Легенда о русе и словене

Легенда о Словене и Русе


Словенск Великий

Средние века наши – хорошо. Эпические глубины отечества – еще лучше. И для полномерного осмысления истории они каждому новгородцу крайне важны. Надо помнить о Словенске Великом – эпическом пращуре Новгорода Великого.
Люди, хорошо умевшие говорить (имевшие и прочную устную память), жили в селениях на землях у истока Волхова из Ильменя в палеолите (предположительно) и мезолите. Затем в неолите (точно) и энеолите, в античности и средних веках, новом времени и в текущем новейшем. Коломцы, Ракомо, Перынь, Прость, даже Городище Рюриково – все это и следы проживания наших земляков 6 – 5 тысяч лет назад.
Славяне, балты, германцы, финно-угры или какие-либо иные народы первыми заселяли край — вопрос до сих пор спорный. Птолемей в округе гор Рип (ныне частью Валдайских) около 19 веков назад называл вполне конкретные этносы. Их стоит и указывать, что и делали позднеантичные и раннесредневековые авторы. Указывались у Рип агафирсы, аорсы, кареоты, аланы, боруски, ставани…
Нервии, частью вошедшие и в состав придонских гуннов, затем напомнили о себе хотя бы Неревским концом Великого Новгорода.
Легенда о Словенске (или Словене и Русе) должна оставаться базовой в историческом воспитании жителей Новгорода и области. Своды археологических памятников, ограниченные только средневековьем, информационно неполноценны без учета памятников каменного века и последующих эпох. Нельзя рассуждать и об истоках славянских языков без знания трудов С. Б. Бернштейна, О. Н. Трубачева и иных славяноведов, с выходом на работы академика А. А. Зализняка.

Легенды о Славене и Русе

Отечественные литературные тексты в древнегреческих и иных передачах известны задолго до нашей эры. Этнегенетическими легендами наполнен эпос разных народов задолго до нашей эры. Геродот почти 25 веков назад пересказал легенду о происхождении сколотов (скифов), которые сами вели своих родоначальников от Зевса (быка-тура) и русалки (дочери Борисфена: Днепра). Затем отец истории привел «Слово о войне царей и народа киммерийского», «Слово о войне Скифии с Дарием Великим» и другие произведения северян.

К сожалению, эти тексты как бы существуют в «обратных переводах». Образованные северяне успешно пользовались греческим и латинским языками. Приазовье и Северное Причерноморье подарили археологам тысячи свидетельств античной письменности. Они обобщены «Корпусом боспорских надписей» (1965) и другими подобными публикациями. Свидетельств античной письменности пращуров-земляков россиян – множество.
Диодор Сицилийский почти 21 век назад на основе местных скифских преданий дал новые варианты легенды о происхождении скифов, где фигурируют скифские пари Пал и Нап. Их потомки «подчинили себе обширную страну» от Дона до Фракии (Болгарии) и от Кавказа «распространили свое владычество до египетской реки Нила» (ВДИ. 1947. № 4. С. 250). Есть и другие интересные тексты. Например, о хождениях апостола Андрея по землям будущей Руси (почти 20 веков назад, записи примерно 10 – 12 веков назад).
В начале средних веков появились легенды о происхождении гуннов от придонских ведьм и злых духов (16 веков назад), о приазовском царе Кубрате и его сыновьях, включая Бояна. Они известны по византийским и другим источникам с VI—VIII вв. н. э. (Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. II. М., 1995. С. 229, 275, 277; примеч.).
Эти отечественные тексты продолжаются летописными традициями описаний «словен» и «русов» (литературно противопоставляемых друг другу). Фрагменты этих традиций видны при упоминании первого послепотопного времени, событий 862, 898, 907 и некоторых других годов Традиции отразились в арабских и некоторых других источниках. Вот перевод персидского «Собрания историй» 1126 г.:
«…И Славянин пришел к Русу, чтобы там обосноваться Рус ему ответил, что это место тесное (для нас двоих). Такой же ответ дали Кимари и Хазар. Между ними началась ссора и сражение, и Славянин бежал и достиг того места, где ныне земля славян. Затем он сказал: «Здесь обоснуюсь и им легко отомщу (сюжет схож с сюжетами о сыновьях Кубрата).
(Славяне) делают жилища под землей, так, чтобы хотод, который бывает наверху, их не достал. И он (Славянин) приказал, чтобы принесли много дров, камней и угля, и эти камни бросали в огонь и на них лили воду, пока не пошел пар и под землей стало тепло. И сейчас они зимой делают так же. И та земля обильна. И много занимаются они торговлей…».
Подобные мотивы унижения сколотов (скифов) известны в версиях Диодора и Геродота. Ко временам Геродота восходит и описание северных парных бань, что с веками — понятно — менялись. Бани новгородцев хорошо отражены легендой об апостоле Андрее, о банях славян упоминали источники и в начале средневековья, уже во времена Аттилы Приазовского более 15 веков назад.
К сожалению, «чисто русские тексты» легенды о Словене и Русе (хотя этих текстов и более ста) сохранились в основном от XVII века. Они христианизированы, обычно изображают скифских князей Словена и Руса братьями. Но стоит отметить — старше на век и более, например, записей русских былин.
Любопытно, что сравнительно полных переводов легенды на современный русский язык, включения этой основополагающей легенды в хрестоматии и школьные курсы русских литературы, истории, новгородики и т. п. до сих пор нет. Дадим вариант перевода:


«Начало Словенску, что ныне Великий Новград именуется.


В лето от сотворения мира 2244 (3264 г. до н. э.), во второе лето после потопа, Ной праведный — праотец наш, второй родоначальник (после Бога или Адама), разделил всю вселенную трем сыновьям своим: Симу, Хаму и Афету. Но отказал в благославлении Хаму, который потешался над наготой спящего отца… Благословил Сима и его сына Арфаксада на заселение Ханаана (русских в средние века семиты именовали «ханаанцами»). Афету же по благославлению Ноя отошли западные и северные страны даже до полуночи.
Годы спустя правнуки Афета — Скиф (по библии: Аскеназ, сын Гомера, внук Афета) и Зардан — отлучились от братии своей и рода своего в западных странах (отражена обратная волна миграций индоевропейцев). Коснулись полуденных (южных) стран. И поселились у Ексенопонта (Черного моря). Жили там много лет, и от них народились сыновья и внуки. Умножились зело и прозвались по имени прадеда своего Скифа. Ведь от Скифа, правнука Афетова, и прозвалась Скифия Великая.
И возникли между ними распря и междоусобие, много крамолы из-за тесноты селений и недостатка земли. Тогда княжили Рус, Словен, Болгар, Коман, Истер и их родич Мешех. Из этих племен выродком был каган Сыроядец (андрофаг-людоед у Геродота).
Скифские князья Словен и Рус мудростью и храбростью в здешних родах всех превосходили. Начали премудро размышлять с подданными своими. И рекли сие:
«Или только и есть вся вселенная, что под нами ныне? Неужели нет во жребии праотца нашего Афета еще части земли благой и ко вселению человеческому угодной? Слышали от отцов своих, как благословил праотец наш Ной прадеда нашего Афета землей всего западного и северного и полунощного ветров. И ныне ужо, братья и друзья, послушайте совета нашего. Оставим далече от нас вражду и несогласие, что творятся в нас из-за тесноты. Подвигнемся и уйдем от земли сей. Пойдем по вселенной света сущего, во жребий прадедов наших (намек на возможность первоначального заселениях их пращурами и северных земель). Куда нас приведет счастье и благословление праотца нашего Афета, он и подаст нам землю доброплодородную для обитания нам и потомкам нашим».

Люба была речь эта Словена и Руса всем их людям. И все, как один, решили: «Благой совет князей наших, добра их речь и угодны премудрые указания».
И в лето от сотворения света 3099 (2409 г. до н. э.) Словен и Рус с родами своими отлучились от Ексинопонта и ушли от родов и братьев своих. Обходили страны вселенной, как острокрылые орлы перелетали пустыни многие. Искали себе благоприятные земли для селения. Во многих местах засыпали с мечтой о счастливом крае, но нигде не обрели покой сердцу своему.
Четырнадцать лет (не 40, как Моисей) обходили незаселенные страны. Наконец (в 2395 г.), вышли к великому озеру, что братья назвали Мойско, а затем Илмером — во имя сестры их Ирмери. Волхование повелело им быть жителями этих мест. Старший брат Словен с родом своим и подданными поселился у реки, названной Мутной, а затем Волховом. Поставили град и назвали по имени князя — Словенск Великий. Он встал полтора поприща (версты) от истока реки из озера. Затем много позже именовался Новград Великий.
И от того времени новопришельцы, скифы, начали именоваться славянами. И зовутся ныне славянами, хотя прежде были скифы (сколоты).
Некую реку, впадавшую в Илмер, прозвали Шелонь — во имя жены Словена. Реку вытекавшую — Волхов, во имя старшего сына. Младший сын, Волховец, дал имя рукаву Волхова. А три века ранее одна из дальних рек в честь Мосоха была названа Москвой. Мосох затем переименовывал и Скифию в Московию…
Волхов был бесоугодником и лютым чародеем. Бесовскими ухищрениями принимал образ лютого зверя (китовраса), даже крокодила. Залегал в реке и непокорных ему пожирал, а других тащил в воду и топил.
При волхвах люди нарицали всяких окаянных сущими 6огами. Чтили Грома или Перуна (культ прослеживается на глубину до мезолита). Окаянный чародеи Волхов, ради ночных мечтаний и собраний бесовских (скифы в V в. до н. э. в том уличали и царя Скила), поставил градок мал с идолом Перуна. Невежи славили Волхва и его идолов как богов.
Наше же христианское истинное слово сильнее. Окаянный чародей был разбит и удавлен в реке самими бесами. Заклинаниями бесовскими тело его понесло вверх по Волхову, вынесло на берег у городка Перыня (вариант обратного течения Волхова обыгрывался и в христианских легендах). Невежи с великим плачем погребли окаянного и справили погани великую тризну. Ilo поганым обычаям насыпали и высокую могилу (обряд известен индоевропейству около 5 тысяч лет). Но через три дня после тризнища земля просела и пожрала зверя. Могила его вместе с ним упала на дно адово. Яма бездонная, ненаполнимая — знак могилы его (вероятные проявления карста Приильменья).
Волховец жил во граде отца. Имел своего сына Жилодуха, который утонул в протоке, что и получил его имя.
Рус, брат Словена, поселился в пятидесяти стадиях (точнее — верстах) от Словенска у Соленого Студенца (источника соли). Создал град между двумя реками. Нарек его по своему имени — Руса, что ныне именуется Руса Старая. Одну реку назвал во имя жены — Порусья. Другую во имя дочери — Полисть. И иные городки многие поставили Словен и Рус. И от того времени по именам князей своих и городов стали называться люди словяне и русии.
От сотворения мира до потопа 2242 года, от потопа до разделения языков — 530 лет, от разделения языков до начала Словенска и Русы — 327 лет. Всего 3099 лет выходит (2409 г. до н. э., не учтены 14 лет хождений; подобные ошибки есть и в летописях).
Словен и Рус жили между собой в любви и княжили там, да в тамошних краях н завладели многими странами. Пошли от них сыновья н внуки княжить по коленам своим. Обрели себе славы вечной, богатств многих мечом своим и луком. Обладали северными странами по всему морю даже до пределов Ледовитого океана. Имели земли окрест Желтовидных вод и Зеленовидиых вод. И по великим рекам Печере и Выме. И за высокими и непроходимыми горами во стране, нареченной Скирь. И по великой реке Оби и до устья Беловидной реки. Ее вода бела как молоко. Там брали дорогих мехами зверей, особо — соболей (оценка реальности сюжета в книге И.Я.Фроянова «Мятежный Новгород»).
Ходили и на Египетцкие страны воевать, и много храбрости показывали во Ерусалимских и Варварских странах, наводили великий страх (это подтверждается античными сказаниями о Плине и Сколопите, Пале и Напе, других северных героях).
Во времена Александра, царя Македонского, княжили у словен и русов Великосан, Асан и Авесхан. Они храбростью и мудростью многих превзошли. Александр, сын Филиппа Македонского, был самодержец всей вселенной. Но о словенах и русах во всех странах жаловались ему. Премудрый самодержец и всесветлый царь начал размышлять с подданными своими. Сказал: «Что подобает сделать с сыроядцами (людоедами и т.п.) этими? Ополчиться ли большой ратью и разбить, покорить в вечную работу? Но мешают очень дальние пути, неудобные для походов моря и превысокие горы…».
Подумал. И вместо войск послал к князьям словено-русов дары многие, писания всякими похволами украшенные и самого царя золотое письмо, высокодержавною десницею подписанное. Послание Александра Македонского гласило (известны варианты письма примерно 9 – 10 веков назад):
«Александр — царь царей и над царями бич божий, всего света обладатель и всех под солнцем грозный повелитель, к непокорным яростный мечом, страх всего света, честнейший над честнейшими.
В далеком и незнаемом крае вашем от нашего величества честь и мир и милость вам и по вас храбросердечному народу Слоренскому, славнейшему и знатнейшему колену русскому, князьям и владельцам земель от моря Варяжского до моря Хвалынского (Каспия).
Дебелым и милым моим храброму Великосану, мудрому Асану и удачливому Авесхану.
Вечно поздравляю, сердечно целую ваши лица. Приемлю вас как сердечных друзей. И сию милость дарую вашему владычеству. Если какой народ вселится в пределы вашего княжества от моря Варяжского до моря Хвалынского, да будет вам и потомству рода вашего подлежащим вечной работе. Но в иные же пределы отнюдь да не вступит нога ваша.
Сие достохвальное дело подтверждено нашими знаками, подписано царской высокодержавною правицей и скреплено нашим государским золотокованиым гербом-печатью. Дано вашей чести в вечность из великой Александрии, изволением великих богов Марса и Юпитера и богинь Минервы (Афины — Софии) и Венусы, месяца примоса начальнейшего дня (период масленицы).
Поверх строк златопернатых письмен приписано царской рукой:
«Александр — царь царей и над царями бич, сын великих богов Юпитера и Венеры в небе, а на земле Филиппа сильного царя и Алимпиады царицы, нашей высокодержавною правицей утверждаю вечно». (Седов. Славяне… (1994), с. 51, 47, 9, 10, 13, 15).
Эти князья словено-русские, удостоенные великой чести от вседержавного самодержца, очень почитали эту пречестнейшую эпистолию. Повесили ее в божнице своей по правую сторону идола Велеса и честно поклонялись ей, ежегодно празднуя начальный день примоса месяца (божница «Александровы алтари» у гор Рип указывалась античной наукой).
Прошло много лет. От рода славян-язычников появились князья Лалох и Алахерн (приазовский Аларих взял Рим в 410 г.). Начали ноевать с владениями земли Греческой. Доходили до самого Царьграда. Много зла и кровопролития сотворили скипетру Греческого царства. Храбрый князь Алахерн под царствующим градом был убит у моря. Место то и ныне зовется Лахерново. На нем монастырь честен воздвигнут во имя Пречистой Богородицы. Множество русских воинов тогда под стенами града пало.
Князь Лалох (или Лах), получив много ран, смог с оставшимися воинами возвратиться, имея немало богатств. Но жили и дальше погано, как скоты, не имели закона. О них свидетельствовал своим хождением и Андрей Первозванный.
В Синдике (Анапе) тогда княжили два брата. Одному имя — Валадак. Другому — Синдирех. Языческие боги их порицались тогда за то, что дикие пчелы устраивали в деревянных идолах свои борти (ульи).
Тогда пришел на землю Славянскую праведный гнев божий. Вымерли люди во всех градах и весях, некому было и погребать мертвых. Последние из оставшихся бежали в дальние страны (этот период 15 – 17 веков назад, действительно, беден под Новгородом археологически) На Белые воды, что ныне зовутся Белым озером. На озеро Тальное что именуют Ваги. И по иным странам, получая разные наименования. Даже на Дунай к прежним родам своим в старожитные страны возвратились (есть тому уже немало археологических подтверждении).
Великие Словенск и Руса опустели до конца на многие года. Дикие звери их заселили и плодились в них. Через некое время пришли с Дуная славяне, подняв с собою немало скифов и болгар, и начали вновь города Словенск и Русу населять. И напали на них Угры Белые, повоевали их до конца, а грады сравняли с землей.
Словенская земля легла в полное запустение. Прошло много времени. Услышали скифские жители про беглецов словенских и о земле прадедов своих, что лежала пуста и никем не оберегаема. О том очень опечалились. Начали мыслить, как наследовать отчую землю.
И пошло от Дуная множество их без числа, с ними скифы, и болгары, и иностранцы. Пришли на землю Словенскую и Русскую, сели у озера Ирмеря. Нарекли Новгород, что поставили вниз по Волхову от места старого Словенска. Великим. Избрали старейшим (архонтом) князя от рода своего по имени Гостомысл. Тогда и Русу поставили на старом месте. И другие города многие обновили.
И разошлись каждый со своим родом по широтам земли Одни осели в полях и нареклись полянами, ныне поляками. Другие поло-чанами — по реке Полоте…
Так стала возрождаться и расширяться великая страна. Сын старейшего князя Новгородского Гостомысла именовался Младый Словен. Он ушел от отца в Чюдь и поставил там над рекой святой град Словенск на месте, нарицасмом Ходницы. Княжил там года три и умер. Его сын Избор (род Аспаров славился в Византии более 15 веков назад) переименовал град в Изборск. Но был укушен змеем и погиб.
Земля Русская сбросила с себя пелену сетовании, стала искать наследников князю, кого можно облечь в порфиру. За многие лета она привыкла к премудрому Гостомыслу.
Гостомысл достиг глубокой старости и не мог уже здраво рассуждать. Не владел многочисленными народами и не мог избежать многих мятежных кровопролитий в роде своем. И тогда этот премудрый муж, седой умом и власами, призвал к себе всех властителей Русских, что ему еще подчинялись, и произнес со скорбным лицом:
«О, мужи, братья, сыновья, единокровны! Я уже очень стар, крепость моя исчезает, ум отступает, ждет только смерть. А ведь вижу, как земля наша добра и всяким благом изобильна. Но не имеет себе властодержца и государя от рода царского. От этого среди вас мятеж велик и не утешителен, межеусобица зла. Молю ужо вас, послушайте совета моего.
По смерти моей идите до моря в Прусскую землю и молите там живущих самодержцев, что от рода кесаря Августа — кровники ему (версия о происхождении русских правителей от римских известна более 5 веков назад). Да пусть идут к вам княжить и владеть вами. И не стыдно вам будет им покориться и подданными у них быть».
И возлюбили все речь старейшины. И когда он умер, тогда всем городом проводили до гроба честного. До места, называемого Волотово, где и погребли его (сопки Волотова срыты небрежными раскопками в XIX в.).
По смерти Гостомысла послали всей Русской землей послов в Прусскую землю. Они обрели там князя великого, именем Рюрика от рода Августа. И молили его, чтобы шел на Русь княжить. Согласился князь Рюрик. И пошел на Русь с двумя братьями своими Трувором и Синеусом.. (Здесь повесть-легенда переходит в известные летописные сведения)».
(Полное собрание русских летописей. Т. 27. Никаноровская летопись. М.-Л., 1962. С. 137—141, 3—4; Предания русской начальной летописи. Приложения Ф. Гилярова. М„ 1878. С. 15—29; Сто новгородских сел. Вып. 3. Новгород, 1991. С. 139—145; вып. 5. Н„ 1993. С. 165—174; РдР, вып. VIII, с. 44; и т.п.).


Юбилей Велицеграда


Очевидно, популярные тексты ХV-XVIII веков пытаются мирить позднесредневековых «западников» и «славянофилов», но все же в пользу «западников». Тексты в итоге призывали не бояться власти со стороны, так как у себя достойных кандидатур обычно не найти. Эти краткие «исторические детективы» времен первых царей Романовых отчасти готовили общественное мнение к преобразованиям Петра I.
Списки XVII в. суммируют представления тысячелетий, в текстах выявляются следы очень древних эпох. Геродот относил появление скифского царя Арпоксая и его братьев ко II тыс. до н. э. По библии, Арфаксад — третий после Элама и Ассура (ассирийца) сын Сима. Волга, по летописям, течет именно в страны Сима. Арфаксад имел сына Салу (Сало), а внуком — Евера. Евер имел двух сыновей — Фалека и Иоктана. У Фалека был сын Рагав — прадед Фарры, отца Аврама. Христианские источники IV—V вв. н. э утверждали, что в III тыс. до н. э. Фалек и Рагав ушли в Скифию, а возникшее учение, «скифство» (скитание), стало одним из первых философских учений на земле. Античности были хорошо известны скифские философы: Замолксис, Токсарис, Анахарсис, Абарис… Они упоминаются Геродотом.
Русские летописи на времена Иоктана и Фалека — период около 2650 г. до н. э. — указывают участие «нарцев еже суть словен» в числе 72 народов в строительстве Вавилонской башни. Оттуда славяне спустя много времени переселились к Дунаю, где затем возникли земли Венгерская и Болгарская. Повесть-легенда о Словене и Русе, их потомках, уточняет, что уже Арфаксад заселял земли Ханаана. Поэтому эти земли не были чужды и потомкам Авраама. По античным источникам, скифы считались древнее египтян, достигали господства в Европе и Азии еще до потопа — в 3553 г. до н. э. Их полуторатысячелетнее господство в Азии якобы в 2054 г. прекратил ассирийский царь Панин (Нин). Так что отечественной (скифской) государственности в 2002 году 5555 лет и выходит.
С учетом археологических, антропологических, лингвистических и других данных появление первых индоевропейцев у Ильменя в III тыс. до н. э., а то и ранее, вполне вероятно. Абсолютных противопоказаний сути эпической версии нет. В составе индоевропейцев были языковые пращуры словено-русов. Поэтому, как замечает даже школьный учебник истории, «во всех этих наблюдениях летописец был недалек от истины» (Сахаров А. Н., Буганов В. И. История России с древнейших времен до конца XVII века. М., 1995. С. 16, 31).
Летописная легенда хранит память о начальных временах индоевропейства, наследников Иафета (Яфета, Афета). Она может использоваться в сумме источников как свидетельство реальных глубин истории пращуров словено-русов.
Мешех, Истер (Дунай), Коман, Рус — имена античные. Руса — так гордо называли себя цари Ураргу 28—26 веков назад. Словене и болгары известны лишь 15—14 веков назад. Однако самоназванием скифов являлось «сколоты», а вместо болгар до нашей эры фигурируют «бастарны» (батарны и т. п.), по Иоакимовской летописи — «сыны Словена». В списки попал набор средневековых ононимсв.
По керамике и другим находкам, устойчивые выходы населения от Черного моря на север фиксируются уже с V—IV тыс до н. э. Словен и Рус вполне попадают в одну из волн переселений. Озеро Мойско названием созвучно Моисею («взятый из воды»). Мут-ная — египетской богине Мут, царице тьмы и ночи, жене Ра (в античности имя Ра имела и Волга). Есть и другие интересные группы созвучий.
В сборниках «Новгородика» читатель найдет дополнительные пояснения и подробности. На городских торжествах в Старой Руссе ныне всегда появляется эпический князь Рус. Убежден, эпический князь Словен не спортил бы и городские торжества Новгорода. Да и позволил бы горожанам быть внимательными к самым первым страницам родной истории.
Во времена древних Египта и Шумера считать время и расстояние уже умели. Так что появление в легенде чисел не должно раздражать, так как числами полна и сиященнаг Библия. Ил-мер — «божья мера», межплеменной культовый центр. По эпосу греков, герой Троянской войны Иалмен контролировал земли от низовий Дона и выше. Шелонь напоминает Гелона, брата Скифа (по вариантам античного эпоса) и город Гелон. Языковеды видят развитие с античных времен ононимов типа Волхов и Москва. Культ Перуна археологами фиксируется па глубину в пять тысячелетий.. Очень древние корни имеют Порусья и Полисть.
Лук появился в мезолите. Бронзовые мечи — в энеолите Ими можно было обретать славу и богатства с III тыс. до и. э., что — например — показывают фатьяновская археологическая культура и близкие ей (Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М., 1987. С. 10—105).
Попытки войск Александра Македонского пробиться на север известны в 336, 331 и 329 гг. Асандр (почти Асан), сын Филоты, был назначен Македонским правителем Лидии, которая с VII в. до н. э. имела многообразные связи со Скифией. О взаимоотношениях царя-бога и народов Скифии существует огромная античная литература, продолжаемая русскими средневековыми романами об Александре, «Александриями». (О бастарнах — Седов. 1994, с. 218).
Алахерн — Аларих I, царь Приазовья, перешедший на службу Феодосию Великому и взявший в 410 г. Рим. Вскоре умер при подготовке похода на Африку, похоронен в русле одной из рек. А в 382 г. в Царьграде пышно похоронен Афанарих, один из скифских царей, что и привело к взаимозамещениям имен и событий в легенде. Лах (Лях) — устойчивый герой славянского эпоса, чаще родоначальник поляков.
Время апостола Андрея и языческих обычаев обильно отражено в летописях. Синдика (Горгиппия, Анапа) — один из центров Боспорского царства, будущей русской Тмутаракани (Античные государства Северного Причерноморья. М., 1984. С. 82—84). Там археологи прослеживают переход от языческих обрядов к христианским. Имена типа Вологес и подобные известны в античности.
Появление Угров Белых русские летописи относят к VI— VII вв. н. э. Избор, Испор. Аспар — по другим версиям легенды — герой IV—V вв., у которого воспитывался будущий король Скифии и Германии Яромир (Германарих). Род алана Аспара из Скифии принципиально влиял на политику трех византийских императоров V в.: Феодосия II Малого, Маркиана и Льва I.
По эпосу, Рюрик — сын Умилы, дочери Гостомысла. Образ Гостомысла и его вероятного отца Бравлина (Буревоя здоса) ныне все больше принимается историками как реальный (И. Я. Фроянов. Мятежный Новгород. СПб.. 1992. С. 25—75) Новгород имел общину пруссов. Подробности в публикациях автора.
Отлично от «Русских вед… Велесовой книги» (М., 1992; и переиздания) десятки текстов легенды о Словене и Русе бесспорно относятся к XVII в., сохранились и допускают всевозможный анализ. Их академическое издание давно назрело. Для отеческого самосознания россиян, понимания ими реальных глубин отечественной литературы легенда имеет принципиальное значение. Ей есть место на школьных уроках истории и литературы, внеклассных занятиях, в формах кружковой работы и т. п., да и на занятиях в вузах. Великий Новгород должен помнить об эпическом Словенске Великом.
И, например, при праздновании 300-летия Санкт-Петербургу эпическому Словенску Великому (Велицеграду) можно отметить, как и Старой Руссе – 4400 лет. Дербент отметил 5000 лет – и никто от этого не умер. Но осознание реальной глубины древней истории Великой Руси тем лишь укрепилось. В условиях информационного общества, возможностей Интернета, признания эпических глубин прошлого селений Приильменья никому не избежать.
По мере отступления ледника выходили на Новгородскую землю 12-8 тыс. лет назад люди, говорившие на диалектах ностратического языка (Вопросы истории. 1995. № 3, с. 79-89; ДГСНО, вып. II, с. 1, 2, 4, 6, 16, 17, 19, 30-33; см.: лит-ру в указанных работах). 7-5 тыс. лет назад эти диалекты становились языками финно-угров и индоевропейцев, а из последних постепенно выходили будущие славяне, германцы и балты (Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М.: Наука, 1987, с. 7, 10-105; версии о языковой принадлежности: с. 24-28, 37, 42, 57, 75 и др.).
Предки славян — наряду с финно-уграми и балтами — между Балтикой, Волгой и Днепром со времен мезолита, безуловно, были. Можно ссылаться на работы Георгиева, Брюсова и близких им ученых (с. 75), хотя доминировать могут и антиславянские (в итоге — антииндоевропейские) версии. Уже с III тыс. до н. э. в этом регионе проявляли себя различные «культуры шнуровой керамики», что «сыграли решающую роль в этногенезе славян, балтов и германцев в качестве их общей подосновы» (Эпоха бронзы лесной полосы …, с. 37). Условно говоря, Словен и Рус к Мойско (Ильменю) выйти в середине III тыс. до н. э. могли. А их потомки имели шанс столь важное событие запомнить в эпосе (см.: легенды о Словене, Русе, Борее). И на языке, близком будущему славянскому — типа древнегреческого, иллирийского, венедского, фракийского… (НВ ЭНО, вып. 1-2).
Вероятность существования у славян, как и у многих других народов, памяти со времен неолита и даже палеолита ныне признается научно (Рыбаков. Язычество древних славян. 1994, с. 3-284: обилие лит-ры и источников). Противники появления пращуров славян у Ильменя в III тыс. до н. э. и вероятной близости их языка будущему славянскому пусть опровергают данные этой литературы.
«Антипротославянам», прозападникам доказать ничего невозможно – их позиция имеет мощное идейно-материальное поощрение. К сожалению, они доминируют в науке и средствах массовой информации, тотально насаждали и насаждают в обществе взгляды, по сути, унижающие древнейшее прошлое пращуров словено-русов. Надо устойчиво знать и пропагандировать то, что эти кланы ученых яро замалчивают и упорно не хотят признавать. Письменность балтов и финно-угров появилась позже славянской. И все домыслы о большей древности устной речи финно-угров и балтов у Ильменя являются отрыжками прогерманского сравнительно-исторического языкознания, во многом отживающего свое и создавшего себе же неразрешимые проблемы.
Новгородская Русь не возникла на землях финно-угров, балтов (литовцев, пруссов, латышей) или других народов… Историки, доказывающие обратное и провоцирующие соответствующие исторические претензии (типа «русские, вон с финнской земли»), в лучшем случае, слишком увлекаются финно-угрофильскими, балтскими и подобными версиями. Но всем ученым (и еще очень долго) в изучении истории до абсолютной истины крайне далеко. В информационном плане преступно одну версию, пусть и доминирующую, делать основой большой политики. Правда, большая политика на ужасающих преступлениях и основана. Взять развал СССР и СЭВ, погром Югославии или войну в Чечне…
Венеды (праславяне) контролировали берег Венедского залива (всей Восточной Прибалтики) с I в. н. э., а по некоторым данным — и раньше. Финны до сих пор называют Россию Венямаа, а русских — «венелайнен». В начале эры финны были небольшим народом между Вислой и Неманом, подчиненным венедам. Тацит отмечал у них «поразительную дикость, жалкое убожество» (отсутствие оружия, лошадей, постоянного крова над головой: СНС, V, с. 193). Если в округе прослеживаются более развитые культуры, типа фать-яновской (с III тыс. до н. э.), то их нередко относят к пращурам индоевропейцев (НВ ЭНО, I, с. 12-15, 17, 22, 24, 29). Античное унижение феннов-финнов тоже нельзя принять за истину, но и игнорировать античные данные историки не должны.
Среди первого послеледникового населения Новгородской Руси (Приильменья и округи) 12-10 тыс. лет назад можно обнаружить пращуров всех и ныне живущих в данном регионе этносов. «Ностратизмы» (древнейшие географические названия) имеют созвучия в древних языках этих пращуров. У каждой последующей языковой семьи обнаруживаются обоснованные права на эти «ностратизмы», близкие и пращурам словено-русов.
Финская письменность сформировалась в XV-XVI вв., тогда как славянская проявляла себя с IX-XI вв. Древнейшим письменным памятником финнского языка стала новгородская берестяная грамота № 292 (периода 1238-1268 гг.), где финнская речь передана русскими буквами. Почти на век уступает ей по времени грамота № 403 — русско-финн-ский словарь из нескольких слов (и вновь русскими буквами). Русь (Венямаа) веками способствовала развитию финно-угров.
Лингвистов-антирусистов, доминирующих в мировом языкознании, факты вторичности письменности финно-угров к письменности словено-русов не останавливают. Отрабатывается версия средневековых рун, но руны использовались скандинавами и тюрками, германцами и частью славян. Факты фиксируются примерно со II-III вв. н. э., тогда как население Южной России (включая Приазовье) уже с VII-V вв. до н. э. использовало греческую письменность (на основе греческого в средние века развилось и письмо словено-русов; у западных славян и финнов позже утвердилась латынь). Первичности финно-угров явно нет.
И тогда включается сравнительно-историческое языкознание, относящее появление языков пращуров финно-угров от Волги до Урала к V-III тыс. до н. э. Здесь неспециалистам приходится принимать выводы языковедов просто на веру, так как никаких реальных доказательств — кроме договоренностей в рамках научных кланов — по столь далеким дописьменным периодам найти для Поволжья и Приуралья нельзя.
Если принять за истину версию о возникновении языка финно-угров хотя бы восточнее Волги (эта версия доминирует), то финно-угры никак не попадают в первое население у верховий рек Приильменья. Здесь в V-III тыс. уже было свое население, имевшее немало связей с южными регионами страны, включая Причерноморье и Северный Кавказ. Финно-угры фильтровались и полиэтносы Приильменья, иногда их общины достигали заметной величины, но свою роль тысячи лет играли в северные общины пращуров сло-вено-русов. Эпос о Словене и Русе частью показывает это.
Мета, Ильмень (Илмер), Валдай и другие ононимы, используемые как доказательства «первичности» финно-угров на нашей земле (в регионе «ностров»), в неменьшей степени принадлежат и индоевропейцам. И даже эпических доказательств этого много больше: Места, Мистис, Иалмен, Ал-декс, Валтасар… Их письменной фиксации 20-25 веков, чего финно-угры не знают. (НВ 1-2 ЭНО).
Обратим внимание и на медведей новгородского герба – устойчивое в символике указывает на глубину закономерностей. Культ медведя, с ритуальными захоронениями медвежьих черепов и лап, прослеживается в Северном Причерноморье и на Кавказе до ста тысяч лет назад. По мере отступления ледника культ утверждался и на будущей Новгородской земле. Б. А. Рыбаков обращает внимание на наблюдения В. С. Передольского, что в окрестностях Новгорода в неолитических слоях нередко встречались «пальцевые кости медвежьей лапы, зарытые в одну яму с костями человека» (Рыбаков. Язычество древних славян. 1994, с. 97-102). Обильны следы культа в последующих культурах, вплоть до достоверно славянских. Культ перешел в почитание бога Велеса-Белеса, известного и средневековому Новгороду.
Вероятно, Велес, «Волос — древнейшее из всех славянских божеств, корни представлений о котором восходят к медвежьему культу мустьерских неандертальцев» (Рыбаков., с. 107, 421-431). Прежде всего именно Велесу служили волхвы. Аналоги культу есть у финно-угров, балтов и многих других народов. Но далеко не все оставили образ медведя в своих гербовых знаках, подчеркнули палеолитические глубины своей памяти.
Сводный вид новгородской печати — «лютый зверь» (медведь — и т. п.), «вечевая степень» (трон и т. д.), жезлы-посохи, христианские рыбы — относят к XVI в. и связывают с новгородскими воеводами Московии (Соболева Н. А. Русские печати. М.: Наука, 1991, с. 212-213, 220). Но все элементы свода известны Приазовью и Северному Причерноморью задолго до нашей эры, встречаются на причерно-морских античных монетах. Этот свод символов в XVIII в. стал гербом Новгорода и губернии.
27 сентября 1995 г. областная Дума приняла областной закон «О гербе Новгородской области», подписанный и М. М. Прусаком (Информационно-методический бюллетень: администрации и думы. 1995. № 3, с. 9-11). Герб может помещаться на бланках и печатях местных органов власти и предприятий, на зданиях и в официальных помещениях, при въезде в область, на продукции предприятий.
Исторический герб, по сути, олицетворяет подчинение края центральной власти России (императорской короне), христианской вере (ленте апостола Андрея и рыбам Иисуса), мужеству народа (листьям дуба). Но медведи на гербе все же символизируют борьбу за власть. Трон Новгорода остается привлекательным и для всех последующих властолюбцев. Но никогда не оказывается занятым на века. Хольмогардцы вечно вольны во власти. В том проявление традиций тысячелетий.
Золотые цвета герба обычно символизируют солнце. Золото означает могущество, силу, богатство, постоянство, знатность, веру, справедливость, добродетель, милосердие, верность. Это символ Ра – радости, рождений, развития.
Серебро герба — луна. Это — чистота, правдивость, невинность, благородство, откровенность, непорочность, надежда.
Синий цвет — знак Юпитера (Зевса) — честность, целомудренность, верность, безупречность.
Красный (символ Ра и русов) — свобода, любовь, мужество, смелость, великодушие, храбрость, неустрашимость, власть.
Черный цвет (меланхленов-смолян античности) — плодородной земли и тьмы веков — определяет контуры и фигуры цветного герба, является основным в одноцветном варианте. Символы вечных и дремучих сил природы, медведи, имеют этот цвет — цвет тьмы… Как древние волхвы они влияют на новую власть.
В древнем эпосе многих народов на крупных рыбах держится сама земля. Для христиан рыбы символизировали Христа и его учеников, умение хранить христианские тайны. Быть «немым как рыба».
Рыбы являются и отголоском символики античных гор Рип, где был терем бога северного ветра Борея и протоку, в которых задолго до нашей эры проходили аргонавты. Ри-пы даже своим именем созвучны нашим «рыбам». Рыбы послужили и основой богатства новгородского купца Садко.
Дубовые венки заменяли для северян венки лавровые. Дубы держат листья до самой весны. Дубиной (палицей) встречали русские богатыри непрошенных гостей. Северный символ крепости, геройства и мужества вполне уместен в новгородском гербе.
Впервые императорскую корону на голову властителя православный священник возложил в 457 г. в Царьграде. Императором стал незнатный полководец Лев, служивший нашему земляку, алану Аспару (Избору словено-германского эпоса). Аспар сменил трех византийских императоров — Феодосия Младшего, внука Феодосия Великого. Еще одного своего воина, Маркиана. И затем назначил Льва I. Мог бы быть императором и сам, да не хотел порывать с язычеством… В эпосе Аспар имеет имя Испор (Избор). Якобы в память о нем возник город Изборск под Псковом, куда в 862 г. отправился княжить один из братьев Рюрика.
Так что не чужды северянам и императорские короны, близкие шапке Мономаха. Облик той шапки условно повторяет Памятник Тысячелетию России. Как и внук Ярослава Мудрого Владимир Мономах как бы повторял политику своего славного деда. Символике новгородского герба можно посвятить целую книгу, немало телевизионных передач. Безусловно, не стоит подменять реальную жизнь любым самым красивым гербом. Но будет большой ошибкой, не знать и не замечать официальные гербы города и области вовсе. Начиная хотя бы с этих загадочных двух медведей, центральных в гербах.

Но вернемся к Интернету.

Вот наиболее популярный вариант цитирования легенды http://zexe.de/index.html

Сказание о начале Руси
«История о начале русской земли и о создании Новгорода и откуда влечется род славянских князей» дошла до нас в рукописях не ранее середины 17в. Однако легенда известна по сочинениям западных славян гораздо раньше. Мы используем её привязанное к точным датам изложение, сделанное летописцем Исидором Сназиным около 1683 г.

Родоначальники
Во время Всемирного потопа спаслась только семья праведного Ноя. На второй год, как спала вода, Ной завещал своему любимому сыну Афету властвовать над всеми западными и северными странами. Пока властвовать было не над кем. Однако люди вновь расплодились, возгордились и даже стали строить в Вавилонии столб – башню до самого неба. Богу пришлось перемешать людям языки, чтобы не могли они понимать друг друга и сделаться небожителями.
Через 130 лет после потопа (согласно подсчетам летописца в 3135 г. до н. э.) сын Афета Мосох пришёл с племенем своим от Вавилона и заселил земли в Северном Причерноморье, и Приазовье. Правнуки Афета Скиф и Казардан основали Великую Скифию. Вскоре потомки их столь расплодились, что из-за тесноты места начались распри, междоусобие и вражда.
Боролись пять князей-братьев: Словен, Рус, Болгор, Коман и Истер. Объективности ради сказитель добавил: от их же славного племени и «каган-сыроядец выскочил» (знакомый нам по былинам враг Руси).
Словен и Рус, как самые мудрые и храбрые из князей, первыми поняли, что так жить не гоже. «Разве наша земля, — говорили они, — это уже вся вселенная? Неужто нет в наследии Афета другой земли, к поселению человеку угодной? Ведь мы слышали от отцов, что Ной благословил Афета всей землей западного и северного ветров! Ныне, братья и други, послушайте совета нашего. Оставим вражду из-за тесноты. Подвигнемся от этой земли пойдем по свету, унаследованному от прадедов, куда нас приведет счастье!» Люба была речь князей всем людям. И в 2409 г. пошли Словен и Рус со своими родовичами от Черного моря прочь. Ходили они по странам вселенной, как крылатые орлы, перелетали пустыни многие, ища себе место на поселение. Во многих местах останавливались – и бросали их, нигде не обретая покоя.
14 лет путешествовали князья, пока не дошли до озера Мойска, которое потом называться стало в честь сестры их Ирмеры Ильмень-озером. Здесь колдовство повелело путешественникам остановиться. Старший князь Словен с родом своим и всеми кто был под рукой его, сел на реке, что звалась тогда Мутная – последствия же знаменовалось Волхов во имя старшего сына Словена — Волхва.
В 2395 г. до н. э. князь Словен построил город на реке Волхов и назвал его по имени своему Словенск. С того времени новопришельцы скифы стали именоваться словенами. Ведь они понимали слова друг друга в отличие от не знающих их языка немцев, т.е. бессловесных, немых. Потом, стяжав во всем мире славу, привыкли называться славнянцами, как поныне слывут. Брат Словена Рус поселился на некотором расстоянии от Словенска, у Соленого Студенца. Здесь он создал град меж двух рек и назвал его Руса. В его честь славяне именовались также Русью.
Осев у Ильменя, стали славяне обустраиваться и давать всему имена. Реку впадавшую в Ильмень, прозвали во имя жены Словена Шелони. А именем его младшего сына Волховца назвали Оборотную — протоку, что течет из реки Волхова и вновь возвращается в неё.
Волхв, старший сын Словена, слыл чародеем. Говорили, что он, прикинувшись, например, лютым зверем крокодилом подстерегал на реке Волхове не покорявшихся ему — одних пожирал, других топил. Люди тогда думали: уж не сам бог грома Перун в Волхве воплощен? И правда, молился младший сын Перуну, поставил идола его недалеко от Словенска, а вокруг возвел храм – капище. Здесь любил Волхов ночами предаваться мечтам и колдовать.
Много рассказывают о волшебстве, что творил Волхв, и о том, как пропал он. Одни говорят, что одолели Перунова жреца демоны, с которыми он сражался. Другие верили, что он нечистую силу Волхов победил — и заскучал. Тогда, согласно былине, собрал он дружину и устремился прямо на царство Индийское: царя тамошнего и воинов истребил, а красных девиц и жен за себя и воинов своих замуж взял. С тех пор славяне с индийцами нравом и языком сходны.
Словен и Рус осваивались земли и строили города, гласит легенда, а, когда другие народы еще пребывали в дикости и забвении. Увязывая мифологию и хронологию, летописец стремился подкрепить представление своего времени о глубочайших исторических корнях Российской державы. Лишь через несколько сот лет после описанных выше событий в повествовании Исидора Сназина появляются сведенья об иных народах, почерпнутые из Ветхого Завета.
К тому времени Словен и Рус, жившие между собой в любви великой, давно померли. После них сыновья и внуки княжили, добыли богатство великое мечём и луком. Владели они северными странами по всему Поморью до пределов Ледовитого океана, землями по рекам Печёре, Выми, Оби и далее. Там брали дорогой ценою зверя Соболя. Ходили и на Египетские страны воевать, многую храбрость показали в Иерусалимских странах и великий страх на все южные земли наводили. Словом, не даром именовались славянами. Это сам Александр Македонский подтвердил.


Златые письмена

Через 2000 лет после основания Великого Словенска, гласит легенда, самодержавец всей вселенной был македонский царь Александр, сын Филиппа. Когда дошел до него слух о славянах и русах то собрал Александр советников и сказал: «Что сделать подобает с этими варварами — ратями ополчится многими, разбить их и покорить в вечное рабство?»
Смело говорил царь, только неудобно показалось ему такое предприятие из-за дальнего пути, труднопроходимых морских вод и превысоких гор. Но не растерялся Александр — тот час послал к славянам богатые дары и собственной высокодержавной десницей златыми письменами начертал послание:
«Александр, царь царей и над царями бич божий, преславный рыцарь, всего света обладатель и всех что, под солнцем, грозный повелитель, непокорным яростный меч, всего света самодержавец — честнейший над честнейшими в далеком и незнаемом краю вашем.
От нашего величества честь, мир и милость вам и по вас храброму народу словенскому. Славнейшему колену, русским князьям и владельцам от моря Варяжского (Балтийского) даже до моря Хвалынского (Каспийского), любезным и милым моим, храброму Великосану, мудрому Асану, счастливому Авесхану. Вечно поздравляю, будто самих вас лицом к лицу целую и сердечно принимаю, как друзей сердцу моему.
Сию милость даю вашему величеству: если какой народ вселится в пределах вашего княжества от моря Варяжского до моря Хвалынского — да будет вам и роду вашему подлежать вечному рабству. Во иные же пределы отнюдь да не вступит нога ваша.
Это достохвальное дело удостоверено нашим листом и подписано царскою высокодержавною правицею, и за природным нашим государским златокованым гербом привешанным дано вашей честности навечно в городе нашей постройке, в великой Александрии, изволением великих богов Марса и Юпитера и богини Венеры, месяца первого начального дня».
«Славянорусские князья», сподобившееся принять столь великую честь от самодержавца, гласит сказание, это послание весьма почитали, повесели в божнице своей по правую сторону от идола Велеса, бога богатства, поклоняясь, сей грамоте, и праздник в её честь установили в первый день первого месяца.


Переселения


Минуло немало столетий, пока утешенные славянской грамотой славяне вновь проявили себя. В 420 г. два храбрых новгородских князя бились под самыми стенами Царьграда, и хотя один пал – другой возвратился восвояси со многим богатством. В то же самое время опустошил славянскую землю страшный мор. Словенск и Руса вконец опустели так что дикие звери обитали в градах и плодились. Одни люди ушли на север и восток и назавлись весь, другие на Дунай возвратились.
По прошествии времен пришли славяне с Дуная, подняв с собою скифов и болгар немало, и начали вновь те города строить, Словенск и Русу населять. Но налетели на них гунны, повоевали и города разрушили, землю словенскую опустошили вконец.
Много времени прошло, пока услышали жители Скифии от беглецов о земле праотцев своих, что лежит пуста и небрегома. Пожалели о том весьма и стали думать, как вновь наследовать земли предков? И вновь поднялось с Дуная множество славян бессчетное а с ними скифы, болгары и иностранники. Пришли на землю Словена и Руса, сели опять близ озера Ирменя и обновили град на новом месте от старого словенска вниз по Волхову. Нарекли его Новгород Великий и поставили старейшиной Гостомысла. Город Русу возвели на старом месте поэтому она именуется Старая Руса. Многи е города люди построили и широко расселились по земле. Одни осели в полях и назвались поляне, другие — полачане — по реке Полоте, третьи – мазовшане, четвертые – жмутяне а иные — бужане – по реке Бугу. Были так же смоляне, чудь, ростовцы, древляне, моравы, сербы, болгары, северяне, лопь, мордва, мурома. И всякий, гласит сказание, своим прозванием именовался.
Сына старейшего князя Гостомысла звали Молодой Словен. Он пошел в земли чуди, там над рекою поставил град во имя свое и, прокняжив в нем три года, умер. Сын его Избор переменил тому граду имя — на рек в свою честь Изборск. Земля Русская тогда процветала и долгие годы почивала в спокойствии с премудром Гостомыслом.
Когда Гостомысл пришел в глубокую старость, не мог уже владеть такими многочисленными народами и успокоить мятежные кровопролития в своем роде, призвал он к себе властителей русских бывших под властью его и с улыбкой сказал им:
«Мужи, братья и сыновья! Состарился я сильно, крепость моя исчезает и ум отступает, жду только смерти. Вижу что земля наша добра и всем изобильна, только не имеет в себе царя от рода царского. Потому и мятеж велик и не утишим, и междоусобие зло. Молю вас, послушайте меня и примите совет, который дам вам. После смерти моей идите за моря в варяжскую землю и просите живущих там самодержцев, которые принадлежат к роду самого римского императора Августа, что бы шли к вам княжить. Не стыдно вам таким покорится!» И все возлюбили речь Гостомысла. Когда же он умер, проводили его до места, называемого Волотово поле, и там с честью погребли. Однако совета его не исполнили, неукротимо враждуя между собой. Племя шло на племя, город на город, князь на князя, да и внутри родов согласия не было. Так прошло, подсчитал летописец около 400 лет.

Богданов А.П. История России до Петровских времен. Москва. «Дрофа» 1997 г.

Повторено: http://globolis.narod.ru/Dark_gate/Page_of_history_Ruric.htm

Или вот Демин В. Н. Русь до Руси от 26.06.03 Статья Демина В. Н. Сколько лет русской земле? Русь до Руси. http://russa.narod.ru/almanakh/antiquity/skolko.htm http://dc.spb.ru/MKU/deminart11.asp http://orion-uran.narod.ru/giperborea/mats/history2.html Данная статья опубликована в еженедельнике Литературная Россия. 1999. ? 47). В приложении «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске» (из Хронографа 1679 года). Публикуется по Полному собранию русских летописей. Т. 31. Л., 1977). Также опубликовано в качестве Приложения в кн.: В.Н. Демин. Русь летописная. М., 2002. Автор использовал мое (П.М.Золина) название «Русь до Руси» (10 выпусков с 1990 г.), первоначально ссылался на мои работы, но ныне как бы монополизирует «чужой бренд». И все же процитируем доктора философских наук, добротно углубившегося в суть проблемы:
«Программное полотно Ильи Глазунова «Вечная Россия», посмотреть которое когда-то стекались толпы москвичей и приезжих, первоначально называлось «Сто веков». Срок отсчитан от предполагаемого исхода древних ариев со своей Прародины, что послужило началом распада первичной этнолингвистической общности и появления самостоятельных народов и языков (раньше язык был общим). Символом былой Прародины — полярной Мировой горой, помещенной в левом верхнем углу, и открывается зрительный ряд на композиции Глазунова.
Но действительно ли — сто веков? Или десятью тысяч лет не исчерпывается долгий путь и тернистая история славяно-русских племен и других народов земли? Ведь еще Михаил Васильевич Ломоносов склонен был согласиться с совсем иной датой, далеко выходящей за границы самой дерзкой фантазии. Четыреста тысяч лет (точнее — 399 000) — вот начало отсчета мировой истории, как сие следует из вычислений вавилонских астрономов и свидетельств египтян, зафиксированных античными историками (1). Согласно реконструированной «Повести временных лет», предположительно принадлежащей черноризцу (монаху) Киево-Печерского монастыря Нестору, отправной точкой начальной русской истории считается 862 год, связанный с призванием на княжение Рюрика с братьями. Именно с той поры и принято было долгое время выстраивать хронологию Российского государства. В 1862 году даже было отмечено так называемое 1000-летие России, по случаю чего в Великом Новгороде установили впечатляющий памятник по проекту скульптора Михаила Микешина, ставший чуть ли не символом российской государственности и монархизма.
Однако есть в русских летописях еще одна дата, не признанная официальной наукой. Речь идет о древнерусском сочинении, известном под названием «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске» (см. Приложение к данной статье) (2), включенном во многие хронографы и летописи. Начиная с XVII века известно около ста списков литературного памятника. Здесь рассказывается о праотцах и вождях русского и всего славянского народа, которые после долгих скитаний по миру появились на берегах Волхова и озера Ильмень в середине 3-го тысячелетия до новой эры (!), основав города Словенск и Старую Руссу, откуда и начали военные походы «на египетские и другие варварские страны» (так сказано в первоисточнике), где наводили «великий страх». В Сказании названа и точная дата основания Словенска Великого — 2409 год до новой эры (или 3099 год от Сотворения мира). Спустя три тысячи лет, после двукратного запустения, на месте первой столицы Словено-Русского государства был построен — Новгород, который потому-то и был назван «новым городом», что воздвигли его на месте старого, ранее существовавшего, и которому досталась от предшественника также и приставка — Великий.
Последующая история Словенска Великого и Русы теряется во мгле веков. Известно только, что Словенск сгорел, а Руса по сей день стоит на прежнем месте. Однако нет сомнения в том, что жизнь в этих очагах русской народности и государственности не прервалась ни на минуту. Об этом красноречиво свидетельствует хотя бы отмеченный во всех летописях факт посещения сих земель апостолом Андреем Первозванным, который в 1-м веке новой эры прошел территорию современной России до самой Ладоги, благословил Русскую землю и предрек ей великое будущее.
(В сокращении)
Золин П.М. Легенда о Словене и Русе // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.11067, 17.03.2004

Сказания о Словене и Русе, городе Словенске. Хронограф 1679 г. — Липецкий

Главная
РћРќР¤ «Р—Р° Р РѕСЃСЃРёСЋ»
Центральный штаб. Москва
Поддержка В.В. Путина
РљРѕРЅРєСѓСЂСЃС‹
Проекты
Региональный штаб. Липецк
Проекты
Рабочие группы
Новости Липецк
Все новости
Политика. Общество. Власть
Экономика. Финансы. Бизнес
РЎРїРѕСЂС‚. Р—РґРѕСЂРѕРІСЊРµ
Происшествия
Культура. Искусство
Авто. Транспорт
Наука. Образование
Статьи+Книги
РљРЅРёРіРё
История — History
Тамбов — Tambov
Воронеж — Voronezh
Борьба Р—Р° Воронеж — Рљ 20-ЛЕТИЮ ОСВОБОЖДЕНИЯ РћРў БЕЛЫХ БАНД
Елец — Elec city
Усмань — Usman city
Метрические книги сёл Усманской округи, 18-19 вв.
Р РѕСЃСЃРёСЏ
Белогородская черта — Tatar shaft
Казачество Р РѕСЃСЃРёРё — Russian Cossacks
Древние акты Р РѕСЃСЃРёРё — Russia ancient acts
Репрессии, гражданская РІРѕР№РЅР° — Repressions in the USSR
Старообрядчесвто — Old Believers
Новейшая история России
Великая Отечественная война, 1941-1945 гг.
Древняя история Руси
Первая Империалистическая РІРѕР№РЅР°, 1914 — 1917 РіРі.
Рязань
РњРёСЂ — History of the world
РљРЅРёРіРё Захарии Ситчина Рѕ мироздании — Book writer Zecharia Sitchin
Р РёРј — Rome city
Израиль — Books the history of Israel
РњРѕСЃРєРІР° — Moscow
Орел — Orel city
Тула — Tula city
Урал — Ural
Долматовский монастырь — Dalmat monastery
Авторские книги по истории
Аристотель
Генри Форд
Фельштинский Ю. Г.
Былины
Авто и мото
Художественная литература
Усмань
Терпигорев С. Н. (псевдоним Атава)
Воронеж
В. А. Кораблинов
Солженицын А.И.
Софт для просмотра книг
Военные — Russian military affairs
РЎСѓРІРѕСЂРѕРІ Рђ.Р’.
Р’РћР’, 1941-1945
Ушаков Ф. Ф.
Религия — Religion and Belief
Ислам | World Religion — Islam
Православие | World Religion — Christianity
Художественная литература
Благоустройство, дом
Философия Рё естествознание — Philosophy and science
Аристотель — Aristotle
Зиновьев А.А.
Пьер Абеляр — Peter Abelard
Вольтер — Франсуа́-Мари́ РђСЂСѓСЌМЃ
Статьи
Экономика и финансы
Интернет
Мануалы и инструкции
Мошенничество
Интернет-развод
Интернет-магазины
История
Летопись Родного края
Хлевенский район
Усманский край
с. Боровое
Генеалогия жителей села Борового
Жители с. Борового Усманского уезда Тамбовской губернии, XIX-XX вв.
Жители с. Борового Усманского уезда Тамбовской губернии, XVIII в.
Жители СЃ. Борового Усманского уезда Тамбовской губернии, XX РІ. РЎРЎРЎР
Рассказы и были с. Борового Усманского уезда Тамбовской губернии
История с. Борового Усманского района
с. Савицкое
Однодворцы
Жители села Савицкого — Долматовы
с. Куликово
Генеалогические изыскания в селе Куликово
Жители с. Куликово Усманского уезда Тамбовской губернии, XIX- XX вв.
История с. Куликово Усманского района Липецкой области
с. Нелжа
д. Ольговка (с. Богородицкое)
Генеалогия и поиск корней
СЃ. РџРѕРґРґСѓР±СЂРѕРІРєР°
г. Усмань
с. Демшинка
История села Демшинка Добринского района Липецкой области
Генеалогия жителей села Демшинка
Детское движение
Село Мазейка
Генеалогия и поиск корней
с. Богородицкое
История села Богородицкого
с. Демшино
Жители села Демшино
История села Демшино
Кладбище села Демшино
Помещики и дворяне
Гагарины
Байгора
Разбойники и банды
с. Двуречки
с. Романово (Ленино)
с. Телелюй
с. Хворостянка
Хлевенский край
Политические репрессии
Советская деревня глазами ВЧК — ОГПУ — РќРљР’Р”
Выдержки и материалы по Усманскому уезду
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание
Фамилии репрессированных людей Липецкого края
Лица — уголовное РїСЂ-РІРѕ прекращено РїРѕ реабилитации
Долматовы
Р’РћР’ 1941-1945
Ставка РІ Великую Отечественную РІРѕР№РЅСѓ 1941 — 1945 РіРі.
Военнопленные
Военнопленные СЃ фамилией Долматов — Prisoners with name Dolmatov
Вспомним всех поименно
ВОВ глазами школьника
Р РѕСЃСЃРёСЏ
Дворянские имения Центрально-Черноземного региона России
Альтернативная история Руси
РќР­Рџ
РњРѕСЃРєРІР° — Третий Р РёРј
История фотографии
Прокудин-Горский Сергей Михайлович
Задонский край
с. Стебаево
Липецкий край
История детского движения Липецкого края
История Липецкого края
Добринский край
Деревня Ольговка (близ ст. Плавицы)
с. Боровское (Замарай-Боровское)
Генеалогия, поиск корней в с. Боровском (Замарае)
с. Лодыгино
с. Среднее
Добринские истории
Деревня Наливкино
СЃ. РўРёС…РІРёРЅСЃРєРѕРµ, РўРёС…РІРёРЅРєР°
Воронежский край
СЃ. Свистовка — хутор Малиновый
Генеалогия. Поиск корней. с. Свистовка, хутор Малиновый
Карачунский стан
Павловский уезд, слобода Петровка, слобода Потаповка и другое
Историки и краеведы
Финляндия
Политические партии Финляндии
Израиль — the history of Israel
Лебедянский край
с. Борисовка
РђРјРІСЂРѕСЃРёР№ Аникеев Астахов — архимадрид, 1860 — 21.10.1937
Грязинский край
Данковский край
Елецкий край
История Елецкого уезда в конце XVI—XVII веков
Древность
РЎРЎРЎР
Лицевой летописный свод XVI века
Философия — Мифология
Веды
РџСЂРёСЂРѕРґР°
Юриспруденция
Бизнес-идеи
Космецевтика
Религии и конфессии
Участники празднества 150 лет самостоятельного существования ДХМ в России
Православные монастыри России
Молокане и духоборы
Хлысты
Иудаизм и иудеи
Липецкий
Образовательные учреждения г. Липецка
Методическая информация
Редакции и СМИ
Издательский РґРѕРј «Р›РёРїРµС†Рє»
Технические науки
РљРўРќ
Диссертации
Авторефераты
Образование
Дошкольное образование и развитие
Дом детского творчества «Р›РёСЂР°»
История развития образования и обучения
Алфавит — Буквица
Астрология
Здоровье и медицина
Художественная литература
Каталог сайтов
Весь каталог-рубрикатор
Обзор Липецкой области
Знакомства
Политика. Общество. Власть
Недвижимость
РЎРїРѕСЂС‚. Р—РґРѕСЂРѕРІСЊРµ
Транспорт
Новости мира
Главное
Политика
Общество
Р­РєРѕРЅРѕРјРёРєР°
РЎРїРѕСЂС‚
Происшествия
Культура
Наука
Авто
Религия
Военное обозрение
Иносми
Ведущие
Беларусь
Израиль
Украина

Легенда о Словене и Русе


Словенск Великий

Средние века наши – хорошо. Эпические глубины отечества – еще лучше. И для полномерного осмысления истории они каждому новгородцу крайне важны. Надо помнить о Словенске Великом – эпическом пращуре Новгорода Великого.
Люди, хорошо умевшие говорить (имевшие и прочную устную память), жили в селениях на землях у истока Волхова из Ильменя в палеолите (предположительно) и мезолите. Затем в неолите (точно) и энеолите, в античности и средних веках, новом времени и в текущем новейшем. Коломцы, Ракомо, Перынь, Прость, даже Городище Рюриково – все это и следы проживания наших земляков 6 – 5 тысяч лет назад.
Славяне, балты, германцы, финно-угры или какие-либо иные народы первыми заселяли край — вопрос до сих пор спорный. Птолемей в округе гор Рип (ныне частью Валдайских) около 19 веков назад называл вполне конкретные этносы. Их стоит и указывать, что и делали позднеантичные и раннесредневековые авторы. Указывались у Рип агафирсы, аорсы, кареоты, аланы, боруски, ставани…
Нервии, частью вошедшие и в состав придонских гуннов, затем напомнили о себе хотя бы Неревским концом Великого Новгорода.
Легенда о Словенске (или Словене и Русе) должна оставаться базовой в историческом воспитании жителей Новгорода и области. Своды археологических памятников, ограниченные только средневековьем, информационно неполноценны без учета памятников каменного века и последующих эпох. Нельзя рассуждать и об истоках славянских языков без знания трудов С. Б. Бернштейна, О. Н. Трубачева и иных славяноведов, с выходом на работы академика А. А. Зализняка.

Легенды о Славене и Русе

Отечественные литературные тексты в древнегреческих и иных передачах известны задолго до нашей эры. Этнегенетическими легендами наполнен эпос разных народов задолго до нашей эры. Геродот почти 25 веков назад пересказал легенду о происхождении сколотов (скифов), которые сами вели своих родоначальников от Зевса (быка-тура) и русалки (дочери Борисфена: Днепра). Затем отец истории привел «Слово о войне царей и народа киммерийского», «Слово о войне Скифии с Дарием Великим» и другие произведения северян.

К сожалению, эти тексты как бы существуют в «обратных переводах». Образованные северяне успешно пользовались греческим и латинским языками. Приазовье и Северное Причерноморье подарили археологам тысячи свидетельств античной письменности. Они обобщены «Корпусом боспорских надписей» (1965) и другими подобными публикациями. Свидетельств античной письменности пращуров-земляков россиян – множество.
Диодор Сицилийский почти 21 век назад на основе местных скифских преданий дал новые варианты легенды о происхождении скифов, где фигурируют скифские пари Пал и Нап. Их потомки «подчинили себе обширную страну» от Дона до Фракии (Болгарии) и от Кавказа «распространили свое владычество до египетской реки Нила» (ВДИ. 1947. № 4. С. 250). Есть и другие интересные тексты. Например, о хождениях апостола Андрея по землям будущей Руси (почти 20 веков назад, записи примерно 10 – 12 веков назад).
В начале средних веков появились легенды о происхождении гуннов от придонских ведьм и злых духов (16 веков назад), о приазовском царе Кубрате и его сыновьях, включая Бояна. Они известны по византийским и другим источникам с VI—VIII вв. н. э. (Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. II. М., 1995. С. 229, 275, 277; примеч.).
Эти отечественные тексты продолжаются летописными традициями описаний «словен» и «русов» (литературно противопоставляемых друг другу). Фрагменты этих традиций видны при упоминании первого послепотопного времени, событий 862, 898, 907 и некоторых других годов Традиции отразились в арабских и некоторых других источниках. Вот перевод персидского «Собрания историй» 1126 г.:
«…И Славянин пришел к Русу, чтобы там обосноваться Рус ему ответил, что это место тесное (для нас двоих). Такой же ответ дали Кимари и Хазар. Между ними началась ссора и сражение, и Славянин бежал и достиг того места, где ныне земля славян. Затем он сказал: «Здесь обоснуюсь и им легко отомщу (сюжет схож с сюжетами о сыновьях Кубрата).
(Славяне) делают жилища под землей, так, чтобы хотод, который бывает наверху, их не достал. И он (Славянин) приказал, чтобы принесли много дров, камней и угля, и эти камни бросали в огонь и на них лили воду, пока не пошел пар и под землей стало тепло. И сейчас они зимой делают так же. И та земля обильна. И много занимаются они торговлей…».
Подобные мотивы унижения сколотов (скифов) известны в версиях Диодора и Геродота. Ко временам Геродота восходит и описание северных парных бань, что с веками — понятно — менялись. Бани новгородцев хорошо отражены легендой об апостоле Андрее, о банях славян упоминали источники и в начале средневековья, уже во времена Аттилы Приазовского более 15 веков назад.
К сожалению, «чисто русские тексты» легенды о Словене и Русе (хотя этих текстов и более ста) сохранились в основном от XVII века. Они христианизированы, обычно изображают скифских князей Словена и Руса братьями. Но стоит отметить — старше на век и более, например, записей русских былин.
Любопытно, что сравнительно полных переводов легенды на современный русский язык, включения этой основополагающей легенды в хрестоматии и школьные курсы русских литературы, истории, новгородики и т. п. до сих пор нет. Дадим вариант перевода:


«Начало Словенску, что ныне Великий Новград именуется.


В лето от сотворения мира 2244 (3264 г. до н. э.), во второе лето после потопа, Ной праведный — праотец наш, второй родоначальник (после Бога или Адама), разделил всю вселенную трем сыновьям своим: Симу, Хаму и Афету. Но отказал в благославлении Хаму, который потешался над наготой спящего отца… Благословил Сима и его сына Арфаксада на заселение Ханаана (русских в средние века семиты именовали «ханаанцами»). Афету же по благославлению Ноя отошли западные и северные страны даже до полуночи.
Годы спустя правнуки Афета — Скиф (по библии: Аскеназ, сын Гомера, внук Афета) и Зардан — отлучились от братии своей и рода своего в западных странах (отражена обратная волна миграций индоевропейцев). Коснулись полуденных (южных) стран. И поселились у Ексенопонта (Черного моря). Жили там много лет, и от них народились сыновья и внуки. Умножились зело и прозвались по имени прадеда своего Скифа. Ведь от Скифа, правнука Афетова, и прозвалась Скифия Великая.
И возникли между ними распря и междоусобие, много крамолы из-за тесноты селений и недостатка земли. Тогда княжили Рус, Словен, Болгар, Коман, Истер и их родич Мешех. Из этих племен выродком был каган Сыроядец (андрофаг-людоед у Геродота).
Скифские князья Словен и Рус мудростью и храбростью в здешних родах всех превосходили. Начали премудро размышлять с подданными своими. И рекли сие:
«Или только и есть вся вселенная, что под нами ныне? Неужели нет во жребии праотца нашего Афета еще части земли благой и ко вселению человеческому угодной? Слышали от отцов своих, как благословил праотец наш Ной прадеда нашего Афета землей всего западного и северного и полунощного ветров. И ныне ужо, братья и друзья, послушайте совета нашего. Оставим далече от нас вражду и несогласие, что творятся в нас из-за тесноты. Подвигнемся и уйдем от земли сей. Пойдем по вселенной света сущего, во жребий прадедов наших (намек на возможность первоначального заселениях их пращурами и северных земель). Куда нас приведет счастье и благословление праотца нашего Афета, он и подаст нам землю доброплодородную для обитания нам и потомкам нашим».

Люба была речь эта Словена и Руса всем их людям. И все, как один, решили: «Благой совет князей наших, добра их речь и угодны премудрые указания».
И в лето от сотворения света 3099 (2409 г. до н. э.) Словен и Рус с родами своими отлучились от Ексинопонта и ушли от родов и братьев своих. Обходили страны вселенной, как острокрылые орлы перелетали пустыни многие. Искали себе благоприятные земли для селения. Во многих местах засыпали с мечтой о счастливом крае, но нигде не обрели покой сердцу своему.
Четырнадцать лет (не 40, как Моисей) обходили незаселенные страны. Наконец (в 2395 г.), вышли к великому озеру, что братья назвали Мойско, а затем Илмером — во имя сестры их Ирмери. Волхование повелело им быть жителями этих мест. Старший брат Словен с родом своим и подданными поселился у реки, названной Мутной, а затем Волховом. Поставили град и назвали по имени князя — Словенск Великий. Он встал полтора поприща (версты) от истока реки из озера. Затем много позже именовался Новград Великий.
И от того времени новопришельцы, скифы, начали именоваться славянами. И зовутся ныне славянами, хотя прежде были скифы (сколоты).
Некую реку, впадавшую в Илмер, прозвали Шелонь — во имя жены Словена. Реку вытекавшую — Волхов, во имя старшего сына. Младший сын, Волховец, дал имя рукаву Волхова. А три века ранее одна из дальних рек в честь Мосоха была названа Москвой. Мосох затем переименовывал и Скифию в Московию…
Волхов был бесоугодником и лютым чародеем. Бесовскими ухищрениями принимал образ лютого зверя (китовраса), даже крокодила. Залегал в реке и непокорных ему пожирал, а других тащил в воду и топил.
При волхвах люди нарицали всяких окаянных сущими 6огами. Чтили Грома или Перуна (культ прослеживается на глубину до мезолита). Окаянный чародеи Волхов, ради ночных мечтаний и собраний бесовских (скифы в V в. до н. э. в том уличали и царя Скила), поставил градок мал с идолом Перуна. Невежи славили Волхва и его идолов как богов.
Наше же христианское истинное слово сильнее. Окаянный чародей был разбит и удавлен в реке самими бесами. Заклинаниями бесовскими тело его понесло вверх по Волхову, вынесло на берег у городка Перыня (вариант обратного течения Волхова обыгрывался и в христианских легендах). Невежи с великим плачем погребли окаянного и справили погани великую тризну. Ilo поганым обычаям насыпали и высокую могилу (обряд известен индоевропейству около 5 тысяч лет). Но через три дня после тризнища земля просела и пожрала зверя. Могила его вместе с ним упала на дно адово. Яма бездонная, ненаполнимая — знак могилы его (вероятные проявления карста Приильменья).
Волховец жил во граде отца. Имел своего сына Жилодуха, который утонул в протоке, что и получил его имя.
Рус, брат Словена, поселился в пятидесяти стадиях (точнее — верстах) от Словенска у Соленого Студенца (источника соли). Создал град между двумя реками. Нарек его по своему имени — Руса, что ныне именуется Руса Старая. Одну реку назвал во имя жены — Порусья. Другую во имя дочери — Полисть. И иные городки многие поставили Словен и Рус. И от того времени по именам князей своих и городов стали называться люди словяне и русии.
От сотворения мира до потопа 2242 года, от потопа до разделения языков — 530 лет, от разделения языков до начала Словенска и Русы — 327 лет. Всего 3099 лет выходит (2409 г. до н. э., не учтены 14 лет хождений; подобные ошибки есть и в летописях).
Словен и Рус жили между собой в любви и княжили там, да в тамошних краях н завладели многими странами. Пошли от них сыновья н внуки княжить по коленам своим. Обрели себе славы вечной, богатств многих мечом своим и луком. Обладали северными странами по всему морю даже до пределов Ледовитого океана. Имели земли окрест Желтовидных вод и Зеленовидиых вод. И по великим рекам Печере и Выме. И за высокими и непроходимыми горами во стране, нареченной Скирь. И по великой реке Оби и до устья Беловидной реки. Ее вода бела как молоко. Там брали дорогих мехами зверей, особо — соболей (оценка реальности сюжета в книге И.Я.Фроянова «Мятежный Новгород»).
Ходили и на Египетцкие страны воевать, и много храбрости показывали во Ерусалимских и Варварских странах, наводили великий страх (это подтверждается античными сказаниями о Плине и Сколопите, Пале и Напе, других северных героях).
Во времена Александра, царя Македонского, княжили у словен и русов Великосан, Асан и Авесхан. Они храбростью и мудростью многих превзошли. Александр, сын Филиппа Македонского, был самодержец всей вселенной. Но о словенах и русах во всех странах жаловались ему. Премудрый самодержец и всесветлый царь начал размышлять с подданными своими. Сказал: «Что подобает сделать с сыроядцами (людоедами и т.п.) этими? Ополчиться ли большой ратью и разбить, покорить в вечную работу? Но мешают очень дальние пути, неудобные для походов моря и превысокие горы…».
Подумал. И вместо войск послал к князьям словено-русов дары многие, писания всякими похволами украшенные и самого царя золотое письмо, высокодержавною десницею подписанное. Послание Александра Македонского гласило (известны варианты письма примерно 9 – 10 веков назад):
«Александр — царь царей и над царями бич божий, всего света обладатель и всех под солнцем грозный повелитель, к непокорным яростный мечом, страх всего света, честнейший над честнейшими.
В далеком и незнаемом крае вашем от нашего величества честь и мир и милость вам и по вас храбросердечному народу Слоренскому, славнейшему и знатнейшему колену русскому, князьям и владельцам земель от моря Варяжского до моря Хвалынского (Каспия).
Дебелым и милым моим храброму Великосану, мудрому Асану и удачливому Авесхану.
Вечно поздравляю, сердечно целую ваши лица. Приемлю вас как сердечных друзей. И сию милость дарую вашему владычеству. Если какой народ вселится в пределы вашего княжества от моря Варяжского до моря Хвалынского, да будет вам и потомству рода вашего подлежащим вечной работе. Но в иные же пределы отнюдь да не вступит нога ваша.
Сие достохвальное дело подтверждено нашими знаками, подписано царской высокодержавною правицей и скреплено нашим государским золотокованиым гербом-печатью. Дано вашей чести в вечность из великой Александрии, изволением великих богов Марса и Юпитера и богинь Минервы (Афины — Софии) и Венусы, месяца примоса начальнейшего дня (период масленицы).
Поверх строк златопернатых письмен приписано царской рукой:
«Александр — царь царей и над царями бич, сын великих богов Юпитера и Венеры в небе, а на земле Филиппа сильного царя и Алимпиады царицы, нашей высокодержавною правицей утверждаю вечно». (Седов. Славяне… (1994), с. 51, 47, 9, 10, 13, 15).
Эти князья словено-русские, удостоенные великой чести от вседержавного самодержца, очень почитали эту пречестнейшую эпистолию. Повесили ее в божнице своей по правую сторону идола Велеса и честно поклонялись ей, ежегодно празднуя начальный день примоса месяца (божница «Александровы алтари» у гор Рип указывалась античной наукой).
Прошло много лет. От рода славян-язычников появились князья Лалох и Алахерн (приазовский Аларих взял Рим в 410 г.). Начали ноевать с владениями земли Греческой. Доходили до самого Царьграда. Много зла и кровопролития сотворили скипетру Греческого царства. Храбрый князь Алахерн под царствующим градом был убит у моря. Место то и ныне зовется Лахерново. На нем монастырь честен воздвигнут во имя Пречистой Богородицы. Множество русских воинов тогда под стенами града пало.
Князь Лалох (или Лах), получив много ран, смог с оставшимися воинами возвратиться, имея немало богатств. Но жили и дальше погано, как скоты, не имели закона. О них свидетельствовал своим хождением и Андрей Первозванный.
В Синдике (Анапе) тогда княжили два брата. Одному имя — Валадак. Другому — Синдирех. Языческие боги их порицались тогда за то, что дикие пчелы устраивали в деревянных идолах свои борти (ульи).
Тогда пришел на землю Славянскую праведный гнев божий. Вымерли люди во всех градах и весях, некому было и погребать мертвых. Последние из оставшихся бежали в дальние страны (этот период 15 – 17 веков назад, действительно, беден под Новгородом археологически) На Белые воды, что ныне зовутся Белым озером. На озеро Тальное что именуют Ваги. И по иным странам, получая разные наименования. Даже на Дунай к прежним родам своим в старожитные страны возвратились (есть тому уже немало археологических подтверждении).
Великие Словенск и Руса опустели до конца на многие года. Дикие звери их заселили и плодились в них. Через некое время пришли с Дуная славяне, подняв с собою немало скифов и болгар, и начали вновь города Словенск и Русу населять. И напали на них Угры Белые, повоевали их до конца, а грады сравняли с землей.
Словенская земля легла в полное запустение. Прошло много времени. Услышали скифские жители про беглецов словенских и о земле прадедов своих, что лежала пуста и никем не оберегаема. О том очень опечалились. Начали мыслить, как наследовать отчую землю.
И пошло от Дуная множество их без числа, с ними скифы, и болгары, и иностранцы. Пришли на землю Словенскую и Русскую, сели у озера Ирмеря. Нарекли Новгород, что поставили вниз по Волхову от места старого Словенска. Великим. Избрали старейшим (архонтом) князя от рода своего по имени Гостомысл. Тогда и Русу поставили на старом месте. И другие города многие обновили.
И разошлись каждый со своим родом по широтам земли Одни осели в полях и нареклись полянами, ныне поляками. Другие поло-чанами — по реке Полоте…
Так стала возрождаться и расширяться великая страна. Сын старейшего князя Новгородского Гостомысла именовался Младый Словен. Он ушел от отца в Чюдь и поставил там над рекой святой град Словенск на месте, нарицасмом Ходницы. Княжил там года три и умер. Его сын Избор (род Аспаров славился в Византии более 15 веков назад) переименовал град в Изборск. Но был укушен змеем и погиб.
Земля Русская сбросила с себя пелену сетовании, стала искать наследников князю, кого можно облечь в порфиру. За многие лета она привыкла к премудрому Гостомыслу.
Гостомысл достиг глубокой старости и не мог уже здраво рассуждать. Не владел многочисленными народами и не мог избежать многих мятежных кровопролитий в роде своем. И тогда этот премудрый муж, седой умом и власами, призвал к себе всех властителей Русских, что ему еще подчинялись, и произнес со скорбным лицом:
«О, мужи, братья, сыновья, единокровны! Я уже очень стар, крепость моя исчезает, ум отступает, ждет только смерть. А ведь вижу, как земля наша добра и всяким благом изобильна. Но не имеет себе властодержца и государя от рода царского. От этого среди вас мятеж велик и не утешителен, межеусобица зла. Молю ужо вас, послушайте совета моего.
По смерти моей идите до моря в Прусскую землю и молите там живущих самодержцев, что от рода кесаря Августа — кровники ему (версия о происхождении русских правителей от римских известна более 5 веков назад). Да пусть идут к вам княжить и владеть вами. И не стыдно вам будет им покориться и подданными у них быть».
И возлюбили все речь старейшины. И когда он умер, тогда всем городом проводили до гроба честного. До места, называемого Волотово, где и погребли его (сопки Волотова срыты небрежными раскопками в XIX в.).
По смерти Гостомысла послали всей Русской землей послов в Прусскую землю. Они обрели там князя великого, именем Рюрика от рода Августа. И молили его, чтобы шел на Русь княжить. Согласился князь Рюрик. И пошел на Русь с двумя братьями своими Трувором и Синеусом.. (Здесь повесть-легенда переходит в известные летописные сведения)».
(Полное собрание русских летописей. Т. 27. Никаноровская летопись. М.-Л., 1962. С. 137—141, 3—4; Предания русской начальной летописи. Приложения Ф. Гилярова. М„ 1878. С. 15—29; Сто новгородских сел. Вып. 3. Новгород, 1991. С. 139—145; вып. 5. Н„ 1993. С. 165—174; РдР, вып. VIII, с. 44; и т.п.).


Юбилей Велицеграда


Очевидно, популярные тексты ХV-XVIII веков пытаются мирить позднесредневековых «западников» и «славянофилов», но все же в пользу «западников». Тексты в итоге призывали не бояться власти со стороны, так как у себя достойных кандидатур обычно не найти. Эти краткие «исторические детективы» времен первых царей Романовых отчасти готовили общественное мнение к преобразованиям Петра I.
Списки XVII в. суммируют представления тысячелетий, в текстах выявляются следы очень древних эпох. Геродот относил появление скифского царя Арпоксая и его братьев ко II тыс. до н. э. По библии, Арфаксад — третий после Элама и Ассура (ассирийца) сын Сима. Волга, по летописям, течет именно в страны Сима. Арфаксад имел сына Салу (Сало), а внуком — Евера. Евер имел двух сыновей — Фалека и Иоктана. У Фалека был сын Рагав — прадед Фарры, отца Аврама. Христианские источники IV—V вв. н. э утверждали, что в III тыс. до н. э. Фалек и Рагав ушли в Скифию, а возникшее учение, «скифство» (скитание), стало одним из первых философских учений на земле. Античности были хорошо известны скифские философы: Замолксис, Токсарис, Анахарсис, Абарис… Они упоминаются Геродотом.
Русские летописи на времена Иоктана и Фалека — период около 2650 г. до н. э. — указывают участие «нарцев еже суть словен» в числе 72 народов в строительстве Вавилонской башни. Оттуда славяне спустя много времени переселились к Дунаю, где затем возникли земли Венгерская и Болгарская. Повесть-легенда о Словене и Русе, их потомках, уточняет, что уже Арфаксад заселял земли Ханаана. Поэтому эти земли не были чужды и потомкам Авраама. По античным источникам, скифы считались древнее египтян, достигали господства в Европе и Азии еще до потопа — в 3553 г. до н. э. Их полуторатысячелетнее господство в Азии якобы в 2054 г. прекратил ассирийский царь Панин (Нин). Так что отечественной (скифской) государственности в 2002 году 5555 лет и выходит.
С учетом археологических, антропологических, лингвистических и других данных появление первых индоевропейцев у Ильменя в III тыс. до н. э., а то и ранее, вполне вероятно. Абсолютных противопоказаний сути эпической версии нет. В составе индоевропейцев были языковые пращуры словено-русов. Поэтому, как замечает даже школьный учебник истории, «во всех этих наблюдениях летописец был недалек от истины» (Сахаров А. Н., Буганов В. И. История России с древнейших времен до конца XVII века. М., 1995. С. 16, 31).
Летописная легенда хранит память о начальных временах индоевропейства, наследников Иафета (Яфета, Афета). Она может использоваться в сумме источников как свидетельство реальных глубин истории пращуров словено-русов.
Мешех, Истер (Дунай), Коман, Рус — имена античные. Руса — так гордо называли себя цари Ураргу 28—26 веков назад. Словене и болгары известны лишь 15—14 веков назад. Однако самоназванием скифов являлось «сколоты», а вместо болгар до нашей эры фигурируют «бастарны» (батарны и т. п.), по Иоакимовской летописи — «сыны Словена». В списки попал набор средневековых ононимсв.
По керамике и другим находкам, устойчивые выходы населения от Черного моря на север фиксируются уже с V—IV тыс до н. э. Словен и Рус вполне попадают в одну из волн переселений. Озеро Мойско названием созвучно Моисею («взятый из воды»). Мут-ная — египетской богине Мут, царице тьмы и ночи, жене Ра (в античности имя Ра имела и Волга). Есть и другие интересные группы созвучий.
В сборниках «Новгородика» читатель найдет дополнительные пояснения и подробности. На городских торжествах в Старой Руссе ныне всегда появляется эпический князь Рус. Убежден, эпический князь Словен не спортил бы и городские торжества Новгорода. Да и позволил бы горожанам быть внимательными к самым первым страницам родной истории.
Во времена древних Египта и Шумера считать время и расстояние уже умели. Так что появление в легенде чисел не должно раздражать, так как числами полна и сиященнаг Библия. Ил-мер — «божья мера», межплеменной культовый центр. По эпосу греков, герой Троянской войны Иалмен контролировал земли от низовий Дона и выше. Шелонь напоминает Гелона, брата Скифа (по вариантам античного эпоса) и город Гелон. Языковеды видят развитие с античных времен ононимов типа Волхов и Москва. Культ Перуна археологами фиксируется па глубину в пять тысячелетий.. Очень древние корни имеют Порусья и Полисть.
Лук появился в мезолите. Бронзовые мечи — в энеолите Ими можно было обретать славу и богатства с III тыс. до и. э., что — например — показывают фатьяновская археологическая культура и близкие ей (Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М., 1987. С. 10—105).
Попытки войск Александра Македонского пробиться на север известны в 336, 331 и 329 гг. Асандр (почти Асан), сын Филоты, был назначен Македонским правителем Лидии, которая с VII в. до н. э. имела многообразные связи со Скифией. О взаимоотношениях царя-бога и народов Скифии существует огромная античная литература, продолжаемая русскими средневековыми романами об Александре, «Александриями». (О бастарнах — Седов. 1994, с. 218).
Алахерн — Аларих I, царь Приазовья, перешедший на службу Феодосию Великому и взявший в 410 г. Рим. Вскоре умер при подготовке похода на Африку, похоронен в русле одной из рек. А в 382 г. в Царьграде пышно похоронен Афанарих, один из скифских царей, что и привело к взаимозамещениям имен и событий в легенде. Лах (Лях) — устойчивый герой славянского эпоса, чаще родоначальник поляков.
Время апостола Андрея и языческих обычаев обильно отражено в летописях. Синдика (Горгиппия, Анапа) — один из центров Боспорского царства, будущей русской Тмутаракани (Античные государства Северного Причерноморья. М., 1984. С. 82—84). Там археологи прослеживают переход от языческих обрядов к христианским. Имена типа Вологес и подобные известны в античности.
Появление Угров Белых русские летописи относят к VI— VII вв. н. э. Избор, Испор. Аспар — по другим версиям легенды — герой IV—V вв., у которого воспитывался будущий король Скифии и Германии Яромир (Германарих). Род алана Аспара из Скифии принципиально влиял на политику трех византийских императоров V в.: Феодосия II Малого, Маркиана и Льва I.
По эпосу, Рюрик — сын Умилы, дочери Гостомысла. Образ Гостомысла и его вероятного отца Бравлина (Буревоя здоса) ныне все больше принимается историками как реальный (И. Я. Фроянов. Мятежный Новгород. СПб.. 1992. С. 25—75) Новгород имел общину пруссов. Подробности в публикациях автора.
Отлично от «Русских вед… Велесовой книги» (М., 1992; и переиздания) десятки текстов легенды о Словене и Русе бесспорно относятся к XVII в., сохранились и допускают всевозможный анализ. Их академическое издание давно назрело. Для отеческого самосознания россиян, понимания ими реальных глубин отечественной литературы легенда имеет принципиальное значение. Ей есть место на школьных уроках истории и литературы, внеклассных занятиях, в формах кружковой работы и т. п., да и на занятиях в вузах. Великий Новгород должен помнить об эпическом Словенске Великом.
И, например, при праздновании 300-летия Санкт-Петербургу эпическому Словенску Великому (Велицеграду) можно отметить, как и Старой Руссе – 4400 лет. Дербент отметил 5000 лет – и никто от этого не умер. Но осознание реальной глубины древней истории Великой Руси тем лишь укрепилось. В условиях информационного общества, возможностей Интернета, признания эпических глубин прошлого селений Приильменья никому не избежать.
По мере отступления ледника выходили на Новгородскую землю 12-8 тыс. лет назад люди, говорившие на диалектах ностратического языка (Вопросы истории. 1995. № 3, с. 79-89; ДГСНО, вып. II, с. 1, 2, 4, 6, 16, 17, 19, 30-33; см.: лит-ру в указанных работах). 7-5 тыс. лет назад эти диалекты становились языками финно-угров и индоевропейцев, а из последних постепенно выходили будущие славяне, германцы и балты (Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М.: Наука, 1987, с. 7, 10-105; версии о языковой принадлежности: с. 24-28, 37, 42, 57, 75 и др.).
Предки славян — наряду с финно-уграми и балтами — между Балтикой, Волгой и Днепром со времен мезолита, безуловно, были. Можно ссылаться на работы Георгиева, Брюсова и близких им ученых (с. 75), хотя доминировать могут и антиславянские (в итоге — антииндоевропейские) версии. Уже с III тыс. до н. э. в этом регионе проявляли себя различные «культуры шнуровой керамики», что «сыграли решающую роль в этногенезе славян, балтов и германцев в качестве их общей подосновы» (Эпоха бронзы лесной полосы …, с. 37). Условно говоря, Словен и Рус к Мойско (Ильменю) выйти в середине III тыс. до н. э. могли. А их потомки имели шанс столь важное событие запомнить в эпосе (см.: легенды о Словене, Русе, Борее). И на языке, близком будущему славянскому — типа древнегреческого, иллирийского, венедского, фракийского… (НВ ЭНО, вып. 1-2).
Вероятность существования у славян, как и у многих других народов, памяти со времен неолита и даже палеолита ныне признается научно (Рыбаков. Язычество древних славян. 1994, с. 3-284: обилие лит-ры и источников). Противники появления пращуров славян у Ильменя в III тыс. до н. э. и вероятной близости их языка будущему славянскому пусть опровергают данные этой литературы.
«Антипротославянам», прозападникам доказать ничего невозможно – их позиция имеет мощное идейно-материальное поощрение. К сожалению, они доминируют в науке и средствах массовой информации, тотально насаждали и насаждают в обществе взгляды, по сути, унижающие древнейшее прошлое пращуров словено-русов. Надо устойчиво знать и пропагандировать то, что эти кланы ученых яро замалчивают и упорно не хотят признавать. Письменность балтов и финно-угров появилась позже славянской. И все домыслы о большей древности устной речи финно-угров и балтов у Ильменя являются отрыжками прогерманского сравнительно-исторического языкознания, во многом отживающего свое и создавшего себе же неразрешимые проблемы.
Новгородская Русь не возникла на землях финно-угров, балтов (литовцев, пруссов, латышей) или других народов… Историки, доказывающие обратное и провоцирующие соответствующие исторические претензии (типа «русские, вон с финнской земли»), в лучшем случае, слишком увлекаются финно-угрофильскими, балтскими и подобными версиями. Но всем ученым (и еще очень долго) в изучении истории до абсолютной истины крайне далеко. В информационном плане преступно одну версию, пусть и доминирующую, делать основой большой политики. Правда, большая политика на ужасающих преступлениях и основана. Взять развал СССР и СЭВ, погром Югославии или войну в Чечне…
Венеды (праславяне) контролировали берег Венедского залива (всей Восточной Прибалтики) с I в. н. э., а по некоторым данным — и раньше. Финны до сих пор называют Россию Венямаа, а русских — «венелайнен». В начале эры финны были небольшим народом между Вислой и Неманом, подчиненным венедам. Тацит отмечал у них «поразительную дикость, жалкое убожество» (отсутствие оружия, лошадей, постоянного крова над головой: СНС, V, с. 193). Если в округе прослеживаются более развитые культуры, типа фать-яновской (с III тыс. до н. э.), то их нередко относят к пращурам индоевропейцев (НВ ЭНО, I, с. 12-15, 17, 22, 24, 29). Античное унижение феннов-финнов тоже нельзя принять за истину, но и игнорировать античные данные историки не должны.
Среди первого послеледникового населения Новгородской Руси (Приильменья и округи) 12-10 тыс. лет назад можно обнаружить пращуров всех и ныне живущих в данном регионе этносов. «Ностратизмы» (древнейшие географические названия) имеют созвучия в древних языках этих пращуров. У каждой последующей языковой семьи обнаруживаются обоснованные права на эти «ностратизмы», близкие и пращурам словено-русов.
Финская письменность сформировалась в XV-XVI вв., тогда как славянская проявляла себя с IX-XI вв. Древнейшим письменным памятником финнского языка стала новгородская берестяная грамота № 292 (периода 1238-1268 гг.), где финнская речь передана русскими буквами. Почти на век уступает ей по времени грамота № 403 — русско-финн-ский словарь из нескольких слов (и вновь русскими буквами). Русь (Венямаа) веками способствовала развитию финно-угров.
Лингвистов-антирусистов, доминирующих в мировом языкознании, факты вторичности письменности финно-угров к письменности словено-русов не останавливают. Отрабатывается версия средневековых рун, но руны использовались скандинавами и тюрками, германцами и частью славян. Факты фиксируются примерно со II-III вв. н. э., тогда как население Южной России (включая Приазовье) уже с VII-V вв. до н. э. использовало греческую письменность (на основе греческого в средние века развилось и письмо словено-русов; у западных славян и финнов позже утвердилась латынь). Первичности финно-угров явно нет.
И тогда включается сравнительно-историческое языкознание, относящее появление языков пращуров финно-угров от Волги до Урала к V-III тыс. до н. э. Здесь неспециалистам приходится принимать выводы языковедов просто на веру, так как никаких реальных доказательств — кроме договоренностей в рамках научных кланов — по столь далеким дописьменным периодам найти для Поволжья и Приуралья нельзя.
Если принять за истину версию о возникновении языка финно-угров хотя бы восточнее Волги (эта версия доминирует), то финно-угры никак не попадают в первое население у верховий рек Приильменья. Здесь в V-III тыс. уже было свое население, имевшее немало связей с южными регионами страны, включая Причерноморье и Северный Кавказ. Финно-угры фильтровались и полиэтносы Приильменья, иногда их общины достигали заметной величины, но свою роль тысячи лет играли в северные общины пращуров сло-вено-русов. Эпос о Словене и Русе частью показывает это.
Мета, Ильмень (Илмер), Валдай и другие ононимы, используемые как доказательства «первичности» финно-угров на нашей земле (в регионе «ностров»), в неменьшей степени принадлежат и индоевропейцам. И даже эпических доказательств этого много больше: Места, Мистис, Иалмен, Ал-декс, Валтасар… Их письменной фиксации 20-25 веков, чего финно-угры не знают. (НВ 1-2 ЭНО).
Обратим внимание и на медведей новгородского герба – устойчивое в символике указывает на глубину закономерностей. Культ медведя, с ритуальными захоронениями медвежьих черепов и лап, прослеживается в Северном Причерноморье и на Кавказе до ста тысяч лет назад. По мере отступления ледника культ утверждался и на будущей Новгородской земле. Б. А. Рыбаков обращает внимание на наблюдения В. С. Передольского, что в окрестностях Новгорода в неолитических слоях нередко встречались «пальцевые кости медвежьей лапы, зарытые в одну яму с костями человека» (Рыбаков. Язычество древних славян. 1994, с. 97-102). Обильны следы культа в последующих культурах, вплоть до достоверно славянских. Культ перешел в почитание бога Велеса-Белеса, известного и средневековому Новгороду.
Вероятно, Велес, «Волос — древнейшее из всех славянских божеств, корни представлений о котором восходят к медвежьему культу мустьерских неандертальцев» (Рыбаков., с. 107, 421-431). Прежде всего именно Велесу служили волхвы. Аналоги культу есть у финно-угров, балтов и многих других народов. Но далеко не все оставили образ медведя в своих гербовых знаках, подчеркнули палеолитические глубины своей памяти.
Сводный вид новгородской печати — «лютый зверь» (медведь — и т. п.), «вечевая степень» (трон и т. д.), жезлы-посохи, христианские рыбы — относят к XVI в. и связывают с новгородскими воеводами Московии (Соболева Н. А. Русские печати. М.: Наука, 1991, с. 212-213, 220). Но все элементы свода известны Приазовью и Северному Причерноморью задолго до нашей эры, встречаются на причерно-морских античных монетах. Этот свод символов в XVIII в. стал гербом Новгорода и губернии.
27 сентября 1995 г. областная Дума приняла областной закон «О гербе Новгородской области», подписанный и М. М. Прусаком (Информационно-методический бюллетень: администрации и думы. 1995. № 3, с. 9-11). Герб может помещаться на бланках и печатях местных органов власти и предприятий, на зданиях и в официальных помещениях, при въезде в область, на продукции предприятий.
Исторический герб, по сути, олицетворяет подчинение края центральной власти России (императорской короне), христианской вере (ленте апостола Андрея и рыбам Иисуса), мужеству народа (листьям дуба). Но медведи на гербе все же символизируют борьбу за власть. Трон Новгорода остается привлекательным и для всех последующих властолюбцев. Но никогда не оказывается занятым на века. Хольмогардцы вечно вольны во власти. В том проявление традиций тысячелетий.
Золотые цвета герба обычно символизируют солнце. Золото означает могущество, силу, богатство, постоянство, знатность, веру, справедливость, добродетель, милосердие, верность. Это символ Ра – радости, рождений, развития.
Серебро герба — луна. Это — чистота, правдивость, невинность, благородство, откровенность, непорочность, надежда.
Синий цвет — знак Юпитера (Зевса) — честность, целомудренность, верность, безупречность.
Красный (символ Ра и русов) — свобода, любовь, мужество, смелость, великодушие, храбрость, неустрашимость, власть.
Черный цвет (меланхленов-смолян античности) — плодородной земли и тьмы веков — определяет контуры и фигуры цветного герба, является основным в одноцветном варианте. Символы вечных и дремучих сил природы, медведи, имеют этот цвет — цвет тьмы… Как древние волхвы они влияют на новую власть.
В древнем эпосе многих народов на крупных рыбах держится сама земля. Для христиан рыбы символизировали Христа и его учеников, умение хранить христианские тайны. Быть «немым как рыба».
Рыбы являются и отголоском символики античных гор Рип, где был терем бога северного ветра Борея и протоку, в которых задолго до нашей эры проходили аргонавты. Ри-пы даже своим именем созвучны нашим «рыбам». Рыбы послужили и основой богатства новгородского купца Садко.
Дубовые венки заменяли для северян венки лавровые. Дубы держат листья до самой весны. Дубиной (палицей) встречали русские богатыри непрошенных гостей. Северный символ крепости, геройства и мужества вполне уместен в новгородском гербе.
Впервые императорскую корону на голову властителя православный священник возложил в 457 г. в Царьграде. Императором стал незнатный полководец Лев, служивший нашему земляку, алану Аспару (Избору словено-германского эпоса). Аспар сменил трех византийских императоров — Феодосия Младшего, внука Феодосия Великого. Еще одного своего воина, Маркиана. И затем назначил Льва I. Мог бы быть императором и сам, да не хотел порывать с язычеством… В эпосе Аспар имеет имя Испор (Избор). Якобы в память о нем возник город Изборск под Псковом, куда в 862 г. отправился княжить один из братьев Рюрика.
Так что не чужды северянам и императорские короны, близкие шапке Мономаха. Облик той шапки условно повторяет Памятник Тысячелетию России. Как и внук Ярослава Мудрого Владимир Мономах как бы повторял политику своего славного деда. Символике новгородского герба можно посвятить целую книгу, немало телевизионных передач. Безусловно, не стоит подменять реальную жизнь любым самым красивым гербом. Но будет большой ошибкой, не знать и не замечать официальные гербы города и области вовсе. Начиная хотя бы с этих загадочных двух медведей, центральных в гербах.

Но вернемся к Интернету.

Вот наиболее популярный вариант цитирования легенды http://zexe.de/index.html

Сказание о начале Руси
«История о начале русской земли и о создании Новгорода и откуда влечется род славянских князей» дошла до нас в рукописях не ранее середины 17в. Однако легенда известна по сочинениям западных славян гораздо раньше. Мы используем её привязанное к точным датам изложение, сделанное летописцем Исидором Сназиным около 1683 г.

Родоначальники
Во время Всемирного потопа спаслась только семья праведного Ноя. На второй год, как спала вода, Ной завещал своему любимому сыну Афету властвовать над всеми западными и северными странами. Пока властвовать было не над кем. Однако люди вновь расплодились, возгордились и даже стали строить в Вавилонии столб – башню до самого неба. Богу пришлось перемешать людям языки, чтобы не могли они понимать друг друга и сделаться небожителями.
Через 130 лет после потопа (согласно подсчетам летописца в 3135 г. до н. э.) сын Афета Мосох пришёл с племенем своим от Вавилона и заселил земли в Северном Причерноморье, и Приазовье. Правнуки Афета Скиф и Казардан основали Великую Скифию. Вскоре потомки их столь расплодились, что из-за тесноты места начались распри, междоусобие и вражда.
Боролись пять князей-братьев: Словен, Рус, Болгор, Коман и Истер. Объективности ради сказитель добавил: от их же славного племени и «каган-сыроядец выскочил» (знакомый нам по былинам враг Руси).
Словен и Рус, как самые мудрые и храбрые из князей, первыми поняли, что так жить не гоже. «Разве наша земля, — говорили они, — это уже вся вселенная? Неужто нет в наследии Афета другой земли, к поселению человеку угодной? Ведь мы слышали от отцов, что Ной благословил Афета всей землей западного и северного ветров! Ныне, братья и други, послушайте совета нашего. Оставим вражду из-за тесноты. Подвигнемся от этой земли пойдем по свету, унаследованному от прадедов, куда нас приведет счастье!» Люба была речь князей всем людям. И в 2409 г. пошли Словен и Рус со своими родовичами от Черного моря прочь. Ходили они по странам вселенной, как крылатые орлы, перелетали пустыни многие, ища себе место на поселение. Во многих местах останавливались – и бросали их, нигде не обретая покоя.
14 лет путешествовали князья, пока не дошли до озера Мойска, которое потом называться стало в честь сестры их Ирмеры Ильмень-озером. Здесь колдовство повелело путешественникам остановиться. Старший князь Словен с родом своим и всеми кто был под рукой его, сел на реке, что звалась тогда Мутная – последствия же знаменовалось Волхов во имя старшего сына Словена — Волхва.
В 2395 г. до н. э. князь Словен построил город на реке Волхов и назвал его по имени своему Словенск. С того времени новопришельцы скифы стали именоваться словенами. Ведь они понимали слова друг друга в отличие от не знающих их языка немцев, т.е. бессловесных, немых. Потом, стяжав во всем мире славу, привыкли называться славнянцами, как поныне слывут. Брат Словена Рус поселился на некотором расстоянии от Словенска, у Соленого Студенца. Здесь он создал град меж двух рек и назвал его Руса. В его честь славяне именовались также Русью.
Осев у Ильменя, стали славяне обустраиваться и давать всему имена. Реку впадавшую в Ильмень, прозвали во имя жены Словена Шелони. А именем его младшего сына Волховца назвали Оборотную — протоку, что течет из реки Волхова и вновь возвращается в неё.
Волхв, старший сын Словена, слыл чародеем. Говорили, что он, прикинувшись, например, лютым зверем крокодилом подстерегал на реке Волхове не покорявшихся ему — одних пожирал, других топил. Люди тогда думали: уж не сам бог грома Перун в Волхве воплощен? И правда, молился младший сын Перуну, поставил идола его недалеко от Словенска, а вокруг возвел храм – капище. Здесь любил Волхов ночами предаваться мечтам и колдовать.
Много рассказывают о волшебстве, что творил Волхв, и о том, как пропал он. Одни говорят, что одолели Перунова жреца демоны, с которыми он сражался. Другие верили, что он нечистую силу Волхов победил — и заскучал. Тогда, согласно былине, собрал он дружину и устремился прямо на царство Индийское: царя тамошнего и воинов истребил, а красных девиц и жен за себя и воинов своих замуж взял. С тех пор славяне с индийцами нравом и языком сходны.
Словен и Рус осваивались земли и строили города, гласит легенда, а, когда другие народы еще пребывали в дикости и забвении. Увязывая мифологию и хронологию, летописец стремился подкрепить представление своего времени о глубочайших исторических корнях Российской державы. Лишь через несколько сот лет после описанных выше событий в повествовании Исидора Сназина появляются сведенья об иных народах, почерпнутые из Ветхого Завета.
К тому времени Словен и Рус, жившие между собой в любви великой, давно померли. После них сыновья и внуки княжили, добыли богатство великое мечём и луком. Владели они северными странами по всему Поморью до пределов Ледовитого океана, землями по рекам Печёре, Выми, Оби и далее. Там брали дорогой ценою зверя Соболя. Ходили и на Египетские страны воевать, многую храбрость показали в Иерусалимских странах и великий страх на все южные земли наводили. Словом, не даром именовались славянами. Это сам Александр Македонский подтвердил.


Златые письмена

Через 2000 лет после основания Великого Словенска, гласит легенда, самодержавец всей вселенной был македонский царь Александр, сын Филиппа. Когда дошел до него слух о славянах и русах то собрал Александр советников и сказал: «Что сделать подобает с этими варварами — ратями ополчится многими, разбить их и покорить в вечное рабство?»
Смело говорил царь, только неудобно показалось ему такое предприятие из-за дальнего пути, труднопроходимых морских вод и превысоких гор. Но не растерялся Александр — тот час послал к славянам богатые дары и собственной высокодержавной десницей златыми письменами начертал послание:
«Александр, царь царей и над царями бич божий, преславный рыцарь, всего света обладатель и всех что, под солнцем, грозный повелитель, непокорным яростный меч, всего света самодержавец — честнейший над честнейшими в далеком и незнаемом краю вашем.
От нашего величества честь, мир и милость вам и по вас храброму народу словенскому. Славнейшему колену, русским князьям и владельцам от моря Варяжского (Балтийского) даже до моря Хвалынского (Каспийского), любезным и милым моим, храброму Великосану, мудрому Асану, счастливому Авесхану. Вечно поздравляю, будто самих вас лицом к лицу целую и сердечно принимаю, как друзей сердцу моему.
Сию милость даю вашему величеству: если какой народ вселится в пределах вашего княжества от моря Варяжского до моря Хвалынского — да будет вам и роду вашему подлежать вечному рабству. Во иные же пределы отнюдь да не вступит нога ваша.
Это достохвальное дело удостоверено нашим листом и подписано царскою высокодержавною правицею, и за природным нашим государским златокованым гербом привешанным дано вашей честности навечно в городе нашей постройке, в великой Александрии, изволением великих богов Марса и Юпитера и богини Венеры, месяца первого начального дня».
«Славянорусские князья», сподобившееся принять столь великую честь от самодержавца, гласит сказание, это послание весьма почитали, повесели в божнице своей по правую сторону от идола Велеса, бога богатства, поклоняясь, сей грамоте, и праздник в её честь установили в первый день первого месяца.


Переселения


Минуло немало столетий, пока утешенные славянской грамотой славяне вновь проявили себя. В 420 г. два храбрых новгородских князя бились под самыми стенами Царьграда, и хотя один пал – другой возвратился восвояси со многим богатством. В то же самое время опустошил славянскую землю страшный мор. Словенск и Руса вконец опустели так что дикие звери обитали в градах и плодились. Одни люди ушли на север и восток и назавлись весь, другие на Дунай возвратились.
По прошествии времен пришли славяне с Дуная, подняв с собою скифов и болгар немало, и начали вновь те города строить, Словенск и Русу населять. Но налетели на них гунны, повоевали и города разрушили, землю словенскую опустошили вконец.
Много времени прошло, пока услышали жители Скифии от беглецов о земле праотцев своих, что лежит пуста и небрегома. Пожалели о том весьма и стали думать, как вновь наследовать земли предков? И вновь поднялось с Дуная множество славян бессчетное а с ними скифы, болгары и иностранники. Пришли на землю Словена и Руса, сели опять близ озера Ирменя и обновили град на новом месте от старого словенска вниз по Волхову. Нарекли его Новгород Великий и поставили старейшиной Гостомысла. Город Русу возвели на старом месте поэтому она именуется Старая Руса. Многи е города люди построили и широко расселились по земле. Одни осели в полях и назвались поляне, другие — полачане — по реке Полоте, третьи – мазовшане, четвертые – жмутяне а иные — бужане – по реке Бугу. Были так же смоляне, чудь, ростовцы, древляне, моравы, сербы, болгары, северяне, лопь, мордва, мурома. И всякий, гласит сказание, своим прозванием именовался.
Сына старейшего князя Гостомысла звали Молодой Словен. Он пошел в земли чуди, там над рекою поставил град во имя свое и, прокняжив в нем три года, умер. Сын его Избор переменил тому граду имя — на рек в свою честь Изборск. Земля Русская тогда процветала и долгие годы почивала в спокойствии с премудром Гостомыслом.
Когда Гостомысл пришел в глубокую старость, не мог уже владеть такими многочисленными народами и успокоить мятежные кровопролития в своем роде, призвал он к себе властителей русских бывших под властью его и с улыбкой сказал им:
«Мужи, братья и сыновья! Состарился я сильно, крепость моя исчезает и ум отступает, жду только смерти. Вижу что земля наша добра и всем изобильна, только не имеет в себе царя от рода царского. Потому и мятеж велик и не утишим, и междоусобие зло. Молю вас, послушайте меня и примите совет, который дам вам. После смерти моей идите за моря в варяжскую землю и просите живущих там самодержцев, которые принадлежат к роду самого римского императора Августа, что бы шли к вам княжить. Не стыдно вам таким покорится!» И все возлюбили речь Гостомысла. Когда же он умер, проводили его до места, называемого Волотово поле, и там с честью погребли. Однако совета его не исполнили, неукротимо враждуя между собой. Племя шло на племя, город на город, князь на князя, да и внутри родов согласия не было. Так прошло, подсчитал летописец около 400 лет.

Богданов А.П. История России до Петровских времен. Москва. «Дрофа» 1997 г.

Повторено: http://globolis.narod.ru/Dark_gate/Page_of_history_Ruric.htm

Или вот Демин В. Н. Русь до Руси от 26.06.03 Статья Демина В. Н. Сколько лет русской земле? Русь до Руси. http://russa.narod.ru/almanakh/antiquity/skolko.htm http://dc.spb.ru/MKU/deminart11.asp http://orion-uran.narod.ru/giperborea/mats/history2.html Данная статья опубликована в еженедельнике Литературная Россия. 1999. ? 47). В приложении «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске» (из Хронографа 1679 года). Публикуется по Полному собранию русских летописей. Т. 31. Л., 1977). Также опубликовано в качестве Приложения в кн.: В.Н. Демин. Русь летописная. М., 2002. Автор использовал мое (П.М.Золина) название «Русь до Руси» (10 выпусков с 1990 г.), первоначально ссылался на мои работы, но ныне как бы монополизирует «чужой бренд». И все же процитируем доктора философских наук, добротно углубившегося в суть проблемы:
«Программное полотно Ильи Глазунова «Вечная Россия», посмотреть которое когда-то стекались толпы москвичей и приезжих, первоначально называлось «Сто веков». Срок отсчитан от предполагаемого исхода древних ариев со своей Прародины, что послужило началом распада первичной этнолингвистической общности и появления самостоятельных народов и языков (раньше язык был общим). Символом былой Прародины — полярной Мировой горой, помещенной в левом верхнем углу, и открывается зрительный ряд на композиции Глазунова.
Но действительно ли — сто веков? Или десятью тысяч лет не исчерпывается долгий путь и тернистая история славяно-русских племен и других народов земли? Ведь еще Михаил Васильевич Ломоносов склонен был согласиться с совсем иной датой, далеко выходящей за границы самой дерзкой фантазии. Четыреста тысяч лет (точнее — 399 000) — вот начало отсчета мировой истории, как сие следует из вычислений вавилонских астрономов и свидетельств египтян, зафиксированных античными историками (1). Согласно реконструированной «Повести временных лет», предположительно принадлежащей черноризцу (монаху) Киево-Печерского монастыря Нестору, отправной точкой начальной русской истории считается 862 год, связанный с призванием на княжение Рюрика с братьями. Именно с той поры и принято было долгое время выстраивать хронологию Российского государства. В 1862 году даже было отмечено так называемое 1000-летие России, по случаю чего в Великом Новгороде установили впечатляющий памятник по проекту скульптора Михаила Микешина, ставший чуть ли не символом российской государственности и монархизма.
Однако есть в русских летописях еще одна дата, не признанная официальной наукой. Речь идет о древнерусском сочинении, известном под названием «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске» (см. Приложение к данной статье) (2), включенном во многие хронографы и летописи. Начиная с XVII века известно около ста списков литературного памятника. Здесь рассказывается о праотцах и вождях русского и всего славянского народа, которые после долгих скитаний по миру появились на берегах Волхова и озера Ильмень в середине 3-го тысячелетия до новой эры (!), основав города Словенск и Старую Руссу, откуда и начали военные походы «на египетские и другие варварские страны» (так сказано в первоисточнике), где наводили «великий страх». В Сказании названа и точная дата основания Словенска Великого — 2409 год до новой эры (или 3099 год от Сотворения мира). Спустя три тысячи лет, после двукратного запустения, на месте первой столицы Словено-Русского государства был построен — Новгород, который потому-то и был назван «новым городом», что воздвигли его на месте старого, ранее существовавшего, и которому досталась от предшественника также и приставка — Великий.
Последующая история Словенска Великого и Русы теряется во мгле веков. Известно только, что Словенск сгорел, а Руса по сей день стоит на прежнем месте. Однако нет сомнения в том, что жизнь в этих очагах русской народности и государственности не прервалась ни на минуту. Об этом красноречиво свидетельствует хотя бы отмеченный во всех летописях факт посещения сих земель апостолом Андреем Первозванным, который в 1-м веке новой эры прошел территорию современной России до самой Ладоги, благословил Русскую землю и предрек ей великое будущее.
(В сокращении)
Золин П.М. Легенда о Словене и Русе // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.11067, 17.03.2004

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *