Краткое содержание «Саги о Кухулине»

Раз в год все улады собирались на праздник Самайн, и, пока длился этот праздник (целых семь дней), не бывало там ничего, кроме игр, гуляний, пиров и угощений. Любимым же делом собравшихся воинов было похваляться своими победами и подвигами. Раз на такой праздник собрались все улады, кроме Конала Победоносного и Фергуса, сына Ройга. Кухулин решает не начинать без них, так как Фергус — его приёмный отец, а Конал — молочный брат. Пока собравшиеся играют в шахматы и слушают песни, на озеро, находящееся неподалёку, слетается стая птиц, прекрасней которых никто не видел во всей Ирландии. Женщин охватывает желание получить их, и они спорят, чей муж окажется ловчее в ловле этих птиц.
Одна из женщин от имени всех просит Кухулина добыть птиц, а когда он начинает ругаться, упрекает его в том, что он является виновником косоглазия многих влюблённых в него уладских женщин, ибо сам он кривеет на один глаз от ярости во время боя, а женщины делают это для того, чтобы быть похожими на него. Тогда Кухулин совершает такой налёт на птиц, что все их лапы и крылья падают в воду. Кухулин с помощью своего возницы Лойга захватывает всех птиц и делит их между женщинами. Каждая получает по две птицы, и только Ингуба, возлюбленная Кухулина, остаётся без подарка. Ей он обещает в следующий раз поймать самых прекрасных птиц.
Вскоре над озером появляются две птицы, соединённые золотой цепочкой. Они поют так сладко, что все впадают в сон, а Кухулин устремляется на них. Лойг и Ингуба предупреждают его, что в птицах скрывается тайная сила и лучше их не трогать, но Кухулин не может не сдержать своего слова. Он дважды мечет камни в птиц, но дважды промахивается, а затем пронзает крыло одной из них своим копьём. Птицы сразу исчезают, а Кухулин отходит к высокому камню и засыпает. Во сне ему являются две женщины в зелёном и пурпурном плащах и избивают его плетьми почти до смерти. Когда Кухулин пробуждается, он в силах только попросить перенести его на постель в дом. Там он, не вымолвив ни слова, лежит целый год.
Ровно через год, в такой же день Самайна, когда Кухулин все ещё находится в постели в окружении нескольких уладов, в дом внезапно входит некий муж и садится прямо напротив Кухулинова ложа. Он говорит, что Кухулина излечат дочери Айда Абрата — Либан и влюблённая в него Фанд, если он поможет их отцу разделаться с врагами. После этого муж неожиданно исчезает, а Кухулин встаёт с ложа и рассказывает уладам обо всем, что с ним произошло. По совету предводителя уладов Конхобара он отправляется к тому самому камню, где год назад его настигла болезнь, и встречает там женщину в зелёном плаще. Она и оказывается дочерью Аида Абрата по имени Либан и говорит, что пришла просить его о помощи и дружбе по просьбе своей сестры Фанд, которая любит Кухулина и свяжет с ним жизнь, если тот поможет супругу Либан — Лабрайду биться против его врагов. Однако Кухулин не в состоянии отправиться с ней сейчас же и решает сначала послать Лойга, чтобы тот разузнал все про страну, откуда пришла Либан. Лойг отправляется вместе с Либан, встречается и с Фанд, с Лабрайдом, но если Фанд очень любезна с Лойгом и поражает его своей красотой, то Лабрайд нерадостен из-за того, что его ожидает трудная битва с огромным войском. Лабрайд просит Лойга поспешить за Кухулином, и тот возвращается. Он рассказывает Кухулину, что видел множество красивейших женщин и Фанд, превосходящую красотой всех остальных, Кухулин же во время рассказа своего возницы ощущает, что разум его проясняется и силы прибывают. Он просит Лойга позвать его жену Эмер. Эмер, узнав, что происходит с ее мужем, сначала обвиняет в бездействии уладов, которые никак не ищут средство помочь ему, а затем призывает Кухулина превозмочь себя и встать с постели. Кухулин стряхивает с себя слабость и оцепенение и вновь отправляется к камню, у которого ему было видение. Там он встречает Либан и отправляется вместе с ней к Лабрайду.
Вдвоём они идут взглянуть на вражеское войско, и оно кажется им несметным. Кухулин просит Лабрайда уйти, а рано поутру убивает предводителя их врагов — Эохайда Иула — когда тот идёт к ручью умываться. Завязывается битва, и вскоре враги обращаются в бегство. Но Кухулин не может усмирить свою ярость. По совету Лойга Лабрайд готовит три чана холодной воды, чтобы остудить пыл богатыря. После этого Кухулин разделяет ложе с Фанд и проводит возле неё целый месяц, а затем возвращается домой.
Вскоре после возвращения он вновь призывает Фанд на любовное свидание. Но об этом узнает Эмер, берет нож и в сопровождении пятидесяти женщин отправляется в назначенное место, чтобы убить девушку. Кухулин же, увидев Эмер, останавливает ее и запрещает приближаться к Фанд. От этого Эмер впадает в великую скорбь, и поражённый Кухулин обещает никогда не расставаться с ней. Теперь время печалиться Фанд — она покинута и должна вернуться к себе. Однако муж Фанд — Мананнан, покинувший ее, когда она полюбила Кухулина, узнает о происходящем и спешит к Фанд. Встретив мужа, она решает вернуться к нему. Но когда Кухулин видит, что Фанд удаляется с Мананнаном, он впадает в великую скорбь и отправляется в горы, где живёт, не принимая пищи и питья. Только посланным Конхобаром ведунам, друидам и певцам удаётся связать Кухулина, опоить его напитком забвения и привести домой. Такой же напиток дают и Эмер, а Мананнан трясёт своим плащом между фанд и Кухулином, чтобы они никогда не встречались.

Смерть Кухулина

Кухулин собирается на битву, но пятьдесят женщин королевского рода преграждают ему путь, чтобы не пустить на новые подвиги. С помощью трёх чанов холодной воды им удаётся охладить его пыл и удержать в этот день от выезда на бой. Но другие женщины укоряют Кухулина в бездействии и призывают защитить их страну. Кухулин снаряжается и подходит к своему коню, но тот трижды поворачивается к нему левым боком, что предвещает большое несчастье. В ночь накануне похода богиня войны Морриган разбивает колесницу Кухулина, ибо знает, что он уже не вернётся домой. Тем не менее Кухулин отправляется в путь. По дороге он навещает свою кормилицу, а затем встречает трёх кривых на левый глаз старух, жарящих собачье мясо. На Кухулине лежал зарок — не отказываться от пищи с любого очага, но не есть мяса собаки. Он пытается объехать старух, но они замечают его и приглашают попробовать их пищу, Кухулин ест собачье мясо левой рукой и кладёт кости под левую ляжку, от чего они теряют прежнюю крепость. Затем Кухулин вместе со своим возницей Лойгом прибывает к месту битвы.
Тем временем предводитель его врагов Эрк придумывает такую хитрость: все их войска сдвигаются в единую стену и на каждом углу выставляют пару сильнейших воинов и заклинателя, который должен будет попросить Кухулина одолжить ему копье, могущее поразить короля. Приблизившись к вражескому войску, Кухулин сразу ввязывается в битву и так работает копьём и мечом, что равнина становится серой от мозгов им убитых. Вдруг Кухулин видит на краю войска двух борющихся друг с другом воинов и заклинателя, который призывает его разнять дерущихся. Кухулин наносит каждому такой удар, что мозг выступает у них через нос и уши и они падают замертво. Тогда заклинатель просит у него копье, Кухулин отказывается отдать его, но под угрозой быть обесславленным за скупость, соглашается. Один из вражеских воинов — Лугайд — мечет копье в Кухулина и убивает его возницу Лойга. Кухулин отправляется на другой фланг войска и вновь видит двух борющихся. Он разнимает их, отбрасывая в разные стороны с такой силой, что они падают замертво у подножия соседней скалы. Стоящий рядом с ними заклинатель опять просит у него копье, Кухулин вновь отказывается, но под угрозой опозорить всех уладов отдаёт его. Тогда Эрк мечет копье в Кухулина, но попадает в его коня по имени Серый из Махи. Смертельно раненный конь убегает в Серое озеро, откуда добыл его некогда Кухулин, унося на своей шее половину дышла. Кухулин же упирается ногой в оставшуюся половину дышла и ещё раз проезжает через вражеское войско из конца в конец. Опять замечает он двух бойцов, бьющихся друг с другом, разнимает их так же, как и предыдущих, и вновь встречает заклинателя, который просит у него копье. На этот раз Кухулину пришлось отдать его под угрозой опозорить скупостью свой род. Тогда Лугайд берет это копье, мечет его и попадает прямо в Кухулина, да ещё так, что внутренности его выпадают на подушку колесницы. Смертельно раненный Кухулин просит у окруживших его врагов дозволения искупаться в Чёрном озере, и они разрешают ему. Он с трудом доходит до озера, купается, а затем возвращается к врагам и привязывает себя к высокому камню, не желая умирать лёжа или сидя. В этот момент появляется Серый из Махи, чтобы защитить его, пока ещё в нем есть душа и исходит луч света от его лба. Зубами он убивает пятьдесят, а каждым из копыт — по тридцать воинов. Долго воины не решаются подойти к Кухулину, думая, что он жив, и только когда птицы садятся на плечи его, Лугайд отсекает ему голову.
Затем войско его отправляется на юг, а он остаётся искупаться и поесть наловленной им рыбы.

Сказания о Кухулине — Читать онлайн на Indbooks

А пока он спал, верный Кухулину Фергус тайно покинул палатку коннахтских воинов и отправился к Кухулину, чтобы сказать ему, с кем ему предстоит биться в грядущий день.
— Клянусь жизнью, — воскликнул Кухулин, услышав эту весть, — не такой разговор хотелось бы мне вести с моим другом и побратимом! Не из страха перед ним, но из любви и нежной привязанности. Но раз уж так случилось, лучше мне погибнуть от руки этого славного воина, чем ему от меня!
И Кухулин лег спать и спал долго. Не хотел он рано вставать, чтобы коннахтские воины не сказали, что ему не спится от страха перед Фердиадом. Солнце стояло уже высоко, когда он наконец поднялся на свою колесницу и поехал к броду через реку на место поединка.
Фердиад уже ждал его и, как только Кухулин сошел с колесницы, приветствовал своего друга.
— Ах, Фердиад, — горестно сказал ему в ответ Кухулин, — раньше я верил, что ты приветствуешь меня как друг. Но теперь этой веры больше нет! Как мог ты променять нашу дружбу на лживые обещания вероломной женщины?
Уязвленный упреками Кухулина, Фердиад воскликнул:
— Не слишком ли затянулся наш разговор? Пора вступить в беседу нашим копьям!
И вот, сблизившись, славные воины стали метать друг в друга легкие копья. Словно пчелы в ясный летний денек, летали между врагами острые дротики, и горело солнце на их крыльях — наконечниках.
Так бились они целый день, время от времени меняя оружие. Но и в защите, и в нападении их искусство было равно, и какое бы оружие они ни выбирали, ни разу оно не обагрилось их кровью. Когда же спустилась ночь, они решили, что на сегодня поединок закончен и пора отдохнуть.
Побросав оружие своим возницам, отважные воины кинулись друг другу на шею и трижды по-братски нежно расцеловались.
Потом возницы приготовили для них постели из свежего камыша, для каждого на своем бepeгy реки: для Фердиада — на южном, для Кухулина — на северном.
Из Ульстера прискакали гонцы и привезли Кухулину целебные травы и снадобья, чтобы поднять его силы и избавить от боли и усталости его натруженное тело. Кухулин разделил все травы и все лекарства поровну и отослал половину Фердиаду.
А коннахтские воины принесли из лагеря для Фердиада еду и питье. Фердиад разделил тоже все поровну и отослал половину Кухулину.
Ночь их кони провели в одном загоне, а возницы — вместе у одного костра.
Наутро, как только засветило солнце, бойцы снова встретились у брода. На этот раз они сражались на колесницах, пуская в ход тяжелые копья. Бой шел весь день, и каждый получил немало жестоких ударов, прежде чем настала ночь и они решили передохнуть. На этот раз оба были так тяжело изранены, что птицы могли влетать в их раны с одной стороны и вылетать с другой.
Но и эту ночь их кони провели в одном загоне, а возницы — вместе у одного костра.
Когда же наутро они встретились у брода, чтобы продолжать поединок, Кухулин увидел, что Фердиад уже не тот, что был прежде: и взгляд его стал мрачен, и не мог он уже прямо держаться, а шел сгорбившись, еле волоча ноги.
Великая печаль охватила Кухулина. Он перешел вброд реку и, приблизившись к Фердиаду, сказал ему:
— Друг мой, товарищ и побратим, вспомни, как мы любили друг друга, как вместе проливали кровь в жестоких битвах, боях и сраженьях. Послушай своего младшего брата: откажись от единоборства у брода!
На это Фердиад ниже опустил голову, чтобы не смотреть в глаза Кухулину, и сказал с грустью, что не может он нарушить свое слово, данное в злую минуту королеве Мав, и будет биться с Кухулином, пока один из них не победит.
На этот раз они вместе выбрали оружие, и бой начался.
Весь длинный день в полной тишине они метали тяжелые копья, сшибались на острых мечах, рубили, кололи, резали и наносили прямые удары. Только темный вечер заставил их кончить единоборство.
Все так же молча побросали они оружие своим возницам и, не обнявшись, не сказав друг другу доброго слова, мрачно разошлись по своим палаткам.
Ту ночь их кони провели в разных загонах, а возницы — каждый у своего костра.
Рано утром Фердиад поднялся первым и надел свои самые прочные, самые тяжелые, непроницаемые боевые доспехи, чтобы защитить себя от ужасного рогатого копья — Га-Бульги, каким славился Кухулин в поединке у брода.
Вскоре вышел к реке и Кухулин, и бой разгорелся, свирепый и беспощадный.
Удары их копий были так сильны, что щиты бойцов прогнулись внутрь. Шум битвы их был так велик, что вспугнул всех демонов неба и заставил их носиться в воздухе с громкими криками. Так тяжела была поступь бойцов, что они вытеснили реку из берегов.
Уже близился вечер, когда Фердиад неожиданным выпадом жестоко ранил Кухулина, вонзив свой меч в его тело по самую рукоять, и кровь рекой полилась из раны и затопила брод.
Кухулин не успел ответить, а Фердиад следом за первым ударом нанес второй и третий.
Только тогда крикнул Кухулин своему вознице Лойгу, чтобы подал он рогатое копье Га-Бульгу. Прицелившись, он метнул его двумя пальцами ноги, и Га-Бульга, пробив тяжелые доспехи Фердиада, смертельно поразило его.
— Вот и пришел мне конец, мой Кухулин, — произнес Фердиад и рухнул на землю.
Увидев, как падает на землю его друг и названый брат, Кухулин отбросил страшное свое оружие и кинулся к Фердиаду. Он склонился над ним, поднял его на руки и с осторожностью перенес через брод на северную сторону реки — сторону славных уладов. Не хотел он оставлять друга своих юных лет, своего названого брата, соратника в грозных битвах на земле врагов, на южном берегу реки.
Кухулин опустил Фердиада на землю, склонился над ним и стал горько его оплакивать. Забывшись в горе и не думая об опасности, Кухулин долго просидел так возле убитого друга, пока его возница Лойг не посоветовал ему уйти подальше от брода, где в любую минуту на него могли напасть коварные воины королевы Мав.
На слова Лойга Кухулин медленно поднял голову и сказал тихо, печально:
— Друг мой Лойг, знай и запомни: отныне и впредь любая битва, любой бой или сраженье покажутся мне пустой шуткой, забавой, игрушкой после поединка с милым моему сердцу Фердиадом.
И такую песню сложил Кухулин, оплакивая убитого друга:
В играх, забавах мы были рядом,
Пока у брода не встретил ты смерть.
В ученье у Скатах мы были рядом —
У грозной наставницы юных лет
Вместе прошли мы науку побед…
И вот у брода ты встретил смерть.
В играх, забавах мы были рядом,
Пока у брода не встретил ты смерть.
В боях жестоких мы бились рядом,
И каждому щит был от Скатах в дар —
За первый успех, за верный удар…
И вот у брода ты встретил смерть.
В играх, забавах мы были рядом,
Пока у брода не встретил ты смерть,
Милый мой друг, мой светоч, брат мой,
Гроза героев, славный герой,
Без страха ты шел в последний бой…
И вот у брода ты встретил смерть.
В играх, забавах мы были рядом,
Пока у брода не встретил ты смерть,
О лев свирепый, лютый и мудрый,
О вал морской, что о берег бьет,
С пути все сметая, ты шел вперед…
И вот у брода ты встретил смерть.
В играх, забавах мы были рядом,
Пока у брода не встретил ты смерть,
Любимый друг мой, отважный Фердиад,
Все смерти стоят твоей одной.
Вчера высокой ты был горой.
Сегодня у брода ты встретил смерть.
Мудрая Унах
Как вы уже знаете, жил когда-то в Ирландии герой-великан по имени Кухулин. И еще один герой, такой же задиристый вояка, только ростом поменьше, по имени Финн[17].
Каких только историй не рассказывали про этих двух героев, про их свирепые битвы и смелые дела! Но мы-то вам поведаем совсем иную историю. Скорей всего, это не очень правдивая история, а просто сказка про великанов, какую придумали, устав рассказывать про их геройские дела и желая над ними посмеяться.
Да, так вот, Финн жил в большом доме на самой вершине крутой горы. Нельзя сказать, чтобы это было такое уж удобное место для жилья: откуда бы ни дул ветер, на вершине горы всегда было очень ветрено. К тому же, когда Финна не было дома, его жене, Унах, приходилось самой ходить за водой, а для этого надо было спуститься к подножию крутой горы, где протекал ручей, и потом с полными ведрами лезть наверх. Не так-то это легко, как вы сами себе можете представить.
И все-таки в одном отношении место, где стоял дом Финна, было очень удобное: с вершины горы Финну были видны все четыре стороны — и север, и юг, и запад, и восток. Поэтому, когда кому-нибудь из его врагов приходило в голову нанести ему визит, он знал об этом заранее. А Финн был не из тех, кто любит неожиданные визиты и всякие сюрпризы.
Правда, он мог и другим путем узнать, что его ждет. Для этого ему достаточно было засунуть в рот палец, нащупать последний зуб с правой стороны, и он тут же узнавал, что вскоре должно произойти.
И вот в один прекрасный день, когда Финн и его жена Унах мирно сидели за столом, Финн невзначай засунул палец в рот и тут же побелел, точно снег в январе.
— Что случилось, Финн? — спросила его жена Унах.
— О горе мне и погибель! Он идет сюда, — ответил Финн, как только вынул палец изо рта и смог заговорить.
— Кто идет сюда? — удивилась Унах.
— Ужасное чудовище Кухулин! — ответил Финн, и при этом вид у него стал совсем унылый, точно дождливое воскресенье.
Унах прекрасно знала, что, хоть муж ее и был настоящим великаном, ростом с хорошую башню, однако Кухулину он и в младшие братья не годился. Меньше всего на свете хотел бы Финн встретиться с таким противником! Все окрестные великаны побаивались Кухулина. Когда он сердился и топал ногой, весь остров содрогался. А однажды он так хлопнул кулаком по шаровой молнии, что в лепешку ее превратил! И с тех пор всегда носил ее в кармане, чтобы показать любому, кто полезет с ним в драку.
Спорить не будем, с любым другим великаном Финн мог бы выступить на равных, но только не с Кухулином. В свое время он расхвастался, что пусть, мол, Кухулин только сунется, он ему покажет! И вот теперь — о горе ему и погибель! — Кухулин близко, и встречи с ним не избежать.
— Если я спрячусь от него, — сказал Финн, — я стану посмешищем у всех великанов. А драться с чудовищем, которое может одним ударом кулака превратить шаровую молнию в лепешку, — нет уж, увольте! Уж лучше как-нибудь его перехитрить. Но только вот как?
— А далеко он сейчас? — спрашивает у Финна жена.
— Около Данганона, — отвечает Финн.
— А когда он должен быть здесь? — спрашивает Унах.
— Завтра к двум часам дня, — отвечает Финн и со стоном добавляет: — Мой большой палец говорит мне, что от встречи с ним на этот раз мне не уйти.
— Ну, ну, дорогой! Не унывай и не вешай носа, — говорит Унах. — Посмотрим, может быть, мне удастся выручить тебя из беды.
— Выручай, голубушка! Ради всех святых выручай! А не то он меня или зажарит, как зайца, или осрамит перед всеми нашими великанами. О, бедный я и несчастный!
— Стыдись, Финн! — говорит Унах. — Хватит ныть да причитать. Видали мы таких великанов! Молнию в лепешку, ты говоришь? Ну что ж, мы его тоже лепешкой угостим, от которой все зубы у него заболят! Не зови меня больше своей верной Унах, если я не обведу вокруг пальца это грозное чудовище.
С этими словами Унах вышла из дому и вскоре вернулась с грудой большущих плоских сковородок — на таких железных сковородках обычно пекут ячменные лепешки или плоские хлебы.
Унах замесила побольше теста, чтобы хватило на все сковородки. Однако очень странные лепешки она испекла. Во все лепешки, кроме одной, самой большой, величиной, наверное, с колесо от телеги, она сунула в середину по железной сковороде и так запекла их. А когда лепешки остыли, спрятала их в буфет. Затем приготовила большой сливочный сыр, сварила целую свиную ногу, поставила ее студить и бросила в кипящую воду один за другим с дюжину вилков капусты.
Уже настал вечер — вечер накануне того дня, когда должен был прийти Кухулин. И вот последнее, что сделала Унах, — она разожгла яркий костер на одном из соседних холмов, что стоял ближе к дороге, засунула по два пальца в рот и три раза громко свистнула.
Это означало, что для странников дом Финна гостеприимно открыт — такой обычай был у ирландцев еще с незапамятных времен. И Унах хотела, чтобы Кухулин услышал ее.
На другой день с самого утра Финн стоял уже на страже, и когда он увидел в долине своего врага Кухулина, высоченного, как церковная колокольня, он бросился бегом домой и влетел в комнату, где сидела Унах, белее сливочного сыра, который она приготовила для высокого гостя.
— Он идет! — дрожащим голосом сообщил Финн.
— Ах, право, Финн, ну что ты так разволновался, — с улыбкой сказала Унах. — Пойдем-ка со мной! Видишь эту колыбель? Наши дети давно уже выросли из нее. Вот тебе моя ночная рубашка и чепец — они вполне сойдут за детские. Надевай их и ложись в колыбель, подожми ноги, и как-нибудь ты уж уместишься в ней, а я накрою тебя одеялом. Только смотри лежи и помалкивай, что бы ни случилось. Сегодня ты должен разыгрывать роль грудного младенца.
Финн послушно все выполнил, но когда в дверь его дома раздался громкий стук, он так и задрожал, лежа в своей колыбели.
— Заходи и будь желанным гостем! — крикнула Унах, открывая дверь чудовищу ростом вдвое больше, чем ее Финн.
Как вы уже, наверное, догадались, это был великан Кухулин.
— Мир дому сему, — сказал он громовым голосом. — Это здесь проживает знаменитый Финн?
— Ты угадал! — сказала Унах. — Входи, располагайся как дома, добрый человек.
— А вы, часом, не госпожа Финн будете? — спрашивает Кухулин, входя в дом и усаживаясь на широкий стул.
— Ты опять угадал. Я жена славного и могучего великана Финна.
— Знаем, знаем, о нем давно идет слава знаменитого великана Ирландии. Что ж, а перед тобой сейчас тот, кто пришел сразиться с ним в честном бою!
— Ах ты господи! — всплеснула руками Унах. — Вот досада, а он сегодня еще на рассвете покинул дом. До него дошла весть, что огромное чудовище, по имени Кухулин, ждет его у моря на северном берегу, ну, знаешь, там, где ирландские великаны строят плотину, чтобы посуху добираться до Шотландии. Клянусь небом, не хотела бы я, чтобы этот бедный Кухулин встретился сегодня с моим Финном. Он сегодня в такой ярости, что сотрет его в порошок!
— Да будет тебе известно, что Кухулин — это я. И я пришел к Финну, чтобы сразиться с ним, — сказал Кухулин, хмурясь. — Вот уже двенадцать месяцев, как я гоняюсь за ним, и не он меня, а я его сотру в порошок!
— О господи! Наверное, ты никогда не видал моего Финна? — сказала Унах, покачав головой.
— Как же я мог видеть Финна, — сказал Кухулин, — если он всякий раз удирает у меня из-под носа, точно бекас на болоте?
— Это кто же — Финн удирает у тебя из-под носа, несчастная ты малявка! — говорит Унах. — Да клянусь честью, то будет самый черный день в твоей жизни, когда ты повстречаешься с Финном! Остается только надеяться, что буйное настроение его к тому времени немного утихнет, а не то придется тебе распрощаться с жизнью. Можешь сейчас отдохнуть здесь, но когда ты уйдешь, клянусь всеми святыми, я буду молиться за тебя, чтобы никогда тебе не встретиться с моим Финном!
Тут Кухулина начало разбирать сомнение: не зря ли он пришел в этот дом? Они помолчали немного, потом Унах заметила:
— Ну и ветер сегодня! Дверь так и хлопает, и очаг дымит. Вот жалко, Финна нет дома, он бы помог мне, как всегда в такую погоду. Но раз уж его нет, может быть, ты мне окажешь эту маленькую услугу?
— Какую услугу? — спросил Кухулин.
— Да всего-навсего повернуть дом лицом в другую сторону. Финн всегда так делает, когда дует сильный ветер.
Тут Кухулина одолели еще большие сомнения. Однако он поднялся и вышел следом за Унах из дома. Но сначала он трижды потянул себя за средний палец правой руки — в этом пальце таилась вся его сила! — а потом, обхватив дом руками, повернул его, точно как просила Унах.
Финн, лежа в колыбели, чуть не умер от страха, потому что на самом деле ни разу за все годы, что он был женат на Унах, она не просила его ни о чем подобном.
Унах улыбнулась Кухулину и небрежно поблагодарила его, точно повернуть дом было все равно что закрыть дверь.
— Раз уж ты настолько любезен, — сказала она, — может, ты еще одну услугу мне окажешь?
— Какую же? — спрашивает Кухулин.
— Да ничего особенного, — говорит она. — Из-за сильной засухи мне приходится очень далеко ходить за водой, к самому подножию горы. Вчера вечером Финн обещал мне, что раздвинет горы и перенесет источник сюда поближе. Но он в такой спешке покинул дом, бросившись тебе навстречу, что совершенно забыл об этом. Если бы ты хоть чуточку раздвинул скалы, я бы мигом достала воды и приготовила тебе обед.
Кухулину не очень-то по вкусу пришлась такая просьба. Он поглядел на горы, трижды потянул себя за средний палец правой руки, потом опять посмотрел на горы и опять трижды потянул себя за средний палец правой руки. Но этого оказалось мало.
Взглянув в третий раз на горы, он в третий раз трижды потянул себя за средний палец правой руки — итого девять раз! — и только тогда ему удалось проделать в горе большую трещину, в милю длиной и в четыреста футов глубиной.
Эта трещина сохранилась и по сей день — она называется Ламфордское ущелье.
— Большое тебе спасибо, — сказала Унах. — А теперь пойдем в дом, и я мигом приготовлю обед. Финн никогда не простит мне, если я отпущу тебя без обеда. Хоть вы с ним и враги, но нашей скромной трапезой ты не должен пренебрегать.
И Унах выложила на стол холодную свиную ногу, свежего масла, сняла с огня готовую вареную капусту и наконец достала из буфета большие круглые лепешки, которые испекла накануне.
— Милости прошу, не стесняйся, — сказала она Кухулину.
Кухулин начал со свиной ноги, потом взял вареную капусту и наконец большую круглую лепешку. Разинув пошире рот, чтобы отхватить кусок побольше, он свел челюсти и тут же взревел не своим голосом:
— Сто чертей и одна ведьма!
— Что такое? — спросила Унах.
— Такое, что двух лучших зубов моих как не бывало! Что за хлеб ты мне подсунула?
— О, — сказала Унах, делая вид, что она очень удивлена, — обыкновенный хлеб! Не только Финн, но даже его дитя в колыбели ест такой хлеб!
С этими словами Унах взяла со стола самую большую лепешку, в которой, как вы помните, не было железной сковороды, подошла к колыбели и протянула лепешку Финну.
Кухулин внимательно следил за ней и увидел, как дитя в колыбели откусило от лепешки огромный кусище и принялось жевать его.
— Попробуй теперь другую лепешку, дорогой Кухулин, — предложила Унах, покачав сочувственно головой. — Может, она будет помягче.
Но и в другой лепешке тоже была запечена сковорода. Кухулин взревел еще громче прежнего. Так громко, что Финн в колыбели задрожал от страха и даже застонал.
— Ну вот, ты испугал ребенка! — сказала Унах. — Если тебе не по зубам этот хлеб, сказал бы тихонько, зачем же так кричать?
Но Кухулину было не до ответов. Он подумал о странных порядках в этом доме, который надо поворачивать то в одну, то в другую сторону; о горах, которые надо раздвигать, и об этом странном ребенке, который из колыбели еще не вышел, а уже как ни в чем не бывало жует железный хлеб!.. И сам задрожал от страха. Похоже, ему и впрямь повезло, что он не застал Финна дома. Выходит, значит, все, что говорила ему Унах, была правда!
И Кухулин, не попрощавшись и не сказав даже спасибо за обед, припустил вниз с крутого холма, на котором стоял дом Финна, и бежал без оглядки, пока и зеленые горы, и Ламфордское ущелье не остались далеко позади.
А Финн вылез из колыбели, и они с Унах прекрасно поужинали всем, что осталось от обеда, который мудрая Унах приготовила для Кухулина.
[15]Кухулин («пес Кулана») — один из главных персонажей ирландских мифов («Похищение быка из Куальнге»), сын бога Луга и Дехтире — Сетанта. В детстве Сетанта убил чудовищного пса кузнеца Кулана, а потом вызвался быть сторожем вместо собаки — отсюда его прозвище. Повзрослев, стал могучим героем Улада (Ульстера). Обладал способностью к перевоплощению и сам был побежден только с помощью волшебства.
[16]Легендарная королева Мав (Медб), повелительница Коннахта совместно со своим супругом Айлилем, имеет ярко выраженные черты Великой богини — очень стойкого образа в кельтской мифологии (воплотившегося в целой череде жестоких и свирепых богинь: Маха, Морриган, Бадб, Немайн).
[17]Финн («светловолосый») — предводитель фениев — воинов, вокруг которых группируется так называемый цикл сказаний о Финне Мак Куле, в XVIII веке послуживший основой для литературной мистификации Дж. Макферсона «Поэмы Оссиана».

Читать онлайн электронную книгу Легенды и мифы Ирландии Myths and Folk Tales of Ireland — КУХУЛИН бесплатно и без регистрации! — LibreBook.ru

Жил в стране недалеко от Греции король, и были у него две дочери, и младшая была красивее старшей.
Старый король выдал старшую дочь за короля Греции, а младшую спрятал до тех пор, пока не совершилось бракосочетание. Когда младшая дочь стала появляться в свете, король Греции увидел ее и больше не смог смотреть на свою жену. Ему хотелось только одного: жениться на младшей сестре, а старшую вернуть домой отцу.
Король и слышать не хотел об обмене. Тогда король Греции бросил жену, в неописуемой ярости вернулся домой и, собрав все свои войска, направил их против тестя.
Вскоре он победил королевское войско и, как мог, изводил и мучил старого короля, а в довершение издевательств отнял у тестя волшебный жезл друидов и кольцо юности.
– Ты станешь морской змеей и будешь жить в бухте возле замка, – коснувшись жезлом жены, сказал он.
Затем, повернувшись к младшей сестре по имени Гил ан Ог1, король Греции коснулся и ее.
– Пока ты находишься в замке, ты будешь кошкой, а свое истинное обличье будешь принимать только за его пределами, – сказал он.
Сделав это, король Греции вернулся в свою страну, захватив с собой волшебный жезл и кольцо юности.
Гил ан Ог – по-ирландски «вода юности». (Примеч. авт.)
Король умер в нищете и горе, оставив двух дочерей заколдованными.
Наконец в королевстве появился друид, и младшая сестра обратилась к нему за советом.
– Смогу ли я когда-нибудь освободиться от чар, которыми меня околдовали? – спросила она.
– Не сможешь, если не найдешь человека, который тебя освободит; а этого во всем мире никто не сделает, кроме воина, который сейчас служит в Эрине у Финна Маккумайла.
– Как мне найти этого Человека? – поинтересовалась она.
– Я тебе расскажу, – ответил друид. – Сотки из своих волос полотно, сшей рубашку, возьми ее с собой и иди не останавливаясь в Эрин, пока не найдешь у Финна Маккумайла этого человека. Тот, кому эта рубашка окажется впору, и есть твой освободитель.
Девушка начала ткать полотно и сшила из него рубашку. Она работала без отдыха, пока не кончила, а затем отправилась в путешествие. Девушка без остановки добралась до моря и на судне переправилась в Эрин. Сойдя на берег, спросила, где в это время года можно найти Финна и его людей.
– Ты найдешь их на Кнок ан-Ар, – ответили ей. Захватив рубашку, она направилась на Кнок ан-Ар.
Первым, кого она встретила, был Конан Маол.
– Я ищу человека, которому придется впору эта рубашка, – объяснила она ему. – Ее должны примерить все, пока мне не встретится тот, кому она подойдет.
Рубашка переходила из рук в руки, пока ее не примерил Кухулин.
– Подходит, как будто сшита специально для тебя, – заметила она.
Тогда Гил ан Ог рассказала Кухулину о том, как ее отец насильно выдал старшую сестру за короля Греции; как этот король пошел войной на ее отца, заколдовал их с сестрой и унес волшебный жезл с кольцом юности
в Грецию; как старый друид сказал, что тот, кому рубашка из ее волос придется впору, – единственный человек на свете, способный освободить сестер от колдовства.
Гил ан Ог и Кухулин сели на судно и приплыли по морю в ее страну и поселились в ее замке.
– Тебе придется провести ночь в компании кошки, – предупредила Гил ан Ог. – В замке я преображаюсь в кошку, а вне его становлюсь самой собой. Твой обед готов, иди.
После обеда Кухулин прошел в другую комнату и лег отдохнуть с дороги. Кошка прыгнула к нему на подушку, села и начала мурлыкать, пока он не заснул и крепко проспал до утра.
Когда он встал, его уже ждали ванна с нагретой водой и завтрак. После завтрака он вышел из замка и на зеленой лужайке встретил Гил ан Ог.
– Если ты не хочешь освобождать мою сестру и меня, я тебя не принуждаю; но если ты освободишь нас, я буду рада и благодарна тебе, – сказала она. – Многие королевские сыновья и воины до тебя пытались вернуть кольцо юности и жезл, но так и не вернулись.
– Не знаю, удастся мне это или нет, но я рискну, – ответил Кухулин.
– Я сделаю тебе подарок, которого никогда раньше не делала ни одному отважившемуся на этот рискованный шаг, – пообещала Гил ан Ог. – Я подарю тебе пеструю лодку!
Кухулин попрощался с Гил ан Ог и отчалил на пестрой лодке в Грецию, где появился при дворе короля и бросил ему вызов.
Король Греции собрал свои силы и послал их покарать Кухулина. Тот убил их всех до последнего человека, а потом вторично бросил вызов королю.
– Больше у меня некому драться с тобой, кроме самого себя, – сказал король. – Но я думаю, что мне не пристало вступать в поединок с таким, как ты!
– Если не примешь вызов, я пойду на тебя и отрублю тебе голову в твоем собственном замке! – пригрозил Кухулин.
– Довольно дерзостей, негодяй! – возмутился король Греции. – Я не позволю тебе войти в мой замок, но встречусь с тобой на открытой лужайке перед ним.
Король вышел, и они боролись, пока Кухулин не одержал над ним верх и не связал с головы до пят.
– Теперь я отрублю тебе голову, если ты не отдашь мне кольцо юности и волшебный жезл, отобранные тобой у отца Гил ан Ог, – пригрозил он.
– Я действительно взял их, но отдать тебе не могу, потому что их забрал один человек, который мог отобрать их и у тебя, и у меня, да и у любого из людей!
– Кто же этот человек? – осведомился Кухулин.
– Его зовут Луг Лонгхэнд, – ответил король. – И если бы я знал, чего ты хочешь, между нами не было бы драки. Я расскажу тебе, как я потерял кольцо и жезл, пойду с тобой и покажу, где живет Луг Лонгхэнд. Заходи в мой замок! Мы приятно проведем время!
На следующий день они тронулись в путь и шли без остановки, пока не дошли до замка Луга Лонгхэнда. Кухулин вызвал его на бой.
– У меня нет войска, но я сражусь с тобой сам, – ответил Луг.
Начался поединок, и они сражались весь этот и весь следующий день, но никто из них не победил.
Король Греции разбил шатер на зеленой лужайке перед замком и приготовил все необходимое для еды и питья (больше он ничего не мог сделать). После завтрака на следующий день Кухулин с Лугом снова начали сражение. Король Греции, как и накануне, наблюдал за ними.
Они боролись весь день до вечера. Кухулин одержал верх над Лугом Лонгхэндом и связал его с головы до пят.
– Сейчас я отрублю тебе голову, если ты не отдашь мне жезл и кольцо, которые ты забрал у короля Греции, – пригрозил он.
– Мне трудно будет отдать их тебе, потому что у меня их тоже отняли, как отняли бы и у тебя, и у него, – ответил Луг.
– Так кто же их у тебя отнял? – спросил король Греции.
– Развяжите меня, пойдемте со мной в замок, и я расскажу вам всю историю, – предложил Луг Лонгхэнд.
Кухулин освободил его, и они прошли в замок. Луг их радушно принял и развлекал весь вечер и следующее утро.
– Кольцо и жезл у меня отнял рыцарь Речного острова. Этот остров окружен цепью, а между этой цепью и замком кольцо огня шириной в семь миль. Никто не может ступить на остров, не разорвав цепь. Но если цепь все же разорвут, огонь в тот же момент потухнет; а как только он потухнет, из замка вырвется рыцарь и перебьет всех, кто попадется ему под руку.
Король Греции, Кухулин и Луг Лонгхэнд поплыли на пестрой лодке к Речному острову. На следующее утро, когда пестрая лодка носом наткнулась на цепь, чуть не прорвав ее, ее отбросило далеко назад. Она чуть не потонула и, если бы не была такой крепкой и добротной, непременно оказалась бы на дне.
Кухулин обозлился и тотчас же взялся за весла. Он греб с такой силой, что лодка прорвала цепь и на треть выскочила на берег. В тот же момент там, где прорвалась цепь и появилась лодка, огонь потух. Когда рыцарь Речного острова увидел, как гаснет огонь, он выскочил на берег и напал на Кухулина, короля Греции и Луга Лонгхэнда.
Кухулин поймал его, выхватил у него оружие, поднял над головой, бросил на спину, связал с головы до пят и сказал:
– Я тебе отрублю голову, если ты не отдашь мне кольцо и жезл, который ты взял у Луга Лонгхэнда.
– Я взял их у него, это правда, – признался рыцарь. – Но мне будет сложно отдать их тебе, потому что ко мне
пришел человек и забрал их, как забрал бы и у тебя, и у любого.
– Так кто же этот человек? – спросил Кухулин.
– Темный Груагач с Северного острова. Освободите меня и пойдемте ко мне в замок. Я все вам расскажу и хорошо развлеку.
Он отвел их в замок, щедро угостил и все рассказал о Груагаче и его острове. На следующее утро они все вместе отплыли на лодке Кухулина, которая ночь простояла на берегу, и плыли без остановки, пока не оказались у замка Груагача и не разбили перед ним шатры.
Затем Кухулин бросил вызов Груагачу. Остальные остались в сторонке, желая посмотреть, чего он добьется. Груагач вышел и сцепился с Кухулином, они боролись целый день и еще один день, и ни один из них н^ одержал верх. Когда настал вечер, они остановились и приготовились поужинать и лечь спать.
На следующее утро после завтрака Кухулин снова бросил вызов Груагачу, и они боролись до вечера; Кухулин одержал победу, связал его и сказал:
– Если ты мне не отдашь волшебный жезл и кольцо юности, которые отнял у рыцаря Речного острова, я сейчас отрублю тебе голову.
– Я взял их у него, это правда; но их у меня отнял человек по имени Тощий Рыцарь, как отнял бы и у тебя, и у меня, и у любого. Этого человека нельзя пронзить мечом, нельзя сжечь огнем, нельзя утопить в воде, так что победить его нелегко. Но если вы сейчас освободите меня и пойдете со мной в замох, я хорошо вас угощу и расскажу все о нем. ?3f
Кухулин согласился.
На следующее утро они не успокоились, пока не добрались до замка Тощего Рыцаря. Кухулин вызвал его на бой. Они боролись; рыцарь мечом отхватил от тела Кухулина кусок мяса, но меч Кухулина не мог нанести никакого вреда сопернику. Они боролись, пока Кухулин не сказал:
?3f?3f?3f Пора остановиться до завтра.
Кухулин с помощью товарищей едва добрался до шатра. Его пришлось уложить в постель. Ночью к Кухулину явилась Гил ан Ог собственной персоной.
– Ты зашел дальше, чем кто-либо до тебя, и я тебя вылечу, но тебе не стоит дальше гоняться за волшебным жезлом и кольцом юности.
– Я не прекращу поисков, пока не разделаюсь с Тощим Рыцарем.
Когда наступило время отдыха, Гил ан Ог удалилась, и Кухулин лег спать в одиночестве. На следующее утро все его товарищи встали и столпились вокруг его шатра. Они думали, что увидят его мертвым, но он был, как всегда, жив и здоров.
Они приготовили завтрак, а после завтрака Кухулин появился перед замком, чтобы бросить вызов своему врагу.
– Опять пришел человек, с которым я дрался вчера, – высунувшись из окна, произнес Тощий Рыцарь. – Надо было мне вчера вечером отрубить ему голову. Тогда он бы не потревожил меня сегодня. Но сегодня я не успокоюсь, пока не вернусь с его головой!
Они встретились и боролись до наступления ночи. Затем Тощий Рыцарь взмолился о пощаде, и Кухулин с радостью прекратил драку; ведь его меч не возымел на Тощего Рыцаря никакого эффекта, а лишь утомил его чуть не до смерти (он был заколдован, и его не могло поразить ни одно оружие).
– Хотя меч Кухулина не смог пронзить меня, мое сердце чуть не разорвалось от усталости, – вернувшись в замок и хлебнув три глотка крови, сказал Тощий Рыцарь своей экономке.
Кухулина пришлось отнести в его шатер.
– Пусть тот, кто пришел и исцелил его вчера, сделает то же самое сегодня, – положив его на постель, сказали его товарищи.
Они вышли, и очень скоро в шатер явилась Гил ан Ог.
– Кухулин, если бы ты выполнил мою просьбу, ты бы не был в таком состоянии, как сейчас, – сказала она. – Но если ты сейчас пренебрежешь моими словами, то больше никогда не увидишь моего лица. На этот раз я тебя исцелю и сделаю таким же здоровым, как и прежде.
И, использовав все свои силы, она исцелила его и сделала таким же сильным, как и прежде.
– Ну нет, что бы со мной не случилось, я никогда не вернусь, пока снова не схлестнусь с Тощим Рыцарем, – заявил Кухулин.
– Ты, конечно, сильнее его, но меч против него бессилен, – сказала она. – Оставь завтра свой меч, и ты одержишь над ним победу и свяжешь его. Меня ты больше не увидишь.
Она вышла, и он заснул. Утром его товарищи пришли и застали его спящим. Они позавтракали, а после завтрака Кухулин вышел и бросил вызов Тощему Рыцарю.
– А, это тот же самый человек, что и вчера, – сказал Тощий Рыцарь. – Если бы я тогда отрубил ему голову, сегодня он бы меня не беспокоил. Если останусь в живых, то сегодня я принесу в руке его голову, и он больше не будет мне досаждать.
Увидев, как приближается Тощий Рыцарь, Кухулин отбросил меч и, подойдя к нему вплотную, поймал его, схватил, поднял и бросил на землю со словами:
– Если ты не дашь мне то, что мне нужно, я отрублю тебе голову.
– Что тебе от меня нужно? – спросил Тощий Рыцарь.
– Мне нужен волшебный жезл и кольцо юности, которое ты унес у Груагача.
– Я действительно унес их у него, но мне будет нелегко отдать их тебе или кому-либо другому; дело в том, что их забрала у меня некая сила.
– Что за сила могла отнять их у тебя? – поинтересовался Кухулин.
– Королева Пустыни, старая ведьма, у которой они сейчас находятся. Развяжи меня, я отведу тебя в свой
замок, щедро угощу и отправлюсь с тобой и остальными посмотреть, как вам удастся одолеть ее.
Он отвел Кухулина и его товарищей в замок и весело развлекал их.
?3f?3f?3f Старая ведьма, королева Пустыни, живет в круглой башне, которая все время поворачивается на колесах. В башне имеется только один вход, расположенный высоко над землей. А в комнате, где она живет и хранит кольцо и жезл, есть кресло, и стоит ей сесть в это кресло и пожелать оказаться в каком-нибудь уголке мира, в тот же момент она там и оказывается. Ее башню защищают шесть шеренг стражи, и, если ты пройдешь сквозь них, ты сделаешь то, чего до сих пор никому не удавалось. Первая стража – два льва, готовые перегрызть горло любому, кто попытается пройти. Вторая – семь человек с железными клюшками и железным мячом для травяного хоккея, которыми они выбивают жизнь из каждого, кто попадается им на пути. Третья – Голый Висельник, висящий на дереве ногами к земле. Голова его отрезана от плеч и лежит на земле. Этот Висельник убивает любого, кто приближается к нему. Четвертая – Туманный бык, который затемняет леса на семь миль и уничтожает все, что попадает в туман. Пятая – семь кошек с отравленными хвостами; капля их яда способна убить сильнейшего из людей.
На следующее утро все вместе с Кухулином подошли к львам, охраняющим королеву Пустыни, а старая ведьма с помощью кольца юности стала молодой. Оба льва устремились к Кухулину, каждому не терпелось первому наброситься на него.
Кухулин повязал вокруг шеи красный шелковый шарф и сделал любопытное сооружение из волос. Он состриг волосы с головы и одну руку обернул ими, а другую шарфом. Затем, бросившись на львов, он засунул руки в их пасти (известно, что львы не могут укусить ни шелк, ни волосы), а потом прикончил обоих, и они замертво упали перед ним.
– Если уж тебе удалось такое, то дальше ты справишься один, ?3f- увидев это, сказали его товарищи и разошлись по домам.
Кухулин двинулся дальше. Следующими, с кем он встретился, были семь человек с железными клюшками (круглыми дубинками).
– Давно к нам так близко не подходил человек; сейчас мы поупражняемся, – загоготали они.
– Я врежу ему клюшкой, и пусть все остальные сделают то же самое, – произнес первый. – Мы забьем его до смерти.
Кухулин вынул меч и отрубил первому голову прежде, чем тот успел ударить его клюшкой; потом он точно так же поступил с остальными шестерыми.
И пошел дальше, пока не увидел висящего на дереве Голого Висельника и его голову, лежащую на земле. Королева Пустыни привязала его к дереву, потому что он отказался жениться на ней, и сказала: «Если придет человек, который вернет твою голову на место, ты будешь свободен». Она приказала ему убивать всякого, кто попытается пройти мимо него, не вернув его голову на прежнее место.
Кухулин подошел, посмотрел на него и увидел вокруг дерева груду костей.
– Ты не пройдешь здесь, – сказало тело. – Я убиваю каждого, кто пытается это сделать.
– Я не собираюсь сражаться с безголовым! Вот тебе твоя голова! – И Кухулин, взяв голову, водрузил ее на тело со словами: – Вот теперь я готов сразиться с тобой.
– Теперь я в порядке, – ответил человек. – Я знаю, куда ты идешь. Я останусь висеть, пока ты не вернешься; если ты победишь, ты не пройдешь мимо меня. А пока сними с меня голову и положи там, где взял; если удача улыбнется тебе, помни, что я буду ждать тебя здесь.
Кухулин продолжил свой путь и вскоре встретил Туманного быка, покрывшего семь миль леса густым туманом. Увидев его, бык бросился на него, вонзил рога
ему в ребра и закинул в лес на три мили. Кухулин ударился об огромный дуб и сломал три ребра.
– Да, еще один такой бросок, и толку от меня будет мало, – заметил Кухулин, придя в себя.
Он едва мог стоять на ногах, как бык снова пошел на него; но, когда бык приблизился, Кухулин поймал его за оба рога, и они принялись бороться. Кухулин не давал покоя быку три дня и три ночи, пока на утро четвертого дня не уложил его на спину. Тогда он повернул его на бок, поставил ногу на один рог, а другой схватил руками.
– Вот я тебя и победил, – засмеялся он. – Правда, вся моя одежда изорвана в клочья, на ней нет ни одного живого места.
Кухулин разорвал быка от рогов до хвоста на две равные половины.
– Я разорвал тебя надвое, а сейчас разрублю тебя на четыре части, – сказал он и взял меч.
Удар пришелся по спинному хребту быка, меч застрял в кости, и Кухулин не мог его вытащить.
Он отошел и некоторое время стоял и смотрел на быка.
– Хороший воин не оставит меч в теле своей жертвы, – произнес Кухулин.
Он вернулся, потянул за рукоятку меча и вытащил ее, оставив лезвие в спине быка. Измученный, в лохмотьях, с рукояткой в руке, он направил свои стопы к Сильному Кузнецу. Навстречу ему попался мальчик, подмастерье Кузнеца, шедший за углем. Он увидел Кухулина, бредущего с рукояткой в руке, и побежал назад с радостным криком:
– Сюда идет человек с рукояткой меча, похожий на дурачка; вот посмеемся!
– Придержи язык! – одернул его хозяин. – Вы что, все эти три дня не слышали о Туманном быке?
– Нет, – ответили мальчики.
– Вероятно, это доблестный воин, так что ведите себя прилично.
В этот момент Кухулин вошел в кузницу, где работали три мальчика и мастер.
– Вы можете изготовить лезвие к этой рукоятке? – поздоровавшись, осведомился он.
– Можем, – ответил хозяин.
Они выковали и вставили лезвие. Кухулин поднял меч, встряхнул им, и лезвие разлетелось на кусочки.
– Никудышное лезвие, – заключил он. – Переделать.
Мальчики выковали второе лезвие. Они уже боялись заказчика. Он сломал второе лезвие, как и первое. Кузнецы изготовили шесть лезвий, одно крепче другого. С ними со всеми он проделал то же самое.
– Что толку ковать, если у нас нет материала, чтобы изготовить для тебя хорошее лезвие, – вздохнул Сильный Кузнец. – Ступайте на конюшню, там полно старья, и принесите старинный меч, – велел он двум мальчикам.
Те пошли и принесли меч с двумя рукоятками, такой тяжелый, что одному человеку его было не поднять. Они отдали его Кухулину, и он, ударив разок по нему пяткой, сбил пыль, вышел и потряс его. Землю вокруг покрыло ржавчиной.
– Кто бы его ни сделал, это меч для меня! – заявил Кухулин.
– Считай, он твой, бери его на здоровье, – сказал хозяин. – Теперь я понял, кто ты и куда держишь путь. Помни, что я здесь в рабстве.
Сильный Кузнец отвел Кухулина в свой дом, накормил в дорогу и приодел.
– Надеюсь, ты победишь, – сказал Кузнец, когда Кухулин был готов. – Тебе удалось больше, чем кому-либо проходившему этой дорогой до тебя. Теперь ничто не будет стоять у тебя на пути, пока ты не подойдешь к семерым кошкам возле вертящейся башни. Если они тряхнут хвостами и хоть одна капля яда попадет на тебя, он проникнет в твое сердце. Ты должен отрубить им хвосты
этим мечом. Что будут делать их тела после этого, тебя не касается.
Вскоре Кухулин подошел к семи кошкам и всем до единой отрубил хвосты прежде, чем те успели его заметить. После этого до тел ему уже не было дела. Кошки убежали.
Наконец он увидел башню, крутящуюся на колесах. Там жила королева Пустыни. Тощий Рыцарь предупредил его, что он должен перерубить ось. Кухулин нашел ось, перерубил ее, и башня в тот же момент остановилась. Кухулин одним прыжком оказался внутри.
Перед его приходом старая ведьма готовилась сесть в кресло. Он рванулся вперед, одной рукой оттолкнул кресло, а другой поймал ее за волосы и сказал:
– Теперь ты лишишься головы, старуха!
– Отпусти меня, и ты получишь то, что хочешь, – сказала она. – Кольцо юности и волшебный жезл у меня.
И она отдала их ему.
– Больше ты никогда никому не причинишь вреда! – надев кольцо на палец, сказал он, повернул ее лицом к выходу и вытолкнул из башни.
Она вылетела в отверстие и, упав на землю, сломала шею и умерла.
Кухулин сделал Сильного Кузнеца королем всех владений старой ведьмы, королевы Пустыни, и провозгласил, что любого жителя страны, отказавшегося подчиняться новому королю, ждет смерть.
Потом он тотчас же пошел назад и в конце концов отыскал висящего на дереве Голого Висельника. Он снял его, прикрепил его голову к телу, коснулся волшебным жезлом, и перед ним предстал красивейший человек, какого только можно представить. Счастливый и здоровый, этот человек вернулся домой.
Кухулин пошел дальше и не останавливался, пока не подошел к замку Гил ан Ог. Она ждала его перед замком и встретила с распростертыми объятиями; да и как было
не встретить, если он принес волшебный жезл и кольцо юности!
Когда она вошла в замок и обратилась кошкой, он коснулся ее волшебным жезлом, и она снова стала такой же красивой, какой была до тех пор, пока ее не околдовал король Греции.
– Где твоя сестра? – спросил он.
– Она живет в озере возле замка в обличье морской змеи, ?3f?3f?3f?3f ответила Гил ан Ог.
Она пошла с ним к озеру, и в тот же момент, когда они подошли к берегу, из озера выползла змея. Кухулин коснулся ее жезлом, и она предстала перед ними в собственном обличье.
На следующий день в гавани появилась большая флотилия. На судах прибыли король Греции, Луг Лонг-хэнд, рыцарь Речного острова, Темный Груагач с Северного острова и Тощий Рыцарь собственной персоной. Они явились каждый на своем судне узнать, есть ли какие-либо сведения о Кухулине. Их всех радушно приняли, и, пока они веселились и наслаждались жизнью, Кухулин женился на Гил ан Ог. Король Греции снова взял в жены ее сестру, Дижил ан Ог, и вернулся домой.
Сам Кухулин уехал со своей женой Гил ан Ог и быстро добрался до Эрина; когда он вернулся, Финн Мак-кумайл со своими людьми был в Кил-Конали близ реки Шеннон.
Когда Кухулин уезжал из Эрина, чтобы помочь сестрам освободиться от заклятия, там остались его жена, Воительница Альбы, и сын, которому теперь было уже восемнадцать лет. Услышав, что Кухулин привез новую жену, Гил ан Ог, Воительница Альбы обезумела от ревности. Она вырастила мальчика, которого звали Кон-лан, как королевского сына и сейчас, дав ему оружие, велела идти войной на отца.
– Я бы пошел, если бы знал, кто мой отец, – сказал он.
– Его зовут Кухулин, сейчас он вместе с Финном Маккумайлом. Пока ты не победишь его, я обязываю тебя никому не называть своего имени, – приказала она сыну.
Конлан вышел из Ольстера, где они жили с матерью, и не останавливался, пока не встретился с Финном и его людьми, охотившимися в тот день возле скал Кил-Ко-нали.
– К нам идет какой-то человек, – увидев Конлана, сообщил Финн.
– Прикажи кому-нибудь подойти к нему, спросить, кто он такой и что ему надо, – посоветовал Конан Маол.
– Я никогда не даю сведений о себе, пока не узнаю, с кем имею дело, – ответил Конлан.
– Среди нас нет человека, ограниченного такими правилами, кроме Кухулина, – усмехнулся Конан.
Позвали Кухулина; тот подошел, и между ними завязалась драка. По описанию, данному матерью, Конлан понял, что Кухулин его отец, но Кухулин не знал своего сына. Всякий раз, когда Конлан бросал копье, он старался попасть в землю перед ногами Кухулина, Кухулин же целился прямо в него.
Они боролись три дня и три ночи. Сын все время щадил отца, отец же вовсе не щадил сына.
На четвертое утро к ним подошел Конан Маол.
– Вот уж не ожидал, Кухулин, что кто-нибудь три дня выстоит против тебя, такого отважного воина! – сказал он.
Когда Конлан услышал, что Конан Маол призывает отца убить его, он с горечью взглянул на Конана и потерял бдительность. В ту же минуту копье Кухулина пронзило ему голову, и он упал.
– Я умираю от удара, нанесенного мне родным отцом, – прошептал он.
– Ты мой сын? – спросил Кухулин.
– Да, – ответил Конлан.
Кухулин схватил меч и отрубил ему голову, чтобы избавить от страданий и боли. Оглядевшись, он заметил, что за ним наблюдает Финн.
– С Кухулином что-то неладно, – заметил он.
– Пососи большой палец, чтобы узнать, что с ним, – посоветовал Конан Маол.
– Кухулин только что убил своего сына! Его гнев остынет через семь дней, а сейчас, если я или кто-то из вас попадет ему под руку, он уничтожит нас всех! – пожевав палец, произнес Финн.
– Иди и прикажи ему уйти на берег Война и семь дней сражаться с морскими волнами, чтобы он не уничтожил всех нас, – велел Конан.
Финн приказал Кухулину уйти на берег Война. Там лежал огромный белый камень.
– Если бы мне в руки попала голова женщины, пославшей сына на смертельную опасность, я бы разрубил ее, как разрублю этот камень! – схватив меч, воскликнул он и разрубил камень на четыре части.
Семь дней и семь ночей Кухулин боролся с морскими волнами, страдая от боли и горя, мучаясь угрызениями совести, и море простило его.

Кухулин PR в кельтской мифологии

PR в кельтской мифологии

Штатнова Дарья
Кухулин


Краткое содержание мифа


«Непобедимый Кухулин». А. Н. Фанталов, 1999
Кухулин («пес Куланна») — непобедимый воин, герой, центральный персонаж многих саг, чья вспыльчивость часто причиняла горе ему самому и окружающим. Матерью Кухулина была Дехтире, внучка бога любви Аонгуса.
Согласно мифу[1], на свадебном пиру в кубок его матери залетела муха, и Дехтире нечаянно проглотила ее. На девушку напал глубокий сон; ей приснился бог солнца Луг, который потребовал, чтобы она вместе с пятьюдесятью родственницами обернулась птицами и следовала за ним в потусторонний мир.
Три года спустя стая птиц с ярким оперением вернулась в Эмайн Маху, столицу Ольстера. Жители принялись стрелять по ним из пращей, но не смогли попасть ни в одну. Было решено изловить птиц ночью, когда они заснут. Неожиданно вместо птиц воины обнаружили пятьдесят женщин, и среди них Дехтире, спящих в чудесной хижине.
Дехтире принесла с собой дар потустороннего мира — сына по имени Сетанта. Суалтам Мак Рот, ее супруг, был так счастлив снова обрести жену, что усыновил мальчика, будущего героя Кухулина, которому отец Дехтире, друид Катбад, некогда предсказал славу великого воина.
С детства Сетанта охотно учился военному искусству, но мало кто замечал, насколько парнишка силен и храбр. Опоздав на вечеринку, которую ольстерский кузнец Куланн устроил в честь короля Конхобара Мак Несса, юный герой у самых ворот был атакован свирепым псом и смог избежать смерти, размозжив ему голову. Хозяин горевал, потеряв верного стража, и Сетанта вызвался служить вместо собаки, пока не будет найдена замена. Куланн отклонил предложение, однако с тех пор Сетанта получил новое имя — Кухулин, «пес Куланна».
Несмотря на предупреждение Катбада, что тому, кто в определенный день пойдет в первый бой, суждена короткая жизнь, Кухулин вскоре поднял оружие против врагов Ольстера, полубогов Фойла, Фаннела и Туахелла, а также против их многочисленных приспешников. В этой битве Кухулин впервые вошел в свой ужасающий боевой раж.
Возвращаясь в Эмайн Маху на колеснице, увешанный окровавленными головами врагов, Кухулин, все еще находясь в состоянии боевого бешенства, принялся кружить вокруг крепости и вызывать на бой всех подряд. К счастью, героя остановила королева Ольстера, Мугайн. Она отправила ему навстречу сто пятьдесят женщин, которые несли три огромные кадки с водой. Кухулин позволил им усадить себя в воду. Первая кадка просто-напросто взорвалась, во второй вода закипела, а в третьей только сильно нагрелась. Так успокаивали юного героя, впервые познавшего вкус крови.
Кухулину приглянулась Эмер, дочь коварного владыки Фогалла, который посоветовал ему поучиться боевой доблести и мудрости у чудесных наставниц Скатах, Уатах и Айфе из земли теней. Скатах научила героя его знаменитому боевому прыжку но, опасаясь за жизнь Кухулина, просила его не вызывать на поединок ее сестру Айфе.
Однако Кухулину хитростью удалось победить деву-воительницу и провести с ней ночь. Уходя, герой оставил Айфе кольцо.
Спустя годы, когда их сын Конлайх вырос, то отправился в Ольстер померяться силой с тамошними героями. Горячий и ловкий, он легко справился с Коналлом, молочным братом Кухулина, который, не вняв совету своей жены, также принял вызов смелого юноши. Судьба, однако, распорядилась, чтобы сын пал от руки отца.
Кухулин сразился с могучим юным незнакомцем.
Золотое кольцо на пальце Конлайха, подаренное Кухулином его матери, слишком поздно открыло герою имя собственного сына.
Кухулин обрел славу непобедимого воина, когда защищал Ольстер от королевы Медб. Лишившись поддержки богини смерти Морриган, после того как отверг ее любовь, Кухулин получил ужасную рану в живот, которую даже Луг, его отец, не мог залечить. Он умирал стоя, привязав себя к священному камню. И тотчас Морриган, богиня войны и смерти, в обличье вороны уселась на его плечо, а враги отрубили Кухулину голову и правую руку, оставив тело стервятникам. Потерю защитника оплакивал весь Ольстер.
Образы и символы мифа


«В своей колеснице летит Кухулин,
и косит серпами бохайцев пехоту!»
В мифологии ирландских кельтов имя Кухулина стало синонимом славного воина. О нем сложено множество легенд, которые иногда переплетаются друг с другом.
Считается, что он был сыном Дехтире, но, по всей вероятности, не от ее законного мужа, Суалтама. Скорее всего, он был сыном Луга, хотя некоторые старинные авторы утверждают, что на самом деле его отцом был Конхобар Мак Несса. В детстве он носил имя Сетанта.
Муха в античности считалась одним из символов души. Многие мифы повествуют о душах в образе мух, которые стремятся войти в тело женщины, чтобы снова обрести человеческий облик. Кельтский герой Кухулин был зачат, когда его будущая мать проглотила его в обличье мухи.
Превращения, изменение облика — излюбленный мотив кельтской мифологии и религиозных воззрений кельтов, отражающий их веру в бессмертие души. Божества свободно могли принимать любой облик. Боги и богини, обладавшие сверхъестественными способностями, могли превращать людей в любые существа, чаще всего — животных, обычно в качестве наказания. Иногда акт превращения является следствием ревности или зависти со стороны божества.
Птицы — небесные посыльные, символы свободы и трансцендентности, символы духа, освобожденного от земных связей и общающегося с небесными силами. Возвращаясь на землю, они приносят весть богов — прорицания и указания. Птицы помогают смертным в их духовных и земных путешествиях.
По традиции вороны ассоциировались с тьмой и мраком, а также с даром пророчества. Так, в памятниках литературы ирландских кельтов ворон часто обладает пророческим даром. Кроме того, ворон ассоциировался с полем боя; он изображался летающим над реками крови, выкрикивая пророчества об исходе сражения.
В мифологии кельтов Потусторонний мир — название места, куда попадают после смерти души людей, чтобы переродиться. Потусторонний мир — составная часть воззрений кельтов, признававших бессмертие души. Это была не только земля мертвых, но и страна вечной молодости, страна блаженства, настоящая земля обетованная. Однако простым смертным, побывавшим там и вернувшимся живыми, в том числе и знаменитому Кухулину, она представала своей мрачной стороной, и те видели там всевозможных чудовищ и прочие кошмары.
В культуре кельтов друид выполнял роль жреца. Само название «друид» происходит, по мнению исследователей, от друс, древнего названия дуба — дерева, посвященного самим друидам. Помимо своей основной функции жреца, друиды были учителями, поэтами, философами, прорицателями и судьями. Друиды являлись наиболее влиятельной силой в кельтском обществе. Они отличались огромной образованностью во всех областях знаний, и обучение друида продолжалось обычно не менее двадцати лет.
Колесницы имели для кельтов огромное значение, особенно на поле боя. Столь же важную роль они играли и в качестве религиозно-ритуального транспортного средства; так, богинь часто изображают мчащимися на колеснице. В доказательство того, насколько заметную роль играли для кельтов колесницы, достаточно привести тот факт, что умерших представителей знати кельтского общества зачастую возлагали на погребальный костер вместе с колесницами, повозками или тележками.
Вода в эпоху кельтов, как, впрочем, и в более поздние времена, считалась источником целебной силы. Возле родников и источников, которым приписывались всевозможные целительные свойства, воздвигались алтари и жертвенники. Эта связь воды с целительными силами самой природы сохранилась куда дольше, чем просуществовала цивилизация кельтов.
Кольцо как замкнутая окружность символизирует целостность и единство. Оно не имеет ни начала, ни конца, поэтому часто ассоциируется с вечностью и бесконечностью. Его центральное отверстие — это место прохождения небесной силы, божественного дыхания. Кольцо символизирует связь, союз или обет. Вот почему обручальное кольцо используется для обозначения вечного союза двух сердец, как знак супружеской верности, семейного равновесия.
Свяще?нные ка?мни — камни, ставшие объектом ритуального поклонения. Вера в священные камни присутствует в религиозных воззрениях разных народов. С каждым из таких камней связана своя оригинальная легенда.
Коммуникативные средства создания образов и символов

«В своей колеснице летит Кухулин,
и косит серпами бохайцев пехоту!»
Кухулин — главный герой ирландского эпоса. Ирландцы — народ кельтского происхождения. В середине I тысячелетия до н.э. кельтские племена населяли значительную часть Европы, в VI веке до н.э. они захватили Британские острова, покорив местное племя пиктов. Впоследствии под натиском германцев и римлян кельты были оттеснены на юго-запад Британских островов. Самым крупным очагом кельтской культуры стал остров Ирландия. В языческую эпоху хранителями древних преданий в Ирландии были жрецы-друиды. После введения христианства, в V веке, друиды исчезли (причем, как утверждала народная молва, исчезли в прямом смысле слова: таинственно растворились в воздухе), а их роль в значительной степени перешла к филидам — так называли магов, поэтов-певцов и прорицателей. Известно, что в V веке в Ирландии стали появляться особые школы филидов, содержавшиеся на общественные средства. Обучение в таких школах продолжалось двенадцать лет, ученики должны были изучить и запомнить более тысячи древних поэм, сказаний, магических заклинаний. Интерес к подобным знаниям был чрезвычайно велик, временами в таких школах обучалось до трети населения Ирландии. Филиды сохраняли и совершенствовали древние сказания в устной форме, а христианские монахи-ирландцы, будучи грамотными, со временем начали записывать народные предания о богах и героях.
В IX веке Ирландия, как и большинство стран Европы, подвергалась опустошительным набегам датских и норвежских викингов. Национальные предания — важная часть национальной культуры, поэтому ирландцы как величайшую ценность спасали от врагов древние рукописи. Наиболее образованные монахи и светские литераторы усердно собирали эти рукописи воедино. В IX веке разрозненные, существовавшие в различных вариантах сказания были приведены в стройную систему, объединены в циклы. Наиболее значительная часть ирландского эпоса — это цикл саг о Кухулине, в который входит около ста сказаний. Самая древняя рукопись, содержащая сказания о Кухулине — «Книга Бурой Коровы», названная так по материалу, из которого сделан ее переплет, была написана около 1100 года, но возникновение этих сказаний скорее всего относится к VI-VII векам. Саги о Кухулине отчасти имеют под собой историческую основу. Время их действия, по традиции, относят к рубежу нашей эры. По преданию, Ирландия делилась тогда на пять королевств: Улад, Лейнстер, Коннахт, Мунстер и Миде. Кухулин был героем Улада. В ирландских исторических анналах, составленных в VIII — IX веках указываются даже точные даты жизни Кухулина (34 г. до н.э. — 2 г. н.э.), но большинство специалистов считают сведения, содержащиеся в этих анналах, «условно-историческими», то есть относящимися к области легенд. Тем не менее, в сагах о Кухулине встречаются и вполне достоверные приметы эпохи рубежа нашей эры. Подробные описания оружия, приемов боя, одежды, украшений, утвари, содержащиеся в сагах, подтверждаются как рассказами античных авторов, так и археологическими находками. На севере Ирландии, в нескольких километрах от современного города Арма, сохранились следы укреплений Эмайн Махи — столицы Улада. Хотя саги о Кухулине складывались главным образом уже в христианскую эпоху, в них содержится много языческих мотивов, элементов мифологии древних кельтов. Так, Кухулин является сыном Луга — бога света, искусств и ремесел, и сам наделен магическими способностями. Нередко в сагах появляются фантастические существа — сиды, одни из них дружественны, другие — враждебны героям. Вероятнее всего, в образе Кухулина слились воедино несколько исторических и мифологических персонажей, олицетворяющих в народном сознании доблесть, благородство и другие черты национального характера. Цикл сказаний о Кухулине открывается сагой о его рождении.
Социальное значение мифа
Кельтские мифы и легенды известны каждому человеку, если не в оригиналах, то в виде пересказов и сказок. В основу большинства европейских сказок легли сюжеты из кельтских мифов. Легенды о короле Артуре и волшебнике Мерлине, мифы о королеве Маб, сказания о подвигах Кухулина и Финна, рассказы о детях Лира, истории о любви Тристана и Изольды вдохновляли Шекспира и Пушкина, Йетса, Вордсворта, Теннисона, Толкиена и очень многих других классиков мировой литературы.
Кельтские мифы отражают богатый духовный мир древних кельтов, их верования и представления о богах, иных мирах, жизни после смерти, о мироустройстве и законах вселенной.
В сохранившейся на сегодняшний день кельтской мифологии мифы о богах и легенды о реальных исторических персонажах связаны в единый сюжет. Яркое кельтское язычество, переплетаясь с христианским мистицизмом, превращается в чудесные сказания о мирах, оставшихся в далеком прошлом, о таинственном волшебнике Мерлине, о коварных колдуньях и чародейках, о доблестных подвигах славных рыцарей, о битвах с темными силами иных миров, об удивительных путешествиях святых мужей, об исчезающих замках, о Граале, обрести который может только чистая душа. О том сияющем и манящем острове в тумане, найти который, быть может суждено и нам. О том огне, что зажжен в очаге старого замка добрым волшебником, встречи с которым мы ждем столько сотен лет.
Источники
http://www.celtica.ru/content/blogcategory/169/326/
http://www.legendarnogo.net/evropa/kyhylin.htm
http://tzone.kulichki.com/anomal/mif/kelt_mif.html
http://www.bibliotekar.ru/encCelt/
http://www.godsbay.ru/celts/cuchulainn.html
[1] Мифы, легенды и предания кельтов, — М.: Центрполиграф, 2004

Сказка: Сказание о Кухулине — Сказание Средневековой Европы | Сказки

Кухулин — главный герой ирландского эпоса.
Ирландцы — народ кельтского происхождения. В середине I тысячелетия до н. э. кельтские племена населяли значительную часть Европы, в VI веке до н. э. они захватили Британские острова, покорив местное племя пиктов.
Впоследствии под натиском германцев и римлян кельты были оттеснены на юго-запад Британских островов.
Самым крупным очагом кельтской культуры стал остров Ирландия.
В языческую эпоху хранителями древних преданий в Ирландии были жрецы-друиды. После введения христианства, вV веке, друиды исчезли (причем, как утверждала народная молва, исчезли в прямом смысле слова: таинственно растворились в воздухе), а их роль в значительной степени перешла к филидам — так называли магов, поэтов-певцов и прорицателей.
Известно, что вV веке в Ирландии стали появляться особые школы филидов, содержавшиеся на общественные средства. Обучение в таких школах продолжалось двенадцать лет, ученики должны были изучить и запомнить более тысячи древних поэм, сказаний, магических заклинаний. Интерес к подобным знаниям был чрезвычайно велик, временами в таких школах обучалось до трети населения Ирландии.
Филиды сохраняли и совершенствовали древние сказания в устной форме, а христианские монахи-ирландцы, будучи грамотными, со временем начали записывать народные предания о богах и героях.
В IX веке Ирландия, как и большинство стран Европы, подвергалась опустошительным набегам датских и норвежских викингов.
Национальные предания — важная часть национальной культуры, поэтому ирландцы как величайшую ценность спасали от врагов древние рукописи. Наиболее образованные монахи и светские литераторы усердно собирали эти рукописи воедино.
В IX веке разрозненные, существовавшие в различных вариантах сказания были приведены в стройную систему, объединены в циклы.
Наиболее значительная часть ирландского эпоса — это цикл саг о Кухулине, в который входит около ста сказаний.
Самая древняя рукопись, содержащая сказания о Кухулине — «Книга Бурой Коровы», названная так по материалу, из которого сделан ее переплет, была написана около 1100 года, но возникновение этих сказаний скорее всего относится к VI–VII векам.
Саги о Кухулине отчасти имеют под собой историческую основу. Время их действия, по традиции, относят к рубежу нашей эры. По преданию, Ирландия делилась тогда на пять королевств: Улад, Лейнстер, Коннахт, Мунстер и Миде. Кухулин был героем Улада.
В ирландских исторических анналах, составленных в VIII–IX веках указываются даже точные даты жизни Кухулина (34 г. до н. э. -2 г. н. э.), но большинство специалистов считают сведения, содержащиеся в этих анналах, «условно-историческими», то есть относящимися к области легенд.
Тем не менее в сагах о Кухулине встречаются и вполне достоверные приметы эпохи рубежа нашей эры. Подробные описания оружия, приемов боя, одежды, украшений, утвари, содержащиеся в сагах, подтверждаются как рассказами античных авторов, так и археологическими находками. На севере Ирландии, в нескольких километрах от современного города Арма, сохранились следы укреплений Эмайн Махи — столицы Улада.
Хотя саги о Кухулине складывались главным образом уже в христианскую эпоху, в них содержится много языческих мотивов, элементов мифологии древних кельтов.
Так, Кухулин является сыном Луга — бога света, искусств и ремесел, и сам наделен магическими способностями. Нередко в сагах появляются фантастические существа — сиды, одни из них дружественны, другие — враждебны героям.
Вероятнее всего, в образе Кухулина слились воедино несколько исторических и мифологических персонажей, олицетворяющих в народном сознании доблесть, благородство и другие черты национального характера.
Цикл сказаний о Кухулине открывается сагой о его рождении.

Сказание О Кухулине | Vek-Noviy.Ru

0.История Древнего Мира
0.1.От Первобытного Строя К Цивилизации
0.2.Древний Восток и Средняя Азия
0.3.Древняя Греция
0.4.Средняя Азия в VI в. до н.э —…
0.5.Древний Рим
1.История Узбекистана (IV-начало XVI вв.)
1.1. Формирование и Развитие…
1.2.Завоевание Средней Азии Арабским…
1.3.Возникновение в Мавераннахре…
1.4.Завоевания монголами Средней Азии.
1.5.Амир Темур и Государство Темуридов
1.Средние века(конца V и до конца XV века)
1.0.Европа в раннем средневековье
1.1.Народы Азии в период раннего…
1.2.Народы мира в Развитом…
1.3.Крестовый Походы
1.4.Централизованные Государства в…
1.5.Культура Европы В XI — XV вв.
1.6.Рус в период Развитого Средневековья
1.7.Государство Монголов и его…
1.8.0.Страны Азии в XI-XV вв
1.8.1.Ранний Восточный…
1.9.0.Америка и Африка в Средние Века
2.История Узбекистана (XVI-первая половина…
2.0.Маверраннахр в период правления…
2.1.Бухарское ханство в период…
2.2.Бухарский Эмират
2.3.Образование Хивинского Ханства. (в…
2.4. Хивинское ханство во второй…
2.5.Каракалпаки в XVI — первой…
2.6.Кокандское ханство в XVIII -первой…
2.7.Международные Отношения Государств…
2.Новая история(c XVI-до 70-х XIX века)
2.0.0.Страны Европы и Америки в XVI-XVII
2.0.1.Образование Российской империи
2.1.0.Страны Европы с начала XIX века до…
2.1.1.Страны Америки с начала XIX века…
2.1.2.Народы Африки с начала XIX века до…
2.1.3.Азиатские страны с начала XIX века…
2.2.Социально-политические учения
2.3.Наука,Литература и Искусство в XVII…
3.0.История Узбекистана (Вторая половина…
3.1. Г.Средней Азии в Середине XIX в. :…
3.2. Завоевание С.Азии Российской…
3.3.Колониальная Политика Российскоя…
3.4.Туркестан в конце XIX…
3.5.Каракалпаки во второй половине XIX…
3.6.Движения Джадидов в Туркестане
3.7.Туркестан и первая мировая война
3.8. Бухарский Эмират и Хивинское…
3.9.Культурная Жизнь Туркестана в…
3.0.Мир в конце XIX-начале XX века
3.1.0.Г.Западной Европы в конце XIX-начале XX…
3.1.1.Г.Америки в конце XIX-начале XX века
3.1.2.Царская Россия в конце XIX -начале XX…
3.1.3.Г.Центральной и юго-восточной Европы в…
3.2.Г.Азии в конце XIX-начале XX века
3.3.Г.Африки в конце XIX-начале XX века
3.4.Развитие Науки и культуры в конце…
3.5.Первая Мировая Война 1914-1918 годов
3.6.Первая Мировая Война и Российская Империя
4.0.История Узбекистана (1917—1991 годы)
4.1.Установление Советской Власти в…
4.2.Узбекистан в 1920-1930 годах
4.3.Узбекистан в Период Второй Мировой…
4.4.Узбекистан в 1946-1990- годы.
4.0.Международные отношения в 1918-1939…
4.1.0.Советский Союз в 1918-1939г
4.1.Страны Европы и Америки в 1918-1939 г
4.2.Вост.Европа и Балканы в 1918-1939г
4.3.Арабские страны в 1918-1939 г
4.4.Страны Азии и Африки в 1918-1939 г
4.5.Вторая мировая война 1939-1945 годов
4.6.Наука и Культура в первой половине XX…
5.0.Международные Отношения После Второй…
5.1.Мир в Эпоху «Холодной Войны»
5.2.США и Страны Западной Европы во Второй…
5.3.Страны Восточной Европы и Балканского…
5.4.Азия после 1945 года : Проблемы эпохи…
5.5.Латинская Америка после 1945 года
5.6.Арабские страны после 1945 года
5.7.Африка после 1945 года: Обретение Свободы
5.8.Эпоха Новой Демократии
5.9.Наука и Культура во второй Половине XX…
Великие Полководцы России
01.Легендарные полководцы древности
02. Полководцы Древней Руси
03. Святые заступники Руси
04. Цари-полководцы
05. Полководцы Ивана Грозного и смутного…
06. Полководцы Петра I
07. Фельдмаршалы XVIII века
08. Флотоводцы
09. Полководцы Екатерины II
10. Полководцы 1812 года.
11.Полководцы Первой Мировой Русская…
12.Полководцы империи
13.Белые полководцы
14.Красные полководцы
15.Троцкий и Махно
16.Полководцы Великой Отечественной.
Всемирная история в датах
Выдающиеся люди
Государственные гимны разных стран —…
Мифы и Легенды Народов Мира
Библейские Сказания
Индийская Мифология
Исторические предания
Китайская Мифология
Мифология Древнего Египта
Мифология Индейцев
Мифы Древнего Рима
Мифы Древней Греции
Сказания Древней Руси
Сказания о Святых
Сказания Средневековой Европы
Шумеро-Аккадская Мифология
Японская Мифология
Электронная библиотека Сайта
100 Великих
Древневосточная Литература
Древнерусская литература
Европейская старинная литература
Историческая библиотека

Знакомьтесь, Кухулин

Это помогает понять, что в сагах с этого момента стараются изобразить не идеального члена общества, по представлениям системы гейсов и правил, а эмоциональные и личностные особенности персонажа, выводя их на первый план и сближая эпического героя с реальными людьми.
Дальнейший путь юного героя лежит к крепости сыновей Нехта. Это не было вторжением, так как те буквально призывали доблестных воинов сразиться с ними, заявив, что никто из уладов, племени Кухулина, не сможет одолеть их в поединке. Кухулин принял вызов и остановил колесницу в поле, на котором стоял каменный обелиск с обручем геройских деяний и огамическими (священными) письменами, озвучивавшими гейс о том, что никто, не сразившись, не сможет покинуть это поле. Юный герой вновь проявляет бесцеремонное обращение к гейсам и, обхватив руками камень, погружает его в воду. Она полностью поглощает камень, но вода являлась символом очищения и жизни. Таким образом, Кухулин отметил начало новых деяний на этом поле и новой героической истории — своей.
Затем на этом поле Кухулин встречает трех братьев Нехта поочередно. В начале поединка с первым братом юный герой еще имеет возможность отказаться от дуэли, не взяв оружия, так как убийство безоружного считалось бесчестным, но Кухулин не отступает. Юный герой побеждает в трех поединках опытных воинов и отрубает им головы. Считалось, что через отрубленные головы воинам передавалась сила их врага, чем Кухулин и воспользовался. После этого Кухулин поймал оленей, запряг их и отправился назад ко двору короля Конхобара.
А теперь представьте, как всё это выглядело для короля: пятилетний юнец, который, восседая на колеснице, запряженной благородными оленями и украшенной головами врагов, с горящими яростью глазами, движется по твоим владениям. Довольно пугающее зрелище, согласитесь.

А теперь — о темных сторонах героя

Однако, как и обычные люди, Кухулин обладал и слабостями. Во-первых, Кухулин еще не научился контролировать свой боевой пыл, что вызвало необходимость остудить его гнев тремя бочками с водой, которые разлетались от жара одна за другой. А во-вторых, пусть Кухулин и нарушал гейсы, но правилам морали он следовал безукоризненно: он не смог смотреть на наготу женщин, вышедших ему навстречу, и отвернулся, что однажды позволило схватить юного героя.

Неверность

К тому же, Кухулин не был верным своей жене. Даже когда Кухулин влюбляется в Эмер и отправляется совершать ради нее подвиги, он проводит ночь с двумя другими женщинами, одна из которых рождает ему сына. Нельзя сказать, что измена была обычным явлением для кельтского общества, но значимые персонажи его мифологии частенько этим промышляли.

Хитрость

Еще одной малоприятной особенностью Кухулина является использование в бою хитрости. Казалось бы, для победы все средства хороши, но для древних народов было характерно сакральное отношение к дуэли, которая должна проходить по всем правилам. Если же их нарушить — готовься к божественной каре.

Сказание О Кухулине: I. Рождение и детство Кухулина | Vek-Noviy.Ru

0.История Древнего Мира
0.1.От Первобытного Строя К Цивилизации
0.2.Древний Восток и Средняя Азия
0.3.Древняя Греция
0.4.Средняя Азия в VI в. до н.э —…
0.5.Древний Рим
1.История Узбекистана (IV-начало XVI вв.)
1.1. Формирование и Развитие…
1.2.Завоевание Средней Азии Арабским…
1.3.Возникновение в Мавераннахре…
1.4.Завоевания монголами Средней Азии.
1.5.Амир Темур и Государство Темуридов
1.Средние века(конца V и до конца XV века)
1.0.Европа в раннем средневековье
1.1.Народы Азии в период раннего…
1.2.Народы мира в Развитом…
1.3.Крестовый Походы
1.4.Централизованные Государства в…
1.5.Культура Европы В XI — XV вв.
1.6.Рус в период Развитого Средневековья
1.7.Государство Монголов и его…
1.8.0.Страны Азии в XI-XV вв
1.8.1.Ранний Восточный…
1.9.0.Америка и Африка в Средние Века
2.История Узбекистана (XVI-первая половина…
2.0.Маверраннахр в период правления…
2.1.Бухарское ханство в период…
2.2.Бухарский Эмират
2.3.Образование Хивинского Ханства. (в…
2.4. Хивинское ханство во второй…
2.5.Каракалпаки в XVI — первой…
2.6.Кокандское ханство в XVIII -первой…
2.7.Международные Отношения Государств…
2.Новая история(c XVI-до 70-х XIX века)
2.0.0.Страны Европы и Америки в XVI-XVII
2.0.1.Образование Российской империи
2.1.0.Страны Европы с начала XIX века до…
2.1.1.Страны Америки с начала XIX века…
2.1.2.Народы Африки с начала XIX века до…
2.1.3.Азиатские страны с начала XIX века…
2.2.Социально-политические учения
2.3.Наука,Литература и Искусство в XVII…
3.0.История Узбекистана (Вторая половина…
3.1. Г.Средней Азии в Середине XIX в. :…
3.2. Завоевание С.Азии Российской…
3.3.Колониальная Политика Российскоя…
3.4.Туркестан в конце XIX…
3.5.Каракалпаки во второй половине XIX…
3.6.Движения Джадидов в Туркестане
3.7.Туркестан и первая мировая война
3.8. Бухарский Эмират и Хивинское…
3.9.Культурная Жизнь Туркестана в…
3.0.Мир в конце XIX-начале XX века
3.1.0.Г.Западной Европы в конце XIX-начале XX…
3.1.1.Г.Америки в конце XIX-начале XX века
3.1.2.Царская Россия в конце XIX -начале XX…
3.1.3.Г.Центральной и юго-восточной Европы в…
3.2.Г.Азии в конце XIX-начале XX века
3.3.Г.Африки в конце XIX-начале XX века
3.4.Развитие Науки и культуры в конце…
3.5.Первая Мировая Война 1914-1918 годов
3.6.Первая Мировая Война и Российская Империя
4.0.История Узбекистана (1917—1991 годы)
4.1.Установление Советской Власти в…
4.2.Узбекистан в 1920-1930 годах
4.3.Узбекистан в Период Второй Мировой…
4.4.Узбекистан в 1946-1990- годы.
4.0.Международные отношения в 1918-1939…
4.1.0.Советский Союз в 1918-1939г
4.1.Страны Европы и Америки в 1918-1939 г
4.2.Вост.Европа и Балканы в 1918-1939г
4.3.Арабские страны в 1918-1939 г
4.4.Страны Азии и Африки в 1918-1939 г
4.5.Вторая мировая война 1939-1945 годов
4.6.Наука и Культура в первой половине XX…
5.0.Международные Отношения После Второй…
5.1.Мир в Эпоху «Холодной Войны»
5.2.США и Страны Западной Европы во Второй…
5.3.Страны Восточной Европы и Балканского…
5.4.Азия после 1945 года : Проблемы эпохи…
5.5.Латинская Америка после 1945 года
5.6.Арабские страны после 1945 года
5.7.Африка после 1945 года: Обретение Свободы
5.8.Эпоха Новой Демократии
5.9.Наука и Культура во второй Половине XX…
Великие Полководцы России
01.Легендарные полководцы древности
02. Полководцы Древней Руси
03. Святые заступники Руси
04. Цари-полководцы
05. Полководцы Ивана Грозного и смутного…
06. Полководцы Петра I
07. Фельдмаршалы XVIII века
08. Флотоводцы
09. Полководцы Екатерины II
10. Полководцы 1812 года.
11.Полководцы Первой Мировой Русская…
12.Полководцы империи
13.Белые полководцы
14.Красные полководцы
15.Троцкий и Махно
16.Полководцы Великой Отечественной.
Всемирная история в датах
Выдающиеся люди
Государственные гимны разных стран —…
Мифы и Легенды Народов Мира
Библейские Сказания
Индийская Мифология
Исторические предания
Китайская Мифология
Мифология Древнего Египта
Мифология Индейцев
Мифы Древнего Рима
Мифы Древней Греции
Сказания Древней Руси
Сказания о Святых
Сказания Средневековой Европы
Шумеро-Аккадская Мифология
Японская Мифология
Электронная библиотека Сайта
100 Великих
Древневосточная Литература
Древнерусская литература
Европейская старинная литература
Историческая библиотека

Читать «100 Великих мифов и легенд» — Муравьёва Татьяна — Страница 75 — ЛитМир

55. СКАЗАНИЕ О КУХУАИНЕ
Кухулин — главный герой ирландского эпоса.
Ирландцы — народ кельтского происхождения. В середине I тысячелетия до н. э. кельтские племена населяли значительную часть Европы, в VI веке до н. э. они захватили Британские острова, покорив местное племя пиктов.
Впоследствии под натиском германцев и римлян кельты были оттеснены на юго-запад Британских островов.
Самым крупным очагом кельтской культуры стал остров Ирландия.
В языческую эпоху хранителями древних преданий в Ирландии были жрецы-друиды. После введения христианства, вV веке, друиды исчезли (причем, как утверждала народная молва, исчезли в прямом смысле слова: таинственно растворились в воздухе), а их роль в значительной степени перешла к филидам — так называли магов, поэтов-певцов и прорицателей.
Известно, что вV веке в Ирландии стали появляться особые школы филидов, содержавшиеся на общественные средства. Обучение в таких школах продолжалось двенадцать лет, ученики должны были изучить и запомнить более тысячи древних поэм, сказаний, магических заклинаний. Интерес к подобным знаниям был чрезвычайно велик, временами в таких школах обучалось до трети населения Ирландии.
Филиды сохраняли и совершенствовали древние сказания в устной форме, а христианские монахи-ирландцы, будучи грамотными, со временем начали записывать народные предания о богах и героях.
В IX веке Ирландия, как и большинство стран Европы, подвергалась опустошительным набегам датских и норвежских викингов.
Национальные предания — важная часть национальной культуры, поэтому ирландцы как величайшую ценность спасали от врагов древние рукописи. Наиболее образованные монахи и светские литераторы усердно собирали эти рукописи воедино.
В IX веке разрозненные, существовавшие в различных вариантах сказания были приведены в стройную систему, объединены в циклы.
Наиболее значительная часть ирландского эпоса — это цикл саг о Кухулине, в который входит около ста сказаний.
Самая древняя рукопись, содержащая сказания о Кухулине — «Книга Бурой Коровы», названная так по материалу, из которого сделан ее переплет, была написана около 1100 года, но возникновение этих сказаний скорее всего относится к VI–VII векам.
Саги о Кухулине отчасти имеют под собой историческую основу. Время их действия, по традиции, относят к рубежу нашей эры. По преданию, Ирландия делилась тогда на пять королевств: Улад, Лейнстер, Коннахт, Мунстер и Миде. Кухулин был героем Улада.
В ирландских исторических анналах, составленных в VIII–IX веках указываются даже точные даты жизни Кухулина (34 г. до н. э. -2 г. н. э.), но большинство специалистов считают сведения, содержащиеся в этих анналах, «условно-историческими», то есть относящимися к области легенд.
Тем не менее в сагах о Кухулине встречаются и вполне достоверные приметы эпохи рубежа нашей эры. Подробные описания оружия, приемов боя, одежды, украшений, утвари, содержащиеся в сагах, подтверждаются как рассказами античных авторов, так и археологическими находками. На севере Ирландии, в нескольких километрах от современного города Арма, сохранились следы укреплений Эмайн Махи — столицы Улада.
Хотя саги о Кухулине складывались главным образом уже в христианскую эпоху, в них содержится много языческих мотивов, элементов мифологии древних кельтов.
Так, Кухулин является сыном Луга — бога света, искусств и ремесел, и сам наделен магическими способностями. Нередко в сагах появляются фантастические существа — сиды, одни из них дружественны, другие — враждебны героям.
Вероятнее всего, в образе Кухулина слились воедино несколько исторических и мифологических персонажей, олицетворяющих в народном сознании доблесть, благородство и другие черты национального характера.
Цикл сказаний о Кухулине открывается сагой о его рождении.
I. Рождение и детство Кухулина
Однажды в окрестностях Эмайн Махи, столицы уладов, появились тучи птиц невиданного до тех пор облика и расцветки. Стали птицы расклевывать плоды на деревьях и зерна в колосьях, выщипывать траву до самого корня, оставляя лишь сухую землю да голые камни.
Конхобар, король уладов, снарядил девять колесниц, собрал лучших стрелков и отправился на охоту, чтобы истребить этих птиц и спасти от разоренья страну.
Колесницей короля управляла его сестра — юная Дехтире.
Охотники спугнули птиц и стали их преследовать, но до самой темноты не смогли подстрелить ни одной.
Оказались охотники в незнакомом лесу. Меж тем совсем стемнело. Король послал двоих слуг поискать какого-нибудь ночлега. Долго бродили слуги по лесу, пока не увидели на поляне какое-то бедняцкое жилище.
Вернулись слуги к королю и сказали, что нашли дом, но такой тесный и бедный, что вряд ли там можно заночевать королю со свитой.
Все же король отправился к тому дому. Хозяева — муж и жена — почтительно приветствовали его и пригласили войти. Как ни был мал дом, уместились в нем все, кто был с королем, как ни был беден, гостям подали угощение — и все насытились.
Потом хозяин сказал королю: «Моя жена должна нынче родить. Было бы хорошо, если б твоя сестра помогла ей при родах».
Дехтире пошла за перегородку, где жена хозяина уже начала мучиться родами, и оставалась с ней всю ночь. Утром женщина родила сына.
И тут же не стало ни дома, ни его хозяев. Оказались улады среди дикого леса, и только подле Дехтире лежал на земле новорожденный младенец.
Улады вернулись в Эмайн Маху, взяв ребенка с собой.
Дехтире стала заботиться о нем и полюбила, как сына. Но мальчик заболел и умер.
Очень горевала о нем Дехтире. Три дня не пила она и не ела, а только проливала горькие слезы.
На четвертый день одолела ее великая жажда. Подали Дехтире напиться, но в воде оказалась какая-то букашка. Дунула Дехтире, чтобы ее отогнать, но букашка прыгнула ей в рот — и девушка ее проглотила.
И тут же зачала Дехтире ребенка.
Ночью во сне явился ей Луг — бог солнечного света, искусств и ремесел — и сказал: «Я избрал тебя из всех женщин: мой сын — в твоем чреве. Он станет великим героем, а имя ему следует дать Сетанта».
И вот родила Дехтире сына. Было у него в глазах семь зрачков, три в одном и четыре в другом, а на руках и ногах — по семи пальцев.
Как велел Луг, Дехтире назвала сына Сетантой. Но недолго носил он это имя. Когда ему было шесть лет, он получил прозванье Кухулин. Вот как это получилось.
Однажды король Конхобар со своими воинами, а Дехтире со своими служанками отправились на пир, что давал в своем доме кузнец по имени Кулан. Позвали с собой и Сетанту. Но он в то время играл в мяч со ста пятьюдесятью взрослыми юношами, неизменно их побеждая, и пообещал прийти позже.
Наконец закончил Сетанта игру и пошел к дому Кулана. А был у кузнеца пес, такой огромный и свирепый, что целый отряд воинов не смог бы его одолеть.
Оскалил пес страшные клыки, зарычал на Сетанту и хотел его разорвать. Но мальчик поднял с земли тяжелый камень, метнул в открытую пасть — и пес пал бездыханным.
Вышли на шум хозяин и гости, подивились силе и храбрости шестилетнего ребенка.
Сказал ему Кулан: «Я рад приветствовать сына твоих отца и матери, хоть и лишил ты меня верного слуги, который стерег мой дом, мое добро и мои стада».
Сетанта сказал: «Я отыщу щенка того же семени, что и твой пес, и выращу его для тебя. А до тех пор буду сам стеречь твой дом, твое добро и твои стада».
И все признали, что это будет справедливо.
С тех пор получил Сетанта прозванье Кухулин — «Пес Кулана».

Сказание О Кухулине: V. Смерть Кухулина | Vek-Noviy.Ru

А уладов опять поразил их тяжкий недуг-заклятье, и снова пришлось Кухулину идти на врагов в одиночку.
Стал он снаряжаться в бой. Надел боевые доспехи, накинул алый плащ взял золотую пряжку, чтобы застегнуть плащ на плече, но пряжка выпала у него из рук и до крови поранила ему ногу. Сказал Кухулин: «Недобрый это знак. Верно, суждено мне нынче погибнуть».
Тут пришел возница Кухулина рыжеволосый Лойн и сказал: «Заупрямился твой любимый конь, прославленный Серый. Не дает запрячь себя в колесницу».
Кухулин пошел на конюшню, сказал коню: «Не в твоем обычае, Серый, не слушаться моего возницу».
Из глаз юня скатились две слезы, упали под копыта. Повернулся конь к хозяину левым боком — а это тоже был недобрый знак, но позволил запрячь себя в колесницу.
Улады прослышали, что Кухулину были зловещие предзнаменования. Зарыдали трижды пятьдесят женщин Эмайн Махи, стали просить Кухулина, чтобы не покидал он города, не шел на верную смерть.

Лойг посоветовал Кухулину послушаться женщин, но Кухулин сказал: «Вознице подобает править конями, женщинам — сетовать, воину — защищать свой народ». Выехал он за ворота Эмайн Махи и устремился к равнине, где ждали его враги.
По пути увидел он трех старух. Старухи были ведьмами, и подослала их королева Медб. Ведьмы сидели вокруг костра и жарили на рябиновых прутьях песье мясо, приправляя его ядовитыми травами и сдабривая заклинаниями.
Старухи позвали Кухулина: «Присядь, герой, к нашему огню, отведай нашего угощения».
Кухулин ответил: «Не могу, ибо зовут меня Кухулин — Пес Кулана, и я дал зарок не есть песьего мяса».
Но старухи сказали: «Ты гнушаешься нашей бедностью, недостойно это героя».
Устыдился Кухулин, присел к костру Взял левой рукой песью лопатку, обглодал с нее мясо — и тут же левая его рука утратила прежнюю силу, а ведь левой рукой воин в бою держит щит.
Подъехал Кухулин к полю боя, увидел многочисленные вражеские колесницы, реющие знамена, сверкающее оружие и сказал: «Увы! Этот бой будет для меня последним».
Кухулин на своей колеснице врезался во вражеское войско. То мечом, то копьем без промаха разит он врагов. Сколько в море песчинок, в небе звезд, весной росы, зимой снежных хлопьев — столько воинов полегло от его руки.
Но вот предстал перед Кухулином не воин, а заклинатель. Он сказал: «Отдай, Кухулин, мне свое копье».
А было всем известно, что Кухулин никогда не отказывает просящему Однако на этот раз Кухулин сказал: «Клянусь, сейчас мне копье нужнее, чем тебе. Враги нападают на меня — и я сражаюсь с ними».
Но заклинатель сказал: «Если не отдашь мне копья, я сложу песню тебе в поношенье — и великий позор падет на тебя!» Воскликнул Кухулин: «Никогда еще не бывал я опозорен за скупость! Возьми!» Он метнул копье древком вперед. Полетело оно с такой силой, что насквозь пронзило заклинателя и еще девять воинов, что стояли за его спиной.

Копье Кухулина поднял воин по имени Лутайд и спросил у трех одноглазых и одноруких чародеев, возглавлявших войско: «Кому принесет смерть это копье?» Чародеи ответили: «Королю».
Лугайд удивился, ибо намеревался он поразить копьем Кухулина, а тот не был королем. Все же метнул он копье в Кухулина, но попало оно не в героя, а в его возницу — верного Лойга.
Лойг сказал: «Я получил смертельную рану». Простился с ним Кухулин, выдернул из раны копье — и Лойг умер.
Тогда Кухулин сказал: «Буду я сегодня и воином и возницей».
Но тут появился перед ним другой заклинатель и сказал: «Отдай мне свое копье».
Кухулин ответил: «Я уже отдал его сегодня, и никто не может меня упрекнуть, что я отказал просящему».
Заклинатель сказал: «Я сложу песню в поношение всем уладам — и позор падет на твой народ».
Воскликнул Кухулин: «Не подвергнется Улад бесчестью из-за меня!» Как и в первый раз, метнул он копье древком вперед, поразило копье заклинателя и еще девять воинов.
Копье поднял воин по имени Эрк. Он спросил у чародеев: «Почему в прошлый раз копье поразило возницу, хотя вы сказали, что оно принесет смерть королю?» Ответили чародеи: «Лойг был королем среди возниц, не было ему равных».
Эрк метнул копье в Кухулина, но попал в одного из его коней, в Серого, которого Кухулин любил, как друга.
Простились конь и хозяин, и Кухулин сказал: «Сегодня я буду сражаться на колеснице об одном коне».
Он уперся ногою в дышло и снова стал крушить врагов.
Но уже поджидал его третий заклинатель с угрозой: «Если не отдашь мне копье, Кухулин, я сложу песню, которая принесет позор твоему роду».
Кухулин сказал: «Пусть я погибну, но не стану причиной позора моих родичей».
В третий раз метнул он копье древком вперед, поразив заклинателя и девятерых воинов.
Снова завладели враги копьем Кухулина. Сказали чародеи: «В первый раз копье поразило короля возниц, во второй — короля юней. В третий раз поразит оно короля героев».
Просвистело копье в воздухе — и вонзилось Кухулину в грудь!
Окружили его враги. Сказал Кухулин: «Хотелось бы мне перед смертью добраться до озера и испить из него воды».
Враги сказали: «Не станем противиться этому».
«Идите следом за мной, — сказал Кухулин, — ибо уже не смогу я вернуться».
Зажимая рукой смертельную рану, пошел Кухулин к озеру и в последний раз испил голодной воды. Потом встал у высокого камня и привязал себя к нему поясом, потому что хотел умереть стоя.

Издали смотрели враги на героя.
С неба слетели птицы, сели ему на плечи — и Кухулин испустил дух.
Сказание О Кухулине
Сказание О Кухулине: I. Рождение и детство Кухулина
Сказание О Кухулине: II. Женитьба Кухулина
Сказание О Кухулине: III. Путешествие Кухулина на Остров Блаженства
Сказание О Кухулине: IV. Похищение быка из Куальнге

Саги героические: Сага о Кухулине

Ирландская литература
А. Р. Курилкин
Рождение Кухулина
Однажды на землю уладов налетели птицы неведомой породы и стали пожирать все плоды, злаки, траву, всю зелень до самого корня. Тогда, чтобы спасти свое пропитание, улады решают снарядить девять колесниц и пуститься в охоту на птиц. На охоту выезжают и правитель уладов Конхобар и его сестра Дехтире. Вскоре они настигают птиц. Те летят огромной стаей во главе с самой прекрасной птицей на свете. Их всего девятью двадцать, и они разделяются на пары, каждая из которых соединена золотой цепочкой. Неожиданно все птицы, кроме трех, исчезают, и именно за ними и устремляются улады, но тут их настигает ночь, так что и эти три птицы скрываются. Тогда улады распрягают колесницы и отправляют нескольких человек искать какое-нибудь пристанище на ночь. Посланные быстро находят одиноко стоящий новый дом, крытый белыми птичьими перьями. Он внутри никак не отделан и ничем не убран, и в нем нет даже полатей и одеял. Двое хозяев, муж и жена, сидящие в доме, ласково приветствуют вошедших. Несмотря на отсутствие пищи и маленький размер дома, улады решают направиться туда. Они входят в него все, сколько их было, вместе с конями и колесницами, и оказывается, что все это занимает очень мало места в доме. Находят они там и вдоволь пищи и одеял. После того как они располагаются на ночлег, в дверях появляется прекраснейший юноша необычайно высокого роста. Он говорит, что пришло время для ужина, а то, что улады ели раньше, было только закуской. И тогда им подают различные кушанья и напитки, по вкусу и желанию каждого, после чего они, насытившись и захмелев, начинают веселиться. Тогда муж просит Дехтире помочь его жене, рожающей в этот момент в соседней комнате. Дехтире входит к роженице. Вскоре та производит на свет мальчика. Когда улады утром просыпаются, нет больше ни дома, ни хозяев, ни птиц. Они возвращаются домой, захватив с собой новорожденного мальчика.
Он воспитывается при Дехтире, пока не подрастает. В юношеском возрасте он тяжело заболевает и умирает. Очень сильно печалится Дехтире о смерти своего приемного сына. Три дня она ничего не ест и не пьет, а затем ею овладевает сильнейшая жажда. Дехтире подают чашку с питьем, и, когда она подносит ее к губам, ей кажется, что какой-то крошечный зверек хочет из чашки прыгнуть ей в рот. Остальные же никакого зверька не замечают. Снова подают ей чашку, и в то время, когда она пьет, зверек проскальзывает ей в рот и пробирается внутрь ее. Тот час же Дехтире впадает в сон, длящийся до следующего дня. Во сне ей видится некий муж и возвещает, что ныне она зачала от него. Он также говорит, что именно он создал птиц, создал дом, где ночевали улады, и создал мучившуюся родами женщину. Сам же он принял облик мальчика, который там родился и которого воспитала и недавно оплакивала Дехтире. Теперь же он вернулся в виде маленького зверька, проникшего в ее тело. Затем он назвал свое имя — Луг Длинной Руки, сын Этлена, — и сказал, что от него у Дехтире родится сын по имени Сетанта. После этого Дехтире забеременела. Никто среди уладов не может понять, от кого зачала она, и начинают говорить даже, что виновник — ее брат Конхобар. После этого к Дехтире сватается Суалтам, сын Ройга. И Конхобар отдает ему сестру в жены. Она очень стыдится взойти на его ложе, будучи уже беременной, и начинает бить себя по спине и бедрам, пока — как ей показалось — не освобождается от плода. В этот момент она вновь обретает свою девственность. После этого она поднимается на ложе Суалтама и рожает ему сына величиной с трехлетнего ребенка. Его называют Сетантой, а приемным отцом его становится Кулан-кузнец. Имя Сетанта мальчик носит до тех пор, пока не убивает собаку Кулана и не отслуживает ему за это. С той поры его начинают звать Кухулином.
Болезнь Кухулина
Раз в год все улады собирались на праздник Самайн, и, пока длился этот праздник (целых семь дней), не бывало там ничего, кроме игр, гуляний, пиров и угощений. Любимым же делом собравшихся воинов было похваляться своими победами и подвигами. Раз на такой праздник собрались все улады, кроме Конала Победоносного и Фергуса, сына Ройга. Кухулин решает не начинать без них, так как Фергус — его приемный отец, а Конал — молочный брат. Пока собравшиеся играют в шахматы и слушают песни, на озеро, находящееся неподалеку, слетается стая птиц, прекрасней которых никто не видел во всей Ирландии. Женщин охватывает желание получить их, и они спорят, чей муж окажется ловчее в ловле этих птиц.
Одна из женщин от имени всех просит Кухулина добыть птиц, а когда он начинает ругаться, упрекает его в том, что он является виновником косоглазия многих влюбленных в него уладских женщин, ибо сам он кривеет на один глаз от ярости во время боя, а женщины делают это для того, чтобы быть похожими на него. Тогда Кухулин совершает такой налет на птиц, что все их лапы и крылья падают в воду. Кухулин с помощью своего возницы Лойга захватывает всех птиц и делит их между женщинами. Каждая получает по две птицы, и только Ингуба, возлюбленная Кухулина, остается без подарка. Ей он обещает в следующий раз поймать самых прекрасных птиц.
Вскоре над озером появляются две птицы, соединенные золотой цепочкой. Они поют так сладко, что все впадают в сон, а Кухулин устремляется на них. Лойг и Ингуба предупреждают его, что в птицах скрывается тайная сила и лучше их не трогать, но Кухулин не может не сдержать своего слова. Он дважды мечет камни в птиц, но дважды промахивается, а затем пронзает крыло одной из них своим копьем. Птицы сразу исчезают, а Кухулин отходит к высокому камню и засыпает. Во сне ему являются две женщины в зеленом и пурпурном плащах и избивают его плетьми почти до смерти. Когда Кухулин пробуждается, он в силах только попросить перенести его на постель в дом. Там он, не вымолвив ни слова, лежит целый год. Ровно через год, в такой же день Самайна, когда Кухулин все еще находится в постели в окружении нескольких уладов, в дом внезапно входит некий муж и садится прямо напротив Кухулинова ложа. Он говорит, что Кухулина излечат дочери Айда Абрата — Либан и влюбленная в него Фанд, если он поможет их отцу разделаться с врагами. После этого муж неожиданно исчезает, а Кухулин встает с ложа и рассказывает уладам обо всем, что с ним произошло. По совету предводителя уладов Конхобара он отправляется к тому самому камню, где год назад его настигла болезнь, и встречает там женщину в зеленом плаще. Она и оказывается дочерью Аида Абрата по имени Либан и говорит, что пришла просить его о помощи и дружбе по просьбе своей сестры Фанд, которая любит Кухулина и свяжет с ним жизнь, если тот поможет супругу Либан — Лабрайду биться против его врагов. Однако Кухулин не в состоянии отправиться с ней сейчас же и решает сначала послать Лойга, чтобы тот разузнал все про страну, откуда пришла Либан. Лойг отправляется вместе с Либан, встречается и с Фанд, с Лабрайдом, но если Фанд очень любезна с Лойгом и поражает его своей красотой, то Лабрайд нерадостен из-за того, что его ожидает трудная битва с огромным войском. Лабрайд просит Лойга поспешить за Кухулином, и тот возвращается. Он рассказывает Кухулину, что видел множество красивейших женщин и Фанд, превосходящую красотой всех остальных, Кухулин же во время рассказа своего возницы ощущает, что разум его проясняется и силы прибывают. Он просит Лойга позвать его жену Эмер. Эмер, узнав, что происходит с ее мужем, сначала обвиняет в бездействии уладов, которые никак не ищут средство помочь ему, а затем призывает Кухулина превозмочь себя и встать с постели. Кухулин стряхивает с себя слабость и оцепенение и вновь отправляется к камню, у которого ему было видение. Там он встречает Либан и отправляется вместе с ней к Лабрайду.
Вдвоем они идут взглянуть на вражеское войско, и оно кажется им несметным. Кухулин просит Лабрайда уйти, а рано поутру убивает предводителя их врагов — Эохайда Иула — когда тот идет к ручью умываться. Завязывается битва, и вскоре враги обращаются в бегство. Но Кухулин не может усмирить свою ярость. По совету Лойга Лабрайд готовит три чана холодной воды, чтобы остудить пыл богатыря. После этого Кухулин разделяет ложе с Фанд и проводит возле нее целый месяц, а затем возвращается домой.
Вскоре после возвращения он вновь призывает Фанд на любовное свидание. Но об этом узнает Эмер, берет нож и в сопровождении пятидесяти женщин отправляется в назначенное место, чтобы убить девушку. Кухулин же, увидев Эмер, останавливает ее и запрещает приближаться к Фанд. От этого Эмер впадает в великую скорбь, и пораженный Кухулин обещает никогда не расставаться с ней. Теперь время печалиться Фанд — она покинута и должна вернуться к себе. Однако муж Фанд — Мананнан, покинувший ее, когда она полюбила Кухулина, узнает о происходящем и спешит к Фанд. Встретив мужа, она решает вернуться к нему. Но когда Кухулин видит, что Фанд удаляется с Мананнаном, он впадает в великую скорбь и отправляется в горы, где живет, не принимая пищи и питья. Только посланным Конхобаром ведунам, друидам и певцам удается связать Кухулина, опоить его напитком забвения и привести домой. Такой же напиток дают и Эмер, а Мананнан трясет своим плащом между фанд и Кухулином, чтобы они никогда не встречались.
Смерть Кухулина
Кухулин собирается на битву, но пятьдесят женщин королевского рода преграждают ему путь, чтобы не пустить на новые подвиги. С помощью трех чанов холодной воды им удается охладить его пыл и удержать в этот день от выезда на бой. Но другие женщины укоряют Кухулина в бездействии и призывают защитить их страну. Кухулин снаряжается и подходит к своему коню, но тот трижды поворачивается к нему левым боком, что предвещает большое несчастье. В ночь накануне похода богиня войны Морриган разбивает колесницу Кухулина, ибо знает, что он уже не вернется домой. Тем не менее Кухулин отправляется в путь. По дороге он навещает свою кормилицу, а затем встречает трех кривых на левый глаз старух, жарящих собачье мясо. На Кухулине лежал зарок — не отказываться от пищи с любого очага, но не есть мяса собаки. Он пытается объехать старух, но они замечают его и приглашают попробовать их пищу, Кухулин ест собачье мясо левой рукой и кладет кости под левую ляжку, от чего они теряют прежнюю крепость. Затем Кухулин вместе со своим возницей Лойгом прибывает к месту битвы. Тем временем предводитель его врагов Эрк придумывает такую хитрость: все их войска сдвигаются в единую стену и на каждом углу выставляют пару сильнейших воинов и заклинателя, который должен будет попросить Кухулина одолжить ему копье, могущее поразить короля. Приблизившись к вражескому войску, Кухулин сразу ввязывается в битву и так работает копьем и мечом, что равнина становится серой от мозгов им убитых. Вдруг Кухулин видит на краю войска двух борющихся друг с другом воинов и заклинателя, который призывает его разнять дерущихся. Кухулин наносит каждому такой удар, что мозг выступает у них через нос и уши и они падают замертво. Тогда заклинатель просит у него копье, Кухулин отказывается отдать его, но под угрозой быть обесславленным за скупость, соглашается. Один из вражеских воинов — Лугайд — мечет копье в Кухулина и убивает его возницу Лойга. Кухулин отправляется на другой фланг войска и вновь видит двух борющихся. Он разнимает их, отбрасывая в разные стороны с такой силой, что они падают замертво у подножия соседней скалы. Стоящий рядом с ними заклинатель опять просит у него копье, Кухулин вновь отказывается, но под угрозой опозорить всех уладов отдает его. Тогда Эрк мечет копье в Кухулина, но попадает в его коня по имени Серый из Махи. Смертельно раненный конь убегает в Серое озеро, откуда добыл его некогда Кухулин, унося на своей шее половину дышла. Кухулин же упирается ногой в оставшуюся половину дышла и еще раз проезжает через вражеское войско из конца в конец. Опять замечает он двух бойцов, бьющихся друг с другом, разнимает их так же, как и предыдущих, и вновь встречает заклинателя, который просит у него копье. На этот раз Кухулину пришлось отдать его под угрозой опозорить скупостью свой род. Тогда Лугайд берет это копье, мечет его и попадает прямо в Кухулина, да еще так, что внутренности его выпадают на подушку колесницы. Смертельно раненный Кухулин просит у окруживших его врагов дозволения искупаться в Черном озере, и они разрешают ему. Он с трудом доходит до озера, купается, а затем возвращается к врагам и привязывает себя к высокому камню, не желая умирать лежа или сидя. В этот момент появляется Серый из Махи, чтобы защитить его, пока еще в нем есть душа и исходит луч света от его лба. Зубами он убивает пятьдесят, а каждым из копыт — по тридцать воинов. Долго воины не решаются подойти к Кухулину, думая, что он жив, и только когда птицы садятся на плечи его, Лугайд отсекает ему голову. Затем войско его отправляется на юг, а он остается искупаться и поесть наловленной им рыбы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *