Легенда о полководце ганнибале

Полководец Ганнибал Барка: фото, биография, интересные факты из жизни великого полководца

Силы Ганнибала были невелики по сравнению с армией Сципиона, который перешел через реку По, чтобы защитить недавно созданные римские колонии Плаценцию (современная Пьяченца) и Кремону. Первая значительная битва между двумя армиями произошла на равнинах По, к западу от реки Тичино, и победила армия Ганнибала. Сципион был тяжело ранен, и римляне отошли в Плацентию. После того как маневры не привели ко второй битве, Ганнибал успешно отправил армию Семпрония Лонгуса в битву на левом берегу реки Треббиа к югу от Плацентии (декабрь 218).
Римские силы были разгромлены. Эта победа привела как галлов, так и лигурийцев на сторону Ганнибала, и его армия была значительно увеличена кельтскими новобранцами. После суровой зимы Ганнибал смог продвинуться весной 217 года до болот Арно, где он потерял глаз от инфекции. Хотя две римские армии выступали против него, он смог преодолеть путь в Аррецию (современный Ареццо) и достиг Куртуна (современная Кортона). По замыслу этот шаг заставил армию Фламиниуса вступить в открытый бой, а в последующей битве при озере Тразимен войска Ганнибала уничтожили римскую армию, в результате чего погибло 15 000 солдат. Еще 15 000 римлян и союзных войск были захвачены.
Подкрепление (около 4000 кавалеристов) под командованием Гая Сентениуса было перехвачено и уничтожено. Либо карфагенские войска были слишком измотаны, чтобы закрепить свои победы и маршировать в Рим, либо Ганнибал считал, что город слишком хорошо укреплен. Кроме того, он питал тщетную надежду на то, что итальянские союзники Рима понесут ущерб и произойдет гражданская война.
Полководец Ганнибал Барка, биография которого представлена вашему вниманию в статье, провел лето 217 года, отдыхая в Пикенуме, но позже он разорил Апулию и Кампанию. Внезапно в начале лета 216 года Ганнибал двинулся на юг и захватил большое армейское хранилище в Каннах на реке Ауфидус. Там в начале августа произошла битва Ганнибала Барки при Каннах (современный Монте ди Канн). Ганнибал поступил мудро, заставив численно превосходящих римлян спуститься в узкую равнину, окруженную рекой и холмом.
Когда началась битва, галлы и иберийская пехота центральной линии Ганнибала уступили перед движением численно превосходящей римской пехоты. Римляне продолжили свое продвижение, разбив оба фланга испанской и ливийской пехоты. Окруженный с трех сторон путь отступления римлянам был закрыт. Так они были разгромлены армией Ганнибала. Полибий говорит о 70 000 погибших, а Ливий сообщает о 55 000; в любом случае, это было катастрофой для Рима. Практически каждый пятый римский мужчина военного возраста был убит. Рим теперь оправданно боялся Ганнибала.
Великая победа принесла желаемый эффект: многие регионы начали отступать от италийской конфедерации. Ганнибал, однако, не маршировал на Рим, а провел зиму 216–215 в Капуе, которая заявила о своей преданности Ганнибалу, возможно, надеясь, что он станет равным Риму. Постепенно карфагенская боевая сила ослабела. Стратегия, предложенная Фабием после битвы при Тразимене, снова была введена в действие:
защищать города, верные Риму;
попытаться восстановиться в тех городах, которые пали перед Ганнибалом;
никогда не вступать в битву, когда противник навязывал ее.
Таким образом, Ганнибал, неспособный из-за небольшой численности армии распространять свои силы, перешел от наступления к осторожной и не всегда успешной обороне в Италии. Кроме того, многие из его галльских сторонников устали от войны, и они вернулись на север, на родину.
Так как подкрепления из Карфагена было мало, Ганнибал, за исключением захвата Тарантума (современный Таранто), одержал лишь незначительные победы. В 213 году Касилин и Арпи (захваченные Ганнибалом зимой 216–215) были восстановлены римлянами, и в 211 году Ганнибал был вынужден отправиться на покой, чтобы снять римскую осаду Капуи. Он пытался разбить римские армии, но этот шаг не увенчался успехом, и Капуя пала. В том же году на Сицилии пали Сиракузы, и к 209 году Тарент на юге Италии также был вновь захвачен римлянами.

Великие полководцы. Ганнибал Барка » Военное обозрение

В октябре 218 года войско Ганнибала спустя пять с половиной месяцев сложного похода, проведенного в непрерывных сражениях с горцами, спустилось в долину реки По. Однако потери, которые понесла армия Ганнибала за этот период, были настолько огромны, что в Италию с Ганнибалом пришли всего 20000 пехотинцев и 6000 всадников. Практически все боевые слоны пали в пути. В Цизальпинской Галлии, которую не так давно покорили римляне, карфагенский полководец дал отдохнуть своему измученному войску, значительно пополнив его ряды благодаря отрядам местных племён.
После занятия и разрушения Турина, Ганнибал разбил римлян в битве у реки Тичино, после чего нанёс им ещё более серьёзное поражение на реке Треббии.
После первых побед войска Ганнибала разбили зимние станы в Цизальпинской Галлии, попутно усиливаясь за счёт прибытия новых бойцов из галльских племен. С наступлением весны 217 г. римляне выдвинули навстречу две армии, задачей которых было перекрытие пути на Рим. Однако Ганнибал решил просто уйти от столкновения с ними, обойдя армию Фламиния с левого фланга, и попутно осложнить возможность её сообщения с Римом. Полководец принял решение вести свою армию кратчайшим путём в направлении Пармы, через Клузиумские болота, к тому же затопленные паводком на реке Арно. Армия Ганнибала дня шла по болоту несколько дней, лишилась всех боевых слонов и большей части лошадей. Преодолев болота, армия Ганнибала пошла на ложный манёвр, имитирующий подготовку к осаде Рима. Купившийся на эту хитрость, Фламиний оставил занятые позиции и спешно организовал преследование Ганнибала, пренебрегая должным боевым охранением. Пользуясь этой оплошностью Фламиния, Ганнибал устроил гениальную засаду у Тразименского озера, засев там целой армией.
Ганнибал, занявший окрестные высоты, ожидал римлян в узкой долине озера. Когда римляне вошли в долину, бойцы Ганнибала атаковали их со всех сторон, нанеся неспособным на организованный отпор застигнутым врасплох римлянам унизительное поражение. Римское войско было разбито полностью, в битве погиб и сам Фламиний.
Никогда прежде Рим не подвергался такой опасности, какая возникла в результате разгрома армии Фламиния. Диктаторская власть в Риме досталась Квинту Фабию Максиму (он же Кунктатор, т.е. Медлитель). Римский диктатор предлагает прибегнуть к тактике избегания крупных сражений, призванной окончательно вымотать противника, и без того изнурённого походами, вызвав у него неразрешимые затруднения в снабжении. Данная тактика подвергалась критике, и после окончании срока правления Фабия в 216 году до н.э. власть и командование перешли к консулам: Гаю Теренцию Варрону и Луцию Павлу Эмилию. В этот момент в распоряжении Рима находилось 90 тысяч пехотинцев, 8100 кавалеристов и 1000 сиракузских стрелков.
Тем временем, многие месяцы и годы походов сказывались на армии Ганнибала не самым лучшим образом. Бойцы были на грани истощения, а пополнения из Карфагена так и не присылалось. Так политические противники Ганнибала решили расшатать его авторитет. Однако карфагенянам, застрявшим в Италии, продолжало везти. Ганнибалу, сами того не желая, помогали римляне. Теренций Варрон, атаковавший карфагенян при Каннах, не учёл особенностей местности, удобной для действий превосходной нумидийской конницы Ганнибала. Перед сражением римские войска насчитывали 80000 пехотинцев и 6000 всадников. Карфагенская пехота уступала римской в численности вдвое, зато в коннице превосходство было более чем двукратным: против римских 6 тысяч Ганнибал выставил 14 тысяч всадников. Римляне потерпели новое ужасное поражение – разгром и позор.
Победа Ганнибала в битве при Каннах имела широкий политический резонанс. На его сторону стали переходить многие общины юга Италии. Из состава римского государства фактически вышли провинции Самния и Бруттия, а также значительная часть Лукании.
Победа при Каннах укрепила позиции Карфагена и на международной арене – она меняла геополитическую расстановку сил в мире. Римская гегемония пошатнулась по-настоящему. Ганнибал получал союзнические предложения от македонского царя Филиппа V, а также от правителей Сицилии – на сторону Карфагена перешли Сиракузы. Потеря Римом Сицилии стала практически свершившимся фактом.
Однако одержанная победа всё же не позволила Ганнибалу выступить на Рим, потому как у его армии отсутствовали средства для надлежащего ведения осады. Ему оставалось удовольствоваться переходом на свою сторону многих римских союзников и открытием перед карфагенянами ворот Капуи, второго города республики. Именно здесь Ганнибал позволил немного отдохнуть своим измученным солдатам, однако положение самого Ганнибала практически не изменилось, так как правительство Карфагена, озабоченное исключительно собственными корыстными интересами, упустило возможность окончательно расправиться со своими исконными соперниками – римлянами, по-прежнему почти не поддерживая своего полководца. Недальновидность карфагенского правительства, которое не беспокоила участь находящейся на вражеской территории карфагенской армии, лишённой регулярной связи с метрополией и источника пополнения материальных и людских резервов, роковым образом отразилось на судьбе Ганнибала. За весь этот период в подкрепление армии Ганнибала было выслано лишь 12 тысяч пехотинцев и 1 500 конников. Тем временем Рим успел оправиться и собрать новые войска, после чего в сражении при Ноле консулу Марцеллу удалось одержать первую победу над карфагенянами. После ряда сражений римляне взяли Капую, а Ганнибал был вынужден занять оборонительную позицию.
Не дождавшись подкрепления из отечества, Ганнибал обратился к своему брату Гасдурбалу, который, покинув Испанию, в 207 году отправился с войском в Италию, однако ему не удалось соединиться с Ганнибалом, потому что римляне приняли соответствующие меры для предотвращения этого. После победы над Ганнибалом в битве при Грументуме войска консула Клавдия Нерона соединились с армией другого консула Ливия Сампатора, вместе разбив Гасдрубала. Получив отрубленную голову своего брата в качестве посылки, Ганнибал решил отступить в Бруциум, где продержался ещё в течение 3 лет.
По истечении этого срока правительство Карфагена вызвало полководца для защиты родного города, к которому приближалось войско, возглавляемое консулом Публием Корнелием Сципионом, перенесшим военные действия в Африку.
В 203 году Ганнибал, покинув Италию, переправился в Африку, высадившись при Лептисе, его армия расположилась при Адрумете. Попытка проведения мирных переговоров с римлянами не увенчалась успехом. Наконец, в 202 году состоялось решающее сражение при Заме. Значительная роль в разгроме армии Ганнибала принадлежит нумидийской коннице под командованием царя Масиниссы, перешедшего на сторону римлян. Карфагенское войско было разбито, таким образом была поставлена точка во 2-ой Пунической войне. И уже в 201 году до н.э. враждующие стороны подписали мирный договор, условия которого были тяжким и унизительным бременем для карфагенян. Карфаген должен был отказаться от всех своих заморских владений, в том числе и от Испании. Кроме того, карфагенянам не имели начинать военные действия даже против соседних племён, не получив одобрения римского сената. Также Карфаген обязали выплатить контрибуцию в 10 000 талантов и выдавать Риму все свои военные корабли и боевых слонов.
В мирное время Ганнибал проявил свои таланты в сфере государственного управления; занимая должность претора, Ганнибал сумел упорядочить финансы, обеспечив срочную выплату тяжёлой контрибуции, и в целом, как в период войны, так и в период мира был на высоте.
Тем не менее, Ганнибал не оставлял надежд на возобновление борьбы с Римом и, чтобы повысить шансы на успех, стремился заручиться поддержкой сирийского царя Антиоха III. Узнав об этом, враги Ганнибала сообщили о его действиях в Рим, после чего римляне потребовали от Карфагена выдачи Ганнибала. Это вынудило полководца отправиться на поиски убежища к Антиоху. Впоследствии он даже уговорил его начать войну против Рима, надеясь, что его соотечественники присоединяться к этой борьбе. Однако карфагенское правительство решительно отказалось от участия в войне.
В итоге римляне разбили сирийский и финикийский флот, одновременно с этим Корнелий Сципион разгромил Антиоха под Магнезией. После поражения Антиоху III пришлось искать мира, и не последним пунктом в этом договоре была выдача Ганнибала.

Очередное требование римлян выдать Ганнибала, в 189 году вынудило его бежать. Некоторые историки считают, что какое-то время Ганнибалу покровительствовал армянский царь Артаксий, которому карфагенский полководец помог в основании города Арташат на р. Аракс. После Ганнибал попал на о. Крит, а затем оказался у вифинского царя Прузия. Здесь он возглавил союз Прузия и соседних с ним властителей, созданный для борьбы с римским союзником, пергамским царём Эвменом.
Историки описывают морское сражение, в котором Ганнибал сумел обратить в бегство корабли пергамцев, забросив змей на палубы их кораблей. Несмотря на то что удача вновь была на стороне Ганнибала, Прузий изменил ему, договорившись с римским сенатом о выдаче своего гостя. Когда 65-летнему Ганнибалу стало известно об этом, он, чтобы избежать постыдного пленения, решился принять яд, который постоянно был при нём, залитый в перстень.
Так окончилась жизнь великого полководца, павшего жертвой политических интриг, который ещё при жизни любил повторять, что «Ганнибала победил не Рим, а карфагенский сенат».
Литература:
Кораблев И. Ш. Ганнибал . — М.: Наука, 1976.
Лансель С. Ганнибал. — М.: Молодая гвардия, 2002.
Huss W. Hannibal. — 1986.

Ганнибал Барка, гениальный полководец, поставивший Рим на грань уничтожения. Начало. История с прикрасами.

691


Ганнибал Барка, гениальный полководец, поставивший Рим на грань уничтожения. Начало. История с прикрасами.
[моё]

81 Комментарий Impearator
в Лига историков
397 дней назад
История
Интересное
Познавательно
История с прикрасами
Ганнибал
Карфаген
Сагунт
Гамилькар Барка
Длиннопост

Здравствуйте, уважаемые подписчики, читатели и любители (а так же профессионалы, разумеется, тоже) истории! После долгого перерыва всё же нашёл время наклепать новый пост. Одни обрадуются, другие скажут «опять этот дилетант свою мазь принёс»

и в старых добрых традициях Святой Инквизиции начнут ЖЕЧЬ

Надеюсь, первых будет больше. Вот и проверим.

Итак, тема сегодняшней «лекции»: Ганнибал Барка, величайший полководец античности (да что там, мировой истории в целом!), отец стратегии по версии некоторых историков и, как Вы, наверно могли уже догадаться, мой кумир!
Только давайте определимся сразу и не будем путаться:

Родился Ганнибал в 247 году до н.э. в Карфагене, финикийском городе-государстве, крупнейшем торговом, культурном и военном центре средиземноморья

в семье знатного и влиятельного полководца Гамилькара Барки (прозвище, данное ему и его сыновьям римскими историками, за скорость его походов, в переводе означает «Молния»).

Гамилькар и его дочь (иллюстрация к роману Г.Флобера «Саламбо»). Кстати, отличное произведение, всем рекомендую, сам трижды перечитывал.
Кстати, вот вам интересный факт для любителей Барселоны: именно он, как гласят легенды в 237 году до н.э. основал (или отстроил после основания Гераклом) Барселону.

Не эту, конечно, а город, который его подчинённые предложили называть в честь своего командующего Барцино. Военачальник, ухмыльнувшись в бороду, не стал препятствовать подобному проявлению уважения со стороны своих боевых товарищей. Вот таким незамысловатым манёвром я незаметно привлёк и футбольных фанатов… Жаль что не на долго.
О матери Ганнибала ничего неизвестно, впрочем как и о трёх его старших сёстрах (кроме того, кто были их мужья). И это не удивительно, ведь рождение дочери считалось несчастьем.
У него было так же два брата: Гасдрубал и Магон.
Род Ганнибала, принадлежавший к числу высших карфагенских аристократических родов, возводил свою родословную к одному из спутников легендарной основательницы города Элиссы.
Как и всякий отец, Гамилькар возлагал большие надежды на своих сыновей, желая, чтобы они пошли по его стопам и не только продолжили борьбу с Римом, но и уничтожили его. К сожалению, он часто бывал в «командировках»: Сенат постоянно посылал его с кем-нибудь воевать, да и своих дел было много, так что виделся он с детьми редко. Но когда мог, всегда зорко следил за успехами своих детей, называя их львятами, которых растит на погибель Риму.
А теперь немного о имени. Ганнибал — устаканившееся среди историков произношение, которое могло быть и другим, ибо финикийский не предусматривал гласных и имя записывалось как «HNB’L», что можно интерпретировать по-разному:
1. Ḥanniba?(a)l, что означает «Баал милостив», или «дар Баала» (Баал — это один из самых важных финикийских богов)
2. Ḥannoba?al, с тем же значением,
3. ?DNB?L ?Adniba?al, что означает «Баал — мой господин»; на греческом — греч. Ἁ??????, Hannibas.
Но, с Вашего позволения, я всё же приму более распространённую версию, во избежание вопросов: «что ещё за Аднибаал такая?» или «Ханнобаал? Что это? Это из Звёздных войн родственник Хана Соло?»

Но, кажется, я слегка отвлёкся. Когда Ганнибалу было 9 лет, Гамилькар решил взять его с собой в Испанию, где планировалась военная кампания. Она должна была помочь Карфагену выкарабкаться из затруднительной ситуации, к которой привела провальная Первая Пуническая Война (римляне называли карфагенян пунами) и выплатить огромную контрибуцию.
Перед отъездом нужно было принести жертвы богам и Гамилькар спросил сына, хочет ли тот поехать с ним? Разумеется парень согласился и радости его не было предела! Но отец приказал ему принести клятву быть непримиримым врагом Рима, что Ганнибал и сделал и не отступил от неё до самой смерти. «Ганнибалова клятва» вошла в поговорку и с тех пор означает твёрдую решимость, борьбу с чем-либо или кем-либо до победного конца, во что бы то ни стало и сделать победу целью всей жизни.


И вот, по прибытии в Испанию у Ганнибала начинается весёлая жизнь: он жил, рос и воспитывался в армии отца, среди солдат, которых научился понимать (не только по языку, ведь он мог общаться практически со всеми бойцами из большинства племён, но и по натуре, что впоследствии ему очень пригодилось при командовании ими) и ценить, за что воины (из какого бы не были они племени) его боготворили и любили, готовые пойти за ним в огонь и воду. Там же он познакомился со своими будущими друзьями и военачальниками по итальянскому походу.
Кстати, о воспитании, его воспитателем был спартанец Сосил (а спартанцы считались лучшими учителями для будущих воинов), который обучал юного Ганнибала греческому языку и был во всех его походах, а среди карфагенян, к слову, было запрещено брать учителей не финикийского происхождения, чтобы сохранить традиции и самобытность. Гамилькар хотел не только дать сыновьям лучшее образование, но и преследовал более далёкую цель: в средиземноморье было много греков и, понимая их было легче с ними жить, договориться и, возможно даже править ими.
Разумеется, отец повсюду таскал его с собой в любые военные походы, где Ганнибал набрался опыта. Были завоёваны золотые и серебряные рудники сьерры Морена (запомните их, они будут ещё упоминаться, хотя кто же теперь забудет о золотых или серебряных рудниках?), где тут же начали чеканку монеты для выплаты контрибуции Риму, а после для оплаты услуг наёмников со всего средиземноморья и подготовки реваншистской войны с Римом.
Началась упорная борьба с испанскими (тогда их звали иберийскими) племенами. В одной из таких стычек героически пал Гамилькар, давая возможность сыновьям спастись, когда один из вождей иберийцев, предав его, напал на финикийцев, прорвав строй горящими телегами, запряжёнными быками. Впрочем, некоторые скажут, что утонуть в реке, сброшенным лошадью не очень то героически,

но он отвлёк внимание от сыновей, что позволило им скрыться.
Если бы не эта трагедия, Вторая пуническая война началась бы раньше, а так власть перешла к зятю Гамилькара, Гасдрубалу Красивому, боевому товарищу, самому доверенному другу и его «правой руке», основателю Картахены, кстати, то бишь Нового Карфагена. Тот первым делом отомстил убийцам Гамилькара и продолжил завоевание Иберийского полуострова. Ганнибал с братьями тем временем отправились в Карфаген и провели там лет 5, после чего вернулись в звании командиров карфагенской армии, исполняя различные поручения, снискав славу отличных воинов и командиров. Разумеется, Ганнибал выделялся больше всего.
Но, когда карфагенские владения приблизились к Сагунту, события пошли развиваться по опасному сценарию. И Рим и Карфаген желали получить этот греческий город под свой протекторат. Обе стороны начали невидимую войну за город с интригами и коварными, подлыми уловками. В самом городе сражались две партии: проримская и прокарфагенская. Первая обратилась в Рим за помощью и те успели раньше карфагенян, банально вырезав всех недовольных.

А тут ещё и Гасдрубал приказал долго жить и дал дуба: один из рабов-кельтов в приступе праведного гнева решил отомстить за смерть своего господина, казнённого по приказу Красавчика, что ему и удалось… А зря… Когда он попал в руки карфагенян… Кхе-м… В общем, инквизиторы со своими «железными девами», «испанскими сапогами» и раскалёнными иглами под ногти нервно курят в сторонке от восхищения, а мы продолжим наше повествование.
Войско, вдоволь натешившись и кое-как усмирив своё негодование, провозгласило Ганнибала главнокомандующим. Карфагенское народное собрание последовало примеру военных, а через пару месяцев (а куда деваться?) и совет старейшин.
За два года Ганнибал завоевал несколько крупных племён и расширил владения Карфагена на северо-запад. Это было нелегко. Сражения шли за сражениями, а когда казалось, что победа в его руках и он направлялся домой, остатки выживших врагов подговорили соседние племена и, собравшись огромной армией (слухи ходят о 100 тыс. юнитов) напали на карфагенян. Но и тут главнокомандующий Карфагена сумел не просто выбраться живым из заведомо проигрышного положения, но и победить, умело маневрируя и показав высочайший уровень мастерства в тактике и стратегии: он отступил, переправился через реку и напал на переправляющихся врагов-пехотинцев (которые едва держались, чтоб не быть унесёнными сильным течением) конницей, которая спокойно рубила практически беззащитных врагов, не опасаясь течения, что обернулось для иберийцев катастрофическими потерями и полным поражением и признанием власти Карфагена.
В том же году он женился на иберийке по имени Имилька, следуя традиции отца и дяди для упрочнения позиций на покорённых территориях, став там «своим парнем». И это в 26 лет! В 26!

А теперь вернёмся в Сагунт, вот он, кстати, это «яблоко средиземноморского раздора»:

Римляне потребовали от нового главнокомандующего карфагенян воздержаться от любых враждебных действий против Сагунта, находящегося под римским протекторатом. Сказать, что Ганнибал принял послов надменно, значит вообще ничего не сказать, ибо ему нужна была война (клятвы надо держать!) и он знал римлян, их тактику и хитрости, поэтому, съехидничал, сказав: «карфагеняне искони блюдут правило защищать всех угнетённых», после чего прищурив глаз, злорадно засмеялся. Не добившись от пунийца нормального ответа, они уехали в Карфаген, думая, что его «боссы» будут посговорчивее. И тут Ганнибал принял абсолютно все доступные ему меры для того, чтобы начать войну, и не просто начать, а спровоцировать сагунтийцев на нападение, чтоб со стороны казалось, что начали они, а карфагенян выставить как защищающихся. И ему это удалось, он зацепился за то, что сагунтийцы притесняют данников карфагенян, одно из иберийских племён. Совет уполномочил его действовать так, как тот сочтёт нужным, так сказать дали ему карт-бланш. Ганнибал добился своего. Ещё до отъезда послов карфагенская армия осадила Сагунт.
И тут началась настоящая жесть, так как осада была очень ожесточённой, горожане даже не думали о капитуляции. Бои велись постоянно и обе стороны несли тяжелейшие потери, но горожан было меньше и в целом всё складывалось в пользу Ганнибала, кроме одного: времени. Осада затянулась аж на 8 месяцев! В одном из сражений Ганнибал был тяжело ранен в бедро и впервые обе стороны перестали сражаться, ожидая выздоровления военачальника: карфагеняне с нетерпением, а сагунтийцы с ужасом. Но несмотря на перерыв, все работали не покладая рук: одни копали окопы, строили осадные орудия, а другие судорожно восстанавливали разрушенные части укреплений города. После того как Ганнибал вышел к войскам, начался ещё более ожесточённый штурм (а горожане думали, что куда уж хуже? Но им ещё предстояло побывать во всех кругах ада, начертанных Великим Пунийцем), который приблизил конец города: в пролом хлынули нападающие. Сагунтийцы сражались за жизнь, отчаяние охватило их души и придавало им храбрости, ибо они понимали, что если не остановят наступающих, то конец наступит не только для них, но и для их семей, родных и близких. А карфагеняне тоже думали, что дело сделано — стоит только додавить немного, и город будет их. Долго продолжалась безжалостная резня, пока горожанам не удалось сломить дух нападавших, которые дрогнули и обратились в бегство до самого лагеря. Наблюдая такой поражающий воображение пеплум, Ганнибал дал своим воинам отдохнуть, понимая, что им нужно время чтоб отойти от подобных впечатлений и восстановить боевой дух.
Теперь Ганнибал взялся за дело серьёзно и лично повёл воинов в атаку. Разгорелось ещё более яростное сражение, горожане не знали куда бежать, со всех сторон доносились крики, их атаковали со всех сторон. На этот раз карфагенянам сопутствовала удача и они сумели закрепиться внутри города, захватив плацдарм для дальнейшего наступления. А героические горожане построили новую стену, уже внутри города, но припасы кончились, помощи ждать было неоткуда, они неотвратимо отступали, отдавая карфагенянам дом за домом.
Кстати, Ганнибала не зря прозвали «Молния». Пока его войска атаковали Сагунт, он, оставив за старшего Магарбала, успел сделать пару набегов на соседние племена, а вернувшись, тут же повёл воинов в атаку.
Сражения продолжались в лучших традициях Сталинградской битвы за каждую улочку и дом, когда самые малодушные (или благоразумные?) начали переговоры о сдаче. Ганнибал, видимо разозлённый упорнейшим сопротивлением, выставил заведомо неприемлемые условия: горожане должны выйти в одной одежде и поселиться там, где скажут обижаемые ими иберицы. Послы сокрушённо воскликнули, что тот, кто принесёт такие условия тут же будет убит.
Но если один сразу переметнулся к Ганнибалу, то другой решился озвучить условия. Горожане, услышав его, бубня что то типа: «Вот же ирод проклятущий! Сволота карфагенская!», а большей частью молча, прямо во время речи, начали приносить своё имущество и сжигать, «дабы ворогу поганому не досталося». Даже караулы пошли посмотреть что происходит (и, наверно, подбросить «дров» в общегородской костёр), чем и воспользовался Ганнибал, свободно пройдя в город, который был взят в мгновение ока. Горожане сопротивлялись яростно, без надежды на спасение, но за стенами это было сделать легче, что теперь упростило карфагенянам жизнь. Главнокомандующий, разозлённый столь упорным сопротивлением, приказал убивать всё взрослое население без разбора и жалости, что, впрочем, особо и не требовалось, так как выжившие горожане запирались с семьями в домах и поджигали их собственными руками, другие бросались на мечи карфагенян, третьи на свои собственные. Детей и женщин продали в рабство. В городе поселились финикийские колонисты.
Карфагенянам нелегко далась эта битва: многие были ранены или убиты. Но для Ганнибала это то же самое, что лесорубу потерять пару деревьев… в густом лесу. Да, нужно постараться, чтоб восполнить запасы, но Ганнибал был великолепным «лесорубом».

Римляне потребовали выдачи «мясника» Ганнибала, но совет старейшин, как всегда поступил наимудрейшим способом: просто отмолчался.
Рим объявил войну Карфагену в марте 218 года до н.э. и направил в Испанию и Сицилию войска. Ганнибал своих иберийцев частично распустил (нет, не в том смысле что они совсем от рук отбились, а в том, что отправил по домам на заслуженный отдых с туго набитым золотом и серебром сьерры Морена кошельком), частично отправил в Африку для укрепления гарнизонов. Потом он развёл бодрую и энергичную дипломатическую деятельность: он уговорил большинство галлов (страдающих от римского гнёта) выступить на его стороне, других поднять восстание, которое изрядно попортило крови жителям вечного города и добавившее седины в головы сенаторам. Сенат Карфагена послал флот на юг Италии и в Сицилию, что заставило римлян отказаться от вторжения в Африку, а сам Ганнибал уже спланировал свой легендарный и трагичный поход. Обе стороны расставили свои фигуры на огромной шахматной доске, расположенной на двух континентах. Всё было готово к войне, которая потрясла всё средиземноморье!
В следующей части нашего героического и эпического повествования мы узнаем о безумном, сумасшедшем и безрассудном (да, я открыл словарь синонимов) походе Ганнибала Барки!
Подписывайтесь, с нами Вы узнаете много разных интересных и познавательных фактов о мировой истории.



свернуть

Легендарный Ганнибал — полководец Карфагена :: SYL.ru

В экстренном порядке римское правительство приняло решение наделить диктаторскими полномочиями Квинта Фабия Максима. Тот избрал особую тактику ведения войны, которая заключалась в том, что римляне должны были избегать решительных сражений. Фабий попросту намеревался измотать противника. Стоит отметить, что такая тактика диктатора имела свои преимущества, но в Риме сочли Фабия чересчур осторожным и нерешительным, поэтому в следующем, 216 году до н. э., его сняли с должности диктатора.
Как уже говорилось, тактика Фабия дала некоторый результат. Ганнибал пребывал в затруднительном положении: его армия была истощена, а Карфаген практически не оказывал поддержки. Однако баланс сил кардинально поменялся после того, как Гай Теренций Варрон, один из консулов Рима, допустил непростительную оплошность. В его распоряжении имелось войско, в значительной степени превышающее численность армии, которой командовал Ганнибал. Полководец Карфагена, однако, имел значительное преимущество в виде 14 тыс. конных всадников против 6 тыс. имевшихся в распоряжении Рима.

Легендарное сражение произошло под Каннами, где располагался Ганнибал. Его позиция была заведомо выигрышной, но консул Варрон не учел этого и бросил свои войска в атаку, в результате чего был наголову разбит. Сам он сумел спастись, а вот другой римский консул, Павел Эмилий, был убит.
В результате такой сокрушительной победы Ганнибал приобрел множество новых союзников, среди которых были Капуя, Сиракузы, Македония и другие регионы.

Невозможность осады Рима. Начало полосы неудач

Несмотря на достижения, которых добился Ганнибал, карфагенский полководец вряд ли мог рассчитывать на успешную осаду Рима. Попросту говоря, он не обладал теми ресурсами, которые были так необходимы для этого. Ганнибал заручился поддержкой бывших союзников Рима, также он получил возможность дать отдых своим измотанным войскам. Но он так и не дождался весомой поддержки со стороны самого Карфагена, правители которого, по всей видимости, не обладали дальновидностью.
Шло время, Рим постепенно восстанавливал силы. Город Нола стал тем местом, где впервые потерпел поражение Ганнибал. Римский полководец консул Марцелл сумел отстоять город, и с этого момента, пожалуй, везение карфагенян закончилось. На протяжении нескольких лет ни одна из сторон так и не сумела добиться значительного преимущества, однако в дальнейшем римлянам удалось взять Капую, тем самым вынудив Ганнибала уйти в защиту.

К тому времени стало вполне очевидным то, что на помощь Карфагена особо рассчитывать не стоит, ведь его правящая верхушка, которую больше всего интересовала прибыль от торговли, заняла в этой войне какую-то неясную пассивную позицию. Поэтому в 207 году до н. э. Ганнибал призывает из Испании своего брата Гасдрубала. Римляне приложили все усилия для того, чтобы помешать войскам братьев объединиться, вследствие чего Гасдрубал был дважды побежден и впоследствии вовсе убит. Так и не получив подкрепления, Ганнибал уводит свое войско в Бруттий, на самый юг Италии, где он в течение последующих трех лет продолжает войну с ненавистным Римом.

Возвращение в Карфаген

В 204 году до н. э. римский полководец, победитель Ганнибала Сципион высаживается в Африке и начинает там войну против Карфагена. В связи с этим карфагенское правительство вызвало Ганнибала для защиты города. Тот попытался вступить в переговоры с Римом, но это ни к чему не привело. В 202 году до н. э. состоялось решающее сражение, поставившее точку во Второй Пунической войне. В этом сражении войско Ганнибала потерпело сокрушительное поражение. Победитель Ганнибала – древнеримский полководец Публий Корнелий Сципион.

Через год между Карфагеном и Римом было подписано мирное соглашение, условия которого оказались весьма унизительными для проигравшей стороны. Сам Ганнибал, по сути являвшийся зачинщиком Второй Пунической войны, был реабилитирован и даже получил право занять высокую должность в карфагенском правительстве. На поприще государственной деятельности он также проявил себя в качестве личности талантливой и дальновидной.

Бегство и смерть

Вполне вероятно, что Ганнибал так и не расстался с мыслью о возможности возобновления войны с Римом. Некоторые источники утверждают, будто бывший полководец, вынашивая планы мести, вступил в сговор с Антиохом III, сирийским царем, который находился в напряженных отношениях с Римом. Правителям Рима стало известно об этом, и они потребовали выдачи мятежного карфагенянина. В связи с этим Ганнибал, великий полководец Карфагена, в 195 году до н. э. был вынужден искать убежища в Сирийском царстве.
В дальнейшем Ганнибал принял участие в противостоянии Антиоха и Рима, которое обернулось поражением сирийского царя. Условия, которые выдвинул Рим, включали в себя также и выдачу Ганнибала. Узнав об этом, в 189 году до н. э. он снова пустился в бега. Источники, дошедшие до наших дней, предоставляют разную информацию относительно того, в каком городе жил полководец Ганнибал, после того как ему пришлось покинуть Сирийское царство. Известно, что он побывал в Армении, затем на Крите, а также в Вифинии.

В конечном счете Прусий, царь Вифинии, предал Ганнибала, договорившись с Римом о выдаче беглеца. Великий карфагенский полководец, которому на тот момент уже исполнилось 65 лет, предпочел принять яд и уйти из жизни, нежели сдаться в плен своему извечному врагу.

Источники

Краткую историю жизни Ганнибала составил древнеримский историк Корнелий Непот, живший в I веке до н. э. Такие римские историки, как Тит Ливий, Полибий и Аппиан, описавшие ход событий Второй Пунической войны, в некоторой степени восхищались карфагенским полководцем как одним из величайших врагов Рима. Эти историки описывали Ганнибала как человека закаленного и волевого, храброго воина и верного товарища. По их словам, он никогда не брезговал находиться среди простых солдат, всегда был готов разделить с ними все тяготы воинской жизни, в сражение вступал первым и покидал его последним. Корнелий Непот рассказывает о том, что Ганнибал – известный полководец, первоклассно владевший греческим и латинским языками и даже написавший несколько книг на греческом языке.
Единственное изображение Ганнибала, выполненное во время его жизни – это его профиль на карфагенской монете, которая была отчеканена в 221 году до н. э., как раз в тот период, когда он был избран главнокомандующим.
Также Ганнибалу приписывают следующие слова: «Не Рим, а карфагенский сенат победил меня». И ведь действительно, окажи правящая верхушка Карфагена больше поддержки своему воюющему против Рима полководцу, кто знает, каким бы был в этом случае исход Второй Пунической войны. Даже Сципион, римский полководец, победитель Ганнибала, возможно, одержал победу только благодаря стечению обстоятельств, воспользовавшись ситуацией, сложившейся в его пользу.
Вот такой жизненный путь прошел Ганнибал – легендарный полководец, который так и не сумел изменить ход истории. Почему все было так, как было, а не иначе, – об этом судить не беремся, однако трудно не согласиться с тем, что Ганнибал действительно является одним из самых ярких персонажей в истории человечества.

Ганнибал против Рима. Республика на краю бездны | Warspot.ru

Ганнибал прекрасно понимал, что попытка высадки в Италию с моря закончится тем, что до Рима не дойдёт ни один карфагенский солдат – у Рима была прекрасно налаженная разведывательная служба, и возможный десант встретил бы республиканский флот на море и легионы на суше. Оставался единственный путь – по суше, через карфагенскую Испанию.
Подобно Первой Пунической, Вторая война началась с незначительного конфликта на спорной территории. В 219 г. до н.э. римляне организовали в Сагунте – карфагенском городе на востоке Испании – переворот, установив там власть враждебной Карфагену партии. В ответ на это Ганнибал осадил город. Незамедлительно последовал обмен обвинениями в нарушении обязательств: Рим выразил протест и потребовал снять осаду, Карфаген заявил, что вмешательство в дела Сагунта противоречит ранним договоренностям. Столкновение стало неизбежным.
После взятия Сагунта и укрепления своих позиций в Испании Ганнибал решился на переход через Пиренеи. Чтобы не оставлять открытый тыл, он оставил в завоёванных землях одиннадцатитысячное войско под предводительством своего брата. Сам Ганнибал возглавлял армию из пятидесяти тысяч пехотинцев и девяти тысяч всадников. Карфаген помнил об ошибках прошлого конфликта, поэтому эти воины уже не были наёмниками, большинство из них составляли ливийцы и испанцы. Часть армии отказалась от пиренейского похода и была распущена, некоторые дезертировали, но основной костяк был готов идти на Рим.

Владения Карфагена и Рима к началу Второй Пунической войны
Переход через Пиренеи тяжело дался Ганнибалу и его воинам. Ожесточённое сопротивление оказывали галльские племена, люди и животные погибали в тяжёлых условиях гор. Чтобы достичь Роны, карфагенянину пришлось всё лето вести бои с галльскими племенами, а чтобы переправиться через неё – вступить в тяжёлое сражение.
Из Галлии Ганнибал мог пройти в Италию либо побережьем, где ему предстояло бы столкнуться с сильной римской армией консула Публия Корнелия Сципиона, либо напрямую – через Альпы. Решив не затягивать войну и любой ценой дойти до Рима, Ганнибал направился прямиком в горы, надеясь атаковать с северо-запада плохо защищённые римские границы. Публий Сципион также уклонился от сражения, направив большую часть своих войск в Испанию.

Поход через Альпы

Альпийский поход был очень рискованной затеей, но именно он и прославил Ганнибала в веках. За семнадцать дней перехода армия потеряла больше половины людей и слонов, переправить которых по узким горным тропам было особенно тяжёлой задачей. В первые дни похода карфагеняне не встречали особого сопротивления, пока не перешли реку Друенцию и не начали восхождение. По мере приближения к Альпам воинов Ганнибала охватил ужас при виде непреодолимых гор и ледников, «почти сливающихся с небесным сводом». Следовало учитывать, что предгорья были населены враждебными галлами, отлично знавшими местность и горные тропы, отчего их атаки становились непредсказуемыми.
С большим трудом и огромными потерями на девятый день карфагеняне достигли перевала, где встали на двухдневный отдых. Впереди армию ждал спуск по склонам куда более крутым, чем те, что пришлось одолевать на подъёме. Вдобавок к этому, в Альпах пошёл снег, совершенно непривычный для карфагенской армии. Войско охватило уныние. Именно тогда, как гласит ещё одна легенда, Ганнибал произнёс воодушевляющую речь, которую донёс до нас историк Тит Ливий:
Теперь вы одолеваете стены не Италии только, но и Рима. Отныне всё пойдёт как по ровному, отлогому склону; одна или, много, две битвы отдадут в наши руки, под нашу власть крепость и столицу Италии.
В конце спуска карфагеняне наткнулись на неприступную скалу, обойти которую было невозможно из-за льда и смёрзшейся грязи. По свидетельству упомянутого Тита Ливия, «…Ганнибал развёл огромный костёр. Когда костёр выгорел, карфагеняне залили раскалённый камень уксусом, превращая его этим в рыхлую массу. Таким образом, Ганнибал взрывал горную породу с помощью уксуса. Потом, сломав железными орудиями растрескавшуюся от действия огня скалу, карфагеняне сделали её проходимой, смягчая плавными поворотами чрезмерную крутизну, так что могли спуститься не только вьючные животные, но и слоны. Всего у этой скалы было проведено 4 дня, причём животные едва не умерли в это время от голода».
Местные племена галлов встретили Ганнибала как освободителя и присоединились к его войску. Отнесись они к Ганнибалу враждебно, поход так и закончился бы в альпийских предгорьях, поскольку с Альп спустилось только 26 тысяч воинов.

Ганнибал в Италии

Тем не менее, в Риме к этой кажущейся незначительной угрозе отнеслись с предельной серьёзностью. Сенат немедленно мобилизовал все доступные людские ресурсы и собрал армию из 300 000 пехотинцев и 14 000 всадников. В резерве Республики оставалось ещё до полумиллиона взрослых мужчин, способных влиться в состав легионов.
Первое столкновение произошло в декабре 218 г. на берегах Тичино. Армия Ганнибала уступала римлянам в пехоте, но вдвое превосходила по числу конных – под командование карфагенянина перешли некоторые цизальпинские галлы. Полководец понимал, что уставшая от походов и хуже снаряжённая армия не сможет противостоять римлянам во фронтальной атаке, и решил действовать хитростью. Армии расположились по разным берегам реки, небольшой отряд карфагенской конницы переправился через Тичино и отступил назад, спровоцировав римлёян на преследование. Римские легионеры перешли на другой берег и сразу столкнулись с войском Ганнибала. Когда завязалось пешее сражение, в тыл римлянам ударила ожидавшая в укрытии карфагенская конница, обратив противника в бегство.

После победы Ганнибал решил укрепиться на севере Италии, не рискуя атаковать Рим. Он рассчитывал набрать союзников, однако только галлы согласились в открытую выступить против Рима и присоединиться к врагам Республики. Кроме того, поджимало время – из-за болезни, полученной в походах, Ганнибал потерял зрение на одном глазу, отсутствовало снабжение и финансирование из Карфагена.
В марте 217 г. новые римские консулы Гай Фламиний и Гней Сервилий направились на север, чтобы остановить поход карфагенян. Ганнибал столкнулся с тридцатитысячной армией Фламиния у Тразименского озера и разгромил её, в очередной раз схитрив: заманил римлян в ловушку в долине озера и атаковал с тыла. После этого под контролем Ганнибала была уже вся Северная Италия.
Невзирая на видимые успехи, Ганнибал не торопился идти на Рим, защищённый в полном соответствии со статусом столицы. Карфагенская армия была недостаточно сильна для взятия города и не имела осадных орудий, римляне же обладали многочисленным и прекрасно обученным войском. Более того, захватить столицу – это только половина победы, Рим требовалось ещё и удержать. Ганнибал рассчитывал на поддержку римских провинций, надеясь, что, видя поражения республиканской армии, италики перестанут поддерживать Рим. На протяжении всего 217 г. он двигался по полуострову, стараясь переманить италийские полисы на свою сторону и выбирая наилучшую базу для подготовки к генеральному сражению за Рим. Ни то, ни другое не увенчалось успехом. Карфаген, тем временем, также не торопился помогать своему полководцу в Италии, так как Испания с её богатейшими рудниками находилась под ударом римской армии.
Рим старался получить максимальную выгоду от нерешительности своего врага. Выбранный диктатором Квинт Фабий Максим использовал тактику «мастерского бездействия», не ввязываясь в сражения с Ганнибалом. Максим справедливо полагал, что армия противника не сможет долго продержаться без поддержки Карфагена и ослабеет от голода, разногласий и болезней. Молчаливое противостояние длилось около года, пока разорение италийских земель Ганнибалом не вызвало волну негодования римского плебса. В помощь (хотя, скорее, в нагрузку) Максиму был назначен второй диктатор – Марк Мунций Руф. Мунций незамедлительно вступил в сражение с Ганнибалом при Геронии и проиграл.

Каннская битва

Война затягивалась. Рим больше не мог терпеть армию врага на своей земле, а враг не торопился разбиваться о римские стены. В 216 г. на место диктатора Фабия назначили консулов Гая Терренция Варрона и Луция Эмилия Павла, в чьё распоряжение Сенат передал войско в 80 000 пехотинцев и 7 000 всадников. Армия Ганнибала на тот момент включала 40 000 пехотинцев и 10 000 и всадников соответственно.

Очередная битва состоялась у города Канны, захваченного карфагенянами ради пополнения запасов провизии. Римляне разбили лагерь неподалёку. Как бы странно это ни звучало, консулы командовали армией по очереди – через день. Теренций Варрон хотел незамедлительно атаковать врага и быстрее вернуться в столицу за триумфом, Эмилий Павел не хотел рисковать, считая позицию римлян невыгодной. 2 августа 216 г., в день командования Варрона, легионеры двинулись в атаку.
Ганнибал завлёк Варрона на широкую равнину, идеально подходящую для конницы. В центре поля он расположил галлов, втайне ожидая, что те не выдержат фронтального удара римских легионов. Во время битвы галлы побежали, и преследовавшие их римляне оказались в котле. Карфагенская конница и ливийские ветераны атаковали римлян с флангов и тыла, захлопнув ловушку. Римская армия попала в окружение, потеряла манёвренность и была почти полностью уничтожена: пало 44 000 легионеров, в их числе консул Эмилий Павел. Уцелевшие десять тысяч римлян вместе с Варроном бежали в Канузий. Ганнибал потерял 6 000 бойцов, две трети которых были галлами.

Гибель Эмилия Павла. Джон Трамбулл, 1773
Настолько сокрушительное поражение Рима удалось благодаря непревзойдённому полководческому мастерству Ганнибала. Гегемония Рима в Южной Италии пошатнулась, дорога на столицу была открыта.
Но даже победа при Каннах не вселила в Ганнибала уверенность в победе над Римом. Он опасался, что в случае осады столицы за оружие возьмутся все граждане Республики. Вместо атаки на Вечный Город он начал набирать союзников: самниты, бруттии, луканы, даже Сиракузы и Македония готовы были присоединиться к Ганнибалу, чтобы довершить расправу над изрядно надоевшим всем Римом. Карфаген отправил полководцу небольшие подкрепления, более для того, что выразить одобрение его успехам. Ганнибал захватил Капую и вёл незначительные бои на юге Италии.
В Риме нарастала паника – Сенат оставил в городе маленький гарнизон, не способный к серьёзной обороне. Матроны из знатных семей бежали, рыдая, в храмы, где своими волосами вытирали статуи богов. Вдовы павших воинов, ради сохранения знатного рода, сходились с рабами и чужеземцами – невиданная для спесивых римлян практика! Сенат даже санкционировал человеческие жертвоприношения, полагая, что беды республики вызваны немилостью богов.

Ганнибал считает кольца павших римских всадников. Себастьян Слодтц, 1704
Историк Полибий писал, что римляне «опаснее всего именно тогда, когда оказываются перед смертельной угрозой». Всё население Лация бросилось спасать Республику в яростном желании отстоять Рим. На снаряжение армии люди несли свои сбережения. Все мужчины, способные держать оружие, стали под алые вексиллумы легионов. В армию брали даже рабов, обещав им в случае победы свободу. Настало время римского реванша.
Римляне осадили Капую. Чтобы отвлечь легионеров, Ганнибал подошёл на расстояние в несколько миль от Рима – и ближе к столице республики он уже никогда не оказывался. Встретив на пути ещё 200 000 человек против своих 40 000, он был вынужден отступить на юг. В 211 г. Капуя вернулась Риму, карфагеняне отошли в Бруттию.
Судьба ещё даст Ганнибалу шанс отыграться. Впереди его будет возвращение в Карфаген, заключение мира с Римом и бегство в Антиохию. А нам остаётся только догадываться, о чём думал полуслепой воин, оттеснённый бесчисленной лавиной врагов, понимая, что все труды пятнадцатилетней войны оказались напрасны.
Окончание следует
Публикуется в авторской редакции

8 занимательных фактов о Ганнибале Барка | Железный век

Гений Ганнибала Барка не ограничивался только полем сражения, но нашел применение и в мирной жизни страны. После окончания Второй Пунической войны, Ганнибал-полководец, стал Ганнибалом-государственным деятелем. Даже не смотря на поражение Карфагена в войне, непобедимый полководец (факт – за 15 лет в Италии, Ганнибал не проиграл ни одного сражения) на родине пользовался заслуженным авторитетом, поэтому без труда занял должность одного из двух суффетов, став, таким образом Верховным судьей Карфагена.
К этому времени, Карфаген уже не был могучей империей, заморские колонии отпали, а на государственной казне лежало бремя неподъемной контрибуции, которую требовалось выплатить Риму по условиям мирного договора.
Ганнибал энергично приступил к выполнению новых обязанностей и в короткий срок предпринял ряд важных политических шагов. Первым делом ему удалось резко ограничить власть государственного «Совета сто четырех», сделав все должности в нем выборными (до этого некоторые члены совета были чуть ли не наследуемыми). Была реформирована и значительно улучшена налоговая система, был предпринят ряд мер по борьбе с казнокрадством, очень удачно «переквалифицировал» распущенную армию воинов в армию землепашцев.
В итоге, Карфаген за считанные десятилетия вновь стал процветающим государством, и уже к 191 г. до н.э. стал настолько богат, что смог выплатить всю военную контрибуцию Риму (предусматривающую выплату 8000 талантов серебра с рассрочкой на 40 лет) за раз!
Так что и Ганнибал-государственный деятель, оказался под стать Ганнибалу-воину, добившись на мирном поприще не меньших успехов.  Надо отметить, что «благодарные соотечественники» (вернее знать, которую он лишил привилегий) отплатил ему сполна – едва истек срок полномочий суффета, Ганнибала мягко «отжали» от власти, а затем и вовсе попытались сдать римлянам, по надуманному обвинению о причастности Ганнибала к поддержке Антиоха III в Сирии – главного врага Рима в Анатолийский театр.
Ганнибал ждать милостей судьбы не стал, и решил оправдать обвинения римлян, в самом деле направился к Антиоху, чтобы предложить ему свою помощь.

Змеи в горшках и карфагенские легионы

Как уже отмечалось ранее, Ганнибал Барка никогда не действовал так, как от него ожидали враги, напротив, стараясь использовать против них самые неожиданные средства. Например, уже будучи в изгнании, преследуемый агентами Рима, Ганнибал оказался при дворе царя Вифинии Прусия I. Царь Вифинии, в то время вел войну с пергамским царем Эвменом II Пергамским, бывшим союзником Рима. Обстановка в борьбе на суше складывалась не в пользу Вифинии, и как последний аргумент, Прусий решил использовать последнее что у него было – флот и… Ганнибала.
По началу, казалась, затея была гиблой – численный перевес был на стороне флота Пергама. И Ганнибал, тщательно взвесив за и против, начал с весьма необычного тактического решения.
Вифинийские войны добыли большое количество ядовитых змей, которые были рассованы по плотно закрытым горшкам. Горшки погрузили на боевые корабли и флот вышел в море.
Ничего не подозревающие моряки из Пергама, видя, как на палубах противника суетятся люди с горшками вместо мечей, сперва дружно смеялись над странным поведением виффинийцев. Но когда эти горшки полетели на их корабли, а содержимое горшков начало расползаться в разные стороны, от смеха не осталось и следа.
В ужасе пергамцы принялись бороться с ползучими гадами, совсем забыв о настоящей угрозе… Сражение окончилось полной морской победой флота Вифинии, под руководством непобедимого Ганнибала.
Другой пример показывает нам, что Ганнибал не только активно использовал необычную тактику, но также охотно заимствовал эффективные приемы у противника. Например, убедившись в довольно эффективной системе «манипул» римской армии и хороших качествах защитного снаряжения легионеров, Ганнибал приказал собирать трофейное снаряжение, а затем переформировал часть своих воинов в «карфагенские легионы», обученные сражаться в римской манере.

Ганнибал — полководец — sozero

Легендарный Ганнибал — карфагенский полководец
Ганнибал Барка — Родился 247 до н. э. Дата смерти 183 до н. э. Звон оружия, великие победы, легендарные боевые слоны… Ганнибал – полководец и государственный деятель Карфагена, государства в Северной Африке, основного соперника Древнего Рима. Рим стал великим, именно после того как победил Карфаген.

Как известно, молва любит в истории победителей и обиженных. Ганнибал причудливо соединяет в своей судьбе и то, и другое.
О нем много написано. При этом исключительно его врагами римлянами. В Карфагене вообще не очень любили писать исторические сочинения. Там писали в основном счета, реестры, чеки. Это была страна торговли. Презирая жизнеописания, карфагеняне некоторое время даже осуждали греческие традиции письменной истории и было запрещено изучать греческий язык.
Так вот о полководце Ганнибале писали римляне, в том числе Тит Ливий и Плиний Младший. Но что поражает – они отдавали ему должное! Они понимали, что Риму не стоило бы гордиться победой над слабым противником. А вот одолеть Ганнибала – это в действительности заслуга!
У такой выдающейся личности, как Ганнибал, в истории неизбежно появляется мифологический шлейф. Кто не знает выражения «Аннибалова клятва»? («Аннибалова», потому как в России до революции говорили Аннибал, а не Ганнибал. Как произносили это имя в древние времена, в точности неизвестно). Это выражение означает «твердая решимость бороться до конца, обещание неизменно следовать своим идеалам». А ведь Ганнибал на самом деле 9-ти летним мальчиком принес клятву, которую от него потребовал отец, и всегда был ей верен.
Еще он известен как великий полководец. В наше время историки военного искусства отмечают его стратегию, маневры, хитрости, которые он применял, развитость разведки (у него всюду были надежные люди), его личную отвагу. Битва при Каннах, к примеру, по сей день считается классикой военно-стратегического мышления и поведения. Ее сравнивают даже со Сталинградским сражением в ходе Второй мировой войны.
До наших дней дошло, знаменитое выражение «Hannibal ante portas» – «Ганнибал у ворот». Оно вновь начало звучать в Риме спустя столетия после Ганнибала, во время Спартаковского восстания. Эта фраза – память о страхе, который вызывал Ганнибал у самой мощной воюющей страны древности.
Карфаген – город-государство, колония людей, которые пришли в свое время из Финикии, с береговой полосы современного Ливана и северо-западной Сирии. Там были когда-то их знаменитые города Сидон, Тир (Сур в современном Ливане), Библ (на его месте ливанский Джебейл). Как бился Александр Македонский, осаждая Тир!
Следует отметить, что Ганнибал родился всего спустя 76 лет после смерти Александра Македонского. И став военачальником, сравнивал себя с этим великим полководцем. Согласно легенде, он сказал: «Если бы я победил Рим, я был бы выше Александра. А так я все-таки после Александра».
Финикийцы, теснимые соседями, в первую очередь ассирийцами, вынуждены были искать, где им пристроиться. Торговцы, прекрасные мореплаватели, они рассеялись по Средиземноморью. Больше всего их привлекали остров Сицилия на юге Италии, тогда еще Риму не принадлежавший, и север Африки.
В Африке выходцами из Тира в IX столетии до нашей эры был основан Карфаген, который в последствии стал не колонией Финикии, а самостоятельным городом-государством. Это окраина современного города Туниса – место былого Карфагена, стертого римлянами с лица земли. Буквально уничтоженного после Третьей пунической войны. (Пунические войны)
А Ганнибал – герой Второй пунической войны. (Название «пуническая» связано со словом «пуны» – так называли себя сами жители Карфагена.)
К III столетию до нашей эры культура Карфагена представляла собой некую смесь наследия Востока и эллинистической Греции. Очень большой город – около 700 000 населения, в то время как в Риме проживало меньше 300 000. (Рим тогда только начинал выходить в первые мировые державы). Карфаген – торговый посредник между Востоком и Западом, прежде всего Испанией.
Ганнибал родился в 247 году до нашей эры в семье крупного карфагенского военачальника и государственного деятеля по имени Гамилькар Барка. (Барка в переводе означает «молния»). Семья вела свою родословную от одного из спутников Эллисы, легендарной основательницы Карфагена, со временем обожествленной и принявшей облик богини Тиннит.
Отец очень гордился своими тремя сыновьями. Ганнибал был старший. Ему дали самое распространенное пуническое имя. Ганнибал переводится как «милостив ко мне Баал». А Баал – бог неба, грозный и страшный.
Детство Ганнибала прошло в Иберии, на территории нынешней Испании, в суровой и дикой стране. Отец постоянно воевал. Были еще два брата. Гасдрубал, чье имя означает «мне помогает Баал», будет принимать участие в походе старшего брата в Италию, возглавит войска в Испании и будет убит в бою. Магон – в переводе «дар» – погибнет в Италии намного позже.
Еще, у Ганнибала три сестры. Муж одной из них, Гасдрубал Красивый, сыграет заметную роль в судьбе зятя.
Есть исторический анекдот. Три мальчика, Ганнибал и братья, играют, резвятся. Отец смотрит на них и говорит: «Вот львята, которых я рощу на погибель Риму».
Что же это за идея погибели Рима, как она появилась? Политическое устройство Карфагена в те времена сильно отличалось от римского. Рим, объединив Италию под своей властью, двигался в сторону демократизации. Римляне гордились тем, что народ принимает участие в управлении. Карфаген – строго олигархическое государство. Совет Тридцати – высший орган власти, – самые богатые, самые знатные и, как будет видно из судьбы Ганнибала, самые жадные до власти и денег.
Эта олигархическая республика назначала полководца. А армия, в отличие от римской, тут была исключительно наемная. Карфаген воевал не за счет своих жителей. Наемниками становились представители различных этносов. У Ганнибала были наемники из Испании, Галлии (будущей Франции), Северной Италии. Все они воевали за деньги, а возглавлял их военный вождь, имевший большой авторитет. Таковым был отец Ганнибала, а позднее и он сам.
Рим и Карфаген — соперники. Между ними шла борьба за мировое господство в тогдашнем понимании – за влияние от Пиренейского полуострова до Евфрата, от Скифских степей Северного Причерноморья до песков Сахары. Бились не на жизнь, а на смерть. Первая пуническая война 264–241 годов до нашей эры – битва двух морских держав за Сицилию.
Римляне смогли отстоять свои позиции. Карфагенянам пришлось уйти с Сицилии и выплачивать Риму контрибуцию.
Отец Ганнибала сражался мужественно и отчаянно – и все-же проиграл. После этого он отправился командовать карфагенскими войсками в Испании, сражаться с местными племенами, воинственными, суровыми. Там удалось захватить серебряные рудники, и это помогало военачальнику поддерживать свое войско, хорошо платить наемникам и достигнуть определенного успеха. Но сам Гамилькар Барка рассматривал все это лишь как подготовку к будущей войне с Римом.
Дети полководца все время жили в военном лагере, обучались воинскому искусству. Вообще об образовании Ганнибала трудно судить. Как видно, с мальчиком занимались и домашние учителя. Он изучал языки, знал греческий. По свидетельству его римского биографа Корнелия Непота, он сочинил несколько книг на греческом языке. «Книг» не в нашем понимании. Книгой называли рукопись, умещавшуюся на одном свитке.
Детство Ганнибала закончилось в момент принесения клятвы. Была ли она буквально так обставлена, как описывают источники? Этого мы не знаем. Но что-то произошло… Спустя три года после поражения в Первой пунической войне отец привел 9-ти летнего сына в храм и принес жертву грозному Баалу. Следует заметить, Баал принимал и человеческие жертвоприношения, что решительно отличало культуру Карфагена от культуры Древнего Рима. Римляне этот обычай всегда осуждали.
В Карфагене в жертву часто приносили младенцев (Карфаген должен быть разрушен), а именно первенцев из знатных семей. Новорожденных спускали по желобу, и они падали, как считалось, в геенну огненную. Ганнибалу посчастливилось не оказаться жертвой, но от него потребовали определенной жертвенности. Отец велел ему дать страшную клятву, смысл которой был в том, чтобы посвятить всю свою жизнь борьбе с Римом. И мальчик поклялся, как пишет один из историков, «ухватившись за рога алтаря» с изображением быка.
Какое впечатление это должно было произвести на ребенка! Он, по счастью оставшийся в живых в младенчестве, держится за рога быка, воплощающего кровожадного Баала, и приносит клятву. Это его личное жертвоприношение.
И вся последующая жизнь посвящена выполнению этого обещания.
229 год до нашей эры — когда Ганнибалу было 18 лет, отец погиб, утонул при переправе в ходе очередных военных действий. Его сменил зять Гасдрубал, а Ганнибал начал командовать при нем конницей.
Это продолжалось недолго: 221 год до нашей эры — Гасдрубал пал от руки убийц. И тогда войско избрало, провозгласило 26-ти летнего Ганнибала главнокомандующим. Карфагенский Сенат был не в восторге, считалось, что новый полководец молод, не так велик его опыт… Но войско сказало свое слово столь властно, что Сенат счел за лучшее согласиться с этим. Так судьба привела молодого полководца к реальной возможности исполнить свою клятву. Можно сказать, началась его настоящая биография.
О его частной жизни нам почти ничего не известно. Туманно говорят, что у него была некая жена из Испании. Существуют упоминания о его равнодушии к прекрасным пленницам, которых было в его распоряжении сколько угодно. Поговаривали даже, что на этом основании можно было усомниться в его африканском происхождении. Но он попросту жил единственной страстью – искал повод для того, чтобы разразилась война с Римом.
Полководец был нарочито дерзок с римскими послами. Не помогло. Римляне решили сделать вид, что ничего не замечают. Тогда он привел войска под стены находившегося под властью Рима города Сагунта на Пиренейском полуострове и в течении восьми месяцев его осаждал. И уже после того, как этот важный для Рима город пал, им ничего не оставалось, как, угрожая войной, потребовать выдать Ганнибала для наказания.
А ему именно этого и надо было. Карфаген отказался выдать своего полководца. Началась война, продлившаяся почти 20 лет и получила название Второй пунической.
У римлян был четкий, заранее составленный план. Они собирались вести войну на двух фронтах – в Африке и в Испании.
Но карфагенский полководец взял и стремительно разрушил все эти штабные планы. Он двинул свое огромное войско, не меньше 80 000 человек, в Италию. Это считалось невозможным. На пути были два могучих горных хребта – Пиренеи и Альпы. Кто же мог такое придумать – идти туда пешком!
Ганнибал пошел. Он продвигался к Италии с потрясающей быстротой, воодушевляя наемников собственным примером. Тит Ливий писал о нем: «Он одинаково терпеливо переносил жару и холод. Меру еды и питья он определял природной потребностью, а не удовольствием. Выбирал время для бодрствования и сна, не отличая дня от ночи. Многие часто видели, как он, завернувшись в военный плащ, спал на земле среди воинов, стоявших на постах и караулах. Он далеко опережал всадников и пехотинцев, первым вступал в бой, последним покидал сражение». Он вызывал у воинов уважение своим личным мужеством, железной волей.
Пиренеи Ганнибал смог преодолеть стремительно. И двинулся к Альпам. У него было 37 слонов. Это особенность карфагенского войска – слоны, которых не было у римлян. Вначале слоны произвели на противника ошеломительное впечатление. Потом римляне успокоились и начали называть их «луканскими быками». А еще позднее научились так на них влиять, чтобы испуганные, неуправляемые слоны стали не только бесполезны, но и опасны для тех, кто их использует. А из слонов Ганнибала со временем смог уцелеть лишь один.
Но пока со слонами неожиданным маршрутом, разрушив римский генеральный план, Ганнибал примерно за 15 дней перешел Альпы и привел свою армию в Италию. Дальше идет серия сенсационных подвигов, которые и сотворили его великий образ.
Перейдя Альпы, он, образно говоря, свалился на голову римлянам в Северной Италии, в долине реки По.
Войско Ганнибала была в тот момент непобедимым. Но римляне умели очень быстро учиться, что и дало возможность им создать мировую державу. В Первой пунической войне они научились воевать на море. Изначально карфагеняне, потомственные мореплаватели, были сильней в морском бою. Но римляне изобрели абордажные мостики, которые они перебрасывали с судна на судно, превращая морской бой в вариацию сухопутного.
Теперь перед ними была мощная карфагенская конница, всегда наносившая решающий удар. Римляне ранее ставили на пешее, тяжеловооруженное войско. Но они опять учатся – и победят Ганнибала благодаря сильной коннице.
А пока преимущество было на его стороне. В ноябре 218 года до нашей эры произошло сражение на реке Тицини (приток реки По). Ганнибал разбивает консула Публия Корнелия Сципиона, отца будущего своего победителя.
В конце декабря 218 года до нашей эры – битва на реке Требии, также притоке По, и вновь победа Ганнибала.
И самая знаменитая, 21 июня 217 года до нашей эры,– битва при Тразименском озере. Это совершенно потрясающая история, где Ганнибал показал себя великим полководцем.
Он пополнил свои войска восставшими галлами, недовольными римским владычеством. Три дня и четыре ночи армия шла по грудь в воде, по болотам у реки Арно. Отдохнуть можно было лишь на трупах павших лошадей. Там погибли все слоны, кроме одного. У самого Ганнибала началось некое воспаление в глазу. В результате он потерял глаз.
Благодаря своему абсолютно безумному маневру Ганнибал обошел заготовленные римлянами укрепления. Он обманул бдительность консула Фламиния, который, не ожидая такого, расположил свое войско на более возвышенных местах. Когда Фламиний оказался на тесном пятачке, на него со всех сторон ринулось карфагенское войско. Это было жуткое побоище. Самого консула убили. Десятки тысяч людей были без пощады уничтожены. Жертвы были с обеих сторон, но римляне понесли в значительной степени больший урон. Это была победа полководца, человека, преодолевшего немыслимые тяготы войны.
Казалось, Рим обречен. Ганнибал двинулся в Апулию – юго-западную часть Италии. Ему надо было время для восстановления сил войска, для его пополнения, переснаряжения.
Римляне в ужасе избрали диктатора – Квинта Фабия Максима, который в скором времени получил прозвище Кунктатор (Медлительный). В действительности это был разумный человек, который понял, что не надо торопиться лоб в лоб сталкиваться с Ганнибалом, правильней отдельными нападениями, стычками, мелкими сражениями обессиливать страшного врага.
Этим Квинт Фабий Максим напоминает Барклая де Толли, изматывавшего Наполеона во время Отечественной войны 1812 г. И также тактика оказалась довольно разумной.
Но кунктаторов не любят, считают трусами, чуть ли не предателями. Квинта Фабия Максима отстранили.
А впереди было еще одно ужасное поражение римлян – битва при Каннах, в западной части Италии 2 августа 216 года до нашей эры, самая знаменитая битва Ганнибала, классика учебников по военной истории. Он построил войско полумесяцем, расположив в центре самых слабых наемников. И добился желаемого результата. Римляне ударили по центру, прорвали, подавили его… и зарылись в глубину его войска. Знаменитый прием – разделение войска соперника на две части, окружение этих частей по отдельности, а после полное уничтожение. Многие десятки тысяч людей погибли. Армия римлян была уничтожена.
Карфагенский полководец не спешил идти на Рим. Он подошел близко, но штурмовать Рим не стал: ждал подкрепления, войска во главе со своим братом Гасдрубалом, которое должно было прийти из Испании. Но по дороге брата разбили.
211 году до нашей эры — полководец Ганнибал у ворот Рима, в городе тот самый клич: «Hannibal ante portas!» – и настоящая паника. Но он не стал идти на штурм. Продолжил маневрировать, ему надо было подкрепление.
Рим постепенно пришел в себя. Эта великая способность римлян – сохранять мужество, перестраиваться, обучаться. При этом войско Ганнибала – это наемники, Рим же защищают граждане.
Гражданская община ощетинивается для защиты своих интересов. И то самое, что Л.Н.Толстой гениально называл духом войска, решающим судьбу сражения, судьбу войны, тут было на стороне римлян.
Пока Ганнибал, не дождавшийся подкрепления, маневрирует уже без особого успеха, римское войско наносят Карфагену удары в Испании, теснят со всех сторон. Перевес сил уже на стороне римлян.
А хуже всего то, что Ганнибала перестали поддерживать из Карфагена. В последствии сам он сформулирует это так: «Не Рим, а карфагенский Сенат победил Ганнибала».
Ему не доставляли должных средств, у него нет такой вольготной финансовой ситуации, которая была некогда благодаря достижениям его отца в Испании.
У карфагенской знати укрепилось опасение, что такой великий полководец будет опасным для республики, то есть для власти. Олигархия всегда предпочитает, чтобы все власть имущие были более или менее равны друг другу, чтобы все вместе, единым жадным, корыстным кулаком сжимали страну. А личность, которая возвышается над ними, их смущает, тревожит.
Они не то чтобы в открытую вредят Ганнибалу, но давно не помогают ему. И он ощущает невозможность продолжать наносить такие чувствительные удары, как те, которые он наносил римлянам ранее.
К тому же у Рима появился талантливый командующий – Публий Корнелий Сципион-младший, который получит потом почетное прозвище Африканский. Будущий победитель Ганнибала. В 204 году до нашей эры карфагенский Сенат отозвал Ганнибала в Африку на защиту отечества. В общем-то все логично, все правильно. Но ему помешали продолжать войну на территории Италии.
Он прибыл в Африку, настроенный на новые победы. Ему 43 года, а в 202 году до нашей эры, когда в конце осени состоится битва при Заме, – 44. Это овеянный славой, еще полный сил человек. Но его ожидает единственное крупное поражение. За 20 лет войны римляне многому научились.
После битвы при Заме, которую Ганнибал проиграл, был заключен мир, очень выгодный для Рима. Карфаген потерял право иметь флот, сохранил владения только в Африке, должен был на протяжении 50-ти лет платить контрибуцию.
Однако римляне выиграли не только это. Они выиграли лидерство тогдашнего мира. Научившись воевать с таким противником, как Ганнибал, мобилизовываться, когда, казалось, все кончено, переносить гибель консулов, потери десятков тысяч людей, преодолев все это, Рим и сделался равным самому себе.
Как ни странно, какое-то время после поражения Ганнибал занимал в Карфагене должность суфета – первого лица, верховного судьи.
Чем же он занимался на этой должности? Начал бороться с продажностью тех, кто наживался на войне, кто, возможно, подыгрывал врагу.
Но в скором времени он получил информацию о том, что власти Карфагена намереваются-таки ответить на многолетние требования Рима и выдать его победителю. В 195 году до нашей эры он бежит. Дальше были 12 лет эмиграции.
Вначале он направился в Сирию, к Антиоху III. Потом он у правителей Армении, после в Вифинии, у царя Прузия.
И в течении всех этих лет он верен клятве. Он не просто спасает свою жизнь, но старается подтолкнуть правителей малазийских и южноевропейских государств к борьбе с римлянами. Ганнибал еще рассчитывает создать новую коалицию и вернуться к делу своей жизни. Он даже принял участие в нескольких не очень значительных, не очень крупных сражениях против Рима, нигде не потерпел поражения, но это, конечно, не тот масштаб.
Ему не удается найти тех, кто рискнул бы поднять знамя борьбы против римского войска, за мировое первенство, как когда-то Карфаген.
Полководцу Ганнибалу приписывают слова: «Моя жизнь – неизменное усилие воли к единственной цели». Да, он имел право так сказать. Он мог мысленно отчитаться перед отцом в том, что клятвы, принесенной в детстве, он никогда не нарушил и всегда стремился ее исполнить.
Но Рим был уже настолько сильней всех государств, пытавшихся сохранить свою независимость, что Ганнибалу повсюду угрожала опасность быть выданным. В очередной раз он получил информацию о том, что Прузий, царь Вифинии – сравнительно небольшого государства в Малой Азии, которое маневрировало между соседними правителями, – Прузий, который долго притворялся другом, готов выдать его Риму. В 183 году до нашей эры яд из перстня прервал жизнь Ганнибала.
Римский политик и оратор Марк Тулий Цицерон сказал: «Сограждане изгнали его, а у нас, мы видим, он, враг наш, прославлен в писаниях и в памяти». Его непримиримые враги сохранили для потомства память о нем.
Н.Басовская
Ссылка.

Ганнибал — полководец

У такой выдающейся личности, как Ганнибал, в истории неизбежно появляется мифологический шлейф. Кто не знает выражения «Аннибалова клятва»? («Аннибалова», потому как в России до революции говорили Аннибал, а не Ганнибал. Как произносили это имя в древние времена, в точности неизвестно). Это выражение означает «твердая решимость бороться до конца, обещание неизменно следовать своим идеалам». А ведь Ганнибал на самом деле 9-ти летним мальчиком принес клятву, которую от него потребовал отец, и всегда был ей верен.
Еще он известен как великий полководец. В наше время историки военного искусства отмечают его стратегию, маневры, хитрости, которые он применял, развитость разведки (у него всюду были надежные люди), его личную отвагу. Битва при Каннах, к примеру, по сей день считается классикой военно-стратегического мышления и поведения. Ее сравнивают даже со Сталинградским сражением в ходе Второй мировой войны.
До наших дней дошло, знаменитое выражение «Hannibal ante portas» – «Ганнибал у ворот». Оно вновь начало звучать в Риме спустя столетия после Ганнибала, во время Спартаковского восстания. Эта фраза – память о страхе, который вызывал Ганнибал у самой мощной воюющей страны древности.
Карфаген – город-государство, колония людей, которые пришли в свое время из Финикии, с береговой полосы современного Ливана и северо-западной Сирии. Там были когда-то их знаменитые города Сидон, Тир (Сур в современном Ливане), Библ (на его месте ливанский Джебейл). Как бился Александр Македонский, осаждая Тир!
Следует отметить, что Ганнибал родился всего спустя 76 лет после смерти Александра Македонского. И став военачальником, сравнивал себя с этим великим полководцем. Согласно легенде, он сказал: «Если бы я победил Рим, я был бы выше Александра. А так я все-таки после Александра».
Финикийцы, теснимые соседями, в первую очередь ассирийцами, вынуждены были искать, где им пристроиться. Торговцы, прекрасные мореплаватели, они рассеялись по Средиземноморью. Больше всего их привлекали остров Сицилия на юге Италии, тогда еще Риму не принадлежавший, и север Африки.
В Африке выходцами из Тира в IX столетии до нашей эры был основан Карфаген, который в последствии стал не колонией Финикии, а самостоятельным городом-государством. Это окраина современного города Туниса – место былого Карфагена, стертого римлянами с лица земли. Буквально уничтоженного после Третьей пунической войны. (Пунические войны)
А Ганнибал – герой Второй пунической войны. (Название «пуническая» связано со словом «пуны» – так называли себя сами жители Карфагена.)
К III столетию до нашей эры культура Карфагена представляла собой некую смесь наследия Востока и эллинистической Греции. Очень большой город – около 700 000 населения, в то время как в Риме проживало меньше 300 000. (Рим тогда только начинал выходить в первые мировые державы). Карфаген – торговый посредник между Востоком и Западом, прежде всего Испанией.
Ганнибал родился в 247 году до нашей эры в семье крупного карфагенского военачальника и государственного деятеля по имени Гамилькар Барка. (Барка в переводе означает «молния»). Семья вела свою родословную от одного из спутников Эллисы, легендарной основательницы Карфагена, со временем обожествленной и принявшей облик богини Тиннит.
Отец очень гордился своими тремя сыновьями. Ганнибал был старший. Ему дали самое распространенное пуническое имя. Ганнибал переводится как «милостив ко мне Баал». А Баал – бог неба, грозный и страшный.
Детство Ганнибала прошло в Иберии, на территории нынешней Испании, в суровой и дикой стране. Отец постоянно воевал. Были еще два брата. Гасдрубал, чье имя означает «мне помогает Баал», будет принимать участие в походе старшего брата в Италию, возглавит войска в Испании и будет убит в бою. Магон – в переводе «дар» – погибнет в Италии намного позже.
Еще, у Ганнибала три сестры. Муж одной из них, Гасдрубал Красивый, сыграет заметную роль в судьбе зятя.
Есть исторический анекдот. Три мальчика, Ганнибал и братья, играют, резвятся. Отец смотрит на них и говорит: «Вот львята, которых я рощу на погибель Риму».
Что же это за идея погибели Рима, как она появилась? Политическое устройство Карфагена в те времена сильно отличалось от римского. Рим, объединив Италию под своей властью, двигался в сторону демократизации. Римляне гордились тем, что народ принимает участие в управлении. Карфаген – строго олигархическое государство. Совет Тридцати – высший орган власти, – самые богатые, самые знатные и, как будет видно из судьбы Ганнибала, самые жадные до власти и денег.
Эта олигархическая республика назначала полководца. А армия, в отличие от римской, тут была исключительно наемная. Карфаген воевал не за счет своих жителей. Наемниками становились представители различных этносов. У Ганнибала были наемники из Испании, Галлии (будущей Франции), Северной Италии. Все они воевали за деньги, а возглавлял их военный вождь, имевший большой авторитет. Таковым был отец Ганнибала, а позднее и он сам.
Рим и Карфаген — соперники. Между ними шла борьба за мировое господство в тогдашнем понимании – за влияние от Пиренейского полуострова до Евфрата, от Скифских степей Северного Причерноморья до песков Сахары. Бились не на жизнь, а на смерть. Первая пуническая война 264–241 годов до нашей эры – битва двух морских держав за Сицилию.
Римляне смогли отстоять свои позиции. Карфагенянам пришлось уйти с Сицилии и выплачивать Риму контрибуцию.
Отец Ганнибала сражался мужественно и отчаянно – и все-же проиграл. После этого он отправился командовать карфагенскими войсками в Испании, сражаться с местными племенами, воинственными, суровыми. Там удалось захватить серебряные рудники, и это помогало военачальнику поддерживать свое войско, хорошо платить наемникам и достигнуть определенного успеха. Но сам Гамилькар Барка рассматривал все это лишь как подготовку к будущей войне с Римом.
Дети полководца все время жили в военном лагере, обучались воинскому искусству. Вообще об образовании Ганнибала трудно судить. Как видно, с мальчиком занимались и домашние учителя. Он изучал языки, знал греческий. По свидетельству его римского биографа Корнелия Непота, он сочинил несколько книг на греческом языке. «Книг» не в нашем понимании. Книгой называли рукопись, умещавшуюся на одном свитке.
Детство Ганнибала закончилось в момент принесения клятвы. Была ли она буквально так обставлена, как описывают источники? Этого мы не знаем. Но что-то произошло… Спустя три года после поражения в Первой пунической войне отец привел 9-ти летнего сына в храм и принес жертву грозному Баалу. Следует заметить, Баал принимал и человеческие жертвоприношения, что решительно отличало культуру Карфагена от культуры Древнего Рима. Римляне этот обычай всегда осуждали.
В Карфагене в жертву часто приносили младенцев (Карфаген должен быть разрушен), а именно первенцев из знатных семей. Новорожденных спускали по желобу, и они падали, как считалось, в геенну огненную. Ганнибалу посчастливилось не оказаться жертвой, но от него потребовали определенной жертвенности. Отец велел ему дать страшную клятву, смысл которой был в том, чтобы посвятить всю свою жизнь борьбе с Римом. И мальчик поклялся, как пишет один из историков, «ухватившись за рога алтаря» с изображением быка.
Какое впечатление это должно было произвести на ребенка! Он, по счастью оставшийся в живых в младенчестве, держится за рога быка, воплощающего кровожадного Баала, и приносит клятву. Это его личное жертвоприношение.
И вся последующая жизнь посвящена выполнению этого обещания.
229 год до нашей эры — когда Ганнибалу было 18 лет, отец погиб, утонул при переправе в ходе очередных военных действий. Его сменил зять Гасдрубал, а Ганнибал начал командовать при нем конницей.
Это продолжалось недолго: 221 год до нашей эры — Гасдрубал пал от руки убийц. И тогда войско избрало, провозгласило 26-ти летнего Ганнибала главнокомандующим. Карфагенский Сенат был не в восторге, считалось, что новый полководец молод, не так велик его опыт… Но войско сказало свое слово столь властно, что Сенат счел за лучшее согласиться с этим. Так судьба привела молодого полководца к реальной возможности исполнить свою клятву. Можно сказать, началась его настоящая биография.
О его частной жизни нам почти ничего не известно. Туманно говорят, что у него была некая жена из Испании. Существуют упоминания о его равнодушии к прекрасным пленницам, которых было в его распоряжении сколько угодно. Поговаривали даже, что на этом основании можно было усомниться в его африканском происхождении. Но он попросту жил единственной страстью – искал повод для того, чтобы разразилась война с Римом.
Полководец был нарочито дерзок с римскими послами. Не помогло. Римляне решили сделать вид, что ничего не замечают. Тогда он привел войска под стены находившегося под властью Рима города Сагунта на Пиренейском полуострове и в течении восьми месяцев его осаждал. И уже после того, как этот важный для Рима город пал, им ничего не оставалось, как, угрожая войной, потребовать выдать Ганнибала для наказания.
А ему именно этого и надо было. Карфаген отказался выдать своего полководца. Началась война, продлившаяся почти 20 лет и получила название Второй пунической.
У римлян был четкий, заранее составленный план. Они собирались вести войну на двух фронтах – в Африке и в Испании.
Но карфагенский полководец взял и стремительно разрушил все эти штабные планы. Он двинул свое огромное войско, не меньше 80 000 человек, в Италию. Это считалось невозможным. На пути были два могучих горных хребта – Пиренеи и Альпы. Кто же мог такое придумать – идти туда пешком!
Ганнибал пошел. Он продвигался к Италии с потрясающей быстротой, воодушевляя наемников собственным примером. Тит Ливий писал о нем: «Он одинаково терпеливо переносил жару и холод. Меру еды и питья он определял природной потребностью, а не удовольствием. Выбирал время для бодрствования и сна, не отличая дня от ночи. Многие часто видели, как он, завернувшись в военный плащ, спал на земле среди воинов, стоявших на постах и караулах. Он далеко опережал всадников и пехотинцев, первым вступал в бой, последним покидал сражение». Он вызывал у воинов уважение своим личным мужеством, железной волей.
Пиренеи Ганнибал смог преодолеть стремительно. И двинулся к Альпам. У него было 37 слонов. Это особенность карфагенского войска – слоны, которых не было у римлян. Вначале слоны произвели на противника ошеломительное впечатление. Потом римляне успокоились и начали называть их «луканскими быками». А еще позднее научились так на них влиять, чтобы испуганные, неуправляемые слоны стали не только бесполезны, но и опасны для тех, кто их использует. А из слонов Ганнибала со временем смог уцелеть лишь один.
Но пока со слонами неожиданным маршрутом, разрушив римский генеральный план, Ганнибал примерно за 15 дней перешел Альпы и привел свою армию в Италию. Дальше идет серия сенсационных подвигов, которые и сотворили его великий образ.
Перейдя Альпы, он, образно говоря, свалился на голову римлянам в Северной Италии, в долине реки По.Войско Ганнибала была в тот момент непобедимым. Но римляне умели очень быстро учиться, что и дало возможность им создать мировую державу. В Первой пунической войне они научились воевать на море. Изначально карфагеняне, потомственные мореплаватели, были сильней в морском бою. Но римляне изобрели абордажные мостики, которые они перебрасывали с судна на судно, превращая морской бой в вариацию сухопутного.

Ганнибал Барка | С т р а т е г

Автор: Strateg, 19 Янв 2014
Ганнибал Барка – великий карфагенский полководец, всю свою жизнь посвятивший борьбе с Римом. Будущие покорители мира – римляне – 17 лет, пока шла Вторая Пуническая война, трепетали от имени Ганнибала Барки. И даже после победы, постаревший в битвах и походах карфагенянин, пока был жив, оставался постоянной угрозой для Рима. Многие античные авторы, даже занимая проримскую позицию, отдают дань уважения военному искусству, стратегии и тактике Ганнибала и достаточно подробно описывают его жизнь.Ганнибал родился в 247 г. до н.э. в семье карфагенского полководца Гамилькара, имевшего прозвище Барка (молния). Гамилькар успешно воевал с римлянами в ходе Первой Пунической войны на Сицилии. Кроме Ганнибала у Гамилькара было еще два сына – средний Газдрубал и младший Магон. Младшие братья Ганнибала тоже были талантливыми полководцами и все семейство баркидов авторы иногда красиво называют “львиный выводок”. Гамилькар передал детям на всю жизнь ненависть к Риму. Первоисточники рассказывают о “клятве Ганнибала”. Перед тем, как переправиться в Испанию с войском, Гамилькар потребовал от девятилетнего сына дать клятву. Если Ганнибал хочет сопровождать отца в походе, то должен перед жертвенником обещать всю жизнь бороться с римлянами.

Пока карфагеняне воевали в Испании, подготавливая плацдарм для будущей войны с Римом, Ганнибал учился военному искусству сначала у отца, а после его гибели у мужа родной сестры Газдрубала. Газдрубал поручил юнному Ганнибалу командовать конницей. Ливий, 21.4: “Одним своим появлением он обратил на себя взоры всего войска. Старым воинам показалось, что к ним вернулся Гамилькар, каким он был в лучшие свои годы: то же мощное слово, тот же повелительный взгляд, то же выражение, те же черты лица! Но Ганнибал вскоре достиг того, что его сходство с отцом сделалось наименее значительным из качеств, которые располагали к нему воинов. Никогда еще душа одного и того же человека не была так равномерно приспособлена к обеим, столь разнородным обязанностям – повелению и повиновению; и поэтому трудно было различить, кто им более дорожил – полководец или войско. Никого Газдрубал не назначал охотнее начальником отряда, которому поручалось дело, требующее отваги и стойкости; но и воины ни под чьим начальством не были более уверены в себе и более храбры. Насколько он был смел, бросаясь в опасность, настолько же бывал осмотрителен в самой опасности. Не было такого труда, от которого бы он уставал телом или падал духом. И зной, и мороз он переносил с равным терпением; ел и пил ровно столько, сколько требовала природа, а не ради удовольствия; выбирал время для бодрствования и сна, не обращая внимания на день и ночь – покою уделял лишь те часы, которые у него оставались свободными от трудов; при том он не пользовался мягкой постелью и не требовал тишины, чтобы легче заснуть; часто видели, как он, завернувшись в военный плащ, спит на голой земле среди караульных или часовых. Одеждой он ничуть не отличался от ровесников; только по вооружению да по коню его можно было узнать. Как в коннице, так и в пехоте он далеко оставлял за собою прочих; первым устремлялся в бой, последним оставлял поле сражения. Но в одинаковой мере с этими высокими достоинствами обладал он и ужасными пороками. Его жестокость доходила до бесчеловечности, его вероломство превосходило даже пресловутое пунийское вероломство. Он не знал ни правды, ни добродетели, не боялся богов, не соблюдал клятвы, не уважал святынь. Будучи одарен этими хорошими и дурными качествами, он в течение своей трехлетней службы под начальством Газдрубала с величайшим рвением исполнял все, присматривался ко всему, что могло развить в нем свойства великого полководца.”
Художник Mariusz Kozik
После убийства Газдрубала войска выбрали полководцем Ганнибала и он начал Вторую Пуническую войну, осадив союзный Риму город Сагунт (Полибий называет город Заканфа). Римляне собирали силы и готовились к войне с пунами в Испании и Африке, но целью Ганнибала была Италия. На море господствовали римляне. Кроме того, в армии пунов было много слонов и конницы, для перевозки которых требовался бы огромный флот. Поэтому Ганнибал принял дерзкое решение идти в Италию сушей. Для этого ему потребовалось форсировать крупную реку Родан, сражаться с местными племенами галлов и пересечь Альпы. Этот рискованный стратегический план, стоивший Ганнибалу потери половины армии от голода, холода и сражений, полностью оправдался. Римляне оказались совершенно не готовы к такому повороту событий, а в северной Италии Ганнибал смог пополнить армию галлами, совсем недавно покоренными Римом.
Одержав победы в битвах при Тицине и Треббии, окружив и уничтожив римские армии в битве при Тразименском озере  и в битве при Каннах, Ганнибал поставил Рим на порог катастрофы. Мог ли Ганнибал идти на Рим? Сам Ганнибал на это не решился и многие авторы считают это решение ошибочным. Авторам, возможно виднее, чем Ганнибалу. Однако нужно учесть следующие моменты. Рим экстренными мерами, освободив заключенных и рабов, призвав юношей допризывного возраста, смог собрать некоторое количество войск. Другие войска находились на соседних военных театрах. Рим – хорошо укрепленный город, который нужно долго осаждать. Сами римляне город не сдадут. Подмога могла успеть. Весь опыт Второй Пунической войны показывает, что осада и штурм даже небольших городов Италии с незначительными гарнизонами  представляли для Ганнибала серьезные проблемы. Ганнибал рассчитывал на массовое отпадение союзников от Рима, но этого не произошло. Многие города Италии остались верны Риму.
Художник П. Коннолли
Рим спасли два полководца – Фабий Максим и Клавдий Марцелл, котрых называли щитом и мечом Рима. Ганнибал учитывал характер полководцев противника и многих неопытных командиров провоцировал на битвы в невыгодных условиях. Сам же Ганнибал тщательно готовился к битвам, изучая местность, используя засады и различные хитрости. Полибий, 3.69: “Между тем вождь карфагенян не был приготовлен к решительной битве; притом, как свойственно хорошему полководцу, он держался правила, что без заранее составленного плана, по ничтожному поводу не следует отваживаться на решительное сражение.” Против выжидательной тактики Максима Ганнибалу было бороться особенно тяжело. Пунам нужны были решительные победы. Стратегия измора Фабия постепенно разрушала армию карфагенян. Марцелл же, наоборот, был настроен решительно и упорно сражался в каждой битве. Ливий приводит примеры битв Второй Пунической войны в Италии, в которых Ганнибал потерпел поражения. Это спорный вопрос, потому как другие авторы, в частности Полибий, пишут, что за время, проведенное в Италии Ганнибал оставался непобедимым. Возникает вопрос, если Марцелл и другие римские полководцы побеждали Ганнибала, как же они его не уничтожили в Италии, располагая превосходящими силами и почему римляне боялись карфагенянина до последнего дня?
Полибий, 11.19:”Доблести Ганнибала. …Разве можно не превозносить военачальнические дарования, храбрость и умение жить лагерного жизнью, если окинешь взором это время во всей его продолжительности, если со вниманием остановишься на всех больших и мелких битвах, на осадах и отпадениях городов, на трудностях, выпадавших на его долю, если, наконец, примешь во внимание всю обширность предприятия? В течение шестнадцати лет войны с римлянами в Италии Ганнибал ни разу не уводил своих войск с поля битвы; подобно искусному кормчему он непрерывно удерживал их в повиновении, огромные полчища, к тому же не однородные, но разноплеменные, сумел охранить от возмущений против вождя и от междоусобных раздоров. В войсках его были ливияне, иберы, бигуры, кельты, финикийцы, италийцы, эллины — народы, не имевшие по своему происхождению ничего общего между собою ни в законах, ни в нравах, ни в языке, ни в чем бы то ни было ином. Однако мудрость вождя приучила столь разнообразные и многочисленные народности следовать единому приказанию, покоряться единой воле, при всем непостоянстве и изменчивости положений, когда судьба то весьма благоприятствовала ему, то противодействовала. Вот почему нельзя не дивиться даровитости вождя в Ганнибале и не утверждать с уверенностью, что, начни он осуществление своего замысла с других частей мира и закончи римлянами, Ганнибал довел бы благополучно свое дело до конца. Начав же с того народа, коим следовало заключить, Ганнибал и начал предприятие, и кончил на этом народе…”

Полибию вторит Корнелий Непот “О знаменитых иноземных полководцах”: “Долго пришлось бы перечислять все его битвы. Поэтому достаточно указать на одно обстоятельство, дающее представление о том, каким полководцем был Ганнибал: за все время пребывания его в Италии никто не мог противостоять ему в битве, а после сражения при Каннах никто не разбивал против него лагеря в открытом поле.”
Диодор, 29.19: “Ганнибал, который занимает первое место среди всех карфагенян в военном искусстве и в величии своих достижений, ни разу не испытал недовольства в рядах своих войск; наоборот его мудрое предвидение позволило ему сохранить в согласии и гармонии части, которые различались обилием разнообразных языков, на которых они говорили. Точно также, хотя это обычная практика чужеземных войск перебегать к врагу при незначительном поводе, под его командованием никто не решился это сделать. Он всегда содержал большую армию, но никогда не испытывал нехватку денег или провизии. Наиболее удивительнее всего то, что иностранцы, которые служили ему, не уступали гражданам в их привязанности к нему, но даже превосходили их. Естественно, в итоге, что его хорошее управление войсками давало хорошие результаты. Участвуя в войне с самой сильной военной державой в мире, он разорял Италию без малого семнадцать лет и оставался непобежденным во всех сражениях. Таковы многие и великие деяния, в которых он победил правителей мира, что потери нанесенные им, препятствовали всякому, кто был достаточно смел, когда-нибудь встретиться с ним в открытом бою. Многие города он захватил и предал огню, и, хотя народы Италии были многочисленны, по его вине среди них случилась нехватка мужчин. Эти всемирно известные деяния, которые он, определенно, выполнил за государственный счет, но с войсками, которые были разнообразным скоплением наемников и союзников; и хотя его врагам, благодаря использованию общего для всех языка, было трудно противостоять, его личная проницательность и способности полководца принесли ему успех против них. Все могут извлечь урок, что командующий армии все равно что разум в теле и ответственен за ее успех.”
Художник Mariusz Kozik
Ганнибал был не только гениальным полководцем, но и хорошим политиком. Он развернул войну с Римом на всех фронтах, в различных странах находя союзников. Полибий, 9.22: “…Единственным виновником, душою всего, что претерпевали и испытывали обе стороны, римляне и карфагеняне, я почитаю Ганнибала. И в самом деле, войну в Италии он держал неоспоримо в своих руках, направлял и войну в Иберии через старшего из братьев, Гасдрубала, а впоследствии Магона, тех самых, которые умертвили обоих военачальников римских в Иберии. Он же направлял и Мидийскую (??? Сицилийскую) войну вначале через Гиппократа, потом через ливийца Миттона . Действовал он также в Элладе и Иллирии, и тут наводя страх на римлян и озабочивая их своим союзом с Филиппом (царь Македонии). Столь велика и изумительна сила одного человека, одного ума, если он надлежаще подготовлен согласно природным свойствам к какой бы то ни было деятельности, посильной человеку.”
Однако даже гениальный полководец не может сражаться без подкреплений против огромного человеческого потенциала Рима. Карфаген пытался победить в войне малой кровью, не напрягая все возможные силы. Ганнибалу присылали незначительные подкрепления. Карфагенский сенат предлагал ему набирать войска среди италиков. Но италики были ненадежны, колебались. С подкреплениями из Испании пытался пробиться брат Газдрубал, но потерпел поражение и погиб в битве при Метавре. Ливий, 28.12: “А ведь к скольким страшным последствиям привели пунийских вождей и солдат такие нехватки во время предыдущей войны. Теперь, когда после гибели Газдрубала и его войска исчезла всякая надежда на победу, когда вся Италия была потеряна и оставался для них один лишь угол в ней – Бруттий, – в лагере не было никаких волнений! Это ли не удивительно! И вдобавок ко всему войско должно было кормиться тем, что есть в Бруттии, но, засей хоть весь Бруттий, хлеба на такое войско не хватило бы. А тут много молодежи ушло с земли на войну, чтобы, сообразно укоренившемуся у бруттийцев дурному обычаю, воюя, жить грабежом. Из Карфагена не присылали ничего; там беспокоились об одном: как удержать Испанию. Словно в Италии все было гладко!”
Художник Giuseppe Rava
А Испанию карфагенянам было не удержать. У Рима тоже появился талантливый полководец, достойный соперник Ганнибала – Публий Корнелий Сципион, прозванный позже Африканским. В многочисленных битвах Сципион побеждал пунов, высадился в Африке и угрожал самому Карфагену. Полибий, 18.28: ” О битвах римлян с Ганнибалом и о поражениях в них римлян вовсе нет нужды распространяться, так как испытанные тогда римлянами неудачи произошли не от вооружения их или военного строя, но объясняются искусством и проницательностью Ганнибала. Мы ясно показали это при описании самих сражений. В пользу нашего мнения свидетельствует прежде всего конец войны: когда римляне приобрели себе военачальника, равного по даровитости Ганнибалу, то вскоре перешла к римлянам и победа.” Ганнибал был вынужден покинуть Италию и вернуться в Карфаген.
Есть любопытные моменты, в которых описана жестокость Ганнибала. Например, у Диодора, 27.9-10: “Ганнибал, созвав вместе своих союзников, сообщил им, что ныне ему необходимо переправиться в Ливию, и предложил всякому, кто пожелает, свое разрешение следовать за ним. Некоторые выбрали переправу с Ганнибалом; однако тех, кто решил остаться в Италии, он окружил своею армией, и сначала дал своим солдатам разрешение взять кого они пожелают в качестве раба, затем вырезал остальных, примерно двадцать тысяч человек… Четыре тысячи всадников, люди которые после поражения Сифакса перешли к Масиниссе, теперь перебежали к Ганнибалу. В приступе гнева, Ганнибал окружил их своею армией, перебил их всех, и распределил лошадей среди солдат.” В те времена человеческая жизнь мало ценилась и те же римляне были далеко не ангелы. Возникает сомнение, так ли легко было маленькой армии Ганнибала, уплывающей в Африку перебить 20 000 человек, отказавшихся следовать за Ганнибалом??? И в своем ли уме находится великий полководец, которому в Африке катастрофически не хватает конницы и он дает приказ перебить 4000 нумидийских всадников??? Невероятно…
Последнюю решительную битву при Заме – Нараггаре Ганнибал проиграл Сципиону (во многом из-за нехватки конницы!) и Карфаген вынужден был пойти на унизительные условия мира. Через несколько лет Ганнибал был избран суффетом (аналог консула). Он провел демократические преобразования в Карфагене, направленные против пожизненно назначаемых судей совета ста четырех (аналог сената), восстановил финансовую систему государства, готовился заключить союз с Антиохом против Рима. Ливий, 33.47: “Вот тогда-то люди, столько лет кормившиеся казнокрадством, взъярились, как будто у них отняли свое, а не наворованное, и принялись натравливать на Ганнибала римлян, которые и сами искали повода дать волю своей ненависти. Публий Сципион Африканский долго сопротивлялся: он считал, что не подобает народу римскому подписываться под обвинениями, исходящими от ненавистников Ганнибала, унижать государство вмешательством в распрю у карфагенян. Достойно ли, не довольствуясь тем, что Ганнибал побежден на войне, уподобляться доносчикам, подкреплять присягой напраслину, приносить жалобы? И все-таки верх одержали те, кто настоял, чтобы в Карфаген были отправлены послы с извещением тамошнему сенату о сговоре Ганнибала с царем Антиохом и об их замысле разжечь войну.”
Надо отметить, что Сципион и Ганнибал уважительно относились друг к другу. Однако, это не спасло бы Ганнибала от выдачи римлянам и он бежал к Антиоху. Антиох, готовя войну против Рима, использовал знания и опыт Ганнибала. Римляне по прежнему боялись Ганнибала и выслали посольство к Антиоху, в задачу которого входило внушить царю сомнения и зависть к Ганнибалу. Антиох оставил Ганнибала на вторых ролях. Ему поручили командовать небольшим отрядом кораблей в битве, которую селевкиды проиграли союзникам Рима родосцам. На суше Антиох потерпел поражение в битве при Магнесии и Ганнибал, что бы не попасть в руки римлян, снова вынужден был бежать. На этот раз он нашел пристанище в Вифинии у царя Прусия. Интересный эпизод приводит Юстин, 32.4: “…после того как Прусий был побежден Эвменом (союзником Рима) в войне на суше, он перенес войну на море. Ганнибал доставил ему победу неслыханной выдумкой. А именно: он приказал поместить в глиняные сосуды всевозможных змей и в середине сражения забросил эти сосуды на вражеские суда. Сначала понтийцам показалось смешным, что [их враги] не могут воевать железом, а сражаются глиняными горшками. Когда же корабли их наполнились змеями и опасность стала грозить им с двух сторон, они уступили победу врагу. После того как об этом было сообщено в Рим, сенат отправил посольство с целью принудить к миру обоих царей и потребовать [у Прусия] выдачи Ганнибала.”

Кончину Ганнибала описывает Плутарх, “Сравнительные жизнеописания”,  Тит, 20-21: “Тит, посланный сенатом к Прусию по каким-то делам, увидел Ганнибала и разгневался, что этот человек все еще жив, и хотя Прусий неоднократно и горячо просил за изгнанника, нашедшего у него убежище, и своего друга, Тит не уступил. Говорят, что существовало древнее пророчество о кончине Ганнибала: “Ливийский край сокроет Ганнибала прах.” Сам Ганнибал считал, что здесь говорится о Ливии и о могиле в Карфагене, и верил, что там ему суждено умереть; но в Вифинии, недалеко от моря, есть место, подле которого расположено большое селение, называемое Ливиссой. Там и жил Ганнибал. И вот, услышав о требовании Тита, он попробовал спастись, воспользовавшись подземным ходом, но повстречал царскую стражу и решил покончить с собой. Рассказывают, что, обернув плащ вокруг шеи, он велел рабу упереться коленом ему в ягодицы и, откинувшись назад как можно дальше, тянуть, пока он не задохнется. Другие же говорят, что Ганнибал выпил бычьей крови в подражание Фемистоклу и Мидасу; но Ливий сообщает, что у него был яд, который он приказал растворить, и взял чашу со словами: «Снимем, наконец, тяжелую заботу с плеч римлян, которые считают слишком долгим и трудным дождаться смерти ненавистного им старика».
Когда это известие дошло до сената, многим из сенаторов поступок Тита показался отвратительным, бессмысленным и жестоким: он убил Ганнибала, которого оставили жить, подобно птице, слишком старой, уже бесхвостой, лишившейся диких повадок и неспособной больше летать, убил без всякой необходимости, лишь из тщеславного желания, чтобы его имя было связано с гибелью карфагенского вождя. Приводили в пример мягкость и великодушие Сципиона Африканского, особенно восхищаясь им за то, что, победив в Африке грозного и не знавшего ранее поражений Ганнибала, он не только не изгнал его из Карфагена и не потребовал у карфагенян его выдачи, а напротив, еще до битвы встретившись с ним для переговоров, дружески приветствовал его, а после битвы, при заключении мира, ни в чем не унизил и не оскорбил врага, которому изменила удача.”
Юстин, 32.4: “Этот год памятен смертью трех величайших во всем мире полководцев: Ганнибала, Филопемена и Сципиона Африканского. Из них о Ганнибале известно, что даже тогда, когда вся Италия содрогалась от грома войны с римлянами, и тогда, когда он, возвратясь на родину, владел верховной властью в Карфагене, он ни разу не обедал лежа, никогда не выпивал больше секстария вина; а целомудрие его среди множества его пленниц было столь велико, что никто не поверил бы, что он рожден в Африке. Справедливость Ганнибала была такова, что хотя он стоял во главе разноплеменного войска, против него никогда его воины не устраивали заговоров, никогда не грозило ему предательство, несмотря на то, что враги часто пытались добиться и того и другого.”
Художник Giuseppe Rava
ПС:
Интересно сравнить судьбу Ганнибала и Наполеона. Ганнибал выигрывает генеральные сражения, но к концу войны остается с горсткой ветеранов, как Наполеон в 1814. Их противники превосходят обоих числом и нависают с разных сторон, но оба командующих успешно маневрируют и отбиваются от врага, который по прежнему боится гениальных полководцев. В Испании полководцы Карфагена и маршалы Наполеона не могут проводить согласованную стратегию. У противника в Испании появляются талантливые враги Сципион или Веллингтон и побеждают на этом театре военных действий. Последние битвы. Зама у Ганнибала, Ватерлоо у Наполеона. Появление на поле боя Блюхера склоняет чашу весов в пользу противников Наполеона. Появление вовремя Масиниссы окончательно хоронит надежды Ганнибала. Вот такие параллели…
Похожие материалы на сайте:
Военная история: Ганнибал разрушитель
Ганнибал: битвы Второй Пунической войны
Газдрубал Барка в битве при Метавре
Ганнибал – Битва при Каннах
Рубрики: Великие полководцы
Метки: великие полководцы

Ганнибал — биография, информация, личная жизнь

Ганнибал


Ганнибал (247-183 до н. э.). Карфагенский полководец. Считается одним из величайших полководцев и государственных деятелей древности. Был заклятым врагом Римской республики и последним значимым лидером Карфагена перед его падением в серии Пунических войн.
Ганнибал родился в 247 году до н. э. в семье карфагенского полководца Гамилькара. В возрасте девяти лет дал клятву быть врагом Рима. Став главнокомандующим карфагенскими войсками в Испании, развязал вторую Пуническую войну, напав на Сагунт. В 218 году до н. э. вторгся в Италию и нанёс римлянам несколько поражений, в том числе при Каннах. Но римляне сумели перехватить инициативу и перейти в наступление в Испании, а затем и в Африке. Вызванный на помощь Карфагену в Африку, Ганнибал потерпел поражение при Заме, после которого Карфаген был вынужден заключить мир с Римом. В 196 году до н. э. был обвинён в антиримских настроениях и ушёл в изгнание. Покончил жизнь самоубийством в 183 году до н. э., не желая сдаваться римлянам.
Ганнибал считается одним из величайших военных стратегов в истории Европы, а также одним из величайших полководцев древности, наряду с Александром Македонским, Юлием Цезарем, Сципионом и Пирром Эпирским. Военный историк Теодор Айро Додж даже назвал Ганнибала «отцом стратегии», так как его враги, римляне, заимствовали у него некоторые элементы его стратегии. Такая оценка создала ему высокую репутацию в современном мире, он считается великим стратегом, наряду с Наполеоном Бонапартом.
Имя Ганнибала на финикийском языке писалось без гласных — ?NB?L. Вокализм этого слова в разговорной речи является спорным вопросом.
Существуют различные версии этимологии:
1.?anniba?(a)l, что означает «Баал милостив» или «дар Баала».
2.?annoba?al, с тем же значением,
3.?DNB?L ?Adniba?al, что означает «Баал — мой господин»; на греческом — греч. ???????, Hannibas.
Ганнибал родился в 247 году до н. э. в Карфагене в семье полководца Гамилькара Барки. Имя матери новорождённого неизвестно. Он был первым сыном в семье, после него родились ещё два мальчика (Гасдрубал и Магон). У Ганнибала было ещё три старшие сестры, но их имена неизвестны. Известно, что одна из них в 238 году до н. э. была замужем за Бомилькаром и уже имела сына, Ганнона. Другая сестра Ганнибала была замужем за Гасдрубалом Красивым. Ещё одна сестра, вероятно, младшая, вышла замуж за нумидийского царевича Нараваса. Немецкий учёный Я. Зейберт на основании свидетельств Валерия Максима и Кассиодора высказывал предположение, что у Гамилькара был и четвёртый сын, который был принесён в жертву около 240 года до н. э. Гамилькар и его сыновья известны под прозвищем Барка. Это прозвище, которое означает «молния», дали им римские историки. Скорее всего, это прозвище Гамилькар получил за свою тактику борьбы против римских войск на Сицилии. В эллинистических государствах также было популярно прозвище «Керавн», что в переводе с греческого означало «молния». Политическую группировку, которая поддерживала Гамилькара и его сыновей, в историографии обычно называют Баркидами. Род Ганнибала, принадлежавший к числу высших карфагенских аристократических родов, возводил свою родословную к одному из спутников легендарной основательницы города Элиссы.
В том же году Гамилькар был отправлен карфагенским советом старейшин на Сицилию воевать с римлянами, поэтому маленький Ганнибал не часто виделся с отцом. Гамилькар возлагал большие надежды на сыновей. По рассказу Валерия Максима, однажды он, смотря на увлечённо игравших сыновей, воскликнул: «Вот львята, которых я ращу на погибель Риму!».
В возрасте девяти лет отец взял Ганнибала с собой в Испанию, где хотел возместить своему городу потери, понесённые в ходе Первой Пунической войны. Точно неизвестно, отправился ли Гамилькар в Испанию по собственной инициативе или был отправлен карфагенским правительством. Перед отправлением в поход отец приносил жертвы богам, а после жертвоприношения он позвал к себе Ганнибала и спросил, хочет ли он отправиться с ним. Когда мальчик с радостью согласился, Гамилькар заставил его поклясться перед алтарём, что он всю жизнь будет непримиримым врагом Рима. По словам Полибия и некоторых других историков, Ганнибал сам рассказал сирийскому царю Антиоху III эту историю. Фраза «Ганнибалова клятва» стала крылатой. Кроме того, что Гамилькар хотел, чтобы его сын продолжил борьбу с Римом, он ещё, как выходец из военной аристократии, хотел, чтобы Ганнибал пошёл по стопам отца.
Прибыв в Гадес, карфагенскую колонию в Испании (Иберии), Гамилькар начал проводить завоевательные походы. Его задачей было «поправить в Иберии дела Карфагена». Ганнибал жил в лагере, рос и воспитывался среди воинов. В Испании Ганнибал подружился с Магоном Самнитом, Ганноном и Ганнибалом по прозвищу Мономах, которые позже сопровождали его во время Италийской кампании. Позднее в Испанию прибыли его братья Гасдрубал и Магон. Ганнибал получил разностороннее образование. Его учителями были, по-видимому, и карфагеняне, и нанятые греки. В частности, спартанец Сосил обучал его греческому языку. Кроме того, Ганнибал, судя по всему, говорил на диалектах некоторых иберийских племён.
Ганнибал со временем начал принимать участие в походах отца, где приобретал необходимый военный опыт. Первым делом Гамилькар отвоевал золотые и серебряные рудники сьерры Морена и возобновил чеканку серебряной монеты, необходимой для выплаты контрибуции Риму. Около 230 года до н. э. Гамилькар основал новый город Акра Левка с целью создания надёжного тыла и усиления карфагенского влияния. Зимой 229/228 годов до н. э. Гамилькар осадил город Гелику. Первоначально осада проходила благоприятно для карфагенян, и их командующий решил отправить большую часть своей армии и слонов на зимовку в Акра Левке. Но затем вождь племени оретанов (ориссов), бывший, как казалось, союзником карфагенян, неожиданно пришёл на помощь Гелике, и войска Гамилькара были вынуждены отступить. Для спасения Ганнибала и Гасдрубала, находившихся в войске, Гамилькар отвлёк на себя оретанов и отправил сыновей с другой частью армии по другой дороге. Преследуемый оретанами, он утонул в реке, а его сыновья невредимыми добрались до Акра Левки.
После смерти Гамилькара главнокомандующим карфагенских войск в Испании стал его зять Гасдрубал, долгое время бывший его «правой рукой». Гасдрубал продолжил завоевание Иберии. Первым делом новый главнокомандующий разгромил оретанов и отомстил им за смерть тестя. Карфагенские владения в Испании были расширены до верховьев реки Анас. Гасдрубал женился на дочери одного из иберийских вождей и был провозглашён этими вождями царём. Согласно Титу Ливию, Ганнибал вместе с братьями после смерти отца покинул Испанию и вернулся в Карфаген. Он, возможно, провёл в Карфагене около пяти лет и в 224 году до н. э. прибыл в Испанию. Ганнибал начал службу в должности начальника конницы под командованием Гасдрубала. За время службы при Гасдрубале Ганнибал приобрёл репутацию отличного воина и храброго командира. Гасдрубал основал город Новый Карфаген, который стал столицей карфагенской Иберии. В 223 году до н. э. в городе Сагунт начались волнения, и его власти обратились за помощью в Рим. Римские войска навели в городе порядок, изгнав сторонников Карфагена. Таким образом, Сагунт стал римским протекторатом. В начале 221 года до н. э. Гасдрубал был убит своим слугой, мстившим за своего бывшего хозяина, убитого по приказу Гасдрубала.
После смерти Гасдрубала солдаты избрали новым главнокомандующим Ганнибала. Этот выбор был утверждён карфагенским народным собранием, а спустя несколько месяцев — советом старейшин.
В течение двух лет (221-220 гг. до н. э.) Ганнибал расширял карфагенские владения на северо-западе Пиренейского полуострова. В 221 году до н. э. он провёл кампанию против племени олькадов и взял штурмом их столицу — Альталию у Полибия, Карталу у Тита Ливия. Успех карфагенян заставил и другие города олькадов признать власть Карфагена. После зимовки в Новом Карфагене Ганнибал продвинулся ещё дальше, покорил ваккеев и захватил важнейшие их города — Саламантику и Арбокалу. На обратном пути через южную Гвадарраму на него напали карпетаны, которых побудили выступить беженцы из числа ваккеев и олькадов. Ганнибал сумел уйти от них, а затем нанёс им поражение, когда карпетаны переправлялись через реку Таг. Затем были подчинены и карпетаны. Все территории к югу от Ибера теперь были под карфагенским владычеством. В том же году Ганнибал женился на иберийке из Кастулона по имени Имилька.
Обеспокоенные карфагенской экспансией и провокациями соседних иберийских племён жители Сагунта отправили послов в Рим. Кроме того, в Сагунте вспыхнула борьба между проримской и прокарфагенской партиями. Из Рима было отправлено посольство в Испанию. Прибыв в Сагунт в конце лета 220 года до н. э., римляне прекратили смуты и приказали казнить некоторых членов прокарфагенской партии. На встрече с Ганнибалом римские послы потребовали воздержаться от враждебных акций в отношении Сагунта. Ганнибал принял послов весьма надменно, заявив, что «карфагеняне искони блюдут правило защищать всех угнетённых». Не добившись прямого ответа от Ганнибала, послы отправились в Карфаген. Ганнибал пытался вызвать нарушение мира со стороны испанской колонии Сагунта, чтобы со стороны казалось, что в войну его втянули сагунтцы.
Ганнибал послал в Карфаген извещения, что сагунтцы стали теснить карфагенских подданных, торболетов. Карфагенские власти уполномочили его действовать так, как он сочтёт нужным. Зимой 219 года до н. э., после провала переговоров, начал военные действия. В самом начале осады Ганнибал получил ранение в бедро, неосторожно подойдя к крепостной стене. Сагунт ожесточённо оборонялся. Летом 219 года до н. э. к Ганнибалу прибыло римское посольство, но он даже не принял его, и послы отправились в Карфаген. После 8-месячной упорной осады Сагунт пал осенью. Взрослые мужчины-сагунтинцы были убиты по приказу Ганнибала, а женщины и дети проданы в рабство. Сагунт был заселён финикийскими колонистами. Римские послы потребовали в Карфагене выдачи Ганнибала и, не получив от совета старейшин ответа, объявили войну.
После падения Сагунта Ганнибал отвёл свою армию на зимние квартиры в Новый Карфаген. Тогда у него уже созрел план вторжения в Италию. Собственно, у него не было выбора: римляне направили консулов в Испанию и на Сицилию, чтобы затем вторгнуться в Африку. Он должен был отвлечь римлян от Африки, чтобы получить шанс на победу. Он распустил по домам солдат из иберийских племён, а затем отправил некоторых из них в Африку для укрепления тамошних гарнизонов. Зимой Ганнибал предпринял энергичную разведывательную и дипломатическую деятельность. Были отправлены послы к галлам. Многие из них высказывали поддержку карфагенянам.
Хотя римляне объявили войну в марте, Ганнибал не сразу отправился в поход на Италию. В Цизальпинской Галлии он спровоцировал восстание бойев против римского господства, которое началось в апреле или мае. Карфагенский флот атаковал Сицилию и Южную Италию, в результате чего консул Тиберий Семпроний Лонг отказался от вторжения в Африку.
Ганнибал выступил из Нового Карфагена в конце апреля или начале мая 218 года до н. э., возможно, даже в начале июня. Согласно Полибию, его армия состояла из 90 тысяч пехотинцев, 12 тысяч всадников и 37 слонов. Однако современные историки считают, что из Нового Карфагена вышло 60-70 тысяч солдат. Затем Полибий писал, что через Пиренеи Ганнибал повёл 50 тысяч пехотинцев и 9 тысяч всадников. 10 тысяч пеших и 1 тысячу всадников во главе с Ганноном он оставил в Каталонии и такое же количество отпустил домой. Выходит, что он потерял в боях между Эбро и Пиренеями 21 тысячу человек, что маловероятно. Между Эбро и Пиренеями Ганнибал встретился с сопротивлением илергетов, бергусиев, авсетанов, эреносийцев и андосинов. Карфагеняне перешли Пиренеи через Сердань и далее через перевал Перш и долину Теты. Некоторые народы, жившие на территории современного Русильона, воспротивились продвижению пунийцев и собрали объединённое войско в Русциноне (ныне Кастель-Русильон). Но Ганнибал щедро одарил вождей и получил от них разрешение беспрепятственно пройти мимо Русцинона.
К концу августа Ганнибал вышел к берегам Роны. Между тем консул Публий Корнелий Сципион продвигался по морю вдоль побережий Этрурии и Лигурии и остановился в Массилии, направляясь в Испанию. Ганнибал переправился через Рону чуть выше её слияния с Дюранс. Ему попыталось помешать переправиться племя вольков, но он отправил им в тыл конный отряд испанцев, который вынудил вольков отступить. Сразу после переправы Ганнибал отправил отряд нумидийских всадников с целью разведать планы римлян. Нумидийцы встретили отряд римских всадников, посланных с аналогичным заданием, и вступили с ним в бой. В стычке победили римляне, а нумидийцы были вынуждены отступить. Сципион, стоявший в долине Кро, снялся с места и двинулся навстречу Ганнибалу. Ганнибал отступил вверх по левому берегу Роны. Сципион не стал его преследовать и отправился с некоторой частью армии в долину По, чтобы подготовиться к её обороне, а другую часть направил в Испанию.
Ганнибал несколько дней продвигался вверх по течению Роны, дойдя до её слияния с Изером, а затем повернул на восток. Он шёл вдоль Изера до её слияния с Арком, где начиналась гористая альпийская местность. В боях с горцами Ганнибал переходил Альпы. На девятый день с начала подъёма, в конце октября, Ганнибал стоял на вершине перевала. Спуск продолжался около 6 дней, и наконец, Ганнибал спустился в верхнюю долину Мориены. У него осталось 20 тысяч пехотинцев и 6 тысяч всадников.
После спуска с Альп карфагеняне захватили столицу племени тавринов (будущий Турин), взяв его после трёхдневной осады. Появление Ганнибала в Италии стало неожиданностью для римлян. Они немедленно вызвали второго консула Тиберия Семпрония Лонга из Лилибея. Некоторые галльские племена начали переходить на сторону карфагенян, но присутствие римлян мешало другим племенам присоединиться к Ганнибалу. Сципион, находившийся в Плаценции, перешёл реку По и двинулся навстречу Ганнибалу. Ганнибал тоже рассчитывал на сражение, надеясь, что после победы галлы перейдут на его сторону. Карфагеняне и римляне встретились у северного берега реки По, между реками Сесией и Тицином. Перед битвой Ганнибал устроил своим воинам «гладиаторские бои», в которых сражались пленные горцы. Этим он хотел показать им, что в битве их ждёт победа или смерть. В битве карфагеняне одержали победу. Это была кавалерийская стычка, в которой также принимали участие римские пращники. Нумидийцы зашли в тыл римской конницы и вынудили её бежать. Сципион быстро отступил к Плаценции. В его армии взбунтовались галлы и перешли на сторону Ганнибала. Следуя своей линии поведения в отношении италийских союзников Рима, Ганнибал приказал чрезвычайно мягко обращаться с пленными, захваченными в Кластидии.
В середине декабря к Треббии подошла армия Тиберия Семпрония Лонга. Семпроний рвался в бой, надеясь разгромить Ганнибала до окончания его консульских полномочий. Сципион считал, что не нужно торопить события, так как время работает на римлян. Но Сципион заболел, и Семпроний фактически стал единоличным командующим. Ганнибал заставил римлян переправиться через Треббию, разгорелось ожесточённое сражение, которое продолжалось, пока из засады не выскочил кавалерийский отряд под командованием Магона, который атаковал тыл римлян. Битва закончилась сокрушительным поражением римлян. Победа при Требии отдала ему Цизальпинскую Галлию и позволила привлечь на свою сторону все племена, населявшие этот регион. После этой победы Ганнибал переправился через Треббию и направился в Болонью, где и провёл зиму.
С наступлением весны 217 года до н. э. Ганнибал двинулся к Апеннинам, перешёл их через перевал Порретта и вышел к Пистое. В Риме консулами были избраны Гай Фламиний и Гней Сервилий Гемин.
В начале кампании 217 года до н. э. две римские армии — Фламиния и Сервилия — были выставлены на путях наступления Ганнибала к Риму: первый — у Арретия, второй — возле Аримина. Но он, обойдя с левого крыла армию Фламиния, стал угрожать её сообщениям с Римом, выбрав кратчайший путь — на Парму и через Клузийские болота, затопленные в это время разлитием реки Арно.
Во время перехода через болота у Ганнибала началось тяжелейшее воспаление глаз, вследствие чего он лишился одного глаза, и в течение всей жизни ему приходилось носить повязку. Из болот Арна Ганнибал вышел в район Фьезоле. Он совершил несколько набегов на область Кьянти. Узнавший об этом Фламиний пошёл навстречу Ганнибалу, который стал притворно отступать. Пользуясь оплошностью своего противника, Ганнибал устроил засаду у Тразименского озера и в кровопролитной битве, где погиб сам Фламиний, нанёс неприятелю поражение.
Тем временем Гней Сервилий отправил на помощь Фламинию 4000 всадников под командованием пропретора Гая Центения. Узнав об исходе Тразименской битвы, Центений повернул в Умбрию. Ганнибал отправил против них конницу Магарбала, которая разгромила римских всадников. После этого Ганнибал двинулся через Умбрию, пересёк Фламиниеву дорогу и повернул на восток, к Адриатическому морю. Идя вдоль побережья Адриатики, он пришёл в Апулию. После победы при Тразименском озере Ганнибал находился всего лишь в 80 милях от Рима, и между ним и городом не было каких-либо значительных сил римлян. Его армия насчитывала 50-55 тысяч человек. Кроме того, в Этрурию, недалеко от лагеря Ганнибала, прибыл карфагенский флот из 70 кораблей. Возможно, целью, с которой прибыла эта флотилия, было нападение на Рим. Однако Ганнибал не пошёл на Рим. Современные историки выдвигают предположение, что численность армии Ганнибала была мала для того, чтобы напасть на такой большой и укреплённый город, и указывают на невозможность блокады Рима из-за господства римского флота на море. Возможно, Ганнибал считал, что, связав себя осадой, станет мишенью для других римских армий.
Ввиду опасности, в которой очутилось отечество, римляне вручили диктаторскую власть Фабию Максиму (впоследствии прозванному Кунктатором, то есть медлителем). Сенаторы поставили вопрос о диктатуре в народном собрании, и был избран Фабий. Его помощник, начальник конницы, также был избран на народном собрании. Им стал Марк Минуций Руф. Фабий, приняв консульскую армию Сервилия, прибыл в Апулию. Узнав о его прибытии, Ганнибал в тот же день вывел свои войска из лагеря и выстроил их для нового сражения, однако Фабий не поддался на эту провокацию.
Римский диктатор перешёл к новой тактике — тактике изматывания противника небольшими стычками и своего рода партизанскими налётами. Ганнибал, согласно Титу Ливию, был обеспокоен тем, что римляне отказываются вступать в бой, и, стараясь вынудить их принять бой, стал грабить и разорять Апулию, но Фабий был непреклонен. Тогда Ганнибал решил двинуться на юг. Двинувшись в Самний, разорив земли Беневента и заняв город Телесию, Ганнибал решил направиться в Кампанию по приглашению антиримски настроенных кампанцев. Собираясь двинуться к Казину, он по ошибке прибыл в Казилин и оказался в стране, со всех сторон окружённой горами и реками. Тем временем Фабий занял горные проходы, но Ганнибал с помощью хитрости вырвался из ловушки и занял Героний. Марк Минуций Руф был настроен более решительно и хотел битвы с карфагенянами. Когда Фабий отбыл в Рим для участия в религиозных обрядах, Ганнибал втянул его в битву, а потом отступил, чтобы внушить ему, что он одержал победу. Сторонники Минуция в Риме потребовали равных прав для диктатора и начальника конницы. Было решено так и сделать. Римская армия была разделена на две: армию Фабия и армию Минуция. Минуций вступил в бой с Ганнибалом и попался в его ловушку, так как Ганнибал оставил в засаде карфагенян, которые ударили в тыл римлян. Пришедший на помощь Минуцию Фабий вынудил Ганнибала прекратить бой. Не дав Ганнибалу вновь разгромить римскую армию, Фабий «промедленьем спас положение» (Cunctando restituit rem).
По окончании срока диктатуры Фабия командование армией вновь приняли консулы, Гней Сервилий Гемин и Марк Атилий Регул. В боевых действиях у Герония они придерживались тактики Фабия. Карфагеняне начали испытывать острый недостаток в продовольствии. В 216 году до н. э. были избраны новые консулы: Гай Теренций Варрон и Луций Эмилий Павел. Армия Римской республики насчитывала 87-92 000 человек. Войска Ганнибала были истощены походами, из Карфагена подкреплений не присылалось. К концу лета съестные припасы в Геронии закончились, и Ганнибал двинулся в Канны. Битва при Каннах в корне изменила соотношения сторон. Карфагеняне были выстроены в форме серпа, в центре которого находилась пехота, а по краям — африканская конница. Римские пехотинцы начали медленно пробивать оборону в центре, когда кавалерия Ганнибала полностью уничтожила конницу противника. Поравнявшись с последними рядами римлян, африканцы ударили в тыл. Плотный строй окружённых римлян был почти полностью уничтожен. В ходе битвы римляне потеряли около 50 тысяч человек, а карфагеняне — 6 тысяч.
После битвы начальник карфагенской конницы Магарбал сказал, что мечтает через четыре дня пировать на римском Капитолии. Ганнибал ответил, что ему нужно подумать. Тогда Магарбал произнёс: «Ты умеешь побеждать, Ганнибал, но не умеешь пользоваться победой». Ганнибал видел цель войны не в уничтожении противника, а в установлении гегемонии Карфагена в Западном Средиземноморье и возврате Сицилии, Корсики и Сардинии. Кроме того, Рим был очень укреплённым городом, для его осады потребовалась бы техника, которой у Ганнибала не было. Но, вероятно, карфагенские инженеры могли построить осадные машины, тем более что в некоторых других местах он их использовал. Он ждал предложения мира от римлян, но его не последовало. Ганнибал предложил римскому сенату выкупить пленных и тем начать подготовку к мирным переговорам, но сенат ответил отказом. Тогда он начал активную дипломатическую деятельность, в результате чего на его сторону перешли апулийцы, самниты, луканцы и бруттии.
После битвы при Каннах Ганнибал двинулся к Неаполю, но не решился его штурмовать, и направился к Капуе. Капуя, в которой возобладали антиримские настроения, перешла на сторону Ганнибала. Оставив в Капуе гарнизон, карфагенский полководец захватил Нуцерию и попытался взять Нолу, но Марцелл отстоял город и нанёс Ганнибалу поражение. Затем карфагеняне безуспешно попытались склонить Ацерры к сдаче, но когда их жители отказались, они разграбили и сожгли город. После неудачной попытки взять Казилин Ганнибал ушёл на зимние квартиры в Капую.
В 215 году до н. э. Марцелл, Гракх и Фабий во главе трёх армий должны были окружить Капую, где находился Ганнибал. Карфагеняне захватили Казилин, Петелию и Консенцию. Бруттии захватили греческий город Кротон, а затем и Локры, куда вскоре прибыло подкрепление из Карфагена. Весной или летом в Бруттии высадилось македонское посольство с целью заключить союз с Карфагеном. Союз был заключён. Он предусматривал взаимную помощь: Филиппу от Ганнибала — в Греции, Ганнибалу от Филиппа — в Италии.
Сиракузский царь Гиероним под давлением своего окружения отправил послов к Ганнибалу и в Карфаген и заключил с ними союз. К концу лета Ганнибал вновь попытался захватить Нолу, но потерпел поражение. Тогда он ушёл в Апулию, на полуостров Гаргано на зимние квартиры, оставив некоторую часть войска осаждать город. Пребывание карфагенских войск на зимних квартирах в Капуе римская анналистическая традиция считала одной из наиболее серьёзных стратегических ошибок Ганнибала, способствовавшей разложению его армии. Некоторые современные историки отрицают это, аргументируя тем, что и после зимовки в Капуе Ганнибал в течение многих лет воевал на юге Италии и одерживал победы.
Весной 214 года до н. э. Ганнибал вернулся в свой старый лагерь на горе Тифата, недалеко от Капуи. Затем он разорил Кумы и безуспешно пытался захватить Путеолы и Неаполь. Нолу снова отстоял Марк Клавдий Марцелл. К карфагенскому полководцу пришла делегация молодых аристократов из Тарента, которая предлагала сдать город карфагенянам. Ганнибал двинулся к Таренту, но консул Марк Валерий Левин успел подготовить город к обороне. Осенью Ганнибал вернулся в Апулию и остановился на зиму в городке Салапия. Здесь у Ганнибала, согласно Плинию Старшему, завязалась связь с местной проституткой.
Значительную часть лета 213 года до н. э. он провёл в области Саленто. В январе 212 года до н. э. Ганнибал хитростью взял Тарент. Вскоре Ганнибалу сдались города Метапонт и Фурии. В Кампании война велась с переменным успехом. Капуя была осаждена римлянами. Ганнибал нанёс поражение римлянам при Гердонии. После этого он подошёл к Капуе и снял блокаду. Но как только Ганнибал ушёл в Апулию, город опять был осаждён. Зиму 212/211 г. карфагенский полководец провёл в Бруттии.
В 211 году до н. э. он попытался снять осаду с Капуи, но потерпел поражение от римских войск, осаждавших город. После этого он решил провести отвлекающий манёвр на Рим, надеясь, что римляне уйдут от Капуи. В окрестностях Рима карфагеняне стали угрожать городу штурмом. Ганнибал не стал осаждать Рим, так как последний был очень укреплённым городом, и подготовка к его осаде заняла бы около года. Простояв некоторое время под Римом, он отступил. Фраза «Ганнибал у ворот» (Hannibal ante portas) стала крылатой. Капуя сдалась римлянам. Это была серьёзная неудача Ганнибала. Расправа римлян над капуанцами устрашила жителей других городов, перешедших на сторону Ганнибала. Падение Капуи показало бессилие Ганнибала, не сумевшего предотвратить захват самого сильного и влиятельного италийского союзника. Его авторитет среди италийских союзников заметно упал. Во многих из них начались проримские волнения.
В 210 году до н. э. Ганнибал нанёс поражение римлянам во второй битве при Гердонии, а затем война шла в Апулии с переменным успехом. Салапия, одной из первых перешедшая на сторону карфагенян, изменила им и вернулась к римлянам.
В начале лета 209 года до н. э. Квинт Фабий Максим осадил Тарент. Ганнибал, стоявший в Бруттии, намеревался помешать ему. Марцелл получил задание отвлечь Ганнибала. Он преследовал Ганнибала до Апулии, где возле Канусия произошло сражение, в котором победили римляне. Когда Ганнибал пришёл к Таренту, город уже был взят Фабием с помощью измены. Тогда он попытался вызвать Фабия на бой близ Метапонта, но тот не поддался на уловку.
В 208 году до н. э. консул Тит Квинкций Криспин попытался захватить Локры, но Ганнибал помешал ему. Тогда Криспин объединился с Марцеллом. Оба консула хотели дать Ганнибалу решающее сражение. Ганнибал устроил засаду римлянам, в которой погиб консул Марцелл и был серьёзно ранен другой консул Тит Квинкций Криспин. После этого Ганнибал попытался хитростью взять Салапию, но ему это не удалось: его замысел был раскрыт. Двинувшись к Локрам, карфагеняне атаковали осаждавших город римлян и вынудили их отступить.
Свои надежды на продолжение успешной войны в Италии Ганнибал возлагал на соединение со своим братом Гасдрубалом, шедшим из Испании. Консул Гай Клавдий Нерон двинулся против Ганнибала и одержал победу при Грументе. Тем временем Гасдрубал пришёл в Италию, но его письмо брату было перехвачено римлянами. Нерон соединился с другим консулом Ливием Салинатором и нанёс поражение Гасдрубалу, а сам Гасдрубал погиб в бою. Карфаген не имел больше возможности направить войска на помощь Ганнибалу, и ему пришлось покинуть Апулию и Луканию и отступить в Бруттий.
Лето 205 года до н. э. Ганнибал провёл у храма Юноны Лацинийской. Там он воздвиг жертвенник с надписью на финикийском и греческом языках, в которой рассказывал о своих деяниях. В том же году сенат поручил консулу Публию Корнелию Сципиону подготовку к высадке в Африке. Локры были взяты римлянами. Туда же пришёл и Сципион, направлявшийся на Сицилию. Ганнибал не стал нападать на Локры и отступил. В 204 году до н. э. Сципион высадился в Африке и вскоре нанёс там несколько поражений карфагенским войскам. Тем временем Ганнибал вёл оборонительную войну против римлян в Бруттии. Карфаген заключил перемирие со Сципионом, чтобы призвать Ганнибала.
Получив приказ вернуться в Африку, Ганнибал посадил своих солдат на корабли в Кротоне. Осенью 203 года до н. э. он беспрепятственно достиг Лептиса с 24-тысячной армией и расквартировал свою армию в Гадрумете. На зимние квартиры он устроил своих солдат в Бизации. В течение зимы он усиленно готовился к началу кампании. Он делал запасы хлеба, закупал коней, заключал союзы с нумидийскими племенами.
Кампания 202 года до н. э. началась с нарушения перемирия карфагенянами. Сципион сразу же призвал нумидийского царя Массиниссу, а сам совершил опустошительный рейд по долине реки Баград (Меджерда) и занял сухопутные подступы к Карфагену. Совет Карфагена отправил депутацию к Ганнибалу в Гадрумет, прося немедленно выступить против Сципиона. Хотя немедленное наступление не входило в планы Ганнибала, он был вынужден выступить в район города Зама, который находился в пяти днях ходьбы от Карфагена.
Подойдя к Заме, Ганнибал выслал разведчиков в римский лагерь. Однако они были задержаны римлянами и препровождены к Сципиону. Проконсул приказал трибуну сопроводить шпионов и показать им римский лагерь. После этого Сципион отпустил карфагенян и посоветовал обо всем рассказать начальству. Этим поступком Сципион повторил такой же жест персидского царя Ксеркса, о котором он мог прочитать у Геродота. Такая смелость и уверенность пробудили у Ганнибала любопытство, и он предложил Сципиону устроить встречу. В это же время Массинисса прибыл в римский лагерь. На встрече Ганнибал предложил Сципиону принять его условия, но Сципион отказался.
На следующий день началась битва. В битве карфагенские слоны, осыпаемые дротиками и стрелами, расстроили карфагенскую тяжёлую кавалерию. Сильная нумидийская конница Массиниссы обратила в бегство карфагенскую конницу. Вернувшаяся в бой нумидийская конница ударила в тыл карфагенской пехоты. Ганнибал с небольшим отрядом всадников бежал в Гадрумет.
Когда его срочно вызвали в Карфаген, он уже потерял надежду на успешное продолжение войны и ехал с целью заключить мир. Члены же поддерживавшей его группировки Баркидов всё ещё не считали войну проигранной. В то же время Сципион начал подготовку к осаде Карфагена. Но во время подготовки к нему прибыли карфагенские послы с предложением мира. В Тунете начались переговоры. Сципион предложил условия мира: Карфаген отказывается от территорий вне Африки, выдаёт все боевые корабли, кроме десяти, не будет воевать без согласия Рима, возвратит Массиниссе его имущество и владения. Эти условия Ганнибал считал нужным принять. По-видимому, он полагал, что если карфагеняне продолжат войну, то будут уничтожены, а в мирный период можно восстановить силы. В Карфагене разгорелись дебаты между сторонниками и противниками мира. Дошло даже до того, что когда некий Гискон говорил перед послами Народного собрания о неприемлемости мира, Ганнибал бесцеремонно стащил его с трибуны, что в те времена было неслыханной дерзостью и неуважением, за что он, испугавшись, извинился. Карфагенские послы отправились в Рим, и сенат уполномочил Сципиона заключить мир. В лагере Сципиона договор был скреплён подписями и печатями. Вторая Пуническая война закончилась.
Неизвестно, чем занимался Ганнибал в годы, непосредственно следовавшие за подписанием мирного договора. Благодаря Сципиону Ганнибал смог остаться на свободе, хотя римляне ещё в 218 году до н. э. требовали выдачи его как зачинщика войны. Согласно Диону Кассию, его привлекли к суду за то, что он не овладел Римом и присвоил себе военную добычу.
Ганнибала, несмотря на поражение, продолжали считать национальным героем. Он не подвергся никаким наказаниям за поражение благодаря тому, что группировка Баркидов сохранила своё влияние, и к тому же Карфагену был необходим полководец, способный удержать наёмников, чтобы не повторилась ситуация после окончания первой Пунической войны. Корнелий Непот писал, что он по-прежнему возглавлял армию. Однако упоминание о младшем брате Ганнибала, Магоне, якобы служившем под его началом, хотя точно известно, что Магон умер в 203 г. до н. э., делает это утверждение недостоверным. Непот также писал, что Ганнибал продолжал вести войну в Африке вплоть до 200 года до н. э., но непонятно, против кого. Римский писатель Секст Аврелий Виктор передал легенду о том, что Ганнибал, опасаясь, что в мирное время его солдаты могут морально разложиться, заставил их трудиться на оливковых плантациях. По-видимому, Ганнибал официально возглавлял армию до 199 года до н. э.
В 196 году до н. э. Ганнибал был избран суффетом — высшим должностным лицом Карфагена. Имя его товарища по должности неизвестно. Есть предположение, что Ганнибал стал в этот год единственным суффетом. Сначала он добился с помощью Народного собрания того, чтобы судьи избирались каждый год, причём судья не мог занимать должность два срока подряд. До этой реформы должность судьи была пожизненной, а проход в судейское сословие осуществлялся после занятия должности, которую Тит Ливий по аналогии с Римом именует квестором. Реформа была направлена против олигархов с целью лишить совет старейшин реальной власти. Эта реформа была важной внутриполитической победой Ганнибала.
Карфагену не хватало денег для выплаты контрибуции Риму, и правительство планировало ввести новый налог. Тогда Ганнибал, проверяя финансовые отчётности, обнаружил большое количество нарушений и махинаций, которые позволяли олигархам наживаться за счёт казны. Перед народным собранием Ганнибал заявил, что заставит олигархов вернуть присвоенные суммы. Олигархи, по-видимому, были вынуждены вернуть какую-то часть денег. Этими действиями Ганнибал нажил много врагов. Представители враждебной Баркидам фракции в совете обвинили в Риме Ганнибала в тайных сношениях с сирийским царём Антиохом III, целью которых было развязывание войны с Римом.
Римский сенат принял решение отправить посольство, которое должно было призвать Ганнибала к ответу перед Советом старейшин. Ганнибал предвидел вероятность того, что ему придётся бежать, и успел приготовиться. Ночью Ганнибал выехал верхом в своё приморское имение, где уже стоял в готовности корабль. На этом судне Ганнибал доплыл до острова Керкина. На вопросы узнававших его он отвечал, что направляется с важной миссией в Тир. С Керкины Ганнибал уплыл в Тир, который в это время входил в державу Селевкидов.
В Тире Ганнибал завёл ряд знакомств, впоследствии оказавшихся полезными. Затем он отправился в Антиохию, где намеревался встретиться с царём Антиохом III, но сирийский царь уже выехал в Эфес. К осени 195 года до н. э. Ганнибал наконец встретился с Антиохом в Эфесе.
Антиох вёл в то время «холодную войну» с Римом. Он проводил завоевательную политику, всё более приближаясь к находящейся под римским протекторатом Греции. Антиох опасался возрастания влияния Ганнибала, которое непременно бы произошло, если бы Антиох назначил Ганнибала главнокомандующим.
Зимой 194/193 годов до н. э. Антиох начал переговоры с Римом, надеясь заставить римлян признать его территориальные приобретения. Однако переговоры ни к чему не привели. Осенью 193 года до н. э. переговоры возобновились, но закончились ссорой. Римский посол Публий Виллий Таппул пытался выведать планы Ганнибала, а заодно и скомпрометировать его в глазах Антиоха. Тит Ливий, а следом за ним Аппиан и Плутарх передают рассказ о встрече Ганнибала и Сципиона, произошедшей в Эфесе в конце 193 года до н. э.
Ганнибал предложил Антиоху отправить в Африку экспедиционный корпус, который должен был подтолкнуть Карфаген к войне с Римом. Он отправил в Карфаген своего агента, тирийского купца Аристона, который должен был вести агитацию. Но римляне узнали про его план, и он провалился. После эфесской встречи положение Ганнибала при дворе сирийского царя ухудшилось. Антиох стал подозревать его в проримских симпатиях. Ганнибал развеял его сомнения, рассказав про свою клятву, но их отношения не стали намного лучше. В начале 192 года до н. э. Ганнибал предложил Антиоху сосредоточить войска в Эпире и начать подготовку ко вторжению в Италию.
В 192 году до нашей эры началась Сирийская война: Антиох повёл свою армию в Грецию, но потерпел поражение при Фермопилах и был вынужден отступить в Азию. Между тем и сирийский флот серьёзно пострадал в боях с римским флотом. Поэтому Антиох отправил Ганнибала в Тир, поручив ему собрать и оснастить новую эскадру. Ганнибал собрал флот и двинулся в Эгейское море. Близ устья реки Эвримедонт родосский флот встретил флотилию Ганнибала. В завязавшемся сражении родосцы нанесли поражение финикийцам и блокировали их флот в Коракесии. Между тем сирийские войска под командованием Антиоха потерпели в январе 189 года до н. э. поражение при Магнесии. Царь был вынужден заключить мир на условиях римлян, одним из которых была выдача Ганнибала.
Узнав об этом, Ганнибал, по-видимому, уплыл в город Гортина на Крите. Упоминание о его пребывании на Крите есть лишь у Корнелия Непота и Юстина.
После этого Ганнибал отправился в Армению, провозгласившую независимость от империи Селевкидов. Царь Армении Арташес I по совету Ганнибала основал город Артаксату и поручил ему руководство строительными работами.
Примерно в 186 году до н. э. Ганнибал перебрался к царю Вифинии Прусию, который в это время начал войну с пергамским царём Эвменом, союзником римлян.
В это время Прусий вознамерился основать новую столицу своего царства, которая должна была располагаться южнее старой. Неизвестно, кому принадлежала идея построить город в предгорьях горы Улудаг. Город получил название Пруса, а сегодня носит название Брусса. Считается, что первый камень в его основание заложил сам Ганнибал.
О личной жизни Ганнибала известно мало. Тит Ливий сообщил, что время своего пребывания в Испании Ганнибал женился на иберийке родом из Кастулона, но имени её не назвал. Поэт Силий Италик называет её Имилькой. Ганнибал оставил её в Испании, когда уходил в Италийский поход и больше никогда с ней не виделся.
Среди обвинений, выдвинутых римскими историками против Ганнибала, есть обвинение в сексуальной распущенности. Так, Аппиан обвинял Ганнибала в том, что он «предаётся роскоши и любви» в Лукании, а Плиний писал, что в Апулии «есть город под названием Салапия, известный, потому что там у Ганнибала была совершенно особенная проститутка».
В 183 году до н. э. Эвмен отправил послов в Рим. Послы заявили, что вифинский царь Прусий обратился за помощью к Филиппу Македонскому, и в свою очередь просили помощи. Сенат решил отправить Тита Квинкция Фламинина в Вифинию. Плутарх, Аппиан и Тит Ливий писали, что римляне не знали о том, что Ганнибал находится при дворе Прусия, а Фламинин узнал об этом уже в Вифинии.
Корнелий Непот писал другое: Фламинин узнал об этом в Риме от вифинских послов и донёс об этом сенату, и сенат отправил его в Вифинию. В Вифинии Фламинин потребовал от Прусия выдачи Ганнибала. Возможно, сам Прусий выдал Ганнибала, желая выслужиться перед римлянами. Вифинские солдаты окружили укрытие Ганнибала в Либиссе, чуть западнее Никомедии. Ганнибал послал проверить пути отступления. Все выходы были блокированы воинами Прусия. Тогда Ганнибал принял яд из перстня, который на всякий случай носил при себе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *