Легенда о новгороде великом

Содержание

Как появился Великий Новгород: две главные легенды о городе — Блог о Великом Новгороде — Экскурсии по Великому Новгороду с Любовью Ивановой


Великий Новгород — уникальный исторический город, место, с которого началась земля русская, так гласят легенды и так подтверждается историческими фактами. В летописи Новгород, как уже существующее поселение, упоминается под 859 годом.
Существует несколько легенд о том, как появился этот населенный пункт. Расскажем две самые популярные и наиболее обоснованные.
Легенда 1
Два брата — Рус и Словен вместе со воими приближенными пошли искать новое отечество. Двигаясь на неизвестный им север, они дошли до озера, которое назвали Мойско. Из озера вытекала река Мутная. Пришельцы начали гадать. Гадание предсказало им, что следует остановиться на жительство здесь. У истока реки они поставили город и поселились в нем. Озеро, в честь дочери Словена, переименовали в Ильмен, а реку по имени сына Словена Волхва назвали Волхов. Реку, впадающую в озеро Ильмень, назвали Шелонью (по имени жены Словена Шелони). Именем меньшого сына Словена был назван Волховец.
Рус поместился у соляного колодца и основал город по имени Руса. Одной из рек он дал имя жены — Порусья, а другой имя сестры — Полисть.
Много лет жили они, распространив свои владения до Ледовитого океана. Затем Приильменский край постигла беда — моровая язва. Жители разбежались. Опустели Словенск и Руса.
Прошли годы. Услышали славяне про землю предков своих, лежащих в запустении, и отправились туда. Снова завоевали они берега Ильменя, поставили новый город, но не на прежнем месте, а на новом, выше старого, и назвали его Великий Новгород. (По Н.Костомарову)
Легенда 2
Согласно скандинавским легендам, город основали славяне, рядом с Ильмень-озером. Причем на островном холме был построен небольшой городок-крепость, а рядом с ним Великий Словенск. Словене жили дружно, князья правили справедливо и мудро. Но и войн славному городищу пришлось выдержать немало. Однажды напали варяги (шведы) и даже захватили город. Но новгородцы восстали и сумели прогнать захватчиков. Случилось это во времена правления Гостомысла. Когда он умирал, то завещал призвать на управление и защиту города Рюрика, что и было сделано. Однако новгородцы не приняли нового правителя и подняли восстание во главе с Вадимом Храбрым и богатырем Бисопегом. Но князь Рюрик жестко подавил мятеж. После его смерти в Новгороде сменилось множество правителей. Но свободолюбивая новгородская республика, сумела на протяжении 600 лет сохранять независимость от князей Москвы и Владимира, Это было богатейшее «государство в государстве» со своими законами и правителями, которые подчинялись Новгородскому вече. Покорено оно было и полноценно вошло в состав земель русских только в 15 веке.
Какие факты исторически обоснованы, а какие лишь вымысел, какие являются приукрашенными или неточными, сегодня сказать точно почти невозможно.
Но совершенно очевидно одно: господин Великий Новгород — колыбель земли русской, слава, доблесть и красота России на протяжении множества веков.

Еще статьи

27.01.2018 года Записки дедушки дуба. (Когда мы были молодыми….)

22.01.2018 года Записки дедушки дуба. «Там русский дух… Там Русью пахнет.»

13.01.2018 года Масленица

11.01.2018 года Александр Невский («Принуждение немцев к миру»)

10.01.2018 года Александр Невский (по книге Нечволодова «Сказание о земле русской»))

Источник: http://visitvn.ru/blog/2/

Про новгородские чудеса и подтвержденные легенды… — Удачи и свободы Вашему Я!


Богата на легенды земля Новгородская.
Сначала присказка. После знаменитого убийства Святополком братьев, святых князей Бориса и Глеба, Ярослав отмстил окаянному Святополку, а граждане новгородские получили льготные ярославовы грамоты и право выбирать собственных властителей — невиданная почесть на Руси, это в последующие века называлось новгородской вольницей. Далее несколько занятных и поучительных новгородских легенд…

Почти все связано с христианством. кстати отметились тут и мои далекие предки — однофамильцы. Об этом поведала Иоакимовская летопись XVII—XVIII вв. со знаменитым присловьем «Путята крестил Новгород мечом, а Добрыня огнем». Современные археологические находки доказали, что в Новгороде в конце X в. действительно произошло какое-то столкновение и был пожар, выжегший несколько кварталов… Путята был воеводой, толк в мече знал. Так как я Путятин, имею к этой фамилии прямое отношение ))) ну да ладно )))
Чудес в те времена было много, а уж на «свободных землях» тем более. В Новгород не назначали даже епископов, поэтому даже простой инок мог стать новгородским архиереем. Примером тому служит покоящийся в Софийском соборе под спудом вместе с другими новгородскими святителями архиепископ Симеон, причисленный к лику святых.
Симеон был возведен народом в архипастыри из простых иноков. Не просто так а за смелость и заслуги. В 1418 году некто простолюдин с именем Стефан, житель Торговой стороны, поссорился с боярином Данилой Божиным и ссора их переросла в настоящую бойню. Люди с разных районов даже стреляли друг в друга из пушек. Они собрались толпами у моста с двух сторон и все говорило — быть большой резне. По легенде в то время началась лютая гроза. Симеон облачился в святительские ризы и встал посреди моста с огромным липовым крестом высотой 2,4 метра. Симеон перекрестил всех и сказал: «Идите в домы свои с Богом и с миром!» И чудесным образом дождь прошел, выглянуло солнце а у людей исчезла обида и ярость. Крест, который держал в руках владыка Симеон, долгое время был новгородской святыней.

Из летописей. Резной липовый крест находился в часовне на краю Волховского моста. На кресте стояла надпись, что он сооружен в 1548 году повелением раба Божия Петра Невежина на мосту, по преданию же — он был водружен в землю при строении святой Софии, в 1065 году похищен Всеславом Полоцким, но отбит Глебом Святославичем Тмутараканским и возвращен в Новгород. Можно полагать, что древний Чудный Крест погиб в один из опустошительных новгородских пожаров и взамен его в 1548 году был поставлен другой. Часовня Чудного Креста принадлежала Ефремо-Перекомскому монастырю».
Есть на территории детинца — кремля Грановитая палата, а рядом келья, в этой которой висит на цепочке медный умывальник с носиком. Это знаменитый умывальник, с которым связано старинное предание из жития св. Иоанна. Однажды святитель молился, а, лукавый бес начал плескать воду в этой умывальнице. Иоанн оградил умывальницу крестным знамением и лукавый удивился что его его заметили и заговорил человеческим голосом, умолял об освобождении. И тогда Иоанн договорился с ним о путешествии в святой град Иерусалим. Мол перемести в один миг и поставь у храма Гроба Господня, а потом в сию же ночь опять возврати меня в мою келью, и тогда я отпущу тебя. Этот момент, как и некоторые другие, кстати, есть в замечательном фильме «Монах и бес», кстати, рекомендую, кто не видел.
Рецензия на фильм «Монах и бес»
Бес подхватил Иоанна и они понеслись по воздуху. В Иерусалиме Иоанн преклонил колени пред порогом храма Гроба Господня.

На обратном пути со святителя в пределах княжества Тверского упал с головы клобук, и на том месте построен Клобуков монастырь. И дальше бес пытался навести порчу на Иоанна. То спиртное в келью подкинет, то женскую одежду, то бабу голую. Целиком. Вышла она из его кельи, а народ с позором выгнал из Грановитой палаты. Но верил народ с святость старца!
А вот власть ему не поверила. Привели к Великому мосту, посадили на плот и отпустили по течению, куда Бог пошлет. А плот взял, да поплыл из града вниз по реке, вверх к озеру.

Плот плыл, а народ бежал вдоль берега, молился и умолял Иоанна простить их неразумных.

Остановился плот у левого берега Волхова и на этом месте был положен камень с крестом».

Грановитая палата, где жил святитель Иоанн, расположена на Владычном дворе направо от Софийского собора.

Из летописи о. Павла: «Внутренний вид палаты представляет обширную сводчатую комнату. Посреди ея находится колонна, на которую сведены все своды. Налево из палаты — вход в кельи архиепископа Иоанна, состоящие из двух комнат. В первой из них устроен затвор, каменный пол которого хранит на себе отпечаток колен молитвенника. Во второй комнате сохранилось окно с умывальным кувшином, подвешенным от XII века…»

В соборе похоронен юноша из княжеской семьи, который дал обет целомудрия, но при этом очень почитал родителей, которые естественно, хотели продолжения княжеского рода. Долгими ночами он молил Бога дать ему возможность сохранить целомудрие и выполнить волю родителей. В результате он женился и умер на свадьбе. Т.е. Бог выполнил его просьбу.
Собор Святой Софии (снаружи и внутри подробный пост)

И легенда о бедном, но хитропопом гусляре Садко отсюда. Ничего у него не было, играл на пирах в купеческих хоромах. Однажды депрессия у него была, пошел к Ильменю и играл на берегу целыми днями, горькую пил. И так наверное играл, что показался сам хозяин морей — Морской царь. Чьто же ты тут играешь, спросил он Садко. Тот и поведал о своем горе. Понял морской царь что вынужден будет слушать это долго и предложил ему вариант как разбогатеть. Поспорил Садко с купцами что поймает рыбу с золотыми перьями. А потом благодаря морскому царю пошел и выловил. Пришлось отдать купцам ему свои лавки с товарами. Садко богатеет.

Позже перепил Садко и опять поспорил, что может скупить все новгородские товары. Пари проиграл и отправился в заморские страны. На обратном пути заскочил в гости к Морскому царю, про игру ему напомнить ))) Согласно легенды Садко играл несколько дней, а царь танцевал, такая буря была, что все сносило. Перестал танцевать лишь когда Садко струны на гуслях оборвал.

Потом он еще у него дочку любимую увел которую тот сделал замарашкой Чернушкой. Но Садко хитрый и в бабах толк знает. И стал Садко опять в Новгороде первым парнем на деревне… и больше в заморские страны не ездил.
В шестнадцатом веке при Иоанне III Новгород был присоединен к Московскому царству и по легенде, вместе с новгородской вольностью исчезла и народная новгородская святость и чудеса новгородские куда-то испарились…


Новгородский памятник «Тысячелетия России»


Часть инфы и картинка Иоанном на мосту (С) интернет

16 интересных фактов о Великом Новгороде


Великий Новгород потому называется Великим, потому что он оказал огромное влияние на историческое развитие России, как государства. В наши дни намного меньше и скромнее, чем Москва или Петербург, но отчасти именно благодаря этому городу Россия достигла тех высот, которые мы все можем наблюдать.

Интересные факты о Великом Новгороде.

Великий Новгород – один из древнейших и известнейших городов России, который был основан почти 1160 лет назад (см. интересные факты о городах России).
Новгород в течение трех веков был независимой республикой на территории феодальной Руси, причем он стал первым политическим образованием такого рода.
Новгород был единственным российским городом, избежавшим дробления и упадка в 11-12 веках. Сюда не дошли и монголо-татарские захватчики, благодаря чему в городе сохранились древние памятники архитектуры.
На протяжении всей своей истории город был разделен на две части водами реки Волхов – Торговая и Софийская стороны Новгорода в прошлом соперничали между собой, а между их жителями периодически происходили столкновения на мосту через реку.
В сагах скандинавов Новгород назывался Хольмгардом, то есть городом, уходящим под воду во время паводков.
В Новгороде происходит действие знаменитой былины о Садко.
В начале 13 века в Новгороде после долгого периода голода произошел страшный пожар – измученные и напуганные люди бросались в реку, чтобы спастись, но в большинстве своем шли ко дну. Огонь уничтожил не только городские постройки, но и запасы пищи. Новгородцев спасли немецкие купцы, которые привезли в город хлеб и вдохнули в него новую жизнь.
Фашистская оккупация нанесла Новгороду больший ущерб, чем все предыдущие бедствия – он составил около 11 млрд рублей. В городе сгорели все деревянные постройки, были утрачены многие исторические памятники и музейные экспонаты. Немцы увезли с собой даже крест Софийского собора, и вернуть эту реликвию удалось только сравнительно недавно.
После войны многие жители Новгорода ютились в подвалах и землянках. Чтобы построить себе жилье, люди начали разбирать памятники архитектуры, но в ситуацию вовремя вмешались ученые.
Линия троллейбуса появилась в Новгороде только в 1995 году – эта была первая троллейбусная система, созданная в стране после распада СССР.
Уже в древности в Новгороде функционировал деревянный водопровод — удивительное удобство для того времени.
На кресте Софийского собора сидит свинцовый голубь – это памятник птице из городской легенды, которая якобы оцепенела от горя, увидев резню, устроенную в Новгороде опричниками Ивана Грозного.
Одним из новгородских символов считается икона с изображением Богородицы. Считается, что лик святой защитил город от войск русского князя – защитники Новгорода повесили икону на крепостную стену и стали молиться о чуде. Их молитвы были услышаны, и противник отступил. Исследования показали, что на древней иконе остались отметины от стрел, что подтверждает правдивость легенды.
Летописи гласят, что князь Ярослав Мудрый жил в Новгороде в удивительно красивом дворце, не имевшем себе равных в Европе. Тем не менее, археологи до сих пор не нашли никаких следов этих уникальных чертогов.
Софийский собор в течение многих веков был самой высокой постройкой в Новгороде. Один из купцов решил превзойти старинный храм, и построил церковь с более высокой колокольней. Вскоре в новую постройку ударила молния, и она полностью сгорела.
Простые новгородцы жили в домах площадью в 16 квадратных метров, при этом печи топились по-черному, то есть дым шел в помещение, а не на улицу.

Тайны, мифы, легенды земли Новгородской — Предлагаю поделиться всем необычным чему были свидетелями легендами мифами связанными с нашим краем Форум — Россия — Северо-Запад



Репутация: нет
Статус:
Свободен
ХV век
Преемнику Василия, Ивану, пришлось действовать сначала очень осторожно, так как в Н. образовалась сильная литовская партия, состоявшая главным образом из бояр и торговцев. Во главе этой партии стояла вдова посадника Марфа Борецкая, популярная и среди черного народа. Литовская партия взяла верх: новгородцы заключили договор с великим князем литовским Казимиром и приняли в князья Михаила Олельковича. Иоанн, который прежде пытался подействовать на новгородцев увещаниями, послал весной 1471 г. рать на Двину, где к нему пристали вятчане и вологжане, а летом того же года двинул в новгородскую землю два передовых отряда, за которыми пошел и сам, с войском. Московское ополчение опустошало страну; псковичи, ставшие на сторону московского князя, ворвались в новгородские волости. В самом Н. была неурядица. Наконец кое-как собранное новгородское войско выступило в поход, но на р. Шелони воевода Иоанна, кн. Холмский, разбил новгородцев. Четырех из пленных новгородских бояр Иоанн велел казнить, а 50 отослал в Москву. Н. готовился к осаде, народ волновался, помощи не было ниоткуда, не хватало хлеба. Послали к великому князю и помирились с ним. Н. отрекался от союза с Казимиром, обязывался не принимать врагов великого князя, посылать владыку на поставление в Москву, не мстить пригородам, принявшим сторону Ивана, уничтожить вечевые грамоты и давать дань («черный бор»), когда нужно. Договор был заключен не только с великим князем, но и с его сыном. Новгородцы заплатили «копейное» и уступили некоторые сев.-вост. земли. Но партия патриотов скоро взяла верх и стала теснить московскую; последняя обратилась к великому князю. Иоанн в 1475 г. прибыл в Н., осудил притеснителей и некоторых из них отослал в Москву. Хотя его угощали и одарили в Н. и он ушел мирно, но задержанных новгородцев он не отпустил. Между тем, некоторые новгородцы стали ездить судиться в Москву, и двое таких челобитчиков, которых там приняли за послов, назвали великого князя и его сына не господами, как титуловали их обыкновенно новгородцы, а государями. Великий князь послал спросить, какого государства хотят новгородцы. Те взволновались, заявили, что никаких послов не посылали и убили некоторых из ходивших в Москву. Велики князь, получив ответ новгородцев, осенью пошел на Н. Владыка и новгородские послы просили мира, предлагая уплату новых сумм. Иоанн настаивал на новгородском государстве и осадил Н. На новые просьбы о мире великий князь отвечал, чтобы вечу и вечевому колоколу не быть, посаднику не быть, государство держать, как в Низовской земле, но обещал не выводить из Новгородской земля бояр, не брать их земель и оставить суд по-прежнему. Новгородцы согласились, но просили, чтобы великий князь поцеловал крест. Иоанн отказал. Между тем, в городе начался голод и мор. Великий князь предъявил новые требования, но потом сделал уступки. Новгородцы принесли присягу. Осажденные были выпущены из города, но вся страна была разорена. Через месяц великий князь уехал, отправив предварительно в Москву главных своих противников. После его отъезда в Н. составился заговор в пользу Казимира Литовского. Весной 1480 г. Иоанн снова пошел на Н. Новгородцы просили позволения вступить в переговоры. Великий князь приказал отворить ворота и вступил в город. Владыка был заточен в Чудовом монастыре, 150 чел. было казнено, и имущества их конфискованы, 8000 семей переселены в московские города, а имения их также отобраны; вместо них присланы были москвичи. В 1484 г. великий князь вновь приехал в Н. и переселил отсюда многих бояр. В 1487 г. 50 купеческих семейств переселено во Владимир. В 1488 г. переселено 7000 житьих людей, в 1489 г. остальные житьи люди переселены в Нижний. Владыка Феофил должен был отречься от кафедры; на его место поставлен моск. протопоп Симеон. Н. стал одной из областей моск. государства.
Среди русских

Легенды и загадки земли Новгородской (fb2) | КулЛиб — Классная библиотека!

Свидетельства иностранцев

Кристиан Бомховер

Автор — уроженец Ревеля (Таллинна), личный секретарь магистра Ливонского ордена Вольтера фон Алеттенберга, епископ Дерпта. В 1508 году анонимно издал в Кельне «Прекрасную историю об удивительных деяниях государей Ливонии в борьбе с русскими и татарами», «Прекрасная история» посвящена событиям 1491— 1507 годов, главным образом Русско-ливонской войне 1501—1503 годов. Ее создание диктовалось сугубо прагматическими целями, поэтому на ее страницах возник образ «мрачной и нечестивой России», таящей в себе угрозу для всего католического мира. Бомховер был хорошо информирован о современных ему событиях. Многие из приведенных им фактов, касающихся, в частности, обстоятельств ликвидации Немецкого подворья в Великом Новгороде, подтверждаются другими ливонскими и западноевропейскими источниками.
Теперь надо сообщить, что некогда купцы торгового сообщества так называемой немецкой Ганзы, (состоящей из) 73 городов, основав стапеля и конторы, могли там пользоваться чрезвычайно большими вольностями и привилегиями. Одна контора в то время была в Брюгге во Фландрии, вторая — в Лондоне в Англии, третья — в Бергене в Норвегии. То же самое было и в Великом Новгороде в России, так как обыкновенно вся дорогостоящая чудо-продукция (woder-warck) — соболя, куницы, множество белок, горностаев мех, а также множество воска и других дорогостоящих товаров — доставлялась туда, а потом через Ливонию в немецкие и прочие земли, чтобы посредством (подобных) сношений все страны, города и люди повышали свое благоденствие.
В то же самое время как новая крепость, названная в честь великого князя, как говорилось выше, незаконно (vor gewalth) была закончена, в день св. Леонарда (6 ноября 1494 года) великий князь Московский, русский император, вопреки всем договоренностям и законам приказал немецких купцов, которые находились тогда в Великом Новгороде, вместе с их священниками и капелланами, (всего) численностью 48 человек, старых и малых, лишив имущества, арестовать, сорвать с них одежду и обувь, заковать в цепи и бросить в смрадную жуткую темницу, где они и пребывали в заключении одни по три, а другие по девять лет, а также отобрать все их имущество, оцениваемое во много тысяч рижских гульденов, и тем самым подверг суровому насилию личности и имущество указанных купцов.
Высокочтимый господин ливонский магистр направил много посланий и предпринял много трудов, чтобы (их) освободить, но это оказалось невозможным, поэтому-то они и провели так много времени в суровом заключении. Как бы их не хранила сила Господня, они все же не смогли вызволить свое имущество, о котором до сего дня хлопочут, получая отказы. Помимо всего прочего, с того времени и вплоть до сего дня привычному пребыванию и предпринимательству всех немецких купцов в Новгороде, как и всякой другой торговле с русскими, чинят препятствия из-за строгого запрета их великого князя и императора. Хотя указанный господин магистр, приложив много старания и серьезности (emstes), пытался действовать, но в окружении названного великого князя ничего не хотели слушать, ведь тираны видят справедливость в том, что доброе отношение и доверие земли и городов попираются таким невиданным образом, что Ливония смогла предвосхитить (перспективу) противостояния, смерти, уничтожения (dadurch de Tyranen vermeynen als sich in der Wahrheit befindet, de merynge und Wohlmacht der Lande und Stedte so unvermarckt zu krenken, dar Livland Trost Ende Entsetzung sie von haben mochte).
Причина, из-за которой немецкие купцы в Новгороде по приказу великого князя Московского, русского императора, отменившего мирные крестоцеловальные грамоты, скрепленные его собственными печатями из чистого золота, попали в описанное положение, помимо всего прочего заключалась в том, что в ганзейских городах русских якобы безвинно хватали и бросали в тюрьму. Их следовало судить по немецкому праву, поскольку существует решение, что в подобных случаях немца, если он за какую-либо вину и преступление будет взят (под стражу) и помещен в тюрьму, равным образом следует судить по русскому праву. Случилось так, что в городе Ревеле в Ливонии один русский, который изготовлял фальшивые ревельские шиллинги, после расследования его преступления согласно городскому праву был сварен в кипятке. Затем в том же городе другой русский, знатного происхождения и именитый купец, был уличен в сношении с кобылой и, поскольку это противно (человеческой) природе, в соответствии с городским правом был сожжен. В то время как многие города, земли и власти сожалели, если бы подобные злодеяния оставались безнаказанными, русские купцы, которые были там (в Ревеле), посчитали большим преступлением, что за такой будто бы малый проступок с уважаемым человеком обошлись столь недостойно, и все заявили в открытую, что в их стране обыкновенно такие дела разбираются знатью или кем-то еще. Поэтому-то они, глумясь над правдой, (таким делам) либо совсем не уделяют внимания, либо (занимаются ими) совсем немного.

Ганзейское судно XVI в. 
(Сведения об) этом наказании упомянутых преступников со многими другими выдумками, наветами и жалобами, которые все противоречили истине и закону, другие русские доставили их императору, великому князю Московскому, и просили отомстить за то, что в ганзейских городах, а именно в Ревеле, некоторых из них сварили и сожгли якобы совершенно без вины. Поэтому-то великий князь в сильном возмущении и (отдал) строгий приказ поместить в тюрьму немецких купцов, находящихся в Новгороде, арестовать их имущество и прекратить торговлю. Кроме того, он очень сурово и настойчиво потребовал от ливонских государей, чтобы те выдали ему нескольких бургомистров, членов городского совета и судебного фогта города Ревеля, которые осудили тех самых преступников и которые своими мучениями должны были успокоить его свирепый гнев. Был в то время один бургомистр, который вместе с тем, о чем сказано выше, был обвинен еще и в том, что, сидя за столом, вскрыл письмо указанного русского императора, сидя за столом без проявления должного уважения.
Однако в этом случае тиран не сумел осуществить свое намерение, поскольку господа и города Ливонии, взявшие на себя совместное обязательство спасти (свою) землю от крайней беды и гибели, пожелали отказать сумасбродному тирану в подобном произволе. Между тем тот же тиран так возгордился, что приказал город и замок Ревеля, прочный, прекрасный и хорошо укрепленный, вместе с (его) башнями и стенами изобразить на серебре и выставить среди прочей серебряной посуды на своем столе. Он имел обыкновение бить (по изображению), как если бы он осаждал эту крепость. Из этого каждый разумный человек может узнать, насколько опасны и заносчивы злобные русские в своей глупости, пороках и сумасбродстве.

Франц Ниенштедт

Автор (1540—1622) — уроженец Вестфалии, в 1554 году поселился в Дерпте, откуда совершал торговые поездки в Москву, Новгород и Псков, и знакомится с внутренним состоянием московского государства. В 1571 году он переехал в Ригу, в 1583 году был избран членом магистрата, а в 1585 году на него был возложен сан бургомистра. Он оставил после себя рукопись под названием «Ливонская летопись Франца Ниенштедта бывшего рижского бургомистра и королевского бургграфа. Достопримечательные вещи и истории о первом открытии благородной провинции Ливонии, как таковая была открыта немцами и народы в ней покорены, а также приведены в христианскую веру из языческого идолопоклонства, также кроме того о многих происшествиях и событиях, там случившихся и происходивших в различные времена».

Новгородский торг. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI в.
Готы со своим королем Висбоа получили дозволение от датского короля селиться на острове Готланде. Здесь их король начал строить город и замок, названный по его имени Висби. Около того же времени большая контора в русском Новгороде была в силе, и в то время русский герцог с городским старшиной управлял городом, находившимся в большом процветании, так что ганзейские города посылали туда свои товары для торговли и складов; корабли их ездили туда зимою и летом, что видно из древних конторских шрагов. Летом они ездили на кораблях вдоль по Нуе, которая течет от Новгорода вниз к морю. Зимою, по моему мнению, они ездили на санях и лодках, как теперь зимою из Швеции перетаскивают лодки санями по льду; таким образом, там, где замерзло, переезжают на санях, где же место открыто, употребляют лодки, пока не достигнут берега. Город Висби на Готланде торговлею чрезвычайно разросся…
Также умножилось и мореходство и торговля в Ливонии изо всех приморских городов, отчего города пришли в цветущее состояние, как Рига и Ревель, куда многие купцы и ремесленники переселились из Германии с женами и детьми; чрез это торговля к Висби на Готланд мало-помалу очень уменьшилась и, наконец, вовсе прекратилась; самый город Висби до того упал, что прекрасные большие дома, еще видимые и теперь, пришли в совершенное разрушение, между тем как с течением времени ливонские города, стоящие на берегу моря, заметно разрастались и пришли в процветание. Новгородская контора оставалась, однако, в цветущем состоянии: купцы из ганзейских городов направляли все еще свой путь туда и делали эту контору складочным местом для своих товаров, это продолжалось даже и тогда, когда великий князь взял Новгород в 1479 году. До тех пор этот город пользовался своим самоуправлением; но когда в 1494 году многие купцы находились в конторе с драгоценными товарами, которые ценят более, нежели в триста тысяч гульденов, и русские из-за ничтожных, низких причин отобрали у них все товары, а купцов ввергли в заключение в башню, где они сидели более трех лет и, наконец, после многих требований от ганзейских городов освобождены были только весьма немногие, большая же часть из них умерли в башне, тогда все умы, а также и торговля отвратились от Новгорода, потому что из всех дорогих товаров ничего не было получено обратно. В то время русские стольких ограбили дорогими товарами (как холст, шелковые материи, бархат, золото, жемчуг и драгоценные камни, сахар, пряности и коренья), что многие честные люди сделались бедняками. Когда купцы были обобраны донага и выпущены из башни, то они отправились в Ревель… остальные же потом уехали из Ревеля на корабле любчанина Гердта Оффендорфа, но все они погибли от жестокой бури вместе с кораблем в шведских шкерах, так что не спаслись ни кошка ни собака, как о том свидетельствует эпитафия в знак их памяти в Ревеле, у моста при гавани. Впоследствии в Новгороде более не совершали никаких торговых операций, хотя туда еще иногда и наезжали купцы, так я и сам был там в 1570 году и имел дела в старом, полуразрушенном дворе конторы, где еще стояла часть церкви Св. Петра, которую купцы некогда выстроили из камня. В то время под церковью еще существовал небольшой склеп, где я мог держать напитки и съестные припасы. Кроме того ничего уже не было, только еще одна деревянная комната, где я со своим слугой и с мальчиком имел пристанище, и еще другая подобная ей комната для русского дворника, который отворял и запирал двор. Таким образом погибла новгородская контора, и впоследствии все русские товары стали привозить в Ригу, Ревель и Дерпт.
Здесь я должен упомянуть, какая была одна из многих причин, по которой торговля в России не только в Новгороде и во Пскове, но и в ливонских и в других городах видимо упала и прекратилась. Главная причина была та, что в 1554 году англичане проехали на север мимо Норвегии, открыли в земле московитов за Москвой гавань Колмегород (Холмогоры), куда они стали ездить ежегодно и торговать с московитами, которые были очень довольны тем, что у них там открылось мореходство, и дали им привилегии…
Вторая главная причина, почему ливонские города, в особенности Ревель и Дерпт, а по большей части и Рига с другими городами балтийского прибрежья, прекратили торговлю с Новгородом и Псковом, — то, что московит в 1558 году начал воевать с Ливонией и покорил Нарву.

Александр Гваньини

Автор (1538—1614) родился в Италии в рыцарской семье, в середине 1550-х годов поступил на службу польскому королю Сигизмунду II, участвовал в Ливонской войне. Он был всесторонне образован, знал несколько европейских языков. В круг его интересов входили география, история, этнография. Его «Описание Московии» (1578) является одним из первых подробных описаний России, рассчитанных на широкого европейского читателя. Оно неоднократно издавалось на латыни и переводилось на немецкий, польский и чешский языки.
Государство Новгорода Великого некогда было самым обширным из всех русских княжеств. Власть над ним сначала получил по жребию варяг Рюрик, а наследники его расширили свою державу до самой Греции. Для того времени Новгород имел обширнейшие владения, разделенные на пять частей, и держава его, вытягиваясь далеко на восток, юг и север, граничила с Литвой, Финляндией, Швецией и с самой Норвегией.
Есть в этом государстве значительный большой город, называемый Новгородом Великим, а по-туземному Nowgorod wielki. В двух верстах от города из озера Ильмень берет начало судоходная река Волхов и, протекая через Новгород Великий, впадает в другое озеро, называемое Ладогой, длина реки тридцать шесть польских миль.
Озеро Ильмень, расположенное в двух верстах от Новгорода, тянется в длину на восемнадцать польских миль, а в ширину на двенадцать, в него впадают две довольно известных реки — Ловать и Шелонь, а вытекает упомянутый Волхов, пересекающий Новгород.
Отстоит же Новгород к юго-западу от Московии на сто двадцать миль, от Псковии — на тридцать шесть, от Ивангорода и Великих Лук — на сорок.
В этом городе был некогда идол, называвшийся Перуном, в том месте, где теперь расположен монастырь, который зовется Перунским по имени этого идола. Новгородские язычники более всего почитали этого идола, его изображали в облике человека, держащего в руке раскаленный камень, подобный молнии, ведь «перун» у русских и поляков обозначает молнию. Во славу его и честь сооружался костер из дубовых поленьев, который должен был непрерывно пылать и днем и ночью. Если же из-за небрежности служителей, назначенных следить за костром, огонь погасал, их казнили.
Когда в 1470 году архиепископ новгородский Феофил правил своею властью всей Новгородской землей, платя дань королю польскому Казимиру, в то время великому князю литовскому, тогда князь московский Иоанн Васильевич начал против Новгородского государства тяжелую и жесточайшую войну, тянувшуюся непрерывно семь лет, и за это время не раз упорно штурмовал город Новгород. Наконец, в 1477 году он победил новгородцев в битве при реке Шелони, принудил к сдаче города и всей области и объявил властителем себя. Однако так как он понимал, что еще не имеет абсолютной власти над новгородцами, то с помощью упомянутого выше епископа Феофила он вошел в Новгород с вооруженным отрядом под маской ревнителя религии, будто бы желая воспрепятствовать некоторым гражданам, якобы собирающимся отпасть от русской церкви к римской. Под этим предлогом он вторгся в Новгород, поверг жителей в позорнейшее рабство, всех граждан и купцов лишил их имущества (оставив каждому четвертую часть), отнял у самого архиепископа его доходы и все золото и серебро и назначил на его место другого епископа (уделив ему только малую долю доходов)…
* * *
…В 1569 году по Рождестве Христовом государь Московии узнал, что новгородцы, псковичи и тверяки питают некоторое расположение к королю польскому и великому князю литовскому. Тотчас он стал раздумывать, как им отомстить, и для того, чтобы захватить их неожиданно и врасплох, он прежде всего поступил следующим образом. Всем людям обоего пола, как мужчинам, так и женщинам, как старикам, так и детям, он запретил под страхом смертной казни ходить и ездить по дороге, ведущей из Московии в Новгород Великий. Потом, снарядив многочисленное войско, он выступил из своего дворца в Александровой слободе, чтобы отомстить новгородцам и уничтожить их до основания. Семьсот дозорных приспешников он послал впереди, столько же сзади и со всех сторон они выслеживали всех, шедших по запрещенной дороге, и кого находили, изрубали топорами вместе с лошадьми, повозками и всем прочим, так что ни из Новгорода в Московию, ни из Московии в Новгород никто не мог попасть живым, и никто не мог узнать намерения государя и куда он метит, кроме одного секретаря Афанасия Вяземского. Все это делалось так осторожно и хитро, чтобы застать новгородцев врасплох и чтобы они никуда не смогли ускользнуть. И только тогда, когда он со своим войском был в полумиле от Новгорода Великого, поняли несчастные новгородцы, что настал для них судный день: ведь царевы приспешники, эмиссары и всадники жестоко опустошали новгородский тракт огнем и мечом, всех людей, какого бы состояния они ни были, знать и простонародье, резали, вешали и рассекали на части. Сверх того, они истребляли весь вьючный скот, деревни и села они предавали огню; дозорные же приспешники, которые стерегли проезд по дорогам, никому не позволяли пройти после государя (даже собственному его слуге), но всех, кто ни попадался, изрубали. Ведь великий князь боялся заговора и козней против себя со стороны своих подданных, бояр и дворян. Наконец, в самый Новгород Великий он послал вперед несколько тысяч приспешников с татарской конницей для того, чтобы они грабили и отнимали у горожан все имущество, а сам пошел вперед со всем войском и приказал всех встречных убивать, рубить на части, топтать лошадьми, вешать. Сам он вместе со старшим сыном очень многих собственноручно пронзил копьем. Потом он приказал огородить деревянным забором с бревнами две обширные площади и заполнить их закованными именитыми гражданами. Там, вместе с сыном, он колол их и рубил, наскакивая на лошадях, подгоняемых шпорами, до тех пор, пока оба не изнемогли, запыхавшись. Наконец, он с негодованием сказал собравшимся вокруг приспешникам: «Наваливайтесь на этих вероломных, секите их, рассекайте, уничтожайте и никого не оставляйте в живых». Те тотчас, в мгновение ока бросились на эту толпу связанных горожан, всех до единого порубили и бросили в воду. Потом нескольким сотням человек он приказал выйти на замерзшую реку, которая протекает через город, и обрубить вокруг них лед. Обрубленный лед устремился на дно, и они все потонули в воде.

Выезд  Ивана  Грозного  в  поход.  С  акварели  Э.Э.  Лисснера
Такую вот расправу учинил великий князь в знаменитом Новгороде Великом, первом во всей Руссии городе: две тысячи семьсот семьдесят горожан, не считая бедного люда и женского пола, было уничтожено и потоплено. Он приказал также разграбить сто семьдесят пять монастырей в Новгородской области, некоторые безжалостно предать огню, монахов перебить и утопить. Он отдал в качестве добычи своим приспешникам шелковые одежды горожан и прочие их уборы, а золото и серебро забрал себе (огромное его количество он добыл, разграбив церкви и сокровища купцов), кроме того, приказал дочиста разграбить дома горожан, изломать их и разрушить. Такие убытки он причинил купцам и прочим гражданам этого знаменитого города, что их невозможно возместить и правильно исчислить. Он также приказал бросить в огонь и превратить в ничто огромные массы воска, которые лежали у купцов лет по двадцати и более; а ведь воск и звериные шкуры были для новгородцев главным товаром. И когда он почти совершенно опустошил упомянутый город и разграбил почти всю его округу, он отправил пятьсот конников в пограничный с Ливонией город Нарву, где новгородцы обычно складывали свои товары. Он приказал объявить по всему городу, чтобы никто не смел под страхом смертной казни и конфискации всего имущества ни покупать, ни присваивать новгородские товары.
Все же нарвские жители, которые тайно купили у новгородцев хоть какие-нибудь товары, были изрублены и брошены в озеро, а их владения вместе с домами были сожжены. Бедняков же и нищих, которые из-за страшного голода (усилившегося в то время) варили и ели трупы убитых, приспешники, по приказанию государя, убили и утопили убитых в реке, а все товары разного рода, принадлежавшие новгородцам, которые разыскали, снесли в одно место и сожгли…
… Когда государь Московии столь жестоко расправился с Новгородом Великим, его пригласил откушать архиепископ этого города (по-русски его называют владыкой). В час, назначенный для трапезы, он весьма бесцеремонно пришел, окруженный отрядом вооруженных приспешников. Во время трапезы он приказал совершенно разграбить храм Св. Софии, в котором была масса золота и серебра (в него почти все граждане сносили свои богатства как в наиболее безопасное место). Затем, когда трапеза была закончена, он содрал с архиепископа (который пригласил его откушать) все украшения и епископское облачение, говоря: «Менее всего надлежит тебе быть архиепископом, но скорее флейтистом или волынщиком, а также вожаком медведей, обученных пляскам. Для этого лучше тебе взять жену, которую я тебе выбрал». Прочим же священникам и настоятелям монастырей, которые принимали участие в трапезе, он сказал: «Вас всех я приглашаю на свадебное торжество нашего архиепископа, но нужно, чтобы вы внесли необходимую сумму денег для подготовки к этому пиру». Все священники и настоятели были вынуждены отсчитать великому князю предписанную сумму, чтобы не быть совершенно ограбленным до мельчайшей монетки; под страхом пыток они отдали по настоянию государя все серебро, кто сколько имел. И вот, когда он выколотил из них и вымучил угрозами и пытками эти взносы, он велел привести жеребую белую кобылу и, указывая на нее архиепископу пальцем, сказал: «Ну, вот тебе жена, садись на нее и отправляйся в Московию, а там зачисляйся в труппу флейтистов и гитаристов, которые водят пляшущих медведей». Этот несчастный нехотя был вынужден взгромоздиться на брюхатую кобылу, одетый в рваные лохмотья, а когда он сел верхом, то, по приказанию государя, ему связали ноги под брюхом лошади; затем сам великий князь сунул этому архиепископу инструменты, вероятно, лиру, флейту, дудку и гитару, говоря: «Ну вот, у тебя есть инструменты твоего искусства, ведь тебе больше улыбается должность гитариста, чем архиепископа. Итак, упражняйся на этих музыкальных инструментах и отправляйся в труппу гитаристов в Московию». И тот был вынужден, сидя на кобыле со связанными под ее брюхом ногами, ехать по всему городу и дуть в волынку и пытаться наиграть песню на пронзительно свистящих дудках (никогда раньше не учившись подобной музыке). Таким вот образом упомянутому архиепископу Новгородскому, лишенному сана, ограбленному, потерявшему все свое добро, было нанесено несказанное бесчестие и позор.
Совершив это, он приказал монахов, игуменов, настоятелей монастырей и прочих церковнослужителей, лишенных всего имущества, предать смерти различными способами: изрубить топорами, заколоть пиками, утопить. После этого, схватив некоего знатного мужа по имени Федор Сырков, он приказал привести к себе в лагерь, расположенный в полумиле от Новгорода; тут он велел обвязать его поперек туловища длинной веревкой и бросить в реку Волхов. Когда он уже почти захлебнулся, его вытащили обратно, и великий князь задал ему такой вопрос: «Скажи мне, что ты видел на дне реки?» Тот ответил: «Я видел, как все демоны, великий князь, которые живут в этой реке и в озерах Ладоге, Сладоге и Вармине, собрались, чтобы похитить твою душу и увлечь ее в Тартар». На это великий князь возразил: «Верно ты сказал, я отблагодарю тебя за то, что ты не утаил от меня это видение». И тотчас он приказал схватить его и погрузить его ноги до колен в медный котел с кипящей водой и варить до тех пор, пока не укажет все свои сокровища; а был он очень богат и за свой счет основал и построил двенадцать монастырей. И так как он варился столь жестоко и без всякого милосердия, то указал он тридцать тысяч флоринов серебряной монетою. Наконец, по приказанию государя, он был вместе с братом Алексеем расчленен и брошен в ближайшую реку.
Жестоко разорив вконец этот замечательный город, древнейший и известнейший во всей Руссии, он отправился к обширнейшему городу Пскову, до известной степени похожему на Новгород, чтобы так же по-вражески расправиться с ним.

Энгельберт Кемпфер

Автор (1651—1716) — немецкий географ, натуралист, путешественник, учился в Кенигсберге и Упсале. В 1670—1690-х годах совершил несколько путешествий, в том числе в Персию и в Японию, которые описал в своих дневниках, частично изданных еще при жизни. Русский дневник его путешествия в Персию в 1683 году в составе шведского посольства Людвига Фабрициуса издан в Мюнхене в 2003 году как 6-й том его сочинений.

Антониев монастырь
15[июня] в пятницу мы прошли 3 версты (в действительности же всего четверть часа ходьбы) до Новгорода, некоторое время подождали, пока воевода для торжественной встречи пришлет лошадей. Спустя 3 часа прислали трех лошадей, из которых только одна понадобилась для господина легата (посла), который поехал верхом, мы же до посольского двора последовали пешими; после того как воевода лично (нас) принял, он (двор) был поручен охране 6, а на другой день 12 стрельцов. (Нам) хотелось, чтобы наше дело было рассмотрено сразу же, однако воевода не смог отложить свои личные дела, которые у него были (еще) до (прибытия) нашего посла, поэтому он принялся за них, наши же, таким образом, были разрешены спустя два часа.
16 [июня] в субботу мы осмотрели город в сопровождении стрельцов, которые позволили нам пройти не далее середины моста.
19 [июня] во вторник господин шведский комиссар Хисинг (Hijsing) и господин Финхаген (Finhagen), следуя нашему большому желанию, препроводили в монастырь Святого Антония, расположенный за городом на этой стороне реки, несколько штофов вина и просили сообщить туда о нашем прибытии и восхищении их святыней. Затем мы поехали по реке (ради пущего удовольствия) и после того, как мы сообщили о нашем прибытии, вошли туда. Вскоре мы, обнажив свои головы, оказались на площади перед монастырем (полевую сторону). Церковь находилась на площади далее чуть правее и была как бы двойной: в первую, построенную в длину, можно было смотреть сквозь широкую решетчатую дверь, а через боковое окно можно было рассмотреть гробницу святого, которая, однако, в эту церковь выходила лишь одной стороной, а располагалась в соседней церкви. Вторая церковь или вторая часть расширялась за счет проема, связывающего её с вышеописанной (первой). На востоке обе они были сводчатыми, и каждая сплошь от низа до самого свода была расписана историями (из) жизни Святого Антония, с прекрасными золотыми изображениями (иконами в окладах), перед каждым из которых стояли светильники с восковыми свечами. Особо примечательно, что здесь так же, как во всех их… Дверь перед алтарем была покрыта толстым слоем золота. Отцы (они ходили в таких же черных одеждах и шапках (клобуках), как и прочие здешние монахи), открыли нам дверь и позволили пройти в придел до других дверей, чтобы через них посмотреть на гробницу, но не дальше, после чего в оловянное блюдо, которое нам протянул один монах, мы пожертвовали несколько копеек. Тростник или камыш Святого Антония, который располагался над его гробницей, был снят и представлен нам для обозрения перед решеткой первой двери. Это был пучок камыша в обхват руки, длиной примерно в два или два с половиной локтя, с конца забранный в серебряный футляр или оклад.
Во внешней стене между обеими церквами или церковными дверями был открыт еще один кабинет, где на высоте одного с половиной локтя от земли был помещен камень Святого Антония, похожий на мельничный жернов или каменное колесо, вмурованный на четверть или треть, так что вершина округлой стороной была обращена назад. Это был камень, с одной стороны плоский и несколько овальный, сзади же округлый и выпуклый (с заостренной вершиной). Он был кругом обложен позолоченным пестрым венком или окладом и, кроме того, украшен изображениями Святого Антония и другими картинами. Перед ним стояли два высоких светильника, длина которых спереди и в плоской части равнялась 6, ширина — 5 пядям (span), а толщина — двум с половиной пядям. На светильнике, который располагался впереди, висела маленькая, наклеенная на доску, удлиненная бумажная табличка на русском языке, на которой коротко излагалась история его путешествия и жизни.
Тростник или камыш не как у нас, но это настоящий придорожный камыш… История, короче говоря, содержит в себе такое: Святой Антоний, после того как римская церковь отделилась от греческой, сел на большой камень и молил Бога о спасении от своих врагов… вместе с ним (сдвинулся), и он поплыл по волнам, схватил рукой за камыш и, поскольку камень двигался, он пользовался им вместо руля; свою же церковную утварь и книги он взял с собой в бочке. По морям он прибыл сюда, думая в первую очередь, на что решиться, чтобы достать бочку с церковной утварью.
Рыбак не захотел ему помочь в этом, поскольку они (рыбаки) умели ловить только рыбу… Суд согласился по его просьбе дать ему то, что он может покрыть шкурой животного. После этого Святой разрезал шкуру на ремни и охватил ими участок земли, где сейчас стоит монастырь.
Новгород, состоящий из множества окруженных деревянными стенами городков, раньше был больше, на что указывают расположенные вокруг него монастыри. Первая и самая большая часть расположена на противоположной стороне Волхова, где мы были размещены на посольском дворе (это теперь единственный каменный дом, состоящий из одной горницы и двух кабинетов); там же находятся Шведское и Любекское подворья (плохие деревянные дома), каждое недавно устроенное. Переулки (улицы) выложены длинными бревнами, там же располагается большой царский сад, который ежегодно на время, когда появляются плоды (на Троицин день), сдается в аренду тому, кто больше предложит на торгах, начиная от 5 до 600 имперских талеров. Из этого города по длинному деревянному мосту ходят в замок, который окружен со всех сторон великолепными белыми стенами и занимает большое пространство. Главная церковь, которая (находится) на том же месте, выделяется белизной и… великолепием позолоченной главы. В ней захоронены двое святых, которые за множество чудес очень почитаются русскими (белое облачение, которое за 24 часа было доставлено из Иерусалима, архиепископ ежегодно надевает во время церковных крестных ходов). В крепости живет митрополит, воевода Иван Васильевич Бутурлин, а также два дьякона или сенаторов канцелярии (которые… отправляясь в путь, сопровождаются 8 служителями с обнаженными головами). С двух сторон этой большой площади замка… расположен другой город, окруженный плохими деревянными стенами, а за ним — еще 3 маленьких.
20 числа в среду прибыл курьер (лейтенант) от нарвского губернатора и сообщил о прибытии губернатора Шперлинга и доставил господину послу милостивое послание Его Королевского Величества от 25 мая.
22 [июня] в пятницу я написал респонсории (ответы) сиятельному Бергенельму — полковнику Функену, полковнику Кронеману, генералу Шперлингу — сообщив, что к нам воеводой в качестве пристава был прикомандирован другой дворянин с 5 стрельцами. Вечером того же дня мы уехали, сели на нашу лодку и проплыли назад 2 мили до устья Ильменского озера, которое не могли пройти из-за встречного ветра.

Эрнст-Беньямин-Соломон Раупах

Автор (1784—1852) — немецкий педагог и драматург, уроженец Силезии. В 1804 году он приехал в Россию, в 1807 году занял в Петербурге место воспитателя в доме директора Липецких минеральных вод Ивана Николаевича Новосильцева. В 1816— 1819 годах он был профессором педагогического института. В 1819 году он стал профессором всеобщей истории в Санкт-Петербургском университете. В связи с возбужденным Магницким делом профессоров университета в 1822 году он оставил Россию и окончательно поселился в Берлине.
С такими наблюдениями, мой дорогой друг, можно сократить длинный, пустынный путь от Петербурга до Новгорода. Тот, кто понимает местный язык, может узнать из разговоров со своим извозчиком некоторые интересные обстоятельства, касающиеся местной жизни; эти люди, иной раз весьма образованные для своего сословия, многое повидали за время своих постоянных разъездов, говорят по-русски чище, чем немецкие ямщики по-немецки; они весьма словоохотливы и тотчас же смекают, о чем только заведешь речь. Не верьте ни единому слову тех, кто уверяет вас, что русские смеются над иностранцами из-за их выговора.
Но я уже вижу перед собой древний Новгород и спешу войти в него вместе с Вами. Этот предмет предоставит нам достаточно материала для подробной беседы.
Вы знаете, что являл собой Новгород во времена своего расцвета, но что же он представляет собой сейчас? Незначительная часть того огромного города, который в ХIII и XIV веках отправлял на поле брани сотни тысяч воинов. Вернитесь на мгновение в ту эпоху, когда родилась пословица: кто против Бога и Великого Новгорода? Когда корабли его стояли на Балтийском море, а шведы, поляки и Ганзейский союз всеми силами добивались его благосклонности; когда он один непоколебимо противостоял монгольскому игу, покорившему всю Россию, и отстаивал свою независимость вопреки всей силе и хитрости своих врагов, — взгляните же сейчас вместе со мной на его руины! Вот они — памятник прошлому, а как значимы они для будущего. По преданию, город простирался на 30 верст в ширину, и старинные церкви, монастыри и здания, разбросанные на десять — двенадцать верст вокруг сегодняшнего Новгорода, заставляют поверить в это. Но всё, что еще осталось от былого величия, — это старинная крепость да несколько неказистых улочек.

Панорама Великого Новгорода. С иконы конца XVII в.
Что же смогло повергнуть этот колосс? — Огромная власть, проистекающие отсюда партийные страсти; раздоры и случайное опасное соседство, все это привело его к гибели. Новгород обрел свое величие благодаря патриотизму своих жителей, после того как в XI веке князь Ярослав Владимирович ограничил права своих наследников настолько, что Новгород превратился в независимое государство. А это обусловило вечную борьбу между правителями и народом, из которых последний тем не менее выходил победителем. Народ по своему усмотрению выбирал и изгонял князя, если тот посягал на его права и привилегии. Все государственные дела открыто обсуждались на народном собрании, проходящем на открытой площади; каждый новгородец выдвигал свой голос, и большинство решало исход дела. На это собрание народ созывали так называемым вечевым колоколом, который висел на той же площади и звонить в который можно было только по приказу посадника.
Когда раздавался звон колокола, все устремлялись на эту площадь; здесь народ принимал законы, выносил приговоры о казни либо о помиловании, выбирал своих представителей, решал вопросы войны и мира. Я говорю народ, имея в виду тех немногих, в чьих руках здесь, как и повсюду, была сосредоточена власть. Этот колокол был силой Новгорода, и Иван Васильевич I не преминул, когда положил конец республике, забрать его и, как лучший из своих трофеев, торжественно доставить в Москву, где тот до сих пор висит на одной из башен Кремля. Связь с Ганзой и торговля со многими государствами, благодаря которой многие новгородцы становились богатыми купцами, стали первой причиной его падения. Нерешительность новгородцев и их вечные раздоры в конце концов зародили справедливые опасения у царя Ивана Васильевича I, объединившего Русь под своей властью после освобождения ее от монгольского ига, что эта республика, вероятно, собирается, как, впрочем, это и подтвердилось позже, встать под защиту Польши, и этот союз представлял бы собой угрозу государству. То, чего царь не добился честным путем, он достиг, наконец, силой; он разгромил новгородское войско и подчинил его своей власти (в 1478 г). Во время правления Ивана Васильевича II, прозванного тираном, Новгород попытался сбросить ярмо и отдаться в руки поляков, но это привело его к гибели. Новгород был покорен Иваном Васильевичем в 1570 году. Двадцать пять тысяч знатных горожан были казнены, большая часть жителей безжалостно перерезана, тысячи семей были высланы в Москву, и прекрасный огромный город был разрушен до основания. Всё, что уцелело, было уничтожено в 1611 году шведскими войсками под командованием графа де ла Гарди. Когда видишь огромный вал и стены толщиной шесть футов, которые простоят еще века, едва ли возможно понять, как захватчики могли взять город. Так пришел конец Новгороду.
О его происхождении в истории не сохранилось ничего, кроме нескольких древних легенд. Название, которому уже тысяча лет (Новгород или Новый город), указывает на существование более древнего города, который, вероятно, назывался Славенск и чьи руины якобы до сих пор находятся на Городище.
Всего лишь несколько слов о достопримечательностях сегодняшнего Новгорода. Он, как известно, был построен на том месте, где Волхов шириной в сотни саженей вытекает из озера Ильмень. Вряд ли можно найти более выгодное и живописное расположение. Вообразите себе картину, которая открывается идущему по мосту пешеходу: с одной стороны необъятное озеро, полное барок и всевозможных парусных судов; с другой — широкая, прекрасная река, которая течет прямо перед вами и скрывается из вида в далекой равнине. Впереди — старинная крепость с башнями, стоящая на крутом холме, позади — другая часть города, которая так же, как почти все старинные города Руси, лежит на возвышенности и называется Торговой стороной, тогда как другая сторона — Софийской. В прежние времена с этого моста сбрасывали в реку преступников. Если бы у Волхова, как у Невы, была набережная, то вид с нее был бы поистине единственным в своем роде. Возможно, что в золотые времена Новгорода на берегу реки и озера стояли роскошные дворцы, хотя бы и в славянском стиле. В сегодняшнем городе из полутора тысяч домов лишь очень немного каменных, почти все построены недавно, и из старинных сооружений едва ли найдется больше шестидесяти, из них половину составляют церкви.
Первым церковным строением среди них был древний собор в Кремле, название которому Софийский. Он был основан сразу после принятия христианства в России в X веке первым епископом Иоакимом и, как и сам Кремль, основанный в XI веке князем Владимиром, самым старшим сыном вышеназванного Ярослава, построен так, что сохранился в своем первоначальном виде до наших дней; Софийский собор является образцом древнего стиля. Колокола висят рядом в длинной каменной галерее, пять серебряных и один золотой купол завершают собор. Поскольку он включает в себя много приделов, то отведенное для богослужения место не такое уж просторное. В главном куполе перед алтарем, украшенным золотом и серебром, изображена большая фигура Иисуса Христа с поднятой рукой. Существует древняя легенда, как мне разъяснил причетник, по которой день гибели Новгорода придет тогда, когда эта рука сожмется. Напротив алтаря находятся два роскошных молитвенных места с шатрами и перилами, очень искусно выполненными из слоновой кости, внутри они оббиты красным бархатом и где это возможно нанесена позолота. Одно молитвенное место предназначалось для новгородского князя, другое для патриарха. Бархат по обеим сторонам очень вытерся, что свидетельствует о набожности древних правителей. До сегодняшнего дня никто не имеет права сидеть в этих молитвенных местах во время службы кроме Петербургского митрополита, который в то же время является и архиепископом Новгорода. Главные врата Софийского собора были изготовлены в XI веке в Константинополе, потом подарены греческим императором. Для свидетелей древности они примечательны во многих отношениях. Обе створки отлиты из бронзы, они изображают всю древнюю греческую иерархию от причетника до патриарха в одеждах того времени, а также греческий двор в виде рельефных фигур с надписями. Данная работа кажется прекрасной. На одной стороне стены расположены мощи и саркофаги многих святых, которые играли огромную роль в греческих легендах. Самый знаменитый из них, но который покоится далеко в своем собственном приделе, это Святой Иоанн Новгородский, к могиле которого совершают многочисленные паломничества, т.к. о его удивительной силе наслышаны многие…
Чтобы вы не подумали, что только Католическая церковь сохранила истинную веру, я хотел бы вам по секрету сообщить о том, что мне рассказал один верующий человек с поучительным выражением лица.
«И после долгих и трудных боев с Сатаной, святителю все же удалось изгнать своего врага, которого он решил использовать в своих целях, и чтобы ему перекрыть все выходы, он наложил крестное знамение. После всех переговоров и просьб пленника он наконец-таки пообещал ему свободу с условием, что Сатана благодаря своей силе перенесет его в собор в Иерусалиме и обратно. Итак, Сатана посадил его на свою спину только после того, как святой человек положил туда распятие (ведь никто не мог поручиться за него). Когда они прибыли туда, они отужинали у Приора, который предложил новгородскому епископу белый хлеб и предоставил летописи. На обратной дороге он потерял сей клобук, на мгновение остановил Сатану, который уверил его, что позади осталось уже пятьсот верст. Под крик петуха он прибыл в Новгород и предстал перед своим епископом, который вскоре причислил его к Святым, перед всеми передал ему свои полномочия».
Здесь захоронен также бывший Петербуржский митрополит Гавриил. Он был удален сюда на епископство императором Павлом и ушел из жизни 90-летним стариком, пресытившись и устав от жизни. Вместо роскошного памятника по его желанию на могиле установлен деревянный крест с черными траурными лентами.
Кроме здания присутственных мест и Путевого дворца, который расположен недалеко от красивого сада у реки рядом с мостом в очень романтичном месте, а также кроме Гостиного двора, или общественных торговых зданий, и народного училища на противоположной стороне Кремля, не находится ничего значительного. Но любитель древности найдет здесь занятие на долгое время, если он захочет осмотреть старые руины и посетить полуразрушенные церкви.
Недалеко от города, на берегах озера Ильмень расположен Юрьев монастырь. Это первое сооружение, которое путешественники видят вблизи Новгорода. Около города можно увидеть старые монастыри и церкви на некотором расстоянии друг от друга, некоторые из них, в которых сохранились иконы Богоматери и святых, а также другие реликвии являются действующими до сих пор, их посещает большое число паломников.
Находясь среди древних руин на арене былых свершений, испытываешь поистине всеобъемлющее чувство, ощущение величия. Когда я представляю, сколько радости и счастья, сколько горестей и огромных усилий погребено здесь, сколько мудрости и глупости покоится в этой пыли, сколько раз с тех давних пор расточительная природа возобновляла свою игру создания и разрушения, то думаю в этот момент — стремись к удовольствию, прежде чем оно исчезнет, и не печалься, ведь и печали пройдут; тогда я начинаю понимать счастье эпикурейских богов, наслаждающихся безмятежностью в своем вечном созерцании. Когда же я смотрю на свою нравственную природу, у меня возникает мысль о человеческом ничтожестве, которое хочет устремить ее к бесконечному падению, и тлен, на котором я стою, становится для меня источником новой жизни.
От Новгорода дорога становится все более занимательной и приятной, чем дальше продвигаешься вглубь страны. Как только выезжаешь из города, открывается превосходный вид, далекий горизонт, где пастбища и плодородные поля с чудесными рощами, озера и реки живописно сменяют друг друга. Больше ни следа того утомительного однообразия пустынных дорог, по которым мы только что проезжали; здесь человеческое усердие уже несколько тысячелетий одолевает суровую природу, прилагая все усилия для ее облагораживания. Многие протоки Малого Волховца петляют по этой равнине, простирающейся более чем на 50 верст, и широкая судоходная Мета ограничивает ее своими берегами.

Иоганн Фридрих Унгерн-Штернберг

Автор (1763—1825) — остзейский дворянин (барон), ландмаршал лифляндского дворянства, секретарь федерального суда. Его дом в Тарту стал первым зданием вновь открытого в 1802 году Тартуского университета, в котором он был заместителем куратора. Он был дружен с Фридрихом Шиллером. Занимался изобразительным искусством (портреты и жанровые картины) и писательской деятельностью («Взгляд на мир морали и политики, каким он был, каков он есть, каким он будет» 1785, «Поездка в Москву» 1810).
Мы проехали 185 вёрст от Санкт- Петербурга до Новгорода примерно за 30 часов и надеялись найти ночлег в гостинице одного итальянца, которую нам очень рекомендовали. Нам нужно было хорошо отдохнуть, чтобы проделать остальной путь до Москвы в 543 версты. Приехали мы ночью. Нам были знакомы столичные обычаи, но мы не знали, каковы они в остальной России, поэтому мы думали, что ни в одной гостинице города не найдем ни свободной комнаты, ни даже свободной кровати, но обнаружили несколько хорошо обставленных и богато украшенных гравюрами комнат — и сначала даже решили, что ошиблись домом. Владелец гостиницы не встречал нас, поскольку уже давно спал. Мы слишком устали, чтобы при сложившихся обстоятельствах не принять приглашения длиннобородого русского купца, к которому мы обратились за советом. Он разместил нас со всеми мыслимыми удобствами в своём доме, находившемся неподалеку. Хвалёная же гостиница по сравнению с этим домом — жалкая разваливающаяся деревянная лачуга! Нам предоставили комнату, принесли подушки и одеяла, собрав все, имеющиеся в доме, и устроили нам на стульях, скамьях и на полу невероятные спальные места, простоту которых автор путеводителя смог бы оценить гораздо лучше нас, поскольку для того чтобы насладиться этим (что мы и сделали), пришлось проехать 185 вёрст по мощенной брёвнами дороге.
Мы проснулись с чувством живого нетерпения, так как нам поскорее хотелось познакомиться с одним из самых древних и наиболее известных городов России — Новгородом. Но, как оказалось, совсем немного можно рассказать о сегодняшнем Новгороде. Поэтому я хочу вспомнить прежний Новгород, но не подражая автору путеводителя, который половину своей книжицы посвятил истории этого города.
Согласно летописи Нестора Новгород был основан примерно в одно время с Киевом в V веке племенем славян, а в IX веке завоеван Рюриком и провозглашен столицей Руси. Два столетия спустя этот город получил от Ярослава Мудрого большие вольности, после чего городом правили только те князья, которых избирали сами новгородцы. Во время их правления город стал настоящей республикой, хотя казалось, что князь правит единолично. В это время Новгород становится важнейшим складочным местом северогерманского торгового союза ганзейских городов, а его богатство, влияние и территория постоянно увеличиваются.
Его владения простирались до границ с Лифляндией и Финляндией, включая Карелию и Ингерманландию. В городе, в котором сегодня едва ли насчитывается 10 000 жителей, в те времена проживало около 400 000. Путешественники, проезжавшие через Новгород, на одном конце брали свежих лошадей, а на другом должны были уже менять их.
В таком состоянии — при республиканской независимости и огромной территории — город просуществовал до середины XV века, когда именно эта внутренняя двойственность помогла великому князю Ивану Васильевичу Первому, пусть пока и не полностью, но поработить Новгород.
Марфа, героиня древнего Новгорода, жена посадника, желавшая сохранения новгородских вольностей, вместе со своими сыновьями стояла во главе многочисленной партии готовых действовать республиканцев. Но 30-тысячное войско под предводительством её сына было полностью разбито русскими, и город должен был покориться великому князю. Большой, или Вечевой, колокол, который находился на рыночной площади и веками созывал народное собрание (вече), должен был быть снят и передан князю. Победитель увез этот символ новгородских вольностей в Москву, где в одной из башен Московского Кремля он как пленник умолк навсегда. Героическая Марфа и многие её приверженцы были приговорены к пожизненному заключению, и вместе с большим числом самых богатых и влиятельных горожан она была сослана вглубь страны. Несмотря на эту катастрофу, город ещё целое столетие продолжал успешно развиваться. Но мнимые и истинные противники Ивана Васильевича Второго навлекли на себя его гнев. Он занял город в 1570 году и учинил кровавую расправу, которая продолжалась 5 недель, каждый день в течение которых стоил тысячи человеческих жизней. Целые улицы города пришли в запустение — и это продолжалось до тех пор, пока в 1610-м, во время правления Лжедмитрия, шведы под предводительством графа дела Гарди не завоевали город и окончательно разорили его.
Строительство Петербурга, нового торгового порта на побережье Балтийского моря, окончательно лишило Новгород возможности развития.
После небольшого исторического отступления я возвращаюсь к нашему путешествию по сегодняшнему Новгороду, в котором нас, в качестве чичероне, сопровождает служащий гостиницы. Мы были поражены не столько видом длинных улиц с одиноко стоящими, покосившимися, грозящими развалиться домами, сколько видом огромных пустынных площадей и одного обветшалого каменного здания, которое из-за обвалившейся местами штукатурки выглядит ещё безобразней, чем деревянная изба. Здесь огромное количество церквей и колоколен, — но тишина царит на поросших травой улицах и рыночных площадях, — и лишь время от времени мы видим одиноких усталых пешеходов, телеги и единственную старую карету, одиноко проезжающую мимо! Часто встречающиеся развалины напоминают о былом величии города, о котором раньше ходила поговорка: «Кто против Бога и Великого Новгорода?»
Город окружён земляным валом, на кагором кое-где всё ещё стоят старые башни. Несмотря на то, что город сейчас невелик, в него входят большие, незастроенные, заросшие крапивой территории. Народное предание гласит, что, возможно, раньше территория города простиралась далеко за городские пастбища и за пределы современного города. В него, должно быть, входили и живописные монастыри, которые, подобно венку, окаймляют город.
Новгород лежит по обоим берегам реки Волхов, который, как и Тибр, из-за цвета воды в нём можно было бы назвать «жёлтым». Волхов глубок и богат рыбой. Он делит город на Софийскую и Торговую стороны, соединённые длинным мостом, с которого по приказу Ивана Четвёртого, во время уже упомянутой кровавой расправы, сбрасывали тысячи людей.

Стены и башни Новгородского кремля 
Старая крепость, некогда названная Кремлём, была построена Иваном Первым, чтобы сдерживать восставших жителей республики. На территории Кремля расположены собор или церковь Святой Софии, митрополичьи палаты и некоторые каменные судейские дома. Остальная территория в пределах Кремля пустынна и незастроена. Церковь Святой Софии удивительна тем, что она является, наверное, самым древним храмом на Руси, построенным одновременно с принятием христианства. Она была заложена в конце X века князем Владимиром Первым с благословения епископа Иоакима и представляет собой высокое мрачное четырёхугольное сооружение, украшенное позолоченным куполом и четырьмя небольшими башенками. Высокие ворота, через которые входят в храм, отлиты из бронзы и искусно украшены рельефными фигурами. Согласно преданию они, вероятнее всего, были доставлены из Херсона, надпись же на них рассказывает о мастере из Магдебурга, который их изготовил. Внутри храм украшен множеством старых, потемневших картин, написанных в манере апостола Луки.
Среди множества могильных плит, ограждённых железными решётками, можно увидеть и могилы основателя церкви князя Владимира Первого и князя Фёдора, брата Александра Невского. Богаче остальных убрана могила святого Никиты Чудотворца.
Винтовая лестница ведёт на верхнюю галерею церкви и в другие сводчатые покои, которые расположены за огромными запертыми железными дверьми. Здесь хранится огромное количество всевозможных реликвий — предметы из золота и серебра античных времён, а также облачения священнослужителей. Все эти сокровища когда-то, в неспокойное время внешних и междоусобных войн, были замурованы в стену церкви, в особом потайном месте, которое нам показали, — и таким образом уцелели. Со стоящей неподалёку от церкви звонницы, где находится огромный колокол, на которой действительно стоит посмотреть, открывается прекрасный вид, не столько на сам город, который не столь уж привлекателен, сколько на местность, окружающую его, на реку Волхов, на огромное водное зеркало Ильмень-озера, которое протянулось на 40 вёрст в длину и 30 в ширину, и, конечно, на живописно очерчивающие горизонт тут и там расположенные многочисленные монастыри.
Кроме того, в Новгороде, на Торговой стороне, расположен императорский дворец и прилегающий к нему сад на берегу Волхова. Но они выглядят такими обветшалыми и невзрачными, что мы не стали задерживаться около них и решили ещё раз пройтись по торговым рядам. Эти грязные, полуразвалившиеся мелкие лавчонки кажутся злой насмешкой над былым торговым величием Новгорода. Сейчас в Новгороде насчитывается около 60 церквей, а домов всего лишь 1500 — такое соотношение является, судя по всему, главной причиной однообразия городской жизни.
Как уверял нас наш сопровождающий, он совершенно не знал, что ещё нам показать в городе, кроме того, что мы в течение лишь одного часа уже посмотрели; мы, совершенно обессилев, вернулись к нашему бородатому хозяину и заказали обед из национальных блюд, самым превосходным из которых была рыба.
Чтобы не пропустить ни одной особенности Новгорода, мы заказали знаменитую сушёную форель под названием Surty. Однако она показалась нам слишком сухой и к тому же с привкусом рыбьего жира. Мы расплатились с любезным трактирщиком и поспешили дальше.
Окрестности Новгорода не показались нам такими уж прелестными, какими их описывает автор путеводителя (за исключением прекраснейших монастырей, о которых уже говорилось ранее). Это широкая болотистая равнинная местность, едва ли пригодная для пастбищ, простирается вплоть до берегов реки Волховец. Утомительность этого пути для путешественников, который раньше можно было преодолеть лишь в бычьей упряжке, сейчас несколько смягчила своеобразная, но очень удобная шоссейная дорога. Вся дорога от Новгорода и до следующей станции Бронница — а это расстояние в 35 вёрст — как пол, выстлана широкими тесаными балками, плотно уложенными и закрепленными перилами по бокам. По ней, почти всегда галопом, с грохотом проносятся превосходные местные почтовые лошади.
Этот отрезок пути значительно лучше типичных московских дорог, которые большей частью выложены гладко тёсаными брёвнами (а не пнями, которые, по рассказам Кокса, затрудняли движение) объёмом не толще руки. Они так неплотно прилегают друг к другу, что постоянные щели, возникающие из-за отсутствующих или поломанных и сгнивших брёвен, служат причиной постоянной тряски, что, пожалуй, могло бы послужить отличным лечением для ипохондриков. Для утешения будущих путешественников скажу, что по обеим сторонам дороги лежат большие запасы таких тёсаных брёвен, предназначенных для ремонта дорог, из которых, однако, лишь немногие послужат своей цели, потому что гниют уже сейчас — вот как старо это благое намерение!
К счастью, дорога достаточно широка и состоит из двух рядов брёвен, лежащих в длину рядом друг с другом, так что по меньшей мере хоть одна сторона в случае необходимости (если вторая затонет) будет пригодна для езды. Но тем хуже это для тех, кто в таком месте наткнётся на вереницу русских извозчиков, состоящую из более чем сотни лошадей и повозок, которые необходимо пропустить.
Расход древесины при строительстве такого рода дорог, должно быть чудовищно высок. Можно рассчитать, что на один фут ширины такой дороги, выложенной надлежащим образом, требуется как минимум три тёсаных бревна, а для двойного ряда, следовательно, шесть. Таким образом, на каждую версту, а это 500 русских саженей, или 7 футов, необходимо 21 000, а, включая подстил и боковые соединения, по меньшей мере 25 000 брёвен небольшой толщины, которые все могли бы «стать» балками. Для строительства одной станции такого пути, длиной лишь в 30 вёрст, необходимо 750 000 брёвен, каждое из которых через 2—3 года нужно будет заменить на новое! Существует ли более дорогостоящий и одновременно некачественный способ строительства мостов и дорог? В какое возмущение это событие должно бы было привести простого немецкого лесовода?!
Прямо перед крупным приходским центром и ямской станцией Бронница мы на большой, но недостаточно широкой для того, чтобы разместить запряжённую лошадьми повозку, лодке, перетягиваемой канатом от одного берега к другому, пересекли широкую и бурную реку Мета. Подобная поездка с непривыкшими и пугливыми лошадьми, даже ночью, может быть довольно опасна!
Здесь нас привёл в изумление добротный и чистый постоялый двор и гостеприимство хозяев. Поскольку колёса нашей повозки требовали серьёзного ремонта, мы расположились за ужином и чаем. Это время пролетело незаметно.
Наше любопытство вызвало современное высокое каменное здание, и нам рассказали, что его строителем и владельцем был зажиточный крестьянин этой деревни по фамилии Баранов, который недавно, во время плавания в Новгород на своей барже, был задавлен одной из деревянных балок.
Природной особенностью окрестностей деревни Бронница является единственный на всей равнине конусообразный холм, вершину которого украшает каменная церковь и глубокий, всегда наполненный водой, колодец. Оттуда открывается прекрасный вид, с одной стороны — на далёкую Валдайскую возвышенность, а с другой — на Новгород и озеро Ильмень. По бокам этого загадочного холма расположены пашни, на которых романтически разбросаны гранитные валуны.
Является ли этот необычный холм, как гласит народное предание, надгробным памятником великому колдуну, или же это храм, возведенный людьми еще в языческие времена, в который отовсюду и даже с дальнего севера съезжались люди для получения предсказаний, или же его образование — просто каприз природы и это всего лишь небольшая часть Валдайской возвышенности? Что из этого правда — я не берусь судить. До сих пор каждый год в Иванов день на этом холме проходит веселый народный праздник, посвященный Амуру, богу любви у всех народов, и северному Бахусу, — во время которого проводятся магические игры и люди могут получить по большей части желаемые, а не правдивые предсказания.
По достаточно хорошей дороге мы проехали мимо станции Зайцево и вскоре оказались в так называемом уездном городе Крестцы, расположенном на берегу реки Холова. Этот город, с несколькими каменными зданиями и церковью на окраине, практически не отличается от обычных деревень. Составитель вышеупомянутого путеводителя шутливо отметил, что здесь, как и на большинстве станций, есть императорский путевой дворец. Сначала мы из любопытства его разыскивали, чтобы восхититься его роскошью, но каждый раз находили какой-нибудь жалкий, чаще всего деревянный и полностью разрушенный домишко без окон и дверей. А немногие каменные дома совершенно уже превратились в руины и не представляют практически никакой ценности.
Путешественник, с которым мы познакомились в уютном и гостеприимном, в отличие от остальных, доме крестецкого почтового писаря, вскоре развеял все наши опасения насчёт Валдайской возвышенности, которую автор путеводителя называет «русскими Пиренеями», и заверил нас в том, что в любой другой стране её назвали бы просто холмами.
Следующая станция, до деревни Рахино, длиной всего лишь 16 верст, отличается своим ужасным бревенчатым мостом, который сменяется плохой булыжной мостовой и песчаной дорогой. Рахино предоставляет путешественникам, хотя и скучный, но необходимый, особенно для повозки, отдых и ремонт. По обеим сторонам дороги виднеются озера, некоторые из которых окружены лесом, что создает прекрасное впечатление, а также является признаком начинающейся Валдайской возвышенности. Почва в этой местности крайне неплодородна, и на этой пустоши лишь изредка встречаются посевы гречихи, видимо, именно поэтому здесь так много нищих и хижин с соломенными крышами.
Приехав на следующую станцию Яжелбицы, мы оказались у подножия Валдайской возвышенности, которая представляет собой цепь холмов протяженностью около 30 верст. Она относится к Алаунской возвышенности, другое ответвление которой образует Дудерошскую возвышенность. Именно на этих холмах берут своё начало крупнейшие реки России: Днепр, Дон, Волга, Ока и Волхов. Эти возвышенности состоят, по всей видимости, преимущественно из известняка и глины. Но согласно последним исследованиям здесь есть месторождения каменного угля, медной и железной руд, а также марказита и квасцов.
Вскоре мы поняли, что путешественник, рассказавший нам о том, что Валдайская возвышенность не такая уж и большая, был прав. Поскольку мы проехали эту, якобы опасную, гористую местность до Валдая, протяженностью в 23 версты, причём не на лучших лошадях, меньше чем за 4 часа, несмотря даже на то что, с целью насладиться пейзажем, мы очень много шли пешком. В начале пути пейзажи особенно привлекательны и живописны. Длинная дорога проходит по крутому склону глубокой долины, по которой змеится меж заросших лугов и одиноко стоящих крестьянских домиков красивая река.
Склоны и даже вершины холмов, увиденных нами в первой половине пути, используются под пашни, а между отдалёнными вершинами тут и там заметны прелестные деревеньки. Почва представляет собой смесь песка и глины и часто имеет красноватый оттенок. Во время прогулки мы собирали кремни, изредка встречавшиеся в песке. Сама же дорога построена очень удачно, так как не приходится преодолевать ни одного отвесного склона, а булыжная мостовая здесь по большей части очень хороша. С самого высокого места возвышенности, которая простирается до самого горизонта, открываются менее интересные пейзажи — поля с неплодородной почвой и кое-где уродливые ели. Встречающиеся на пути деревни выглядят убого. Об их бедности говорит огромное число нищих, постоянно окружающих повозку.
И вот, наконец, впереди, в лучах заходящего солнца, мы увидели небольшой городок Валдай, расположенный между холмами на берегу живописного озера. Его окружность составляет более 40 верст, из-за густого леса берег всегда находится в тени. Четыре больших и маленьких очень живописных острова так и манят переплыть от одного к другому. Последняя остановка действительно очень красивое место — это холм справа от тракта, ведущего через город, где расположена церковь со сдвоенными колоннами, императорский дворец и большое количество массивных, богатых зданий. Отсюда можно увидеть небольшой городок, состоящий только из деревянных домишек и расположенный на берегу великолепного Валдайского озера, которое иногда называют Святым.

Юхо Кусти Паасикиви

Автор (1870—1956) видный государственный деятель Финляндии, премьер-министр (1944—1946), президент (1946—1956). С его именем связано проведение внешнеполитической линии, направленной на развитие добрососедских отношений с Советским Союзом, получившей впоследствии название «линии Паасикиви — Кекконена».
Паасикиви не был поклонником СССР. Однако личные симпатии и антипатии отступали на второй план, когда речь шла о реальной политике. Он считал, что забота СССР о безопасности ее северных границ законна, и Финляндия должна гарантировать неприкосновенность этой границы. Он говорил, что главным и определяющим во внешней политике Финляндии является ее отношение к «великому восточному соседу» Советскому Союзу. Он не считал такую политику национальным унижением, поскольку моральным и разумным, по его мнению, было все то, что шло на пользу Финляндии. Мысль Паасикиви о том, что самым важным для Финляндии есть и будет сохранение хороших отношений с Россией, определила всю послевоенную политику Финляндии.
В 1944—1956 годах он был почетным председателем общества «Финляндия — СССР». За большой вклад в развитие дружественных отношений между Финляндией и Советским Союзом в 1954 году он был награжден орденом Ленина.
Несмотря на достаточно критическое отношение к царской России и Советскому Союзу, Паасикиви через всю жизнь пронес интерес к русской культуре, который зародился у него во время обучения в Александровском университете в Хельсинки, где он изучал русский язык и литературу. Россия была для него «другим миром», духовные ценности которого он хотел понять. В 1891 году он решил поехать в Новгород для совершенствования своих знаний и ходатайствовал перед консисторией университета о выделении денежных средств на эту поездку. Однако его просьба не была удовлетворена. Тогда он взял в долг деньги у купца К. В. Куннаса, и в конце весеннего семестра выехал в Новгород. Отсюда он отправил пять репортажей в финскую газету Uusi Suometar, в которой они были опубликованы в июле ноябре 1891 года.
Письмо из Новгорода
(О некоторых чертах церковной Жизни)
В городе Новгороде, с которого более тысячи лет тому назад началось нынешнее Российское государство, расположенное большей своей частью на землях финских племен, для любопытного есть много напоминающего о прошедших временах.
В центре города находится внутри кремля древний собор Св. Софии, на ровной площади перед которым во времена народной демократии жители Новгорода проводили свои собрания. Кремль окружают много раз разрушенные и вновь отстроенные стены. Эти стены, как и другие постройки, разумеется, в несколько восстановленном виде, видели на своем веку восемь — десять столетий. Со всех сторон город окружают земляные валы, у склона которых прорыты рвы. Внутри и за пределами городских стен находятся оставшиеся от башен необычной формы руины, которые напоминают о том, что на этих землях когда-то раздавался звон меча.
Природа как бы предназначила здешнюю местность для проведения сражений. На сколько хватает глаз, перед городом простирается равнина, заросшая высокой травой. Леса нигде не видно.

Звонница в Новгородском кремле 
Можно только в некоторых местах заметить одинокий купол церкви или деревеньку.
Когда приезжаешь в старый русский город, обилие церквей и часовен сразу же бросается в глаза, и разница между православием и привычной нам религией особенно заметна. Всего в Новгороде 42 церкви и часовни. Перед всеми русские осеняют себя крестным знамением. Когда с вокзала едешь на извозчике, с которым прежде недолго поторговался о сходной цене, то по дороге он с десяток раз сдернет шапку и перекрестится. Прибыв к месту, он может клясться, что назначенная цена была в два раза больше.
Из всех видов построек русские больше всего заботятся о церквах. Драгоценные украшения и стоящие многие сотни тысяч позолоченные купола представляют собой образец русской щедрости в этом отношении.
В первую очередь из всех церквей Новгорода заслуживает внимания упомянутый Софийский собор. В первый раз его построил в 1052 году после Рождества Христова князь Владимир, сын великого князя Ярослава Первого и святой княгини Анны. С течением времени собор был, разумеется, много раз ремонтирован, но, например, стены еще сохранились в том виде, в котором их сложили константинопольские мастера 850 лет тому назад.
В церкви есть на что посмотреть. Древние украшения, столетние иконы, из которых многие считаются чудотворными и о которых церковные прислужники рассказывают истории одна занимательней другой. Многие из них в местах изображения рук и ног истерлись от поцелуев верующих. Тому, кто видит такое в первый раз, это кажется странным.
Две позолоченные двери, свидетели прошедших времен, ведут в маленькую боковую часовню. Их называют Сигтунскими вратами; по преданию, они достались новгородцам как военные трофеи после удачного, и в финской истории также упоминаемого, похода в шведский город Сипуна в 1187 году. Позолота уже по прошествии семи веков частично стерлась. Кроме них в соборе еще есть также в свое время великолепные так называемые Корсунские врата, которые, по преданию, были доставлены из города Корсунь, места крещения Владимира Святого, но на самом деле они скорее всего были сделаны в Германии в XII веке. Их украшает сложная, в основном религиозного содержания, символика. Однако сделавший их немецкий мастер Риквин поместил на воротах также свое изображение.
В соборе находятся останки многих православных святых. Они помещены в драгоценные серебряные раки. С ними связано множество удивительных историй, которые благоговейно рассказывает какой-нибудь жалкий церковный служка и которые каждый верующий в Новгороде знает. Эти серебряные раки приобретены какой-нибудь богатой княгиней или другим высокородным верующим для демонстрации своего религиозного рвения. На одну из них, даже не самую большую по размеру, пошло 12 лиспунтов[1] 11 фунтов чистого серебра и 1 лиспунт 1 фунт золота.
Среди святых находится князь Федор Ярославич, родной брат Александра Невского, который по воле своего отца должен был вступить в пятнадцатилетнем возрасте в брак, но скончался вдень свадьбы. Это случилось в начале XIII века. Князь покоился в расположенном неподалеку Юрьевом монастыре до начала XVII века, пока митрополит Новгородский, узнав о том, что завоевавшие город шведские солдаты оскверняли могилу, перенес останки с разрешения де ла Гарди в Софийский собор, причем тогда все заметили, что останки эти нетленны. Так гласит святое предание.
На своде самого высокого купола изображен Спаситель. Об этом изображении рассказывают следующее. Во время строительства собора константинопольский живописец писал Спасителя и изобразил его ладонь открытой. Когда на следующий день строители пришли в собор, они заметили, что вместо открытой ладони рука была сжата в кулак. По приказу тогдашнего епископа Новгородского Луки ладонь опять изобразили открытой. На следующий день она опять была сжата в кулак. Так повторилось четыре раза. На четвертый раз услышали строители голос, который на старославянском, на коем употребляемые в русском богослужении книги написаны, произнес: «Живописцы, живописцы, о живописцы! Не рисуйте мою руку в благословении, но сжатой. В руке своей держу я весь Великий Новгород. Когда раскроется моя рука, тогда придет конец этому городу». Сейчас видно, что рука только наполовину сжата.
В соборе сохраняется древнее церковное облачение, которое, к сожалению, у меня не было возможности увидеть. Например, древняя митра митрополита и жезл, которые до того тяжелы, что нынешние духовные пастыри не в состоянии поднять их. Это показывает, насколько человеческий род ослаб.
Рядом с собором, в жилище архиерея, находится небольшая часовня, в которой проводятся богослужения два раза в день. Среди прочего здесь можно заметить рукомой и икону Спасителя, с которыми связана одна легенда. Рукомой раньше находился в келье Новгородского епископа, которого бес соблазнял в зримом образе, и даже один раз в виде обнаженной девушки. Однажды накрыл епископ беса, который много раз его соблазнял, этим рукомоем и поместил сверху крест, так что тот не осмелился выйти из-под него. Тогда бес начал молить епископа о том, чтобы тот выпустил его. Епископ согласился с тем условием, что бес доставит его в Иерусалим и принесет обратно. Что и было выполнено за одну ночь.
Вот еще один чудесный рассказ об иконе Спасителя. В 1170 году суздальский князь Андрей привел свои войска в Новгород, чтобы завоевать его. Силы новгородцев по сравнению с силами суздальцев были ничтожны, и верное поражение грозило им. Архиепископ молился дни и ночи перед этой иконой Спасителя, и что произошло! На четвертый лень услышал он голос, который приказал ему идти в Преображенскую церковь, одну из древнейших церквей Новгорода, и взять оттуда икону Божьей матери, и понести эту икону на городские стены для зашиты их от неприятеля. Архиепископ послал протодиакона за иконой, но тот не смог ее сдвинуть с места. Тогда отправился сам архиепископ во главе большого крестного хода и провел богослужение, и когда после этого он намерился прикоснуться к иконе Божьей Матери, тогда она сама снялась с места и поднялась в воздух. Все упали на колени и вскричали: «Господи, помилуй». Тогда архиепископ взял икону и в сопровождении священников принес ее на место битвы. Суздальцы стали насмехаться над новгородцами, а один из них даже пустил стрелу в икону Божьей Матери. Тогда икона сама повернулась прочь от неприятеля лицом к городу и из глаз ее потекли слезы. Ужас охватил противника. Его войска смешались, и новгородцы сумели их быстро разбить. Чудесная икона Божьей Матери по-прежнему сохраняется в Преображенской церкви, которая после этого случая стала называться чудо-церковью. Икона, которая уже почти стерлась, изображает деву Марию с младенцем Иисусом на руках. Все находящиеся в церкви иконы подлинные.
Подобные рассказы, которые для лютеранина кажутся странными, собраны в книге, называемой «Жития святых». Правдоподобность этих странных рассказов никто из православных, даже образованный, не ставит под сомнение. Многие молодые женщины, посещавшие восьмиклассную женскую гимназию, уверяли, что верят в них так же безоговорочно, как в Библию.
Кроме Софийского, в Новгороде есть еще два собора, хотя по своему возрасту и значению они не могут с ним сравниться. В каждом из этих трех соборов проводится богослужение пять раз в день: в пять утра короткое, в шесть — длиннее, которое длится до восьми, третье — с девяти до половины двенадцатого, четвертое, короткое, в четыре часа и пятое — с шести до восьми. В каждом соборе служит три священника. Но эти постоянные богослужения не приносят им большого беспокойства, так как по крайней мере в обычные дни они не похожи на проповеди в Софийском соборе, когда какой-нибудь высший духовник проводит богослужение. Каждый день обычно читаются главы из церковнославянских книг, которые сами русские с трудом понимают. Конечно, в конце концов они дойдут и в самую твердую голову.
Духовного пастырства в деревне нет. Священники учат Закону Божьему в сельских школах, но люди постарше лишены и этого.
Иногда русские жалуются на нежелание священников идти к больным, особенно к бедным. Рассказывают, что в одной семье нянька была при смерти, и к ней позвали священника. Посланцу ответили, что батюшка сейчас обедает и поэтому не может прийти. Через некоторое время за ним опять послали. «Он спит после обеда» — был дан ответ. На третий раз ответили, что у него гости. Только на четвертый раз он наконец пришел к больной и едва успел соборовать ее, как она умерла.
Из-за того, что богослужения проводятся кроме этих соборов еще во многих церквах города, где чаще, где реже, то неудивительно, что из всей общины на них присутствует только какая-нибудь старушка. Однако религиозное усердие русских, по крайней мере внешнее, повсеместно известно. При всяком удобном случае они осеняют себя крестным знамением. Когда гимназист, или чаще гимназистка, идут утром в школу, по дороге они заходят в часовню. И когда они заканчивают свое образование, то считают своим долгом зажечь свечу перед святой иконой. Особенно заботятся о том, чтобы домашние лампады не остались бы в праздничные или воскресные дни незажженными. Мне рассказали о местном учителе гимназии, который всегда самым тщательным образом заботился о том, чтобы в его комнате лампада горела всю ночь. Однажды, когда он зажигал ее поздно вечером, лампада сломалась. Служанке пришлось в поздний час отправляться на поиски новой в лавку, которая к тому времени была уже закрыта, потому что учитель сказал ей, что он не может отойти ко сну, не выполнив свой долг христианина.
Летом часто совершают паломничество для «творения молитвы». Недавно 65-летняя старая женщина совершила паломничество в Тихвинский монастырь, расположенный в 160 километрах от Новгорода. Подобные паломничества нужно, разумеется, проделывать пешком, что представляет собой нелегкую задачу в жаркое время.
Из русских богослужений так называемый крестный ход представляет наибольший интерес. Такие крестные ходы проводятся в Новгороде 12 раз в год, либо в честь святых, либо для защиты города от всякого рода напасти, как пожара, голода, чумы и других.
Тогда иконы Спасителя, Божьей матери и святых носят по городу, священники облачены в праздничные одежды, присутствует сам новгородский архиерей, певчие поют, и нескончаемый людской поток идет следом. Часто крестные ходы направляются в самые отдаленные места. Например, в июле ход идет от города к Хутынскому монастырю, до которого добрый десяток километров. И если жарко, как нынешним летом, и дорога немилосердно пылит, то русские могут успокоить свою совесть на долгий срок, выполнив этот долг. Часто самые благочестивые русские говорят, что многие, в основном образованные, отправляются большим обществом, и путешествие проходит довольно приятно, но религиозная сторона остается в тени. Священникам эти крестные ходы доставляют большие неудобства, так как они в эти дни не имеют права брать в рот ни крошки до конца шествия. Ход от города до Хутынского монастыря длится почти до вечера, и священникам приходится весь день поститься.

Преподобный Антоний Римлянин на камне. Икона XVI в.
Недавно было шествие в расположенный неподалеку Антониев монастырь, в котором в этот день проводился праздник, обычно устраиваемый каждый год. Монастырь основан Антонием Римлянином в 1106 году. Об этом святом рассказывает древнее предание, и никто из православных не ставит под сомнение, что упомянутый святой приплыл сюда из Рима за три дня на камне, держа морскую водоросль в руках.
Этот длинный, широкий, а также слегка приплюснутый камень сейчас находится в одной из церквей монастыря. Упомянутые водоросли также можно увидеть в монастырской церкви. Сам святой Антоний, который умер в начале XII века, покоился неизвестным в своей гробнице пять столетий, пока его земные останки чудесным образом не были обнаружены в 1597 году во времена правления царя Федора. С этого времени и проводится этот праздник в его честь в первую пятницу после Петрова дня. Тридцать лет тому назад тело святого было уложено в серебряную раку, которая хранится в главной церкви монастыря. По старому православному преданию его тело сохранилось таким, каким оно было на момент его смерти, и оно сохранится таким же нетленным в дальнейшем. В упомянутый праздничный день эту серебряную раку проносят в крестном ходу вокруг монастырского двора. Тогда толпа пытается попасть насколько возможно близко к иконам Божьей матери, и в особенности к раке святого. Самые благочестивые образуют перед шествием длинную и узкую колонну, они кланяются при приближении крестного хода, и многие иконы Божьей матери проносят над ними. Время от времени шествие останавливается, и тогда находящиеся под иконами на 10—20 минут остаются в неудобном положении. Каждый пытается хотя бы один раз протиснуться к раке с мощами и осенить себя крестным знамением.
Четыре человека несли через толпу больную женщину. Они стремились приблизиться к раке с мощами. Народ свято верит в их исцеляющую силу. Бедная женщина испускала хватающие за душу крики, когда почти бегом ее волокли через толпу. Излечилась ли она? Не знаю.
На монастырский двор и на ведущую в монастырь дорогу собирается великое множество больных: хромых, слепых, немых и прочих. Похоже на то, что они не столько пришли за исцелением от своих болезней, сколько попрошайничать. Их встретишь повсюду. Рядом со мной полз старый немой, чьи обе ноги были искалечены. Он бормотал какие-то странные слова, поминутно крестясь. Время от времени кто-то бросал ему милостыню. Сопровождающему меня русскому я рассказал о том, что у нас в Финляндии не терпят попрошайничества, и что у нас не найдется и десятой доли такого количества нищих, и что у нас есть для них приюты или о них заботятся другим каким-то способом. «У нас тоже есть приюты, но в них всех не поместить», — ответил он. На вопрос, не лучше ли было бы построить еще приютов, чем золотить церковные купола, он сухо ответил: «Для нищих делается все возможное».
Существует много рассказов о том, как больные исцелились от своих болезней либо проведя ночь в церкви перед святой иконой, либо другим каким-нибудь чудесным способом. На вопрос, не лучше ли молиться дома, чем протискиваться через толпу к раке с мощами, мне ответили: «Он ближе к Богу, чем мы, и Бог послушает его, когда он будет молиться за нас».
Если большинство русских посещает церковные праздники по религиозным соображениям, то другие приходят на них совершенно по другим причинам. К последним можно причислить ловких и знающих свое дело карманников, которых на подобных праздниках тьма-тьмущая. На упомянутый праздник в Антониев монастырь прибывают каждый год хорошо организованные и опытные шайки из Москвы и Петербурга.
Как известно, русские священники обучаются в так называемых духовных семинариях. В прежние времена можно было пройти всю церковную иерархическую лестницу от церковного служки и певчего до священника, сейчас это не удастся. Духовная семинария имеется и в Новгороде, в уже упомянутом Антониевом монастыре. В прошлом году в ней обучалось примерно 360 учащихся, и большая часть из них проживала в большом, напоминающем казарму, здании школы. Часть жила все-таки в городе.
Годовая плата за обучение, по крайней мере, для тех, кто ее должен платить, составляет 60—70 рублей. В семинарию приходят из своего рода подготовительной 3—4-летней духовной школы. Курс семинарии продолжается 6 лет. В числе учебных дисциплин, помимо духовных, есть еще латынь и греческий. И, как ни странно, философия. По каким учебникам ее проходят — мне неизвестно. Древнееврейский язык не изучается. Успешно закончившие курс учащиеся могут поступить в духовную академию в Петербурге, курс в которой продолжается 3—4 года. В таком случае они становятся высшим духовенством.
По окончании школы первая и почетная задача семинариста — найти себе невесту. Он не может быть рукоположен в сан и не может получить свой приход до того, как законно не заключит брак. Так соблюдается заповедь «епископ должен быть мужем одной жены». Для того чтобы заключение брака было легким и приятным, существует следующий обычай: если какой-то старый священник, у которого дочь на выданье, либо начинает чувствовать уже старческое недомогание, либо просто считает, что настало время выдать дочь замуж, он идет к архиерею и просит, чтобы тот дал дочери мужа и отцу преемника. Архиерей на это соглашается и запоминает необходимые подробности дела. Потом он дает об этом знать уже окончившим семинарию начинающим священникам, которых он считает подходящими, и если подобных нет, то слушателям старшего курса. Если приход и прилагающаяся к нему дочь кажутся им привлекательными, то тогда они один за другим начинают усердно посещать дом священника. Кто придется отцу по сердцу, тому и отдаст он сначала дочь, а потом и приход. Этот хороший и удобный обычай сохранялся в прежние времена в точности. Похоже на то, что нынешнее поколение начинает отказываться от этого обычая, и что семинаристы, которые в таких делах стали очень разборчивыми, уже во время пребывания в школе знают обо всех плохих и хороших близлежащих приходах и поповнах, и они сами сговариваются о женитьбе без посредничества отца. Тому, конечно, не надо ходить к архиерею, но многие обстоятельства остаются не взвешенными.
Если умирает жена священника, то он до конца своих дней остается вдовцом, потому что он может быть «мужем только одной жены». Еще в точности выполняется обычай, что приход получает муж дочери, а не сын, который женится на дочери другого священника и получает его приход. Только в том случае, если у священника нет дочери, что очень редко, преемника ему назначают по другим основаниям.
Если русский священник не собирается жениться, он может стать монахом и добиться в монастыре высокого звания. Но это случается редко. Таким образом, русский священник должен почти насильно делать то, что наши теологи делают добровольно и в первые же годы.
Народное образование в России
Мне случилось познакомиться с учительницей одного народного училища, которая несколько лет назад преподавала в деревенском народном училище в Новгородской губернии, а теперь преподает в маленьком городке этой же губернии. Она рассказала об обучении детей.
В деревнях народные училища бывают трех видов: во-первых, училища, основанные и содержимые Министерством народного просвещения, во-вторых, «земские» или «сельские» и, в-третьих, «церковно-приходские». По сути дела, все эти училища отличаются друг от друга только названием и тем, на какие средства они существуют.
Первые, «министерские училища», полностью финансирует государство, и они, между прочим, находятся в очень хорошем состоянии: училища размещены в больших роскошных зданиях, и учителя получают неплохую зарплату. Ученики, по крайней мере из дальних деревень, находящихся иногда и за десятками верст, пребывают в училище всю неделю и только по воскресеньям расходятся по домам. Учебные пособия здесь хорошие, и учителя, конечно, являются государственными чиновниками, которые при увольнении от должности получают пенсию. Плохо только, что этих училищ очень мало и они расположены лишь в крупных деревнях, например, вблизи больших станций железной дороги Петербург — Москва.
В деревнях намного больше земских и церковноприходских училищ, которые полностью содержат коммуны. Поэтому упомянутая учительница сожалела о том, что в этих училищах много недостатков, т.к. крестьяне не очень-то щедры в этих делах. Она сама преподавала в земском училище, о котором больше всего и рассказывала. В земских училищах имеется один класс, разделенный на три отделения, из чего следует, что школьный курс является трехгодичным. Поскольку здесь нет никаких подготовительных детских школ и домашнее обучение среди народа находится на плохой основе, то дети, поступая в училище, не знают ни буквы. Часто они даже не знают ни своего имени, ни имени родителей, а также не понимают, где левая, а где правая рука.
Предметами в этих училищах являются Закон Божий, чтение вслух, арифметика, география, пение и труд. В предмет Закон Божий входят знание главных молитв, православного богослужения и ознакомление с Библией. Детей также учат читать Библию на церковнославянском языке, параллельно с которым в учебниках имеется перевод на русский (как известно, русское богослужение происходит на церковнославянском языке). Чтение вслух содержит беглое чтение, понимание прочитанного и учение о главных членах предложения. В арифметике в основном изучаются целые числа и немного касаются дробей. В географии не идут обычно дальше своего уезда. По понятным причинам невозможно изучить географию своей страны так точно, как в Финляндии, поскольку лишь это заняло бы около двух лет. Поэтому на уроке проходят только наиболее важное о своем уезде. Учитель рассказывает о реке Волхов, ее притоках, об озере Ильмень. На уроке пения детей учат петь молитвы, которые являются одной из главнейших частей православного богослужения. Пение преподает часто местный священник, который ведет также Закон Божий во всех школах. Другим эту должность не доверяют. За свою работу пастор получает небольшое возмещение от уезда. В то время когда упомянутая учительница работала в таком училище, пастор, проживающий за девять верст от училища, получал за эту должность добавочное жалованье размером в 19 рублей за год! То ли из-за маленькой зарплаты, то ли по другой причине священник исполнял эту дополнительную должность не иначе как на 19 рублей, и поэтому учительнице вопреки правилам приходилось преподавать также Закон Божий.
Предметы в основном одни и те же во всех школах. Кроме того, в министерских училищах преподается также физкультура, которая, как и во всех русских или, по крайней мере, новгородских учебных заведениях, означает чистое марширование и обучение военным трюкам.
«Церковно-приходские» училища почти совсем не отличаются от «земских». Разница между ними лишь в том, что они находятся под прямым надзором приходского пастора и на его попечении, а также в том, что в них Закону Божьему уделяется больше внимания, чем в последних. Учительница рассказала, что в последние годы, по-видимому, было выражено недовольство по поводу программы и методов обучения в «земских» училищах, и поэтому их деятельность стали прекращать. Способ довольно прост: «земские» училища закрывают, а вместо них основывают «церковно-приходские» училища. В них уделяется много внимания религии, а остальное, по словам учительницы, остается полностью в тени. О том, кто закрывает «земские» училища, я не спросил.
Всего, по мнению учительницы, школу в деревнях посещает около седьмой части всех детей. Она рассказала также, что на каждом шагу встречается сопротивление к школам в народе, где старики рассуждают: «У наших прародителей школ не было, но они все-таки справлялись. Посему и мы в них не нуждаемся». В двух училищах классные комнаты плохие, и учителя никак не защищены. Их могут запросто уволить, без наличия жалоб и без законного расследования. Они также не получают пенсии в старости. Другой проблемой являются ученики, обучение которых, как было уже сказано, надо начинать сначала. Иногда происходят всякие беспорядки: случается, маленький пострел приходит в школу таким пьяным, что его первым делом приходится спокойно положить спать… В России даже в деревнях для получения водки не надо ее самому производить, поскольку в любой, даже маленькой ветхой деревушке всегда имеется некоторое строение, на котором большими буквами написано: Русский трактир.
Самыми лучшими учениками, по словам учительницы, в то время, когда она преподавала в «земском» училище, были так называемые чухонские дети. Среди русских «чухны» были известными за свою старательность. Они пришли в эту местность бродягами (так называемыми гулянцами), приобрели себе целину, которую и возделывают. Родом из провинций Балтийского моря, Эстонии и Ингерманландии, а также из Ливонской земли. Исповедовали они в основном лютеранскую веру. Мне случилось как-то раз увидеть жилье такого целинника, которое находилось в двух милях от Новгорода. В этой семье были муж, жена и четверо детей. Они расчистили себе под поле довольно-таки большой участок посреди леса, построили маленький домик и подсобные помещения. Все здесь похоже на плоды трудов финского целинника; разница лишь в том, что лес вокруг выглядел так, как будто на гладкой, поросшей травой поляне растут деревья. Детей из таких семей было в училище 15—16 человек. Начиная учиться, они совсем не знали русского языка. В школе внимательно слушали учителя, хорошо писали под диктовку и неплохо считали, но не отвечали ни слова на вопросы. Упрямо молчали почти весь первый год, но в конце года дети вдруг начинали разговаривать, сначала, конечно, плохо, но потом все лучше и лучше. Со временем эти дети, может быть, совсем забудут свой язык.
Как в деревнях, так и в городе имеются и государством содержимые министерские училища, и училища, основанные и существующие за счет города. Но здесь, помимо одноклассовых школ, в которых, как и в деревенских, по три отделения, существуют и двухклассные школы, в которых пять отделений, и курс, соответственно, пятигодичный. В министерских школах имеется один учитель, а в городских два. Все школы в городе находятся под неусыпным надзором Министерства народного просвещения.
Города выделяют подопечным школам определенную денежную сумму в год, остальное поставляет министерство. Удивительно то что по увольнении с должности пенсию получают только те учителя народных училищ, которые преподавали в министерских училищах, поскольку только они причисляются к государственным чиновникам.
В городах, конечно, учеба в школе более распространена, чем в деревнях, так что большая часть детей учится, по крайней мере, частично. Недавно в газете «Новое Время» была опубликована статья о том, что школьное обучение будет обязательным в тех местах, где имеется достаточно классных комнат. Об этой новости упомянутая учительница еще не получила никаких сведений.
Учителей в эти училища готовят в специальных учебных заведениях, которых в России имеется три, в частности, в Петербурге и Москве, и курс в них является трехгодичным. Конечно, есть и такие учителя, особенно женщины, как, например, упомянутая учительница, которые закончили высшие учебные заведения. Их жалованья невелики. Преподающие в деревенских школах получают около 240 рублей. Упомянутая учительница, закончившая 8-классную женскую гимназию, за преподавание в «земском училище» получала в год 200 рублей. В городских школах жалованья платят побольше, от 250—300 до 400 рублей.
Посещение русского монастыря
Попадая в Россию, первым делом, конечно, спешишь посетить русский монастырь. На Валааме и Коневце многие финны имели возможность любоваться старинными и богатыми монастырями, к которым в России люди съезжаются издалека. Но ни своим богатством, ни своей красотой они не могут сравниться с такими монастырями, как Юрьев монастырь недалеко от Новгорода.
Выезжая за пределы города, обычно нанимают «тройку», т.е. четырехколесную упряжку, заряженную тремя лошадьми. Когда же в дорогу отправляется несколько человек, как в нашем случае было, нанимают «линейку», т.е. длинную тележку на четырех колесах, на которой сидят по обоим бортам, повернувшись спинами друг к другу, свесив ноги.
На такой линейке умещается от 12 до 14 человек. При этом можно быть уверенным в том, что лошади настолько истощены, что организации по защите животных в Финляндии конечно же вмешались бы в этот вопрос. Вот и наши лошади оказались из одной кожи да костей, с разбитыми спинами. Дорога проходила сначала по Петербургскому «шоссе», т.е. по улице, шириной с обычную улицу и размеченную каменными столбиками. Дорога, проложенная из Москвы в Петербург через Новгород, это остаток прежних времен, когда еще не было железной дороги между Петербургом и Москвой и когда все пути сообщения проходили через Новгород. Дорога на протяжении мили ровна, довольно чиста осенью, даже во время слякоти, т.к. она тверда, как городская улица. Вокруг нет ничего примечательного. Повсюду луга. Бывает, навстречу попадется крестьянин на «тарантасе». Тарантас — это вид транспорта, в котором мне бы не хотелось оказаться. Чтобы иметь о нем какое-либо представление, нужно вспомнить о длинных, столь знакомых горожанам четырехколесных упряжках развозчиков пива, на которые прямо к центру, обычно весьма небрежно, прикреплена либо половина большой смольной бочки, либо ее подобие. По обе стороны бочки торчат длинные дроги. Для чего они сделаны такими длинными — невозможно понять, т.к. на них обычно ничего не кладется, хотя такая повозка часто в течение дня встречается в городе. Бочка прыгает безжалостно со стороны в сторону на колесах, ступицы которых длиной в несколько локтей, колеса катятся одно в одну сторону, другое в другую. Но русский мужик сидит спокойно в бочке, понадеявшись на «авось», т.е. «авось удержусь», знаменует себя крестным знамением в самых экстремальных ситуациях и едет — должно быть до тех пор, пока бочка не опрокинется или колесо не отлетит. Если бы финн увидел все виды транспорта русских, то он, наверное, подумал бы, что на них нельзя загружать такие грузы, как на «длинные оглобли» дома.
Поскольку на пути встретилась деревня, мы заезжаем сюда на «чай». Посреди деревни проходит улица, по обе стороны которой находятся домишки, они в большинстве случаев застрахованы от пожара. Это видно по металлическим доскам, прикрепленным к стенам домов, на которых написано название страховой кампании, в которой эти дома застрахованы. Поселение оказалось небольшой русской деревней, в которую входит около 50 домов. В связи с этим, наверное, и комнаты здесь не столь хорошие, как обычно. Во всяком случае, в нескольких домах они были похожи на прихожие помещения без полов, в которых размещались клетки для кур, загон для овец и прочее. В самом доме была пара комнат.

Крестьянки Новгородской губернии. Фото начала XX в. 
Правда, в деревне есть и здание покраше, по которому сразу видно, что это русский кабак. Зайди-ка в него, и увидишь на первом этаже (здание обычно двухэтажное) сразу большую комнату, на задней стене которой выстроены многоэтажные ряды винных бутылок. Там водка на любой вкус: «царская» (своеобразная, весьма популярная водка), обычная местная, желтая и т.п., одним словом, весьма грамотно рассортированный запас. В глаза также бросаются около двадцати в ряд выстроенных чайников. Зайдя в какой-то дом, мы просим «поставить самовар», который имеется в каждом русском доме. «Сейчас», слышится в ответ, тут же начинается суета, и уже скоро вносится самовар. Русские — бесспорно гостеприимные люди. Когда в финском доме попросишь что-либо, то, конечно, получишь, но пока медлительный финн раскачается, придется подождать. Русский же спешит исполнить просьбу, и даже когда ты пьешь, он вертится вокруг тебя, как кельнер в ресторане. И он не смущается, заводя беседу с гостем, хотя и видит, что гость — иностранец. Но вот тут-то и сюрприз! Когда платишь финскому крестьянину, он может вернуть половину, говоря, что за это не должно платить так много: «Да Вы ничего и не поели». Но дай русскому хоть десять рублей за чай — он возьмет. Раскланяется и скажет: «Дай Вам Бог…», — что он уж пожелает, то трудно понять. И когда ты уходишь, он провожает, сняв шапку и повторяя при расставании: «до свидания».
Вообще, если ты встретишься с русским мужиком на дороге и начнешь с ним говорить, и если ты хоть сколько-то похож на господина, то мужик снимет шапку. Ясно видны следы того, что еще 30 лет назад крестьяне были крепостными. Его ответы напоминают современному человеку известные: «Вас понял, господин лейтенант».
Но вот и Юрьев монастырь, один из самых богатых на Руси. Он находится по южную сторону озера Ильмень[2]. Уже издали виднеются 9 позолоченных куполов, золочение которых обошлось более чем в 50 000 рублей. Двор хорошо ухожен, также и сами здания, из чего следует, что необходимый уход выполнен, как подобает в жилищах тех, кто, понуждаемый религиозными убеждениями, заточил себя в стены монастыря, на веки оставив мирскую жизнь. Уместно ли в этой связи рассказать очень известную в этих местах историю, услышанную мной в одном обществе, в состав которого входило и несколько молодых, образованных женщин. Дело в том, что в начале этого века жила очень богатая графиня Анна Орлова (сестра известных в русской истории Орловых), религиозный пыл которой заставил ее отдать все свои богатства — свыше 2 млн. рублей — этому монастырю. Она и украсила его, позолотила купола, отдала свои драгоценные камни и другие драгоценности, о которых речь пойдет ниже. Но ей оказалось недостаточным то, что она подняла этот монастырь, и она пожелала основать новый женский монастырь на другом берегу реки Волхов, напротив Юрьева. Запрос отправили в Петербург, откуда пришел ответ Александра I о том, что можно, конечно, построить женский монастырь на другом берегу Волхова, но тогда необходимо непременно основать также детское учреждение. Дело таким образом разрешилось.
Девушка, уже несколько повзрослевшая, которая в упомянутом выше обществе рассказала эту историю, говорила и об одном молодом и красивом монахе, который олицетворял собой добро и порядочность. В его достоинства входило, в частности, то, что он не бродил по вечерам по слободке, находящейся за монастырем, и не шел на сенокос тогда, когда народ из близлежащих домов, особенно женщины, косили сено.
Когда я был в другом, менее богатом монастыре, я спросил монаха, выдается ли им водка и можно ли ее приобрести в трапезной. Ответ был отрицательным. «Но как же вы, будучи русским, можете жить без водки?» — «Приходится часто ездить в город». Тот, кто был в России хоть неделю, знает, что там на водке не экономят.
И вот сам монастырь. Первой видна колокольня, в которой около 20—30 колоколов, в каждый из которых для мягкости звука при сплавке добавлено серебро. Самый большой из них называется «неопалимая купина» и весит 4200 лиспунтов. Следующий за ним по весу весит 2800 лиспунтов.
Зайди, к примеру, в главную церковь, оглядись вокруг и удивись! Повсюду богатства, золото и драгоценные камни. Вокруг икон ризы вылиты из чистого золота. Они к тому же увешаны драгоценными камнями. Дорогих камней в монастыре множество, но часть самых ценных унесена на хранение на вершину колокольни, т.к. когда-то их пытались выкрасть.

Юрьев монастырь 
В другой церкви монастыря, где хранятся останки графини Анны и бренные останки бывшего архимандрита Фотия, в двух мраморных могилах, есть два столба из чистого белого мрамора. В этой церкви нам показали одно Евангелие, т.е. книгу с библейскими рассказами, на обложке которого была овальная, из 20— 30 драгоценных камней окантовка. В монастыре находится много таких книг в позолоченных серебряных обложках. А также множество других ценных предметов, золотой посуды и т.д. Достойна также внимания митра архимандрита, украшенная весьма крупными бриллиантами, сбоку которой написано: «Сердечный подарок Святому архимандриту Фотию от его духовной дочери Анны 12 августа 1823 г.». В этой церкви горит вечный огонь в память Фотия и Анны, и каждый день проводятся богослужения за упокой их душ. Кроме того, каждую субботу читается панихида.
Если какой-то счастливец сможет увидеть бриллианты, алмазы и другие драгоценные камни, сверкающие на кудрях красавиц, или на ожерелье, или на коронах царей и королей, то эти украшения произведут, по-видимому, необходимое впечатление, но когда безумно дорогая жемчужина украшает ожерелье Богородицы — это, во всяком случае, в лютеранине не пробуждает религиозного чувства.
Помимо всего прочего в монастыре есть сад, отданный в аренду за 300 рублей одному новгородскому купцу.
Но помимо недвижимости, которая в золоте, бриллиантах, мраморных столбах лежит далеко в одиночестве на берегу Ильменя, в монастыре есть и другое имущество. Благочестивая графиня Анна не остановилась лишь на украшении монастыря. Почему бы деньги не тратить, когда они имеются. Она положила в банк капитал, проценты с которого ежегодно поступали в Юрьев монастырь. Капитал не мог быть незначительным, т.к. ежегодно проценты его составляют 50 000 рублей. На эту сумму монастырь и содержится. Архимандрит получает в монастыре все бесплатно и к тому же еще 6000 рублей зарплату. Для чего ему, неженатому человеку, такая зарплата — этого не понять. К тому же на эти деньги нанимается 80 рабочих, которые ведут все хозяйство в монастыре, т.к. монахи освобождены от труда, дабы иметь больше времени на молитву, не думая о мирских заботах. Но это еще не все. Они тоже получают зарплату, старшие 25 руб. в месяц, молодые поменьше! И т.к. ко всему прочему они также в монастыре ни за что не платят, то неудивительно, что они умирают богатыми людьми. «Они наживают себе капитал», — говорят русские. Если еще учесть, что, согласно статистическим данным, государственные деятели и духовенство живут дольше всех, то можно догадаться, что у монахов Юрьева монастыря все готово к обогащению и к беззаботной жизни.
Плохо только то, что монахам приходится либо проедать, либо при жизни раздавать родственникам полученные деньги, т.к. после их смерти остающиеся деньги возвращаются монастырю. Потомства, о котором они могли бы заботиться, нет. Но, несмотря на это, они умирают, как уже было упомянуто, иногда очень богатыми. Несколько лет назад умер монах в годах и довольно высокого сана, у которого по приходе в монастырь не было никакого имущества, но, умирая, он оставил 30 тысяч рублей! После его смерти родственники пытались получить эти деньги, но из этого ничего не вышло.
Как видно, в этом монастыре неплохо живется. Несколько неприятным может показаться, что еда, которая, кстати, вкусна, всегда «постная». Мясо полностью запрещено монахам, хотя молоко им дозволяется.
По возрасту Юрьев монастырь довольно стар. Он был основан уже при великом князе Ярославе I. В монастыре похоронены знаменитые братья Орловы и их отец. Над могилой Алексея Орлова поставлена иконка Божией Матери, которая сопутствовала герою Чесмы, разбившему турецкий флот.
Среди русских
То, что русские — народ, который может забыть и печаль, и заботы мира сего, в этом убеждаешься уже в Финляндии, а именно, когда случается увидеть за городом сразу несколько русских. Покупают гармонь и водку, идут по деревне, пляшут «русского» и поют. Такое веселье в России можно увидеть, как только выйдешь на окраину города. В городе это, по-видимому, не дозволено. Но лучше всего это познаешь, если тебе случится пожить по соседству с кабаком, вероятность чего очень велика. Это, конечно, касается в основном низших слоев общества. Но и среди господ дело обстоит примерно так же. Когда ожидают гостей, пекут огромный пирог более аршина длиной и покупают пузатую бутыль прозрачной жидкости. Этого достаточно. Скоро веселье в полном разгаре, песни и пляски продолжаются до утра.
Конечно же, русские поют и на трезвую голову, наверно, даже больше, чем другие. Портные, живущие в этом же доме, распевают весь день. Их более десятка. Сидят, скрестив ноги, на большом столе и напевают в такт песни: один всегда поет начальную строфу, а остальные хором подхватывают. Теноры напевают мелодию, басы подпевают, — обычай, который русские переняли, наверно, из церковного песнопения. Иногда пение сопровождается насвистыванием и вскрикиванием, доходящим до фальцета. Песни эти чаще всего — разные нехитрые частушки. Но когда собираются господа, то сначала поют романсы и играют, а порой, когда воодушевятся, поют хором: «Эй, славяне, еще зазвучит наша песня свободы…» и прочее. Песней заканчиваются в России все важные торжества. Мне случалось весной присутствовать в гимназии на празднике, посвященном окончанию учебного года. Когда все было закончено, свидетельства выданы закончившим учебу гимназистам, зачитаны правила и наказы, как ученикам должно летом жить и т.д., — повернулись все присутствующие к портрету царя на задней стене и запели гимн «Боже, Царя храни!».
Кроме песни, музыки и светской беседы самым важным времяпровождением остается игра в карты. «Крест», «винт», «преферанс» и другие игры русским знакомы до оскомины. Только старомодные люди, пожилые дамы и господа, играют «в дурака», известного в Финляндии под названием «парного дурака». Обычно в карты играют на деньги, и от этого удовольствия даже молодые девушки не хотят остаться в стороне.
Очень забавно видеть, как четыре-пять дам умело играют в карты. У каждой во рту папироса, при этом они делают такие глубокие затяжки, которые были бы достойны любого заядлого курильщика. Одна из дам представляет собой типичного игрока: сидит себе со спокойным видом, не волнуется, хотя только что вложила в игру 15 рублей. Другая не настолько хладнокровна: недавно, проиграв 2 рубля, чуть не заплакала. Тем усерднее она снова берется за карты. Карты дрожат в руке, глаза блестят, жаркий румянец покрывает ее лицо от подбородка до корней волос. Третья в очень хорошем расположении духа, поскольку сегодня она выиграла 60 рублей.
Как известно, русские — люди практичные, и не считают одну работу лучше другой. В России мужчины зачастую работают на таких работах, на которых в Финляндии трудятся женщины. Не говоря о том хорошем обычае, что в мужских банях все мойщики мужчины, похоже, что мужская часть населения хорошо справляется и с приготовлением пищи. По крайней мере, несколько господ пожилого возраста в присутствии автора этого письма беседовали о засолке грибов и уходе за цыплятами с таким знанием дела, что можно было подумать, что они сами всю жизнь были поварами и выращивали кур.
Рассуждения о таких полезных вещах можно, кстати, услышать каждый день. Причиной этого может быть отчасти то, что размышления о них не относятся к запретным. «Умничание» о том, что происходит в Санкт-Петербурге, конечно, не подобает гражданам хорошо организованного государства. Кроме того, это было бы намного труднее, потому что сведения о столицах в таких уездных городах, как Новгород, исходят из Бог весть каких источников. Ведь, по мнению русских, газета — всего лишь ненужная роскошь, которая поэтому попадала мне в руки крайне редко. Но похоже, что в настоящее время желание узнать, что происходит в мире, возросло после визита французского флота. По крайней мере, пожилой учитель русского языка в гимназии этой осенью выписал газету «Новое Время», хотя до сих пор его не особо интересовали события внешнего мира.
У русских не принято думать о своей судьбе, разве только в том смысле, что все идет к лучшему, а иначе и быть не может. Но было бы несправедливо по отношению к ним считать, что никто из них не следит за событиями в мире. Конечно, в каждом уезде всегда найдутся такие, которые читают «Новое Время», «Сына отечества» или «Свет». А они потом доводят «новое время» и «свет» до сознания остальных. Часто, к примеру, их спрашивают, «когда отлупят эту Германию», или «каким был бал, который устроили в честь французских морских офицеров», или «правда ли, что адмирал Г. женился на американской красавице и не захотел жениться на русской». Вот такие инсинуации очень интересуют русских. А ответы достоверны и получены намного легче, чем если бы сам стал их искать. Кроме того, конечно, разъяснят, что нового происходит в мире. Неизбежность надвигающейся войны просто объяснил учитель пения в гимназии — он относится к тем, которые читают газеты — следующим образом: «Представьте себе, что вы находитесь в комнате у себя дома, и все двери и ворота наглухо заперты у вас перед носом. Вам, конечно, нужно выбраться наружу. Так обстоит дело и с Россией. У нас нет выхода. В том-то и дело. С тех пор генералы наши убеждены в неизбежности войны».
Никакой местной газеты в таком городе, как Новгород, конечно, нет. Несколько лет тому назад пытались, правда, создать в городе свой печатный орган. Идея эта принадлежала одному пожилому новгородцу, вероятно, предполагавшему, что в старейшем русском городе с 25 000 жителей должна выжить одна газетенка. Но, по-видимому, он тогда не знал новгородцев и основывал свои подсчеты на слишком больших несуществующих предпосылках, потому как попытка не удалась. Газета под названием «Новгородская газета» прекратила свое существование уже по окончании первого года выхода в свет. О смерти этого младенца по сей день скорбит в особенности некий мужчина, известный под псевдонимом «новгородский поэт», который, бросив гимназию в четвертом классе, занялся деятельностью писателя и особенно поэта и который теперь, после того как смерть газеты лишила его постоянной работы, только по просьбам знакомых сочиняет стихи по поводу именин и других торжеств.
Когда с издательством этой политической газеты ничего не получилось, представители интеллигенции Новгорода перешли в научную область. Через некоторое время после неудавшейся попытки в Новгороде вышел в свет журнал для юристов «Криминалист». Но и с ним дело обстояло так же печально, как и с предыдущим: по окончании года он перестал выходить.
Финляндия известна среди обыкновенных русских, по крайне мере среди новгородцев, как необычайно неплодородная страна с природой удивительной красоты. Представление о ней несколько смутное даже здесь, в 20 милях от Санкт-Петербурга. Да это и неудивительно, потому что, например, в учебниках не тратят лишних слов на Финляндию. Видимо, Финляндия представляет собой маловажную часть империи, поскольку из 400 страниц «Истории России» захвату Финляндии посвящено меньше половины страницы, в то время как завоевание Кавказа и недавняя Русско-турецкая война занимают целых 7 разворотов. Русско-финская война 1808—1809 годов описывается в двадцать третьем издании упомянутого учебника, используемого в старших классах гимназии, следующим образом: «В 1808 году началась война со шведами (на основании того, что Швеция отказалась объединиться с Союзом Северных государств против Англии). Ареной военных действий стала Финляндия: русские войска вытеснили оттуда слабые шведские полки и вынудили неприступный замок Выборг сдаться: зимой следующего года они под руководством Барклая де Толли по льду перешли через Ботнический залив (на высоте горла моря) и сами напали на Швецию. Тогда король Швеции Густав IV отрекся от престола, а его последователь Карл XIII заключил с Россией мир, на основании которого Россия получила Финляндию до реки Торнео и Аландские острова. На финляндском сейме (в марте 1809 года) Александр I подтвердил сохранение в Финляндии прежнего, установленного шведами порядка и подарил ей особое правительство в качестве Великого княжества Финляндского (к которому была присоединена также Выборгская губерния, другими словами, та часть Финляндии, которая завоевана во времена Петра I и Елизаветы Петровны и которая успела почти наполовину обрусеть)». После этого в «Истории России» Финляндия не упоминается ни словом. В учебнике географии, в главе «Государственный строй и административный порядок Российской империи» последние предложения звучат так: «Восемь северо-западных губерний Европейской части России представляют собой Великое княжество Финляндское. Великим княжеством Финляндским, хотя оно и является неотделимой частью Российской империи, правят по особым законам, и у него свои особые ведомства и деньги. Правление Финляндией передается генерал-губернатору».
В том же учебнике, но чуть позже, в главе «Финляндия», то же самое повторяется еще раз: «Вся Финляндия представляет собой неотделимую часть Российской империи и носит имя «Великое княжество Финляндское»; им управляет генерал-губернатор, которого назначает государь. Царь. У Финляндии есть сенат и сословный сейм, собирающиеся только по разрешению государя. Финляндии дано право на чеканку собственной монеты и содержание таможни».
В конце того же учебника приводится описание наиболее крупных народов, проживающих на территории Российской империи. Жители Финляндии описываются в нем следующим образом: «Финны среднего роста, худые, но сильные; цвет кожи у них темно-желтый (!), глаза маленькие, блестящие, волосы светлые, желтые или русые; бороду и усы они по большей части бреют. Костюм финнов состоит из серо-зеленой кофты, красного жилета с медными пуговицами, синих шаровар и круглой фетровой шляпы с широкими полями. В женский наряд входит головное украшение и множество металлических украшений на голове, на шее и на груди. Финская пища скудная. Мягкий свежий хлеб, по их мнению, — лакомство. Они пекут хлеб очень редко и хранят его в виде круглых караваев. В Северной Финляндии, из-за частых неурожайных лет, хлеб печется из муки, в которую добавлен измельченный мох или натертая сосновая кора. Любимый напиток финнов — кофе. Все финны очень любят курить табак, так что огромное количество табака привозится каждый год в Финляндию.
Финны живут в городах и деревнях; их деревни выглядят странно, потому что дома находятся далеко друг от друга, вокруг дома расположены хозяйские поля; некоторые деревни растянулись таким образом вдоль дороги на две версты, а то и больше.
Финны необычайно трудолюбивы и выносливы. Финн горд, но гостеприимен; по отношению к иностранцам он недоверчив. Финны исповедуют лютеранскую веру и очень набожны. Почти все финны, и мужчины, и женщины, умеют читать и писать; наиболее распространенная и наиболее уважаемая книга — это Библия: она служит настольной книгой в каждой семье, в каждом доме. Пасторы заботятся о просвещении народа. У пастора в Финляндии огромное значение: он проповедник слова Божьего, он учитель и врач, он судья, которому подчиняются без оговорок, он хороший советчик, часто также помощник в трудные минуты.
Шведы образуют в Финляндии высший класс и живут в основном в городах». В общем, довольно выгодное описание финнов.
Но утверждение, что у финнов «темно-желтый» цвет лица, привело одного гимназиста среднего класса к неверному выводу, потому что он однажды удивленно спросил, почему у финнов, пребывающих в Новгороде, лица белые, как и у других людей, а не желтые.
К такому же мнению, которое в описании высказано о финских шведах, пришел один русский заводчик, который 8 лет тому назад ездил по Финляндии. Однажды он рассказывал о своей поездке и начал свой рассказ заявлением, что Финляндия скоро станет такой же, как и другие русские губернии, и что он во время поездки по Финляндии не слышал ни слова по-фински, разве что несколько раз, случайно оказавшись в финской деревне. В ответ на возражение, что, прежде чем это произойдет, изменится установленная обеими первыми Александрами форма правления Финляндии, он заявил, что «у нас теперь правит уже третий Александр».
К отдельным финнам в России относятся очень дружелюбно — русские не отступают от поговорки «лежачего (т.е. побежденного) не бьют». Некоторые люди даже чрезмерно услужливы.
Одному финну, когда тот предъявил паспорт, принялся пристав доброжелательно объяснять, что все финны должны выучить русский язык, «потому что Финляндия — часть Российского государства».
К нам едет инспектор
Уже в начале осеннего семестра директор Новгородской классической гимназии Антон Федорович — фамилии я не слышал — узнал через какого-то своего хорошего друга из Петербурга, что его превосходительство, инспектор Петербургского школьного округа, в течение этого семестра посетит губернский город Новгород. В этом событии нет ничего примечательного, поскольку и без инспектора в гимназии царит полный порядок, но, во всяком случае, это казалось несколько неожиданным и странным, т.к. подобные проверки не проводились в течение последних шести лет.
В России, где все устроено на отеческий лад, эта отеческая забота особенно ярко выражена, что весьма естественно и так и должно быть в школьном секторе. Например, должности обычно не объявляются на соискание, как у нас, а чиновники, равно как педагоги и все остальные, направляются по необходимости из одного места в другое. Как говорили, такая «приказная» отеческая забота способствует достижению совершенства в школьном секторе. Во всех российских гимназиях, всего которых около 150 (или одна гимназия на 750 тыс. человек) — эту цифру назвал один образованный русский, — главным человеком является директор, в ведении которого находятся самые важные дела гимназии. Помимо него существует еще и заместитель, который занимается в основном практическими вопросами, например, проверяет квартиры учеников и распределяет учеников по квартирам. В обязанности директора входит раздача отпускных удостоверений ученикам для поездки на время каникул домой, поскольку без такого удостоверения ученикам, равно как и солдатам, разрешено пребывать лишь на определенной территории. Он также отдает приказы ученикам, например, о том, как долго они могут по вечерам находиться на улице. В законе, конечно же, это время определено четко: в будние дни — до 6 часов, в праздники — до 8 часов, но это время все равно приблизительное, т.к. сегодня — это 6 часов, завтра по какой-то особой причине — 5 и т.д. В школе староста, который соответствует примерно капитану роты, назначает накануне вечером дежурного по классу, главная задача которого быть неким полицейским в классе, что у него обычно очень хорошо получается. В каждой квартире заместитель директора назначает одного из живущих там учеников «постоянным дежурным» (соответствует примерно сержанту), и, поскольку здесь практически у всех чиновников имеются помощники, назначается, как и в этой квартире, где живет всего 4 гимназиста, еще один «дежурный» постоянным помощником, который играет ту же роль, что и капрал в батальоне. Таким образом гимназисты привыкают уже с младых ногтей к такому хорошему и очень размеренному порядку, который господствует от Польши до Камчатки.
Такой порядок поддерживается, как и в армии, большей частью при помощи наказаний. В карцер отправляются даже ученики младших классов. Облегчением для ребят является большое (с моей точки зрения) число церковных и других праздников, которых в учебном году в России, по сравнению с нашим, очень много. В такие дни, так же, как в субботние вечера и в воскресенья, гимназист обязан присутствовать на службе в церкви гимназии. На уроках учеников не спрашивают всех подряд, как, например, в Финляндии, а вызывают нескольких, максимум 4— 5 человек за один урок, которые обычно, стоя у кафедры, отвечают продолжительное время. Это научило гимназистов приспосабливаться: они высчитывают, когда придет их очередь, и, таким образом, готовятся к урокам примерно раз в неделю.
Эту четко спланированную, хотя и немного запутанную «машину» сейчас нужно было завести на полную мощность, т.к. 41 параграф закона о школе гласит:
«При встрече с Государем Императором или членами императорской семьи ученик должен остановиться и снять фуражку с головы, но при встрече с господином министром просвещения или его помощником, инспектором школьного округа или его помощником, а также с губернатором или архиереем ученики обязаны отдать им должное почтение, снимая фуражку с головы и вежливо кланяясь».
Ученики должны, как это и положено, отдать должное почтение инспектору, и поскольку инспектор не посещал города с проверкой в течение шести лет, директор счел нужным для начала в небольшой речи сообщить ученикам о нем, его внешнем виде и т.д. Ученикам также было приказано содержать свои квартиры в должном порядке, т.к. инспектор вряд ли ограничится проверкой только самой школы. Восьмиклассникам было велено подготовиться к сочинению на тему: «Значение самодержавия в России».
Ночью «его превосходительство» прибыл на дополнительном поезде. Он не был собственно инспектором, а его помощником, о приезде которого друзья Антона Федоровича накануне предупредили его на всякий случай телеграммой из Петербурга. Так что все были готовы.
Инспектор был энергичным человеком, и он хотел увидеть деятельность гимназии как во время работы, так и во время отдыха. Отдохнув пару часов, он сразу же начал проверку в 2 часа ночи, отправившись в находившийся на верхнем этаже гимназии интернат, где жило 74 ученика. Там все было найдено в порядке, т.к. мальчики спали, как и было положено, и учитель, находившийся на дежурстве, был тоже в «надлежащем порядке».
Утром, между шестью и семью часами, директор на всякий случай отправил своего слугу объявить каждому учителю о том, что его превосходительство прибыл. По этой же причине учитель русского языка встал на полтора часа раньше, чем обычно, распорядился сразу же разбудить гимназистов, позвал их к себе и дал необходимые советы. Надев парадную униформу, — в России учителя, находясь в классе, обязаны были всегда надевать форменный пиджак с блестящими пуговицами — он, не поев, отправился к заместителю директора, где собрались и другие учителя за час до начала занятий и откуда потом все отправились в школу.
Поскольку я, конечно же, не попал в школу вместе с ними, то не могу с уверенностью сказать, что представляла из себя эта проверка. Я смог присутствовать только лишь при проверке учителя гимнастики, т.к. это происходило во дворе школы. В Новгородской гимназии занятия гимнастикой проходят в трех группах: четыре старших класса в одной группе и младшие классы — в двух группах. Во время проверки шло занятие в группе старших классов. Мальчики были выстроены в ряд, и через какое-то время инспектор вышел на улицу и сказал: «Добрый день, мальчики!» «Дай Вам Бог, Ваше превосходительство», — ответили они. Затем было шествие шагом и бегом, а под конец они прошли длинными рядами перед его превосходительством, который несколько раз сказал «хорошо, мальчики», на что они отвечали «рады стараться, Ваше превосходительство».
Такой, несколько элементарной гимнастикой занимаются в российских гимназиях 21—22 часа в неделю. Несколько лет назад, по крайней мере в Новгородской гимназии, занимались стрельбой из ружей.
Вечером его превосходительство должен был проверить квартиры гимназистов, в первую очередь тех, которые живут у чужих людей. Для этого в квартире уже утром комната была хорошо натоплена, с пола убраны все лишние вещи. До обеда приходил учитель русского языка, которому доверялась тщательная проверка квартиры. В России проверка каждой ученической квартиры поручена какому-нибудь учителю. На этот раз он произвел окончательную проверку квартиры, дал последние указания и велел оставить одного гимназиста на два дня без обеда (это обычное наказание в гимназии), т.к. заметил, что гимназист оставил свой пустой портфель на кровати, а не повесил его на место — на гвоздь над кроватью.
Кроме того, у него было еще одно невыполненное дело. Только в последний момент заместитель директора вспомнил, что в этой квартире помимо гимназистов живет еще кто-то. Бог знает, что за человек, — финский студент. В специальную книгу, которая называлась «Журнал» и которая имелась в каждой квартире, а также в какой-то именной список гимназии по приказу заместителя директора и согласно данному им образцу было записано, что в квартире проживает «студент из Хельсинки из Александровского университета Его Императорского Величества, который по решению высокого начальства пребывает в городе». В любом случае чиновник счел нужным сделать так, чтобы инспектор не заметил этого финна, поскольку, по всей видимости, это не было уместным с педагогической точки зрения. Поэтому учитель русского языка выразил пожелание директора и заместителя о том, чтобы финн удалился в тот вечер. И этот приказ был выполнен.
Вечером в половине десятого инспектор вместе с директором и заместителем посетил квартиры, на что у них ушло почти полчаса. Была сделана попытка проверить, что в квартирах нет никаких вредных для молодежи книг и пр. и что все так, как и должно быть. Все было в порядке, т.к. в квартирный журнал его превосходительство соизволил написать часто используемую армейскую фразу — «все было найдено в должном порядке».
Во время отъезда произошел небольшой конфуз: заместитель директора в спешке надел на его превосходительство шубу директора, который считался самым большим мужчиной в Новгороде. Поскольку лакеев поблизости нигде не было, заместитель директора был обязан подать шубу инспектору, т.к. чин того был равен чину генерала. Его превосходительство, помощник инспектора, должен подавать пальто инспектору, а обычные учителя подают пальто или шубу директору и заместителю директора и т.д. так, что выстраивается долгая ровная вереница, которая Бог знает где кончается, наверное, там же, где пальто и шубы.
Пробыв в городе неделю, в течение которой в его честь было дано пять или шесть обедов, его превосходительство уехал. В местной школьной жизни опять воцарилась привычная тишина, и все пошло своим чередом. Инспектор, по всей видимости, был очень доволен местными школьными условиями. Рассказывают, что во время поездки в Тверь он также не выразил никакого недовольства, но через пару недель после его отъезда из Петербурга пришла большая бумага, в которой говорилось, что такие-то учителя должны быть уволены и на их место должны быть назначены другие. Но, судя по всему, такая участь не постигла Новгородскую гимназию.

Литература

Лделунг Ф. Корсунские врата, находящиеся в Новгородском Софийском соборе. М., 1834.
Азбелев С.Н. Устная история Великого Новгорода. Великий Новгород, 2006.
Алексеев Ю.Г. «К Москве хотим». Закат боярской республики в Новгороде. Л., 1991.
Альмгрен О. К легенде о Сигтунских вратах в Новгородском Софийском соборе // Сборник Новгородского общества любителей древности. VI. Новгород, 1912.
Андреев В.Ф. Северный страж Руси. Очерки истории средневекового Новгорода. Л., 1989.
Вернадский В.Н. Новгород и Новгородская земля в XV веке. М.-Л., 1961.
Бессуднова М.Б. Закрытие Ганзейской конторы в Великом Новгороде по донесениям ливонских послов // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. Великий Новгород, 2006.
Великий Новгород в иностранных сочинениях XV — начала XX вв. М., 2005.
Варенцов В.А, Коваленко Г.М. В составе Московского государства. Очерки истории Великого Новгорода конца XV — начала XVIII в. СПб., 1999.
Варнаев В.Н. Шелонская битва. Трагедия или судьба? // Чело. 2007/11.
Гольдберг А.Л. Легендарная повесть XVII в. о древнейшей истории Руси // Вспомогательные исторические дисциплины. XIII. Л., 1982.
Гордиенко Э.А. Новгород в XVI в. и его духовная жизнь. СПб., 2001.
Джаксон Т.Н. Четыре норвежских конунга на Руси: Из истории русско-норвежских политических отношений последней трети X — первой половины XI в. М., 2000.
Замятин Г.А. К вопросу об избрании Карла Филиппа на русский престол (1611—1616). Юрьев, 1913.
Зверев С.В. Шведский герб Новгорода Великого начала XVII века // Гербовед. 2005. № 7 (85).
Кобзарева Е.И. Шведская оккупация Новгорода в период Смуты XVII века. М., 2005.
Конецкий В.Я., Носов Е.И. Загадки Новгородской округи. Л., 1985.
Линд Дж. Загадочная статья Новгородской первой летописи. Что случилось в 1188 году?//Архив русской истории. Вып. 4. М, 1994.
Линд Дж. Большая государственная печать Ивана IV и использованные в ней некоторые геральдические символы времен Ливонской войны //Архив русской истории. Вып. 5. М, 1994.
Линд Дж. Кнуд Расмуссен и история Новгорода// Новгородский исторический сборник. 7(17). 1999.
Макаров Н.А. Камень Антония Римлянина // Новгородский исторический сборник. 2(12). Л., 1984.
Мартышин О.В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. М., 1992.
Михайлович Д.М. Сага о конунге Рорике и его потомках. М.,1995.
Панкратов А.В. Великий Новгород и Новгородская земля в истории и культуре русского старообрядчества. // Новгородский исторический сборник. 10 (20) СПб., 2005. С.236—251.
Пронштейн А.П. Великий Новгород в XVI в. Харьков, 1957.
Расмуссен К. «300 золотых поясов» древнего Новгорода // Scando-Slavica Vol. 25. 1979.
Рыбина Е.А. Иноземные дворы в Новгороде XII — XVII вв. М., 1986.
Рыбина Е.А. Торговля средневекового Новгорода. Великий Новгород, 2001.
Секретарь Л.А. Дома, события, люди. Новгород, 1999.
Сказания Новгорода Великого. Составитель Бегунов Ю.К. СПб., 2004.
Скрынников Р.Г. Трагедия Новгорода. М., 1994.
Смирнов В.Г. Россия в бронзе. М, 2002.
Смирнов В. Г. История Великого Новгорода. М, 2006.
Фроянов И.Я, Мятежный Новгород. СПб., 1992.
Янин В.Л. Социально-политическая история Новгорода в свете археологических исследований // Новгородский исторический сборник. 1(11). 1982.
Янин В.Л. Я послал тебе бересту… М., 1975.
Янин В.Л. У истоков новгородской государственности. Великий Новгород, 2001.
Янин В.Л. Средневековый Новгород. М., 2004.
Ahrenberg J. Nagra meddelanden om «Sigtunaportarna» i Novgorod // Fornvannen. 1907.
Almgren O. Sagnen от Sigtunaporen i Novgorod // Upplands fornminnesforenings tidskrift. XXXVII. Uppsala, 1922-1923.
Arm T.J. Det Stora Svitjod. Stockholm, 1917.
Latvakangas A. Riksgrundarna Varjagproblemet i Sverige fran runiskrifter till enhetlig historisk tolkning. Turku, 1995.
Sjoberg A. Pop Upir’ Lichoj and the Swedish Rune-carver Ofeigr Upir // Scando-Slavica 28. 1982.

Иллюстрации


Идолы. Художник Н.К. Рерих. 1900-е гг.

Рукоять ковша в виде головы мифического существа. Великий Новгород. Конец XIII в.

Заморские гости. Художник Н.К. Рерих. 1901 г.

Весы для взвешивания серебра, коробка для весов и серебряные монеты. Балтийский регион

Новгородский торг. Художник A.M. Васнецов

Новгородские рубли — слитки. XIV—XV вв.

Св. Анна Новгородская (Ингигерд). Современная икона

Ярослав Мудрый. Реконструкция М.М. Герасимова

«Ярославле сребро». Новгородская монета Ярослава Мудрого. XI в.

Собор Св. Софии в Великом Новгороде

Новгородская цера с псалмами XI в.

Сигтунские ворота Собора Св. Софии. Рельеф. Адам и Ева. Грехопадение. Мастер Авраам. XI в.

Сигтунские ворота собора Св. Софии. Рельеф. Сретение Господне

Преподобный Антоний Римлянин. Икона. Конец XVI в.

Вид Антониева монастыря в Великом Новгороде. Литография 1860 г.

Битва новгородцев с суздальцами. Икона сер. XV в.

Берестяная грамота. Упражнения в письме и рисунки мальчика Онфима. Найдена в 1956 г.

Берестяная грамота. Первая берестяная книжка — это молитвослов XIII в.

Видение хутынского пономаря Тарасия. Икона XVII в.

Новгородское вече. Художник К.В. Лебедев. Конец XIX в.

Великий Новгород. Деталь иконы Знамение Божией Матери с избранными святыми и изображением

Садко. Художник И.Е. Репин. 1876 г.

Молящиеся новгородцы. Икона. XV в.

Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча. С картины К.В. Лебедева. 1889 г.

Покорение Новгорода Иваном III в 1478 г. Высылка Марфы Посадницы, знатных новгородцев и вечевого колокола в Москву. Художник А.Д. Кившенко. 1880-е гг.

Познавательная карточка Новгородской губернии. Середина XIX в.

Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. Художник Б.К. Виллевальде. 1864 г.

Примечания

1

Один лиспунт (leiwiska) = 8,5 кг.
(обратно)

2

Монастырь находится на северной стороне озера Ильмень.
(обратно)

Оглавление

Предисловие.
Как рождаются легенды
Легенды первых веков
Сказание о Словене, Русе и городе Словенске
Крокодил-оборотень
Иоакимовская летопись — подделка или сенсация?
Могила Гостомысла
Легенда о призвании варягов
Рюриково Городище
Почему Нов-город?
О чем молчит Шум-гора?
Холопий городок
Первая леди Древней Руси
Харальд и Елизавета, история любви
Рунорезец Эпир или Злобный Упырь?
Церковные предания
Как Андрей Первозванный в Новгород ходил
Заклятие Перуна
Как крестили новгородцев
Глебова загадка
Спасова рука
Камень Антония Римлянина
Чудо Николая Мирликийского
След стрелы
Сказания о новгородской жизни
За что князь Владимир покарал боярина Ставра?
Новгородское вече и 300 золотых поясов
Загадочные цилиндры
Варяжская божница
Что произошло в 1188 году?
Как архиепископ Иона на бесе летал
Сказание о посаднике Щиле
Легенда о Сигтунских вратах
Мстислав Удалой и битва при Липице
Игнач-крест
Кого поразил копьем Александр Невский?
Неоцененная победа
Юродивые
Кто был прототипами Садко и Буслая?
Новгородские скоморохи
Кто такие ушкуйники?
Были ли новгородцы на поле Куликовом?
Шемякин суд истории
О Средних и новых веках
Чудный двор Марфы-посадницы
Видение Зосимы
Где произошла Шелонская битва?
Легенда о вечевом колоколе и валдайских колокольчиках
Конец Ганзейского двора
Ересь Жидовствующих — загадка русского Средневековья
Видение пономаря Тарасия
Белый клобук
Почему на памятнике «Тысячелетие России» нет Ивана Грозного?
Царская невеста Марфа Собакина
Обманутый жених
Геральдические интриги
Как новгородцы едва не стали шведами
За что новгородцы побили Никона?
Подвиг купца Иголкина
Валдайские баранки
Царский палец
Кто автор памятника «Тысячелетие России»?
Призрак графини Орловой
Вера Молчальница
Археологическая сенсация
«Срамные» грамоты и «нетрадиционные» новгородцы
А Фоменко против!
Одиссея Софийского креста
Приложение
Сказание о Словене и Русе
Родоначальники
Златые письмена
Переселения
Исландские саги
«Гнилая кожа»
«Красивая кожа»
«Круг земной»
Народная проза
(Р) Юрик-новосел
Свержение Перуна в Новгороде
Марфа-посадница
Казнь колокола
Иван Грозный в Новгороде
Житийная литература
Житие Антония Римлянина
Повесть о путешествии Иоанна Новгородского на бесе
Повесть о посаднике Добрыне
Повесть о Житии Михаила Клопского
Былины
Садко
Василий Буслаев и мужики новгородские
Василий Буслаеб молиться ездил
Свидетельства иностранцев
Кристиан Бомховер
Франц Ниенштедт
Александр Гваньини
Энгельберт Кемпфер
Эрнст-Беньямин-Соломон Раупах
Иоганн Фридрих Унгерн-Штернберг
Юхо Кусти Паасикиви
Литература
Иллюстрации

Аномальное место: городские легенды современного Новгорода

Великий Новгород ? город древний. Но кто сказал, что в нём нет места современным городским легендам? Мы решили проверить, какие мистические факты уцелели в нашем городе в 21 веке и устроили опрос в соцсетях. Знаете, чем завалили редакцию? Историями о привидениях! И не о каких-нибудь замшелых духах на заброшенном кладбище, а о самых что ни на есть современных. Мы выбрали самые яркие на наш взгляд.
«Аллея Смерти»

Да, у нас и такая есть. Причём каждый новгородец уж точно ходил по ней, поскольку находится она в Кремле. «Аллеей Смерти» эти роскошные липы стали не просто так: как гласит легенда, в годы Великой Отечественной войны фашисты вешали на них партизан, и, по словам новгородцев, по ночам под ними можно услышать стоны и крики.
Мы расспросили полицейских на посту возле аллеи. На наш вопрос дежурный сразу указал рукой на толстенные липы у кремлевской стены.
? Да вот она, аллея. Несколько лет назад эстонцы к нам приезжали, рассказывали, что на этих деревьях и вешали (не сами приезжие, если что!). А вообще за 13 лет службы тут всякого насмотришься. Вон присутственное место ? там же судебные решения оглашали ? по ночам там слышен шорох шинели. Сам слышал.
? А здесь работать не боитесь? Мало ли что.
? А чего мне бояться (смеётся). Вон у меня что есть (показывает на кобуру). Если что ? отстреляюсь!
Полковник Ковалевский

О полковнике Ковалевском нам рассказал старший техник, старший прапорщик отдельного 110-го полка военно-транспортной авиации Евгений Кулаков. И не только рассказал, но и показал заброшенную казарму в Кречевицах, где, по рассказам, появляется полковник.
Мы приехали на место под вечер, и хотя солнце ещё было высоко, впечатление оно произвело мрачное. Грустно видеть, что осталось от воинской части, а ведь ещё раньше – в 19 веке – здесь стоял и драгунский полк. Теперь – руины, битое стекло и зарастающая местность, которую всё грозятся превратить в аэропорт. Практически ещё одна городская легенда, если подумать.
Но вернемся к командиру драгунского полка свиты его величества Ковалевскому.
? По крайней мере, слух есть, что он здесь ходил, ? рассказывает Евгений. ? Я стоял в наряде – здесь мой первый наряд был, это было начало 1989 года. Может, я внушил себе что, но в полночь – шаги. И шпоры звенели. Я с фонариком выходил ? никого нет. А там длинный коридор, деревянные доски… И в итоге я вышел, закрыл дверь на замок и на скамеечке здесь ночевал. Я туда больше в наряды не ходил.
Посмотрели мы и будку, где сидел наряд. В здании действительно атмосфера тяжелая и идти в глухой коридор никакого желания нет, тем более что можно провалиться в подвал, а это пострашнее встречи с призраком будет.
Кстати, мы посмотрели и соседнее кладбище. Там до сих пор сохранилось несколько могил 19 века – соратников полковника, судя по надписям на надгробиях.
Духи Дома Берга

Здание, в котором находится ресторан «Дом Берга» было построено в 19 веке купцом 2-й гильдии Эмилием Ивановичем Бергом. Кстати, это был один из самых дорогих особняков Торговой стороны ? страховая оценка дома в девятнадцатом веке составляла от 6 до 12,8 тысяч рублей. После 1922 года здание семейству Бергов больше не принадлежало.
Откуда же взялись рассказы о криках и стонах в подвале? Если верить неофициальным источникам, в истории Дома Берга была темная страница: в Советское время в нём размещалось новгородское отделение Государственного политического управления при НКВД РСФСР, и по неподтвержденным данным, в подвалах проводились допросы новгородцев, которых подозревали в заговорах против Советской власти. Возможно, именно эти слухи и переросли со временем в рассказы о призраках замученных в подвалах здания людей.
Графиня в белом

Одной из самых популярных городских легенд оказалась графиня Орлова-Чесменская, призрак которой, если верить отзывам новгородцев, часто появляется в Витославлицах.
Орлова-Чесменская при жизни была очень богатой и знатной дамой, имела статус камер-фрейлины императрицы, но наравне со светской жизнью очень много внимания уделяла жизни духовной. Усадьбу под Великим Новгородом она приобрела в 1828 году – на закате своей жизни. «Уединение» ? так она называла усадьбу, в которую приезжала отдыхать от светской суеты.
Место она выбрала не случайно: архимандрит Фотий, настоятель Юрьевского монастыря, был её духовным отцом, и графиня очень много помогала монастырю даже после смерти архимандрита. Кстати, большую часть своих средств и усадьбу в нынешних Витославлицах она завещала именно Юрьевскому монастырю.
Откуда же могла появиться легенда о Даме в белом? Мы спросили мнение у заведующей музеем народного деревянного зодчества «Витославлицы» Олеси Гавриловой.
Я думаю, ? пояснила Олеся Николаевна, ? слухи поползли от того, что в тридцатые годы, когда проводились раскопки в Юрьевском монастыре, были вскрыты могилы, а потом останки якобы не были перезахоронены. Есть же поверье, что если останки не преданы земле, то дух не может упокоиться.
Впрочем, насчёт перезахоронения есть и другая версия: якобы последний настоятель Юрьева монастыря всё-таки потихоньку предал земле останки в церкви Благовещения в Аркажах. По словам Олеси Николаевны, старожилы деревни Юрьево до последнего ухаживали за могилой, уверенные, что там захоронены останки графини Орловой и архимандрита Фотия. Но это всё предания, ведь эксгумацию никто не делал, да и документов никаких не может быть.
? Так всё-таки встречается графиня в усадьбе?
Про себя могу сказать, что не видела и не слышала, ? отвечает Олеся Николаевна. ? А так, когда гостиница обкома партии здесь была, сторожа вспоминали, как будто бы слышали тихий шелест платья, спускающийся по лестнице. И ощущение присутствия, знаете, как бабушки раньше говорили – тебя резко всего как будто сковывает. Ты не видишь, но понимаешь, что рядом что-то потустороннее есть.
Кстати, женщина в белом и женщина на дороге часто встречаются в фольклоре разных стран и культур. А в нашей области пользователи Интернета сообщают сразу о трёх дамах: возле Витославлиц (видимо, это и есть графиня), на дороге Крестцы-Великий Новгород и возле деревни Витка.
Мясной бор
Наверное, вряд ли найдется новгородец, который не слышал о призраках солдат в Мясном бору. О криках «ура», о том, что по ночам призрачные солдаты подходят к ночующим людям и смотрят на них, или идут в атаку. Об аномалиях магнитного поля и многом другом. Мы не будем утверждать, правда это или нет ? каждый человек решает это для себя сам. Но одной историей, не можем не поделиться (орфография сохранена авторская).

Есть мнение, что человек видит то, что хочет увидеть – такой позиции придерживаются скептики, когда речь заходит, в том числе, о Мясном Боре. Не будем брать на себя роль судьи: сами не видели.
Кстати, вот что интересно: по некоторым источникам, славу Мясному бору предрекал местный сумасшедший, говоривший о том, что название деревни себя оправдает и здесь прольется много крови. Существовал он или нет, но в чём-то предсказание сбылось: количество погибших бойцов во время Великой Отечественной войны здесь до сих пор не поддается счёту, а потому нет ничего удивительного в том, что люди видели, видят и будут видеть здесь призраков.
Милое, но симпатичное…
Рассказали новгородцы и о других аномалиях. Так, в доме №4 по улице Кочетова порой является дух мужчины. Как гласит городская легенда – его убили на рынке, на месте которого теперь и построен дом. Ещё одна «рыночная жертва» якобы обитает в вещевом отделе Гагаринского рынка.
Ну а напоследок – история о встрече с новгородской «старушкой Несси», которую нам рассказала Алёна Костина.
Мы с мужем поехали на Ильмень года 3 назад ? не помню в Коростыни это было или в Пустоши, ? рассказывает Алёна. ? Сидим на берегу, смотрим на озеро сверху, с берега. Внизу рыбаки загружаются в лодку, плывут ближе к середине озера. А мы с высоты видим, что в озере плывёт какая-то большая тень, по размеру примерно с лодку, может чуть больше. На какой-то момент показалось что-то похожее на голову или как у подводной лодки прибор для наблюдений. Мы сидим, не понимаем, начали шутить про подводную лодку, а потом «голова» пропала. В этот момент один из рыбаков повернул голову в сторону этой тени, они начали что-то судорожно обсуждать и быстро погребли к берегу. А тень проплыла недалеко от них, а потом направилась в сторону города.
Может, это был тот самый осётр, история с которым нашумела пару недель назад, а может и нет… Кто знает!
Фото автора

София Новгородская – легенды древнего храма

Вернулся он в родной город относительно недавно, в 2004 году, будучи обмененным на точную копию.

2. Чудеса иконы

Вторая легенда связана со святыней города «Знамение Пресвятой Богородицы», хранящейся в Софийском соборе. На иконе изображена Дева Мария, с поднятыми к небесам руками и с младенцем Иисусом на груди.
Во время столкновения 1169 года новогородцев с суздальцами, преимущество было на стороне последних. Горожане могли лишь уповать на чудо. И оно произошло!
Настоятель Софийского собора Иоанн несколько дней молился, взывая к Господу о помощи. Наконец настоятель услышал голос, который повелел ему перенести икону Богородицы из храма на крепостную стену Новгорода. Иоанн немедленно пошел за ней и тут, управляемые невидимой рукою, зазвонили соборные колокола. Икона была установлена на стену, и сразу стрелы противника воткнулись в изображение Девы Марии. После чего икона сама обратилась лицевой стороной к Новгороду и с нее потекли слезы… Одновременно, на суздальцев нашел морок, они стали избивать своих же товарищей. В ужасе и смятении враг бежал. Неизвестно, насколько верна легенда, но и сейчас на иконе видны следы от стрел.
Икона Знамение Пресвятой Богородицы

3. Правая рука Иисуса

Согласно летописям,  в 1045 году греческие иконописцы начали расписывать свод Софийского собора. Необходимо было создать изображение Иисуса Христа с благословляющею рукою, согласно православному канону. Мастера начали свою работу, но утром изображенная ими правая рука Иисуса оказалась сжатой в кулак. Три раза заново переписывали иконописцы Христа, и все три раза утром рука Спасителя была сжатой. На четвертый раз попыток мастера услышали с небес:
«Писари, о, писари! Не пишите мя с благословляющею рукой, напишите мя со сжатою рукою, аз бо в сей руце моей Великий Новгород держу; а когда рука моя распространится, тогда будет граду сему скончание…»Гораздо позже, в 1941 году изображение Иисуса Христа под главным куполом храма было уничтожено немецким снарядом. Рука Спаса Вседержителя, образно говоря, оказалась разжатой, и город превратился в руины…

4. «Безухий» колокол Святой Софии

Царевич Иван на прогулке с опричниками. Худ. М. АвиловСледующая легенда была связана с колоколом Святой Софии. Как-то раз царь Иван Грозный направлялся в храм на обедню. Только его конь зашел на мост над Волховом, как звонарь, желая угодить царю, чересчур усердно ударил в колокол. Испугавшись громкого звона, жеребец чуть было не опрокинул всадника в реку. Рассвирепев, царь повелел отсечь «дерзкому» колоколу уши так, что осталась одна лишь средняя петля. Несмотря на это, колокол, получивший прозвище «безухий», еще долго служил храму.

5. Радуга над собором

Фото: martisha.ortox.ruИ вот еще одно чудо, которое по рассказам, было связано с Софийским собором. В 1991 году совет области утвердил решение о передаче храма Новгородской епархии РПЦ в постоянное пользование. Это произошло 14 августа. Через день прошло торжественное освящение Софии Новгородской, совершенное Патриархом Алексием II. Во время церемонии было ясно и безоблачно. Вдруг в небе прямо над центральным куполом собора вспыхнула радуга. А в самой Святой Софии свершилось очередное чудо – замироточили иконы…
Фото на превью: mayor.nov.ru
Рекомендуем также:
«Иконы на страже земли Русской» — 3 иконы, которые спасли Россию
Русские святыни. География, описание, интересные факты
Старочеркасская — колыбель донского казачества
Места, где Россия не Россия. Топ-7 мест, где нашу страну просто не узнать

Мрачные пророчества Великого Новгорода: lenarudenko

В средние века Новгород был городом-республикой (как Гамбург, Ревель), но в конце 15 века Новгород захватил Московский князь Иван III (дед Ивана Грозного). Не хотел вольный самоуправный город покориться князю, поэтому, как гласит легенда, пришлось Ивану продать душу Дьяволу.

Я гуляю «по боевому ходу кремля», представляю в мыслях события давно минувших лет
Накануне захвата города новгородские летописцы отмечают недобрые предзнаменования, грозящие бедой. Приглашаю прогуляться по кремлю и погрузиться в атмосферу древних историй.

Вид с башни Кокуй (Кукуй) — такой пейзаж изображен на старой банкноте в пять рублей (1997 года)

А вот так выглядела банкнота. Именно этот новгородский вид.
Кремль Великого Новгорода, именуемый детИнец, строительство которого начал князь Ярослав Мудрый. Упоминание об этой крепости встречаются в начале 11 века. Постепенно кремль перестраивался, основная перестройка относится к 15 веку. Высокие каменные башни горожане называли «кострами». Обычно огонь на башнях зажигали, как объявление об опасности, грозящей городу.

Башня Кокуй (от голландского «coqe» — смотри). Самая высокая башня кремля (34 м).
Перестроена в конце 17 века, сейчас здесь смотровая площадка, откуда открывается вид «как на старой банкноте 5 рублей». В 15 веке башня не была высокой. Говорили, что под этой башней был подземный ход, ведущий на другой берег реки Волхов во владения Марфы Посадницы — весьма влиятельной дамы в городе, которая пыталась сохранить независимость Великого Новгорода от Москвы.
Ее старания оказались напрасны. Иван III (дед Ивана Грозного) захватил город и лишил его «самоуправства». По легенде, царь продал душу Дьяволу, чтобы завладеть непокорным градом.
Вот как эту легенду описывает поэт Сергей Есенин.
Не чернец беседует с Господом в затворе —
Царь московский антихриста вызывает:
«Ой, Виельзевуле, горе мое, горе,
Новгород мне вольный ног не лобызает!»
Вылез из запечья сатана гадюкой,
В пучеглазых бельмах исчаведье ада.
«Побожися душу выдать мне порукой,
Иначе не будет с Новгородом слада!»
Вынул он бумаги — облака клок,
Дал ему перо — от молнии стрелу.
Чиркнул царь кинжалищем локоток,
Расчеркнулся и зажал руку в полу…


Марфа Посадница. Рис. Клавдий Лебедев
…В зарукавнике Марфа Богу молилась,
Рукавом горючи слезы утирала;
За окошко она наклонилась,
Голубей к себе на колени сзывала.
«Уж вы, голуби, слуги Боговы,
Солетайте-ко в райский терем,
Вертайтесь в земное логово,
Стучитесь к новоградским дверям!»
Приносили голуби от Бога письмо,
Золотыми письменами рубленное;
Села Марфа за расшитою тесьмой:
«Уж ты, счастье ль мое загубленное!»
И писал Господь своей верной рабе:
«Не гони метлой тучу вихристу;
Как московский царь на кровавой гульбе
Продал душу свою антихристу…»

О дальнейшей судьбе Марфы точно не известно. По одной версии ее постригли в монахини, по другой — убили по пути в Москву. А, возможно, Марфа бежала через подземный ход под башней.



Захватив город, князь велел снять «вечевой колокол», звон которого созывал горожан на собрания-вече, где народом принимались важные решения.
«Раздался звук вечевого колокола, и вздрогнули сердца в Новгороде. Отцы семейств вырываются из объятий супруг и детей, чтобы спешить, куда зовет их отечество. Недоумение, любопытство, страх и надежда влекут граждан шумными толпами на великую площадь… Боярин хочет говорить… но юные надменные новгородцы восклицают: “Смирись пред великим народом!”. Он медлит — тысячи голосов повторяют: “Смирись пред великим народом!”».
(«Марфа посадница», Н.М. Карамзин)
Снятие колокола означало для города поражение перед новой властью.

Златоустовская башня, получила свое название в честь церкви Иоанна Златоуста, стоявшей рядом
Златоустовская башня была построена в 15 веке. Согласно легендам в эпоху Ивана Грозного, тут располагалась тюрьма, где опричники пытали «врагов царя». Горожане называли башню «Тюремной» и «Чертовой».

Покровская башня получила свое название от церкви Пресвятой Богородицы. Первоначальная постройка башни датируется 1302 годом.

Церковь Покрова и башня


Княжья башня, построена в 15 веке. Название получила благодаря двору великого князя, размещавшегося рядом.

О вечевом колоколе тоже остались легенды, по сюжету которых поэты слагали стихи.
«Да, были казни над народом …
Уж шесть недель горят концы!
Назад в Москву свою походом
Собрались царские стрельцы.
Смешить народ оцепенелый
Иван епископа послал,
Чтоб, на кобылке сидя белой,
Он в бубны бил и забавлял.
И новгородцы, не переча,
Глядели бледною толпой,
Как медный колокол с их веча
По воле царской снят долой!
Сияет копий лес колючий,
Повозку царскую везут;
За нею колокол певучий
На жердях гнущихся несут.
Холмы и топи! Глушь лесная!
И ту размыло … Как тут быть?
И царь, добравшись до Валдая,
Приказ дал: колокол разбить.
Разбили колокол, разбили!..
Сгребли валдайцы медный сор,
И колокольчики отлили,
И отливают до сих пор …
И, быль старинную вещая,
В тиши степей, в глуши лесной
Тот колокольчик, изнывая,
Гудит и бьется под дугой!..

Константин Случевский

Спасская башня (15 век). Изображена на старой банкноте 5 рублей.



По другой легенде вечевой колокол вдруг зазвонил сам собой, когда князь прибыл, чтобы наблюдать за его снятием. Во время пути в Москву колокол соскользнул с саней и разбился, и его осколки превратились в колокольчики валдайские, которые как придет время снова сольются в единый колокол.
Эта легенда о вечевом колоколе описана в стихах Юрия Вронского.
«Повелел Иван Васильевич
Князь Московский и всея Руси,
Снять священный древний колокол
И отправить в стольный град Москву.
Как снимать его явилися,
Сам собою зазвонил он вдруг
Звоном отроду неслыханным.
То не звон был, а рыдание,
Завещание последнее.
Помни, мол, о древней вольности,
Господин Великий Новгород!..
Вырывали тут язык ему,
Самого на сани ставили
И везли немого, пленного,
Навсегда в чужую сторону…
Только колоколу гордому
Крепко, видно, не хотелося
В плен московский на позорище.
По холмам валдайским едучи,
Выбрал пленник ночь метельную,
Соскользнул с саней украдкою,
Покатился вниз по горочке,
Покатился — да и был таков!
Полетел с обрыва кубарем,
О валун внизу ударился
И на тысячу осколочков
Раскололся вольный колокол…
А случилось чудо чудное,
Приключилось диво дивное:
Не погиб священный колокол
Все его осколки звонкие
Превратились в знаменитые
Колокольчики валдайские.
Говорят они когда — нибудь
Вновь сольются в вольный колокол,
И над Новгородом сызнова
Поплывет его свободный звон.
А до той поры звенеть ему
Колокольцами валдайскими,
Горевать о вольной волюшке
И тревожить сердце русское…»


Увоз вечевого колокола, летописная миниатюра

Дворцовая башня (15 век). Изображена на старой банкноте 5 рублей.



Владимирская башня (15 век)


Накануне захвата города летописцы отмечают недобрые предзнаменования: «Того же лета на Федорове улици ис тополья води капало много от верха и с сучья». Недобрые знамения не прекращались и после поражения новгородцев. В 1471 г. была «гибель луне: полунощи не ясне быв, и аки кровь в луне, и тма бысть не мало время… Тои же зимы видеша мнози два месяца на небе. Тои же зимы явися на небесе звезда хвостата…»
«тьма по всей земли в 1 час дни в мало время…»
«текли слезы у Николы в церкви на Микитине улице»

Когда родился Иван III было пророчество: «Разрушит он обычаи Новгородской земли и принесет гибель нашему городу»
Есть легенда о святом страннике Зосиме, который отправился в Великий Новгород, чтобы подаловаться Марфе Посаднице на претеснение его монастыря соседями — ее управителями. Марфа Посадница пригласила странника к себе на пир. Зосиму было печальное видение, что шесть бояр, сидевших рядом с ним — обезглавлены. Святой не смог сдержать слез. Это заметил его друг и спросил после пира, почему Зосим заплакал на веселом пращднике. Он ответил, что увидел шестерых гостей обезглавленными, а это означает их скорую казнь.
«Близко время, когда двери этого дома будут закрыты и дом будет пуст» — говорил Зосим.
Действительно, после захвата города Иваном III шестеро бояр, которых Зосим увидел без голов, были обезглавлены.

Федоровская (15 век)

Покорившимся боярам удалось избежать казни. Князь даже проявил милость, отправил их на службу в Москву, а в Новгород переселил бояр московских:
«переведе из Новагорода из Великого… всех голов болши тсячи, и жаловал их на Москве давал поместья… а в Новгород Великий на их поместья послал московских многих лутчших гостей и детей боярских…»

Иван III


Митрополичья (15 век). По легенде, располагалась напротив двора митрополита. На башне были обнаружены надписи на шведском языке, датированные 17 веком, вроде «здесь был Один».

Вот такие печальные легенды Новгорода о захватчике Иване III, история глазами поверженного великого города. Конечно, судить о таком персонаже как Иван III только по новгородской странице не стоит.

Боевой ход кремля. Недавно открыт для посещения.







Иван III отменил новгородское самоуправство, но его захват города можно назвать «мирным» по сравнению с жестоким нападением на Новгород опричников Ивана Грозного, когда река Волхов обагрилась кровлю. Но это уже другие истории…

Продолжение постов о славном Господине Великом Новгороде будет.
Мой предыдущий пост:
Крокодил-оборотень в Великом Новгороде
Мой паблик вконтакте
Мой facebook, Мой instagram
Моя группа в Одноклассниках

Мрачные пророчества Великого Новгорода — Сигтунские врата

В средние века Новгород был городом-республикой (как Гамбург, Ревель), но в конце 15 века Новгород захватил Московский князь Иван III (дед Ивана Грозного). Не хотел вольный самоуправный город покориться князю, поэтому, как гласит легенда, пришлось Ивану продать душу Дьяволу.

Я гуляю «по боевому ходу кремля», представляю в мыслях события давно минувших лет
Накануне захвата города новгородские летописцы отмечают недобрые предзнаменования, грозящие бедой. Приглашаю прогуляться по кремлю и погрузиться в атмосферу древних историй.

Вид с башни Кокуй (Кукуй) — такой пейзаж изображен на старой банкноте в пять рублей (1997 года)

А вот так выглядела банкнота. Именно этот новгородский вид.
Кремль Великого Новгорода, именуемый детИнец, строительство которого начал князь Ярослав Мудрый. Упоминание об этой крепости встречаются в начале 11 века. Постепенно кремль перестраивался, основная перестройка относится к 15 веку. Высокие каменные башни горожане называли «кострами». Обычно огонь на башнях зажигали, как объявление об опасности, грозящей городу.

Башня Кокуй (от голландского «coqe» — смотри). Самая высокая башня кремля (34 м).
Перестроена в конце 17 века, сейчас здесь смотровая площадка, откуда открывается вид «как на старой банкноте 5 рублей». В 15 веке башня не была высокой. Говорили, что под этой башней был подземный ход, ведущий на другой берег реки Волхов во владения Марфы Посадницы — весьма влиятельной дамы в городе, которая пыталась сохранить независимость Великого Новгорода от Москвы.
Ее старания оказались напрасны. Иван III (дед Ивана Грозного) захватил город и лишил его «самоуправства». По легенде, царь продал душу Дьяволу, чтобы завладеть непокорным градом.
Вот как эту легенду описывает поэт Сергей Есенин.
Не чернец беседует с Господом в затворе —
Царь московский антихриста вызывает:
«Ой, Виельзевуле, горе мое, горе,
Новгород мне вольный ног не лобызает!»
Вылез из запечья сатана гадюкой,
В пучеглазых бельмах исчаведье ада.
«Побожися душу выдать мне порукой,
Иначе не будет с Новгородом слада!»
Вынул он бумаги — облака клок,
Дал ему перо — от молнии стрелу.
Чиркнул царь кинжалищем локоток,
Расчеркнулся и зажал руку в полу…


Марфа Посадница. Рис. Клавдий Лебедев
…В зарукавнике Марфа Богу молилась,
Рукавом горючи слезы утирала;
За окошко она наклонилась,
Голубей к себе на колени сзывала.
«Уж вы, голуби, слуги Боговы,
Солетайте-ко в райский терем,
Вертайтесь в земное логово,
Стучитесь к новоградским дверям!»
Приносили голуби от Бога письмо,
Золотыми письменами рубленное;
Села Марфа за расшитою тесьмой:
«Уж ты, счастье ль мое загубленное!»
И писал Господь своей верной рабе:
«Не гони метлой тучу вихристу;
Как московский царь на кровавой гульбе
Продал душу свою антихристу…»

О дальнейшей судьбе Марфы точно не известно. По одной версии ее постригли в монахини, по другой — убили по пути в Москву. А, возможно, Марфа бежала через подземный ход под башней.



Захватив город, князь велел снять «вечевой колокол», звон которого созывал горожан на собрания-вече, где народом принимались важные решения.
«Раздался звук вечевого колокола, и вздрогнули сердца в Новгороде. Отцы семейств вырываются из объятий супруг и детей, чтобы спешить, куда зовет их отечество. Недоумение, любопытство, страх и надежда влекут граждан шумными толпами на великую площадь… Боярин хочет говорить… но юные надменные новгородцы восклицают: “Смирись пред великим народом!”. Он медлит — тысячи голосов повторяют: “Смирись пред великим народом!”».
(«Марфа посадница», Н.М. Карамзин)
Снятие колокола означало для города поражение перед новой властью.

Златоустовская башня, получила свое название в честь церкви Иоанна Златоуста, стоявшей рядом
Златоустовская башня была построена в 15 веке. Согласно легендам в эпоху Ивана Грозного, тут располагалась тюрьма, где опричники пытали «врагов царя». Горожане называли башню «Тюремной» и «Чертовой».

Покровская башня получила свое название от церкви Пресвятой Богородицы. Первоначальная постройка башни датируется 1302 годом.

Церковь Покрова и башня


Княжья башня, построена в 15 веке. Название получила благодаря двору великого князя, размещавшегося рядом.

О вечевом колоколе тоже остались легенды, по сюжету которых поэты слагали стихи.
«Да, были казни над народом …
Уж шесть недель горят концы!
Назад в Москву свою походом
Собрались царские стрельцы.
Смешить народ оцепенелый
Иван епископа послал,
Чтоб, на кобылке сидя белой,
Он в бубны бил и забавлял.
И новгородцы, не переча,
Глядели бледною толпой,
Как медный колокол с их веча
По воле царской снят долой!
Сияет копий лес колючий,
Повозку царскую везут;
За нею колокол певучий
На жердях гнущихся несут.
Холмы и топи! Глушь лесная!
И ту размыло … Как тут быть?
И царь, добравшись до Валдая,
Приказ дал: колокол разбить.
Разбили колокол, разбили!..
Сгребли валдайцы медный сор,
И колокольчики отлили,
И отливают до сих пор …
И, быль старинную вещая,
В тиши степей, в глуши лесной
Тот колокольчик, изнывая,
Гудит и бьется под дугой!..

Константин Случевский

Спасская башня (15 век). Изображена на старой банкноте 5 рублей.



По другой легенде вечевой колокол вдруг зазвонил сам собой, когда князь прибыл, чтобы наблюдать за его снятием. Во время пути в Москву колокол соскользнул с саней и разбился, и его осколки превратились в колокольчики валдайские, которые как придет время снова сольются в единый колокол.
Эта легенда о вечевом колоколе описана в стихах Юрия Вронского.
«Повелел Иван Васильевич
Князь Московский и всея Руси,
Снять священный древний колокол
И отправить в стольный град Москву.
Как снимать его явилися,
Сам собою зазвонил он вдруг
Звоном отроду неслыханным.
То не звон был, а рыдание,
Завещание последнее.
Помни, мол, о древней вольности,
Господин Великий Новгород!..
Вырывали тут язык ему,
Самого на сани ставили
И везли немого, пленного,
Навсегда в чужую сторону…
Только колоколу гордому
Крепко, видно, не хотелося
В плен московский на позорище.
По холмам валдайским едучи,
Выбрал пленник ночь метельную,
Соскользнул с саней украдкою,
Покатился вниз по горочке,
Покатился — да и был таков!
Полетел с обрыва кубарем,
О валун внизу ударился
И на тысячу осколочков
Раскололся вольный колокол…
А случилось чудо чудное,
Приключилось диво дивное:
Не погиб священный колокол
Все его осколки звонкие
Превратились в знаменитые
Колокольчики валдайские.
Говорят они когда — нибудь
Вновь сольются в вольный колокол,
И над Новгородом сызнова
Поплывет его свободный звон.
А до той поры звенеть ему
Колокольцами валдайскими,
Горевать о вольной волюшке
И тревожить сердце русское…»


Увоз вечевого колокола, летописная миниатюра

Дворцовая башня (15 век). Изображена на старой банкноте 5 рублей.



Владимирская башня (15 век)


Накануне захвата города летописцы отмечают недобрые предзнаменования: «Того же лета на Федорове улици ис тополья води капало много от верха и с сучья». Недобрые знамения не прекращались и после поражения новгородцев. В 1471 г. была «гибель луне: полунощи не ясне быв, и аки кровь в луне, и тма бысть не мало время… Тои же зимы видеша мнози два месяца на небе. Тои же зимы явися на небесе звезда хвостата…»
«тьма по всей земли в 1 час дни в мало время…»
«текли слезы у Николы в церкви на Микитине улице»

Когда родился Иван III было пророчество: «Разрушит он обычаи Новгородской земли и принесет гибель нашему городу»
Есть легенда о святом страннике Зосиме, который отправился в Великий Новгород, чтобы подаловаться Марфе Посаднице на претеснение его монастыря соседями — ее управителями. Марфа Посадница пригласила странника к себе на пир. Зосиму было печальное видение, что шесть бояр, сидевших рядом с ним — обезглавлены. Святой не смог сдержать слез. Это заметил его друг и спросил после пира, почему Зосим заплакал на веселом пращднике. Он ответил, что увидел шестерых гостей обезглавленными, а это означает их скорую казнь.
«Близко время, когда двери этого дома будут закрыты и дом будет пуст» — говорил Зосим.
Действительно, после захвата города Иваном III шестеро бояр, которых Зосим увидел без голов, были обезглавлены.

Федоровская (15 век)

Покорившимся боярам удалось избежать казни. Князь даже проявил милость, отправил их на службу в Москву, а в Новгород переселил бояр московских:
«переведе из Новагорода из Великого… всех голов болши тсячи, и жаловал их на Москве давал поместья… а в Новгород Великий на их поместья послал московских многих лутчших гостей и детей боярских…»

Иван III


Митрополичья (15 век). По легенде, располагалась напротив двора митрополита. На башне были обнаружены надписи на шведском языке, датированные 17 веком, вроде «здесь был Один».

Вот такие печальные легенды Новгорода о захватчике Иване III, история глазами поверженного великого города. Конечно, судить о таком персонаже как Иван III только по новгородской странице не стоит.

Боевой ход кремля. Недавно открыт для посещения.







Иван III отменил новгородское самоуправство, но его захват города можно назвать «мирным» по сравнению с жестоким нападением на Новгород опричников Ивана Грозного, когда река Волхов обагрилась кровлю. Но это уже другие истории…

Продолжение постов о славном Господине Великом Новгороде будет.
Мой предыдущий пост:
Крокодил-оборотень в Великом Новгороде

Пять легенд Софийского новгородского собора

3. В Софийском соборе находится святыня Великого Новгорода – икона «Знамение Пресвятой Богородицы». На иконе — образ Богородицы с молитвенно воздетыми руками и с изображением младенца Христа на груди. Легенда гласит, что зимой 1169 года произошла знаменитая битва суздальцев с новгородцами. Огромное войско осадило вольный город. Силы были неравны. Новгородцам оставалось лишь молиться и надеяться на чудо. Настоятель Иоанн три дня молился в храме Святой Софии. На третью ночь он услышал голос, повелевший снять с иконостаса икону Божией матери и установить ее на стену города. Когда Иоанн отправился за иконой, сами собой зазвонили колокола на соборе. Когда иконы поставили на крепостную стену, несколько вражеских стрел вонзились в святой лик. И тогда случилось великое чудо — икона сама повернулась лицом к городу, и с нее полились слезы. В это время на врагов нашло затмение – они перестали отличать своих от чужих и нападали друг на друга. В страхе суздальцы покинули новгородские земли. В XX веке во время реставрации икона была тщательно исследована. Легенда подтвердилась: в доске были обнаружены следы от наконечников стрел.

Великий Новгород Интересные факты

Великий Новгород Интересные факты
Интересные факты о Великом Новгороде:
Великий Новгород – город на северо-западе России, административный центр Новгородской области. Расположен в 552 км к северо-западу от Москвы. Население около 220 тыс. чел. (2014); площадь 90,08 км?.
Город стоит на реке Волхов, в 6 км от озера Ильмень.
До 1999 года имел официальное название – Новгород.
Детой его основания считается 859 год, в 2009 году город официально отметил 1150-летие.

Интересные факты из истории Великого Новгорода:

Официальная дата возникновения Новгорода принята на основании Никоновской летописи. Эта поздняя летопись составлена в XVI веке; в данном источнике под этой датой сведений о закладке или строительстве Новгорода нет. Просто приводится запись под годом 6367 (859 год) о смерти Гостомысла, новгородского старейшины. Автором официальной даты основания города стал историк М. Н. Тихомиров. Он выступил накануне 1959 года с докладом на научной конференции в Новгороде, что позволило отметить в тот год 1100-летие города.
Великий Новгород – один из известнейших и древнейших городов России.  Это место призвания летописного Рюрика и зарождения российской государственности.
Особое положение занимал Новгород в иерархии русских городов: киевский престол унаследовал князь, правивший в Новгороде.
Во времена Киевской Руси в городе набирались опыта и обучались искусству управления исключительно старшие сыновья великого киевского князя. Так, в Новгороде до вступления на киевский престол княжили и крестивший Русь Владимир Святославич, и его сын Ярослав Мудрый, и Владимир Ярославович, построивший в 1045 году главный символ Новгорода — каменный храм Святой Софии.
Новгород с самого начала был непохож на другие русские города.
Большинство жителей Новгорода были грамотными, простолюдины в Великом городе оживленно переписывались посредством берестяных грамот, причем грамотность получила здесь распространение гораздо раньше, чем в других частях Европы.
Новгородцы практически не носили лаптей (при раскопках на тысячу единиц кожаной обуви пришлись всего лишь одни лапти).
В Новгороде улицы начали мостить раньше, чем в Париже и Лондоне.
В Средние века – это центр огромной территории, которая гордо именовалась Новгородская Русь. В 1136 году на территории феодальной Руси он стал первой вольной республикой, управляемой Вечем.
Слава Новгорода растет и уже в летописях 1169 года он упоминается как «Великий». Сами новгородцы называют его «Государь» или «Господин» Великий Новгород.
Теперь Господин Великий Новгород приглашал князя, когда ему было угодно, и изгонял, когда он становился не нужен.
В 1236-1240 и 1241-1252 годах в Новгороде княжил Александр Невский, в 1328-1337 годах – Иван Калита.
Великий Новгород входил в состав Ганзы, торгового союза северных европейских городов. Знаменитый путь из Варяг в Греки, который связывал Византию со Скандинавией, шёл чрез Великий Новгород.
Это была боярская республика, владеющая колоссальными природными ресурсами. Товарооборот не имел равных на Руси.
В отличие от многих древнерусских городов, Новгород не подвергся монгольскому нашествию; хотя он и платил Орде дань.
Город сохранил уникальные памятники древнерусской архитектуры домонгольского периода.
Великий Новгород был единственным из древних русских городов, избежавшим упадка и дробления в XI-XII вв.
Особенностью Великого Новгорода является то, что он всегда был и остаётся разделён на две части – Софийскую и Торговую стороны, река Волхов является границей между ними.
В прошлом соперничество жителей Софийской и Торговой сторон нередко приводило к открытым столкновениям на мосту через реку.
Административно Великий Новгород был разделен на пять концов: Неревский, Загородский, Людин на Софийской стороне и Славенский и Плотницкий на Торговой.
Каждый конец Новгорода делился на две сотни и имел своё вече. Сотни делились на улицы. Во главе их, соответственно, стояли кончанские, сотские и улицкие старосты. Каждая улица должна следить за своей мостовой и порядком на ней. Каждая улица, сотня, конец во время войны составляли свою военную часть, входившую в ополчение.
В середине XIII — середине XV веков Новгород стал центром борьбы со Швецией и Ливонским орденом. Князь Александр 15 июля 1240 года вместе с новгородской дружиной в устье Невы наголову разбивает шведов, пришедших взять Новгород. Позже знаменитую битву назвали Невской, как и самого князя, которому летописцы и народ дали почетное имя Александр Невский.
В 1242 году Невский одержал победу в Ледовом побоище.
Для Великого Новгорода XV век проходит под знаком борьбы за независимость. Долгое время он успешно борется с армиями Дмитрия Донского и Михаила Тверского. Однако, после поражения в 1471 году в битве на реке Шелонь между московскими войсками во главе с Даниилом Холмским и новгородским ополчением под командованием сына Марфы Посадницы – Дмитрия Борецкого, Новгород уже не мог отстаивать независимость. В 1478 Новгород вместе со всеми землями входит в состав Русского централизованного государства. В этом же году царским указом, в ознаменование искоренения «новгородской вольницы», был снят и отправлен в Москву Вечевой колокол.
В истории противостояния Новгорода и Москвы последняя и, пожалуй, самая трагичная страница – опричный разгром города Иваном Грозным. Поводом к этому послужил донос, поданный неким бродягой, волынцем Петром, за что-то в Новгороде наказанным, и обвинявший новгородцев во главе с архиепископом Пименом в намерении посадить на престол недавно убитого по приказу Ивана Грозного князя Владимира Андреевича Старицкого, и передать Новгород и Псков польскому королю Сигизмунду II Августу. Донос был откровенно нелеп и противоречив, так как новгородцам приписывались два несовместимых стремления.  Но Ивана Грозного и не интересовала подлинность доставленного к нему документа. Заговор, бунт?! Раскрыть и подавить! Жажда крови, склонность к садизму и желание показать подданным, кто хозяин на Великой Руси подтолкнули его к организации карательной экспедиции, возглавленной самим государем и его 15-летним сыном царевичем Иваном. Государь торжественно въехал в Новгород 8 января 1570. На мосту через Волхов его встретил архиепископ Пимен, но царь отказался от благословения. Однако после гневной обвинительной тирады Грозный вместе с сыном отправился в Софийский собор, где смиренно отстоял службу. Затем он принял милостиво приглашение владыки отобедать. Пимен уже решил, что гроза прошла мимо. Но трапеза не успела закончиться, как царь ударил посохом об пол. Это был сигнал, по которому начинался опричный разгром Новгорода. За 10 дней опричники вырезали около 3 000 боярских семей. Трупы сбрасывались в ямы, происходила настоящая резня. Ни следствие, ни признания, а тем более суд Ивану Грозному были не нужны. Главной целью акции являлось устрашение и унижение жителей города, посмевшего конкурировать по своей роскоши и благополучию с Москвой. Казни продолжались до 15 февраля. Было казнено с применением различных пыток множество горожан, включая женщин и детей. Современники сообщают, что Волхов был запружен трупами.  Новгородский летописец рассказывает, что были дни, когда число убитых достигало полутора тысяч; дни, в которые избивалось 500 ? 600 человек, считались счастливыми. Частные дома и церкви были ограблены, имущество и продовольствие новгородцев уничтожено. Существует легенда, что участок Волхова, где сбрасывали с моста убитых новгородцев, никогда не замерзает. И действительно: промоина между двумя городскими мостами затягивается льдом очень редко, лишь в очень сильные морозы.
В Смутное время Новгород переживает тяжелый экономический и социальный кризис. Он захвачен шведами и отторгнут от России. Разоренный и разграбленный , город лишь в 1617 году вновь входит в состав русских земель, но уже без тени былого величия и славы.
В 1727 году город становится центром Новгородской губернии.
Одной из самых ярких страниц в истории Великого Новгорода XIX века стало празднование в 1862 году 1000-летия Российского государства. В честь этого события по проекту скульптора М. Микешина в центре новгородского кремля воздвигается памятник Тысячелетию России.
Во время Великой Отечественной войны город был оккупирован. Были расхищены из музеев ценнейшие коллекции по истории, археологии и искусству. Всемирно известные памятники новгородского зодчества были превращены в развалины, разрушено практически всё городское хозяйство и промышленные предприятия.
После войны при разборке завалов были начаты обширные археологические исследования.  26 июля 1951 года была открыта первая берестяная грамота. Были обнаружены многочисленные находки предметов древнерусского искусства и повседневного быта, которые во многом изменили наши представления об истории древнего Новгорода
Решением ЮНЕСКО в 1992 году исторические памятники Новгорода и окрестностей отнесены к всемирному наследию.
В 1999 году был принят федеральный закон «О переименовании г. Новгорода — административного центра Новгородской области в город Великий Новгород»
8 декабря 2008 года городу было присвоено почётное звание «Город воинской славы».
Великий Новгород 1 ноября 2011 года признаётся самым благоустроенным городом России за 2010 год.

Интересные факты о достопримечательностях Великого Новгорода:

Софийский собор (1045-1050) – самый древний храм России, Владычная (Грановитая) палата (1433) – древнейшая постройка гражданского назначения.
На кресте центрального купола Софийского собора находится свинцовая фигура голубя – символа Святого Духа. По легенде, когда Иван Грозный в 1570 году жестоко расправился с жителями Новгорода, на крест Софии присел отдохнуть голубь. Увидав страшное побоище оттуда, голубь окаменел от ужаса. После одному из монахов Богородица открыла, что этот голубь послан в утешение городу – и пока он не слетит с креста, Великий Новгород будет им храним.
В годы ВОВ во время бомбежек Новгорода главный крест собора, повисший на цепях, был снят по приказу коменданта города. В то время в Новгороде располагался инженерный корпус испанской «Голубой дивизии», воевавшей на стороне фашистской Германии. Как трофей, крест, был вывезен ими в Испанию. Позднее было выяснено, что крест находится в часовне музея Военно-инженерной академии Испании в Мадриде. Настоятель кафедрального Софийского собора, архиепископ Новгородский и Старорусский Лев, получив сведения о местонахождении купольного Софийского креста, при встрече с президентом России В. В. Путиным осведомился о возможности возвращения креста в Новгород. Испанская сторона, в результате переговоров российского президента и короля Испании, приняла решение передать крест Софийского собора России. Это произошло в 2004 году. Сейчас крест размещён внутри Софийского собора. Была изготовлена точная копия найденного в Испании креста по заказу Новгородской администрации, которая в была передана замен оригинального испанской стороне. Тот крест, который сейчас находится на центральном куполе, изготовлен в 2006 году и установлен 24 января 2007 года.
При Великом князе московском Иване III, когда Новгород вошёл в состав Великого княжества Московского, в 1478 году произошла коренная перестройка Детинца (в связи с развитием артиллерии бойницы Детинца оказались недостаточно удобными для размещения в них огнестрельного оружия). Реконструкция была предпринята на совместные средства Ивана III и новгородского архиепископа Геннадия. Строительство закончилось в 1490 году. Перестройка Детинца была столь значительной, что фактически он был построен заново. Стены в конце XV века завершали поставленные на парапет двурогие зубцы в виде «ласточкина хвоста». Точно такие же зубцы мы можем наблюдать у стен Московского кремля. И строился он в те же годы (1485-1495) при участи итальянских специалистов (Пьетро Антонио Солари, Алевиза Фрязина). Летописи не дают нам никаких сведений, участвовал ли итальянский специалист в возведении новгородского Кремля, однако отрицать влияние итальянской военно-оборонительной архитектуры на архитектуру Детинца конца XV в. нельзя. Но при этом не стоит забывать, что оно накладывалось на богатейший опыт древних строительных традиций Новгорода. Над зубцами и боевым ходом новгородского Кремля всегда была деревянная крыша. Завершение зубцов в виде «ласточкина хвоста» – привнесенный из Италии чисто декоративный элемент. Он на оборонительные свойства крепости не влиял, т. к. находился намного выше человеческого роста. Если в Италии крепостная стена с таким завершением не требовала кровли, то в климате севера России покрытие над зубцами и боевым ходом было необходимостью. Не случайно уже через столетие двурогие зубцы переделали на прямоугольные, более удобные для возведения крыши.   В настоящее время большей части стен, реставрированных в 1950-1960 гг. под руководством А. В. Воробьева, возвращен облик XV в.
Ещё интересный факт о новгородском Детинце. С наружной стороны стену Детинца делит на две части горизонтальный валик, состоящий из кирпичей, поставленных на ребро. Выше валика часть стены строго вертикальна, нижняя – расширяется к земле. В русских крепостях такой прием был распространен. Нижнюю часть крепостных стен расширяли с расчетом на ослабление ударов артиллерийских ядер. Ядра при соприкосновении с наклонной плоскостью получали скользящий момент, отчего происходило смягчение их удара.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *