Легенда о лилит

Еврейская легенда о Лилит

И, посмотрев на свое создание, восхищенно оказал: — Добра, ибо прекрасна. И подозвал к себе Адама. Вложил маленькую руку Лилит в ладонь прачеловека и сказал: — Адам, вот тебе подруга, прекрасная Лилит. Отражайтесь в глазах друг у друга, сердцами же любите друг друга. Плодитесь и размножайтесь. Адам, следуй за Лилит во все дни жизни твоей, а ты, Лилит, будь покорна Адаму. Пристально посмотрела Лилит на Адама и почуяла запах глины. И почувствовала она, что взгляд Адама опустился тяжестью земною на плечи ее. И поспешно вырвала она руку из ладони Адама.
Взглянул на Лилит Адам, и разверзлась пред ним некая бездна красоты, и чаровала она, и влекла душу его к ужасной пропасти, к уничтожению. И смежил он очи, где стоял страх, рожденный восхищением. И когда вновь разомкнул он очи свои, уста его едва смогли вымолвить: — Хвала тебе, господи, ибо создал ты прекраснейшее и совершеннейшее из всех творений своих. Создал ты венец всей чудесной вселенной твоей. Хвала тебе вечная и безграничная! Лилит вняла словам его и томно склонила голову к плечу, первая довольная улыбка мелькнула на дивном лице ее. Адам, пробуждаемый неким чувством, дотоле ему неведомым, пожелал вновь взять руку Лилит. Но Лилит ускользнула от Адама, подобно пламени. И ощутил Адам, что сердце его приковано к светозарным стопам Лилит. И, следя за Лилит, увидел, что она стала на берегу пылающего золотом озера, где плавно плыли лебеди с белоснежным оперением. С восторгом взирала Лилит на лебедей. Их гибкие, красиво изогнутые шеи зачаровали ее. Нежным голосам позвала она лебедей. И когда опустилась на колени, чтобы приласкать их, то увидела на водной глади дивный, огненный облик, и когда постигла, что это ее отражение, восхитилась она собою и возгордилась. Заплела она рассыпанные кудри, дабы косы вились по спине и плечам ее. И, восхищенная, взирала Лилит на образ свой и не могла насытиться. Голубое небо, солнце и уголок рая отражались в зеркале озера. И увидела Лилит, что солнце не столь огненно, как пламень очей ее и небо не столь бездонно, как глубина очей ее. В раю она — создание совершеннейшее, рай же и озеро исполнены сиянием лика ее.
Прилетели две яхонтовые бабочки с алмазными крыльями и сели на благоуханные кудри ее. Взглянула на них Лилит и улыбнулась: — Как было бы прекрасно, если бы всегда оставались они на кудрях моих… И стала срывать она цветы, что источали благовоние и тысячами красок переливались вокруг нее, и убрала ими свои волосы. Поодаль стоял Адам, поглощенно следил за подругою и внезапно осмелился приблизиться к ней. Когда Лилит увидела, что отражение Адама смешалось с ее отраженном, в гневе отпрянула она и яростный пламень очей своих устремила на Адама. — Лилит, Лилит, прекраснейшая из ангелов, — чуть слышно произнес Адам, — что за цветы нарвала ты? — Эти? Это чудо-цветы, тебе не понять их прелести, — презрительно оборвала Адама Лилит. — Нет, душа моя, я знаю в Эдеме такие места, куда не ступала даже стопа самого создатели. Я видел там бесподобные цветы несказанного благоухания, деревья со светящимися листьями, отягченные сладостными плодами… Не хотела бы ты сейчас пойти туда со мною?
Так ласково говорил Адам, что на мгновение Лилит умерила гнев свой: — Хорошо, Адам, пойдем, но не сегодня; после, после… — Да, Лилит, нежная моя, пойдем, когда пожелаешь, но скоро опустится ночь; войди в шалаш, я возвел его неподалеку от соловьиных гнезд, он окружен роскошными цветами. Спи там, а я буду стеречь твой сладостный сон. — Нет, нет, оставь меня одну. Я сегодня очень устала, — и в глубину рощи направила она легкие стопы свои. -Адам не знал, что ответить. Молча понурив голову, побрел он за нею. — Прошу тебя, Адам, оставь меня одну… — Но Лилит, желанная Лилит, когда же мы увидимся и когда… -Завтра, — как бы повелевая, снова оборвала Адама Лилит и в единое мгновение скрылась среди кустов.
Лилит, сидя у родника, прислушивалась к его хрустальной музыке, и любовалась райским небом. И жгучие гроздья звезд опьяняли сердце ее таинственным желанием. И Лилит, опьяненная звездами, уснула на цветочном ковре и пробудилась от полного любовной истомы соловьиного пения. Занялась заря, пронизывая каждый мельчайший комок земли неописуемым волшебством лучей и красок. Адам же наполнил корзину плодами и цветами, направился к шалашу Лилит и еще издалека окликнул ее. Ответа не было. Вновь окликнул он, и вновь ему не ответили. В нетерпении несколько раз прошагал он взад и вперед вдоль ручья, окидывая испытующим, взором все окрест. И не было видно Лилит. Пошел он на берег озера, бродил но рощам, вновь вернулся к роднику. Лилит же все не было и не было. “Что с нею, что с Лилит? — думал Адам. — Наверное зашла она в дальние рощи и заблудилась. Надо искать ее, искать!” И оставил он корзину у ручья, там, где находился шалаш Лилит, и пошел искать подругу свою. Целый день бродил Адам и громко призывал Лилит. Но безуспешно. И настал вечер, и опустилась ночь. Усталый Адам не смог в темноте отыскать обратного пути и уснул под деревом. И лишь на рассвете, когда небо и рай были залиты млечно-белым сиянием, смог Адам отыскать тропу свою. Бежал он, задыхаясь, и, еще не достигнув ручья, позвал издали: — Доброе утро, Лилит!
— Только не подходи ко мне, я еще не умывалась. И внял Адам голос Лилит и с прежнею глубиною ощутил все муки свои. И гнев закипел в душе его. И захотел он сурово укорить Лилит, но сдержал себя. — Где ты была вчера весь день? Я столько искал, столько искал тебя, — мягко упрекнул ее Адам. — Вчера? Вчера я пошла на озеро и не увидела тебя, ты не пришел, — отвечала Лилит. — Потом поиграла с ланями, была в новых, неведомых мне местах. Как восхитительно пели там соловьи. Заслушалась я их пения и осталась там до вечера. — Но когда же ты ходила на озеро? Я без устали искал тебя. А после обошел чуть ли не весь Эдем. Где же ты была? — Но я ждала тебя и здесь, и на берегу озера, тебя же ни здесь, ни там не было, — резко ответила Лилит.
На мгновение Адам замолк. Он думал: неужели он не заметил Лилит? Этого не может быть, но… И, желая примириться с Лилит, дружелюбно сказал: — Прекрасная Лилит, посмотри, какие изумительные плоды принес я тебе. — Постой, я еще не причесана. — Для роскошных кудрей твоих принес я цветы, окропленные рассветною росою. — Спасибо, есть они и у меня. Подожди еще немного, я скоро приду. И ждал Адам. И Лилит, порхающая подобно языкам пламени, пришла и стала перед Адамом, едва касаясь стопами земли. — О, это те же великолепные плоды, что я нашла возле шалаша! — Я принес их из тех чудесных мест, куда хочу повести тебя. Сейчас мы пойдем туда, не правда ли, душа моя? -Пойдем, еще есть время, — сказала Лилит и села за трапезу.
Адам сел по левую руку Лилит. — Ах, Лилит, — с горечью промолвил он, — и впрямь ты немилосердна. Извело меня одиночество. И с тоскою обнял он Лилит, и, пылая всей душою, прижал ее к истомленной груди своей. Лилит вырвалась из объятий Адама и, став поодаль, молвила плачущим голосом: — Ты очень труб, Адам. И обиженно повернулась к Адаму спиною. И была спина ее златопламеннее пышнотканного пурпура зари, которым украшен был рай. Взглянул Адам, и обмерла душа его. Нежно взял он руку Лилит и сказал: — Лилит, жизнь моя, прости меня, Лилит, душа души моей, не смотри на меня столь молчаливо и грустно, говори со мной, улыбайся. Ах, как бы я хотел иметь тысячу ушей, дабы тысячу раз слышать твой сладостный голос и не ведать насыщения.
Лилит села. Воцарилось тягостное молчание. -Адам, — прервала; молчание Лилит, — давно ли бог сотворил тебя? — Давно, моя нежная. — Что же ты делал в раю? — Блуждал один — одинешенек да искал себе друга среди бессловесных животных. — Неужто же ты не нашел себе подобного? — опросила она, окидывая Адама лукавым взором. — Нет, Лилит. Потому господь и создал тебя для меня. — Создал меня для тебя? Ха, ха, ха! — громко и весело рассмеялась Лилит.
Обидно стало Адаму. Вновь воцарилось горькое молчание. -Да, да, — сокрушенно заговорил Адам, — бог создал тебя, дабы не был я один, дабы друзьями были мы… Жизнь моя иссякает из-за тебя, а ты?.. Ты не знаешь, что без тебя рай для меня невыносим и жизнь — сплошное мучение… Не по душе это господу, и когда он о том поведает, то весьма прогневается. И дрогнул голос его, и зазвенели слезы в голосе его. Лилит взглянула на скорбное лицо Адама и залилась звонким смехом. Но лишь на мгновение. Затем взор ее смягчился: имя божье смирило ее. — Но, Адам, почему ты так говоришь, почему ты плачешь? Ведь я всегда была добра к тебе.
И струящими пламя перстами пригладила она всклокоченную бороду Адама. И сердце Адама исполнилось бесконечным умилением. Готов он был пасть к стопам Лилит и молить о прощении. — Милый Адам, — ласково обратилась к нему Лилит, — поймай для меня этот летящий цветок. — Это бабочка, а не цветок. — Все равно поймай. Адам побежал за бабочкой и не смог настичь ее. — Хочешь, я сразу поймаю ее? — сказала Лилит и, порхнув в воздухе, в единый миг поймала бабочку. — Видишь, Адам? Но до чего ты медлителен! — Я не могу прыгать в воздухе, как ты, — обиженно оправдывался Адам. — Но я умею очень быстро бегать. — И этого не умеешь, — возразила Лилит. — Умею, — настаивал Адам. — Не хвались понапрасну. Адам настаивал на своем. — Хорошо — сказала Лилит. — Лови меня, если поймаешь, подарю тебе плод, в Эдеме наисладчайший. — Что же это за плод, тебе ведомый, а мне — нет, хотя все плоды рая успел я испробовать? — удивленно спросил Адам. — Как он называется? — Поцелуй. -Поцелуй? — повторил Адам в недоумении. — Да, поцелуй. Когда одни уста приникают к другим. Не знаешь?
Адам размышлял: откуда это ведомо Лилит, как и когда она о том узнала? И посмотрел на Лилит с сомнением. А Лилит безмолвно смотрела в глаза Адаму, и взор ее, подобный языку пламени, пылающими лучами пронзил зеницы Адама и зажег душу Адама багряным огнем. И покорно согласился Адам. Резво и легко бежала Лилит, Адам же — стремительно, но задыхаясь. То скрывалась в кустах Лилит, то откуда-то вылетала, то на мгновение останавливалась и говорила со звонким смехом: “Иди, лови, я жду!” И ждала, сложив алые уста в цветок лобзания. Адам остановился, теряя рассудок. -Адам, из чего тебя создал господь? — спросила Лилит, подходя к нему. — Из земли, но по образу и подобию своему. -Из земли? Из земли?.. Ха, ха, ха! — насмехалась Лилит. — Вот почему ты такой тяжелый, неповоротливый и грубый.
Адам распалился, разгневался и. собрав все силы, бросился к Лилит и чуть было не поймал ее и не сжал в объятиях, но пальцы его коснулись лишь кудрей Лилит. А Лилит в единый миг жаворонком метнулась ввысь и умчалась в чащи, весело захохотала и крикнула звонким голосом: — Адам, приходи завтра, пойдем гулять по раю. И долгое время побежденный и пристыженный Адам стоял, как вкопанный, и, не мигая, смотрел широко раскрытыми глазами на чащи, скрывающие Лилит.
И снова пришел на заре Адам к роднику. Долго ждал он, пока, разубранная цветами, во всеоружии всех чар своих, не явилась Лилит.
— Что ж, пойдем в хваленные тобою места, — небрежно бросила она. — О, бесподобная Лилит, хвала — это звук пустой. Ты должна своими глазами увидеть эти изумительные сады, ручьи, озерца, дабы постичь беспредельную роскошь райскую. И Адам показал тропку, по которой следовало идти. — Нет, пойдем так, — сказала Лилит, указывая в обратную сторону. — Прости, любимая, но дорога — здесь, — мягко возразил Адам. — Пойдем так, — повторила Лилит. — Бесценная Лилит, эта дорога не столь хороша. Я знаю все тропинки, и та, что я показал — самая красивая. Прости, если я скажу, что ты этого не знаешь. — Нет, — сердито сказала Лилит. — В конце концов, я так хочу, и разве этого не достаточно? А не то я пойду одна.
И направилась выбранной ею тропой. Адам покорно последовал за нею. И через мгновение осмелился вымолвить: — Дивная Лилит, умоляю, теперь пойдем по тропе, предложенной мною. — Хорошо, — уступила Лилит, — будь по-твоему. И так все выходит по-твоему.
Сады по краям дороги были разубраны цветами, источавшими тысячу благоуханий, цветами тысячи тысяч видов. Стаи бабочек, подобных сновидениям, парили вокруг Лилит среди маков и трав. В рощах бананы и ананасы опоясали озера, где сверкающие рыбы резвились среди кувшинок и лотосов. В густолиственной сени серебряные и горящие всеми переливами радуги павлины разгуливали с изумрудными пурпурными птицами. Райские и певчие птицы перепархивали с луга на луг. На полянах, в воздухе, исполненном благоухания, там и сям летали подобные грезам птицы многоцветного пера и покоряющим душу пением на тысячу ладов изливали страсти свои. Со златокорых деревьев свисали разымчивые плоды чарующих красок и очертаний. Лилит срывала те плоды, что приглянулись ей, и наслаждалась ими. Лилит пленили райские места, не мигая, смотрела она вокруг, отходила назад и вновь смотрела.
— Душа моя, — сказал Адам, — здесь мой шалаш. Но Лилит оставалась безучастна, не слушала она Адама и шла зачарованная, отрешенная от всего сущего. Она скорее порхала подобно птицам, нежели шагала. Светозарные стопы ее не касались земли. А Адам следовал за нею тяжелой и твердой поступью, не отрывая взора от ее кудрей, лучезарных, извивающихся, подобно языкам пламени.
Могучая, необорная волна чувства побуждала Адама простереться под стопами Лилит, и Адам, убыстряя шаги свои, подошел к Лилит, со страхом взял ее за локоть и, душевно обессиленный, молвил: — Дивная подруга моя, взгляни вдаль — сколь величественен этот вид!
А вдали устремленные к небу горы с отливающими серебром снежными вершинами были погружены в голубую тишину. Бурля, неслись с высоких скал пенные воды и страшным грохотом переполняли пещеры, где отдыхали бархатные серны. У горных подножий, вдалеке, шелком стлалось море, и его золотистые волны со светлым оперением легко набегали одна на другую и мчались к дальним, сверкающим изумрудами островам. Там расточали благоухание пестрые цветы и высокие пальмы качались под ласковым ветерком.
— Видишь, душа моя, как все прекрасно! Или я не говорил тебе? — прошептал Адам и нежно обнял Лилит. — Неплохо, но моя тропа тоже хороша, — сказала Лилит, вырвалась из объятий Адама, прыгнула и стала на берегу ручья, который с веселым смехом катил разноцветные камешки. — О, до чего хороши эти мелкие камешки, какие красивые у них цвета — смотри, вот алый, вот голубой, зеленый, золотистый… Адам, дай мне несколько камешков! — Это еще что, Лилит… Я знаю и не такие — те сверкают, как солнце, прозрачны, как вода, тверды и очень красивы. — Вот как… А где они, милый Адам, где они? — Они далеко, в глубоких, бездонных ущельях, в расселинах скал, за дальними далями. — Когда же ты принесешь их? Скажи, Адам, — и Лилит ласково положила руку на руку Адама. — Если желаешь, милая, я пойду сегодня, а завтра принесу, — сказал Адам, радостно думая, что наконец-то сумел обрадовать Лилит. — Иди, Адам, иди сейчас же, иди. Какой ты хороший, мой Адам, — и тыльной стороной ладони мягко провела она по лбу Адама.
Адам с бьющимся сердцем нежно взял прекрасную, как лилия, руку Лилит и прижал к губам. Сладость поцелуя пронизала сердце Адама до самого дна. Затем он метнул на Лилит тоскующий взгляд. В глазах ее таились сладостные обещания, взглядом пожелала она Адаму доброго пути, и он стремительно пустился в дорогу. И Лилит, чуть отдохнув, направилась к шалашу. И внезапно встретился ей змий с высоко поднятой головою.
Лилит посмотрела в глаза змия, змий — в глаза Лилит. И оба замерли: оба были пленены друг другом. Как влекло Лилит гибкое тело змия — гладкое, стремительное! Ей померещилось, будто оно проникло в ее тело. Долго-долго смотрела Лилит, и змий, испугавшись молнии взора ее, прошипел и в единый миг скрылся в груде камней.
Между тем Адам, задыхаясь, бежал, желая скорее достичь ущелья прекрасных каменьев… Достигнув его, он с рвением стал собирать их. Без устали, без уныния взбирался он на скалы и в их расселинах вырывал каменья зубами. Изранил он руки и ноги, но безропотно сносил боль, предвкушая восторг чаровницы Лилит. И дивился тому, что с первого мига, когда он увидел Лилит, сердце его исполнилось неким сладостным и сладострастным чувством, и рай с того дня стал для него в тысячу крат прекраснее, и каждая прожитая минута обретала смысл и прелесть неизреченную… На закате Адам с тяжелой корзиной, запыхавшись, добежал до ручья, где Лилит с нетерпением дожидалась его.
На руках она держала кошку с бархатной шерстью, которую все время гладила. — Лилит, Лилит, душу пленяющая, вот я пришел и принес тебе каменья, — Лилит успела увидеть отражение Адама в воде, но повернулась к нему, словно только что заметила его.
— Это ты, Адам? — Прости, душа моя, что я не мог вернуться еще раньше, — очень уж долог путь! Давно ты ждешь меня? — Нет, Адам, я пришла только что. Не хотела приходить, болела голова, пришла просто так. Принес ли ты каменья? Посмотрим. И, сдерживая нетерпение, метнула взор в сторону корзины. — О, что за драгоценности, до чего они роскошны! — с восхищением воскликнула Лилит. — Они называются драгоценностями? Откуда ты знаешь? — удивленно спросил Адам. — Знаю, Адам, милый, дай я тебя поцелую, какой ты добрый! И Лилит, не в силах сдержать свою радость, поцеловала Адама в лоб.
Адам, потеряв голову, простерся у ног Лилит и в изумлении наблюдал за нею, а она перебирала каменья, клала их на ладонь, любовалась ими без устали, улыбалась сама себе и вновь бросала каменья в корзину и вновь брала их в руки. — Что за восхитительные алмазы с великолепными белыми лучами! Какие алые яхонты, какие чистые зеленые изумруды, какие аметисты, бериллы, — всех и не счесть, не счесть! О, нет им, нет им числа…
И Лилит играла с драгоценностями, украшала ими кудри свои и вновь пересыпала из ладони в ладонь, пока полная луна не поднялась из-за деревьев и не осветила в раю каждый куст и кустарник, каждый листок и росток. Лилит сидела под гранатом. Тонкое лунное сияние подобно фате, овевало черты ее. Сердце Адама прыгало и готово было птицей выпорхнуть из груди его.
— Мудра ты, Лилит, бесподобная Лилит — поведай же мне, что за чувство угнездилось в душе моей с того мгновения, когда я впервые увидел тебя? Жажду расточиться у светозарных стоп твоих, жажду лобызать землю, что попираешь ты, жажду обратить солнце венцом для главы твоей и звездами вымостить стезю твою. Внимала Адаму Лилит, и тихая усмешка мелькала на устах ее.
— Поведай, дивная моя Лилит, что это за чувство, от которого, когда я рядом с тобою, рай становится еще восхитительнее и жизнь — еще сладостнее, когда же я вдали от тебя, рай становится пустынным и уродливым, а жизнь — тяжелою и горькою! Во сне, наяву ли — тобою лишь полны мечты мои. Живешь ты в сердце моем и в очах моих. И Лилит отвечала — со смехом, ,но холодно: — Любовь! Адам, это называется любовью.- Откуда? Откуда ты знаешь? — Я давно это знаю, Адам.
— Любовь… Слово сокровенное и страшное! И вправду — любовь, ибо господь рек то же самое: “Любите друг друга”. И я люблю тебя, Лилит, тысячу тысяч раз любимая Лилит, я люблю тебя. И как могу я не любить тебя? Прекрасна ты, восхитительна, дивно прекрасна, тысячу крат прекрасна! И ныне мне ведомо, что любовь — душа всего сущего. Это любовь вложила в птичьи клювы нежные напевы ветерков и ручьев. Это от любви я вдыхаю благоухание гвоздик и тех цветов, чей запах подобен благовонию ладана, когда иду по тропам, тобою пройденным… И знаешь, Лилит, море, охваченное бурею, когда оно волнами, огромными, словно горы, бьется о прибрежные скалы, слабее и немощнее любви моей — она же властно зовет пасть к стопам твоим, преклонить пред тобою колена и замереть в безмолвии. Хочу осыпать тебя поцелуями, и в этих поцелуях души моей истаять и расточиться. Ах, как люблю я, как люблю я брови твои, нежная, желанная Лилит! Брови твои — свод, подобный радуге. Подобный радуге свод — брови твои над небом очей твоих. В небе очей твоих зримы мне млечные пути, где пылают тысячи тысяч солнц. Очи твои, горящие пламенем тысячи тысяч солнц, сжигают душу мою. Взирая в очи твои, да забуду я себя, да забуду весь Эдем, взирая в очи твои. И поцеловал он очи Лилит, и поцеловал брови и ресницы ее.
Но безучастна к ласкам Адама была Лилит, об ином размышляла она. — Что находится по ту сторону рая, Адам? — Там земля, сухая и тернистая. Да сгинет земля — люблю я шею твою, Лилит. Бела и высока шея твоя, белее и выше тех нежных, стройных берез, что растут у райских врат. И Лилит со смехом в глазах вытянула шею, и поцеловал Адам шею ее и вновь поцеловал со страстью.
— А кто живет на земле, Адам? — Там живет сатана, Лилит, но да сгинет сатана. Безумно люблю я уста твои, Лилит. Уста твои — чудо рая, Лилит. — А кто такой сатана, Адам? — прервала Лилит его сердечные излияния.
— Он супостат господа. Был он огнезарным ангелом, прекрасным и мудрым, но восстал он против бога, ибо возжелал быть равным ему. И господь покарал его: низверг его и подобных ему с небес, заклеймив их вечным проклятием. И да будут они прокляты!.. Люблю я уста твои, уста твои — нектар, исполненный неисчерпных и бездонных соблазнов, наслаждений неизреченных, где золотая пчела собирает мед наисладчайший. Голос твой — любвеобильные песни всех соловьев, нежнее щебета всех птиц голос твой. В едином сладостно-нежном лобзании уст твоих — наслаждение, раю всему равное, постижение вселенной и вечности — в едином лобзании уст твоих…
И сложил Адам горящие страстью уста, дабы поцеловать уста Лилит, но она ладонью своею прикрыла уста Адама и, с силой оттолкнув его, одним прыжком вспрянула на ноги. Адам обмер и пал наземь. — Мне хочется спать, — сказала Лилит. — Жду тебя завтра на берегу озера.
Вспорхнула подобно птице и скрылась в ночной темноте. Затуманенным взором смотрел Адам вслед удаляющейся, искрящейся, сверкающей Лилит.
Утром Адам открыл глаза, увидел себя на земле — и не было рядом Лилит. Почудилось ему, что он еще дремлет. Вновь смежил он глаза — и не было рядом Лилит. И внезапно вспомнил он последние слова Лилит. Быстрыми шагами поспешил он на берег озера, и, пристально смотря на все тропинки рая, стал ждать.
Сердце его колотилось от каждого шага лани, от каждого дуновения нежного ветерка, шелестящего в ветвях, тревожилось сердце его. Так в нетерпении прождал он до заката — и Лилит не пришла. Отчаялся Адам и простерся на траве, смежив очи и мечтая о Лилит. И стал ему внятен некий тихий голос в прибрежных тростниках; и подумал он, что томится там чье-то сердце. Поспешно встал он, срезал тростник, проделал в нем лады и затирал. Не звуки, а само горящее любовью сердце Адама капля за каплею стекало из горла тростника, став слезами и желанием, желанием и ропотом. И пел он:
Лилит, Лилит, ты судьба моя!
Что без тебя бессмертие?
Ты — сладострастия рай, Лилит,
Ты — единственный рай чудес и волшебств,
Ты — мечта, восторг и чары, Лилит,
Ты — несказанная тайна, Лилит,
Источник солнечный ты, Лилит,
Источник всех соблазнов земных,
Дарующих жизнь и страдания,
Непобедимая женщина
Лилит, Лилит. вечная Лилит…
Ночь напролет бродил без сна Адам и пел о мучительной тоске своей, сжигающей сердце его. И на другой день вновь не явилась Лилит. Весь день бродил и стенал Адам. Горел он и жаждал, и ни единый студеный райский родник не в силах был остудить сердце его. И решил Адам, что при встрече с Лилит бросит он ей тяжкие слова упрека, все ей прямо выскажет и даже пригрозит именем господа. Столь измучена была душа Адама, столь сильно измучена.
На закате же из гущи зарослей внезапно явилась Лилит во всеоружии чар своих, и пышно были украшены все прелести тела ее. Как безумный, метнулся Адам к Лилит, в единый миг забыв весь гнев и все решения свои. — И увидел он, что оживлена и резва Лилит и бежит она за извивающимся, черноблещущим змием, не отрывая от него взора.
Устремился за нею Адам и закричал, что было мочи: — Остановись, Лилит, куда ты, остановись! — А тебе что за дело, куда я иду? Что ты меня преследуешь? — гневно отвечала Лилит. — Как это — что за дело? Ведь сам господь повелел мне следовать за тобою, а тебе — быть покорной мне, неправда ли? — Мне — быть покорной тебе? Да кто ты, кто? Сгинь с глаз моих, ком ничтожной земли! — презрительно воскликнула Лилит, взметнулась в воздухе подобно пламени и исчезла.
Потерял терпение Адам и направился к богу — жаловаться. — Господь мой, что за подругу даровал ты мне? — молвил Адам, сдерживая гнев — Ни разу не повиновалась она приказу твоему, не подчинилась мне. Соблазняет она меня, распаляет и, оставив неутоленным, скрывается. Сгораю я, когда я вдали от нее, сгораю и рядом с нею. Злой огонь она, язык огня палящего, мучаюсь я, истаиваю…
И бог успокоил Адама и проводил его. И призвал к себе Лилит. Но Лилит не явилась на зов господа. Прогневался бог и послал ангелов Сеноя и Сансеноя, дабы разыскали они непокорную Лилит и привели ее к престолу его. И привели к нему Лилит. И, потупив взор свой, стала она пред господом. И творец пригрозил ей, молвив: — Создал я Адама из земли и тебя — из огня, дабы вы дополняли друг друга. Должна ты любить его и тем паче быть покорна ему, супругу твоему, ибо для него создал я тебя. Когда же не покоришься ему, знай, что сурова будет кара моя. А теперь отправляйся к Адаму. Таково желание мое…
На берегу ручья, под ивой, опустив чело на ладонь, грустно сидела Лилит. Нежно печален был лик ее, бледный, словно жемчуг. И увял венок из райских роз в кудрях ее…
Адам ждал ее возвращения. Подошел он и сел рядом с нею, взял со страхом холодную руку ее и, сама нежность, еле слышно прошептал: — Лилит, душа души моей, отчего ты грустна, отчего ты так грустна? Отчего не улыбнешься ты, моя нежно-прекрасная? Ах, сверкающая подобно солнцу Лилит, отчего ты безмолвствуешь? Или не ведаешь ты, что живу я только любовью твоею? Сожми сердце мое — и выжмешь из него лишь любовь мою к тебе, лишь любовь мою к тебе и ничего более. Любовь моя к тебе объемлет всю вселенную, всю вселенную… И с беспредельным вожделением поцеловал он края кудрей Лилит и провел златоогненными кудрями ее по очам своим. Но безмолвна и безучастна была Лилит, и взор недвижных очей ее был устремлен вдаль.
— Лилит, нежная моя, пойдем в шалаш мой, там приготовил я тебе трапезу из плодов наилучших. Нектар я взял у цветов и мед сладчайший — у пчел. Розами убрал я опочивальню твою. Отойдешь ты ко сну с самыми счастливыми грезами, и до рассвета я буду тебя стеречь у ног твоих. До рассвета буду я играть на свирели, дабы прилетели к нам нежные соловьи и канарейки, бабочки и райские птицы и будут петь и плясать и увеселять они тебя. Но безмолвна и безучастна была Лилит.
Обнял ее тонкий стан Адам, поднял ее на руки и отнес в шалаш. Утомлена была Лилит от волнений сердца. Устрашил ее недовольный взор господа. И безропотно возлегла Лилит на цветочном ложе. Положил Адам голову ее на колени свои и восторженно, зачарованно взирал да хрустальную наготу Лилит, простертой на листьях пылающих пурпуром роз. Смежила очи Лилит, и кротка была она и покорна подобно газелям, которых страшит и шелест цветов. И была она бледна подобно жемчугу. Ласкал Адам тело Лилит и шептал себе:
— Безумию, безумно люблю тело твое, ибо дивно сотворено тело твое. Светло тело твое, светлее, нежели блеск молнии во тьме ночей. Сосуд всех совершенных даров — тело твое, сад несравненный — тело твое, сад всех содроганий и желаний огненных. Благоуханнее тело твое, нежели мускус косуль эдемских, благоуханнее жасмина и лаванды, нарцисса и гиацинта, всех сладостных благовоний их, тропы райские в мечты погружающих. Благоуханнее перси твои, нежели нарциссы, росою небесною покрытые, нежели бальзам и ладан, что стекают с дерев Эдема, окропляя шаги господа.
И огненными устами лобзал Адам тело Лилит и вдыхал благоуханную свежесть его, и свежее было оно росы на кустах и травы в первые дни творения. И огнепламенными перстами лобзал Адам перси Лилит и, душу свою изливая, говорил: — Безумно, безумно люблю перси твои, Лилит, о ты, что совершеннее ангелов. Перси твои — два светозарных снопа нежноуханной гвоздики, двумя девственными розами увенчанные, два снопа, в безумие приводящих, с ума сводящих, и опьяняют они душу мою и разлучают с телом душу мою… И поцеловал Адам перси Лилит и трепетными устами поцеловал печати персей ее.
Смежила очи Лилит, безучастна была она и не внимала Адаму. — Лилит, Лилит, божественная Лилит, позволь мне поцеловать уста твои. В едином лишь бездонном лобзании уст твоих — наслаждение, раю всему равное, постижение вселенной и вечности — в едином бесценном, несравненном, неизреченном лобзании… И забыл сам себя Адам, и ничего более не существовало для него. И были только уста Лилит, что лобызал Адам без насыщения и прекращения; впивая всю сладость Лилит, всю сущность ее, не насыщался Адам — и истаяла душа Адама, расточаясь в беспредельности лобзаний…
И внезапно изогнулась Лилит, освободилась от изнурительных, безумных, страстных до крови поцелуев Адама, метнулась прочь из шалаша и скрылась в лабиринтах ночного рая. Адам лишился чувств и так пролежал до рассвета. Когда же пришел он в себя, то вспомнил, что скрылась Лилит во тьме ночной. И с разбитым сердцем воспрянул Адам. Попытался он вновь разыскать Лилит, еще раз умолить ее, дабы не покидала она его.
Жалостливо, моляще выкликал он сладостное для него имя Лилит и слышал лишь гулкие отзвуки голоса своего. Повсюду искал он ее: на берегах озер и у родников, в садах и пещерах. И нигде, нигде не отыскал следов Лилит. Долго, долго блуждал он по тропам, где ступала Лилит, с тоскою целуя землю и травы, которых касались стопы Лилит. Долго, долго просиживал он в тех местах, где обитала Лилит, и смежал очи, дабы увидеть Лилит. И в видениях его Лилит представала ему желанной, еще более желанной, недоступно желанной. И от видений этих с болью в сердце пробуждался Адам и, как безумный, метался, метался… И достиг он границы рая, по другую же сторону ее простиралась земля, пустынная, необитаемая. Очень устал Адам. Присел отдохнуть.
И, обхватив руками голову, скорбел он о мучительной доле своей и растравлял себя воспоминаниями о незабвенных и недоступных прелестях Лилит — и вдруг, точно во сне, услышал он радостный, светлый смех, подобный зову весны, и от этого смеха пуще забилось сердце его. С упованием устремил он взор туда, откуда доносился смех… И увидел нечто страшное, то, что подобно черной молнии, затемняя и прожигая, до самого дна пронзило душу его.
Со стороны тернистой и мрачной земли, над стеною рая увидел он лик сатаны, черно-блестящие очи его, злые, коварные. И увидел Лилит: повисла она у сатаны на шее, и кудри ее убраны были цветами, источающими любострастное благоухание. И с беспредельным желанием лобзала Лилит уста сатаны. И оба смеялись, довольные и счастливые.
Адам обезумел от ревности и возопил во гневе: — Ты ли это, Лилит, Лилит, Лилит?.. И услышал он страшный, победный хохот сатаны, что подобно грому прогрохотал над головой его. И увидел, как сатана обнял Лилит и скрылся с нею среди просторов земли. И ослепли очи Адама, ничего не увидели больше они…
Обезумел Адам, бродил, не зная покоя, по уединенным уголкам Эдема. Опустел для него Эдем, и пение птиц тяготило его. — Лилит, Лилит, ах, Лилит, — воззывал он, стеная и плача, и плач его колыхал и опалял листву.
Каждою ночью в ужасных снах представала ему коварная Лилит в объятиях сатаны. И душа Адама лишилась надежды и, проклиная бога и бессмертие, возжелал он себе кончины. И внял господь стананиям Адама и, преисполнясь к нему жалостью, размышлял о том, что невозможен союз устремленного ввысь огня со льнующей в земле перстью.
И погрузил он Адама в сон и из ребра его создал ему новую подругу — Еву — чтоб по происхождению своему была бы Адаму покорна, могла бы любить только его и умела бы утешать его. И отверз очи свои Адам и увидел рядом с собою новую подругу, не столь совершенную и огненно-прекрасную, как Лилит, но тоже прекрасную — и прекрасную по-человечески, наделенную душой человеческой.
И подошла Ева к Адаму и положила голову ему на плечо и нежно ему улыбнулась, устремляя преданный взор в ответ на грустный, мечтательный взор Адама. Но Адам, сидя рядом с Евой и внемля шелесту розовых кустов, слышал в нем дыхание Лилит. В благоухании роз являлось ему благоухание Лилит, в песнях соловьев — голос Лилит.
Когда добрая Ева ласкалась к Адаму и черными кудрями своими закрывала ему лицо, то видел Адам лишь златоогненные кудри Лилит, закрывавшие весь небосвод. Когда налетала буря, то видел он Лилит, стремительно идущую к нему, и когда молния раскалывала небо — то была огненная любовь Лилит, и раскалывала она душу Адама. Когда смежал он очи свои, представал ему бесконечно прекрасный образ Лилит: когда взирал он на звезды — в звездах видел он очи Лилит, в бездонном же солнце — всю Лилит…
“Ева” звучало на устах его, но душа отзывалась: “Лилит”. И когда он тщился забыть о Лилит и обнимал верную Еву, прижимал ее к груди и целовал — в те же миги в объятиях своих он видел Лилит, целовал Лилит, ощущал Лилит, только Лилит… И жил Адам, ожидая и вожделея только Лилит, и умер Адам, стеная и мечтая лишь о Лилит.
Автор: Аветик Исаакян,
1923 г., Венеция.
Рассказ «ЛИЛИТ»

Легенды о Лилит

Если обратиться к более точным источникам, например, таким как Талмуд, или самой известной из всего наследия каббалистической литературы — книге Зоар или толкование Торы, мы узнаем, что первой женщиной была именно Лилит, и именно она стала первой женой Адама.
Считая себя таким же творением Всемогущего, как и Адам, Лилит, не стерпев его превосходства и не уступив ему ни в чем, вплоть до позиции в сексе, решила сбежать от него, произнеся тайное имя Бога — шем а-мефораш. Она поднялась в воздух и улетела от Адама. Однако Адам не захотел мириться с таким положением вещей и пожаловался Всевышнему на непослушание и бегство Лилит. В погоню за ней Бог отправил трех ангелов. После долгой погони ангелы догнали Лилит у Красного моря.
Но она воспротивилась воле Бога, наотрез отказавшись возвращаться в райские кущи к Адаму, заявив, что имеет полную свободу в своих действиях, и что эта свобода была дана ей самим Богом. Она настолько разозлилась на Адама, что поклялась впредь убивать всех младенцев, которые родятся от него и его сыновей на земле и всячески вредить роженицам. Тогда ангелы Снуй, Сансануй и Санглаф отпустили Лилит, забрав у нее физическое тело и взяв с нее клятву, что она никогда не будет входить в тот дом и не трогать тех младенцев, рядом с которыми будут находиться они или начертания их имен. Убежав от Адама, Лилит назло ему и Богу становится женой Ашмодея или Сатаны, врага и уничтожителя всего живого на земле, и вместе они начинают всячески вредить и портить жизнь всем людям и другим творениям Бога.
Она рожает от Ашмодея множество злых демонов и духов, которые впоследствии наполняют собой каждый уголок земли и всевозможными способами отравляют жизнь простым смертным. Именно поэтому у колыбельной каждого еврейского младенца в средние века вешали таблички с именами трех ангелов: Снуя, Сансануя и Санглафа. Видя их, злой дух Лилит со своей страшной свитой из демонов, вынужден удалиться. Известно также, что демоница Лилит боится красного цвета именно потому, что была застигнута ангелами у Красного моря.

Ангел зла

В учении Каббалы есть рассказ, который не вошел в состав библейских историй – легенда о Лилит, первой жене Адама. Если верить священным текстам, Лилит считала себя равным мужу божьим творением, не хотела подчиняться Адаму и покинула его, воспользовавшись тайным именем бога, после чего была жестоко наказана и навеки отлучена от Эдема.
Теперь Лилит – демон, который воплощает в себе зло мира и мстит человеческому роду за свои тысячелетние страдания. Лилит – не просто злой ночной дух, как твердят некоторые учения, но и самый настоящий убийца – она перерождается в телах соблазнительных женщин и, искушая людей, жестоко убивает их. Горе тому, кто встретил Лилит в одном из ее обличий и вовремя не ушел с дороги, но еще хуже придется тем, кто заметив цепочку странных смертей и, сопоставив ряд загадочных событий, поймет, что имеет дело со сверхъестественным и невероятно могущественным созданием. Когда главные герои понимают, что повстречали могущественную демоницу, им остается только одно – найти способ совладать с ней.

Легенда о Лилит

Легенда о Лилит берет свое начало с того времени, когда раввины впервые заметили, что в Книге Бытия описано два факта создания женщины, которые противоречат друг другу. В первом варианте говорится, что Бог создал мужчину и женщину одновременно, тогда, как утверждает второй вариант, женщина была создана от мужчины.
Хотя Лилит и не упоминается конкретно в Библии, ее описывают как крик совы, ночное существо. Тем не менее, о ней говорится в некоторых еврейских текстах и «Свитках Мертвого моря».
Еврейская мифология утверждает, что Лилит была первой женой Адама. Она была создана в то же время, и стой же почвы, что и Адам. Это вызвало проблемы в их отношениях.
Как сказано в Книге Бытия 2:21-22 Ева была создана из ребра Адама, пока он спал. Возмущенная жестокостью обращения с ней, Лилит поклялась ослаблять и уничтожать всех маленьких детей, младенцев и новорожденных. Считается, что силу ее можно отразить только с помощью специального амулета.
На протяжении веков Лилит заслужила славу демона-суккуба, которая приходит к мужчинам во время сна, чтобы пополнять свое потомство. Вот почему раввины советуют мужчинам никогда не спать в одиночку.
В некоторых интерпретациях этих легенд говорится, что Лилит летает по ночам с воем ненависти и клятвами отомстить человечеству.
По сути своей интерпретация «Настоящей крови» не так уж далека от библейной. Лилит – превый вампир, летающий демон, который убивает невинных людей. И защитой от нее служит только амулет, сделанный из золота или серебра. Может ли это факт быль связующим звеном между серебром и его способностью держать людей в безопасности от вампиров?
Когда Каин был изгнан Богом, считается, что он столкнулся с Лилит среди пустырей, где она поселилась. В этой их связи, она передала ему мощную потребность в крови. Этот миф означает, что он стал вампиром.
В связи с тем, что Лилит не пробовала запретный плод с Дерева Жизни, как это сделала Ева, многие утверждают, что она бессмертна. Так что, легенды о вампирах с их жаждой крови и бессмертием, могли придти из этих еще более древних мифов.
Лилит была красивой, полной жизни девушкой. Она гуляла по благоухающим долинам Арарата, пила воду из холодных горных ручьев, слушала чарующее пение соловьев. И саму себя воспринимала как одно из чудес. Кто ты, прекрасная девушка? взволнованно спросил ее Арий, первый земной бог. Я Лилит, нежно сказала она. Творец создал меня из огня.
Пламя любви осветило их лица. Взявшись за руки, влюбленные стали гулять по Арарату. Но однажды Лилит заглянула в воды прекрасного озера, увидела свое отражение вместе с лицом Ария и рассмеялась: Фу, как ты некрасив рядом со мной. Ты должен поклониться моей красоте.
Но Арий не шелохнулся. И Лилит убежала от него, топча цветы и травы. Она добралась до самого царства тьмы, владыкой которого был Вишап. И бог тьмы тут же заключил ее в объятия. Лилит стала владычествовать в его царстве.
Но запах глины, исходящий от Вишапа, угнетал ее все больше. Она содрогалась от каждого его прикосновения. И ни блеск бриллиантов, ни горные самоцветы не могли подавить это отвращение.
Лилит вернулась в Арарат и нашла Ария, сидящего под жертвенным деревом. О земной бог, я поняла, что моя красота достойна только тебя. Но Арий молча повел ее к горному озеру, в котором она вновь увидела себя. Лилит наклонилась над водой и ужаснулась ее прекрасный облик померк, гордость и тщеславие потушили красоту. Она закрыла лицо и убежала в горы. И с тех пор Лилит ненавидит совершенство в людях.
Источники: krasnaja-nit.ru, kinogo.eu, fanparty.ru, otvet.mail.ru, planetaarmenia.ru

Это интересно

Легендарная Таврида

Полуостров Крым или Таврида — одно из самых привлекательных местечек на планете. В этом месте найдётся много …

AirPod автомобиль на сжатом воздухе

С каждым днем цены на топливо становятся все выше.Это является стимулом для инженеров, которые стараются разработать новые экологически …

Священная Римская империя

Священная Римская империя — государственное образование, существовавшее с 962 по 1806 годы и объединявшее территории Центральной Европы. Империя …

Мудрец Адапа из Эреду

У бога Эйа был сын по имени Адапа. Жил он в городе Эреду и был известен, …

Странная встреча

Наша жизнь полна встреч и разлук. Но встреча, о которой здесь идет, кажется странной и даже невозможной. Хотя …

Профессиональная одежда

Хорошим показателем успешности любого коммерческого предприятия является наличие на персонале одежды специального назначения. Хорошая униформа к …

Святогор

Святогор в эпосе является огромным великаном, выше леса стоячего; его с трудом носит мать-сыра земля. Он не ездит …
&#13

Пятое солнце

&#13

Аполлон-17

&#13

Легенда о Лилит | Клуб интеллектуалов


Красивая, сильная, независимая, упрямая. Полностью отличающаяся от первой официальной жены Адама – Евы. Женщина, которая не хотела быть послушным дополнением к мужчине. Такой была таинственная Лилит.
Генезис легенды о Лилит не совсем понятен. Христианская традиция утверждает, что первой женщиной на Земле и женой Адама была Ева. Она была создана из его ребра. Как же тогда объяснить стих из Книги Бытия 1:27 «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их»?
Это позволяет предположить, что Ева не была первой, что перед ней Бог создал женщину таким же образом, как и мужчину, и она была ему ровней. Это должна была быть Лилит. Ежедневно она рожала сотни детей. С самого начала отношений между Адамом и Лилит возникали конфликты. Мятежная женщина не была согласна с доминированием мужчины. Неизменно подчеркивала свое равенство с ним. Последней каплей, видимо, был секс, во время которого Лилит не соглашалась лежать под Адамом. Она приняла решение уйти от мужа, оставив рай.
Благодаря тому, что она произнесла непроизносимое имя Бога, у нее выросли крылья, и она полетела в сторону Красного моря, где начала сожительствовать с демонами и плодить вместе потомство. Вскоре она начала рожать Лилины – инкубы и суккубы (в соответствии с исламом – джинны). Другая легенда гласит, что отцом Лилин был ангел смерти Самаэль (возможно, сам Сатана). Он же позже играл роль змея, искушающего Еву. В некоторых источниках он преподносится, как отец Каина (можно также найти информацию, что Лилит его мать). Жена Каина, Зелинда, вероятно, была дочерью Лилит.
Вместо Лилит Бог дал Адаму послушную и покорную Еву. Но его сердце тосковало по Лилит и он попросил Бога вернуть ее. Он не смог отказать Адаму и выслал за Лилит трех ангелов: Сеноя, Сансеноя и Семангелофа. Они пытались убедить женщину вернуться. Когда она не согласилась, они угрожали, что утопят ее в море. Когда и это не сработало, они сказали, что будут убивать ежедневно сотую часть ее детей, пока мятежная женщина не передумает.
Лилит разгневалась. Она пообещала убивать потомков Адама и Евы, и вместе со своими детьми стала похищать и убивать человеческих детей. Единственной защитой от разъяренной матери был амулет с именами трех ангелов, которые убивали ее детей. Лилит никогда не вернулась в рай. Она решила спуститься в ад и стать любовницей Сатаны. По одной из версий, когда Каин убил Авеля, Адам решился на 130 лет разлуки с Евой, потом окончательно с ней расстался и остальную часть жизни прожил с Лилит.
Эта история впервые появилась в анонимно написанной средневековой коллекции. Она имела сатирический характер, но по ошибке была принята за раввинский документ. Таким образом, история попала в англоязычную раввинскую книгу. Упоминания о Лилит имеются также в Кумранских рукописях. Можно подозревать, что «Великая Блудница», появляющаяся в Книге откровения, тоже Лилит.

Упоминания Лилит

Судя по всему, первая жена Адама была удалена из Библии. Тем не менее, пророк Исаия писал о ней: «И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и лешие будут перекликаться один с другим; там будет отдыхать ночное привидение(lilith) и находить себе покой» (Ис.34:14). В других интерпретациях Библии Лилит называют и козодоем (видом птиц) или отождествляют с совой. Этот фрагмент предполагает, что Лилит живет пустыне возле Идумеи вместе с демонами, козлами, совами, змеями и другими пустынными животными.
История о Лилит очень похожа на историю о Лили – демоне из ассиро-вавилонской мифологии. Как правило, она появлялась в обнаженном виде, а вместо ног было сплетенье змей. Некоторые легенды приписывают ей наличие длинных черных волос. Чуть позже она также изображалась и блондинкой. Она похищала маленьких детей и была особенно опасна для беременных женщин.
Другим «двойником» Лилит является Ламия. Согласно греческой мифологии, она была ливийской королевой, любовницей Зевса. Когда о ее существовании узнала Гера, ревнивая женщина похитила, а затем убила детей любовницы и неверного мужа. Ламия сошла с ума от боли и отчаяния. С тех пор она убивает детей, которые ей встречаются на пути. Со временем ее красивое лицо превратилось в гротескную, ужасную маску. Иногда она может принять форму молодой, соблазнительной женщины, чтобы легче соблазнять и убивать мужчин. Чуть позже Ламия и ее потомки начали пить кровь несчастных жертв и пожирать их тела.
В некоторых традициях Лилит была названа «aluqah». Этот термин только один раз появляется в Библии, в Книге Притчей 30:15. Этот фрагмент содержит старую поговорку. Термин «aluqah» во многих семитских языках и означает «пиявка». Многие исследователи старых текстов относят это слово на счет демонов, пьющих человеческую кровь. Отсюда прямая дорога от Лилит до современных вампиров.
Сегодня много говорится о различиях между полами. Они являются результатом различного воспитания мальчиков и девочек. В мальчиках воспитывают победителей. Их учат эгоцентризму: вокруг них вращается целый мир. А что с девочками? Здесь ситуация иная. Девочек воспитывают так, чтобы получилась идеальная, кроткая Ева или свободная, мятежная Лилит. Последняя решает брать ответственность за себя и свою судьбу. Она идет наперекор утвержденным схемам. Не дает втиснуть себя в рамки повседневной жизни, которая подрезает ей крылья.
Лилит олицетворяет все, что веками боятся люди: мужчины потерять доминирование, а женщины — своих детей. Тем не менее, в древние времена Лилит была хранительницей внебрачных отпрысков. Старое поверье гласит, что если в колыбели ребенок смеется без причины, то это признак того, что с ним играет Лилит. Так кто же она? Грозный демон или непонятая женщина, которая мстила за свои обиды? До сих пор мы этого не знаем. Не знаем, действительно ли было удалено ее имя из Библии или может она лишь продукт фантазии испуганных людей.

Легенда о Лилит.

Лилит — первая жена Адама.
Существует два начала легенды о первой жене Адама. Оба начала исходят из различных трактовок Ветхого Завета, вернее, самой первой его книги – Бытия. Итак, на шестой день Бог решил сотворить человека по образу и подобию своему. Слово «человек” в древнееврейском оригинале написано как «adam”, которое произошло от слова «adamah” (пыль, прах). Слово «adam” относится не только к мужчине, но и к женщине. Вот что говорится дальше: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их” (Быт. I, 27). То есть уже на шестой день были сотворены и Адам, и жена его, Лилит, так как Ева была сотворена из ребра Адама уже после завершения всего творения (Быт. II, 22).
По второй версии, сначала был создан только Адам, а уже гораздо позже, в качестве помощника первому человеку после произнесенных слов «не хорошо быть человеку одному” (Быт. II, 18), была сотворена Лилит, причем в этом случае она занимает место Евы в ветхозаветной традиции книги Бытия.
Однако далее легенда уже не несет никаких существенных внутренних разногласий. После того, как Адам и Лилит были сотворены, они начали ссориться.
— Я не лягу внизу, — сказала она.
— Я не лягу под тебя, только наверху, — ответил Адам. – Потому что ты подходишь только в низшей позиции, а я должен быть в высшей.
— Мы оба равны, [потому что оба созданы из праха]. Я не стану покоряться тебе.
— Я создан по образу Элоима и не могу унизиться до твоего уровня. Ты ничто иное, как одна из многих тварей в поле. Ты создана мне в помощь, так и останется.
Однако Лилит этого не оставила; она отправилась к Яхве. Лилит использовала все свое мастерство, чтобы обольстить Создателя, и последний, известный своей добротой к женщинам, открыл ей свое истинное Заповедное имя. Узнав его, Лилит произнесла имя и мгновенно улетела из Эдемского сада от Адама навсегда.
Лилит поселилась в пещере на берегу Красного моря, где и живет до сих пор. Она занималась любовью с демонами и породила многие тысячи детей за достаточно короткий период времени. Поэтому мир наполнился демонами, а Лилит стала называться Матерью Демонов, а, став женой Асмодея, Царя Демонов, ее прозвали Младшей Лилит (об имени «Старшая Лилит” речь пойдет далее).
Тем временем Адам, раскаявшись в том, что Лилит оставила его, пришел к Яхве и взмолился:
— О, Владыка Вселенной, женщина, которую ты дал мне, ушла от меня.
Яхве согласился с тем, что создание Эдемского сада не может так легко покинуть Царство, и немедленно послал трех ангелов – Сеноя, Сансеноя и Семангелофа, – чтобы они схватили и привели Лилит обратно Адаму.
— Если она согласится вернуться, то все будет хорошо, — сказал Яхве Адаму. – А если нет, то она обязана согласиться, чтобы ежедневно умирало сто ее детей.
Три ангела нашли Лилит в пещере, а по другой версии посередине моря на высоких волнах, в которых суждено было погибнуть египтянам. Они потребовали именем Яхве, чтобы Лилит вернулась к Адаму, и сказали, что если она откажется, каждый день они будут убивать по сотне ее отпрысков-демонов, пока она не согласится вернуться. Но Лилит не согласилась, тогда ангелы сказали, что утопят ее в море.
— Оставьте меня! – отвечала она. – Разве вы не знаете, что меня создали для того, чтобы я насылала слабость на маленьких детей? Я имею власть над ними с момента их рождения и до тех пор, пока им не исполнится восемь дней, если это мальчики, или двадцать, если это девочки.
Она также обещала нападать на матерей в период родов и даже на мужчин во время сна, чтобы красть их сперму для зачатия новых демонов на замену убитых ангелами.
После этих слов ангелы хотели утопить Лилит, но она стала умолять их сохранить ей жизнь, поклявшись, что она не причинит зла тем детям, которые будут защищены амулетом или камеей, на которых будут написаны имена Сеноя, Сансеноя и Семангелофа или же изображены их лица или очертания. [Здесь необходимо отметить, что найденные талисманы подобного рода гораздо древнее документа «Алфавит Бен Сиры”. Талисманы вешались на дверь или над дверью и на них были изображены ангелы и написана фраза на иврите: «Сеной, Сансеной и Семангелоф! Адам и Ева! Изгоните Лилит!” На некоторых талисманах также писалось имя ангела того моря, которому клялась Лилит не трогать детей, защищенных талисманом.] Ангелы сохранили жизнь Лилит, но каждый день умирала сотня ее детей, как и обещал Яхве.
Однако на мучении детей Лилит не остановилась и решила мстить Адаму. Для этого своей жертвой она избрала Еву – новую жену первочеловека. С точки зрения христиан, вкусить запретный плод с Дерева познания Добра и Зла Еву соблазнил Сатана, но более точно было бы сказать, что это сделали Лилит и Самаэль. Трудно сказать, когда Лилит стала одной из четырех жен Самаэля. Однако, став ею, она начала олицетворять пассивное начало материи, активным началом которой является Самаэль. В качестве жены последнего она стала называться Старшей Лилит. Возле Дерева появилась Лилит в обличии змеи, но голос, искушавший Еву, исходил от Самаэля. Последствия известны всем: Адам и Ева были изгнаны из рая.
Но и на этом Лилит не успокоилась. Она стала являться Адаму во снах, соблазняя его к зачатию все новых и новых демонов, которых стали звать «лил ин” или Шедим (или Сиддим), которые стали странствовать по миру в качестве злых духов, преследуя мужчин и насылая на них чуму, болезни и страдания. Существует версия, что Ева в это же время страдала от подобной участи – в руках Самаэля, от которого родила Каина. [Интересно, что в одном из важнейших гностических документов Наг-Хаммади «Апокрифе от Иоанна” Еву осквернил Иалдабаоф, протоархонт, сопоставляемый с Дьяволом и Яхве одновременно. От этого «брака” Ева родила Элоима и Иаве – Авеля и Каина соответственно.] Естественно, от рук Лилит стали страдать не только взрослые, но и дети: она пьет кровь новорожденных и высасывает мозг из костей.
На этом практически заканчивается легенда о Лилит, как о первой жене Адама, поэтому нам хотелось бы подвести некий итог. Как мы видим из легенды, Лилит и Адам представляют два враждующих архетипа. Адам – это образ патриархальных устоев иудеев. Это воплощение Закона Моисея, которое не терпит никаких альтернатив, что доводит ситуацию до абсурда, когда Адам, вроде бы лишившись надоедливой жены, через некоторое время идет на поводу своих желаний, требуя Бога вернуть Лилит, так и не поняв, в чем состоялся конфликт. Лилит же – это, во-первых, образ свободной женщины, который даже теоретически отвергался древними иудеями. До эпохи эмансипации женщин тогда было еще далеко, поэтому любое проявление непослушания женщины мужу рассматривалось не только как нарушение древних устоев, но и как проявление дьявольского начала, что мы и видим в клеймении Лилит демоном.
Этому способствовало то, что по легенде Лилит нарушила подавляющее количество заповедей. Грех Лилит в глазах Иеговы и его народа усугубляется еще и тем, что она отвращала сынов Израиля от пути истинного, заставляя их прелюбодействовать с ней во сне, тратя понапрасну сперму (за что был наказан Онан). Во-вторых, образ Лилит – это, как нам кажется, собирательный образ языческой женщины. Не стоит и говорить, какая вражда была между язычниками и иудеями, к которым позднее присоединись и христиане. То, что Лилит – символ язычества, нетрудно увидеть по тому, как она изображалась. Самый распространенный образ – это красивая девушка с длинными волосами и крыльями. Ее ступни иногда изображаются, как ноги совы. Лилит также изображают наполовину как женщину, наполовину как змею. (Именно так изобразил Лилит в Сикстинской Капелле Микеланджело.) Обожествление животных было уделом язычников, особенно на низшей ступени развития их верований.
В развитых языческих системах, например, в египетской, греко-римской и других, боги и богини часто изображаются как люди, но с элементами тел животных. Не стоит забывать, что Лилит сопоставляется с Астартой, Дидоной, другими языческими богинями, а также с древнегреческой Ламией – чудовищной богиней Аида, которая «ночью пробирается в спальню счастливых матерей и крадет у них детей, чтобы напиться их крови” (Н.А. Кун. Легенды и мифы Древней Греции). Не правда ли, похоже на известную нам легенду «Алфавита”?
Так или иначе, образ Лилит, как феминистки и богини язычников был враждебен древним иудеям (некоторые из которых продолжали поклоняться Лилит примерно до VII века н.э.) и христианам. Можно сказать, что Лилит была воплощением Вавилона, а более конкретно, принимая в расчет нелюбовь религиозно настроенных иудеев, ее можно считать Вавилонской Блудницей, однако, об этом пойдет речь далее. Необходимо заметить, что одним из способов борьбы иудеев с верой в Лилит было тотальное игнорирование ее имени. Имя «Лилит” встречается в Ветхом Завете лишь однажды, в Книге пророка Исайи (XXXIV, 14): «…там будет отдыхать ночное привидение и находить себе покой”. В оригинале стоит слово «Lilith”, однако новые толкователи (не неподверженные христианской морали) склонны переводить «Lilith” как «ночное привидение” или же «филин” (или «сова”).
Отголоски культа Лилит можно встретить и в «отдаленных” мифологических системах. В армянской мифологии есть злые духи, как мужского, так и женского пола, называемые «Алы”. Они душат рожениц, поедают их мясо, причиняют вред ребенку еще в утробе матери, похищают новорожденных. В христианизированном армянском мифе связь Алы и Лилит наиболее очевидна: Бог создал Алы в качестве подруги для Адама, но так как она была огненной, Адам не смог ее полюбить, и тогда Бог создал Еву. В мифологии лезгин и лакцев также есть злой дух женского пола, похожий на Лилит. Ее имя «Ал паб”, и по поверьям она имеет образ уродливой женщины с волосами до пят, с отвислыми грудями, которые они перекидывают за плечи. Ал паб завладевают сердцем, печенью и другими внутренностями матери и новорожденного, бросают их в воду, после чего люди умирают. У турок, крымских татар, узбеков и некоторых других народностей Ал паб соответствует злому женскому духу Албасты. В аккадской мифологии присутствует Ламашту – львиноголовая женщина-демон, которая похищает детей и насылает на них болезни. Атрибутами Ламашту часто являются гребень и веретено (на картине «Леди Лилит” Данте Габриэля Росетти Лилит изображена именно с гребнем).
Прежде чем перейти к каббалистическому толкованию Лилит, нам бы хотелось добавить к легенде «первой жены Адама” еще один эпизод, описанный в произведениях «Песачим” и «Ялкут Чадаш”. Несмотря на то, что Лилит была женой Асмодея и Самаэля, а также матерью Ахримана, демоница по имени Махлат и ее дочь Аграт (ее еще называли Аграт Бат-Махлат) постоянно враждовали с Матерью всех демонов. Лилит обладала войском, в которое входило 480 легионов злых духов и ангелов-разрушителей, а у Махлат было 478 легионов злых духов. Когда они заняты войной меж друг другом, молитвы Израиля достигают Небес, потому что главные обвинители людей отсутствуют. По средам и субботам Аграт, дочь Махлат, путешествует по воздуху в колеснице в сопровождении ста восьмидесяти тысяч злых духов.
Каббалисты, чьи идеи во многом развились под влиянием «Зогара” – монументальной мистической книги раввина Моисея Леона (кстати знакомого с «Алфавитом Бен Сиры”) – немного по-другому смотрят на интересующий нас объект. Их трактовка оставила позади мифологический и даже религиозный аспекты Лилит. Для того чтобы понять, что каббалисты имели в виду, необходимо вспомнить немного истории, а именно то, что в 70 г. н.э. был разрушен Второй Храм. Почему это так важно, становится ясно из идеи о том, что каббалисты видели баланс мира в Святом Браке Адоная и Шехины, которая символизировала собой народ Израиля, а также женскую ипостась самого Адоная.
Существовало только одно место, где Адонай и Шехина соединялись, дабы через их Божественную Любовь на мир распространялся свет добра. Этим единственным святым местом был Храм Соломона (Второй Храм). Но Храм, как мы знаем, был разрушен, а его сокровища распространились по языческим странам. Вместе с этим Адонай и Шехина лишились единственного места, где могли встречаться, и Адонай исчез из мира.
Оставшись без покровительства Бога, Шехина была похищена язычниками, которые постоянно насиловали ее. Этим символизировалось рассеяние евреев по миру, прежде всего по Азии, Европе и Африке, где иудеи встречали недружелюбное отношение со стороны представителей других религиозных убеждений.
Однако Адонай не мог оставаться без женской половины, иначе это бы вызвало вселенский диссонанс. Тут на сцене появляется Лилит, занявшая место супруги Адоная, но она никогда не была действительной любовью Бога, скорее она стала его наложницей. В этом отношении Лилит представляла собой прямую противоположность Шехины, будучи символом Вавилона, язычников, захвативших народ Израиля. Получилось так, что, несмотря на сохранение единства мира, часть Божественной сущности была поражена злом, и зло получило колоссальное влияние на мир.
С одной стороны может показаться удивительным, как Лилит прошла развитие от жены первочеловека Адама к образу бытового злого демона, как, побывав женой Асмодея и Самаэля, Лилит стала супругой самого Адоная, но, на наш взгляд, такой прогресс стал возможен из-за крайней символичности ее образа, из-за того, что, будучи весьма ярким архетипом, она смогла вместить в себя огромное количество черт, как негативного, с точки зрения Закона Моисея, характера, так и позитивного, с точки зрения простых человеческих нужд.
Вернемся к каббалистическому осмыслению Лилит. Зло, отождествляемое с ней, не могло властвовать в мире вечно. Например, по субботам Лилит не могла оставаться с Адонаем и уходила в пустошь, где кричала от боли, пока день отдохновения не кончался. Именно в субботу у … есть возможность победить зло в лице Лилит, не дав ей вернуться к Адонаю и воссоединив последнего «в эсхатологическом событии избавления” с Шехиной, его истинной супругой. Даже в христианском «Откровении от Иоанна”, в главе XVII есть ссылки на борьбу Вавилонской блудницы, находящейся в пустыне, и Агнцем, который после того, как блудница была повержена, соединился со своей женой.
Символическое соотношение Вавилона и Лилит несложно. Вавилон в свое время был великим городом, центром государственного влияния, что можно соотнести с бытием Лилит женой Адама, затем Вавилон пал, «сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу” (Апок. XVIII, 2), что соотносится с Лилит, зачавшей демонов мира.
Как вы уже заметили, Лилит как бы удалена от нашей славянской культуры, но это не совсем верно. Возможно – в славянской мифологии нет ярко выраженных женских образов, сопоставимых с Лилит, но нельзя забывать об оригинальных изображениях и трактовках богини. Прежде всего, хотелось бы отметить интереснейшее описание Лилит в романе-лексиконе «Хазарский словарь” сербского писателя, «предводителя европейского пост-модернизма” Милорада Павича: «[Она] сидела босая и плакала в свои волосы… Под волосами виднелись обнаженные груди…, обрамленные, как глаза, ресницами и бровями, и из них, как темный взгляд, капало темное молоко…
Руками с двумя большими пальцами она отламывала кусочки хлеба и опускала их себе в подол. Когда они размокали от слез и молока, она бросала их к своим ногам, а на пальцах ног у нее вместо ногтей были зубы. Прижав ступни друг к другу, она этими зубами жадно жевала брошенную пищу, но из-за того, что не было никакой возможности ее проглотить, пережеванные куски валялись в пыли вокруг…” (Просим извинить за длинную цитату, но, как нам показалось, она того стоит.) Интерес также представляет другой славянский – русский – писатель – Даниил Андреев и его книга «Роза Мира”. В ней Лилит описывается как «Всенародная Афродита” всех человечеств”, причем она является одной из светлых верховных стихиалей. Вообще сущность Лилит по Андрееву необычайно сложна, как впрочем, и сама «Роза Мира”, поэтому ограничимся лишь двумя фактами: 1). бытие Лилит неразрывно связано со «сферой половых чувств” и 2). даже будучи светлой стихиалью, Лилит попала под воздействие темных сил (эйцехоре), но будет освобождена в будущем («во втором эоне”).
В завершение статьи осталось сказать лишь то, что в современной культуре Лилит лишилась каких-либо сверхнегативных качеств. Для среднего человека Лилит – это суккуб, демон далекого прошлого, кто-то может назвать ее женщиной-вамп, искушающей мужчин во снах.
Истинная сущность Лилит, непонятная среднестатистическому разуму современного человека, продолжает жить в искусстве, особенно в музыке, литературе и живописи.

Мифология Лилит

Normal
false
false
false
MicrosoftInternetExplorer4
Мифология Лилит
Представленная
здесь глава, посвященная Лилит, взята из книги Роберта Грейвса и Рафаэля Патая
«Иудейские мифы: Книга Бытия» (New York: Doubleday, 1964), стр. 65-69. Грейвс и
Патай собрали традиционные иудейские мифы, которые развивают (и иногда
радикально пересматривают) истории Книги Бытия. Эта глава, под названием
«Спутницы Адама «, частично разбирает миф о Лилит. Каждый раздел
главы, приведенной здесь, рассказывает «историю», собранную из
небиблейских источников, зачастую Талмуда – источники снабжены сносками. За
сносками следуют примечания авторских комментариев. «Иудейские мифы» мифов
недавно были изданы в твердом переплете. (Более подробное обсуждение Лилит
приводится в книге «Иудейская богиня», того же Рафаэля Патая. «Иудейская Богиня»
также в печати и находится рядом…)
Наиболее подробное обсуждение наряду с
исторической оценкой мифа о Лилит можно будет найти в «Иудейской богине»,
Рафаэля Патая (Wayne State University Press, 3-е издание, 1978). Патай
представляет глубинную оценку важной, но часто игнорируемой роли, которую
играет женское начало в иудейской мифологии и религии, на протяжении историю
иудейской богини древности, через ее проявления в Каббале и в развивающимся
мифе о Лилит. Мы чрезвычайно рекомендуем этот труд тем, кто интересуется
историей Лилит.
Заинтересованные
мифом Лилит также могут счесть полезным эссе, освещающее гностическую
креационную мифологию творения и ту важную роль, которую играет женское начало
в уникальном гностическом прочтении Книге Бытия: «Фактор бытия: Гностическая
креационная мифология».
Глава 10:
Спутницы Адама
(Выдержки из книги «Иудейские Мифы» Роберта
Грейвса и Рафаэля Патая (New York:
Doubleday, 1964), стр. 65-69.)
(a) Решив дать
Адаму спутницу, чтобы не оставаться ему одному в своем роде, Бог погрузил его в
глубокий сон, удалил одно из ребер его, слепил из него женщину, и закрыл рану,
Адам проснулся и сказал: «Она будет называться женою, ибо взята от мужа
[своего]… и будут [два] одна плоть». Имя, которое он дал ей, было Ева, «мать
всех живущих». [1]
(b) Считается,
что Бог сотворил мужчину и женщину по образу и подобию Своему на Шестой День,
вверив им весь мир; [2], но Ева еще не существовала. Теперь Бог наказал Адаму
наречь каждого зверя, птицу и других существ. Когда они прошли перед ним
парами, Адам – будучи двадцатилетним, почувствовал зависть их любви, и, хотя он
искал связи с каждой проходящей женской особью, он не удовлетворился ни одним
актом. Тогда он вскричал: «У каждого существа, кроме меня есть пара, ему
подобная!», и взмолился, чтобы Бог исправил эту несправедливость. [3]
(c) Тогда Бог
слепил Лилит, первую женщину, подобно тому, как Он слепил Адама, но использовал
грязь и ил, вместо чистого праха. От союза Адама с этой женщиной-демоном, и с
другой, подобной ей по имени Ноема, сестрой Тувал-Каина, появился Асмодей и
бесчисленное количество демонов, все еще преследующих человечество. Много
поколений спустя, Лилит и Ноема пришли к судилищу Соломона, в образе блудниц
Иерусалима «. [4]
(d) Адам и
Лилит не обрели мира друг с другом, ибо, когда он желал возлечь с ней, она
оскорблялась его требованию ложиться под него. «Почему я должна лежать под
тобой?» — спрашивала она. «Я также сделана из праха, и посему тебе ровня».
Когда Адам решил добиться послушания силой, Лилит, в ярости, произнесла
истинное имя Бога, поднялась в воздух и покинула его.
Адам
пожаловался Богу: «Моя спутница меня покинула». Бог тотчас послал ангелов
Сеноя, Сансеноя и Семангелофа привести Лилит обратно. Они нашли ее у Красного
моря, области кишащей похотливыми демонами, где она рождала Лилим по сотне и
более в день. «Вернись к Адаму немедля», — сказали ангелы, — «или мы
утопим тебя!» Лилит спросила: «Как я могу вернуться к Адаму и жить, как честная
жена, побывав у Красного моря? «Отказ означает смерть!», — ответили они. «Как я
могу погибнуть», снова спросила Лилит, — «когда Бог выдал мне в распоряжение
всех младенцев: мальчиков до восьмого дня жизни, дня обрезания, девочек до
двадцатого дня. Тем не менее, если я когда-нибудь увижу три ваших имени или
образа на амулете над новорожденным, я обещаю пощадить его». На этом они
договорились, но Бог покарал Лилит, ежедневно уничтожая сотню ее детей-демонов;
[5] и если из-за ангельского амулета она не сможет погубить человеческое дитя,
ее злоба повернется против собственного. [6]
(е) Считается,
что Лилит правила подобно царице в Змаргаде, и вероятно в Саве, и была
женщиной-демоном, сгубившей сыновей Иова. [7] Однако она избежала смертного
проклятия, настигнувшего Адама, поскольку они расстались задолго до
грехопадения. Лилит и Ноема не только душат младенцев, но и соблазняют мужчин,
любой из которых, спящий один, может стать их жертвой. [8]
(f) Не
разуверившись в своих силах дать Адаму подходящую спутницу, Бог попытался
снова, и позволил ему смотреть, как он создает анатомию женщины: используя
кости, ткани, мышцы, кровь и выделения желез, а затем покрыв целиком кожей и
добавив пучки волос в нужных местах. Зрелище вызвало у Адама такое отвращение,
что хотя эта женщина, Первая Ева, предстала перед ним во всей красе, его
отторжение было непобедимо. Бог понял, что ошибся повторно, и забрал Первую Еву
прочь. Куда она отправилась, никто не знает наверняка. [9]
(g) В третий
раз попытался Бог, и действовал более осмотрительно. Забрав у Адама ребро, пока
тот спал, и прежде чем разбудить его, обратил ребро в женщину, потом заплел ей
косу и нарядил,
(h) Есть
мнение, что Бог создал Еву не из ребра Адама, а из хвоста, с жалом на конце,
некогда бывшим частью его тела. Бог его отрубил, и этот обрубок – теперь
бесполезный копчик, по-прежнему хранит Адамово племя. [11]
(i) Другое
мнение, что изначальный замысел Бога был сотворить двух человеческих существ –
мужчину и женщину, но вместо этого он создал одного с мужским лицом, смотрящим
вперед, и женским – обращенным назад. Но снова передумав, он убрал
оглядывающееся лицо, и сделал для него женское тело. [12]
(j) Третьи считают,
что Адам был изначально сотворен андрогином из мужского и женского тел,
соединенных спиной к спине. Поскольку это положение затруднило передвижение, и
усложнило речь, Бог разделил андрогина и дал каждой половине новую спину. Этих
разделенных существ Он поместил в Эдеме, запретив совокупляться. [13]
Примечания по
источникам:
1. Genesis II.
18-25; III. 20.
2. Genesis I.
26-28.
3. Gen. Rab. 17.4; B. Yebamot 632.
4. Yalqut
Reubeni ad. Gen. II. 21; IV. 8.
5. Alpha Beta diBen Sira, 47;
Gaster, MGWJ, 29 (1880), 553 ff.
6. Num. Rab. 16.25.
7. Targum ad job 1. 15.
8. B. Shabat 151b; Ginzberg, LJ, V.
147-48.
9. Gen. Rab.
158, 163-64; Mid. Abkir 133, 135; Abot diR. Nathan 24; B. Sanhedrin 39a.
10. Gen. II. 21-22; Gen. Rab. 161.
11. Gen. Rab. 134; B. Erubin 18a.
12. B. Erubin 18a.
13. Gen. Rab. 55; Lev. Rab. 14.1:
Abot diR. Nathan 1.8; B. Berakhot 61a; B. Erubin 18a; Tanhuma Tazri’a 1;
Yalchut Gen. 20; Tanh. Buber iii.33; Mid. Tehillim 139, 529.
Авторские
комментарии по мифу.
1. Легенда,
что первое совокупление человека произошло с животными, а не женщиной, может
быть связано с распространенной практикой скотоложства среди пастухов на
Ближнем Востоке, традицией, на которую обычно закрывают глаза, хотя в
Пятикнижии она трижды порицается, как серьезный проступок. В аккадском Эпосе о
Гильгамеше говорится, что Энкиду жил с газелями и сношался с другими дикими
зверьми у водопоя, пока его не окультурила жрица Аруру. Насладившись ее ласками
за шесть дней и семь ночей, он пожелал воссоединиться с дикими зверьми, но, к
его удивлению, они бежали от него. Тогда Энкиду понял, что обрел разум, и жрица
сказала: «Ты красив, Энкиду, ты богу подобен».
2. Вавилоняне
полагали, что первобытный человек андрогинен. Таким образом, Эпос о Гильгамеше
наделяет Энкиду андрогинными свойствами: «Подобно женщине, волосы носит, пряди
волос как хлеба густые». Иудейская традиция, очевидно, вытекает из греческих
источников, поскольку термины, используемые в таннайском мидраше для описания
двуполого Адам греческого происхождения: «андрогин» (мужчина-женщина) и
«дипросопон» (twofaced). Филон Александрийский, философ-эллинист и толкователь
Библии, современник Иисуса, считал, что изначально человек был андрогинен, так
же считают гностики. Это убеждение явно заимствовано у Платона. Хотя не
исключено, что миф о двух туловищах, соединенных спинами, мог быть основан на
наблюдении сиамских близнецов, которые иногда срастаются столь неудобным
способом. Двуликий Адам, представляется выдумкой, на основе монет или статуй
Януса, римского бога Нового года.
3. Расхождения
в мифах творения в Быт. I и II, позволяющие считать Лилит первой спутницей
Адама, стали результатом небрежного совмещения ранней иудейской и поздней
жреческой традиций. В старом варианте упоминается история с ребром. Лилит
олицетворяет поклонение Анафе ханаанских
женщин, которым разрешались добрачные связи. Время от времени пророки осуждали
израильских женщин за следование ханаанским практикам; сначала, по-видимому, с
одобрения священнослужителей – поскольку их обычай посвящать Богу
пожертвования, заработанные таким методом, прямо запрещен Второзаконием XXIII.
I8. Полет Лилит к Красного моря напоминает древнее иудейское поверие, что вода
привлекает демонов. «Мучимые и мятежные демоны», также нашли безопасный приют в
Египте. Поэтому Асмодей, задушивший первых шесть мужей Сарры, бежал «на край
Египта» (Товит VIII. 3), когда Товит предал огню сердце и печень рыбы в первую
брачную ночь.
4. Сделка
Лилит с ангелами аналогична защитному ритуалу, некогда совершавшемуся
множеством иудейских общин. Чтобы защитить новорожденного от Лилит – в
особенности мальчика, до обретения постоянной защиты, через обрезание, на стене
яслей чертился круг – мелом или углем, со словами внутри: «Адам и Ева.
Изыди, Лилит! Также на двери выводились имена Сеной, Сансеной и Семангелоф
(значение неясно). Если Лилит все-таки удавалось подобраться к ребенку и
приласкать его, тот смеялся во сне. Чтобы обезопаситься, считалось нужным
стукнуть пальцем по губам спящего ребенка, после чего Лилит исчезала.
5. Считается,
что имя «Лилит» происходит от вавилонско-ассирийского слова «лилиту»,
обозначающего женщину-демона или дух ветра, один из трех упомянутых в
вавилонских заклинаниях. Но оно встречается раньше, как «Лиллаке» — на
шумерской табличке 2000 г.
до н.э. из Ура, повествующей о «Гильгамеше и иве». Там она предстает демоном,
обитающим в стволе ивового дерева, посвященного богине Инанне (Анафе), на
берегу Евфрата. В привычной этимологии иврита считается, что «Лилит» происходит
от слова «лайил» (ночь), поэтому она часто выступает волосатым ночным монстром,
подобно бытующему представлению в арабском фольклоре. Соломон подозревал, что
Царица Савская и есть Лилит, из-за ее волосатых ног. Его суд над двумя
блудницами записан в Цар. III. 16 сл. По книге Исаии XXXIV. I4-I5, Лилит
пребывает среди покинутых руин в иудейской пустыне, в окружении сатиров
(se’ir), буйволов, пеликанов, сов, шакалов, страусов, змей и коршунов.
6. Детей Лилит
называют лилим. В the Targum Yerushalmi, благословение священника из Чисел VI.
26 начинается так: «Да благословит тебя Господь во всех делах твоих, и да
сохранит тебя от Лилим!» В четвертом веке н.э. комментатор Иероним отождествил
Лилит с греческой Ламией, царицей Ливии, покинутой Зевсом и детей которой
загубила его жена Гера. Теперь она мстит, забирая детей других женщин.
7. Ламия,
соблазнявшая спящих, пившая их кровь и пожирающая их плоть, подобно и Лилит со
своей демонической коллегой, были также известны как Эмпузы, «влезающие»; или
Мормоликаи, «пугающие волчицы», и считавшимися «Детьми Гекаты». Древнегреческий
барельеф изображает обнаженную Ламию, восседающую на спящем путнике. Что
характерно для цивилизаций, где с женщинами обращались как с имуществом, и
предписывалось находиться внизу мужчины при половом акте – от чего Лилит
отказалась. Эти греческие ведьмы, поклоняющиеся Гекате, предпочитали находиться
сверху, что известно из Апулея, и что вытекает из ранних шумерских
представлений о сексуальном акте, в отличие от хеттских. Малиновский описывает
насмешки меланезийских девушек, над так называемой «миссионерской позой», в
которой приходится пассивно лежать на спине.
8. Смысл имени
Ноема (приятная), объясняется тем, что «демоны пели песни приятные идолам».
Змаргад подразумевает «смарагдос», полудрагоценный аквамарин; и поэтому может
быть ее подводным пристанищем. Демон, именуемый Смарагос, появляется в
«Эпиграммах» Гомера.
9. Сотворение
Богом Евы из ребра Адама – миф, утверждающий мужское превосходство и
маскирующий божественность Еве не имеет почвы в средиземноморской и ранней
ближневосточной мифологии. Возможно, эта история иконотропически вытекает из
античного барельефа, или картина, показывающей обнаженную богиню Анафу,
повисающую в воздухе и наблюдающую, как ее любовник Мот убивает своего близнеца
Алияна; Мот (ошибочно принятый мифотворцем за Яхве) вонзил кривой кинжал под
пятое ребро Алиян, не вынимая шестое. Сделал свое дело и скрытый каламбур со
словом tsela, «ребро» (ивр.): Ева, хотя и предназначалась Адама в помощницы,
оказались tsela, «помехой», или «несчастьем». Миф о сотворение Евы из хвоста
Адама еще менее ясен, возможно, он вдохновлен рождением детей с рудиментарным
хвостом вместо копчика – что случается нередко.
10. История
побега Лилит на Восток и последующей женитьбе Адама и Евы, как ни странно,
может отражать случай из ранней истории: кочевые пастухи, были допущены в
ханаанское царство Лилит в качестве гостей (см. 16. 1), внезапно захватить
власть и, когда царский двор бежал, заняли второе царство , хранящее верность
хеттской богини Гебе.
Значение имени
«Ева» является спорным. Хавва, как объясняется в Быт. III., 20 означает «мать
всех живущих», но это вполне может быть гебраизированной формой божественного
имени Геба, Гебат, Хебат или Хиба. Эта богиня, супруга хеттского бога бурь,
изображена оседлавшей льва в наскальной скульптуре в Хаттусе, что приравнивает
ее к Анафе, и выступает как форма Иштар в хурритских текстах. Ей была
поклонялись в Иерусалиме (см. 27. 6). Ее греческое имя Геба, божественная жена
Геракла.
— Иудейские
мифы. Роберт Грейвс и Рафаэль Патай (New York: Doubleday, 1964), стр. 65-69.
Перевод Каин

Легенда о Лилит

Лилит была красивой, полной жизни девушкой. Она гуляла по благоухающим долинам Арарата, пила воду из холодных горных ручьев, слушала чарующее пение соловьев. И саму себя воспринимала как одно из чудес.
– Кто ты, прекрасная девушка? – взволнованно спросил ее Арий, первый земной бог.
– Я Лилит, – нежно сказала она. – Творец создал меня из огня.
Пламя любви осветило их лица. Взявшись за руки, влюбленные стали гулять по Арарату.
Но однажды Лилит заглянула в воды прекрасного озера, увидела свое отражение вместе с лицом Ария и рассмеялась:
– Фу, как ты некрасив рядом со мной. Ты должен поклониться моей красоте.
Но Арий не шелохнулся. И Лилит убежала от него, топча цветы и травы. Она добралась до самого царства тьмы, владыкой которого был Вишап. И бог тьмы тут же заключил ее в объятия. Лилит стала владычествовать в его царстве.
Но запах глины, исходящий от Вишапа, угнетал ее все больше. Она содрогалась от каждого его прикосновения. И ни блеск бриллиантов, ни горные самоцветы не могли подавить это отвращение.
Лилит вернулась в Арарат и нашла Ария, сидящего под жертвенным деревом.
– О земной бог, я поняла, что моя красота достойна только тебя.
Но Арий молча повел ее к горному озеру, в котором она вновь увидела себя.
Лилит наклонилась над водой и ужаснулась – ее прекрасный облик померк, гордость и тщеславие потушили красоту.
Она закрыла лицо и убежала в горы. И с тех пор Лилит ненавидит совершенство в людях.

Мир эзотерики — Лилит в мифологии и религии

Лилит в мифологии Ассирии и Вавилона
Чаши из Ниппура (Вавилония) (приблизительно 600 г. н.э.)
Найденные в Ниппуре, Вавилония, эти чаши содержат одни из наиболее длинных и явных упоминаний Лилит. Из 40 найденных чаш, 26 явно упоминают Лилит, и по крайней мере три на 3-х из них изображение Лилит является центральным (Pereira 53). Чаши были первоначально датированы 500 г., позднее и по настоящее время — 600 г. (Montgomery 28, Patai 225). Чаши использовались главным образом иудеями, деталь, обоснованная фактом того, что крупная иудейская колония была расположена в Ниппуре в течение шестого столетия, а также некоторыми из «неопровержимых свидетельств» содержащихся на чашах непосредственно (Patai 225). Как указывает Рафаэль Патаи, эти чаши особенно важны, так как «в то время как Талмуд содержит представления просвещенной элиты относительно Лилит, эти чаши показывают, что она значила для простых людей. Удивительно видеть, до какой степени мудрецы и знахари разделяли страх перед Лилит и веру в ее злую природу».

В целом, тексты этих чаш – «магические заклинания против различных форм болезней и демонов» (Periera 52). Те же, на которых изображена Лилит, однако, дают достаточно дополнительной информации, чтобы сделать вывод о том, как «простые люди» видели ее в то время. По словам Патаи: «кажется, что Лилит была расценена как призрачная любовница мужчин, и представляла особую опасность для женщин в течение многих периодов их сексуального цикла жизни: перед лишением девственности, в течение менструации и т.д. Мать в момент родов и ее новорожденный ребенок были особенно уязвимы, и поэтому должны были быть защищены от Лилит» (225). Это показывает, что два аспекта Лилит были объединены в этих текстах: убийца детей и суккуб.
Характерен текст чаши, где Лилит изобразили обнаженной и бескрылой, с длинными волосами, скованными лодыжками, открытой грудью, и настоятельно отметили гениталии. Этот текст, который появляется в различных академических источниках во множестве слегка отличающихся переводов, приведен ниже:
Вы связаны и запечатаны, все Вы демоны и дьяволы и Лилиты (Liliths), крепкими и прочными, могущественными и мощными узами, которыми связаны Сизон ( Sison) и Сизин ( Sisin)…. Злая Лилит, кто заставляет сердца мужчин сбиваться с пути, и появляется в ночных снах и в дневных видениях, кто возжигает и низвергает в кошмары, нападает и убивает детей, мальчиков и девочек — она побеждена и запечатана, изгнана прочь из дома, и от порога Бахрам-Гушнаспа (Bahram-Gushnasp), сына Иштар-Нахид (Ishtar-Nahid) талисманом Метатрон, великой царицы, той, кого зовут Великой Милосердной Целительницей…, той, кто побеждает демонов и дьяволов, черные искусства и могущественные заклинания и изгоняет их прочь от дома и порога Bahram-Gushnasp, сына Ishtar-Nahid. Аминь, Аминь, Selah. Побеждены черные искусства и могущественные заклинания, побеждены околдовыващие женщины, они, их колдовства и их заклинания, их проклятия и их воззвания, изгнаны прочь от четырех стен дома Bahram-Gushnasp, сына Ishtar-Nahid. Побеждены и растоптаны околдовывающие женщины, побежденные на земле и побеждены в небесах. Побеждены созвездия и звезды. Связаны дела рук их. Аминь, Аминь, Selah.
Этот текст явно демонстрирует, что образы Лилит как убийцы детей и суккуба были объединены воедино.

Шумерская Легенда о Лилит
Чарльз Александр Моффат (Charles Alexander Moffat)
Следующий текст — перевод древнееврейской версии шумерской легенды о Лилит (носящей имя Лилиту (Lilitu) у шумеров). Лилит – богиня плодородия, ее образ найден в мифах более чем 100 различных религий, в многочисленных вариации ее имени (Lilit, Lolita, Lilitu, Lilith). Например, в версии Алфавита Бен-Сира, Лилит — первая жена Адама, в Греческой мифологии она является богиней темной луны (Артемида — богиня полной луны).
В этой эпической поэме 30 строф. Я несколько изменил текст поэтически, чтобы сделать его более легким для чтения (переведенная версия включает много архаичных слов, которые редко используются).
Прежде, чем были рождены звезды
Прежде, чем люди построили большие города
Большая гора Атлен (Atlen) колебалась
И кровоточила пламенной кровью,
И породила Лилиту (Lilitu).
Вся земля вокруг была выжжена.
И звери, и люди погибли.
Когда Лилиту открыла глаза свои
И видела пепел своего рождения
И плакала слезами, подобно дождю.
Слезы Лилиту стали реками и потоками,
Цветы росли там, где ступала Лилиту,
Деревья росли там, где сидела Лилиту
И пепел стал плодородной почвой,
И сад стал домом Лилиту.
В сад Лилиту пришло много животных
И люди пришли, чтобы жить в ее раю.
Лилиту дала им зерно и учила их земледелию,
Дала им хлеб и пиво
И люди радовались, ели и пили.
Однажды великий князь прибыл в землю Атлен,
Он следовал всюду за Лилиту, и добивался ее,
Но Лилиту отвергла его, и отвергнутый
Князь, обуянный злостью,
Выследил двух львов и убил их.
Лилиту заплакала о львах своих,
Она держала головы их в руках своих.
И львы пробудились ее слезами,
И пили слезы ее, и обрели силу,
И стали друзьями Лилиту.
Великий князь увидел это
И вновь стал преследовать Лилиту,
Но Лилиту стала птицей,
Она улетела от него, разгневанного
И князь стал охотиться на птиц.
Лилиту увидев это, опечалилась
Злости князя, и бранила его
И возлегла со змеей.
И понесла вскорости, и родила,
Ее дитя не было подобно никому другому.
Дитя ее имело шесть рук,
Дитя ее имело змеиный хвост
И имело великую силу.
Лилиту назвала ребенка марилиту (marilitu),
Марилиту напал на великого князя.
Великий князь и марилиту сражались
День и ночь
И ночь за ночью,
И день за днем,
Но ни один не мог выиграть битву.
Лилиту видела это и возлегла снова
И другой марилиту был рожден,
И еще один, и еще
Две сотни и шестнадцать были рождены
И в большом страхе бежал великий князь.
Люди, живущие в саду, радовались,
Марилиту обрабатывали земли,
Марилиту защищали людей,
Но великий князь поклялся отмстить,
Он проклял гору Атлен и землю ее.
Атлен рассердилась на это проклятие
И колебались гора и земля.
Атлен колебалась, и кровоточила, и кричала,
Ее пламенная кровь возжигала пожары
И ее слезы вызвали наводнения.
В страхе Лилиту превратилась в большую птицу,
Она схватила людей своими ногами,
Она несла животных на своей спине,
Марилиту и львы тоже несли людей
Вместе они бежали из земли Атлен.
Лилиту отправилась на запад и восток,
Лилиту отправилась на север и юг,
Наконец она пришла в сухие земли,
Люди благодарили Лилиту,
Люди построили статуи в ее честь.
Лилиту плакала о своем потерянном доме,
Ее слезы стали двумя реками,
Реками, соединенными вместе,
Они текли в океан,
Люди вырастили зерно у реки.
Люди вырастили большие сады,
Они построили здания и башни из камня,
Люди стали здоровыми, а земля — богатой,
Торговцы из далеких стран приходили туда,
Новости разносились о богатстве земли.
Великий князь услышал о земле,
Он послал вестника, чтобы узнать о хозяйке земли,
Но Лилиту скормила его вестника своим львам.
Великий князь послал армию,
Но марилиту разбили его армию.
Наконец великий князь достиг земли
И когда он увидел красивые сады,
Когда он увидел шестируких марилиту,
Великий князь понял, что хозяйкой была Лилиту,
В страхе он оделся как женщина.
Великий князь пошел к храму Лилиту,
Его одежды обманули людей,
Но львы знали его запах,
Львы предупредили Лилиту
И Лилиту подготовила ловушку.
Лилиту позвала тридцать шесть юношей,
Она заполнила зал тридцатью шестью серебряными блюдами,
Она приказала зарезать тридцать шесть животных,
Наконец она была готова
И пригласила людей на пиршество.
Люди прибыли со всей земли
И великий князь пришел тоже.
Великий князь пришел переодетым,
Но Лилиту узнала его,
Она приветствовала его как почетного гостя.
Великий князь принял ее гостеприимство,
Он воссел перед всеми,
Тридцать шесть юношей ввели на пиршество.
«Пожалуйста, выбирай любого», — сказала Лилиту.
Не желая быть невежливым, князь выбрал одного.
Лилиту пригласила юношу сесть рядом с князем
И принесли серебряные блюда.
Люди вкушали мясо тридцати шести животных
И принесли много даров,
Лилиту отдала их великому князю.
Перепуганный князь принимал дары
И, когда пиршество наконец закончилось,
Князь спрашивал Лилиту:
«Вы всегда даете такие великие дары незнакомцам?»
«Только когда кто-то вступает в брак» — отвечала Лилиту.
Поняв, что случилось, князь пришел в ярость,
Он сорвал с себя женскую одежду,
Он выхватил свой меч и кинжал,
«Почему вы заставили меня жениться на этом человеке?», — закричал он.
«Поскольку вы никогда не сможете жениться на мне», — ответила Лилиту.
Разгневанный князь напал на Лилиту,
Они сражались бесконечно, так как Лилиту была очень сильна,
Всякий раз, когда князь становился слишком смелым,
Лилиту превращалась в птицу
Великий князь упал на землю и плакал в отчаянии.
Великий князь говорил о своей любви,
Он обещал, что никогда не уйдет,
Он был готов перерезать свое горло,
Наконец Лилиту утомила эта игра,
Она пожалела великого князя.
«Я поцелую вас один раз», — сказала Лилиту.
В отчаянии, князь согласился
И как только она подарила ему поцелуй,
Его тело затопила жизнь, и затем смерть,
Так велико было удовольствие от поцелуя, что он умер.
Лилиту плакала о великом князе,
Но он оставался мертвым,
Опечаленная Лилиту знала, что она никогда не сможет любить,
Никто из смертных людей не сможет принимать ее поцелуи и оставаться живым.
Ее слезы приносят жизнь, но ее поцелуи приносят смерть.
Примечания:
* «Atlen» означает «рай», так что слова «гора Атлен» грубо можно перевести как «горный рай».
*  Пламенная кровь — очевидно лава от вулкана, Атлен очевидно был вулканом.
*  Етлен (Etlen) или Етен (Eten) — египетское слово в значении «рай». Это же слово использовано, чтобы образовать «Едем» (Eden) и «Атлантис» (Atlantis). Миф о Лилит, кажется, сочетал в себе оба мифа, прежде, чем разделиться на отдельные идеи.
*  Факт, что пепел хорошо удобряет почву.
*  В Буддизме, цветы лотоса росли везде, где ступал Будда.
*  Важно обратить внимание, что Лилит не совращает князя. Он просто влюбляется в ее красоту и преследует ее.
*  Эти два льва часто сопровождают Лилит на скульптурных изображениях.
*   Шумерия (современный Ирак) — первая местность, где начали выращивать зерно, а также изобрели пиво и хлеб.
*   Лилит часто изображается с ногами и крыльями птицы.
*  Змея в этом мифе могла послужить прототипом змеи, из библейской версии истории Адама и Евы. Древние верующие иудо-христианства часто заимствовали из более древних религий, чтобы создать свою, чаще всего демонизируя символы других религий.
*  Скульптуры марилиту чрезвычайно редки. Многие из них были разрушены, потому что адепты более новых религий видели в них демонов.
*   Шесть, возможно, священное число Лилит. Марилиту имеют по шесть рук, также упомянуты 36 серебряных блюд и 216 марилиту, которые были рождены Лилит.
*   В каждой религии есть миф о наводнении.
*  Эти две реки, как полагают, являются Тигром и Евфратом, которые простираются от Персидского залива до современной Турции.
*   Упомянутые башни, как полагают, являются зиггуратами, найденным в Ираке.
*   Поцелуй смерти Лилит — источник мифа о суккубах, интересно обратить внимание, что он основан на идее «слишком много жизни / слишком большое удовольствие». Также интересно обратить внимание на печаль Лилит и ее одиночество.
Различные переводы пролога Эпоса о Гильгамеше

Некоторые ученые полагают, что Lilith — это «ki-sikil-lil-la-ke», женский демон в прологе Эпоса о Гильгамеше. Возможно, однако, что это просто некая лингвистическая связь, так как слово «lil» в еврейском означает «ночная».
Перевод Крамера (Kramer):
Дракон свил гнездо в корнях дерева
Птица Зу (Zu) вывела птенцов в кроне его,
И демон Лилит построила свой дом в стволе его.
[..]
Тогда Птица Зу улетела в горы с птенцами своими,
В то время как Лилит, оцепенев от страха, от сокрушения дома своего
Бежала в дикую местность / глушь.
Перевод этого отрывка, сделанный Волкенстейном (Wolkenstein):
Змея, не ведающая заклятий, свила гнездо в корнях дерева,
Птица Анзу (Anzu) вывела птенцов на ветвях его,
И темная дева Лилит построила дом свой в стволе его.
Перевод Моффата (Moffat):
Коварная змея свила гнездо свое под деревом,
Птица Зу (Zu) взрастила птенцов в ветвях дерева,
И ночной демон сделал дом свой в середине его.
[..]
Тогда Птица Зу улетела в горы с ее детьми,
В то время как ночной демон, обезумев от страха, разрушения дома его,
Бежал в дикую местность
Моффат основывается на убежденности, что «ki-sikil-lil-la-ke» — не демон вообще, а просто сова. Разумно предположить, что люди того времени имели различные суеверия касательно сов, и знали о них относительно немного.
Можно обратить внимание, что сова, — также одно из существ, посвященных богине плодородия.
Статьи о Лилит
ЛИЛИТ
Виталий СКУРАТОВСКИЙ

В традиционных легендах и сказаниях многих народов, признающих Библию Священной Книгой, появляется иногда имя Лилит — существа женского рода. Ее считают первой (т.е. еще до Евы) женой библейского Адама. Согласно одному преданию, Бог, сотворив Адама, сделал ему из глины жену и дал ей имя Лилит. Ее называют еще Первая Ева.
Часто полагают, что Лилит является отражением старинных попыток раввинов интегрировать в иудейскую мифологию шумеро-вавилонскую богиню Белет-или (ее укороченное имя — Белили). Жители библейской Земли Ханаанской (Палестины) называли Лилит именем Баалат, что означает «святая властительница». А на одной из табличек, найденных в древнем городе Ур и датируемых 2000 г. до нашей эры, она названа именем Лиллаке. Имя Лилит восходит к именам трех шумерских демонов: Лилу, Лилиту и Ардат Лили, причем первый и второй из них — инкуб и суккуб, т.е. существа соответственно мужского и женского пола.
Согласно древнееврейской традиции Адам взял Лилит в жены только потому, что устал от соитий с различными животными. Эта содомия, которой он занимался до женитьбы на Лилит, хоть и считалась в Ветхом Завете грехом (Второзаконие, 27: 21), была очень распространена среди пастухов Среднего Востока.
Адам пытался приучить Лилит совокупляться с ним в так называемой «миссионерской позе», т.е. в позе, когда мужчина находится сверху, что соответствовало преобладающей в то время власти мужчин (патриархату). Кстати, эту позу считали впоследствии единственно возможной и мусульмане, утверждавшие: «Будь проклят тот мужчина, который ставит женщину на место Небес, а себя на место Земли». Католические авторитеты также постоянно повторяли, что любая иная поза, кроме миссионерской, является грехом.
Но Лилит не была ни мусульманкой, ни католичкой. Она насмехалась над сексуальной необразованностью Адама и однообразием его любовных ласк. А потом прокляла Адама и убежала, поселившись у Красного моря. Кстати, это море, упоминаемое в связи с Лилит, является не географическим Красным морем, а одним из вариантов Океана Крови богини Кали Ма, «Темной матери» индийского пантеона богов, триединой богини творения, сохранения и разрушения, причем последнее считается ее самым характерным свойством. И поэтому данный Океан должен постоянно наполняться жертвами, чему Лилит и способствовала впоследствии.
Бог послал ангелов, наказав им вернуть Лилит к мужу. Лилит отказалась вернуться и заявила, что создана, чтобы вредить новорожденным. Единственное, что удалось ангелам — это взять с Лилит клятву, что она не войдет в дом, в котором увидит их самих или их имена. Но одновременно она прокляла ангелов, не вняла наказам Бога и проводила свое время, совокупляясь с демонами. Любовь с демонами доставляла ей большее удовольствие, чем любовь с Адамом, от них она ежедневно рожала по сотне детей. И Бог был вынужден для замены Лилит сотворить кроткую Еву, которая и стала второй женой Адама.
Плодовитость Лилит и ее сексуальные предпочтения сделали ее очень популярной у земледельческих племен. Они называли Лилит Праматерью или Великой Матерью и противопоставляли Адаму, сделавшемуся предводителем скотоводческих племен. Древние евреи, считавшие кровь и все, что с ней связано, нечистым, не приняли культ Великой Матери из-за того, что она пила кровь пастуха Авеля, который — в соответствии с Ветхим Заветом — был убит Каином, считавшимся покровителем земледелия и кузнечного искусства.
Считают, что есть связь между Лилит и богиней этрусков Лейнт, которая вместе с богинями Эйтой и Персипнеей (в греческом варианте Гадес и Персефоной) встречала мертвых у ворот Подземного царства. Эти ворота изображались часто в виде йони, женского полового органа, или же в виде цветка лилии, а само вхождение в подземное царство часто представляли в мифологии как сексуальный акт.
История Лилит исчезла из канонического текста Библии, но дочери Лилит, которых называли лилитами, преследовали мужчин еще более тысячи лет. Вплоть до средних веков евреи применяли амулеты, отпугивающие — по их мнению — лилит, этих похотливых искусительниц, которые охотно совокуплялись со спящими мужчинами и вызывали у них ночные семяизвержения. И естественно, будучи верными дочерьми Лилит, эти ночные искусительницы во время такого совокупления сидели на корточках на мужском теле, т.е. в любовной позе, предпочтительной во времена матриархата.
Древние греки также верили в существование лилит, называли их Ламии и считали, что они похищают и пожирают чужих детей. Впоследствии христиане переняли легенды о лилитах, называя их адскими распутницами или суккубами — демоническими существами женского рода, соблазняющими мужчин, особенно ведущих праведный образ жизни. Монахи пытались защищаться от лилит тем, что брали в руки крест и закрывали им во время сна свои гениталии. Говорят, что Лилит каждый раз смеялась, когда у набожного христианина случалось ночью непроизвольное семяизвержение. А если юноша улыбался во сне, считалось, будто его гладит Лилит. Чтобы предохранить детей от ее тлетворного влияния, вокруг детских колыбелей чертили мелом круг, внутри которого писали имена тех самых трех ангелов, которых Бог послал к Лилит, чтобы вернуть ее Адаму. Считалось еще, что мужчины и дети не должны оставаться одни дома, чтобы не подпасть под власть Лилит.
В дальнейшем дочерей Лилит стали называть «ночными ведьмами». Как и их братья инкубы, эти похотливые ведьмы, т.е. суккубы, были настолько искусны в любви, что после любовных утех с ними мужчины (или, соответственно, женщины) не могли уже удовлетворяться любовью с земными женщинами (или, соответственно, мужчинами).
Благодаря большому интересу к каббале в Европе во времена эпохи Возрождения предание о Лилит как первой жене Адама стало известно европейской литературе, где она обрела облик прекрасной, соблазнительной женщины. Такое представление о Лилит появляется и в средневековой еврейской литературе (хотя в еврейской традиции красивая внешность Лилит связана с ее способностью менять свой облик). Образ прекрасной, магически соблазнительной Лилит лежит в основе рассказа французского писателя Анатоля Франса «Дочь Лилит» и поэмы классика армянской литературы Аветика Исаакяна «Лилит», где прекрасная, «неземная», сделанная из огня Лилит противопоставляется простой, «обыденной» Еве. Таким же противопоставлением Лилит Еве отмечено и стихотворение Марины Цветаевой «Попытка ревности». Шотландскому романисту и сказочнику Джону Мак-Дональдсу (1824-1905 гг.) принадлежит очень известный в свое время роман «Лилит».
Образ Лилит, одновременно чарующей и демонической, приносящей несказанные удовольствия и одновременно разрушающей жизнь и убивающей младенцев, долго не давал покоя не только писателям, но и всем, кого привлекали ужас и очарование восточных легенд. И только в наше время, время полного равноправия мужчин и женщин почти во всех вопросах жизни, о Лилит как-то забыли. А ведь это она была первой, кто выступил в защиту этого равноправия, понимаемого ею, правда, несколько своеобразно. А не добившись его, стала мстить людям своим, необычным способом.
Впрочем о Лилит в наше время забыли не все. Философ и визионер Даниил Андреев предрекает пришествие в наш мир так называемого анти-Логоса — небывалого существа, обладающего признаками гениальности и являющегося одновременно своеобразным воплощением дьявола, т.е. антихриста, который приобретет власть над умами и душами людей. Он — согласно видениям Андреева — вытеснит из людских душ образ Христа и сам займет его место. А рядом с ним будет Лилит в образе прекрасной женщины, воплощения Вечной Женственности. «Вокруг себя, — пишет Андреев, — и воплощенной Лилит антихрист создаст кощунственный культ мирового совокупления, и гнусные действия между ними, окруженные сказочными эффектами и одурманивающим великолепием, будут разыгрываться перед лицом всех и вся, якобы отображая в нашем мире космический брак двух ипостасей Троицы». И еще: «От воплощенной Лилит будет излучаться свет невыразимой красоты, напоминающий лунное сияние. Прикосновение же к ее телу будет вызывать не какое-либо подобие электрического разряда, а, напротив, несказанное наслаждение для всякого человека и полное угасание последних проблесков в его памяти о чем-либо высшем».
Но согласно воззрениям Даниила Андреева, как была создана Лилит волей Бога, так она и будет уничтожена божественными силами вместе с антихристом. Вот как об этом пишет сам Андреев: «Катастрофа же, которой завершится жизнь последнего воплощения Лилит, не будет иметь ни одного зрителя. Сразу после гибели антихриста она исчезнет неизвестно как и куда. В действительности ее физический облик бесследно распадется на составные компоненты. Этого никто не будет знать, и поиски ее будут продолжаться долго. Появятся даже самозванки, но, конечно, ни одна из них не сможет выдержать до конца такой нечеловеческой роли. И немало людей покончат с собой от тоски по невозвратно исчезнувшей».
Таковы мрачные видения Даниила Андреева. Но как бы то ни было, образ истинной Вечной Женственности, чьим обманным воплощением представляется иногда на какое-то время Лилит, не исчезает из людских душ уже много веков.
ВЕРНУТЬСЯ ЗА ЛИЛИТ. ( автор Михаэль Дорфман ).

Автор выражает благодарность за помощь и ценные советы Натальe Тышкевич (Израиль) и Маринe Островской (Франция)
Уникальный в мировой мифологии миф о Лилит, первой жене Адама в течение тысячи лет определявший ценности еврейской семьи и еврейской жизни в изгнании, не перестает и ныне мощно влиять на еврейскую жизнь.
Мне нравятся добротные работы Елены Носенко, содержащие много разнообразной и ценной информации по темам, очень меня интересующим. Такова статья «Амбивалентность образа Лилит в народной еврейской демонологии и народные магические приемы, направленные на борьбу с ней» 1 в 4-м выпуске «Еврейской старины». В работе собран большой фактический материал и в соответствии с современными правилами семиотики и компаративистского исследования фольклора. Не буду спорить с принятыми в этой науке правилами игры. Хочу лишь добавить, что миф о Лилит создан в евреями в изгнании-галуте. Миф этот, несмотря на все параллели и аналогии, уникален в мировой мифологии. Он продолжает служить “теневым мифом” для защиты традиционной еврейской семьи и статуса еврейского мужчины.
Наверное, для еврейского человека всех времен было бы любопытно узнать, что тот или иной персонаж его сказок позаимствован из иранского, вавилонского или греческого фольклора. При этом еврей продолжал бы почитать персонажи своими, и искать подтверждения в еврейских источниках. Имя Лилит встречается в Эпосе о Гильгамеше во втором тысячелетии до н.э., задолго до появления евреев на арене мировой истории. Этимология ее имени – несемитская. Но народная еврейская этимология имени Лилит — ночная. Именно в этом смысле большинство исследователей рассматривают это слово у пророка Исайи (34 :14) 2,. Лишь в английском переводе Библии короля Джеймса слово лилит переводится как личное имя. Большинство же толковало это слово как «ночное привидение», «ночной демон». Переводили лилит, как «крик ночной совы» или «козодоя». Услышав однажды жуткий крик небольшой птички козодоя, его трудно забыть. Немногочисленные упоминания слова лилит в Талмуде тоже относятся к каким-то ночным духам, точно также как русские именовали своих духов водяной, домовой или леший. Невозможно с уверенностью утверждать, являлись ли эти духи семитскими или были позаимствованы евреями от других народов. Неясно также, идет ли речь о личных именах или же Талмуд употребляет нарицательные имена, заменявшие табуированные, запретные имена духов.
И все же источник мифа о Лилит находится в Библии. Даже веряющим в боговдохновенность Писания и воспринимавшим Библию как цельный рассказ невозможно было не заметить, что в первых двух главах книги Бытия друг за другом излагаются две разные история сотворения человека. Сначала Господь создает из праха мужчину и женщину. Затем во второй главе рассказывается совершенно другая история о создании Адама из праха, о пребывании в раю, о создании женщины из ребра его. Несоответствие это, подлинное или мнимое, будоражило воображение многих читателей Священного Писания, породило множество толкований и легенд. Наиболее ранняя и самая известная из них изложена в апокрифическом еврейском сочинении «Алфавит Бен-Сира»:
После создание Пресвятым первого человеческого существа, Адама, Он сказал: “Нехорошо, чтобы Адам был один” (Быт 2:18). Он создал женщину, тоже из праха и назвал ее Лилит.
Они немедленно побранились. Она сказала: «Я никогда не лягу под тебя!
Он сказал: «Я не лягу под тебя, а лишь сверху тебя. Тебе быть пригодной (готовой) быть подо мной, и мне сверху тебя».
Она отвечала: «Мы оба равны, потому, что мы оба из праха (земли)». Никто из них не слушал другого. Когда Лилит поняла, что произойдет, то произнесла Невыразимое Имя Бога и улетела прочь.
Адам же вознес свои молитвы Творцу, говоря: «Владыка вселенной! Женщина, которую Ты дал мне, улетела от меня. Немедленно Всевышний, Благословенно Имя Его, послал трех ангелов за ней.
Всевышний сказал Адаму: «Если она вернется, то все хорошо. Если она откажется, то должна будет примириться с тем, что сто ее детей будут умирать ежедневно.»
Ангелы пошли за ней и достигли ее в море, в мощных водах, где суждено было пропасть египтянам. Ангелы сказали ей Божье слово, но она не захотела вернуться.

Алфавит Бен-Сира (23а-b)
В книге повествуется, как ангелы продолжали настаивать. Ради своей независимости, Лилит соглашается видеть ежедневную гибель своих детей. В свою защиту Лилит говорит, что ее предназначение – портить детей — мальчиков на восьмой день после рождения, а девочек на 20-й. Она клянется не трогать людских младенцев, если те будут снабжены амулетами с именами всех трех ангелов. До сего дня Лилит помнит клятву и не трогает детей, защищенных таким оберегом. Отметим, что Лилит, как и Медея, не была лично наказана Богом. Но такое обстоятельство, как и многочисленные аналоги с другими мифологиями второстепенно для нас, поскольку мы не рассматриваем Лилит, как разновидность многочисленных гекат из мифов народов мира. Нас интересует исключительно еврейский аспект мифа о Лилит.
Еврейский миф о Лилит кристаллизуется в источниках времен изгнания. В Талмуде, закрепившем наследие периода еврейской государственности, упоминания о Лилит встречаются как-то рудиментарно. Позднейшее развитие легенда о Лилит получает в «Книге Зоар» (сияние), давшей начало еврейскому мистическому учению Каббала. Заметим, что кодификация Талмуда была завершена около 500 г. н.э. «Алфавит Бен-Сира» написан в эпоху гаонов, где-то в VII –X вв., а «Зоар» появилась в XIII в. Все эти книги написаны за пределами Земли Израиля. Разрушение Иерусалима Навуходонасором, а затем ликвидация еврейской государственности римлянами в 70 г. н.э. выбросили еврейский народ в изгнание, привели к созданию еврейской диаспоры, поставили евреев в положение меньшинства, зависимого от воли правителей и лишенного политического контроля за собственной судьбой. В течение 2000 лет евреи жили общинами, маргинальными по отношению к социо-экономическим структурам своих стран, к истории, религии, культуре, политике и чаяниям окружающих народов; были субъектом законов и беззакония; обреченные на унижения; часто беззащитные перед произволом черни. Евреи знали, что изгнание или по-еврейски галут необходимо терпеть и превозмочь.
Единственный путь сохранить себя, как народ, евреи видели в следовании Учению, в «создании забора вокруг Торы», в сохранении, развитии и следованию «еврейской конституции в изгнании» Галахе. Роль «правительства и изгнании» возлагалась на еврейских ученых раввинов. В модели организации еврейского общества раввинам отводилась роль принятия законополагающих решений. Принцип принятия решений трудно описать в терминах западной социологии. Здесь скорей подходит аналогия с имманентно русским принципом соборности. В реальной жизни, разумеется, происходило по разному, но общее убеждение всех еврейских общин было таково: еврейскому мужчине пристало быть раввином, ученым-талмудистом. Модель эта складывалась еще в эпоху еврейской государственности, но апофеоза своего развития она достигла лишь галуте.
Древнее еврейское общество знало разные типы женщин: пророчиц, ведьм, блудниц. Было сословие женщин, самих содержавших и кормивших себя и семью. Ивритское слово зона, обычно переводимое, как блудница, происходит от корня «зон» – со значением кормить, кормиться и первоначально означало женщину, самостоятельно добывавшую себе пропитание. Настоящие проститутки, разумеется, тоже были, хотя определение для них — пруца появилось лишь в эпоху Талмуда. Но все это маргинально для патриархального еврейского общества. За немногими исключениями, женщина не рассматривалась, как индивидуум со своими интересами, а лишь как собственность семьи отца или мужа. Интересы семьи, рода и общества должны били быть и ее интересами. Собственных интересов, как бы и не существовало. Основными функциями женщины были обеспечение быта и уход за мужем и детьми. Библия приводит разнообразные модели женского поведения. Общее в них то, что женщине отводилась роль опоры мужа. В галуте эта роль еще более усилилась и женщина во многом превращается в единственную опору изучающего Тору мужа. Во многих еврейских общинах без большого шума смиряются с тем, что женщина берет в руки и бразды правления в доме.
Еврейская жизнь поддерживается многими мифами. Среди них: еврейская семья более устойчива и освящена на небесах, является оплотом против враждебного внешнего мира; еврейский муж не пьет и не бьет жену; еврейская мать беззаветно предана, не бросает своих детей; евреи заботятся о своих и не дадут пропасть. Поскольку речь идет о мифах, в которые верят безусловно, то несоответствие действительности мифу порождает не протест, а чувство вины и страха. «Ведь такого не может случиться, значит чем-то я виноват или виновата». Модель еврейской женщины, знаменитая а идише мамэ формируется в еврейском обществе уже в эпоху раннего средневековья. Лилит как раз является антитезой такой роли, буквально и фигурально выражая отказ стать опорой своему мужу.
Элизабет Дженевей, автор классической работы «Мужской мир, женское место»3 отмечает, что любая позитивная социальная роль имеет свою грубую изнанку, «теневую роль», по определению исследователя. Мегера-карьеристка является теневой ролью приятной светской дамы; стерва – любящей женщины, нежной любовницы; деспотичная ведьма — беззаветно преданной матери. Позитивные и негативные женские роли одинаково служат для поддержания патриархального уклада. Первые в роли образца, а теневые, как угроза. В такой модели Ева играет роль опоры, а Лилит — теневую угрожающую роль разрушительницы. Своим отказом и требованием равенства Лилит ослабляет, подрывает и разрушает Адама, тоже занимавшегося, согласно талмудической традиции, в раю изучением Торы.
«Алфавит Бен-Сиры» не является, разумеется, единственным или даже наиболее авторитетным источником мифа о Лилит. Будучи по форме произведением талмудической литературы мидрашем, он не был включен в каноны, а лишь в сфарим хицоним — неканонические книги, апокрифы. Некоторые талмудисты даже считали нужным запрещать их чтение. В разные времена «Алфавит» был чрезвычайно популярен у евреев, хотя всегда воспринимался с некоторой долей опасения. Не удивительно. Книга полна сарказма, написана ядовитым языком, содержит выпады и фрагменты, способные задеть чувства верующих иудеев. Некоторые исследователи считают ее сборником запретных еврейских сказок, другие – полемикой с христианами или караимами. Книга полна скабрезных подробностей. Библейские и талмудические герои представлены в книге карикатурно, часто очень зло. Так, главный герой Бен-Сира зачат в кровосмесительной связи пророка Иеремии со своей дочерью, когда та мылась в бане. Правда, консервативные комментаторы рассуждают, что сперма случайно попала к ней, но из текста это понять невозможно. Йегошуа (Иисус Навин) описывается в книге, как жирный клоун, не способный залезть на коня. Царь Давид – злобный лицемер, втайне радующийся смерти своего сына Абессалома, но публично надевающий на себя личину скорби. Все это дает основание Элиэзеру Сэгалю назвать книгу антисемитской сатирой4. Впрочем, миф о Лилит много древней «Алфавита Бен-Сира». Археологи обнаружили древние обреги против Лилит с именами ангелов сделанные значительно раньше, чем был написан «Алфавит».
Поскольку речь идет о мифе, то совершенно не важны все обстоятельства библейской легенды. Не важно, что именно Ева, а не Лилит, ввергла Адама в грех. Не важно, что Ева, а не Лилит, принесла в мир похоть, изменив Адаму со Змеем. Тема сексуальных отношений Евы и Змея разрабатывается во многих еврейских источниках 5. Интересно, что хотя наказание получают все участники грехопадения: Адам, Ева, Змей и даже земля, ответственность за все возлагается на Адама, и даже грех зовется «адамов». Трактат Берешит Раба подводит итог «Что привело Еву трогать дерево? — Слова Адама, построившего ограду вокруг слов Бога» 6.

У большинства народов есть мифы о женском бунте. Многочисленны и мотивы, вызывающие такой бунт. Миф о Лилит, вероятно, в этом плане уникален. Нам не известен другой миф, когда женщина восстала ради равноправия. Рассказывая миф о Лилит, мужчина говорил женщине: «Если ты будешь требовательной, ассертивной, независимой, свободной, как Лилит, то и кончишь ты плохо: нимфоманкой, фригидной, бездетной ведьмой!». Невозможно понять, почему Елена Носенко определила отношение к Лилит, как амбивалентное. Несомненно, Лилит — наиболее негативный женский образ еврейской мифологии, созданной в галуте.
Рассмотрим подробней, в каких же страшных грехах обвиняют Лилит. Она вызывает выкидыши, вредит роженицам; калечит и губит новорожденных – мальчиков до обрезания, а девочек – до 20-и дней. Лилит — ночная ведьма искушает и истощает мужчин во сне, крадет их сперму для создания демонических детей, взамен собственных. В огромном числе легенд и поверий о Лилит, именно эти три качества присутствуют неизменно. Авива Кантор, автор классической работы «Вопрос Лилит»7 отмечает, что качества эти отражают извечный мужской страх перед импотенцией и потерей «мужской силы»; тревогу перед потерей женской поддержки в семье и страх перед угрозой выживанию всего народа. Каждый из этих страхов в отдельности находил свое отражение и в нееврейских источниках. Однако соединение их в одном мифологическом персонаже уникально для еврейского мифа. В стрессовой ситуации галута еврейский мужчина боялся потерять свои мужские качества, боялся крушения семейной морали и угасания еврейства.
В патриархальном обществе статус мужчины во многом, а часто и целиком определяется по способности быть отцом. Пример тому арабский обычай, называть мужчину по имени сына. Поэтому страх перед женщиной-Лилит, могущей отказать в этом мужу, рассматривается как абсолютная угроза самой мужской сущности общества. В условиях галута, лишенный многих властных прерогатив, свойственных патриархальному обществу, еврейский мужчина особенно остро нуждался в сильном мифе, отличающем его от женщины. Недаром в текст одной из главных еврейских молитв мужчина благодарит Господа за то, что не создал его женщиной. В стрессовых условиях, еврейский мужчина боялся, что женщина откажется ухаживать за ним, лишит его своей поддержки и даже уйдет. Для еврейского мужчины в галуте угрожающим было то, что Лилит оставила Адама. Семья была оплотом и центром еврейского существования и мужская тревога быть оставленным, страх, что женщина откажется от роли быть опорой дома, сублимировались в извечную вину женщины. Тревога эта проецировалась на саму женщину, выражался в стремлении оставить ее в подчиненной роли, отобрать важные социальные функции, как, например изучение Торы и участие в принятии решений.
Еврейская женщина, как и любая другая, тоже тяжело воспринимала стрессовые ситуации галута: бесправное положение, зависимость от произвола правителей, кризисы, войны, революции, эмиграцию. Но женщина воспринимала стресс не как катастрофу, а как ухудшение ситуации. Больше проблем, больше забот, но не крах и разрыв. Ведь она оставалась реальной опорой семьи и, по сути, реальной хозяйкой еврейского дома. Не единожды доказано, что в стрессовых ситуациях женщина могла лучше справляться с трудностями повседневной жизни. Это еще больше усиливало страх мужчины, что женщина сможет использовать свою силу в собственных эгоистических интересах и лишить мужа поддержки и опоры. Поэтому женская сила была терпимой и даже желательной лишь до тех пор, пока она не увязывалась с какой-либо формой власти и полномочий. Дженевей отмечает, что мужские страхи, сопровождавшиеся созданием негативных ролей для женщин, усиливались во времена социальных перемен. В такие времена людская нервозность растет, поскольку в жизни общества появляются новые социальные роли и люди не знают, чего от них ожидать.
Именно так и случилось в XVI-XVII вв., в пору перехода от Средних веков к Новому времени. Как раз, когда в Европе рушились устои феодального общества, пронеслась унесшая сотни тысяч жизней Хмельнитчина, у евреев появляется мистическое учение Каббала. В главной каббалистической «Книге Зоар» супруга главы демонов Самаэля и участница соблазнения Адама Лилит приобретает новые черты. Каббалисты представляли гармонию мира, как соединение Господа со своим присутствием в мире, выраженном в женском образе Шехины. Имя Шехина производится от названия шатра, в котором проживал Господь (Мишкан). В другом аспекте Шехина – также народ Израиля, невеста Господня, его жена, возлюбленная и даже дочь. Взаимоотношения между Господом и Шехиной каббалисты описывают в откровенно сексуальных терминах. Иерусалимский храм служил спальней, где Господь встречал Шехину.
«…Некоторые говорят, что пока Храм стоял, Царь (Бог) сходил со своего небесного жилища каждую полночь, стремился к своей Жене (Шехине) и обладал ею…
… Другие говорят, что Царь обладает своей Женой лишь раз в неделю, в ночь субботнюю…
…и от этой их связи произошли люди и ангелы.
Книга Тикуней ха-Зоар Тикун 34, 77; Книга. Зоар 3,296а; Книга Зоар 1.12b.
Речь здесь не идет о литературной метафоре или философском образе. Иудаизм мало склонен к абстракциям. Опираясь на приведенные цитаты, каббалисты рекомендуют богобоязненным евреям вступать в интимную близость лишь в шаббат. Но правило это не обязательное, поскольку, если соблазн велик, а грех непроизвольного семяизвержения более тяжел, то близость позволена по будним дням и даже разрешается воспользоваться услугами проституток, при условии, что это делается втихомолку и в чужом городе или квартале.
Разумеется, указания о том, что Господь «не один» шокировали ортодоксальных талмудистов многих поколений. Изучение каббалы запрещалось или же разрешалось лишь особо стойким, немолодым женатым мужчинам. Ведь речь не идет о литературных метафорах или каких-то тайных сочинениях, а о законополагающих трудах иудаизма определявших жизненный уклад людей, семьи и общества. Когда набожная пара занимается любовью, — учил р. Йосэф Каро, одновременно каббалист и автор основного кодекса еврейских законов «Шулхан Арух», — то они (и все еврейские пары) обязаны представлять себе «как будто они прямо, в одном месте и одновременно совершают слияние как между высшей семьей (парой)». Крупнейший каббалист XV в. раввин Исаак Лурье Ашкенази, известный также под аббревиатурами Ари или Аризаль, писал еще более откровенно. Известно поучение Аризаль своей жене: «Выполнение заповеди интимной близости (копуляции) есть слияние Святого, благословенно Имя Его, с Шехиной»11.Каббалистическое учение о Шехине и Лилит, как женских божественных эманациях отвечало мощным архетипам еврейского народного сознания, во многом определяющих коллективную психологию евреев и по сей день. «Факт, что никакой другой элемент каббалы не завоевал в народе такой огромной популярности, — пишет крупнейший исследователь иудейского мистицизма Гершом Шолем, — доказывает, что оно отвечало глубинным религиозным запросам народа»12.
Каббалисты полагали, что после разрушения Иерусалимского Храма, единство нарушено и Шехина ушла в изгнание вместе с народом Израиля. Место Шехины при Господе заняла Лилит «рабыня-наложница, сидевшая ранее за ручной мельницей» (Кн. Зохар 3, 69а). Лилит символизирует изгнание и поругание Шехины и сама становится божественной эманацией в мире. Но зло, олицетворяемое Лилит не безгранично. В святой день субботний, Лилит вынуждена удаляться из мира в пустынь, где она кричит от боли, тоски и ревности. Именно отсюда «крик ночной совы» в переводе короля Джеймса из пророка Исайи. Каббалисты верят, что освобождение и воссоединение интимная близость Шехины с Господом произойдет в день субботний, когда есть возможность победить зло. Согласно «Книге Зоар», ангелы бросили Лилит в море, где ей предназначалось оставаться до искупления греха Адама. Позже Господь вызволил Лилит и дал ей силу для наказания сынов человеческих «за грехи их отцов».
Вероятно, не случайно местом заточения Лилит выбрано Ям Суф, море, где, по словам Бен-Сира «суждено было пропасть египтянам». Место, где пропали враги, стремившиеся ограничить свободу евреев, ведомых Господом из египетского рабства. Можно предположить, что в сложном символическом мире Каббалы, где нет ничего случайного, место заточения символа еврейского изгнания Лилит, тоже связано с местом, где «пропали египтяне», вознамерившиеся вернуть Израиль в изгнание.

Реальная угроза еврейскому существованию, еврейскому человеку, семье и народу исходила от изгнания, от галута, а не от восставшей на мужа женщины. Реальной была угроза, исходившая от капризов властителей, от власти, от настроений толпы. Угроза была не только физической. Соблазн ассимиляции, соблазн принять культуру окружающих народов и избавиться от участи изгнанников, поправить дела, попытать счастья, а часто и спасти жизнь был велик. Во все времена евреи свято верили, что ассимиляция очень соблазнительна, но бесплодна и не способна удовлетворить. Именно этими чертами и наделяется Лилит в народном сознании. Соблазнительная, но стерильная и неудовлетворенная ведьма иссушает семя жизни, «мужскую силу». Она разрушает мужчину, лишает его потомства и покушается на обещанную вечность Израиля. Лилит нападает на евреев в самых уязвимых и незащищенных местах. Она бесстыдно крадет их надежду и их будущее. Именно в этом смысле Лилит значительно больше, чем метафорой самого еврейского изгнания. Страшны для еврейского человека появившиеся из краденого семени многочисленные потомки Лилит, претендующие на место в вечности Израиля и на долю в его уделе. Недаром столь сильно в еврействе нетипичное для патриархального общества убеждение, что евреями могут быть лишь дети еврейки.
Впрочем, Авива Кантор считает, что антитезой ассертивной и неальтруистической роли Лилит стала не Ева или Шехина, а Эстер (Эсфирь) – тоже требовательный, но альтруистический персонаж Священной истории. Свиток Эстер посвящен рассказу об угрозе еврейскому существованию в изгнании. Свиток повествует, как прекрасно жившие в Персии евреи вдруг оказались под угрозой уничтожения. Подстрекаемый своим министром, царь решил учинить всеобщий погром и извести весь народ Израиля. Оказалось, что евреи беззащитны перед угрозой. Евреев спасает Эстер. Она пожертвовала собой, отдалась иноверцу, стала царицей. Явный альтруизм был в том, что она помогала своему дяде, а по некоторым источникам мужу, Мордехаю приблизиться к царю. И затем Эстер проявила требовательность, ассертивность, попросив царя спасти свой народ. Требовательность еврейской женщины, очевидно, оказалась «хорошей для евреев», что контрастирует с поведением ее предшественницы царицы Вашти, персонажу тоже требовательному, но не альтруистическому. За что и поплатилась короной. Кантор видит явные аналогии между Вашти и Лилит. «Еврейской женщине надо быть опорой или…» — ставит отточие исследователь.
Заметим, что женоненавистнические мотивы свойственны не только легендам о Лилит. Даже для Шехины найдена лишь метафора скамеечки в ногах, что и послужило мотивом для известного еврейского поверья о том, что место жены в раю быть скамеечкой в ногах мужа. Об этом мы писали ранее 8. Именно в каббалистических текстах, появляется мужчина-Адам, созданный по образу Господа, а женщина-Лилит, по поздним каббалистическим представлениям, созданная раньше Адама лишь «одна из тварей земных». Вся эта мистика находится в вопиющем противоречии с реальным положением вещей в мире ашкеназийских евреев, где женщина была стержнем семьи, а часто и единственной кормилицей. Известна классическая шутка о трех признаках еврейки – излишний вес, гениальные дети и недотепа-муж. В каждой шутке есть доля истины. Оставим в стороне излишний вес, символизирующий стремление перекормить свое семейство, как почти единственный способ выразить свою любовь. Недотепа-муж, даже не занят малодоходным ремеслом изучения Торы. Гениальные дети, которые должны быть гениальными, потому, что мама в них так много вкладывает.
Многочисленные попытки осознания образа Лилит делаются в современным искусстве. Лилит является мощным архетипическим образом, вдохновлявшим многочисленные нееврейские легенды. Образ Лилит стал одним из ведущих в формировании «женского» искусства. Ассертивность и стремление Лилит к независимости вдохновил многочисленные труды феминисток. Подобно образу Ильи-пророка, от карающего громовержца эпохи Первого Храма до скитающегося с котомкой от штейтла к штейтлу неунывающего еврейского коробейника-чудотворца, образ Лилит преобразуется у них в образ положительный и творческий.
Наиболее интересное наблюдение Елены Носенко, на наш взгляд, заключается в том, что образ Лилит в ашкеназийском фольклоре почти не подвергается «снижению». Даже всепобеждающий еврейский юмор, главное орудие против всяческих страхов и напастей, игриво и дерзко обыгрывающий священные библейские сюжеты и талмудические галахот обошел Лилит стороной. Лилит не становится предметом шуток анекдотов и даже сказок, по известному выражению «мифов, в которые уже не верят». Да и о каком «снижении» может идти речь, когда солидные раввины сегодня отказываются сидеть в одном помещении с женщиной? Нет рационального объяснения, почему благовоспитанные отцы еврейских семейств приходят в неописуемое возбуждение при виде реклам женского белья. Без Лилит никак не объяснишь, почему в конце 80-х в Иерусалиме религиозные евреи сожгли практически все автобусные остановки в городе, где красовались рекламы купальников дома моделей Oberson. Из боязни Лилит религиозные мужчины вскакивают, как ужаленные, когда рядом с ними в общественном транспорте присядет женщина или когда женщина обратиться к религиозному еврею на улице. На одном из крупнейших русскоязычных сайтов 9 в ответ на вопрос, почему иудаизм запрещает совместные танцы мужчин и женщин современный ученый раввин отвечает, что «Шульхан Арух» 10 называет две причины: совместные танцы увеличивают вероятность поллюции, которая считается грехом; запрещено прикасаться к ритуально нечистой девушке. Только страхом перед Лилит можно объяснить многие особенности психологии современных ортодоксальных евреев. Елена Носенко отмечает, что сюжет о детях от связи Лилит с еврейским мужчиной вовсе не подвергся «снижению». Да и какое снижение, если старинное галахическое правило признавать евреев лишь рожденных от еврейки всерьез обсуждается в израильском парламенте, как основание для закона о гражданстве.
Впрочем, о Лилит в религиозных кругах не любят говорить по простой причине. Среди ортодоксальных евреев не принято произносить имя злой силы или досадного явления, как одно из мощных средств борьбы с ними. Здесь налицо архетип представления зла в женском образе. Такое обособление сознания ведет к утрате равновесия, и бессознательное стремится «компенсировать» односторонность сознания. Карл Юнг определял, что если сознание уже не принимает во внимание опыт архетипов, если символическая передача невозможна, то архетипические образы могут вторгнуться в сознание в самых примитивных формах. Понимание еврейских архетипических образов, как Лилит могло бы помочь в понимании чувствительности различных еврейских групп, облегчить внутриеврейский диалог по многим, казалось бы, неразрешим вопросам.
Наверное, пришло время последовать за многочисленными в наши дни призывами «вернуться к истокам» и обратиться к первой главе книги, которую евреи называют «Вначале» Берешит. Ведь все согласны, что начало истории o Лилит было следующим:
27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию Бытие (1:26-27)
Примечания:
Перевод из «Алфавита бен Сира» и Книги «Зохар» сделан автором.
1 Елена Носенко. Амбивалентность образа Лилит в народной еврейской демонологии и народные магические приемы, направленные на борьбу с ней. Еврейская старина №4
/AStarina/Nomer4/Nosenko1.htm
2 ?? ?????????? ??????? ???-???????, ????????? ???-??????? ???????; ????-???? ??????????? ????????, ????????? ???? ???????. ?? ??????? ???????? ??????? ???????????, ????????? ????????? ?????????; ????-???? ?????????? ???????, ??????? ?????????
3 Elisabeth Janeway Man’s World, Women’s Place NY 1976
4 Eliezer Segal Looking for Lilith Jewish Free Press Feb. 1996
5 Напр. Трактаты Талмуда Авода Зара 22-а и Йебамот 103-а
6 Трактат Берешеит Раба 19:3-4
7 Aviva Cantor The Lilith Question Цит. по сборнику On being a Jewish Feminist. Shooken Books NY 1983
11 Цит. по Rafael Patai The Hebrew Goddess 3 ed Detroit. Wayne State University Press 1990
12 11 Gershom Scholem, Kabbalah, New York. Dorset Press 1987.
8 В РАЮ ЖЕНА — СКАМЕЕЧКА В НОГАХ СВОЕГО МУЖА “Заметки о еврейской истории” №23 /Nomer23/Michael2.htm
9 /10 Кодекс религиозных еврейских канонов и предписаний (XVI в)
Лилит в еврейской мифологии
Алфавит Бен-Сира (приблизительно 800 г. н.э.)

Алфавит Бен-Сира представляет воплощение Лилит, как первой жены Адама. История этого текста, однако, является важной в понимании и интерпретации его содержания, так что ее описание необходимо. Большая часть этого описания опирается на «Раввинские фантазии», под редакцией Дэвида Стерна и Марка Мирски (Rabbinic Fantasies, edited by David Stern and Mark J. Mirsky), так как этот, наиболее поздний текст (1998 г.), содержит информацию, о которой более ранние исследования могли только предполагать.
Алфавит Бен-Сира — анонимная работа, которая была датирована приблизительно 7-11 вв. В 1900 г. было определено, что этот текст «датирован со всей вероятностью 7 в.», современная наука датировала его восьмым, девятым, или десятым веком (Gaster 155, Stern and Mirsky, eds. 167, Pereira 79). Поэтому был выбран 9 в., как среднеарифметический.
Место его написания сомнительно, но исследование внутренних текстовых свидетельств заставило ученых определить его как мусульманскую страну (Stern and Mirsky, eds. 167).
Сам текст написан в стиле мидрашей (комментариев к Библии) и сообщает историю рождения и раннего образования «пророка» Бен-Сира. Заключительная часть работы, где упоминается Лилит, имеет место в суде вавилонского царя Небучаднеззара (Навуходоносор?) (Nebuchadnezzar). Здесь, Небучаднеззар устраивает различные испытания Бен-Сира, который отвечает ему двадцатью двумя историями (как 22 буквы еврейского алфавита), чтобы ответить на вопросы, изложенные царем. То, что делает этот текст особенно уникальным и очаровательным — его непочтительный тон, особенно в его трактовке различных библейских персонажей и раввинских мотивов, и его очевидные пародии на определенные пассажи Талмуда. Текст начинается, например, с описания группы мужчин, онанирующих в бане, и продолжается «серьезным» разговором об «испускании газов», мочащихся ослах и совокуплении воронов.
По этой причине, некоторые ученые порицали его как «антисемитскую сатиру», в то время как другие предположили, что это был «антираввинский трактат, намеревающийся унизить жанр аггада (aggadah)» (Segal 2, Stern and Mirsky, eds. 167). Однако, точка зрения, высказанная Норманом Бронзником (Norman Bronznick) в его вступлении к изданию Алфавита, под редакцией Стерна и Мирски, кажется наиболее обоснованной. Он пишет: «Алфавит — может быть одна из самых ранних литературных пародий в еврейской литературе, своего рода академическая пародия — возможно даже развлечение непосредственно для раввинских ученых — которая включает в себя вульгарность, нелепость, и непочтительную трактовку признанных канонов». Это обосновано тем фактом, что Алфавит, как известно, был «читаем как популярное развлечение в наиболее раввинских общинах средневековья».
Пассаж, который сообщает историю Лилит, пятый из ответов Бен-Сира царю Небучаднеззару:
Вскоре маленький сын царя заболел. И сказал Небучаднеззар: «Излечи моего сына. Если не сделаешь этого, я убью тебя».
Бен-Сира немедленно сел и сделал амулет со святым именем, и он изобразил на нем ангелов, отвечающий за лечение их именами, знаками, и образами, и их крыльями, руками, и ногами.
Небучаднеззар посмотрел на амулет, — «Кто они?»
«Ангелы, кто отвечает за лечение: Snvi, Snsvi, и Smnglof.
После создание богом первого человеческого существа, Адама, он сказал: “Нехорошо, чтобы Адам был один” (Быт 2:18). Он создал женщину, тоже из праха и назвал ее Лилит.
Они немедленно побранились. Она сказала: «Я никогда не лягу под тебя!
Он сказал: «Я не лягу под тебя, а лишь сверху тебя. Тебе быть пригодной (готовой) быть подо мной, и мне сверху тебя».
Она отвечала: «Мы оба равны, потому, что мы оба из праха (земли)». Никто из них не слушал другого. Когда Лилит поняла, что произойдет, то произнесла Невыразимое Имя бога и улетела прочь.
Адам же вознес свои молитвы Творцу, говоря: «Владыка вселенной! Женщина, которую Ты дал мне, улетела от меня». Немедленно бог, послал трех ангелов за ней.
Всевышний сказал Адаму: «Если она вернется, то все хорошо. Если она откажется, то должна будет примириться с тем, что сто ее детей будут умирать ежедневно».
Ангелы пошли за ней и настигли ее в море, в мощных водах, где суждено было пропасть египтянам. Ангелы сказали ей Божье слово, но она не захотела вернуться.
Ангелы сказали: «Мы утопим тебя в море».
«Оставьте меня!» — ответила она: «Я была создана, чтобы причинять болезни младенцам. Если младенец мальчик, я властвую над ним в течение восьми дней после его рождения, и если девочка, в течение двадцати дней».
Когда ангелы услышали слова Лилит, они продолжали настаивать, чтобы она возвратилась. Но она поклялась им именем вечного бога: «Всякий раз, когда я увижу вас или ваши имена, или ваши знаки на амулете, я не буду иметь никакой власти над тем младенцем». Она также согласилась, чтобы сотня ее детей умирала каждый день. Соответственно, каждый день одна сотня демонов погибает, и по той же самой причине, мы пишем имена ангелов на амулетах для маленьких детей. Когда Лилит видит их имена, она вспоминает свою клятву, и ребенок поправляется».
(Stern and Mirsky, eds. 183- 184).
Этот текст является, вероятно, наиболее важным, среди всех тех, что послужили основой для мифа о Лилит, поскольку представляет собой ту часть истории, на которую больше всего ссылаются, ищут соответствия и провозглашают сегодня: Лилит, первая жена Адама, бежит из райского сада, потому что она отказывается быть в подчинении.
Это делает этот текст столь важным для специфического изучения, однако, являет контраст между непочтительным, нетрадиционным, пародийным текстом и самой историей непосредственно. Что провоцирует множество важных открытий.
Для начала, нужно обратить внимание, что эта история рассказывается только в ответ на просьбу царя о излечении его сына. Царь хочет знать значение ангелов, которых Бен-Сира изображает на амулете: Snvi, Snsvi, и Smnglof. Ответ Бен-Сира объясняет существование этой традиции и затем продолжает сообщать эту историю Лилит, как объяснение «как Лилит приобрела власть вредить детям, то есть как она стала вором детей и душащим демоном, и причины, почему упоминание тех трех таинственных имен изгоняет ее и спасает пациента» (Gaster 157). В действительности, нет никакой связи между этими двумя типами легенд о Лилит. Бен-Сира — или, что более вероятно, анонимный автор Алфавита Бен-Сира, — мог снабдить текст любым количеством историй, чтобы объяснить, почему Лилит имеет власть над детьми, и почему амулеты с именами Snvi, Snsvi, и Smnglof удерживают ее от нанесения вреда.
Так как история сосредотачивается на факте создания Бен-Сира охранного амулета для ребенка царя, можно быть уверенными, что традиция амулетов должна была быть знакома, и что-то значить для раввинов, и других возможных читателей Алфавита. Следовательно, этот рассказ о Лилит полностью непредвиден и уникален. Он был создан анонимным автором Алфавита между 600 и 1000 гг. и использовалось просто как еще один аспект пародии на Библию, Талмуд, и другие раввинские учения. Далее это доказано в иных аспектах рассказа непосредственно.
В начале, характерен непочтительный тон пассажа (как в книге в целом), и, что более определенно, явные ссылки на секс. Отказ Лилит «лежать ниже», не был, конечно, чем-то, что раввины могут приветствовать. Скорее, это было отмечено, как саркастическое развлечение, что-то невообразимое и, таким образом, смехотворное. Ассоциация Лилит с Адамом и Евой, кроме того, была наиболее вероятно сделана, чтобы нарисовать пародию на Библию, которая будет легко признана.
Так, история о Лилит, как первой Еве, кажется чисто случайной, чем-то, что могло бы объяснить традицию амулетов, тем, что могло также вызвать интерес и смех; некой пародией на Библию и Талмуд, идущей наряду с непочтительным тоном остальной части этой средневековой работы. То, что является особенно странным относительно этого текста, это — то, что история — та, которая, как предполагалось, не должна была приниматься всерьез, — глубоко пустила корни в современной культуре. Действительно, именно на этот отрывок ссылаются больше, чем на любой другой, в объяснении мифа о Лилит, в то время как аспекты амулетов, детоубийства, и мифы о суккубах обычно игнорируются.
Так как этот отрывок стал основанием для более поздних интерпретаций образа Лилит, важно обратить внимание на множество идей, спровоцированных им. Лилит — действительно равна Адаму, поскольку она сделана из праха также, как он; ее способность убежать основана на произнесении Невыразимого Имени; и она — мать бесчисленных детей, одна сотня которых умирает каждый день. Этот заключительный пункт важен, так как образ Лилит сочетает в себе и ведьму, убивающую детей, и ту, кто бесконечно плодородна. Развитие истории также, видимо, указывает, что решение Лилит стать детоубийцей, исходит от ее гнева на бога, уничтожающего сотню ее собственных детей ежедневно. Наконец, это — имена ангелов, которые препятствуют Лилит наносить вред детям, поскольку это им, а не богу, она принесла клятву.

Книга Разиэля (приблизительно 1100 г.)
В статье Гастера «Две тысячи лет чар против крадущей детей ведьмы» (Gaster. Two Thousand Years of a Charm Against the Child-Stealing Witch) имеется ссылка на амулет из «Книги Разиэля», которую Гастер объявляет «компиляцией, сделанной в десятом столетии». Этот амулет (см. magical #8) также был найден в каббалистической работе 12 в. Елеазара Бен Джудах Бен Калонимос (Eleazar ben Judah ben Kalonymos) (Patai 237). Отрывок из этой работы, указанный в статье Гастера, включает, и миф о Лилит, как «примитивной Еве» и о Лилит, как убийце детей:
Я заклинаю тебя, примитивная Ева, именем того, кто создал тебя, и именами тех из трех ангелов, которых бог послал за тобой, тех, кто нашел тебя на островах моря, кому ты клялась, что везде, где бы ни не находила их имена ни ты, ни твой хозяин не должны делать вреда, также как и тем, кто будет иметь эти имена на себе / с собой. Поэтому я заклинаю тебя их именами и их печатями, которые написаны здесь, чтобы ты не причиняла вреда, — ни ты, ни хозяин твой, ни слуги твои, — этой женщине или ребенку, которого она родила; ни в течение дня, ни в течение ночи; ни в их еде ни в их питье; ни в их голове ни в их сердце; ни в их 208 членах, ни в их 305 венах. Я заклинаю тебя, твоего хозяина и слуг твоих, властью этих имен и этих печатей. (Gaster 153)
(Gaster 153)
Гастер здесь обращает внимание, что под эпитетом «примитивная Ева» нужно понимать «Лилит», обосновывая это фактом того, что слова «Адам и Ева, прочь Лилит!» появляются дважды на этом амулете (Patai 138). Если утверждения Гастера относительно датирования этого амулета верны, то история о Лилит, как первой жены Адама, вообще не могла появиться в Алфавите Бен-Сира. Так как его утверждения с тех пор были опровергнуты, можно утверждать, что первое упоминание о Лилит, как первой жене Адама, действительно имело место в Алфавите.
Однако, действительно ли амулет Разиэля доказывает, что история Лилит, как первой Евы, была списана с Алфавита Бен-Сира, или, наоборот, просто была повторена в Алфавите на основе книги Разиэля, не имеет определяющей важности. На что действительно необходимо обратить внимание — это, что история о Лилит, как первой жены Адама, впервые появляется, провоцируя дальнейшее развитие и получая определенную известность, именно в Алфавите, и что именно эта работа содержит первую верную литературную ссылку на эту историю.
Еврейские традиционные амулеты (приблизительно 900-1800 гг.)
В то время как литературная история раннего развития образа Лилит оканчивается всеобъемлющим описанием, предлагаемым Зохар, культурная история, связанная с образом Лилит, продолжается далее. Скорее всего, именно длинная и детальная история, связанная с использованием еврейских амулетов при родах, помогла остаться актуальной легенде о Лилит. Согласно Иудейской Энциклопедии: «было принято защищать рожающих женщин от власти Лилит амулетами, находящимися на кровати или на всех четырех стенах комнаты» (248).
Из восьми различных типов амулетов, используемых евреями, амулеты, которые защищают от Лилит — или явно несут в себе ее имя, и/или изображение — попадают в категорию лехашим (Lehashim), поскольку связаны с колдовством, заклинаниями, чарами, и призывами (Pereria 61). Согласно Перериа, в пояснении к «Амулеты и суеверия» Валлис Бадж (Wallis Budge. Amulets and Superstitions), «хотя раввины рассматривали амулеты как языческие инструменты, их древность, как защитных атрибутов, и народная вера в их эффективность были таковыми, что они были неофициально приняты еврейскими лидерами» (Budge 217, Pereira 62).
Большинство амулетов содержало четыре главных элемента: волшебное имя Абракала (Abrakala), текст из Библии, молитва (которая была эквивалентна языческому колдовству), и тройное аминь и селах (Selah) (Pereira 63). Интересна компиляция Т. Шир (Т. Schire) из более чем двухсот наиболее популярных «слов власти», используемых еврейскими амулетами, которая показывает, что имя Лилит используется на 8.3 % амулетов (Schire 117). Это особенно существенно для сравнения с частотой использования других «слов власти». Имя Бога, например, используют 15.7 % амулетов, отрывки из Библии 23.0 %, и имена ангелов 30.0 %.
Некоторые содержат имена Лилит или другого демона, предположительно веря в то, что «сдерживающий элемент, который отпугивает Злого Духа – это таинственные имена Злого Духа, показанные Ему» (Gaster 149). Один амулет, например, включает следующий отрывок:
Они — мои имена: Сатрина, Лилит, Абито, Амизо, Изорпо, Кокос, Одам, Ита, Подо, Еило, Патрота, Абеко, Кеа, Кали, Батна, Талто и Патраш (Satrina, Lilith, Abito, Amizo, Izorpo, Kokos, Odam, Ita, Podo, Eilo, Patrota, Abeko, Kea, Kali, Batna, Talto, Partash). Кто знает мои имена и пишет их, заставляет меня убегать от новорожденного ребенка. (Gaster 149)
Рукопись 15 столетия содержит следующий отрывок, где имена злого духа — одно из которых — Лилита или Лилит — заклинание, чтобы изгнать ее:
Святой Ebedishu, чувствуя, что она — злой и грязный дух, ограничил ее, и проклял ее, и связал ее, говоря: «… Я заклинаю тебя Им, от кого дрожат ангелы и люди, что, если у тебя есть иные имена – раскрой их мне, и покажи их мне, и не скрывай их». Она сказала ему: «я раскрою их тебе, хотя и не желаю этого. Я имею двенадцать других имен. Кто бы ни писал их, и вешал их на себя, или размещал их в доме своем, в его дом я не войду, и не приближусь к детям его. Первое — Мидук (Miduch), второе — Едилта (Edilta), третье — Моуелта (Mouelta), четвертое – Лилита (Lilitha) и Малвита (Malvitha) и мать, удушающая детей (в лат. – «мальчиков»)». Вслед за этим святой Ebedishu, чувствуя, что она — злой и грязный дух, ограничил ее, и проклял ее, и связал ее, говоря: «если у тебя есть иные имена – раскрой их мне, и покажи их мне, и не скрывай их». Она сказала ему: «я раскрою их тебе, хотя и не желаю этого. Я имею двенадцать других имен. Мое первое имя Геос (Geos), второе — Едилта (Edilta), третье – Ламброс (Lambros), четвертое — Мартлос (Martlos), пятое — Иамнос (Yamnos), шестое — Самиос (Samyos), седьмое — Домос (Domos), восьмое — Дирба (Dirba), девятое — Апитон (Apiton), десятое — Пегога (Pegogha), одиннадцатое — Зардвек (Zardvech), Лилита (Lilitha), Малвита (Malvitha) и мать, удушающая детей». (Gaster 151)
Интересно, эти два отрывка представляют собой своего рода аномалию среди амулетов от Лилит, для большинства амулетов характерен призыв трех ангелов — Snvi, Snsvi, и Smnglof — наряду с именем бога для защиты. Согласно комментариям Гастера (Gaster), «Вместо имен демона, который, как известно, защищает человека, обладающего этим знанием, мы находим имена божественных сил, которые дают более сильную защиту» (152). Это — тип имен, который «ужасает ее и защищает тех, кто призывают их на помощь против нападений ведьмы, крадущей детей» (Gaster 150).
Амулеты охватывают длительный период времени, указывая, что образ Лилит, как убийцы младенцев, сохранился в культуре народа дольше, чем в литературе. Действительно, многие амулеты датированы восемнадцатым и девятнадцатым столетием, и происходят из различных стран: Палестины, Персии, Марокко, Афганистана, и Курдистана, показывая, что легенда о Лилит к тому времени уже вышла за границы еврейской мистики и стала частью общенародной культуры.
      Лилит в каббале: Бахара (Bacharach)
Bacharach, ‘ Emeq haMelekh, 84b, 84c, 84d
Лилит – падшая женщина, совокупляющаяся с мужчинами. Она не совокупляется со своим мужем, поскольку он [бог] кастрировал мужчину и охладил женщину. И она становится страстной от внебрачной связи мужчин, непосредственно через семяизвержение. И этого достаточно… Лилит… — властвует над детьми мужчины, совокупляющегося при свете свечей, или с обнаженной женой, или в то время, когда ему запрещено иметь сношения. Все те дети, кто рождены от подобных сношений, находятся под рукой Лилит (в значении: под властью Лилит), она может убить их в любое время, тогда, когда пожелает. И это — тайна детей, смеющихся во сне: именно Лилит играет с ними. И я слышал, что, когда маленький ребенок смеется в ночь Саббат или ночь новой луны, то это потому, что Лилит играет с ним, и хорошо, если его отец, или мать, или любой, кто видит это, дотронется до его носа пальцем и скажет: «Иди прочь, ты, проклятая, для тебя нет места здесь!». И говорить это нужно три раза, и каждый раз дотрагиваться до носа ребенка. И это очень хорошо, поскольку во власти Лилит убить младенца, когда она желает этого. И если она имеет разрешение убить младенцев, их души называются Угнетенными Душами. Греховная Лилит восседает на Слепом Драконе… — и этот Слепой Дракон вызывает союз между Самаелем и Лилит. И также, как Дракон, который находится в море, не имеет глаз, аналогично, Слепой Дракон, в подобии духовной формы, — не имеет глаз, то есть цветов… Самаеля называют Склоняющим Змеем, и Лилит называют Извилистой Змеей. Она совращает мужчин на извилистые пути…
Bacharach, ‘ Emeq haMelekh, 121b
И он [Слепой Дракон], кастрирован так, чтобы он не мог породить, чтобы [его потомство] не уничтожило мир.
Bacharach, ‘ Emeq haMelekh, 140b
Слепой Дракон — между Самаелем и Злой Лилит. И он вызывает союз между ними только в час мора… И он кастрирован, чтобы яйца гадюки/ехидны не вылупились в мир. Если бы не это, они уничтожили бы мир. И эти существа, называемые Лилин (Lilin), покрыты волосами от их глав до их ног, но на их главах нет волос, а все тело и лицо покрыты волосами. И у Лилит четырнадцать злых времен и злых имен и злых войск. И все они призваны, чтобы убивать детей… — и особенно через ведьм, которых называют Kinder Benimmerins на языке Ashkenaz. [немецкий]
Этот отрывок интересен тем, что это — одно из немногих мест, где можно проследить связь (хоть и проблематичную) между Лилит, и Змеем Эдема [см. также Zohar, Sitre Tora, 1:148a-b]. Эта связь возможно усилена христианской иконографией, но едва ли может быть расценена как заключительная. В то время, как существует контакт между еврейскими и христианскими мистическими и алхимическими изысканиями, распространение иконографических символов таково, что мы должны опираться на христианскую версию мифа, как более распространенную.
Другая проблема, связанная с этим отрывком – неточности рода. Сначала мы предполагаем, что «соблазнение» Змеем-Лилит Евы – акт мысленный. Позже указывается, что Змей имел сексуальное сношение с Евой, но Ева была девственницей и именно это сношение, особенно сперма Змеи, — этимология менструации. Наконец, Адам имеет сексуальный контакт со своей женой, но именно в то время, когда она все еще нечиста менструацией / прелюбодеянием. Тот нечистый акт дает волшебную власть Лилит, которая через это способна иметь сексуальную власть над Адамом, понеся от него демонических детей.
Есть, однако, сложности. Если Лилит женщина и Лилит — Змея, как сказано в этом отрывке («Женщина Разврата» — Лилит), то не понятен характер ее сношения с Евой. Это не однополый секс, потому что она вводит сперму в Еву. Есть по крайней мере один параллельный пассаж, в котором змея идентифицирована с Самаелем, и Каин – результат этого союза. В этом случае, так как Самаель является мужчиной, проблема рода не возникает. Может быть возможно решить проблему этого текста (и по совпадению согласовывать это с версией о Самаеле), принимая, что Лилит и Самаель были в то время, подобно Адаму и Еве, гермафродитной парой.
Bacharach, ‘ Emeq haMelekh 23c-d
И Змея, Женщина Разврата, подстрекала и совращала Еву скорлупой Света (видимо kliphoth), который сам по себе является святостью. И Змея совратила Святую Еву, и сказано достаточно, для того, кто понимает. Разрушение пришло через это, потому что Адам, первый человек, имел сношение с Евой, в то время как она была загрязнена менструацией, это — грязь и нечистое семя Змеи, кто возлегла с Евой прежде, чем Адам возлег. Смотрите, что было до вас: из-за грехов Адама, первого человека, возникло все, упомянутое выше. Злая Лилит, когда она видела глубину его нечистоты, обрела силу в своей скорлупе, и пришла к Адаму против его желания, и стала страстной от него и понесла от него много демонов и духов, и Лилин (Lilin).
Bacharach, ‘Emeq haMelekh 19с
Узрите, суровую демоницу, что есть Лилит. Она всегда в простынях постели мужчины и женщины в соитии, чтобы забрать капли пролитого семени, как бывает всякий раз. Из них она создает демонов, духов и Лилин (lilin)…
Bacharach, ‘Emeq haMelekh 102d – 103a
Чуждая Женщина – Лилит. Она – сладчайший грех и язык зла. И меж губ Чужой Женщины сочится мед. И хоть у Нечистой Женщины нет рук и ног для объятий во время соития, ибо ноги змеи были отсечены, тем не менее, Женщина в Ее прикрасах (понимать как: Лилит в образе женщины) выглядит полноценно и целостно – с руками и ногами. И тайной своих прикрас она соблазняет мужчину… и покидает Она мужа своей молодости (Самаэля) и нисходит и развратничает с мужчиной, который спит внизу в нечистоте во время спонтанной поллюции. Из пролитого семени рождаемы демоны, духи и Лилин (lilin), и названы они Сынами Человека.
Зохар (около 1200 г. н.э.)
Необходимо рассмотреть тексты Зохар (Zohar), которые являются, возможно, наиболее важными из всех основополагающих текстов, поскольку содержат ссылки на Лилит во всех ее различных проявлениях, включая те три, которые уже были рассмотрены на основании более ранних работ. Упоминания о Лилит в Зохар даже более важны, потому что впервые Лилит не просто случайно упомянута, но, скорее, она становится полноправной фигурой, чья история рассказывается в деталях. Необходимо также рассмотреть историю самого текста Зохар.
Зохар переводится как «Великолепие» или «Сияние» и включает в себя несколько книг или частей. Она содержит как короткие утверждения мидрашей, так и мистические знания, ссылки на религиозную терминологию, оценки проблем вечности, божественных эманаций, и проч. Главная часть Зохар – «каббалистические мидраши, смешанные с короткими утверждениями, длинными изложениями, и рассказами Симеона Иохаи (Simeon b. Yohai) и его спутников. Частично она состоит также из общих легенд». (Иудейская Энциклопедия. Encylopaedia Judaica 1194).
Еврейская традиция учит, что Зохар был написан в Израиле раввином Симеоном Бар Иохаи во втором столетии. «Тринадцать лет в пещере… отец и сын… и Зохар принимает свою форму» говорит народная легенда. Полагалось, что Иохаи скрывался от римских армий в пещере в горах, наедине с сыном, в течение тринадцати лет. Знания, связанные с Зохар, указывают, что книга осталась сокрытой в течение тысячи лет, когда, в конце 13-ого столетия, раввин Моисей Бен Шем Тов Леон (Rabbi Moses Ben Shem Tov de Leon) (Испания) обнаружил рукопись и сделал ее известной (Gutwirth 22).
Позже было доказано, что эта легенда была просто легендой. Согласно Иудейской Энциклопедии: «Зохар, с его различными наслоениями знаний, был без сомнения составлен в тех годах, что непосредственно предшествовали его публикации, так как невозможно определить ни одной его части, которая была бы написана до 1270 г.» Фактически, автором этой работы был испанский каббалист Моисей Бен Шем Тов Леон, и предполагается, что Симеон Бар Иохаи — просто псевдоним, принятый Леоном, в претензии на старину.
Независимо от древности текста — или ее недостатка — Зохар стал центральной работой в каббалистической литературе и считается самой священной книгой этого свода текстов. Термин «каббала» используется, чтобы определить еврейские мистические учения и происходит от трехбуквенного еврейского корня — kbl – в значении «получить» (Gutwirth 17). Это соотносится с фактом того, что каббалистическое учение было тайным и передавалось только изустно, чтобы гарантировать, что каждое поколение избранных получит знания от предшествующего поколения.
Поскольку каббала — и, таким образом, и Зохар – основана на устной традиции, чрезвычайно трудно определить время возникновения этой мистической еврейской доктрины. Хотя Зохар не был обнародован до l290 г. и, как говорилось выше, не мог быть написан до этого времени, истории и знания, содержащиеся в нем, действительно передавались изустно в течение столетий.
Сам Зохар составлен на основе множества литературных источников и, кроме устных, можно перечислить среди них Вавилонский Талмуд, полный мидраш Rabbah, и множество меньших мидрашей, включая Алфавит Бен-Сира. В то же время Зохар пытается скрывать свои параллели с этими реальными литературными источниками, но содержит обширную фиктивную библиографию псевдо-источников, вероятно, чтобы еще более подчеркнуть фиктивную древность текста.
Лилит неоднократно упоминается в Зохар, но только в четырех пассажах аспект Лилит рассмотрен широко. Ее первое появление в Зохар в образе убийцы детей, также связанном с иными ее аспектами, отмечено в Зохар I 19b:
«И сказал бог, да будет свет…» (Бытие 1:14). «Свет» написано искаженно, чтобы указать, что колыбель была создана для детей. После того, как излучение первого света было сокрыто, была создана оболочка для ядра, и эта оболочка распространилась и произвела другую оболочку. Когда она появилась и поднималась и опускалась, и познавала «маленькие лица», и желала слить себя с ними, и обретать форму в них, и никогда не оставлять их. Но Пресвятой, будь он благословен, изгнал ее, и низвергнул ее, создав Адама, чтобы он управлял этим миром. Когда она увидела Еву, прикрепленную к спине Адама, чья красота была подобна высшему царству, когда она увидела ее совершенный образ, она прилетела и возжелала, как и раньше, присоединять к себе «маленькие лица». Хранители небесных врат не позволили ей приблизиться. Пресвятой, будь он благословен, бранил ее и изгнал ее на глубины моря, и она проживала там, пока Адам и его жена не грешили. Тогда пресвятой, будь он благословен, вынес ее из глубин моря, и она управляет всеми младенцами – «маленькими лицами» человечества – теми, кто заслуживает наказание за грехи отцов. Она ходит здесь и там по миру, и прибывает в земном Эдеме, и видит херувимов, стражей врат Рая, и ее останавливают пылающим мечом, потому что она возникла из этого пламени. Когда она бежит от этого пламени и приходит в мир, находя младенцев, тех кто должен быть наказан, она улыбается им и убивает их. Это случается, когда луна убывает, и свет уходит. И это — значение me’orot (света). («Мудрость Зохар» 540-541)
Подобно многим отрывкам из Зохар, этот пассаж довольно сложен для того, кто не знаком с каббалистическими работами. Обсуждение некоторых сносок к отрывку может оказаться полезным. Для начала, казалось бы странная идея, что «свет» было написано «искаженно» вместо «колыбели», основана на том факте, что «me’orot», или свет, было написано таким способом, чтобы это слово могло читаться как «me’erat», или проклятие (540, сноска 49). Идентификация «она» с Лилит выведена, потому что это — она, кто, как считают, душит младенцев в колыбели (540, сноски 50, 53). «Маленькие лица» идентифицированы как херувимы, и желание Лилит «слить себя с ними» связано с идеей, согласно которой «силы ‘другой стороны’ постоянно желают принять человеческое обличие» (540, сноска 54).
Пассаж «когда она видела Еву… она прилетела» объяснен в комментарии следующим образом: «Это было намерение Лилит — соединиться с Адамом, и иметь сношения с ним, но красота Евы заставила ее бежать от Адама, и она пробовала еще раз соединиться с херувимом» (540, сноска 56). В этом одном отрывке Лилит изображается во всех ее обликах сразу: она — демонесса убивающая детей, связанная с Адамом, и желающая соблазнить его на совокупление, чтобы создать потомка — демона. Это первое объединение всех аспектов легенды Лилит в одном рассказе.

Второе появление Лилит в Зохар — в Зохар I 148a-148b, Ситреи Тора (Sitrei Torah). Она — «женщина Самаэля», Князя Демонов. Она соблазнительна и красива и, после совращения людей, она убивает их:
Тайна тайн:
Из знойного полдня Исаака
Из осадка вина
Плесень появилась, рой
Женское и мужское вместе
Красное, как роза
Разрослось по многим направлениям
Расползлось по тропам
Мужское зовется Самаэль
Его женское всегда заключено в Нем.
Как одно на стороне святости
Так другое – на другой стороне —
Так женское и мужское объемлют друг друга.
Имя женскому в Самаэле – Змея,
Женщина Распутства,
Конец (Погибель) всей плоти, Конец Дней (Конец света)
Два злых духа соединены вместе:
Дух мужской – тонкий/проницательный
Дух женский рассеян/распространен по многим путям и тропам,
Но соединен с духом мужским.
Она украшает себя всеми драгоценностями
Как претящая проститутка, позирующая в углу, соблазняя мужчину.
Глупцы те, кто приблизится к Ней –
Она хватает его и целует
Поит его вином мутным из яда гадов.
Как напьется, так следует за Ней.
Уводя его с пути истинного,
Она обнажает себя от всех своих пышных нарядов и убранств,
Которыми соблазнила глупца,
От украшений, соблазняющих мужчину
Ее волосы убраны, красные, как роза,
Ее лицо белое и красное
Шесть кулонов висят в Ее ушах
Ее постель покрыта тканью из Египта
На Ее шее все драгоценные камни Востока
Ее уста спокойны, изящно приоткрыты.
Какая чудная внешность.
Язык отточен, как меч
Ее слова приятны как масло
Ее губы красивы, красные, как розы
Сладкие всеми сладостями мира
Она одета в пурпур
Украшена сорока украшениями без одного
Этот глупец следует за Ней, испивает вина из чаши
Распутничает с Ней, отступничает вослед Ей
Что Она делает?
Она оставляет его спать в постели.
Она восходит, осуждает его, получает разрешение и нисходит обратно.
Глупец просыпается и собирается поиграть с Ней как прежде
Но Она убирает свои наряды
И предстает могущественным Воином, противостоящим ему,
Облаченным в доспех пылающего огня.
Его ужасающий страх сотрясает тело и душу жертвы.
Его глаза полны страха
В Его руке острый меч, с лезвия капают капли горечи
Он убивает того глупца и швыряет его в Ад.
(Мудрость Зохар 538-539)
В то время как Лилит явно не названа в этом отрывке, и современный читатель, незнакомый с Зохар, должен положиться на сноску (35) для идентификации этой загадочной женщины, описание объясняет, что ссылка на Лилит — очевидна, и любой, кто знаком с каббалистическим учением — и, потому, и с Зохар — способен идентифицировать эту «женщину» Самаэля.
Этот отрывок особенно важен из-за его ассоциации Лилит со змеей. Сноска объясняет: «Самаэль подобен душе и Lilith подобна плоти. Дела Лилит совершаются властью Самаэля» (538, сноска 36). Идея того, что Лилит и Самаэль, ее «муж», связаны именно таким образом — концепция, характерная для каббалистического учения. В сноске к другому отрывку, читаем, что «душа была продуктом слияния мужчины и женщины в сефирот, она объединяла мужчину и женщину, так как Адам и Ева были изначально созданы соединенными вместе» (539, сноска 43).
Это соединение Адама и Евы не было исключительно неким видом духовной связи, как это можно интерпретировать сейчас, но, скорее, полагалось, что они были фактически гермафродитным существом. Эта идея, которая, кажется конфликтующей с другими аспектами истории создания, объясняется следующим образом: «женщина была прикреплена к спине мужчины, пока Адам не назвал всех животных. Тогда бог погружает Адама в глубокий сон, и отделяет женщину от Адама. Бог украшает ее подобно невесте, и затем приносит женщину Адаму» (Koltuv 8). Этого аспекта касается Зохар I 34b: «я нашел в старой книге, что эта женщина не отличалась ничем от своего оригинала (Лилит), кто была с ним и происходила от него» (Koltuv 8). В то же время, касательно явного противоречия: включал ли гермафродитный Адам — Лилит, или он состоял из Адама и Евы, сноски и пояснения к тексту умалчивают.
Сама идея, что мужчина и женщина являлись одним целым, очень важна. Так как «женщина Самаэля названа ‘змеей’», и так как сам Самаэль представляет Дьявола — Сатану — то имеет смысл, что образы змеи и Лилит были объединены в литературе и искусстве. Это можно заметить во множестве экспонатов, датированных от 1400 г. и позже: змея, которая совращает Еву вкусить запретный плод, имеет лицо (и волосы) Лилит. Вероятно, именно этот отрывок стал первопричиной такого объединения.
Следующее появление Лилит в Зохар пересказывает историю создания Лилит, как первой жены Адама. Отрывок из Зохар III, 19a:
Придите и смотрите: из бездн глубоких вышла женщина, дух над всеми духами, и имя ее было – Лилит. И с самого начала она была рядом с человеком. Когда Адам был создан, и тело его было закончено, тысяча духов левой стороны собрались вокруг его тела, и каждый из них хотел войти в него, но не смог, и пресвятой, будь он благословен, бранил их. Адам тем временем лежал, как тело без души, и он был бледен, и духи парили вокруг него. В тот час облако спустилось с небес и отогнало всех этих духов. И написано «и сказал бог, пусть земля даст душу живую» (Бытие 1:24). Мы уже объяснили, что женщина стала беременной мужчиной в душе Адама и произвела дух, который включал две стороны, как надлежало, так, чтобы его можно было бы вдохнуть в Адама. Это – значение того, что «он дышал в его ноздри дыханием [или душой] жизни, и Адам стал душой живой» (Бытие 2:7). Имеющий сомнения, относится ли это к жизни нижней или жизни, называемой «Израиль», или мужской, или женской, должен заметить, что говорится «живая душа» без уточнения, а значит, обозначает все вообще. Когда Адам возник, его жена была прикреплена к нему, и святая душа, которая была в нем, простиралась во все стороны, и питала обе стороны, и включала в себя обоих. Впоследствии, пресвятой, будь он благословен, разделяет Адама, и подготавливает женщину его. Это — значение того, что «и бог создал эту сторону…» (Бытие 2:20 – «сторона», как мы объяснили прежде, написано в значении «сторона скинии» (Исход 26:20)). «И он принес ее Адаму» (Бытие 2:22) — одетую как невеста.
Когда Лилит видела это, она бежала, и она теперь в городах моря, и она все еще намерена вредить человечеству. Когда пресвятой, будь он благословен, уничтожит злой Рим, и ввергнет его в вечное опустошение, он поднимет Лилит и оставит ее в руинах, и место это будет пустынным навечно. Это — значение «Лилит будет покоиться там, и находить там покой» (Исайя 34:14). (Мудрость Зохар 539-540)
Идея Адама и Евы, соединенных вместе, далее объясняется сноской 48: «сторона в обеих цитатах – еврейское слово zela. В Бытие 2:22 оно обычно переводится как ‘ребро’, но отметим, что Ева была создана разделением Адама надвое, и отделялась целая сторона, которая и стала Евой». Это помогает доказывать, что женская половина Адама была действительно Евой, а не Лилит.
Заключительная ссылка на Лилит появляется в Зохар III, 76b-77a.:
После того, как змея легла с Евой и отравила ее грязью, она зачала Каина. Отсюда исходят все злые поколения мира, и поколения демонов и духов, со всеми их особенностями. Поэтому духи и демоны — наполовину подобны людям и наполовину подобны ангелам небесным. Точно так же, когда духи были порождены Адамом, они имели половину человеческую и половину ангельскую. После того, как они были порождены Адамом, он породил от них дочерей, имевших красоту верхних и низших миров. Поэтому написано «сыновья бога видели дочерей человека, и их красоту…» (Бытие 6:2), и все они сбились с пути через них.
И был один мужчина, кто вошел в мир от духа Каина, и назвали его Тубал-Каин. И была женщина с ним, и люди сбивались с пути через нее, и ее имя было — Наама. От ее духов и демонов появлялись новые, и они пребывали в воздухе, давая информацию другим, тем, кто был ниже их. Этот Тубал-Каин принес оружие войны в мир. И Наама производит грохот и разрушение, и она жива до сих пор. И ее дом – в прибое большого моря, и она выходит, чтобы насмехаться над человеком, становится страстной во снах и желаниях человека. Она берет эту страсть и зачинает через нее и рождает демонов в мир. Сыновья, которых она являет смертным людям, входят к женщинам человеческим, и они зачинают от них и рождают духов.

И все они приходят к Лилит и она хранит их. Она выходит в мир, ища младенцев, и видя младенцев, она льнет к ним, желая убить их, и поглотить души их. Когда же она хочет унести души с собой, три святых духа предстают перед нею и отбирают души, и отдают пресвятому, будь он благословен.
По этой причине Тора предупреждает людей: «Освятите себя и будьте святы» (Левит 20:7). И истинно, что человеку святому нечего бояться ее, так как пресвятой, будь он благословен, вызовет трех святых ангелов, и они защитят ребенка, и она не сможет вредить ему. Это — значение слов «никакое зло не случится с вами, никакая чума не войдет в дом ваш» (Псалом 91:10). Поскольку «он пошлет ангелов вам» (Псалом 91:11). И написано «поскольку он любил меня, я пошлю [ангелов] ему» (Псалом 91:14). Но если человек не святой и ввергает дух свой в грязь, она [Лилит] придет, и будет насмехаться над ребенком. И если она убьет его, она поглотит его дух, и никто не воспротивится ей.
Вы можете возразить, что те, кого она убивает, но чей дух принят тремя святыми ангелами, не могли быть порочны. И, если это — так, то по какому праву она убила их? В этих случаях человек не освятил себя, но при этом он не имел грязных намерений, поэтому она имеет власть управлять телом, но не духом. (Мудрость Зохар 542-543)
На первый взгляд незначительное начало этого отрывка освещает важный факт: «змея легла с Евой» и, таким образом, стала отцом Каина. Это объясняет злые действий Каина, но и поднимает важный вопрос: является ли эта змея Самаэлем, либо Лилит, или действительно это — гермафродитная ассимиляция Самаэля и Лилит? Сноска отвечает на этот вопрос, что «змея, которая легла с Евой, была Самаэлем, и он был ангелом, который пал от верхних царств» (542, сноска 67). Факт, что Лилит, как змея, соблазняет Еву вкусить плод познания, что широко отражено в искусстве, однако, независимо от смысла этого отрывка Зохар, некоторые полагают, что Лилит, как змея, также имела сношения с Евой.
Часть этого отрывка, упоминающая Лилит, однако, даже не намекает, что Лилит была связана с Адамом. Вместо этого, текст сосредоточен на ее недоброжелательности к младенцам и ее чертам, как суккуба, поскольку это объясняет, что, если человек не будет свят во время сношения, то его ребенок действительно будет отдан Лилит.
В Зохар Лилит появляется во всех ее обликах, иногда обосновано, но обычно внезапно. Более важно, что все пассажи, которые ссылаются на Лилит, учитывают возможность, что ее образ действительно объединяет в себе все три мифа. Именно эта идея, возможно, спровоцировала поиск несоответствий в различных мифах и сделала Зохар более популярным, чем любая из предшествующих ему работ.

Демон Лилит — покровительница похоти и сексуальности

Несмотря на то, что в нынешней трактовке как Ветхого Завета, так и Торы имя Лилит никак не фигурирует во время сотворения мира и жития Адама и Евы, в более древних документах содержатся сведения о том, что первоначально Бог сотворил Адаму жену, слепив её из глины. После того, как Лилит отказалась во всём подчиняться своему назначенному мужу и заявила, что она является равной мужчине, так как является полноценным творением самого Бога, Господь послал за ней трёх ангелов, чтобы вразумить её и наставить на путь истинный, но Лилит пустилась в бега. И только после этого, наученный горькой ошибкой, Бог сотворил Еву из ребра Адама, дабы подчеркнуть ее подчиненную мужчине сущность, чтобы у нее не было никаких сомнений и вопросов относительно права мужа указывать ей.
О жизни Адама и Лилит на нашем сайте есть отдельная статья, а здесь мы рассмотрим ее последующую демоническую сущность. Согласно различным легендам, Лилит, после бегства от мужа, дошла от рая до Красного моря, где ее и настигли Самагнелоф, Сеной и Сансеной — трое ангелов, которые должны были убить её, но в итоге наказали другим образом. Это было связано с клятвой Лилит убивать всех младенцев за исключением тех, кто будет защищен амулетом с написанным на нём ее именем. Ангелы не решились на такой шаг и наказали её — по одной из версий, каждую ночь первая женщина испытывает муки от гибели сотни её собственных детей, другая гласит, что все её дети превращаются в уродливых нечистых демонов, а по третьей — Лилит просто стала бесплодной.
Именно с этой основной легендой и связано большинство древнееврейских мифов о демонице Лилит. Она считается в первую очередь сущностью, которая всячески вредит деторождению, проклинает, похищает, убивает или подменяет младенцев и издевается над роженицами. Отдельно следует отметить тот факт, что в некоторых ответвлениях иудаизма существовало и даже существует до сих пор мнение, что Лилит также заставляет женщин испытывать оргазм, вселяясь в них, что приводит к рождению драчливых, беспокойных и непослушных детей — в этом суеверии, как и в случае с богиней Астартой, явно прослеживается влияние общей патриархальной культуры, которая постепенно вытесняла изначально сложившиеся в матриархальном обществе первобытных людей традиции.
Происхождение имени Лилит уходит своими корнями практически к самим истокам человеческой цивилизации и всех других религий. Как в древнеиудейском, так и в шумерских и аккадских языках, корень «лилу» обозначает ночь и ночных созданий, поэтому именно ночь является стихией этой сущности. У некоторых народов она почиталась как божество. Так, в шумерских легендах о Гильгамеше, богиня Лилит упоминается неоднократно. В качестве богини она выступает как ночная ипостась женщины — в ней есть пленительная красота и губительная сила, её слёзы даруют жизнь, в то время, как поцелуй — обрекает на смерть.
Внешность Лилит часто крайне разнится в зависимости от источников. Так, средневековые демонологии считают, что она выглядит как истинное олицетворение похоти и сексуальности, в то время как более древние источники описывают демоницу как поросшую волосами, имеющую змеиный хвост или когтистые звериные лапы — отметины, данные ей Богом и его ангелами в качестве наказания.

Лилит — первая жена Адама, отказавшаяся быть вещью

Мифы не сохранили информации о детях Адама и Лилит, хотя сегодня часть теологов уверена в их существовании. Детьми первой пары были хтонические чудовища и великаны — не злая и не добрая сила, исключительно земное творение, возникшее не по воле Господа, а сотворенное самой первой из женщин.
Упоминания о существах встречаются во всех мировых религиях, кроме авраамических. Иудеи, мусульмане и христиане решили убрать из истории информацию о нарушении Божьей Воли первой женщиной.

Согласно легенде, впоследствии демон стала существовать в двух ипостасях: Старшая Лилит была супругой Самаэля и матерью всех демонов, пока Младшая олицетворяла похоть и была спутницей демона Асмодея. Младшая жила в пещере и выходила в мир только ночью, соблазняя случайных путников и мужчин, которые оставались дома одни. Эта ипостась заведовала и сотнями подчиняющихся ей духов — суккубов, инкубов и ночных призраков, которые крали дыхание младенцев.
В ортодоксальных иудейских общинах до сих пор существует традиция, что юношам нельзя ночевать в одиночестве, а отец ребенка в последнюю ночь перед обрезанием обязан читать до рассвета над малышом Тору.
Мифический образ первой жены Адама существовал у разных народов Междуречья. Впоследствии любые упоминания о первой супруге тщательно искоренялись, ведь история Адама и Лилит не соответствовала устоявшимся патриархальным традициям. Сейчас обнаруживают все больше источников, подтверждающих существование и важность по-настоящему первой женщины в истоках христианской, мусульманской и иудейской веры.

Легенда о Лилит. — Общество Тайных Знаний — Практическая Черная и Белая Магия

У каждого народа есть колдунья,которую они считают самой злой,безжалостной,чарующе- прекрасной.Так,у арабов и евреев это Лейлах,что в европейском звучании-Лилит.
Происхождение ее уходит в такие незапамятные времена сотворения мира,что даже говорить об этом страшно!Лилитами(именно во множественном числе) семитские народы звали всех инкубов и суккубов,способных соблазнять и убивать.А происходит слово от шумерского «лил»,что значит-«ночь».
Предания о рождении первого человека Адама говорят,что он был вылеплен из глины,и Создатель сразу же сотворил ему жену-Лилит.Она была прекрасна и строптива,во всем ему равна,а по уму еще и превосходила,что сильно раздражало перво-человека.Они спорили и ругались,кто из них «равнее».В конце концов Лилит покинула Адама по своей воле или соблазненная Змеем-здесь существуют разночтенья,да и кто упомнит-столько тысяч лет прошло.Возможно,это был типичный женский шантаж.Но бог не стал долго думать и сотворил Адаму вторую жену-Еву,конечно же сделав ее из «адамова ребра».Хотя существует мнение,что за Лилит в погоню все-таки послали ангелов,но она вернуться отказалась.И тут некоторые источники тихо намекают на интереснейший поворот сюжета: что один из этих ангелов-Самаэль-сам взял ее в жены,чем разгневал всех-и Бога ,и Адама.Вот почему и пришлось терзать ребро!Самаэль,конечно,был изгнан и позже превратился в само Зло.
Как бы там ни было на самом деле,но Лилит питала неукротимую ненависть ко всем детям Евы и Адама.Ее считали убийцей младенцев,а также наводящей бесплодие.Причем,она убивала детишек и выпивала их кровь не просто из вредительства,а для того,чтобы на их место подложить своих дочерей,рожденных от обычного мужчины.Вот почему Лилит считают матерью всех ведьм,а сыновей ее -демонами.
Каким был облик первой жены Адама известно мало-красива,вот и все.Он быстро стал изменчив:кому-то нравятся блондинки,кому-то брюнетки,кому-то юные,а кому-то зрелые женщины.Поэтому мужчинам не рекомендовалось вступать в случайные интимные знакомства и не спать одним:противостоять соблазну может лишь святой.
А вот внешность дочерей Лилит известна лучше.Считается,что от матери им досталась мраморно-белая кожа,огромные глаза,а также дар слова.Многие поэтессы-от царицы Савской до Цветаевой Марины считали себя происходящими от самой Лилит!
Лилит,конечно же,бессмертна.Она-опасные демон.Защититься от нее в стародавние времена было практически невозможно:нужно было знать все ее 40 имен и еще имена трех ангелов,чтобы сделать качественный амулет,и то не факт,что поможет.Ни креста в церкви,ни полумесяца в мечети ни она,ни ее дочери не боятся.В средневековой каббалистической литературе и у более современных авторов прекрасная,неземная Лилит и ее дочери противопоставлялись «простой»,обыденной Еве и ее детям.
Некоторые авторы утверждают,что за давностью времен Лилит просто рассыпалась в прах.Что ж,мужчины,надейтесь,что это так….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *