Легенда о лире

Созвездие Лира — Всё о созвездиях

Легенда и история
Характеристики
Самые интересные объекты для наблюдения:
Планетарная туманность «Кольцо» (M 57 или NGC 6720)
Шаровое звёздное скопление M 56
Рассеянное звёздное скопление NGC 6791
Двойная звезда ? Lyr
Кратная звезда ? Lyr

Легенда и история

Лира — очень старое созвездие. Включено в каталог звёздного неба Клавдия Птолемея «Альмагест». Название своё получило в честь лиры сына бога Аполлона — античного певца Орфея. Орфей очень любил нимфу Эвридику (жену) и после её смерти пошёл вслед за ней в царство мёртвых Тартар. Там Орфей своей игрой пленил Цербера, Харона и бога мертвых — Гадеса. Гадес разрешил Эвридике покинуть царство вместе с мужем, если она пообещает всегда следовать за ним, а Орфей никогда не будет оглядываться назад. Но Орфей не справился и оглянулся. Жена так и осталась в царстве мёртвых навсегда. Горе настигло Орфея, он днями и ночами бродил по горам и лесам, играл на лире. Однажды встретил группу вакханок — жриц культа Диониса. Опьянённые вином женщины соблазнили Орфея и разорвали его на части. Тело его похоронили во Фракии, а голову увезли на остров Лесбос. После всего случившегося бог Аполлон поместил музыкальный инструмент лиру на небо.

Характеристики

Латинское название LyraСокращениеLyrПлощадь286 кв. градусов (52 место)Прямое восхождениеОт 18h 10m до 19h 24mСклонениеОт +25° 30? до +47° 30?Ярчайшие звёзды (< 3m) Вега (? Lyr) — 0,03m Число звёзд ярче 6m45Метеорные потокиЛиридыСоседние созвездия Геркулес Дракон Лисичка Лебедь Видимость созвездияОт +90° до ?42°ПолушариеСеверноеВремя для наблюдения на территории Беларуси, России и УкраиныИюль

Самые интересные объекты для наблюдения в созвездии Лира

1. Планетарная туманность «Кольцо» (M 57 или NGC 6720)


Изумительное «небесное око», смотрящее на нас из глубин космоса, таит в самом центре голубую очень горячую звезду, температура которой близка к 100 тысячам градусов по Цельсию. Туманность лучше всего наблюдать в телескоп с апертурой от 200 мм, но и в 150 мм агрегаты удастся рассмотреть небольшой туманный диск и тёмную сердцевину. M 57 продолжает расширяться со скоростью чуть больше 1? в столетие, что конечно незаметно для наблюдателя. Яркость — 8,8m, угловые размеры — 2,5? ? 2?. Расстояние от нас до туманности составляет 2100 световых лет, в некоторых источниках можно встретить число 4100. Радиус кольца — треть светового года. Возраст туманности не превышает 10 тысяч лет. На сегодня это одних из самых «фотогеничных» объектов во Вселенной. Особенно приятно различить цветные оттенки на любительских фотографиях, которые невозможно увидеть в телескоп. Прекрасная фотография от НАСА подтверждает всю красоту «планетарки» (по клику откроется в полном размере в новой вкладке):

2. Шаровое звёздное скопление M 56


M 56 — ярчайшее шаровое скопление в созвездии Лира. Имеет яркость — 8,3m и видимые размеры 8,8?. Диаметр скопления около 80 световых лет (в некоторых источниках можно встретить число 60). Удалено от Солнца на расстояние чуть больше 30 тысяч световых лет (снова в разных источниках разные значения). Расхождение измерений скорее всего связано с неточностью вычислений, то есть за скоплением не велось долгое наблюдение, чтобы можно было определить точные характеристики вследствие смещения и изменения спектральных характеристик.
Уже в 130 — 150 миллиметровые телескопы M 56 можно детально изучить. Конечно, на звёзды оно ещё не распадается, но насыщенную сердцевину и неоднородную структуру по краям рассмотреть получится. В телескоп с диаметром главного зеркала от 200 мм и при большом увеличении «шаровик» начинает распадаться на звёзды. Несмотря на кажущийся сложный маршрут до скопления, находится оно быстро по опорным ярким звёздам 4 — 5 звёздной величины даже в 8-кратный искатель.

3. Рассеянное звёздное скопление NGC 6791


Мудрейшее Старейшее (возраст около 8 миллиардов лет), крупное и детально изученное рассеянное скопление NGC 6791 имеет яркость 9,5m, угловой диаметр — 16? и удалено от нас на расстояние около 20 тысяч световых лет. Рассеянное скопление включает в себя около 100 звёзд, среди которых обнаружены белые карлики возрастом старше 6 миллиардов лет.
При наблюдении в окуляр с небольшой кратностью рассеянное скопление выглядит как слабое и небольшое шаровое скопление, но при смене окуляра на более «мощный» становится понятно, что скопление рассеянное. Из-за множества звёзд 10-13 звёздной величины на фоне скопления крайне сложно различить границы искомого объекта и чётко выделить его на неоднородном фоне.

4. Двойная звезда ? Lyr

Бета Лиры относится к классу затменно-переменных кратных звёзд. Это уникальный класс звёзд, блеск которых изменяется на протяжении всего времени из-за сильной деформации компонентов и их взаимного освещения.  Период системы составляет 12,9 суток, а яркость (блеск) звезды меняется с 3,4 до 4,3m.
На расстоянии 46? находится ещё одна звезда с видимой звёздной величиной 7,2m, которая в свою очередь является спектрально-двойной. Однако, считается что последняя пара звёзд не относится к Бета Лиры, а является лишь оптически двойной. Расстояние до этой группы звёзд от Солнца — 1300 световых лет.

5. Кратная звезда ? Lyr

Эпсилон Лиры — кратная звезда, состоящая из четырёх компонентов, которые в свою очередь разделены по парам. Расстояние между парами огромное (по меркам космических величин) — 173? и доступно для наблюдения даже в астрономический бинокль. Компоненты или их ещё называют ?1 (Северный) и ?? (Южный) — звёзды белого цвета. Данная система на сегодняшний день очень детально изучена. Достаточно точно определены орбитальные периоды. Так, например, орбитальный период ?1 и ?? составляет чуть больше 240 тысяч лет. Угловое расстояние между звёздами Северного компонента — 2,3?, а между звёздами Южного — 2,6?. Заметить промежуток между звёздами получится лишь в профессиональный телескоп с апертурой от 250 мм и на максимально допустимом увеличении. На атласе выше отметил и подписал расположение кратных звёзд: справа от ? Lyr находится самая яркая звезда созвездия и вторая по яркости в Северном полушарии — Вега.
В заключение скажу пару слов о Веге. Это вторая по яркости звезда Северного полушария (после Арктура в созвездии Волопас), пятая по яркости на звезда всего ночного неба. Находится на расстоянии 25,3 световых года от Солнца и по массе превосходит нашу звезду почти в 3 раза. Относится к белым звёздам и лежит на главной последовательности диаграммы Герцшпрунга-Рассела или спектр-светимости.
На этом знакомство с музыкальным инструментом созвездием Лира завершено. Уверен, неоднократно будете к нему направлять свои телескопы или бинокли, будете пробовать обнаружить как можно больше деталей в планетарной туманности «Кольцо» (M 56), разрешать кратные звёзды на отдельные составляющие и просто наслаждаться этим участком неба!
P. S. О том, как же лучше вести наблюдение того или иного объекта дальнего космоса: будь то галактика или звёздное скопление, или туманность — читайте в соответствующих статьях, список которых приведён ниже.
Все статьи из серии «Наблюдения за объектами дальнего космоса»:
Рассеянные звёздные скопления.
Шаровые звёздные скопления.
Галактики.
Диффузные туманности.
Планетарные туманности.
Кратные звёзды.
Планеты Солнечной системы.

Источник: https://2i.by/lyra/

Легенда о лире или «О смерти и рождении звезд».

фанфик по фэндому
«A.C.E»

Одним вечером рыжеволосый мальчишка, заигравшись, заблудился в лесу. Бродить в темноте одному ему было страшно, и он расплакался, отчаянно пытаясь найти выход, как вдруг услышал, что неподалеку льется чудесная мелодия. Поддавшись своему любопытству мальчик пошел на звук. Пройдя совсем немного и вынырнув из очередного густого кустарника, он увидел небольшой, обложенный камнями костер и рядом с ним небесной красоты парня в большой белой, практически в тон его кожи, рубахе и с темными, как это ночное небо, волосами. Он играл на лире, не обращая внимания ни на что вокруг. И даже на мальчика, медленно подошедшего к нему. Рыжеволосый стоял рядом, сначала молча слушая, вовсе позабыв о своих слезах и том, что он потерялся, и лишь потом неуверенно заговорил:
— М-можно мне сесть рядом и послушать?
В ответ юноша лишь слабо кивнул, взглянув в глаза мальчику исподлобья и улыбнувшись. И мальчишка завороженно слушал безостановочную игру юноши на новом для него и каком-то словно волшебном инструменте, пока не уснул.
Проснувшись от солнечного света, нещадно бьющего в глаза, он не сразу понял, почему он не дома. Лишь осмотревшись мальчик вспомнил: ночь, костер, юноша и лира. Но сейчас он был абсолютно один и звуков того чудного инструмента даже близко нигде не было слышно. Это все могло бы даже показаться сном, если бы не недавно потухший костер рядом с ним, от которого еще поднимался к небу слабый дымок.
При свете дня мальчик смог быстро найти дорогу к деревне и вернулся домой. Мать отчитала его и строго-настрого наказала возвращаться домой до заката. А мальчишка, успев лишь поесть, сразу побежал обратно в лес, в надежде застать того юношу. Мальчик просидел там почти до заката, но темноволосый так и не вернулся. Он покорно пошел домой, чтобы успеть вернуться до темноты.
Каждый последующий день, от рассвета до заката мальчик пропадал на том месте, отказываясь гулять с друзьями и никому не рассказывая, куда он ходит.
Однажды, уже потеряв всякую надежду на новую встречу, сидя на излюбленном месте и скучая, он нацарапал на дереве, под которым тогда сидел юноша, солнце. И кто бы мог подумать, что, вернувшись на следующее утро, он обнаружит рядом со своим солнцем чью-то луну! Надежда забурлила в мальчишке новыми силами — значит он приходил сюда! Но когда, если мальчик дежурит здесь целыми днями? Днями… А юноша приходит ночью, ну конечно! Обрадовавшись, он поспешил домой, ведь теперь не было смысла выискивать здесь темноволосого незнакомца днем.
Поздней ночью, дождавшись, когда в доме все уснут, мальчик тихо выбрался и что есть силы побежал в лес. Он так часто там бывал, что мог уже, казалось, с закрытыми глазами туда добраться. Сердце его билось быстро не только от бега, но и от предвкушения встречи. Мальчик надеялся, так сильно надеялся, что не ошибся в своей догадке!
Почти добежав, он остановился, испугавшись, что и на этот раз там никого не будет. Простояв окованный волнением несколько минут, он все же нашел в себе силы дойти. И не зря. На том самом месте действительно снова сидел тот самый юноша, и из его лиры снова лилась прелестная мелодия, а рядом привычно горел костер. Мальчишка улыбался от счастья так, что казалось, словно в ночи появилось солнце. Он прошел на то же место, где сидел в их прошлую встречу, и уселся, в этот раз уже не спрашивая. А юноша лишь по-доброму усмехнулся, не отводя взгляда от струн, но видя мальчика краем глаза.
И этой ночью мальчишка снова уснул. И снова проснулся ранним утром в одиночестве, лишь с недавно потухшим костром рядом. Сонно потерев глаза и рассеянно оглядевшись, в надежде увидеть хоть какие-то следы юноши, мальчик грустно вздохнул и поспешил в деревню, чтобы незаметно вернуться в дом.
Каждую ночь после того он втайне прибегал в лес. Они сидели вдвоем, молча, пока мальчишка, до последнего с упоением слушающий мелодии, создаваемые темноволосым, и глядящий на него восхищенно, всегда как в первый раз, в конце концов не засыпал. Мальчик плел для юноши венки из незабудок, а тот наутро оставлял ему ягоды, прежде чем исчезнуть.
В одну из таких уже вошедших в привычку ночей мальчик спросил у юноши, куда тот уходит и почему приходит лишь после заката? Но он ничего не ответил, словно и не слышал его, продолжая играть. Рыжеволосый не успокоился тогда и продолжал задавать вопросы, надеясь, что хоть на какой-нибудь юноша ответит, что скажет хоть словечко.
— Как твое имя?
Тишина.
— Откуда ты родом?
Тишина.
— Почему ты приходишь сюда?
Тишина.
Мальчик уже начинал смиряться с тем, что юноша никогда не заговорит.
— Почему, прежде чем ты уйдешь, я засыпаю, даже если я спать не хочу?
Тишина. Но другая. Помимо отсутствия ответа, теперь еще и музыка прекратилась. Но лишь на несколько секунд, а потом возобновилась, как ни в чем не бывало.
И тогда, не получив ответа ни на один из своих вопросов, мальчишка решил схитрить. Он притворился спящим к тому времени, когда обычно засыпал, чтобы проверить, что будет потом.
Мелодия лилась еще какое-то время, а после прекратилась. Ее сменили звуки шуршащей травы и листвы. Он уходит! Мальчик открыл глаза и повернулся, глядя в спину юноше, собирающемуся шагнуть куда-то в темную глубь леса.
— Почему ты не можешь остаться еще немного? — тихо заговорил он.
Юноша остановился, но отвечать опять не стал.
— Можно мне пойти с тобой? — задал очередной вопрос мальчик.
— Если ты пойдешь со мной, то никогда не сможешь вернуться сюда.
Голос юноши звучал также тепло и мягко, как и его инструмент, и мальчик не сразу понял, что тот наконец заговорил. У мальчишки в голове роилось вопросов больше, чем когда-либо, и он не знал с какого начать, раз уж юноша, наконец, заговорил.
— Солнце встает. Я ухожу.
Послышалось от темноволосого, и он почти было ушел, но мальчик вновь его окликнул:
— Нет, постой! Я пойду с тобой!
Он наконец повернулся к мальчику, глядя на него заинтересованно.
— Ты даже не знаешь, куда собираешься пойти, глупый.
— Мне все равно, я хочу пойти с тобой.
Юноша усмехнулся, произнес тихое «ладно», и мальчишка радостно подлетел к нему.
Там, за деревом, за которое собирался уйти он, была непроглядная темнота, словно черное полотно, и мальчику стало жутко. Он потянулся к руке темноволосого, чтобы схватиться, но остановился, решив, что стоит сначала спросить.
— М-можно?
Юноша в очередной раз усмехнулся и сам взял мальчишку за руку. До чего славный ребенок был!
— Холодная…
Мальчик тихо шептал, не рассчитывая на то, чтобы его слышали. По ощущениям он словно не руку держал, а глыбу льда.
— Привыкай.
Коротко ответил юноша и они шагнули в темноту.
Мальчик, как и предрекал темноволосый незнакомец, в деревню не вернулся. Никто его не видел и не слышал о нем ничего после той ночи. Около дерева с нацарапанными на коре солнцем и луной костра словно и не было. А ночью по лесу не разливались больше звуки лиры. Но только той лиры.
Легенда гласит, что звезды, утратившие свою способность сиять, опускаются на
землю и по ночам, обретая облик человека, играют на лире. Мелодии эти способна услышать
лишь единственная подходящая угасшей звезде детская душа. Если такая не найдется в
установленный срок — всего один месяц — то звезда угаснет окончательно. Если же такая
душа приходит на зов, то звезда может забрать ее с собой в небо и там, воссоединившись,
они смогут сиять как новая звезда.

Миф о созвездии Лебедь и Лира

Как же Лебедь, который так привязан к воде, попал на небо и оказался
среди созвездий? Ответ мы находим в мифологии, которая связывает
созвездия Лебедя и Лиры.
Давным-давно прославленный спартанский герой Тиндарей был изгнан
из собственного царства братом Гиппоконтом. Долгие годы он скитался,
обошел много стран, но нигде не нашел приюта. Наконец, пришел он
в Этолию к царю Тестию, который не только принял его как дорогого
гостя, но и подружился с ним так, что отдал ему в жены свою прекрасную,
как богиня, дочь Леду.
Счастливо зажил Тиндарей. Прошло немного времени, и Геркулес убил
Гиппоконта и его сыновей, и тогда Тиндарей вернулся в родную Спарту
вместе с Ледой.
Удивительная красота и очарование Леды вызывали восторг у каждого,
кто ее видел. Весть о том, что она красива, как бессмертные богини,
обошла всю Грецию. Могла ли такая красавица остаться не замеченной
Зевсом? Увидел ее однажды Зевс и тотчас начал обдумывать способ,
как ему овладеть Ледой так, чтобы об этом не узнала его ревнивая
супруга Гера. Он превратился в белоснежного лебедя и спустился с
высот Олимпа в Спарту, к Леде.
Каждую ночь Леда принимала Лебедя — всемогущего Зевса. От него
у нее родились двое детей — дочь Елена, прекрасная, как богиня,
которая позже стала причиной Троянской войны, и сын Полидевк — прославленный
герой, которого Зевс одарил бессмертием (см. о созвездии Близнецов).
От Тиндарея Леда тоже родила двоих детей — дочь Клитемнестру и
сына Кастора.
На небе созвездие Лебедя олицетворяет Зевса, который, превратившись
в белоснежную птицу, летит на Землю к своей любимой Леде.

Согласно другому, более широко распространенному мифу, созвездия
Лебедя и Лиры связаны с легендарным фракийским певцом Орфеем и его
лирой.
Во Фракии у речного бога Эагра и музы Каллиопы родился сын Орфей.
Выражением очаровательного личика и кудряшками, которые спускались
с его высокого лба, ребенок был похож на бога Аполлона. Когда он
слушал чириканье и пение птиц, его глазки блестели от радости и
волнения. Мать, увидев в нем дарование музыканта, отнесла его в
горы к подножию горы Пелион. Там, укрытая густыми маслиновыми деревьями,
находилась пещера мудрого кентавра Хирона — учителя таких прославленных
героев, как Геркулес, Ясон, Лелей. Орфей быстро усвоил все, чему
его обучал мудрый наставник. В то время как другие ученики предпочитали
бег и упражнения в стрельбе из лука и метании копья, Орфей всецело
отдавался звукам музыки своего учителя. Все время он играл на лире.
Кентавр Хирон заранее знал, какая судьба предназначена его ученикам,
и готовил их к будущим подвигам. Он знал, что Орфею суждено стать
самым великим певцом, и учил его пению и игре. Когда Орфей играл,
он внимательно его слушал, поправлял ошибки и учил, как ударять
по струнам, чтобы они издавали самые приятные и нежные звуки. Скоро
Орфей так овладел искусством пения и игры, что превзошел своего
учителя. Тогда он сам начал сочинять песни и гимны. От гимна о правде
Хирон остался в восторге. Часто заставлял Хирон Орфея петь этот
гимн героям, чтобы они никогда его не забывали и боролись за торжество
правды в мире. «Потому что,- говорил мудрый Хирон, — без правды
не может быть истинного счастья на Земле».
Когда Орфей пел и играл на лире, его прекрасный голос разносился
по долинам и звучал над горами. Не только люди были очарованы его
пением и с упоением слушали его звучные песни, но даже деревья склоняли
свои ветви и листья переставали шуметь. Даже скалы и горы внимали
божественным песням Орфея. Завороженные его пением собирались вокруг
него дикие кровожадные звери. Из ближних и дальних лесов, оставив
свои гнезда, слетались птицы и, заслушавшись, внимали песням Орфея
и чудным звукам его лиры. Далеко по всему свету разнеслась слава
о певце, и его песни радовали всех людей на Земле.
Еще более нежными и прекрасными стали песни Орфея после того,
как он женился на нимфе Эвридике, которую он горячо любил. Но недолго
длилось их счастье. Вскоре Эвридика отправилась утром со своими
подружками нимфами погулять и набрать цветов на ближнем лугу у реки.
Гелиос щедро посылал на Землю свет и тепло. Цветы широко раскрыли
навстречу его лучам свои бутоны и издавали упоительный аромат. Весело
резвились нимфы, а их песни и смех оглашали леса и горы. Бегая по
лугу, Эвридика, не заметив, наступила на змею, которая вонзила ей
в ногу свои отравленные зубы. Эвридика закричала от боли, на ее
крик прибежали подруги, но было уже поздно. Мертвая Эвридика упала
им на руки. Плач и рыдания нимф были такими громкими, что их услышал
Орфей. Он сразу же прибежал на луг. Увидев свою возлюбленную мертвой,
он пришел в отчаяние. Долго горевал Орфей. От его грустных песен,
казалось, вся природа погрузилась в отчаяние, словно оплакивала
Эвридику вместе с ним.
Ничто не могло заставить Орфея забыть Эвридику. Где только ни
ходил он, что только ни делал, но с каждым днем отчаяние его становилось
все сильнее. Не осталось у него больше радости в жизни. Наконец,
он решил пойти в подземное царство и умолить Аида и его жену Персефону
вернуть ему Эвридику. Около Тенара спустился Орфей через бездонную
темную пропасть к священной реке Стикс. Но как переправиться через
нее? Перевозчик Харон отказался: его дело перевозить на другой берег
Стикса, в царство теней, только мертвых, а не живых людей. Напрасно
умолял Орфей Харона. Его ледяное сердце не тронула скорбь Орфея.
Тогда Орфей снял с плеча свою золотую лиру, сел на берегу и начал
играть. Божественные звуки понеслись над черными водами Стикса.
Они заворожили даже Харона, который не заметил, как Орфей влез в
ладью и подогнал ее к другому берегу. Перебравшись на другой берег,
Орфей отправился к трону Аида, сопровождаемый множеством теней,
собравшихся на звуки его дивных песен.
Появившись перед Аидом, Орфей продолжал петь и играть на лире.
В своей песне он выразил боль, причиненную ранней смертью Эвридики,
он пел о страданиях, которые испытывал после ее смерти. И такой
прекрасной была эта музыка и песня, что даже Персефона и Аид в глубокой
задумчивости проронили не одну слезу.
Загрустил Аид, послушав Орфея, и спросил его о цели прихода в
подземное царство. Орфей попросил вернуть к жизни Эвридику, потому
что жизнь без нее была невыносимой. Растрогался Аид и согласился
вернуть Эвридику в царство живых, но при одном условии: Орфей должен
идти за богом Гермесом, который выведет его из подземного царства,
а Эвридика будет следовать за Орфеем, но Орфею нельзя оглянуться
на Эвридику; если он обернется и посмотрит на нее, Эвридика навечно
останется в царстве мертвых.
Орфей принял это условие. И вот отправились они по узкой и обрывистой
тропинке, усыпанной острыми камнями, ведущей вверх, на Землю, облитую
лучами Гелиоса. Трудным был их путь. Вокруг только гробовая тишина
и непроглядный мрак, и как ни прислушивался Орфей, сзади не слышно
никаких шагов. Неужели Эвридика не следует за ним? Сомнения стали
мучить Орфея. Он забыл, что Эвридика — все еще бесплотная тень в
царстве Аида и потому он не может слышать ее шагов.
Уже лучи Гелиоса понемногу начали пронизывать мрак, становилось
все светлее. Еще немного, и Орфей с Эвридикой выйдут на Землю. Но
идет ли она позади Орфея? Неужели она осталась у Аида? Есть ли смысл
возвращаться без нее к жизни, чтобы снова обречь себя на страдания?
Задумавшись об этом, Орфей забыл об условии, оглянулся и увидел
тень Эвридики. Он протянул к ней руки, но она мгновенно растворилась
в непроглядном мраке царства мертвых… Второй раз пришлось пережить
Орфею утрату Эвридики. Сердце его разрывалось от муки. Ведь всего
за миг до выхода на Землю вместе с Эвридикой, где их озарили бы
снова лучи счастья, она по его вине исчезла безвозвратно в подземном
царстве. Долго Орфей изливал в слезах свое горе по Эвридике. Он
не хотел возвращаться без нее на Землю и снова спустился вниз, в
непроглядный мрак. Снова он пришел на берег мрачной реки Стикс и
встал перед Хароном. Но ничто уже не тронуло сердце престарелого
лодочника. Семь дней и семь ночей умолял Орфей, чтобы Харон переправил
его на другой берег, играл ему на лире и пел самые грустные песни,
но они не растрогали ледяного сердца Харона. Тот даже не подпустил
Орфея к своей лодке. Сломленный и отчаявшийся, Орфей вернулся обратно
и отправился в родную Фракию.
Смолкли песни Орфея. Не слышны были уже нежные звуки его лиры.
Так четыре года горевал он по Эвридике и даже не посмотрел ни на
одну другую женщину…
Однажды весенним днем, когда вся природа ликовала под золотистыми
лучами Гелиоса, разноцветные цветы усыпали ветви деревьев, все благоухало
молодостью и свежестью, и весело пели птицы, Орфей словно пробудился
от глубокого сна и взял свою лиру. Сел он на пригорке и, слегка
касаясь струн пальцами, запел. Песня его разнеслась вокруг и огласила
горы и долины. Дикие звери собрались около Орфея и в упоении слушали
его, перестали петь птицы, завороженные его дивным пением. Словно
заколдованная его нежной песней, перестала шуметь листва деревьев.
Вся природа слушала необыкновенного певца. В этот волшебный миг
легкий ветерок донес откуда-то издалека смех, крики и вопли. Это
были киконские женщины, устроившие празднование в честь Вакха. Все
ближе приближались они, и все громче были слышны их крики. Вдруг
одна из них, самая пьяная, которая едва держалась на ногах, показала
на Орфея рукой и крикнула осипшим голосом: «Вот он, наш враг,
женоненавистник!»
Град камней и тирсов79 обрушился на Орфея. Оборвалась его песня,
а он замертво свалился с пригорка. Как кровожадные гиены, набросились
на его тело взбешенные вакханки. Они разорвали его на части и бросили
лиру и голову Орфея, обагренные кровью, в воды реки Гебр (река Марица).
В подземном царстве теней Эвридика встретила Орфея, и уже ничто
не могло их разлучить.
Боги превратили певца Орфея в снежно-белого лебедя и вознесли
его на небо в виде созвездия. Широко раскрыв свои крылья, вытянув
длинную шею, летит лебедь к Земле, к своей любимой Эвридике.
Воды Гебра понесли лиру Орфея, слегка покачивая ее на тихих волнах.
Ее струны откликнулись печальной песней, огласившей Фракийскую долину
и Родопы. Опечалилась вся природа. Смерть Орфея оплакивали деревья,
цветы и травы. В лесах замолкли звонкие песни птиц, которые тоже
скорбели о певце, и даже дикие звери проливали слезы. Расплакались
скалы в горах, и слезы их потекли бурными потоками. Разлились реки,
и мутные воды потекли к далекому морю, чтобы вылить в него их боль
и скорбь.
Одетые в черные одежды, распустив волосы в знак скорби, вышли
из потоков и рек нимфы. Но не беззаботный смех, а плач по дивному
певцу Орфею разносился далеко по окрестностям. А погруженная в скорбь
река все дальше и дальше уносила лиру и голову Орфея и вместе со
своей болью выплеснула все в безбрежное море. Приняли лиру и голову
волны и отнесли на остров Лесбос. От легкого ветерка затрепетали
тихонько струны лиры, и чарующие звуки разнеслись далеко от острова.
Боги
превратили золотую лиру Орфея в созвездие Лиры, оставив ее навечно
на небе. Она напоминает людям о волшебных песнях легендарного певца,
которыми он завораживал всю природу.
Созвездие Лира
Созвездие Лебедь

Созвездие Лира

Вмещает два объекта Мессье – Мессье 56 (М56, NGC 6779) и Мессье 57 (М57, NGC 6720, Туманность Кольцо), а также 10 звезд с планетами. Ярчайшая – Вега, чья видимая визуальная величина достигает 0.03 (5-я по яркости в небе). Есть также три метеорных потока: Лириды (21-22 апреля), Июньские Лириды и Альфа Лириды. Рассмотрите схему созвездия Лира на карте звездного неба.

Созвездие входит в группу Геркулеса вместе с Центавром, Чашей, Вороном, Лебедем, Геркулесом, Стрелой, Щитом, Секстантом, Змеей, Лисичкой, Волком, Змееносцем, Южным Крестом, Гидрой, Южной Короной, Южным Треугольником, Орлом и Жертвенником.

Миф о созвездии Лира

Лира была инструментом музыканта и поэта Орфея, убитого вакханками. После смерти лира упала в реку, но Зевс отправил орла и поместил обоих на небо. Орфей – сын фракийского короля и музы Каллиопы. В молодости он получил в подарок золотую лиру от Аполлона, который научил его играть, а мать – писать стихи.
Его музыка была настолько прекрасна, что могла очаровать даже камни. Она не раз выручала его, например, когда спасал Эвридику (жену) с подземного мира или когда сопровождал Ясона и аргонавтов в поездке за Золотым Руном. Если бы не он, то команда не смогла бы спастись от Сирен, чьи песни зазывали моряков на гибель. В самый опасный момент Орфей начал играть на лире, и его музыка пробудила мужчин от чар.
Наиболее известная история – смерть жены. На свадьбе она старалась избегать сатира и упала в гнездо со змеями. После укуса в пятку она умерла. Когда Орфей нашел тело, то сыграл настолько печальную песню, что даже боги заплакали. Они настолько сильно прониклись, что посоветовали последовать в подземный мир и попытаться вернуть ее душу. Орфей сыграл для Аида и тот позволил им вернуться, но только если Орфей будет идти впереди и не оглянется назад до самого возвращения. Но он забыл об этом условии и перед самым выходом посмотрел на жену, которая исчезла навсегда.
Орфея разорвали в клочья вакханки за то, что тот отказался почитать Диониса. Музы доставили лиру на небо. Они также собрали останки его тела и похоронили под горою Олимп.
Созвездие очень часто изображали в виде стервятника или орла, несущего инструмент в клюве или на крыльях, и называли «Aquila Cadens» – «падающий орел». В Уэльсе его еще называют «Арфа короля Артура».

Главные звезды созвездия Лира

Изучите яркие звезды созвездия Лира с подробным описанием, фото и характеристикой.
Вега (Альфа Лиры) – белый карлик (A0V) с видимой визуальной величиной 0.03 (ярчайшая в созвездии, 2-я в северном небе и 5-я в небе) и удаленностью в 25.04 световых года. 12000 лет до н.э. она была звездой северного полюса и снова станет ею в 13727 году.
Это важный объект, так как помимо Солнца стала первой звездой, которую удалось сфотографировать, а также записать спектр. Это сделали Уильям Бонд и Джон Адамс Уиппл в Обсерватории Гарвардского колледжа 17 июля 1850 года. А астроном-любитель из Америки Генри Дрейпер впервые сфотографировал спектр в августе 1872 года.
Вега (Альфа Лиры)
Вега в 2.1 раза массивнее Солнца и достигает лишь десятой части его возраста (455 миллионов лет). Ожидается, что она просуществует примерно еще столько же. Это подозрительная переменная звезда с быстрой скоростью вращения – 274 км/с на экваторе.
Полагают, что у нее есть околозвездный пылевой диск, так как выпускает избыточное инфракрасное излучение. На орбите может находиться как минимум одна планета размером с Юпитер.
Благодаря яркости ее очень легко найти в небе. Входит в состав Летне-осеннего треугольника, созданного Альтаиром (Орел) и Денебом (Лебедь). Вега стоит на самой вершине.
Сулафат (Гамма Лиры) – бело-голубой гигант (B9 III) с видимой визуальной величиной 3.261 (вторая по яркости в созвездии) и удаленностью в 620 световых лет. По радиусу в 15 раз больше солнечного. Скорость вращения – 71-72 км/с. Название Сулафат происходит от арабского al-sul?afat – «черепаха».
Шелиак (Бета Лиры) – двойная звездная система с видимой визуальной величиной 3.52 и удаленностью в 960 световых лет. Переменная светимость изменяется от 3.4 до 4.3 величины. Впервые это заметил астроном из Британии Джон Гудрик в 1784 году. Объекты настолько близки друг к другу, что образуют спектроскопическую двойную звезду, которую не удается разделить оптическими телескопами. Период вращения – 12.9414 дней (периодически затмевают друг друга).
Первичная звезда – бело-голубой гигант (B7II). Второй объект – звезда класса B. Одна из них заполняет полость Роша двойной звезды, а вторая нет. Газ с поверхности донора переносится на аккрецирующую звезду, и перенос массы доминирует над эволюцией системы. Звезда B7II когда-то была намного массивней. При трансформации в гиганта она отдала огромную часть своей массы спутнику, из-за чего вокруг нее образовался аккреционный диск (он мешает более точно определить тип).
Шелиак с арабского означает «черепаха» или «арфа».
R Лиры – красный гигант (M5III). Это полурегулярная пульсирующая звезда с видимой величиной 3.9-5.0. Расположена в 350 световых годах от нашей системы. Значительно ярче и крупнее Солнца, но уступает по нагреву.
Дельта Лиры – представлена звездой и звездной системой, разделяющих одно и то же обозначение Байера.
Дельта-1 Лиры – двойная звездная система с периодом вращения 88 дней. Видимый величины компонентов достигают 5.569 и 9.8. Между ними очень маленькое расстояние, поэтому создают спектроскопическую двойную систему, удаленную от нас на 1100 световых лет.
Главная звезда – бело-голубой карлик (B2.5 V) в два раза горячее и ярче Солнца. Спутник – оранжевый гигант (K2III), опережающий Солнце по размерам и яркости, но проигрывающий в температуре.
Дельта-2 Лиры – красный яркий гигант (M4 II) с видимой визуальной величиной 4.30 и отдаленностью в 740 световых лет. В 6500 раз ярче Солнца и в 200 раз больше по радиусу. Возраст – 75 миллионов лет.
Эпсилон Лиры – система с несколькими звездами, расположенная в 162 световых годах. Видимая визуальная величина – 4.7. В телескопе виднеются две звезды, каждую из которых можно разделить на бинарную. Две двойные звезды вращаются относительно друг друга.
Эпсилон-1 Лиры – северный объект в системе, представленный двойной звездой, чьи составляющие разделены на 2.35 угловых секунды. Видимые величины – 4.7 и 6.2, а орбитальный период – 1200 лет.
Звезды Эпсилон-2 Лиры разделены на 2.3 угловых секунды с величинами 5.1 и 5.5. Орбитальный период вдвое меньше, чем у Эпсилон-1.
В 1985 году нашли еще 5-й объект, который совершает оборот вокруг Эпсилон-2 за несколько десятилетий.
Вега и Эпсилон Лиры
RR Лиры – переменная звезда, расположенная вблизи границы с Лебедем. Это прототип переменной RR Лиры (периодические переменные звезды, расположенные в шаровых скоплениях и используемые для измерения галактических расстояний).
Это пульсирующие горизонтальные звезды спектрального класса А (реже F) с половиной солнечной массы. Полагают, что они были похожи на Солнце, но в определенный момент потеряли массу. Это старые, с небольшим количеством металла, звезды со средней абсолютной величиной 0.75 и в 40-50 раз ярче Солнца.
В этом классе RR Лира – самая яркая, чья видимая величина достигает 7.06-8.12. Средняя кажущаяся величина – 7.195, а удаленность – 860 световых лет от Солнца.
Звезда уже прошла стадии главной последовательности, красного гиганта и сейчас относится к горизонтальной ветви (HB) – слияние гелия в ядре и водородный синтез в оболочке.
Изменчивость RR Лиры заметил Уильям Флеминг в 1901 году. Регулярная пульсация происходит в течение 0.56686776 дней (13 часов и 36 минут). Это приводит к изменению радиуса звезды от 5.1 до 5.6 солнечных.
DM Лиры – катаклизмическая переменная звезда, представленная тесной двойной системой: белый карлик аккретирует вещество от звезды-компаньона. Из-за этого создается неустойчивый диск, вызывающий в карлике периодические вспышки.
Тип главного тела пока не определен. Стандартная видимая визуальная величина системы достигает 18, но во время вспышек – 13.6. В прошлом веке было замечено два подобных события: в 1928 году и в июле 1996 году. Последняя была длинной и яркой. Это указывает на то, что перед нами переменная типа SU Большой Медведицы.
Каппа Лиры – оранжевый гигант (K2III) с видимой визуальной величиной 4.323 и удаленностью 238 световых лет. Это переменная звезда.
Мю Лиры – белый субгигант (A3IVn) с видимой визуальной величиной 5.12 и удаленностью 439 световых лет. Имя Alathfar с арабского переводится как «когти (нападающего орла)». Делит это наименование с Эта Лиры. Находится в 2.5 градусах на запад-северо-запад от Веги.
Глизе 758 – желтый карлик (G8V) с видимой визуальной величиной 6.36 и отдаленностью в 51.4 световых года. Можно легко отыскать при помощи бинокля. Напоминает Солнце, достигая 97% его массы и на 51% больше по уровню металличности.
В ноябре 2009 года нашли спутник звезды – Глизе 758b, достигающий 30-40 масс Юпитера.
Глизе 747AB (17 Лиры) – ближайшая звездная система, представленная красными карликами (M3 и M5). Система расположена в 26.5 световых годах от Солнца. Объекты совершают орбитальное вращение вокруг друг друга за 5 лет и под наклоном в 0.35”.

Небесные объекты созвездия Лира

Мессье 56 (M56, NGC 6779) – шаровое скопление с видимой визуальной величиной 8.3 и удаленностью в 32900 световых лет. Занимает около 84 световых лет в ширину и найдено 19 января 1779 года Шарлем Мессье.
Расположено между звездами Альбирео (Бета Лебедя) и Сулафатом (Гамма Лиры). В бинокле отмечается как нечеткая звезда, поэтому для лучшего наблюдения не обойтись без 8-дюймового телескопа. Возраст – 13.70 миллиардов лет. Ярчайшие звезды достигают 13-й величины. Скопление вмещает около десятка переменных.
Мессье 56
Туманность Кольцо (Мессье 57, M57, NGC 6720) – знаменитая планетарная туманность, расположенная к югу от звезды Вега. Ее достаточно легко найти, поэтому постоянно выступает мишенью для любителей.
Видимая визуальная величина – 8.8, а удаленность – 2300 световых лет. В январе 1779 года ее нашел астроном из Франции Антуан Даркьер де Пеллепо. В том же месяце туманность заметил и Шарль Мессье, добавив в свой каталог в качестве 57-го объекта.
Туманность появилась после того, красный гигант перешел к этапу трансформации в белого карлика и вытеснил оболочку ионизированного газа. Она расширяется со скоростью 1 угловой секунды за столетие. Ядро было замечено 1 сентября 1886 года венгерским астрономом Йеном Готхардом.
Это планетарная туманность (биполярная) с плотным экваториальным кольцом, которое заметно расширяет структуру через главную ось симметрии.
Планетарная Туманность Кольцо (Мессье 57).
NGC 6791 – открытое скопление с видимой визуальной величиной 9.5 и удаленностью в 13300 световых лет. Возраст – 8 миллиардов лет. В 1853 году ее нашел астроном из Германии Фридрих Август Теодор Виннеке. Это одно из старейших и наиболее богатых металлом скоплений в Млечном Пути.
NGC 6791
NGC 6745 – нерегулярная галактика с видимой визуальной величиной 13.3 и удаленностью в 206 миллионов световых лет. Возраст – 10 миллиардов лет. Это триплет галактик, которые сталкивались и сливались в течение сотен миллионов лет.
Крупная NGC 6745A до события была спиральной галактикой, но сейчас выглядит довольно странно. Меньшая NGC 6745B прошла сквозь первую и теперь отдаляется. Полагают, что вторая потеряла большую часть межзвездной среды в процессе столкновения.

Легенда о лире или «О смерти и рождении звезд».

фанфик по фэндому
«A.C.E»

Одним вечером рыжеволосый мальчишка, заигравшись, заблудился в лесу. Бродить в темноте одному ему было страшно, и он расплакался, отчаянно пытаясь найти выход, как вдруг услышал, что неподалеку льется чудесная мелодия. Поддавшись своему любопытству мальчик пошел на звук. Пройдя совсем немного и вынырнув из очередного густого кустарника, он увидел небольшой, обложенный камнями костер и рядом с ним небесной красоты парня в большой белой, практически в тон его кожи, рубахе и с темными, как это ночное небо, волосами. Он играл на лире, не обращая внимания ни на что вокруг. И даже на мальчика, медленно подошедшего к нему. Рыжеволосый стоял рядом, сначала молча слушая, вовсе позабыв о своих слезах и том, что он потерялся, и лишь потом неуверенно заговорил:
— М-можно мне сесть рядом и послушать?
В ответ юноша лишь слабо кивнул, взглянув в глаза мальчику исподлобья и улыбнувшись. И мальчишка завороженно слушал безостановочную игру юноши на новом для него и каком-то словно волшебном инструменте, пока не уснул.
Проснувшись от солнечного света, нещадно бьющего в глаза, он не сразу понял, почему он не дома. Лишь осмотревшись мальчик вспомнил: ночь, костер, юноша и лира. Но сейчас он был абсолютно один и звуков того чудного инструмента даже близко нигде не было слышно. Это все могло бы даже показаться сном, если бы не недавно потухший костер рядом с ним, от которого еще поднимался к небу слабый дымок.
При свете дня мальчик смог быстро найти дорогу к деревне и вернулся домой. Мать отчитала его и строго-настрого наказала возвращаться домой до заката. А мальчишка, успев лишь поесть, сразу побежал обратно в лес, в надежде застать того юношу. Мальчик просидел там почти до заката, но темноволосый так и не вернулся. Он покорно пошел домой, чтобы успеть вернуться до темноты.
Каждый последующий день, от рассвета до заката мальчик пропадал на том месте, отказываясь гулять с друзьями и никому не рассказывая, куда он ходит.
Однажды, уже потеряв всякую надежду на новую встречу, сидя на излюбленном месте и скучая, он нацарапал на дереве, под которым тогда сидел юноша, солнце. И кто бы мог подумать, что, вернувшись на следующее утро, он обнаружит рядом со своим солнцем чью-то луну! Надежда забурлила в мальчишке новыми силами — значит он приходил сюда! Но когда, если мальчик дежурит здесь целыми днями? Днями… А юноша приходит ночью, ну конечно! Обрадовавшись, он поспешил домой, ведь теперь не было смысла выискивать здесь темноволосого незнакомца днем.
Поздней ночью, дождавшись, когда в доме все уснут, мальчик тихо выбрался и что есть силы побежал в лес. Он так часто там бывал, что мог уже, казалось, с закрытыми глазами туда добраться. Сердце его билось быстро не только от бега, но и от предвкушения встречи. Мальчик надеялся, так сильно надеялся, что не ошибся в своей догадке!
Почти добежав, он остановился, испугавшись, что и на этот раз там никого не будет. Простояв окованный волнением несколько минут, он все же нашел в себе силы дойти. И не зря. На том самом месте действительно снова сидел тот самый юноша, и из его лиры снова лилась прелестная мелодия, а рядом привычно горел костер. Мальчишка улыбался от счастья так, что казалось, словно в ночи появилось солнце. Он прошел на то же место, где сидел в их прошлую встречу, и уселся, в этот раз уже не спрашивая. А юноша лишь по-доброму усмехнулся, не отводя взгляда от струн, но видя мальчика краем глаза.
И этой ночью мальчишка снова уснул. И снова проснулся ранним утром в одиночестве, лишь с недавно потухшим костром рядом. Сонно потерев глаза и рассеянно оглядевшись, в надежде увидеть хоть какие-то следы юноши, мальчик грустно вздохнул и поспешил в деревню, чтобы незаметно вернуться в дом.
Каждую ночь после того он втайне прибегал в лес. Они сидели вдвоем, молча, пока мальчишка, до последнего с упоением слушающий мелодии, создаваемые темноволосым, и глядящий на него восхищенно, всегда как в первый раз, в конце концов не засыпал. Мальчик плел для юноши венки из незабудок, а тот наутро оставлял ему ягоды, прежде чем исчезнуть.
В одну из таких уже вошедших в привычку ночей мальчик спросил у юноши, куда тот уходит и почему приходит лишь после заката? Но он ничего не ответил, словно и не слышал его, продолжая играть. Рыжеволосый не успокоился тогда и продолжал задавать вопросы, надеясь, что хоть на какой-нибудь юноша ответит, что скажет хоть словечко.
— Как твое имя?
Тишина.
— Откуда ты родом?
Тишина.
— Почему ты приходишь сюда?
Тишина.
Мальчик уже начинал смиряться с тем, что юноша никогда не заговорит.
— Почему, прежде чем ты уйдешь, я засыпаю, даже если я спать не хочу?
Тишина. Но другая. Помимо отсутствия ответа, теперь еще и музыка прекратилась. Но лишь на несколько секунд, а потом возобновилась, как ни в чем не бывало.
И тогда, не получив ответа ни на один из своих вопросов, мальчишка решил схитрить. Он притворился спящим к тому времени, когда обычно засыпал, чтобы проверить, что будет потом.
Мелодия лилась еще какое-то время, а после прекратилась. Ее сменили звуки шуршащей травы и листвы. Он уходит! Мальчик открыл глаза и повернулся, глядя в спину юноше, собирающемуся шагнуть куда-то в темную глубь леса.
— Почему ты не можешь остаться еще немного? — тихо заговорил он.
Юноша остановился, но отвечать опять не стал.
— Можно мне пойти с тобой? — задал очередной вопрос мальчик.
— Если ты пойдешь со мной, то никогда не сможешь вернуться сюда.
Голос юноши звучал также тепло и мягко, как и его инструмент, и мальчик не сразу понял, что тот наконец заговорил. У мальчишки в голове роилось вопросов больше, чем когда-либо, и он не знал с какого начать, раз уж юноша, наконец, заговорил.
— Солнце встает. Я ухожу.
Послышалось от темноволосого, и он почти было ушел, но мальчик вновь его окликнул:
— Нет, постой! Я пойду с тобой!
Он наконец повернулся к мальчику, глядя на него заинтересованно.
— Ты даже не знаешь, куда собираешься пойти, глупый.
— Мне все равно, я хочу пойти с тобой.
Юноша усмехнулся, произнес тихое «ладно», и мальчишка радостно подлетел к нему.
Там, за деревом, за которое собирался уйти он, была непроглядная темнота, словно черное полотно, и мальчику стало жутко. Он потянулся к руке темноволосого, чтобы схватиться, но остановился, решив, что стоит сначала спросить.
— М-можно?
Юноша в очередной раз усмехнулся и сам взял мальчишку за руку. До чего славный ребенок был!
— Холодная…
Мальчик тихо шептал, не рассчитывая на то, чтобы его слышали. По ощущениям он словно не руку держал, а глыбу льда.
— Привыкай.
Коротко ответил юноша и они шагнули в темноту.
Мальчик, как и предрекал темноволосый незнакомец, в деревню не вернулся. Никто его не видел и не слышал о нем ничего после той ночи. Около дерева с нацарапанными на коре солнцем и луной костра словно и не было. А ночью по лесу не разливались больше звуки лиры. Но только той лиры.
Легенда гласит, что звезды, утратившие свою способность сиять, опускаются на
землю и по ночам, обретая облик человека, играют на лире. Мелодии эти способна услышать
лишь единственная подходящая угасшей звезде детская душа. Если такая не найдется в
установленный срок — всего один месяц — то звезда угаснет окончательно. Если же такая
душа приходит на зов, то звезда может забрать ее с собой в небо и там, воссоединившись,
они смогут сиять как новая звезда.

Легенда о чарующей лире. Афродита


Он шел стремительным шагом, надеясь нагнать Кризи по пути в город, словно опасаясь, что, если будет медлить, то вновь потеряет мужество и силы.
Пыльная дорога раскалилась добела, и Деметриос вынужден был щуриться, словно в глаза ему било полуденное солнце. Он шел, почти ничего не видя, и чуть не столкнулся с четырьмя рабами, возглавлявшими процессию. Деметриос посторонился; в этот миг певучий голос произнес:
— Любимый, как я рада!
Он вскинул голову: перед ним в паланкине восседала царица Береника.
Она приказала носильщикам опустить паланкин и протянула руки к своему любовнику.
Деметриос едва не закричал от досады, он готов был повернуться и броситься прочь, но не осмелился отказать царице и уселся рядом с нею в паланкин.
Тогда царица Береника, расхохотавшись, словно безумная, откинулась на подушки и принялась перекатываться по ним, будто кошка, зовущая поиграть с нею.
Ее носилки представляли собою настоящую спальню, которую могли поднять только двадцать четыре раба. Не менее десятка женщин вполне поместились бы в этом паланкине, улегшись на мягком голубом ковре среди подушек и накидок; потолок был так высок, что приходилось встать во весь рост, чтобы дотянуться до него. Спальня была длинная, но не очень широкая, а с боков носилки были задернуты легкими желтыми занавесями, пропускавшими солнечный свет. Пол, сделанный из кедра, обтягивал оранжевый шелк.
С потолка ниспадала золотая сеть, осенявшая статуэтку Астарты, отлитую из серебра и украшенную слоновой костью. Возле нее висела лампа, спорившая своей яркостью с солнечным светом.
Царица возлежала между двух рабынь-персиянок, которые обмахивали ее опахалами из павлиньих перьев.
Береника глазами указала скульптору место рядом с собою и повторила:
— Любимый, как я рада!..
Она коснулась его щеки:
— Я разыскивала тебя, милый, где ты был? Мы не виделись с позавчерашнего дня! Если бы я тебя не встретила сейчас, то умерла бы от тоски. Так грустно в этом паланкине одной! Когда мы переходили мост Гермеса, я одну за другой побросала в волны все мои драгоценности, чтобы посмотреть, как по воде пойдут круги и хоть немного развлечься. Видишь, на мне больше нет ни колец, ни ожерелий. Я сижу у твоих ног, словно жалкая нищенка.
Она потянулась к его губам. Рабыни отодвинулись вглубь носилок, а когда царица зашептала слова любви, зажали ладонями уши, боясь услышать что-нибудь лишнее.
Но Деметриос молчал, не отвечая на ее ласки, слушал рассеянно. Он видел только кровавую рану ее улыбки и подушку, черную от ее волос, которые она, ложась, всегда распускала, чтобы голова отдохнула от их тяжести.

А Береника твердила:
— Любимый, я так плакала этой ночью! Моя постель была холодна. Когда я проснулась и протянула руку в твою сторону, там было пусто, я не нашла ни твоего тела, ни твоей руки, которую целую сейчас. Я до утра ждала тебя, но ты так и не пришел. Я послала рабов во все кварталы города в поисках тебя, а когда они вернулись ни с чем, казнила их сама. Где ты был? В Храме? Но не в этих садах, не с этими женщинами? Нет, по твоим глазам я вижу, что тебя не отягощал Эрос. Тогда что же ты делал вдали от меня? Ты был у статуи… Да, я уверена, что ты был у нее. Теперь ты любишь ее больше, чем меня! Пусть она похожа на меня, пусть у нее мой рот, мои глаза, мои груди — но ты стремишься к ней, а не ко мне. Ты бросил меня ради нее! Тебе скучно со мной? Да, я вижу… Ты погружен в мечты о мраморе и о твоих уродливых статуях, а ведь я красивее их всех вместе взятых! И я живая, я люблю тебя и готова выполнить любое твое желание!.. Но ты ничего не хочешь. Ты не захотел сделаться царем. Ты не захотел стать богом, которому поклоняются. Сейчас ты не хочешь даже любить меня…
Она поджала ноги и облокотилась о подушку.
— Но я сделаю все, чтобы ты вернулся во дворец, любимый. Если ты больше не хочешь меня, скажи, кто она, та, которую ты хочешь, — и она станет моей подругой. Женщины моего двора красивы. У меня есть двенадцать девушек, которые с самого рождения живут в гинекее, даже не подозревая о том, что на свете существуют мужчины. Они все будут принадлежать тебе… лишь бы ты навещал меня после них. А еще в моем дворце есть женщины, которые имели больше мужчин, чем все куртизанки Храма! Им нет равных в искусстве Эроса. Только скажи, и я отдам тебе любую из тысячи моих рабынь. Я наряжу ее так, как наряжаюсь сама: в желтый шелк, золото и серебро. Хочешь?
Деметриос молчал.
— Но нет же! Тебя ничто не прельщает! Ты самый прекрасный и самый бесчувственный из всех мужчин! Ты не любишь никого, ты не способен любить кого-то — ты только из милости или от скуки дозволяешь любить себя. Ты позволяешь мне предаваться с тобою Эросу, но сам ведешь себя, словно корова, которую доят, а она равнодушно глазеет по сторонам. О боги!.. В конце концов, я обойдусь и без тебя, молодой грат, предмет всеобщего обожания, кого никто не может заставить страдать. Ничего, что в моем дворце нет мужчин, а есть только женщины! В сильных объятиях бронзовых эфиопок я скоро забуду твои ноги, стройные, словно у девушки, и твою душистую бороду. Ничего! Пора и мне отдохнуть от влюбленности! Но помни: в тот день, когда меня перестанет волновать твой блуждающий взор и я смогу обойтись без твоих поцелуев, я велю сбросить тебя с моста Гермеса — туда, где сейчас лежат мои кольца и ожерелья, и ты будешь лежать рядом с ними, как надоевшее украшение. Ты забыл, что я — царица!

Она поднялась, ожидая его ответа. Однако Деметриос даже не шевельнулся, словно не слышал ни слова. Тогда Береника гневно воскликнула:
— Ты, видно, ничего не понял!
А он небрежно откинулся на подушки и задумчиво проговорил:
— Знаешь ли, я тут вспомнил одну сказку…
Давным-давно, еще до того, как эти земли были завоеваны твоими далекими предками, их населяли дикие животные и немногочисленные племена людей.
Звери были великолепны: львы с огненными, словно солнце, гривами; тигры, полосатые, как поля в лучах заходящего солнца; пантеры, черные и опасные, будто ночь.
А люди были малорослыми и невзрачными, одетыми в рваные шкуры, вооруженными кривыми копьями и уродливыми луками. Они все вместе жили в пещере, заграждая вход каменной глыбой, которую с трудом сдвигали с места.
Вся жизнь их состояла в добывании пищи, в охоте, и повсюду в лесах лилась кровь.
Страна эта была столь мрачной и неприветливой, что даже боги отвернули от нее свои взоры. Когда рано утром Артемида покидала Олимп, ее путь никогда не лежал в эту сторону. Войнам, которые здесь происходили, никогда не покровительствовал Арес. Поскольку в той стране не знали флейт и цитр, от нее отвернулся и Аполлон. И лишь трехголовая Геката царила там, находя кровавую поживу каждый день.
Но однажды в эти земли забрел человек другой расы.
Он не носил шкур, как здешние обитатели. Он был облачен в белые, ниспадавшие до земли одежды.
По ночам, озаренный луною, он любил бродить по лесам, держа в руках черепаший панцирь, к которому были приделаны два рога зубра, а меж ними натянуты три серебряные нити.
Когда его пальцы касались этих серебряных нитей, то раздавались сладостные звуки, более нежные, чем журчанье ручейка или шелест ветра в листах деревьев. Три тигра, которые проснулись, когда он впервые заиграл, были зачарованы этой музыкой и не только не бросились на незнакомца, но наоборот — молча слушали его и скрывались в чаще, лишь когда он закончил играть. А на другой день послушать песни серебряных нитей собрались и другие тигры, и волки, и гиены, и даже змеи приползли из своих темных нор и лежали в траве, затаясь и никого не трогая. Спустя некоторое время звери уже сами молили его коснуться серебряных струн. Тигры приносили ему дичь, медведи — коренья и травы, и все вместе звери охраняли его.

И человек возомнил себя великим. Он был уверен, что звери всегда будут получать несказанное удовольствие от его музыки, и постепенно перестал вкладывать душу в свою игру, а лишь лениво перебирал струны, даже не заканчивая мелодий, а беря всего несколько аккордов. Однако звери боготворили его, а потому были довольны и тем малым, что получали. Тогда он вовсе обленился и совсем перестал играть.
Лес снова помрачнел. Однако дичь и фрукты по-прежнему появлялись возле его жилища: звери по-прежнему любили его, так уж устроены их сердца!
Однажды вечером человек стоял, прислонясь к стене своей хижины, и смотрел, как солнце опускается за деревья. В этот миг мимо него медленно прошла львица. Он повернулся, чтобы уйти, ибо ожидал надоевших просьб сыграть, но львица не обратила на него никакого внимания.
Он удивился, он возмутился и спросил высокомерно:
— Разве ты не хочешь попросить, чтобы я сыграл для тебя?
Но она ответила, что это ее не интересует.
— Да ты знаешь, кто я?! — воскликнул человек.
— Знаю. Ты Орфей.
— И ты не хочешь послушать моих мелодий?
— Нет, не хочу, — вновь ответила львица.
— Боги! Как я несчастен! — воскликнул музыкант. — Ведь я так мечтал сыграть для тебя. Ты прекраснее всех обитателей здешних мест! Послушай мою игру хотя бы немного, и я исполню любую твою волю!
Она отвечала тремя загадочными фразами:
— Я хочу, чтобы ты отнял добычу у самого могучего льва.
— Я хочу, чтобы ты убил первого встречного зверя.
— Я хочу, чтобы ты украл для меня те дары, которые люди, живущие в долине, подносят своим богам.
Он поблагодарил ее за то, что она просила столь мало, и выполнил ее волю.
А когда он выполнил ее волю, то сломал лиру и с тех пор жил так, как если бы уже умер.
Царица вздохнула:
— Я не люблю иносказаний и ничего не поняла. Объясни, мой дорогой, что ты хотел сказать этой легендой?
Он встал:
— Я говорил не для того, чтобы пояснять, а лишь для того, чтобы немного развлечь тебя. Сейчас уже поздно что-то объяснять. Прощай, Береника.
Она зарыдала:
— Я знала! Я так и знала!..
Он уложил ее, словно ребенка, на мягкие подушки, поцеловал заплаканные глаза и спокойно покинул паланкин царицы.

Легенда о Лир APK для Android скачать бесплатно

Легенда о Lir — отличное приложение для Android для Android и уже загружена в 2731 раз на вашем любимом Android-сайте и, вероятно, в тысячу раз в Google Play! Вам понравится его игровой процесс, и мы искренне верим, что вам понравится его в течение многих часов дома, в школе, в метро или в любом месте, где вы поедете со своим смартфоном или планшетом! Чтобы загрузить Legend of Lir, нажмите соответствующую кнопку «Загрузить» над этим абзацем: кнопка [Google Play] перенаправит вас в Play Store, официальном источнике Legend of Lir, в то время как другая кнопка (ы) перенаправляет вас на целевую страницу для загрузки Легенда о Лира прямо на вашем устройстве! Если у вас есть несколько минут, прокрутите вниз и просмотрите это приложение, предоставив отзывы и поделиться своим опытом о Легенде Лир, чтобы помочь людям со всего мира узнать, что Legend of Lir и если это сработало хорошо или не для вас. Если ты любишь Головоломки для Android как и мы, поделитесь своей любовью с помощью социальных кнопок ниже, чтобы ваши друзья знали о нас! Надеюсь, вам понравилась эта страница о Legend of Lir!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *