Легенда о макоши

Макошь, Мифы древних Славян

Макошь — великая богиня. Она обладает тайной Прави, тайной Коло Сварога. Ее велениям подчиняются и боги, и люди.
Она следит за соблюдением обычаев, обрядов. Милует и награждает она тех, кто крепко стоит за старинные обычаи. Высоко в небесном чертоге она сидит с помощницами Долей и Недолей, прядет нити судеб.
Она нити прядет,в клубок сматывает,не простые нити — волшебные.Из тех нитей сплетаетсянаша жизнь -от завязки— рожденьяи до конца,до последней развязки-смерти. «Книга Коляды», 1 в
Макошь — Небесная Мать, Небесный Закон, Правь. Третий лик Бога. Первый лик — Отец, Второй — Сын, третий — Мать. Ибо Мать — это и есть Дух Бога, приводящий в движение Мир. Именно Мать дает жизнь Сыну. И это значит — Мир изменяется, после Отца является Сын, потом Сын Сам становится Отцом и вновь рождает Сына.
Макошь знает тайну судеб, тайну прежних жизней и новых воплощений. Она требует, чтобы человек следовал предначертанному пути. Она дает и свободу выбора между добром и злом, где добро — суть следование пути Прави, а зло — отклонение от него. Тех, кто уходит в сторону, губит себя и свою душу — Макошь карает нещадно. Они вновь воплощаются на земле, но уже не людьми.
Макошь — женщина, и потому изменчива — может принести и радость и горе. Милует и награждает она только сильных духом, борющихся за счастье. Она дает выход из самых безнадежных положений, если человек не отчаялся, если идет из последних сил, если не изменил себе и мечте. И тогда Макошь посылает человеку богиню счастья и удачи — Сречу. И тогда человек открывает дверь, делает шаг и Среча встречает его.
Но если человек опустился, разуверился, предал мечту, устал и махнул на все рукой — мол. Кривая вывезет, то его ждет горькое разочарование. Макошь отвернет свой лик. И отверженного поведут по жизни чудовищные старухи — Лихо Одноглазое, Кривая, Нелегкая, Неделя, Несреча — туда, где ужи причитают над могилами Карна с Желею.
Богиня Макошь входила в дохристианский пантеон Владимира. Она упоминается во всех поучениях против язычества IХ-ХIV веков. Ее часто принимали за богиню прядения, так как этнографические записи XIX века сохранили легенды о том, как «Мокуша обходит дома и беспокоит прядущие женщин». В русских деревнях сохранился обычай не оставлять кудель после работы, иначе «Мокуша спрядет». Существовало поверье: «Если пряхи дремлют, а веретено их вертится, то говорят, что за них пряла Мокуша».
В «Слове об идолах» сохранилась запись о богине Макоши: «…тем же богам требу кладут и творять словенский язык: вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу…» Здесь же она сравнивается с Гекатою — греческой богиней благосостояния: «Мажють Екатию богыню, сию же деву творять и Макошь чтуть…». От Макоши зависела судьба: какой жребий «кошь» тебе выпадет. Ее образ вытеснялся Параскевой Пятницей, Марией Богородицей.
На море-Океане, на острове Буяне лежит бел-горюч камень Алатырь, на том камне светлица, в той светлице красна девица Матерь Божия с двумя сестрицами, они прядут и сучат шелкову кудельку.
Из русских заговоров
Жила была женщина… называлась Счастьем и сотворена была, как бысть живому человеку. Только в двух местах видимая проруха: спина не сгибалась и был у ней один глаз, да и тот на темена кверху видит, а руками хватает зря.. (Она ходит и ищет свое пропавшее дитя) Схватит самого ледащего, глупого, что и денег считать не умеет.. начнет вздымать, чтобы посмотреть в лицо: оно ли доподлинно? Вздымет выше головы, взглянет с темени одним глазом да и бросит из рук, не жалеючи, прямо оземь: иной изживается, иной зашибается и помирает. Нет, не оно!
Из притчи старика-раскольника.

Статья «Древние легенды и мифы — Суд Макошь над Мореной»

А Велес, так тот зверьём да птицами, что в Лесу зимовать остались, больше интересуется. Видит, ель ветром, видать, ещё с осени свалило, комель весь снегом занесло, снежный холм образовался. Но для Велеса нет в Лесу секретов. Если видно, что тоненькой струйкой парок вьётся, хотя и еле заметен на белом снегу, значит, это никакой не холм, а медвежья берлога. Подошёл, постучал посохом: — Эй, Праскева Топтыговна! Ползимы прошло! Пора на другой бок повернуться! Услышал ответ, значит, всё в порядке! И дальше пошёл.
Поманил сороку — белобоку, что в нетерпении скакала по еловой ветке, стряхивая вниз снежинки: — Ну ка, доложи, как народ лесной себя чувствует?
Та, по привычке, стала врать сплошь, но переврать не сумела:
— Чирк! Ничего особенно, многомудрый Велес, ничего особенного. Беда ходит не по лесу, а по людям. А у нас всё спокойно. Орланы-белохвосты на зиму улетели, никто больше норок и бобров не беспокоит. Журавли тоже в тёплые края отправились. Остальные здесь, на месте. Тетеревы стайками держатся, вон, на берёзе устроились, все почки общипали, бессовестные. Сидели бы спокойно в своих снежных норах, ан нет! Тут недавно рыжая снегом невзначай заскрипела, так сполошились, сломали снежный пласт, повылетали! Глухари — те сосновые да еловые веточки объедают, хвоёй да шишками питаются. Лето прошлое урожайное было, всем хватает. Побывали тут люди давеча, хотели на них силки да очипки поставить, да ушли ни с чем, главный-то у нас Глухарь многомудрыя, живо молодежь увёл от опасности. Пара рябчиков, их мелкие родственники, как наш лес облюбовали, так теперь ни с места. Всё по снегу бегают на одной полянке, бррр, как ноги-то не отмерзают! Хотя что им! На зиму то они сапожки на лапы надевают из перьев, да и шубу из перьев двойную отращивают!
— Где счастье плодится, там зависть родится! Не завидуй рябчикам, учись лучше сама норы рыть, да вход снегом забрасывать!
— Кик! Вот ещё! У всякого своя сноровка. Всякая сосна своему бору шумит. Не смогу я, как они, только почками питаться, каждому — своё.
— Да пошутил я, сорока, не держи обиды. Знаю, что из птиц только ты можешь себя в зеркале узнать, потому у тебя, как у самой умной, новости птичьи и узнаю. Вот разве что у бородатой неясыти подробности кое-какие попытать?
— Да что она тебе скажет, Велес, что я не знаю? Только и умеет бурундучков и белок гонять, да над мышками издеваться.
— Истина хороша, да и правда неплоха! Последнее скажи — как Духи лесные холода нынче переживают? Всё ли спокойно?
— Кик! В зимний холод каждый молод. Но об этом лучше у волков спрашивай, это они по разным мирам бегают! — Сорока многозначительно склонила головку и нарочито плотно сжала клювик.
— Да, сорока, права ты – был бы Лес, а волки будут. Благодарствую за разговор!
Посвистел особым образом. Серый волк, предводитель волчьей стаи на свист откликнулся. Тут же перед Богами возник, как лист перед травой.
— Живе и здраве, Боги! Те тоже вежливо ответили, поздоровкались с волком. А Велес спрашивает:- Скажи-ка, Серый, не голодает ли твоя стая? Снег-то, вижу глубокий нынче, трудно поди добычу загонять?
Волк уклончиво отвечает: — Ну, не так, чтобы так, но и не очень, чтобы очень.
Засмеялся скотий Бог:- Хитрый же ты, волчище! Никогда не соврёшь, но и правду не скажешь! И всё же ответь прямо. Десятину люди Лешему исправно платят? Волку деваться некуда. Соврёшь, сам в убытке окажешься, правду скажешь, Лешего подставишь. Подумал и нашёл подходящий вроде ответ: — Наполовину. Кто, смотря как, да когда у кого как.
Тут уж Чернобог засмеялся: — Да, мастер ты следы запутывать, а вроде и не заяц, хотя тоже серый! И опять волк решил, что уж лучше промолчать. Что Велес, что Чернобог, парни хоть куда. Из тех, что мягко стелют, но жёстко спать, тем более, что Серый волк за собой одну провинность знал. Морена, Богиня Зимы, разговор с ним секретный имела, велела всё в тайне пока держать.

— Ну, выкладывай, дядька Леший! Чувствую, что–то затевается!
— Ты прав, как всегда! Но что затевается, сложить вместе никак у меня не получается.
— А ты по кусочкам рассказывай, ­ — предложил Бог.
— Так вот, первый кусочек. Ты же знаешь, сейчас голодно у нас. Снегу много, волкам трудно лося загнать, мелкая дичь под снегом сидит, прячется. А тут, намедни, Морена, Богиня Зимы, Серого позвала и велела ему принести ей кусок падали, лучше, если от косули или лося, но сойдёт и любая падаль. Волк же наш похитрее лисы, прямо отказываться не стал, а объясняет, что сейчас и падали не найдёшь, подобрали всё в подчистую. Вот, если росомаху спросить, у неё падали на все холода заготовлено, но она ни с кем не дружит. Да и по дружбе у неё снега зимой не выпросишь. В общем, отнекивается волк. А Морена ему говорит: — Глупый, ты глупый! Сам не знаешь, от чего отказываешься! Да я этот кусочек падали во столько дохлых коров превращу, что всем мясоедам до следующих холодов хватит! Но не хочешь, как хочешь. С росомахой сама поговорю. У неё детёныши ещё слепые, бегом побежит Богине Зимы угодить. А ты, Серый, попробуй, только сболтни об этом разговоре, мало не покажется. Вот он и молчит, хотя по всему видно, знак подаёт, чтобы заставили говорить!
— Да, я так и подумал, что-то не так. Выкручивается Серый, а прямо не говорит. Ты-то как узнал?
— А от Леса, — улыбнулся Леший, — все думают, что холода, так Лес спит. Но это не так. Зелёные иголки елей, сосен и кедров дышат и всё видят, всё слышат. Клесты на гнёздах сидят, тоже вокруг поглядывают, а под снегом кто только не притаился! И у всех ушки на макушке, иначе нельзя. И всё это и есть Лес – знающий и мудрый.

— Всё, так всё. И этого больше чем достаточно! Знаешь, я тоже эти кусочки вместе не сложу! Тут не иначе женские какие-то штучки. Посоветуюсь-ка я с Макошью. А ты, бывай пока!
Миг, и Велес уже стучится в горницу Макоши – Богине не только Судьбы, но и Мудрости.
— Велес, заходи! Рада тебя видеть, но не иначе, как беда на пороге!
— Будь здраве, Макошь! Беда не беда, а посоветоваться нужно. И Велес слово в слово пересказал разговор с Лешим.
— Ах, Морена — Морена! Никак не уймётся со своей гордыней! Крепко в ней засела наука Скипер— Зверя! Это же она задумала весь живой мир умертвить. Начать с коров, потом Лес, а люди сами вымрут. Она же Богиня Смерти!
— Без работы боится остаться? — невесело ухмыльнулся Велес.
— Хочет с Родом сравняться, а потом и его убрать! Гордыни немерено в ней, властвовать над всем Миром хочет.
— С этим ясно! А теперь по кусочкам, как говорит дядька Леший.
— Хорошо. Начну с первого кусочка. Падаль нужна, желательно от большого животного кусок, чтобы создать злого чёрного Духа «коровью смерть».
— Не слыхал.
— И не удивительно. Ты хотя чёрной магии у Вия учился, но не был в услужении у Скипер— Зверя, не обучался, как Морена, чёрной магии Хаоса – Удгарда. — Но сёстры-то, Лёля и Жива, очистились, и снова стали светлыми Богинями!
— Ну, а Морене, видать, нравилось быть чёрной. Отмылась, да не совсем, вот и чернеет с каждым днём.
— Так, — вернулся Велес к началу разговора, — зачем ей летние дни?
— А это всего лишь часть задуманного. В жару-то зараза быстрее распространяется, тогда чёрный Дух «коровья смерть» сможет вселяться в любое живое существо, даже в человека.
— Вот оно что! Всю Землю уморить девочка задумала!

Но вот Морена, замыкая заклятие, хлопнула в ладоши, одним щелчком превратила остатки свечей и алтарь в ледяную глыбу, пнула её кончиком башмачка, и та рассыпалась в прах. Только тогда колдунья взглянула на своё творение, жмущееся к её ногам.
— Иди, ищи, убивай! — приказала она, и злобный Дух «коровья смерть» отправился искать своих жертв. А Морена захохотала злобным смехом и крикнула, подозревая, что Велес всё же где-то рядом: — Ну что, скотий Бог! Что ты скажешь на это? А я и без своих жалостливых сестричек обойдусь! Большое дело, превратить Зиму в Лето! «Коровьей смерти» и трёх жарких дней хватит, чтобы заразить всех коров, а от них и всю домашнюю скотину! А людишки — сами в Навь сойдут! Будут знать, как глумиться над Зимой, да гнать её со двора! Ненавижу! Всех ненавижу!
Даже могучий Бог Велес содрогнулся от чёрной ненависти, что выплеснула в Явь Богиня Смерти.
— Нужно Чернобога звать! Дело зашло слишком далеко!

Только закончили, как выскочило к пахотной борозде страшное творение Богини Смерти. Пасть оскалена, смрад во все стороны разносится. Рвётся вперёд чудище, но попасть в деревню никак не может. Проклятие не даёт дальше двинуться, потому что за пахотную черту смерть коровья не ходит. А жонки ещё и в сковородки, тазы застучали, шум подняли, закричали:
— Мы тебя огнём сожжём, кочергою загребём,
Помелом заметём, золой серой забьём!
Не ходи в наше село: чур наших коровушек…
Злой Дух ткнулся снова мордой в снег, но нет, не пускает пахотная борозда! Тогда, видать, решил деревню кругом обойти, проход поискать, двинулся вдоль черты. Переглянулись Боги. Велес скомандовал: — Ударим на «три»! — и тут же начал считать: — Один, два, три! Разом ударили Боги и исчез злой Дух, только смрад и остался, да и то подоспевший Стрибог его мигом рассеял. Как и не было злого Духа «коровьей смерти»! Жёнки да девки от радости давай опять кричать да шуметь! Но тут Макошь от всех Богов сказала женщинам нужные благодарственные слова. Те рады—радёшеньки, ещё немного поговорили меж собой, Богам тоже поклон отдали, но задерживаться не стали, бегом домой поспешили. Утро пришло, работа ждёт — дожидается: коровы не доены, не поены, мужики, дети голодные.
Стоят Боги, смотрят на дело своих рук и молчат, сказать вроде бы и нечего. У каждого свой резон, чтобы отмолчаться. Но Макошь всё же не выдержала. Смерила Велеса и Чернобога убийственным взглядом и сказала, как отрезала: — Вы себе, парни, думайте, что хотите, но я считаю, что Морена зашла слишком далеко! Надо же, создавать злых чёрных Духов! И я выскажу это Роду! А дальше пусть он сам решит, как с Мореной поступить! Я умываю руки!
Велес и Чернобог промолчали, что тут скажешь, когда Богиня Судьбы гневается!
А что там дальше произошло, нам неизвестно. Доносились только сказки о том, как собрались на суд взволнованные Белые и Чёрные Боги, как пылала гневом обычно сдержанная Макошь, как Велес нашёл примиряющие слова, и как Род доверил Сварогу вынести своё справедливое решение.
Это тайна Богов, и так тайной она и осталась. Лес об этой истории тоже больше ничего не слышал. Знаем только, что с этого дня стали праздновать Велесовые святки, отмечая победу Богов и людей над Богиней Зимы и Смерти и Мудрость Великого Велеса.
Ну и с тех пор так и повелось, что в Велесов день, жонки деревню опахивают, отпугивая «коровью смерть», а Богиня Зимы злится на весь белый свет и посылает на Явь последний холод, а сила её с этого дня слабеет и слабеет. И народ выкликает Весну, снова прогоняет Зиму. Зиму сменяет Весна, а там и Лето приходит, за собой Осень приводит. А Богиня Зимы, Морена, опять ждёт своего часа, новые козни обдумывает.
Всё повторяется да и идёт своим чередом, как Сварог, Отец небесный, повелел.
Дед Матвей замолчал и строго оглядел присутствующих.
— Так поняли? Завтра, мужики, сидим по домам! Жёнки наши знают, что нужно делать! А Славка всё же не успокоился.
— Дед, а что же, так и простят Морену? Ведь сколько гадостей она делает! Всем! И Богам, и людям! Дед погладил внука по вихрастой голове.
— Вырастешь, поймёшь, что так Мир устроен. Добро и зло рука об руку рядом ходят. На то и щука в море, чтобы карась не дремал!
— Но это же, несправедливо! — закричал мальчик, не соглашаясь.
— А это как понимать! У каждого своё понимание, что такое плохо и что хорошо. Вот многие считают, что холод – это плохо! Гулять холодно, щёки, нос мёрзнут! Надевать нужно много тёплых вещей! А для Природы и людей, живущих там, где бывает зима, очень даже хорошо!
— Чем же это хорошо? — засомневался Славка.
— А подумай—ка сам!
— Ну, к примеру, дорога зимняя к нам в деревню зимой лучше, чем весной и осенью. Да и летом тоже местами болото не пересыхает, машины вязнут.
— Правильно. А ещё какая польза от холода?
— Вспомнил! На уроке рассказывали, что зимой вредители растений погибают.
— Вот, видишь! А посидеть—подумать, так ещё много пользы от зимы можно найти. Но то, что хорошо для одного, может быть плохо для другого и наоборот. Всё зависит от самого человека. Именно ты решил, что Морена плохая, делает гадости.
— Так, значит, я — хороший?
Дед Матвей засмеялся.
— Да, потому что ты так считаешь. А что не похоже на твоё представление о добре, значит, это плохое! Но ведь много найдётся людей, которые не согласятся с тобой. И ты в их глазах будешь плохим.
— Ну и как же теперь быть? И добро не добро, да и зло, получается, не зло! — совсем запутался мальчик.
— А на этот счёт, Славка, мудрость народная имеется: «На ласковое слово не кидайся, на грубое не гневайся. Торопись на доброе дело, а худое само приспеет».
И Дед Матвей посчитав, что тема добра и зла не так сейчас важна, как кружка свежего чая, пересел к столу, где уже ждали, прямо-таки звали, горячие пироги и шаньги.
КНИГА О. БОЯНОВОЙ «СКАЗКИ СЕВЕРНОГО ЛЕСА»

Читайте детскую сказку со страниц книги «Трагедия Бога Велеса».

Миф Макошь — Мифы Древней Руси

Макошь — великая богиня. Она обладает тайной Прави, тайной Коло Сварога. Ее велениям подчиняются и боги, и люди.
Она следит за соблюдением обычаев, обрядов. Милует и награждает она тех, кто крепко стоит за старинные обычаи. Высоко в небесном чертоге она сидит с помощницами Долей и Недолей, прядет нити судеб.
Она нити прядет,
в клубок сматывает,
не простые нити — волшебные.
Из тех нитей сплетается
наша жизнь —
от завязки- рожденья
и до конца,
до последней развязки-смерти.
«Книга Коляды», 1 в
Макошь — Небесная Мать, Небесный Закон, Правь. Третий лик Бога. Первый лик — Отец, Второй — Сын, третий — Мать. Ибо Мать — это и есть Дух Бога, приводящий в движение Мир. Именно Мать дает жизнь Сыну. И это значит — Мир изменяется, после Отца является Сын, потом Сын Сам становится Отцом и вновь рождает Сына.
Макошь знает тайну судеб, тайну прежних жизней и новых воплощений. Она требует, чтобы человек следовал предначертанному пути. Она дает и свободу выбора между добром и злом, где добро — суть следование пути Прави, а зло — отклонение от него. Тех, кто уходит в сторону, губит себя и свою душу — Макошь карает нещадно. Они вновь воплощаются на земле, но уже не людьми.
Макошь — женщина, и потому изменчива — может принести и радость и горе. Милует и награждает она только сильных духом, борющихся за счастье. Она дает выход из самых безнадежных положений, если человек не отчаялся, если идет из последних сил, если не изменил себе и мечте. И тогда Макошь посылает человеку богиню счастья и удачи — Сречу. И тогда человек открывает дверь, делает шаг и Среча встречает его.
Но если человек опустился, разуверился, предал мечту, устал и махнул на все рукой — мол. Кривая вывезет, то его ждет горькое разочарование. Макошь отвернет свой лик. И отверженного поведут по жизни чудовищные старухи — Лихо Одноглазое, Кривая, Нелегкая, Неделя, Несреча — туда, где ужи причитают над могилами Карна с Желею.
Богиня Макошь входила в дохристианский пантеон Владимира. Она упоминается во всех поучениях против язычества IХ-ХIV веков. Ее часто принимали за богиню прядения, так как этнографические записи XIX века сохранили легенды о том, как «Мокуша обходит дома и беспокоит прядущие женщин». В русских деревнях сохранился обычай не оставлять кудель после работы, иначе «Мокуша спрядет». Существовало поверье: «Если пряхи дремлют, а веретено их вертится, то говорят, что за них пряла Мокуша».
В «Слове об идолах» сохранилась запись о богине Макоши: «…тем же богам требу кладут и творять словенский язык: вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу…» Здесь же она сравнивается с Гекатою — греческой богиней благосостояния: «Мажють Екатию богыню, сию же деву творять и Макошь чтуть…». От Макоши зависела судьба: какой жребий «кошь» тебе выпадет. Ее образ вытеснялся Параскевой Пятницей, Марией Богородицей.
На море-Океане, на острове Буяне лежит бел-горюч камень Алатырь, на том камне светлица, в той светлице красна девица Матерь Божия с двумя сестрицами, они прядут и сучат шелкову кудельку.
Из русских заговоров
Жила была женщина… называлась Счастьем и сотворена была, как бысть живому человеку. Только в двух местах видимая проруха: спина не сгибалась и был у ней один глаз, да и тот на темена кверху видит, а руками хватает зря.. (Она ходит и ищет свое пропавшее дитя) Схватит самого ледащего, глупого, что и денег считать не умеет.. начнет вздымать, чтобы посмотреть в лицо: оно ли доподлинно? Вздымет выше головы, взглянет с темени одним глазом да и бросит из рук, не жалеючи, прямо оземь: иной изживается, иной зашибается и помирает. Нет, не оно!
Из притчи старика-раскольника.

Древне славянские мифы и легенды. МАКОШЬ

Макошь — Небесная Мать, Небесный Закон, Правь. Третий лик Бога. Первый лик — Отец, Второй — Сын, третий — Мать. Ибо Мать — это и есть Дух Бога, приводящий в движение Мир. Именно Мать дает жизнь Сыну. И это значит — Мир изменяется, после Отца является Сын, потом Сын Сам становится Отцом и вновь рождает Сына.
Макошь знает тайну судеб, тайну прежних жизней и новых воплощений. Она требует, чтобы человек следовал предначертанному пути. Она дает и свободу выбора между добром и злом, где добро — суть следование пути Прави, а зло — отклонение от него. Тех, кто уходит в сторону, губит себя и свою душу — Макошь карает нещадно. Они вновь воплощаются на земле, но уже не людьми.
Макошь — женщина, и потому изменчива — может принести и радость и горе. Милует и награждает она только сильных духом, борющихся за счастье. Она дает выход из самых безнадежных положений, если человек не отчаялся, если идет из последних сил, если не изменил себе и мечте. И тогда Макошь посылает человеку богиню счастья и удачи — Сречу. И тогда человек открывает дверь, делает шаг и Среча встречает его.
Но если человек опустился, разуверился, предал мечту, устал и махнул на все рукой — мол. Кривая вывезет, то его ждет горькое разочарование. Макошь отвернет свой лик. И отверженного поведут по жизни чудовищные старухи — Лихо Одноглазое, Кривая, Нелегкая, Неделя, Несреча — туда, где ужи причитают над могилами Карна с Желею.
Богиня Макошь входила в дохристианский пантеон Владимира. Она упоминается во всех поучениях против язычества IХ-ХIV веков. Ее часто принимали за богиню прядения, так как этнографические записи XIX века сохранили легенды о том, как «Мокуша обходит дома и беспокоит прядущие женщин». В русских деревнях сохранился обычай не оставлять кудель после работы, иначе «Мокуша спрядет». Существовало поверье: «Если пряхи дремлют, а веретено их вертится, то говорят, что за них пряла Мокуша».
В «Слове об идолах» сохранилась запись о богине Макоши: «…тем же богам требу кладут и творять словенский язык: вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу…» Здесь же она сравнивается с Гекатою — греческой богиней благосостояния: «Мажють Екатию богыню, сию же деву творять и Макошь чтуть…». От Макоши зависела судьба: какой жребий «кошь» тебе выпадет. Ее образ вытеснялся Параскевой Пятницей, Марией Богородицей.
На море-Океане, на острове Буяне лежит бел-горюч камень Алатырь, на том камне светлица, в той светлице красна девица Матерь Божия с двумя сестрицами, они прядут и сучат шелкову кудельку.
Из русских заговоров
Жила была женщина… называлась Счастьем и сотворена была, как бысть живому человеку. Только в двух местах видимая проруха: спина не сгибалась и был у ней один глаз, да и тот на темена кверху видит, а руками хватает зря.. (Она ходит и ищет свое пропавшее дитя) Схватит самого ледащего, глупого, что и денег считать не умеет.. начнет вздымать, чтобы посмотреть в лицо: оно ли доподлинно? Вздымет выше головы, взглянет с темени одним глазом да и бросит из рук, не жалеючи, прямо оземь: иной изживается, иной зашибается и помирает. Нет, не оно!
Из притчи старика-раскольника.
?

Макошь — Богиня Судьбы и Магии у славян | Славяне

 

Атрибуты Богини Макошь

Растение – лён.
Животное – полосатая кошка, пара птиц (особенно белая и темная рядом).
Геральдика, предметы – нить, веретено, кичка («рогатый» головной убор), чередование светлых и темных предметов (подобно белой и темной полосе жизни, свету и тьме, проявленному и непроявленному).
День недели – пятница.
Треба (подношение) – серебряные монеты (серебро – металл Богини Макошь), вычесанный лён, спряденные нити, вышитые полотенца и рубахи, холст льняной ткани. Более всего Богиня Макошь ценит те требы, которые женщина сотворила своими руками.
 

Макошь – Богиня-Покровительница

Славянская Богиня Макошь – покровительница женщин и женских ремесел. Кроме того, Макошь хранит крепкие семейные узы. Богиня Макошь любит тех, кто способен увидеть целиком узор жизни, не поддаваться печалям, зная, что за ними будет радость. Макошь – покровительница тех, в чьем характере есть:
доброта;
любовь к труду и учению;
милосердие;
спокойствие;
мягкость;
стремление постичь глубинную суть вещей.
Такие люди не любят ссор, но не выносят лжи и несправедливости. Такому человеку Макошь поможет настоять на своем и мягко разрешить конфликт, решить ситуацию с пользой для окружающих.
Подробнее в статье Богиня-покровительница Макошь
 

Макошь в северной традиции гадания и магии

Славянская Реза Макошь выглядит так же, как знак Богини – Родовик.
Номер Резы – 2.
Реза Макошь приходит, когда у Спрашивающего начинается новый период жизни. Каким будет он: радостным или нет – ведомо одной Макошь. Можно посмотреть на соседние Резы в раскладе, чтобы понять, каким будет наступивший период, а можно довериться Богине Судьбы, чтобы понять мудрость: и худое, и доброе создает единый узор, без изнанки не будет и красивой вышивки на полотне.
К Богине Макошь обращаются в славянской магии, когда желают получить помощь, усиление способностей к чародейству. С позволения Макошь творится магия веретена, вышивки. Зарок Макошь дают, когда вяжут славянские узелки-наузы. Славянские заговоры на спокойный сон ребенка часто обращены к Макошь, в колыбель при этом кладут маленькую прялку и веретенце.

Праздники, где чествуют Макошь, Богиню славян


Богине Макошь посвящают каждую пятницу, но особо 12 пятниц в году, по одной пятнице в каждом месяце. Главные пятницы в году девятая и десятая. В неделю с девятой пятницы по десятую празднуется Макошина неделя. В десятую пятницу празднуется день Богини Макошь.
Макошина неделя – праздник с последней пятницы октября по первую пятницу ноября.
День Богини Макошь (в народе «Параскева пятница») – первая пятница ноября.
Читайте также:
Кто такие славянские Боги-Покровители?
О славянских оберегах
Славянская символика

Древнеславянские мифы и легенды. МАКОШЬ

Макошь — великая богиня. Она обладает тайной Прави, тайной Коло Сварога. Ее велениям подчиняются и боги, и люди. Она следит за соблюдением обычаев, обрядов. Милует и награждает она тех, кто крепко стоит за старинные обычаи. Высоко в небесном чертоге она сидит с помощницами Долей и Недолей, прядет нити судеб.
Она нити прядет, в клубок сматывает, не простые нити — волшебные.
Из тех нитей сплетается наша жизнь — от завязки — рожденья и до конца, до последней развязки-смерти.
«Книга Коляды».
Макошь — Небесная Мать, Небесный Закон, Правь. Третий лик Бога. Первый лик — Отец, Второй — Сын, третий — Мать. Ибо Мать — это и есть Дух Бога, приводящий в движение Мир. Именно Мать дает жизнь Сыну. И это значит — Мир изменяется, после Отца является Сын, потом Сын Сам становится Отцом и вновь рождает Сына.
Макошь знает тайну судеб, тайну прежних жизней и новых воплощений. Она требует, чтобы человек следовал предначертанному пути. Она дает и свободу выбора между добром и злом, где добро — суть следование пути Прави, а зло — отклонение от него. Тех, кто уходит в сторону, губит себя и свою душу —
Макошь карает нещадно. Они вновь воплощаются на земле, но уже не людьми.
Макошь — женщина, и потому изменчива — может принести и радость и горе. Милует и награждает она только сильных духом, борющихся за счастье. Она дает выход из самых безнадежных положений, если человек не отчаялся, если идет из последних сил, если не изменил себе и мечте. И тогда Макошь посылает человеку богиню счастья и удачи — Сречу. И тогда человек открывает дверь, делает шаг и Среча встречает его.
Но если человек опустился, разуверился, предал мечту, устал и махнул на все рукой — мол. Кривая вывезет, то его ждет горькое разочарование.
Макошь отвернет свой лик. И отверженного поведут по жизни чудовищные старухи — Лихо Одноглазое, Кривая, Нелегкая, Неделя, Несреча — туда, где ужи причитают над могилами Карна с Желею.
Богиня Макошь входила в дохристианский пантеон Владимира. Она упоминается во всех поучениях против язычества IХ-ХIV веков. Ее часто принимали за богиню прядения, так как этнографические записи XIX века
сохранили легенды о том, как «Мокуша обходит дома и беспокоит прядущие женщин». В русских деревнях сохранился обычай не оставлять кудель после работы, иначе «Мокуша спрядет». Существовало поверье: «Если пряхи дремлют, а веретено их вертится, то говорят, что за них пряла Мокуша».
В «Слове об идолах» сохранилась запись о богине Макоши: «…тем же богам требу кладут и творять словенский язык: вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу…» Здесь же она сравнивается с Гекатою — греческой богиней благосостояния: «Мажють Екатию богыню, сию же деву творять и Макошь
чтуть…». От Макоши зависела судьба: какой жребий «кошь» тебе выпадет. Ее образ вытеснялся Параскевой Пятницей, Марией Богородицей.
На море-Океане, на острове Буяне лежит бел-горюч камень Алатырь, на том камне светлица, в той светлице красна девица Матерь Божия с двумя сестрицами, они прядут и сучат шелкову кудельку.
Из русских заговоров.
Жила была женщина… называлась Счастьем и сотворена была, как бысть живому человеку. Только в двух местах видимая проруха: спина не сгибалась и был у ней один глаз, да и тот на темена кверху видит, а руками хватает зря.. (Она ходит и ищет свое пропавшее дитя) Схватит самого ледащего, глупого, что и денег считать не умеет.. начнет вздымать, чтобы посмотреть в лицо: оно ли доподлинно? Вздымет выше головы, взглянет с темени одним глазом да и бросит из рук, не жалеючи, прямо оземь: иной изживается, иной зашибается и помирает. Нет, не оно!

Макошь — богиня судьбы и женского колдовства

Макошь — богиня, почитаемая древними славянами как покровительница семейного очага, однако к огню она отношения не имеет – под семейным очагом в старину часто подразумевали счастье. Отвечала она и за плодородие, ведь хороший урожай и рождение детей в старину, как и сейчас, считали неотъемлемыми элементами счастья.
Особым почетом она пользовалась среди женщин, как богиня семейного счастья, женского колдовства, материнства и рукоделия. Макошь — заступница хозяек, матерей, жен. Она покровительствует традиционным женским занятиям, особенно прядению.
Богиня Макошь — Великая Ткачиха, в руках которой сосредоточены нити жизней всех живущих людей и даже богов славянского пантеона. На полотне мира из этих нитей она сплетает замысловатые узоры, в которых неспособны найти суть даже боги. В любой момент она может полностью изменить картину мира или оборвать одну из нитей ради забавы, но никогда так не делает. Славянская богиня Макошь считалась богиней судьбы. К ней нередко обращались для того, чтобы наладить свою жизнь.
Макошь не в одиночку занимается плетением судеб мира. Ей помогают две сестры — Доля и Недоля. Когда Макошь прядет очередную часть мироздания, они по очереди касаются нитей полотна. Так определяются периоды жизни людей и даже целые судьбы. От Доли и Недоли зависят удачливость, доход и, в целом, счастье людей. Макошь часто сравнивают с Норнами и Мойрами из греческого пантеона. Своими нитями она связывает каждого человека с хорошими и плохими его поступками, а затем решает его судьбу. Выбор у человека все же остается, однако богиня создает основу, главную нить кружева его жизни.
Макошь — явный женский архетип создателя мира, Великой Матери, мужским выступает Сварог, супругой которого она является. Это образ Земли, из которой появляется жизнь. Есть такое устойчивое выражение — Мать Сыра Земля. Из нее появляется жизнь, в нее же она и уходит со временем. Поэтому Макошь считают еще богиней материнства. Мокошь — исключительный образ среди женских божеств славян. Она стала единственной женской богиней в пантеоне князя Владимира, а кумир Макоши был единственным женским кумиром на главном киевском капище рядом с кумирами Перуна и других богов.
Кроме этого, Макошь у славян считалась покровительницей чародейства, особенно женского. Гадания и колдовство находятся в ее ведении, особенно это касается создания наузов. Эта богиня была также покровительницей священных колодцев и родников. Требы ей приносили именно в таких источниках воды, бросая пряжу, шерсть и ткани в колодец. Идолы этой богини стояли практически на каждом колодце. Макошь также покровительствует местам силы, совершенно любым, вне зависимости от их степени вредоносности или полезности для человека.
Поскольку Макошь богиня не только магии, но и судьбы, ей доступны знания обо всех прошлых воплощениях людей, а также о тех, прожить которые им еще предстоит. Перекрестки между мирами и двери в иные миры также находятся в ее ведении. Если вас интересуют тайные знания, вы можете попросить Макошь стать вашей покровительницей.
Если сравнить Макошь с богиней Ладой, ее образ глубже с точки зрения эзотерики. Ее представляли как красивую женщину в возрасте, иногда с рогами или рогом изобилия в руках. Эта красота была именно женской, а не девичьей. Макоши соответствует серебро, лунный камень и горный хрусталь. Ее стихии — земля и вода. Макошь покровительствует Чертогу Лебедя в славянском гороскопе.
Вестники Макоши — пауки, пчелы и муравьи, то есть животные, которые практически всю свою жизнь проводят в трудах. Есть немало примет о пауках, которые произошли из веры в то, что они являются посланниками одной из самых почитаемых богинь. Убивать пауков нельзя, очень плохая примета — к неудачам.
Образ этой славянской богини далек от всепрощающей Богородицы. Она не любит всех своих детей без исключения. Мокошь отворачивает свой лик от людей, которые опустили руки, потеряли надежду, устали от жизни. Она покровительствует только тем, кто силен духом и способен побороться за свое счастье. К тем, кто не изменяет своей мечте, она посылает богиню удачи Сречу. Если человек разочаровал требовательную богиню судьбы, его постоянными спутниками становятся Несреча, Нелегкая и Лихо Одноглазое.

Древнеславянские мифы и легенды. МАКОШЬ

Макошь — великая богиня. Она обладает тайной Прави, тайной Коло Сварога. Ее велениям подчиняются и боги, и люди. Она следит за соблюдением обычаев, обрядов. Милует и награждает она тех, кто крепко стоит за старинные обычаи. Высоко в небесном чертоге она сидит с помощницами Долей и Недолей, прядет нити судеб.
Она нити прядет, в клубок сматывает, не простые нити — волшебные.
Из тех нитей сплетается наша жизнь — от завязки — рожденья и до конца, до последней развязки-смерти.
«Книга Коляды».
Макошь — Небесная Мать, Небесный Закон, Правь. Третий лик Бога. Первый лик — Отец, Второй — Сын, третий — Мать. Ибо Мать — это и есть Дух Бога, приводящий в движение Мир. Именно Мать дает жизнь Сыну. И это значит — Мир изменяется, после Отца является Сын, потом Сын Сам становится Отцом и вновь рождает Сына.
Макошь знает тайну судеб, тайну прежних жизней и новых воплощений. Она требует, чтобы человек следовал предначертанному пути. Она дает и свободу выбора между добром и злом, где добро — суть следование пути Прави, а зло — отклонение от него. Тех, кто уходит в сторону, губит себя и свою душу —
Макошь карает нещадно. Они вновь воплощаются на земле, но уже не людьми.
Макошь — женщина, и потому изменчива — может принести и радость и горе. Милует и награждает она только сильных духом, борющихся за счастье. Она дает выход из самых безнадежных положений, если человек не отчаялся, если идет из последних сил, если не изменил себе и мечте. И тогда Макошь посылает человеку богиню счастья и удачи — Сречу. И тогда человек открывает дверь, делает шаг и Среча встречает его.
Но если человек опустился, разуверился, предал мечту, устал и махнул на все рукой — мол. Кривая вывезет, то его ждет горькое разочарование.
Макошь отвернет свой лик. И отверженного поведут по жизни чудовищные старухи — Лихо Одноглазое, Кривая, Нелегкая, Неделя, Несреча — туда, где ужи причитают над могилами Карна с Желею.
Богиня Макошь входила в дохристианский пантеон Владимира. Она упоминается во всех поучениях против язычества IХ-ХIV веков. Ее часто принимали за богиню прядения, так как этнографические записи XIX века
сохранили легенды о том, как «Мокуша обходит дома и беспокоит прядущие женщин». В русских деревнях сохранился обычай не оставлять кудель после работы, иначе «Мокуша спрядет». Существовало поверье: «Если пряхи дремлют, а веретено их вертится, то говорят, что за них пряла Мокуша».
В «Слове об идолах» сохранилась запись о богине Макоши: «…тем же богам требу кладут и творять словенский язык: вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу…» Здесь же она сравнивается с Гекатою — греческой богиней благосостояния: «Мажють Екатию богыню, сию же деву творять и Макошь
чтуть…». От Макоши зависела судьба: какой жребий «кошь» тебе выпадет. Ее образ вытеснялся Параскевой Пятницей, Марией Богородицей.
На море-Океане, на острове Буяне лежит бел-горюч камень Алатырь, на том камне светлица, в той светлице красна девица Матерь Божия с двумя сестрицами, они прядут и сучат шелкову кудельку.
Из русских заговоров.
Жила была женщина… называлась Счастьем и сотворена была, как бысть живому человеку. Только в двух местах видимая проруха: спина не сгибалась и был у ней один глаз, да и тот на темена кверху видит, а руками хватает зря.. (Она ходит и ищет свое пропавшее дитя) Схватит самого ледащего, глупого, что и денег считать не умеет.. начнет вздымать, чтобы посмотреть в лицо: оно ли доподлинно? Вздымет выше головы, взглянет с темени одним глазом да и бросит из рук, не жалеючи, прямо оземь: иной изживается, иной зашибается и помирает. Нет, не оно!

Мифология славян. Мифы — России — Макошь

Макошь — одно из наиболее загадочных и противоречивых женских божеств в восточнославянской мифологии. Это единственное женское божество древнерусского дохристианского пантеона князя Владимира. Идол Макоши стоял в Киеве на вершине холма рядом с кумирами Перуна и других божеств. Макошь замыкает список богов Киевской Руси в «Повести временных лет». Имя этой богини входит почти во все поучения против язычества XI-XIV вв., где она упоминается, как правило, вместе с вилами-русалками и крылатым псом Симарглом. Обычно в списках языческих богов Макошь стоит особняком, хотя при сохранении ее противопоставления мужским богам эта богиня иногда выдвигается на первое место. Вера в Макошь существовала и на Русском Севере. Ее представляли в виде женщины с большой головой и длинными руками.
Макошь — древнейшая восточнославянская богиня земли, точнее — плодоносного слоя почвы, «Мать-Сыра-Земля», «мать хорошего урожая». Интересной представляется близость слов, обозначающих жребий и имя этой богини. Древнерусское слово «кыпь» означает «жребий», «гашение» или «кошение» — процесс жеребьевки, «кошити-ся» — метать жребий. Учитывая глубокую индоевропейскую древность слова Ма (мать), можно истолковать имя «Ма-кошь» как «Мать счастливого жребия», как имя богини удачи, судьбы.
Второй смысловой ряд слова «кошь» представлен следующими понятиями: корзина, плетеный возок для снопов, «кошелка», «кошель», «кошуля» — различные плетеные емкости для зерна, хлеба и других продуктов. «Кошара» — плетеный хлев, куда загоняют живое богатство — овец. «Кошевым» называется предводитель казаков. Двойственность понятий слов, связанных с этим корнем, понятна, ибо в древности словосочетание «мой жребий» означало не что иное, как «мой воз сена», «моя корзина зерна», «хлев моих овец»: обобщенно — «мое добро», «мое благо». Так и появились представления о покровительнице наполненных кошей, о матери урожая. Макошь считалась не богиней произрастания и плодородия, а богиней плодов хозяйственного года, матерью урожая. Итоги сельскохозяйственных работ при одинаково тяжелом труде и молениях богам каждый год отличались друг от друга, и в глазах древних славян определялись случаем. Вероятно, поэтому слово «кошь» приобрело значение чего-то случайного, непредвиденного, непостоянного, то есть жребия, который мог быть как счастливым, так и несчастливым.
В классической мифологии богинями, сочетающими покровительство изобилию с влиянием на случайности человеческой судьбы, были римская Фортуна и греческая Тихе. Непременной принадлежностью этих богинь был рог изобилия, олицетворявший понятие счастливой судьбы и понятие земного обилия. Такова была и славянская Макошь.
Со временем это божество утратило первоначальное значение его и власть, целиком перешла в женское царство. В XIV-XVI вв. в древних поучениях Макошь продолжала упоминаться, но культ ее уже не так силен. (Позднее возникла даже пословица: Бог не Макешь (или: Мокошь), чем-нибудь да потешит. На Русском Севере она теперь изображается невидимой пряхой, вмешивающейся в женские работы. Макошь тайком стрижет овец и запрещает прядение в праздничные дни.
Непосредственным продолжением Макоши является домовой дух в облике женщины, который прядет по ночам оставленную кудель. В связи с этим поверьем сложилось правило: убирать на ночь шерсть, иначе «Макоша опрядет». Колдунья Мокошка из словенской сказки позволяет предположить, что божество Макошь имело общеславянское Распространение.
… ОднаЖды, как раз под Новый год, в лютый мороз, подошла к Мельнице убогая старушка. Мельница стояла в роще у ручья, и никто не видел, откуда она пришла.
А была это не простая старуха, а волшебница по имени Мокош. Она могла обернуться и птицей, и змеей, и красной девицей И еще она умела творить добро и зло. Горе тому, кто ее обидит! Жила Мокош среди топей на краю болота, куда осенью спускалось Солнце. У Мокош оно и проводило все долгие зимние ночи. Волшебница Заботилась об ослабевшем зимнем Солнышке, лечила его целебными травами да заговорам и, и к весне оно опять становилось сильным и могучим.. (Хорватская сказка «Солнце-Сват и Нева-невестушка»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *