Легенда о палемоне

Палемоновичи

О ранних литовских князьях известно очень мало, поскольку начальному периоду Литовского государства дошло очень мало документов, представляющие в основном легенды. В некоторых исторических документах встречаются имена различных, живших в 10-11 веках, литовских князей. В ряде источников сохранилась легенда о Палемоне, в которой рассказывалось о происхождении литовцев, а также о происхождении некоторых родов. В данной легенде упоминаются князья, бывшие потомками Палемона, которых условно объединяют в династию Палемоновичей. Однако сведения об этих князьях часто грешат хронологическими несообразностями и в современной историографии их существование подвергается сомнению.

1.1. Возникновение легенды о происхождении литовцев

Ещё Ян Длугош (1415—1480) писал, что у литовцев римские корни, но не углублялся в детали. Вождём переселенцев он называет князя Вилли, по имени которого по его мнению был назван город Вильно. Длугош относит переселение ко временам Юлия Цезаря, считая, что предки литовцев спасались от гражданских войн. Версию Длугоша пересказывает и Матвей Меховский, допуская лишь незначительные отклонения. Однако уже Мартин Бельский усомнился в достоверности данной легенды. Он, опираясь на работы Птолемея предположил, что предки литовцев переселились из мест, где раньше обитали герулы и аланы, живя рядом с германцы и греками[1].
Однако в более поздних источниках легенда о происхождении литовцев от римлян получила развитие. В Супрасльской летописи легенды о происхождении литовцев нет. Однако во второй редакции Литовских хроник в 1530-х гг. появляется легенда о Палемоне[2]. В настоящее время существует 6 летописей, содержащих легенду: Археологического общества, Красинского, Рачинского, Ольшевская, Румянцевская, Евреиновская. Кроме того, легенда присутствует в «Хронике Быховца» и «Хронике Великого княжества Литовского и Жомойтского»[3]. Также легенда присутствует у Мацея Стрыйковского, который активно использовал белорусско-литовские летописи.

1.2. Легенда о Палемоне

По легенде основателем рода был некий римлянин Палемон, родственник императора Нерона, который, спасаясь от жестокости императора с пятьюстами знатными семействами приплыл к устью Немана, а по Неману — до рек Дубисы и Юры. Здесь они поселились, назвав эту землю Жемайтией (низкой землей). Данную легенду немного развил Стрыйковский, который передвинул переселение на 401 год и объяснил его тем, что предки литовцев спасались от зверств Атиллы[3]. Принято считать, что данная легенда была придумана в XV или в XVI веке с целью доказать происхождение литовцев от римлян и литовской государственности от римской[4].
Авторы легенды довольно плохо знали географию Литвы и Белоруссии, поэтому в ней встречается множество географических ошибок и несообразностей. Кроме того, существовали многочисленные хронологические проблемы, а также несоответствие с некоторыми другими источниками. Поскольку большая часть текста касается окрестностей города Новогрудок, легенда, скорее всего, возникла именно в этом городе[5].
Легенда о Палемоне довольно широко рассматривалась в русской историографии. До публикации «Хроники Быховца» многие были уверены в том, что легенда сочинена Стрыйковским, хотя В. Н. Татищев обращал внимание на то, что некоторые элементы легенды имеются у ряда более ранних историков[6]. В историчности легенды сомневались уже в XVIII веке. А Н. М. Карамзин писал, что известия о происхождении литовцев «баснословны и явно основаны на догадках»[7].
После обнаружения «Хроники Быховца», её исследовал Теодор Нарбут. Он был уверен в достоверности сказания, однако он отверг версию о римском происхождении литовцев, считая их потомками герулов. Однако позже И. Ярошевич, который издал сводную работу по истории Литвы, хотя и принимал многие положения Нарбута, назвал легенду о переселении литовцев из Италии «сущей басней»[8].
В советской историографии «Хроника Быховца» стала исследовать после публикации на русском языке в 1966 году. По мнению одного из исследователей, Б. Н. Флоря, легенда о происхождении литовцев была создана по инициативе Гаштольдов[9]. По мнению другого исследователя, А. А. Чемерицкого, данная легенда была создана с целью доказать превосходство Литвы над Русью[10]. Однако с этим тезисом не согласен Н. Н. Улащик, считая, что этот тезис опровергается выдвижением на первый план Новогрудского княжества, то есть Руси.

Легенды о происхождении литовцев — статьи об истории — газета «Обзор», новости Литвы

Однако не только слова, но и религия древних литовцев и римлян была похожа: прославление одинаковых богов и похожие культовые обряды. У литовцев и древних римлян существовали священные леса, в которых жили боги, ужей они чествовали как бога Эскулапа, охранявшего их от чумы и других эпидемий. Однако оставался важнейший вопрос – как римляне попали на территорию далёкой Литвы за тысячи километров?
Я.Длугош нашёл ответ: римляне чрезвычайно страдали в середине I века до нашей эры, во времена Помпея и Цезаря, а после поражения сторонников Помпея в борьбе с Цезарем часть жителей Римской империи двинулась на север.
По мнению Длугоша, прямыми потомками литовцев явились итальянцы, и для доказательства он провёл средневековое филологическое языковое сравнение, по современным понятиям смехо­творное, но ему верили сотню лет, поскольку выглядело оно научно обоснованным.
Итак: на латыни отечество литовцев звучит «Lituania» или «Litvania», то есть искажённое «Italia», поскольку впереди поставили букву «L» и стали говорить «L’Italia».
Пришельцы из Рима назывались «литалами», а поляки и русские, чтобы сподручнее звучало, начали вставлять или пропускать гласные, и получились «Lituana» или «Litva».
Правда, забавно? Длугош с присущей ему лёгкостью и «достоверностью» объяснил и происхождение названия города Вильнюс. Мол, итальянцами руководил Вилюс.
Необходимо привести цитату: «Там, прежде всего, основали город Вильнюс, в настоящее время являющийся столицей государства, и назвали именем князя Вилюса, под руководством которого вышли из Италии, и как выходцы много по другим странам побродили. Этим же именем назвали и реки, текущие через Вильнюс – Вилия и Вильня».
Не будем вдаваться в средневековые перипетии создания этой версии, подробности действительно интереснейшие, но так или иначе они «подтверждают» римский «след».
Литовские летописи внесли свою лепту, оставив нам более
25(!) вариантов, но их необходимо разделить на две части: созданные до XVI и в XVI веке.
Первые летописи рассказывали историю Литвы со времён Великого князя литовского Гядиминаса, вторые – от появления в Литве вождя римлян князя Палемона (о Палемоне и его сыновьях «Обзор» подробно писал в №42 (719) 21-27 октября 2010 года), чтобы связать Гядиминаса и Палемона родственными отношениями.
В отличие от европейских средневековых летописей, где возникновение государств описывались с начала создания Вселенной и бог являлся обязательным атрибутом, литовские летописцы историю Литвы начали с античных времён, тем самым, желая литовцев, а тем более её владык, сразу же «ввести» в круг избранных народов.
Литовские летописи играли важнейшую роль в средневековой информационной войне с крестоносцами, по нынешним понятиям, в контрпропаганде. Например, крестоносцы около 1411 года, чтобы унизить Великих литовских князей Йогайлу и Витаутаса, распространили материал, в котором говорится, что их дед — Великий князь Гядиминас — низкого происхождения, что был он у князя Витяниса конюхом. Потом убил своего хозяина, женился на его вдове и захватил трон.
Неслыханное оскорбление подхватили польские и русские летописцы, более того, добавили и свои «исторические факты». Так, в одной из версий Воскресенской летописи XV века говорится, что Витянис был смоленским князем, затем перебралcя в Жямайтию, взял в жёны дочь местного пчеловода. Его убила молния, детей не оставил, на вдове женился конюх Гядиминас. То есть, в убийстве того прямо не обвиняют, зато говорят как о простолюдине, так же, как и о родившихся потом детях.
Так что легенда о Палемоне как нельзя лучше охраняла литовцев, великих князей, вельмож от «наскоков» завистливых соседей более трёх столетий.
От полубога Гялонаса
Легенда о божественном происхождении литовцев в средние века не пользовалась такой популярностью как «римская», хотя бы потому, что существовала только в так называемой Раудонеской летописи и не кочевала по другим средневековым «периодическим изданиям». Её нашли в старинном замке Раудоне, автором значится некий Антоний Корчак, или Корсак, и дата – 1488 год.
Название не буду приводить, поскольку оно длинное и к тому же на латыни, оно указывает на то, что летопись посвящалась Великому князю литовскому Александрасу (1460 — 1506).
Одно важное обстоятельство: текст со ссылкой на рукопись обнародовал в середине XIX века историк Теодор Нарбут.
Итак: в седой древности безжалостное небо наказывало людей, насылая на них гидр, химер, кентавров и другую подобную нечисть, а бороться с ними могли только такие богатыри-герои, как Геракл, Зевс. На литовцев же с юга и запада нападали антропофаги, поедающие людей. Они похищали мужчин и женщин, затаскивали за озеро и съедали, а из костей жертв соорудили громадную пирамиду. И вот появился литовский герой Гялонас, сын Илона или Иглона. Он начал войну со страшилищами и, в конце концов, их победил.
От аланов и айсчяй
Аланы принадлежали к иранским племенам, жили в начале нашей эры на юге современной России и на Кавказе, оттуда нападали на Армению и Малую Азию. Около 370 года часть их попала в рабство к гуннам, другая часть в 406 году вместе с вандалами вверглась в Галлию, в 409 году – в Испанию.
Известия о действительном нашествии аланов попали во все хроники, тут всё ясно, а вот потом средневековые историки, а затем и историки эпохи Возрождения, с аланами обращались бесцеремонно. Так, немецкий средневековый историк Эразм Стелла перебросил часть аланов в Пруссию (территория современной Калининградской области и небольшой части Восточной Польши, где сотни и сотни лет жило балтское племя пруссов, которых безжалостно вырезали немецкие рыцари в XII-XIV веках. – Прим. автора) и «сделал» их литовцами, назвав литал-аланами (litalani).
От герулов
Хотя никто из историков в XVI веке не опровергал происхождение литовцев от римлян, но всё же кое-какие сомнения у некоторых «исследователей» возникали. Так, по мнению современника Я.Длугоша Филлиппа Каллимаха, литовцы, скорее всего, произо­шли от галлов, поскольку Цезарь говорил о том, что часть их под руководством Лемониуса вместе с женщинами и детьми очутились возле Северного (Атлантического) океана. А обычаи литовцев мыться в парных банях, употреблять напиток из молока кобылиц, дарить вещи богам похожи на обычаи боспорцев, живших на берегу Чёрного моря.
Историограф Вольфганг Лазиус, живший в середине XVI века, первый выдвинул теорию, что народы Прибалтики – это наследники герулов. Её подхватил историк А.Виюк-Коялович через сто лет. По его мнению, герулов из Сарматии вытеснили славяне. Герулы вначале напали на Германию, дошли до Италии, после многочисленных кровавых битв подружились с римлянами, сотни лет служили под их знамёнами, а в Литву герулов привёл Палемон.
И ещё лет двести историки переписывали средневековые трактаты: по своему усмотрению передвигали по Европе «предков» литовцев, воздвигали и рушили литовские города, женили-разводили литовских князей, возводили напраслину на литовцев или их обеляли. Словом, занимались одним и тем же – интерпретацией старинных летописей.
От фракийцев и фригийцев
А потом Генрих Шлиман откопал Трою, и начался научный подход ко всем вещам на свете, в том числе и к языкам.
К середине XIX века филологи обнародовали важнейшее открытие: почти все языки Европы — родственны и произошли они от одного какого-то древнейшего праязыка.
Начали искать сходство между древнеиндийским санскритом и другими европейскими языками и, к своему немалому удивлению, обнаружили, что на побережье Балтийского моря живёт маленький народ, язык которого гораздо ближе к санскриту, нежели греческий или латынь. И выяснили, что часть айсчяй, которых к тому времени стали называть балтами, — это индоевропейцы, имеющие родственников в древней Европе и Азии.
Как-то укоренилось в современной Литве считать Йонаса Басанавичюса только патриархом межвоенного государства, хотя он на рубеже веков помотался по свету, врачевал, а досуг свой посвящал литуанистике, языкознанию. Сейчас его поиски кажутся романтичными, наивными, хотя, на мой взгляд, весьма симпатичными. Он вместе с коллегами занимался сравнительным языко­знанием и обнаружил языковое сходство между фракийцами, фригийцами и литовцами.
Работая в Болгарии врачом, он в свободное время интересовался болгарской историей и нашёл много общего между болгарской и литовской культурой, языками, обычаями и названиями местностей. В частности, заметил, что в литовских сказках участвует лев, в песнях и сказаниях природа не похожа на литовскую: в них животные и растения, которых в Литве не существует, что в литовских песнях часто упоминается Dunojus (Дунай), dunojelis (дуноелис). Дунай упоминается чаще, нежели Нямунас и к тому же сама река Нямунас часто называется Дунаем.
К сожалению, формат газетной статьи не позволяет хотя бы частично рассказать о действительно интереснейших находках Басанавичюса, скажем лишь, что он считал, что литовцы произо­шли от племён, населявших Балканы. Однако название реки Дунай, текущей через всю Европу, для него было весомым аргументом в пользу версии, что литовцы жили когда-то возле Дуная. Впрочем, как сегодня говорят, весьма противоречивой.
Дело в том, что в Литве было более 30 «дунаев»! Да-да, читатель: 15 речушек, два озера и около 15 болот, топей, лугов и рвов носили это название.
Слово «дунай» встречается в народных песнях многих славянских народов. И у литовцев, и у славян оно означает не конкретную реку, а воду вообще: большое озеро, запруду, залив, болото. Низовье реки или её русло называлось «данавис». Это имя произошло от стариннейшего индоевропейского слова «danu» — «дану», которое обозначало реку. Прямой наследник этого слова — осетинское «don», от которого пошли реки Дон, Днепр, Днестр.
Так что у нас с вами, дорогой читатель, сегодня хватает простора, чтобы внести и свою лепту в легенды о происхождении литовцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *