Легенда о ликаоне

Зевс и Ликаон. — Оборотни — Существа и носители магии — Каталог статей — Мир за Гранью

Много преступлений совершили люди медного века. Надменные и
нечестивые, не повиновались они богам-олимпийцам. Громовержец Зевс прогневался
на них; особенно же прогневил Зевса царь
Ликосуры в Аркадии, Ликаон. Однажды Зевс под видом простого смертного пришел в
Ликосуру. Чтобы жители знали, что он бог, Зевс дал им знамение, и все жители
пали ниц перед ним и чтили его, как бога. Один лишь Ликаон не хотел воздать
Зевсу божеских почестей и издевался над всеми, кто чтил Зевса. Ликаон решил
испытать, бог ли Зевс. Он убил заложника, бывшего в его дворце, часть тела его
сварил, часть изжарил и предложил как трапезу великому громовержцу. Страшно
разгневался Зевс. Ударом молнии он разрушил дворец Ликаона, а его самого
превратил в кровожадного волка.
Все нечестивей становились люди, и
решил великий тучегонитель, эгидодержавный Зевс уничтожить весь людской род. Он
решил послать на землю такой сильный ливень, чтобы все было затоплено. Зевс
запретил дуть всем ветрам, лишь влажный южный ветер Нот гнал по небу темные
дождевые тучи. Ливень хлынул на землю. Вода в морях и реках подымалась все выше
и выше, заливая все кругом. Скрылись под водой города со своими стенами, домами
и храмами, не видно было уже и башен, которые высоко подымались на городских
стенах. Постепенно вода покрывала все — и поросшие лесом холмы, и высокие горы. Вся
Греция скрылась под бушующими волнами моря. Одиноко подымалась средь волн
вершина двуглавого Парнаса. Там, где раньше крестьянин возделывал свою ниву и
где зеленели богатые спелыми гроздями виноградники, плавали рыбы, а в лесах,
покрытых водой, резвились стада дельфинов.
Так погиб род людской медного века.
Лишь двое спаслись среди этой общей гибели — Девкалион, сын Прометея, и жена
его Пирра. По совету отца своего Прометея, Девкалион построил огромный ящик,
положил в него съестных припасов и вошел в него с женой своей. Девять дней и
ночей носился ящик Девка-лиона по волнам моря, покрывшим всю сушу. Наконец,
волны пригнали его к двуглавой вершине Парнаса. Ливень, посланный Зевсом,
прекратился. Девкалион и Пирра вышли из ящика и принесли благодарственную
жертву Зевсу, сохранившему их среди бурных волн. Вода схлынула, и снова
показалась из-под волн земля, опустошенная, подобная пустыне.
Тогда эгидодержавный Зевс послал к
Девкалиону вестника богов Гермеса. Быстро понесся над опустевшей землей вестник
богов, предстал пред Девкалионом и сказал ему:
— Властитель богов и людей Зевс, зная твое благочестие,
повелел тебе выбрать награду; выскажи твое желание, и исполнит его сын Крона.
Девкалион ответил Гермесу:
— О, великий Гермес, об одном лишь молю я Зевса: пусть
опять населит он землю людьми.
Быстрый Гермес понесся обратно на
светлый Олимп и передал Зевсу мольбу Девкалиона. Великий Зевс повелел
Девкалиону и Пирре набрать камней и бросать их, не оборачиваясь, через голову.
Девкалион исполнил веление могучего громовержца, и из камней, которые бросал
он, создались мужчины, а из камней, брошенных женой его Пиррой, — женщины. Так земля получила
после потопа снова население. Ее заселил новый род людей, происшедших из камня.

Нечестивый царь Ликаон


По Аполлодору царь Аркадии, сын Пеласга и Мелибеи, внук Океана, некоторые его матерью называют нимфу Киллену. От различных женщин Ликаон имел пятьдесят сыновей и несколько дочерей. Ликаон цивилизовал Аркадию и ввел в ней культ Зевса, но он и его дети считались самыми нечестивыми людьми в мире. Слух об этом дошел до Олимпа и Зевс, приняв облик странника, решил лично удостовериться в добродетельности Ликаона и его сыновей. Те приняли гостя, усадили его за стол, но в качестве угощения подали блюдо, приготовленное из мяса только что зарезанного мальчика. Философ и историк Климент Александрийский рассказывает, что Ликаон заподозрил божественность странника и предложил ему жаркое из собственного сына, а Эратосфен утверждает, Ликаон приказал зарезать своего внука Аркада. Разгневанный Зевс опрокинул стол, на котором стояла нечестивая еда, и испепелил молниями Ликаона и всех его сыновей; лишь младший, Никтим, был пощажен по просьбе богини Геи. Овидий повествует, что бог-громовержец превратил Ликаона в волка, а на человеческий род Зевс наслал потоп . Миф о Ликаоне указывает на древнеаркадский обычай приносить Зевсу ликейскому человеческие жертвы.
Сын Приама и лелегской царевны Лаофои. По Гомеру его захватил в плен Ахилл, а Патрокл отвез Ликаона на остров Лемнос и продал в рабство царю Эвнею. Друг Ликаона Этион выкупил его из рабства и вернул в Трою. Несколько дней спустя Ахилл снова захватил Ликаона и убил царевича, несмотря на его горячие мольбы о пощаде.
С царем Акадии Ликаоном и с его пятьюдесятью сыновьями связана какая-то мерзость перед Зевсом, но какая именно, источники расходятся. Или он принес в жертву Зеву мальчика, а его сыновья пытались потом накормить Зевса потрохами одного из своих братьев. Или он, Ликаон, сам пытался проверить всеведение Зевса и угостил его супом из собственного сына или же внука. Называют имена Никтима или Аркада. Очень возможно, что Ликаон так пытался в отчаянии отмстить Зевсу за совращение его дочери, чья история тоже запечатлена на небе.
Важно только, что Зевс легко распознал происки святотатца, опрокинул стол и превратил Ликаона в волка. Вероятно, и сыновей тоже, но на небе запечатлен только один Волк — Ликаон.
После это, в гневе, громовержец обрушил на землю потоки воды, желая утопить погрязшее в пакости человечество. Впрочем, богу это не удалось. Смотри по этому поводу сюжет о Девкалионе.
Ликаон был отцом Каллисто. Это произошло еще до того, как он стал волком. Неразборчивый Зевс потом имел с Каллисто роман, не взирая на её происхождение, что, естественно, закончилось для нее плачевно. Ликаон, как говорят, может входить в комплекс созвездий на этот счет в образе созвездия Волопас. Предостерегу, однако, что это далеко не общепринятая интерпретация Волопаса.
Источники: godsbay.ru, astromyth.ru, dic.academic.ru, vk.com, mifenc.ru

Это интересно

Самара-городок

Это уютное местечко на Волге получило необыкновенную популярность из-за песни неизвестных авторов о неспокойной влюбленной жительнице Самары, …

Птица Сирин

Сирин – одно из немногих существ, способных свободно перемещаться между Явью, Навью и Правью. Голос Сирина прекрасен …

Зевс громовержец

Среди семи десятков богов Древней Греции особое место принадлежит Зевсу. В понимании греков, это был властелин …

Установление империи в Риме

Время становления императорской власти в Риме отмечено несколькими восстаниями, походами, борьбой претендентов на правление и гражданской войной. Римская …

Содом и Гоморра

Содом и Гомора — найти знаменитые библейские города, согласно Священному Писанию уничтоженные за грехи своих жителей …

Фасадные штукатурки для дома

Для того же чтоб вернуть искусственное решение экстерьера здания, используют специальные штукатурки для фасада. Их довольно много: акриловые, …

Романский стиль в архитектуре средневековья

Стиль возник в Европе в X веке и господствовал вплоть до XIII века. Древний Рим оказал громадное …
&#13

Орангпендек – лесной человек

&#13

Корфу, тихий курорт Рода

&#13

Ликаон | Астромиф v.2.0

Ликаон основал первый город на земле город Ликосуру (по Павсанию солнце её увидало первой; по этому образцу люди научились строить себе города). Он там правил и ввёл культ Зевса Ликейского. Местом «мерзостной трапезы» называют соседнее местечко Трапезунт. Не нужно путать его с малазийским Трапезундом (современным турецким Трабзоном)! Здесь Зевс перевернул стол (???????) со святотатственным блюдом, который превратился в одноименную гору.
Возможно, он просто принес в жертву заложника или некого младенца, и был за это наказан, или его сыновья еще и пытались накормить гостей-богов мясом этой жертвы.
Другие источники утверждают, что Ликаон сам приготовил и подал потроха жертвы, и это был не абы какой младенец, а собственный сын или внук Ликаона (называют имена Никтима или Аркада). Полагают, что Ликаон учинил злодейство не по глупости, а по подлости. Он то ли намеревался развенчать — или экспериментально проверить — веру во всеведение богов, то ли пытался осквернить зевесову божественную сущность каннибализмом, мстя Зевсу за совращение его дочери Каллисто.
Зевс легко распознал происки святотатца, опрокинул стол (этот стол стал горой в Аркадии) и превратил Ликаона в волка. Вероятно, и сыновей тоже, но на небе запечатлен только один Волк — Ликаон.
(Миф очень близок с мифом о Тантале и сыне его Пелопе. Причины и связи мне неизвестны.)
После это, в гневе, громовержец обрушил на землю потоки воды, желая утопить погрязшее в пакости человечество. Впрочем, богу это не удалось. Смотри по этому поводу сюжет о Девкалионе.
Ликаон был отцом (или дедом) Каллисто. Это произошло еще до того, как он стал волком.
Неразборчивый Зевс потом имел с Каллисто роман, не взирая на её происхождение (если только роман не произошел раньше и не стал причиной всей описанной драме). Роман, естественно, закончилось для Каллисто плачевно, она была превращена в Медведицу. В этом контексте Ликаон может входить в комплекс сопутных созвездий в образе Волопаса. (Предостерегу, однако, что это далеко не общепринятая интерпретация Волопаса.)

Ликаон — это… Что такое Ликаон?

Смотреть что такое «Ликаон» в других словарях:

ЛИКАОН — (греч., от lykos волк). Царь Аркадии, обращенный в волка за нарушение правил гостеприимства. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЛИКАОН греч., от lykos, волк. Царь Аркадии, обращенный в волка за… … Словарь иностранных слов русского языка
ЛИКАОН — в греческой мифологии сын Пеласга и океаниды Киллены, царь Аркадии. Принес Зевсу в жертву мальчика и за это был превращен в волка. По другому мифу, был испепелен Зевсом за то, что, желая испытать всеведение богов, накормил их мясом ребенка.… … Большой Энциклопедический словарь
ЛИКАОН — ЛИКАОН, в греческой мифологии сын Пеласга и океаниды (см. ОКЕАНИДЫ) Киллены, царь Аркадии. Принес Зевсу в жертву мальчика и за это был превращен в волка. По другому мифу, был испепелен Зевсом за то, что, желая испытать всеведение богов, накормил… … Энциклопедический словарь
Ликаон — Зевс превращает Ликаона в волка У этого термина существуют и другие значения, см. Ликаон (значения). Ликаон ( … Википедия
Ликаон —         (греч. Lykos волк), мифич. царь Аркадии; предложил Зевсу еду, приют овл. из человеч. мяса, и был за это превращен в волка. За это же Зевс ниспослал поюп на род человеческий. Миф отражает обычай приносить человеч. жертвы Зевсу Ликейскому… … Словарь античности
Ликаон — (??????) в греческой мифологии сын Пелазга, внук Океана, царь в Аркадии. Он и его дети считались самыми нечестивыми людьми в мире. Когда Зевс, чтобы испытать их, явился к ним в виде странника, они зарезали мальчика туземца и предложили богу его… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
ЛИКАОН —    • Lycaon,          ??????,        1. сын Пелазга и Мелинэи или Киллены, дочери Океана, царь Аркадии. От многочисленныx своих жен он имел 50 сыновей (все они олицетворяли собой аркадские города), которые превосходили всех людей дерзостью и… … Реальный словарь классических древностей
Ликаон —          в греч. миф.:        1. Аркадский царь, сын Пеласга. Л. и его 50 сыновей отличались нечестивостью, слухи о к рой дошли до Зевса. Желая проверить справедливость этих обвинений, Зевс под видом странника посетил дом Л., к рый заподозрил… … Древний мир. Энциклопедический словарь
Ликаон — (грч. Lykaon) мит. во старогрчката митологија: 1. крал на Аркадија, син на Пелазг бил убиен од Зевс затоа што му ја изнел на маса утробата од закланото дете 2. еден од синовите на Пријам … Macedonian dictionary
Ликаон — (греч.) – 1. Аркадский царь, сын Пеласга и океаниды Киллены, отец нимфы Каллисто и 50 сыновей, отличавшихся дикостью и необузданностью. Согласно одному из мифов Л. принес в жертву Зевсу мальчика, и за это был превращен в волка. По другому мифу, Л … Мифологический словарь

Ликаон и Зевс — Мифология и фольклор — История и мифология — Библиотека Вурдалака — Логово Зверя


Когда Зевс занял трон на Олимпе, первое поколение людей переживало золотой век. Он сменился серебряным. Не стало на земле вечной весны, Зевс разделил год на четыре сезона. Весна и лето по-прежнему радовали взор и сердца людей, но осень была изменчивой, со слякотью, осадками, первыми морозами. А зима?
Такое время года люди золотого века представить не могли. Лето приносило жару, иногда нестерпимую, а зима — мороз, да подчас такой, что пробирал до костей. Дул холодный северный ветер, замерзали ручьи и реки, в воздухе повисала изморозь.
И люди вынуждены были спасаться от зимы. Они забирались в пещеры, куда сносили листья и хворост, и горячо благодарили Прометея за то, что он бесстрашно похитил с Олимпа животворный огонь и отдал его людям. Если бы не было огня, что бы с ними было? Замерзли бы в своих хижинах и пещерах, не дождавшись теплого весеннего солнца.
Но хуже стала не только погода. Земля затвердела, и, чтобы получить от нее плоды, нужно было трудиться. Люди хорошо помнили слова Прометея: если хотите есть, а не страдать от голода, вы должны работать. Они радовались, что он научил их покрывать поле бороздами и засевать зерном. Правда, время от времени быки грустно вздыхали под тяжестью непривычного ярма, но вскоре привыкли и верой и правдой помогали человеку добывать хлеб,
Люди тоже изменились, притом к худшему. Более трудная, суровая жизнь сделала их суровее, грубее. Они стали менее красивы, чем во времена золотого века, все чаще вспыхивали между ними раздоры и споры, чего не случалось не только в золотой век, но и в начале серебряного. Люди огрубели и ожесточились так, что удивительно, как они еще за оружие не хватались, настолько изменились! Пришло поколение людей медного века. Только преступления пока еще не допускались, и потому самого худшего люди еще не изведали. Во время медного века было еще немало радости и покоя.
Но на смену ему пришел железный век, и начался настоящий упадок. Повсюду воцарилась несправедливость, которой не знали три предыдущих эпохи. Люди железного века утратили стыд и последние остатки честности. Они лгали и обманывали друг друга. Когда же хитрости и коварства, козней и ловушек оказывалось недостаточно, прибегали к насилию. Они превратились в алчных стяжателей, и каждый был готов совершить преступление, чтобы захватить больше богатства.
На стройные деревья-великаны, которые столетиями покрывали склоны холмов и гор, обрушились удары топора. Из поваленных стволов люди строили корабли и, оснастив их парусами, бороздили моря и океаны в поисках наживы, а позднее — и военной добычи. Земля давно перестала быть общей. Землемеры скрупулезно мерили каждую ее пядь. Поля отделялись друг от друга межой, чтобы не возникали ссоры между соседями. Но никакие межи и границы не могли предотвратить стычек из-за земельных наделов.
Мудро поступила когда-то мать-Земля, спрятав в своих глубинах все сокровища и драгоценные металлы, дабы своим блеском они не ввергли в грех и скверну первых людей, живших в блаженстве. С наступлением железного века надменность и алчность стали еще сильнее. Зерно и другие плоды земли уже не устраивали людей. Они проникали в ее глубины, чтобы извлечь спрятанные там драгоценные металлы. Извлекли и вынесли все — от железа до золота. Себе во вред сделали они это, безрассудные!
С появлением железа и золота то тут, то там стали вспыхивать страшные войны, потому что для ведения войны именно это и нужно — железо и золото. Тогда впервые зазвенело оружие в окровавленной руке, пропиталась земля невинно и напрасно пролитой кровью. Начались убийства и разбои. Зайдет в дом гость, его радушно примут, но до утра он не доживет. Убьют его. Убивали друг друга родственники, братья. Муж лишал жизни жену, жена угрожала мужу. Несчастными были дети, которые лишались матери, а на ее место приходила мачеха. Чего только не приходилось им пе­реживать и чем это кончалось? Злая мачеха подмешивала яд в еду и травила их.
И это еще не все. Сыновья убивали своих отцов, совершая самые тяжкие, самые гнусные преступления. Они посещали гадальщиков, оракулов и колдунов, чтобы узнать, сколько еще проживет отец. Чтобы поскорее получить наследство, они нередко свершали над ним насилие.
Эти злые, бездушные и жестокие поколения утратили всякую нравственность, впали в безбожие. Не могла больше терпеть все это Астрея, богиня справедливости, которая неустанно учила людей соблюдать законы, оберегать справедливость и мир. Покинула она грешную, пропитанную людской кровью землю и вознеслась на небо. Еще до того как покинуть землю, она часто навещала своего отца Зевса на Олимпе и жаловалась ему на недостойных людей, которые не чтут законы, не держат данное слово и совершают тяжкие преступления. Стал Зевс думать, как наказать грешное челове­чество. Но прежде чем употребить власть, он решил сам убедиться в испорченности людей и спустился на землю. То, что он увидел, превзошло все его ожидания. Не зря жаловалась Астрея! Зевс пустился в странствие по миру, смотрел, как живут люди. Так дошел он до Аркадии, где властвовал царь Ликаон. Зевс вошел в его дворец открыто, не скрывая, что он есть бог. Народ почтительно склонился перед ним, творя молитву. Только Ликаон повел себя не так, как все. Вначале он насмехался над теми, кто молился, а затем сказал: «Надо убедиться, точно узнать, кто мой гость: человек или бог?»
Зевс сразу понял, что задумал аркадский царь. Ведь будучи богом, он ведал самые тайные помыслы людей. И даже он, бог, уже убедившийся в людской испорченности, все же ужаснулся дерзости Ликаона. Ликаон и в самом деле задумал ужасное. Он намеревался гостеприимно принять бога, предложить ему ночлег и, когда тот заснет глубоким сном, убить его. Таким звериным нравом обладал этот царь.
Но до ночи было еще далеко. Ликаон решил поскорее узнать, кто его гость,— человек или бог. Схватив одного из рабов, он проткнул ему кинжалом горло, разрезал на куски и конечности бросил в кипящую воду. Другие же части приказал зажарить и испечь на огне. Приготовив это ужасное угощение, он пригласил Зевса к столу. Но сумасшедшему царю пришлось поплатиться за свирепость и дерзость. Зевс исчез, как легкий ветерок, и тотчас же раздался оглушительный гром- Сверкнула молния, и в мгновение дворец Ликаона охватило пламя. Все обратилось в пепел- Но это было бы мягким наказанием за столь тяжкое преступление. Объятый ужасом перед беспощадным огнем, охватившим дворец, Ликаон бросился бежать в поле. Вдруг он почувствовал, что бежит на четвереньках. Одежда его превратилась в шерсть, человеческий голос — в вой. Так Зевс превратил Ликаона в волка — злого, кровожадного зверя, обросшего серой шерстью, с жадно горящими глазами.
Разгневанным вернулся Зевс на Олимп и позвал богов. Когда они собрались, Зевс обратился к ним: «Только что я поразил громом и обратил в пепел и прах молнией один дом. Но этой кары заслуживает не только тот дом. Во всем белом свете повсюду господствуют зло и преступления. Поэтому я твердо решил беспощадно наказать человеческий род».
Все боги, кто вслух, кто молча, поддержали замысел Зевса. Некоторые даже подбивали его немедленно выполнить это решение. Когда же первая волна гнева улеглась, боги стали скорбеть по поводу испорченности мира и человеческого рода. Но как же будет выглядеть Земля без людей? Неужели одни только звери останутся жить в своих логовах, пожирай друг друга? Кто будет воздвигать храмы богам? Сколько бы ни были велики проступки людей, это слишком жестокая кара.
Но Зевс, повелитель грома и молнии, утешил их: «Успокоитесь. Я позабочусь, чтобы ваши страхи не оправдались. Я уничтожу грешное поколение и создам новое, более красивое и совершенное, не похожее на нынешних людей. Клянусь в том самой священной клятвой!»
Промолвив это, Зевс приготовился обрушить сверкающие, разящие молнии на Землю. Но в последнюю минуту остановился и задумался, что из всего этого выйдет. Ведь от вспыхнувшего внизу пожара может воспламениться весь космос, огонь может достать и до небесного свода. Древние пророчества предрекали такую опасность. В книге судеб написано, что в оный день сгорят земля и море, воспламенятся небесные чертоги и весь мир погибнет в пла­мени. О, это было бы ужасно! Дворцы богов превратятся в пепел, и неизвестно, что будет потом. Этого нельзя допустить! Подумав, Зевс отложил молнии, которые ему выковал Гефест со своими помощниками — великанами циклопами, и выбрал людям другую кару.
Вместо огня он решил наслать на землю воду. Она затопит весь свет, уничтожит человеческий род, кроме двух самых честных, справедливых и чтящих богов людей.
Зевс взялся за дело. Его брат Эол, царь ветров, связал обитающие в глубоких пещерах ветры, разгоняющие тучи, и выпустил на волю только ветры, приносящие дождь и туман (прежде всего Нота). Нот вылетел сразу же. Его страшное лицо было в черных тучах, борода сочилась дождем, с седых волос стекала вода, одежда и крылья тоже были полны воды. Он собрал в кучу все тучи, какие были на небе, сжал их правой рукой. Раздался страшный гром, и из облаков хлынули густые потоки воды. Ливню не было конца, он шел и шел, пока земля не превратилась в сплошное озеро. Зевсу помогала также посланница богов Ирида, богиня радуги. Одевшись в разноцветные одежды, она каждую минуту принимала новую окраску, Ирида создала огромную дугообразную радугу, оба конца которой черпали воду с земли, беспрестанно насыщая ею облака. Прибывающая вода пригнула к земле хлеба. Рухнула надежда крестьян на урожай. Погиб тяжкий труд целого года, грозил голод. Но усилий Ириды оказалось недостаточно. И тогда на помощь разгневанному Зевсу пришел его брат Посейдон, владыка моря и всех вод. Он как раз проезжал в своей упряжке по морю. Перед ним расступались волны, водная гладь успокаивалась и несла своего могущественного владыку. Услышав голос Зевса, Посейдон помчался в свой роскошный золотой дворец в морских глубинах. Его златогривые кони неслись с быстротой молнии, рыбы и другие морские животные уступали дорогу, так что в мгновение ока бог добрался до своего дома. Там он созвал всех речных богов и сказал им:- «Мне некогда произносить длинные речи. Да вас и не нужно заставлять действовать. Сами знаете, что нужно. Немедленно проявите все свои силы! Отворите двери своих домов, разрушьте плотины, дайте полную свободу водным потокам. Не мешкайте!»
Боги послушались. Они немедленно вернулись в свои реки и открыли их устья. В мгновение ока речные воды хлынули в море. Посейдон взял свой страшный трезубец и ударил им о землю. Задрожала, затрещала земля, и из образовавшихся трещин вырвались наружу потоки воды. Вышедшие из берегов реки мчались куда попало, заливая луга, поля, холмы, леса и унося с собой все, что попадалось на пути. Вырывали с корнями деревья, увлекали в свои водовороты людей и животных, разрушали хлева и дома, не щадили даже храмы. Если постройка стояла крепко и не рушилась под напором потока, то вода поднималась выше ее крыши. Она все прибывала и прибывала, затопляя самые высокие дворцы, дома, другие постройки.
Вскоре граница между морем и сушей исчезла. Все превратилось в одно величественное необозримое море без начала и конца. Людей охватил ужас. Каждый старался как-то спастись. Кто поднимался на возвышенности и уходил в горы, кто проплывал на лодке над местами, где еще недавно люди пахали землю и собирали урожай. Люди плыли над крышами своих домов и видели, как в кронах самых высоких деревьев резвятся рыбы. Но и кроны вскоре тоже скрылись под водой. На лугах, где еще недавно паслись овцы и козы, устроили лежбище огромные морские тюлени.
Нереиды терялись в догадках, откуда в глубинах вод вдруг оказались леса, целые рощи, дома и города. Быстрые дельфины натыкались на стволы дубов и погибали.
Что только не несли волны! Отары овец плыли рядом со стаями волков, кружились в водоворотах мертвые львы и тигры. Оленей не спасли их быстрые ноги. Поток увлекал за собой обессиленного дикого кабана, и никто не страшился его огромных клыков. В отчаянии кружили над необозримыми водами птицы, не находя места, где они могли бы сесть и отдохнуть. Грустно было видеть, как они беспомощно складывали усталые крылья и падали в море.
Бог Посейдон уничтожил мир. Никому не удалось спастись от самой страшной стихии — воды. Скрылись под волнами горы, подпиравшие небо. Кое-кто еще пытался спастись на бревне или лодке, но никто не избежал печального конца. Под водой оказались даже самые отважные и выносливые.

Ликаон, царь Ликосуры, отец Каллисто, один из предков оборотней | Древние боги и герои

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Ликаон, греч. — царь аркадского города Ликосуры, отец Каллисто, возлюбленной Зевса.
Связь верховного бога с его дочерью пробудила в Ликаоне сомнения в превосходстве богов над людьми, и он решил подвергнуть испытанию пресловутое всемогущество и всеведение Зевса. Пригласив его на ужин, Ликаон стал угощать его жареной человечиной. Разумеется, Зевс это понял еще до того, как начал есть. Свое всемогущество он тут же доказал тем, что превратил Ликаона в волка, который подвергает свою жизнь опасности, если ему захочется человеческого мяса.

«Превращение Ликаона в волка», Хендрик Голциус
Ликосурского Ликаона мифы относят к «допотопным» временам и считают его одной из причин греческого вселенского потопа. Зевс давно уже был недоволен людьми, но именно Ликаон, его дерзость и кощунство натолкнули Зевса на мысль извести все человечество с помощью потопа.
Кроме этого Ликаона нам известны еще два его тезки времен троянской войны. Один из них был ликийским царем и отцом троянского союзника Пандара, нарушившего перемирие между троянцами и ахейцами. Второй был сын Приама, погибший от руки Ахилла.
Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Читайте также:

Великий Волк Фенрир
Индийский эпос «Сказания Махабраты» ч.2
Египетский бог Птах
Тюр — скандинавский бог войны
Правь — высший мир славянских богов
Чудовища и существа Японии. Мононокэ, аякаси

Ликаон Хранилище мифологии

Небосвод
Карта

Мифология и история Древней Греции

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Э
Ю
Я
Аккадская, шумерская, зороастрийская мифология
Античная древнегреческая и древнеримская мифология
Ацтекская и майянская мифология народов Мезоамерики
Ведийская и индуистская мифология древней Индии
Древнеегипетская и западно-семитская мифология
Кельтская, ирландская и валлийская мифология
Китайская, даосская и буддийская мифология
Скандинавская и германская мифология
Славянская и древнерусская мифология
Японская и синтоистская мифология
Галерея картин мифических существ

Ликаон

Ликаон (??????), в греческой
мифологии:1. По Аполлодору царь Аркадии, сын Пеласга и Мелибеи, внук Океана,
некоторые его матерью называют нимфу Киллену. От различных женщин Ликаон имел
пятьдесят сыновей и несколько дочерей. Ликаон цивилизовал Аркадию и ввел в ней
культ Зевса, но он и его дети считались самыми нечестивыми людьми в мире. Слух
об этом дошел до Олимпа и Зевс, приняв облик странника, решил лично
удостовериться в добродетельности Ликаона и его сыновей. Те приняли гостя,
усадили его за стол, но в качестве угощения подали блюдо, приготовленное из мяса
только что зарезанного мальчика. Философ и историк Климент Александрийский
рассказывает, что Ликаон заподозрил божественность странника и предложил ему
жаркое из собственного сына (Климент Александрийский, Увещание язычникам, II
36), а Эратосфен утверждает, Ликаон приказал зарезать своего внука Аркада.
Разгневанный Зевс опрокинул стол, на котором стояла нечестивая еда, и испепелил
молниями Ликаона и всех его сыновей; лишь младший, Никтим, был пощажен по
просьбе богини Геи. Овидий повествует, что бог-громовержец превратил Ликаона в
волка, а на человеческий род Зевс наслал потоп (Овидий, Метаморфозы, I 220-239).
Миф о Ликаоне указывает на древнеаркадский обычай приносить Зевсу ликейскому
человеческие жертвы.2. Сын Приама и лелегской царевны Лаофои. По Гомеру его
захватил в плен Ахилл, а Патрокл отвез Ликаона на остров Лемнос и продал в
рабство царю Эвнею. Друг Ликаона Этион выкупил его из рабства и вернул в Трою.
Несколько дней спустя Ахилл снова захватил Ликаона и убил царевича, несмотря на
его горячие мольбы о пощаде (Гомер, Илиада, XXI 34-119).3. Царь Зелии в
Ликии, по его имени страна получила свое название. Отец Пандара.Историческая
справка.
Ликаония, в древности страна Малой Азии, к югу от центральной пустыни, покрытая
невысокими горными цепями — отрогами писидийско-киликийского Тавра; жители ее,
родственные писидийцам, занимали также плоские степи, из которых им удалось
вытеснить фригийцев. Это был народ хищный и полудикий, с которым ни персам, ни
последующим номинальным властителям Ликаонии не удавалось справиться. С 25 года
до нашей эры страна вошла в состав римской провинции Галатии. Столицей ее был
первоначально фригийский город Иконион. Мимо него и селевкидовской Лаодикии
проходила главная дорога из Сард в Каппадокию. На юге страны находились города
Дерба и Ларанда, главные пункты опоры ликаонского разбойничьего царька Аминты,
современника второго триумвирата. К одному из племен Ликаонии принадлежат
исавряне. По греческим преданиям родоначальник ликаонцев — Ликаон, сын Пеласга;
но на самом деле они не имели ничего общего с эллинами. Естественные богатства
Ликаонии в древности заключались в овцах, дававших грубую шерсть, и в соли.
Главные писатели о ликаонцах — Страбон, Птолемей и Гиерокл.

Ликаон

фанфик по фэндому
«Мифология», «Кун Н.А. «Легенды и мифы Древней Греции»»

…Собрались тогда олимпийцы и другие боги на Олимпе перед Зевсовым троном, и говорил им тут Зевс:
— Боги вы и богини, боги людей и боги богов! Гневается на нас мать всея и всего, матерь Гея! Наслала на нас она ненасытное чудище, Тифея, едва одолел я его! Но победа над Тифеем — не дело, так, лишь полдела! Нужно причину узнать, почему мать Гея разгневалась, почему нам погибель тогда Тифея породила! Есть ли у кого какие мысли? — закончил Зевс и поглядел на Афину.
Но ответила ему не Афина, ответил Арей (понукаемый, вроде бы, Герой):
— Вина в том людей, батюшка. Совсем они обозрели, страх и совесть в конец потеряли. Вон, в Аркадии царь Ликаон до того дошёл, что не соседей своих, не нас не боится: жертвы людские стал приводить, ежели не Тифею, то и не нам, это точно!
Услыхал нечестивые слова Кронид-Зевс, потемнело лицо его, нахмурились брови его из-за гнева.
— Как это так? — вопросил он, будто гром высоко в небесах пророкотал (а это так и было). — Запрещено было то, чтобы люди друг друга приносили в жертву! Кто ослушался?
— Да братец-Арей тебе сказал — Ликаон, царь Аркадский, — едко заметила ему Эрида. — Он, и его сыновья наверное тоже. Иль забыл уже?
Кинул грозный взгляд на рыжую дочь свою громовержец-Зевс. Но вдохнула смелости в грудь Эриде подруга-сестра её, Мелиное — устояла Эрида, взора отца грозного якобы не заметила. Да и Зевс уж про новое грохочет:
— Не бывало ещё того, — он гремит, — чтобы смертные так открыто против нашей воли пошли! Не поверю Ареевой сплетне, пока сам всё не посмотрю и не разведаю! Вам же тут пока сидеть, ждать моих новых инструкций!
Сказал так, и спрыгнул с Олимпа в Аркадию.
* * *
Дул ветер, влажный и густой одной вечерней да порой. Шумели ели под горой и плакали во тьме ночной.
У стражи у ворот тоже мысли не весёлые. Ликаон, владыка всея Аркадии, удержу не в чём не ведает, слова «нет» не знает. Да и кто слова поперёк ему скажет: рявкнет тогда Ликаон, ногой своей царской пристукнет — сволокут ослушника на алтарь богам-демонам неведомым, кому Ликаон поклоняется, закричит он как овен аль телец под острым ножом жреческим…
И вдруг видит страж: идёт прямо к дворцу Ликаона, по тропе раньше проторённой, а ныне заброшенной, старичок. То ли крестьянин старый, то ли нет. Идёт старичок, на посошок дорожный опирается, с любопытством вокруг озирается.
Увидал его страж, рыкнул со всей свой мощи:
— Стой! Кто идёт?
— Я, сынок, я — отвечает ему дедушка с доброй улыбкой придурка. — Иду с гор, хочу на гостеприимство царя Аркадского посмотреть — он, говорят, всех у себя в дворце принимает, никому не отказывает.
— Эт-то точно, никому он не отказывает, — отвечает страж, глядя на старика свысока: что ему, стражу, какой-то полоумный крестьянин? — Хочешь идти к нему в гости? Иди! Он всех принимает! А ещё лучше… не ходи! Многих, вишь, наш щедрый царь принимает, да немногих отпускает — не проезжих, не прохожих, не пролётных. Мнится мне, что как ты к нам зайдёшь, так никуда не уйдёшь!
Посмотрел на стража старичок (и уж вроде бы он не придурок). Страж — он и есть страж: поножи на нём бронзовые, и поручни тоже. Кираса бронзовая, и шлем тоже, а под шлемом ряха медная, не человек — бык меднолобый! И от такого быка такие речи? Видно, хлебосолен царь Ликаон, до того хлебосолен, что даже таких вот быков он достал!
— Что ж, сынок, — говорит стражу с улыбкой дедушка, улыбкой придурка. — Спасибо тебе за доброе слово человечье, вот тебе и ответ мой: иди-ка ты отсюда, да побыстрее, да подальше! Нарушил, видать, закон богов Ликаон — закон гостеприимства! Боги того не стерпят, Ликаона накажут, с ним и всех его чад с домочадцами, кто вовремя не раскается! Ты-то, сынок, я вижу, каешься, так и беги!
— А ты куда? — опешил страж. Ну, кто носит медный щит, тот имеет медный лоб — дело известное.
— А обо мне не беспокойся, сынок. За речи спасибо, а только на Ликаона мне хоть одним глазком посмотреть хочется — авось пронесёт? Коль Зевс не выдаст, так Крон не съест! — Сказал и сгинул с глаз: то ли в ворота дворца зашёл, то ли ещё что…
Подивился страж и пошёл к куму ума набираться — ну, а кум его за дворцовой стеной жил…
* * *
А в дворце у Ликаона праздник шумный, праздник великий. Что именно празднуют непонятно, когда начали праздновать неизвестно, но кругом и шум, и гам такой, что диву даёшься: то ли законный царь что-то отмечает, то ли разбойничий атаман царский дворец захватил и винным духом хмельным смелость у своих ребят укрепляет.
Смелости, впрочем, не видно, с задором тоже худо: кто слишком бледный, кто румянец винищем на щёки нагоняет, у самого Ликаона — волчий оскал безумный.
— Ай-ай-ай, что же это за бардак?
Вообще-то, бардак, не то слово: кто из гостей не ест-пьёт (едят мало, пьют больше), тот служанок и прочих баб тут же на столе или под столом валяет, но… кто посмел?
— Кто посмел? — крикнул Ликаон, пронзительно так, по шакальи.
Переглянулась пьяная кодла, все носы сосчитала, всё другое тоже, раз, другой, на третий на старичке каком-то остановилась непонятном.
— Ты кто такой, пустой чурбан? — обратился к старичку Ликаон с приветствием царским. — Какой сатир тебя сюда занёс?!
— Не сатир меня занёс, а сам Зевс! — назидательно ответил Ликаону старичок, не обращая внимания на ухмылки пьяны в бородах-бородищах заляпанных. — Зевс обижать гостей не велит, бывает, что он и сам к смертным в гости зайдёт…
— Ага! Зайдёт! — расхохотался Ликаон. — Зевс зайдёт! Он зашёл к Инаху Аргосскому и понесла Инахида Ио сына Эпафа. Он зашёл к Агенору Финикийскому — понесла Агенорида Европа аж трёх сыновей! Он зашёл в медную башню Данаи Акризиды — родила та сына-богатыря! Там, где дочка красивая, или жена, или сестра хотя бы, там ты Кронида и жди! У меня же не жены, не дочки, только сыновей навалом, да и те не в Зевсовом вкусе: ему Ганимед Троянский, говорят, по сердцу и ниже ближе! Впрочем, ты-то не Зевс, так что что нам с того? Хочешь гостем моим быть? Ешь! — И кинул Ликаон старичку глиняное блюдо-тарелку с требухой свежей, дымящейся…
Посмотрел старичок на требуху на тарелке: налилось кровью его лицо от гнева, зашевелились волосы на голове и в бороде его вроде как от ветра — а ветра нет.
— Ты тут что, вражий сын, тут творишь? — рявкнул старичок как молодой мужчина. — Людей как баранов ешь да режешь? Законы богов и людей оскверняешь?
— Плевал я на законы людей и богов! — рыкнул обратно Ликаон, на чудеса эти странные внимания не обратив. — Аз есть Ликаон, царь Аркадский! В Аркадии я тут бог, не Кронид-громовержец! А ну, ребята, тащите этого старого хрена на алтарь! Пришёл, понимаете, в чужой дом поесть задаром, да теперь ещё и поучает, с-скотина!
Зашевелилась пьяная кодла, услышав слова привычные: пошла она тёмной толпой на старика — дело обычное… И исчез тут старик, блеснула молния, ударил гром — разлетелась толпа по углам, развалился дворец по кускам: был Ликаон и не стало.
Да, но с той поры пошли слухи по земле эллинской, что Аркадия — это страна волчья, что волки там самые лютые во всей Элладе, что скотину рвут и людей не боятся; ну, да причём тут царь Ликаон?..
* * *
И вернулся Зевс на Олимп, и лицо его было суровым.
— Правда была на вашей стороне, — сказал он просто. — Забыли люди богов, но забыли и боги людей — вот по всей Ойкумене и пошли такие вот Ликаоны!
— Ну, а чья тут вина? Кто первым стал с нимфами и смертными забавляться? Любовница твоя, Ио, аж до Египта добежала, а египтяне её в Хатор переименовали, богиней деторождения сделали! — едко сказала Гера (её добрый Арес просветил).
— Ну стала так стала. Можешь за овода извиниться, — ответил Зевс.
Гера пошла пятнами. Но прежде чем она могла что-то сказать, к Зевсу подбежал-подлетел Гермес.
— Батя, всех проверил, все здесь, все! — сказал гордо.
— Да? Давай посмотрим, — ответил ему Зевс и стал смотреть свиток. — Так, так, так… Э, а что тут делает Гелиос? В смысле понятно, что, но кто тогда солнечными конями правит?
И тут за окнами дворца олимпийцев раздался гул. На весь мир надвигалась катастрофа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *