Легенда о одиссее на острове циклопов

ОДИССЕЙ И ОДНОГЛАЗЫЙ ЦИКЛОП — 100 Великих легенд и мифов мира

Одиссей понял, какая грозит ему и спутникам опасность, и сказал:
— Наш корабль разбило бурей, мы спаслись вплавь и вот нашли твою пещеру, надеемся, что ты поможешь нам.
Ничего не ответил на это циклоп, неожиданно схватил двух путников, ударил их об землю, бросил в котел, а потом съел. Одиссей и десять его путников пришли в неописуемый ужас. Они поняли, что попали в страшную ловушку, циклоп не остановится, пока не съест их всех до одного. Они не могли бежать, так как выход из пещеры был завален огромным камнем, который им не удалось бы даже сдвинуть с места. На следующее утро циклоп повторил свою трапезу — он схватил еще двух человек, убил их ударом об землю, сварил и съел. После этого он отвалил камень, вывел стадо и снова завалил вход. Одиссей и его путники стали искать выход из создавшегося положения, думать, что предпринять, как спастись. Их осталось уже восемь человек. Наконец они обнаружили в пещере огромное бревно и их осенило, что надо делать. Один конец бревна они заострили и опалили на огне.
Вечером вернулся циклоп, снова схватил двух членов команды, убил и съел. Он хотел лечь спать, но к нему подошел Одиссей и предложил выпить чашу вина. Вино циклопу понравилось, он попросил еще.
Одиссей налил еще одну чашу, за ней еще одну. Циклоп подобрел и спросил Одиссея, как его зовут.
— Меня зовут «Никто»,— сказал хитрый Одиссей.
— Спасибо тебе за вино, Никто, а меня зовут «циклоп Полифем». Мой подарок заключается в том, что я съем тебя последним.— Он захохотал и тотчас уснул.

Источник: https://100legend.ru/?p=146

ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ ЦИКЛОПОВ. ПОЛИФЕМ — ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Изложено по поэме Гомера «Одиссея».
После долгого плавания прибыл я с моими спутниками к земле свирепых циклопов, не знающих законов. Не занимаются они земледелием, но, несмотря на это, земля все дает им в изобилии сама. В пещерах живут великаны-циклопы, каждый знает лишь свою семью, не собираются они на народные собрания. Не сразу пристали мы к их земле. Мы вошли в залив небольшого острова, расположенного недалеко от острова циклопов. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На этом острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда не видели эти козы человека, то не пугались они и нас. Причалив к берегу ночью, мы спокойно уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. На каждый из моих кораблей досталось по девяти коз, для корабля же, на котором плыл я сам, взял я их десять. Целый день отдыхали мы после охоты, весело пируя на берегу. До нас доносились с земли циклопов их голоса и блеяние их стад. На следующее утро решил я плыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли мы неширокий пролив и пристали к берегу. У самого моря увидели мы пещеру, заросшую лавровыми деревьями и огороженную оградой из громадных камней. Взял я с собой двенадцать надежных товарищей, захватил мех свином и пищи и пошел в пещеру циклопа. Как узнали мы после, этот циклоп был страшно свиреп, он жил отдельно от других и одиноко пас свои стада. Не похож он был, как и все циклопы, на остальных людей. Это был великан, обладал он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Когда мы вошли к нему в пещеру, его не было дома, он пас стада.
В пещере циклопа в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша. В пещере были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники мои стали уговаривать меня,- захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но я, к несчастью, не послушал их. Мне хотелось посмотреть на самого циклопа. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Увидав циклопа; в страхе забились мы в самый темный угол пещеры. Циклоп же загнал в пещеру свое стадо, завалил скалой вход в нее и стал доить коз и овец. Подоив их, он развел огонь, чтобы приготовить себе пищу. Тут увидал он нас и грубо спросил громовым голосом:
— Кто вы такие? Откуда вы пришли? Верно, без дела скитаетесь вы по морям, причиняя всем народам несчастья?
— Все мы греки, — ответил я циклопу, — плывем из-под Трои. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства.

Ослепление Полифема. (Рисунок на вазе.)
— Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец, — свирепо крикнул мне циклоп, — коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева Зевса! Не намерен я щадить вас! Делать буду я то, что захочу! Скажи, где твои корабли!
Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему:
— Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся.
Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двух моих спутников, ударил их о землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил уже меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец, придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп наверно хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двух моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп, потребовал еще, сказав мне:
— Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок.
Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал я циклопу:
— Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто.
— Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, — так ответил мне со смехом циклоп.
Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул. Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренное бревно, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать.
— Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Нс похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас?
Им отвечал, дико взревев, Полифем:
— Меня не силой, а хитростью губит Никто!
Рассердились циклопы и крикнули Полифему:
— Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит.
С этими словами удалились циклопы.
Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, я связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран, под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на свою беду, на то, что обидел его дерзкий Никто. Наконец, пропустил он и этого барана. Так спаслись мы от верной гибели. Скорей погнали мы стадо Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал я товарищам оплакивать погибших. Быстро взошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от берега. Когда отплыли мы на такое расстояние, на которое слышен голос человека, я громко крикнул циклопу:
— Слушай, циклоп! Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса. Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников.
Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не раздробил носа корабля утес. Взволновалось море от падения в него утеса. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила на берег. Но шестом оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему:
— Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки!.
Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул:
— Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей — грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты!
Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то, что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы острова, где ждали нас остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в дальнейший путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.

Одиссей на острове циклопов (изложено по поэме Гомера «Одиссея») — Земля до потопа: исчезнувшие континенты и цивилизации

Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему:
— Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся.
Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двух моих спутников, ударил их об землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец, придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двух моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп, потребовал еще, сказав мне:
— Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок.
Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал я циклопу:
— Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто.
— Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, — так ответил мне со смехом циклоп. Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул.
Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренный конец бревна, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать:
— Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Не похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас?
Им отвечал, дико взревев, Полифем:
— Меня не силой, а хитростью губит Никто!
Рассердились циклопы и крикнули Полифему:
— Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит.
С этими словами удалились циклопы.
Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, я связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран, под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на свою беду, на то, что обидел его дерзкий Никто. Наконец, пропустил он и этого барана. Так спаслись мы от верной гибели. Скорей погнали мы стадо Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал я товарищам оплакивать погибших. Быстро вошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от берега. Когда отплыли мы на такое расстояние, на которое слышен голос человека, я громко крикнул циклопу:
— Слушай, циклоп! Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса. Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников.
Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не раздробил нос корабля утес. Взволновалось море от падения в него утеса. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила на берег. Но шестом оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему:
— Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки.
Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул:
— Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей — грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты!
Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то, что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы острова, где ждали нас остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в дальнейший путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.»
© Н.А.Кун. Печатается по изданию «Легенды и мифы Древней Греции»
Раздел «Мифы и легенды»
Читайте мою работу про циклопов

Гомер «Одиссей у циклопов»: краткое содержание, хитрость героя

Многие греческие мифы нашли отражение в античной литературе, традиции которой не приветствовали описание жизни простых людей. Гораздо более интересовали древних авторов и читателей приключения богов и героев, рассказы о необычайных происшествиях.
Такими произведениями стали две известные поэмы Гомера, «Илиада» и «Одиссея». Посвященные реально произошедшей Троянской войне (специалисты датируют ее примерно XIII-XII в. до н.э.), эти поэмы описывают участие в этой войне олимпийских богов, а также рассказывают о путешествии главного героя — Одиссея, и происходящие с ним события никак нельзя назвать реальными.

Одиссей на острове циклопов

Одна из самых известных историй о путешествии Одиссея посвящена тому, как по пути домой, на остров Итаку, Одиссей вместе со спутниками попал на остров циклопов. Ни один человек ранее там не оказывался: всем известно, что циклопы свирепы и не знают законов. Но Одиссею и его спутникам стало невероятно интересно посмотреть на этот народ.
Причалив к острову ночью, они сперва поохотились на местных коз, поскольку были голодны, а потом Одиссей отправился к пещере циклопа. Звали того Полифем, он был особенно свиреп и жил всегда отдельно от других. Когда циклоп увидел путников, то сразу заявил, что на этом острове все будет по его воле. Он убил нескольких спутников Одиссея и съел их. Но Одиссей в конце концов придумал, как можно перехитрить Полифема и спастись.
Вечером он предложил циклопу чашу вина, затем другую. Циклоп немного подобрел, спросил Одиссея о том, как его зовут и откуда он. Одиссей обманул циклопа, сказав, что его зовут Никто. А когда Полифем уснул, захмелев, Одиссей с товарищами схватили длинное острое бревно, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу.
Проснувшись от боли, Полифем позвал на помощь других циклопов, однако даже не смог объяснить им, что приключилось. Они ушли, оставив собрата. А наутро после этого Одиссей с товарищами сбежали с острова, угнав с собой стадо Полифема: поскольку циклоп ничего не видел и мог следить за стадом лишь на ощупь, они прицепились к овцам и баранам снизу и направили их к своему кораблю. Уже когда корабль Одиссея отплывал от острова, тот крикнул циклопу, что своей жестокостью он сам навлек на себя кару Зевса, и что он должен знать на самом деле ослепил его Одиссей, царь Итаки.
Циклоп, услышав это, завыл от злости: оказывается, это было предсказано ему прорицателем. Однако он думал, что Одиссей — это грозный великан, а не обычный человек. Но Одиссею удалось победить страшного циклопа хитростью, а не силой.

Нужна помощь в учебе?


http://www.nado5.ru/e-book/gomer-odissei-u-ciklopov

Одиссея. Мифы и легенды Древней Греции - Сокровища народов мира притчи басни мифы сказки легенды

Одиссей на острове циклопов. Полифем Изложено по поэме Гомера «Одиссея». После долгого плавания прибыл я с моими спутниками к земле свирепых циклопов, не знающих законов. Не занимаются они земледелием, но, несмотря на это, земля все дает им в изобилии сама. В пещерах живут великаны-циклопы, каждый знает лишь свою семью, не собираются они на народные собрания. Не сразу пристали мы к их земле. Мы вошли в залив небольшого острова, расположенного недалеко от острова циклопов. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На этом острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда не видели эти козы человека, то не пугались они и нас. Причалив к берегу ночью, мы спокойно уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. На каждый из моих кораблей досталось по девяти коз, для корабля же, на котором плыл я сам, взял я их десять. Целый день отдыхали мы после охоты, весело пируя на берегу. До нас доносились с земли циклопов их голоса и блеяние их стад. На следующее утро решил я плыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли мы неширокий пролив и пристали к берегу. У самого моря увидели мы пещеру, заросшую лавровыми деревьями и огороженную оградой из громадных камней. Взял я с собой двенадцать надежных товарищей, захватил мех с вином и пищей и вошел в пещеру циклопа. Как узнали мы после, этот циклоп был страшно свиреп, он жил отдельно от других и одиноко пас свои стада. Не похож он был, как и все циклопы, на остальных людей. Это был великан, обладал он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Когда мы вошли к нему в пещеру, его не было дома, он пас стада. В пещере циклопа в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша. В пещере были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники мои стали уговаривать меня, захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но я, к несчастью, не послушал их. Мне хотелась посмотреть на самого циклопа. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Увидав циклопа, в страхе забились мы в самый темный угол пещеры. Циклоп же загнал в пещеру свое стадо, завалил скалой вход в нее и стал доить коз и овец. Подоив их, он развел огонь, чтобы приготовить себе пищу. Тут увидел он нас и грубо спросил громовым голосом: – Кто вы такие? Откуда вы пришли? Верно, без дела скитаетесь вы по морям, причиняя всем народам несчастья? – Все мы греки, – ответил я циклопу, – плывем из-под Трои. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства. – Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец! – свирепо крикнул мне циклоп, – коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева Зевса! Не намерен я щадить вас! Делать буду я то, что захочу! Скажи, где твои корабли! Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему: – Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся. Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двух моих спутников, ударил их об землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец, придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двух моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп, потребовал еще, сказав мне: – Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок. Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал я циклопу: – Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто. – Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, – так ответил мне со смехом циклоп. Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул. Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренный конец бревна, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать: – Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Не похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас? Им отвечал, дико взревев, Полифем: – Меня не силой, а хитростью губит Никто! Рассердились циклопы и крикнули Полифему: – Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит. С этими словами удалились циклопы. Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, я связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран, под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на свою беду, на то, что обидел его дерзкий Никто. Наконец, пропустил он и этого барана. Так спаслись мы от верной гибели. Скорей погнали мы стадо Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал я товарищам оплакивать погибших. Быстро вошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от берега. Когда отплыли мы на такое расстояние, на которое слышен голос человека, я громко крикнул циклопу: – Слушай, циклоп! Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса. Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников. Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не раздробил нос корабля утес. Взволновалось море от падения в него утеса. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила на берег. Но шестом оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему: – Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки. Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул: – Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей – грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты! Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то, что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы острова, где ждали нас остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в дальнейший путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.

ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ ЦИКЛОПОВ — Читать онлайн на Indbooks

Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему: – Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся. Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двоих моих спутников, ударил их о землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил уже меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был ход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двоих моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двоих моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп и потребовал еще, сказав мне: – Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок. Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал циклопу: – Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто. – Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, – так ответил мне со смехом циклоп. Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул, Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренный конец бревна, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать: – Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Не похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас? Им отвечал, дико взревев, Полифем: – Меня не силой, а хитростью губит Никто! Рассердились циклопы и крикнули Полифему: – Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля бога, а ее никто не изменит.

Одиссей и циклоп Полифем (краткое содержание мифа с иллюстрациями)

Одиссей хотел убить его во сне, но понял, что тогда они навсегда окажутся запертыми в пещере, т.к. им не отвалить огромный камень, запирающий вход. На следующий день Одиссей напоил Полифема вином, при этом Одиссей назвал своё вымышленное имя - "Никто". Либико Марайа - Одиссей и циклоп Полифем Джон Флаксман - Одиссей поит циклопа Полифема вином Когда циклоп заснул, Одиссей со своими спутниками выкололи ему единственный глаз. На шум сбежались другие циклопы и стали спрашивать, что с ним: - Что за беда приключилась с тобой, Полифем, что кричишь ты Чрез амвросийную ночь и сладкого сна нас лишаешь? Иль кто из смертных людей насильно угнал твое стадо? Иль самого тебя кто-нибудь губит обманом иль силой? - Им из пещеры в ответ закричал Полифем многомощный: - Други, Никто! Не насилье меня убивает, а хитрость! Циклопы, решив, что Полифем лишился рассудка, удалились. Полифем стал обшаривать пещеру в поисках ослепивших его людей, однако Одиссей поступил так: Было немало баранов кругом, густорунных и жирных, Очень больших и прекрасных, с фиалково-темною шерстью. Их потихоньку связал я искусно сплетенной лозою, Взяв из охапки ее, где спал великан нечестивый. По три барана связал я; товарища нес под собою Средний; другие же оба его со сторон прикрывали. Трое баранов несли товарища каждого. Я же... Был в этом стаде баран, меж всех остальных наилучший. За спину взявшись его, соскользнул я барану под брюхо И на руках там повис и, в чудесную шерсть его крепко Пальцами впившись, висел, отважным исполненный духом. Тяжко вздыхая, прихода божественной Эос мы ждали. Рано рожденная вышла из тьмы розоперстая Эос. Стал на пастбище он козлов выгонять и баранов. Матки ж в закутах, еще недоенные, громко блеяли, - Вздулося вымя у них. Хозяин, терзаемый злою Болью, ощупывал сверху у всех пробегавших баранов Пышноволнистые спины. Совсем он, глупец, не заметил, Что привязано было под грудью баранов шерстистых. Самым последним баран мой наружу пошел, отягченный Шерстью густою и мною, исполнившим замысел хитрый. Спину ощупав его, сказал Полифем многомощный: - Ты ли, любимец мой милый? Последним сегодня пещеру Ты покидаешь; обычно не сзади других ты выходишь: Первым из всех, величаво шагая, вступаешь на луг ты, Нежно цветущий, и первым к теченьям реки подбегаешь; Первым с пастбища также спешишь и домой возвратиться Вечером. Нынче ж - последний меж всеми. Иль ждешь ты, тоскуя, Глаза хозяйского? Злой человек его начисто выжег, С помощью спутников жалких, мне чувства вином отуманив. Имя злодею - Никто. И смерти ему не избегнуть! Если бы чувствовать мог ты со мною и мог бы сказать мне, Где от гнева ему моего удается укрыться, Я бы о землю ударил его и пещеру повсюду Мозгом его бы обрызгал. Тогда бы нашло облегченье Сердце мое от беды, что негодный Никто причинил мне. - Так произнес он и выпустил вон из пещеры барана. Jakob Jordaens. Спасение Одиссея и его спутников от циклопа Полифема Piers Clemett - Спасение Одиссея и его спутников от циклопа Полифема Willy Pogany - Циклоп Полифем и Одиссей Когда корабли Одиссея отплыл от берега, Одиссей крикнул Полифему: - Что же, циклоп? Не у так уж бессильного мужа, как видно, В полой пещере своей пожрал ты товарищей милых! Так и должно было, гнусный злодей, приключиться с тобою, Если ты в доме своем гостей поедать не страшишься. Это - возмездье тебе от Зевса и прочих бессмертных! Тогда циклоп бросил в корабль кусок скалы, едва не попав в цель. Товарищи Одиссея призывали его молчать, однако Одиссей, "злобой неистовой в сердце горя", не удержался и прокричал циклопу: - Если, циклоп, из смертных людей кто-нибудь тебя спросит, Кто так позорно тебя ослепил, то ему ты ответишь: То Одиссей, городов разрушитель, выколол глаз мне, Сын он Лаэрта, имеющий дом на Итаке скалистой. Тогда Полифем взмолился своему отцу Посейдону: - Слух преклони, Посейдон, черновласый Земли Колебатель! Если я впрямь тебе сын и хвалишься ты, что отец мне, - Дай, чтоб домой не попал Одиссей, городов разрушитель, Сын Лаэртов, имеющий дом на Итаке скалистой. Если ж судьба ему близких увидеть и снова вернуться В дом свой с высокою кровлей и в милую землю родную, - Пусть после многих несчастий, товарищей всех потерявши, Поздно в чужом корабле он вернется и встретит там горе! - Так говорил он, молясь, и был Черновласым услышан. N. C. Wyeth - Полифем бросает скалу в корабль Одиссея Louis-Frederic Schutzenberger. Полифем бросает скалу в корабль Одиссея Циклоп Полифем бросает скалу в корабль Одиссея Приключения Одиссея в хронологическом порядке:

Одиссей на острове циклопов. Полифем | Одиссея. Греческая мифология

Назад к разделу

Одиссей на острове циклопов. Полифем

После долгого плавания прибыл я с моими спутниками к земле свирепых циклопов, не знающих законов. Не занимаются они земледелием, но, несмотря на это, земля все дает им в изобилии сама. В пещерах живут великаны-циклопы, каждый знает лишь свою семью, не собираются они на народные собрания. Не сразу пристали мы к их земле. Мы вошли в залив небольшого острова, расположенного недалеко от острова циклопов. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На этом острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда не видели эти козы человека, то не пугались они и нас. Причалив к берегу ночью, мы спокойно уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. На каждый из моих кораблей досталось по девяти коз, для корабля же, на котором плыл я сам, взял я их десять. Целый день отдыхали мы после охоты, весело пируя на берегу. До нас доносились с земли циклопов их голоса и блеяние их стад. На следующее утро решил я плыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли мы неширокий пролив и пристали к берегу. У самого моря увидели мы пещеру, заросшую лавровыми деревьями и огороженную оградой из громадных камней. Взял я с собой двенадцать надежных товарищей, захватил мех с вином и пищей и вошел в пещеру циклопа. Как узнали мы после, этот циклоп был страшно свиреп, он жил отдельно от других и одиноко пас свои стада. Не похож он был, как и все циклопы, на остальных людей. Это был великан, обладал он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Когда мы вошли к нему в пещеру, его не было дома, он пас стада. В пещере циклопа в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша. В пещере были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники мои стали уговаривать меня, захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но я, к несчастью, не послушал их. Мне хотелась посмотреть на самого циклопа. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Увидав циклопа, в страхе забились мы в самый темный угол пещеры. Циклоп же загнал в пещеру свое стадо, завалил скалой вход в нее и стал доить коз и овец. Подоив их, он развел огонь, чтобы приготовить себе пищу. Тут увидел он нас и грубо спросил громовым голосом: - Кто вы такие? Откуда вы пришли? Верно, без дела скитаетесь вы по морям, причиняя всем народам несчастья? - Все мы греки, - ответил я циклопу, - плывем из-под Трои. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства. - Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец! - свирепо крикнул мне циклоп, - коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева Зевса! Не намерен я щадить вас! Делать буду я то, что захочу! Скажи, где твои корабли! Понял я, зачем спрашивает меня циклоп о моем корабле, и ответил ему: - Бурей разбило мой корабль о прибрежные утесы, лишь я со своими спутниками спасся. Ничего не ответил мне циклоп. Быстро схватил он своими громадными руками двух моих спутников, ударил их об землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли мы и стали молить Зевса о спасении. Циклоп же, окончив свой ужасный ужин, спокойно растянулся на земле и заснул. Я хотел убить его, обнажил меч, но, взглянув на громадную скалу, которой завален был вход, понял, что так не спастись нам. Наступило утро. Снова циклоп убил двух моих спутников. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго придумывал я средство, как спастись, наконец, придумал. В пещере нашел я громадное бревно, похожее на мачту. Циклоп, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил я мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях Й спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Опять убил он двух моих спутников и, кончив свой отвратительный ужин, хотел лечь спать. Но я подошел к нему и предложил чашу вина. Выпил вино циклоп, потребовал еще, сказав мне: - Налей мне еще да скажи, как зовут тебя, я хочу приготовить тебе подарок. Налил я циклопу вторую чашу, он потребовал третью, налил я и третью. Подавая ее, сказал я циклопу: - Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Никто. - Ну, слушай же, Никто, тебя съем я последним, это будет моим подарком тебе, - так ответил мне со смехом циклоп. Выпил он третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул. Тогда дал я знак товарищам, схватили мы заостренный конец бревна, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. Заревел он от страшной боли, вырвал из глаза дымящийся кол и стал звать на помощь других циклопов. Сбежались они и стали спрашивать: - Что случилось с тобой, Полифем? Кто обидел тебя? Не похитили ли у тебя твои стада? Зачем ты разбудил нас? Им отвечал, дико взревев, Полифем: - Меня не силой, а хитростью губит Никто! Рассердились циклопы и крикнули Полифему: - Если никто тебя не обидел, то незачем тебе так реветь! Если же ты заболел, то такова воля Зевса, а ее никто не изменит. С этими словами удалились циклопы. Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, я связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же я, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними моими спутниками мимо Полифема. Последним шел баран, под которым висел я. Остановил его Полифем, стал ласкать его и жаловаться на свою беду, на то, что обидел его дерзкий Никто. Наконец, пропустил он и этого барана. Так спаслись мы от верной гибели. Скорей погнали мы стадо Полифема к кораблю, где ждали нас товарищи. Не дал я товарищам оплакивать погибших. Быстро вошли мы на корабль, захватив овец Полифема, и отплыли от берега. Когда отплыли мы на такое расстояние, на которое слышен голос человека, я громко крикнул циклопу: - Слушай, циклоп! Своей жестокостью ты сам навлек на себя кару Зевса. Больше не будешь ты убивать и пожирать несчастных странников. Услыхал меня циклоп, в ярости поднял он утес и бросил его в море. Чуть не раздробил нос корабля утес. Взволновалось море от падения в него утеса. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила на берег. Но шестом оттолкнул я корабль, снова поплыли мы в море. Отплыв, я крикнул Полифему: - Знай, Полифем, что тебя ослепил Одиссей, царь Итаки. Завыл от злости дикий циклоп и громко воскликнул: - Сбылось пророчество, данное мне прорицателем! Я думал, что Одиссей - грозный великан, а не такой ничтожный червяк, как ты! Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он меня за то, что лишил я его зрения. Схватил он утес еще больше первого и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила мой корабль и бросила далеко в море. Так спаслись мы. Счастливо достигли мы острова, где ждали нас остальные корабли. Там принесли мы богатые жертвы богам. Проведя ночь на берегу этого острова, на следующий день отправились мы в дальнейший путь по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах.