Легенда о силе музыки

Содержание

10 мифических историй о возникновении музыки — Muz4in.Net

Музыка является неотъемлемой частью человеческой истории и, возможно, даже появилась раньше языка. Хотя голос, вероятно, был первым музыкальным инструментом доисторического человека, некоторые музыкальные инструменты появились более 35000 лет назад.
Мифология была аналогичным образом широко распространена в истории человечества. Как таковые, мифы создавались для объяснения разных сторон музыки, в том числе самого её создания. Вот десять таких мифов.
1. Тескатлипока и Кетцалькоатль: ацтеки

Тескатлипока (правый сверху) и Кетцалькоатль (левый сверху), бог неба и бог ветра, соответственно, являются двумя из наиболее широко известных божеств ацтеков. Кетцалькоатль, в народе именуемый как «пернатый змей», был также богом мудрости, и у него были непростые отношения с Тескатлипокой. Однажды, в то время как Кетцалькоатль был занят созданием ураганов, Тескатлипока заметил явную нехватку пения и музыки у людей. Расстроенный мыслью о мире тишины, он придумал план, который мог бы решить эту проблему: он попросил своего брата взять музыку у Солнца.
После трудного путешествия Кетцалькоатль, наконец, добрался до Дома Солнца, куда его привели разносившиеся по воздуху звуки прекрасной музыки. Оказавшись лицом к лицу с богом ветра, Солнце приказало певцам и музыкантам замолчать, опасаясь, чтобы их не забрали на Землю. Однако Кетцалькоатль, продемонстрировав страшное величие своих сил, убедил их пойти с ним. Когда он приблизился к Земле, фрукты начали созревать, цветы начали цвести, и казалось, что вся планета пробудилась от глубокого сна. Довольные тем, что они совершили, Тескатлипока и Кетцалькоатль грелись в гармоничном сиянии принесённой ими музыки.
2. Разные мифологические персонажи: греки

Лучше известный как вестник другим олимпийским богам, Гермес был также богом воров, купцов и литературы. Будучи младенцем, он выбрался из своих пелёнок и побежал туда, где его брат Аполлон пас свой скот. Съев несколько животных, Гермес поймал черепаху, убил её и выскоблил её панцирь. С помощью внутренностей одной из коров Аполлона он создал первую лиру. Потом, во время допроса по поводу кражи скота, он сыграл на лире так красиво, что Аполлон обменял на неё скот. Гермесу также приписывают изобретение флейты и свирели Пана.
В греческой мифологии другим персонажем, тесно связанным с созданием музыки, является Орфей (показан на изображении выше). Орфея, который был сыном музы, возможно Каллиопы, и покровителем эпической поэзии, называли «отцом песен». Говорили, что Орфей, который получил свою первую лиру от самого Аполлона, играл так красиво, что вокруг него танцевали животные, деревья и скалы. После смерти Орфея его лира была размещена на небе в виде созвездия, где она продолжила играть свою сладкую музыку.
3. Небесные ангелы: христианство

Святой Игнатий был вторым епископом Антиохии и относительно плодовитым автором в области ранней христианской теологии. Говорили, что когда он был моложе, его обнял сам Иисус Христос. Этот случай запечатлён в Евангелии от Матфея (18:3). В 107 году, после того как римский император Траян приказал, чтобы все приносили благодарности римским богам, Игнатий отказался почитать идолов. Его тогда отправили в Рим, где из него сделали мученика, бросив на съедение диким животным.
Что касается его вклада в музыку, говорят, что когда он был епископом Антиохийским, у него было видение. Игнатий был перенесён в Рай, где он видел два хора ангелов, которые по очереди пели, восхваляя Бога. После этого видения он немедленно реформировал свой собственный церковный хор, рассказав певчим, что надо делать. Сократ (не тот, который греческий) приписывал Игнатию создание антифонального пения.
4. Аполлон: римляне

Единственный греческий бог, чьё имя осталось неизменным (наряду со многими историями о нём) после его принятия римлянами, Аполлон почитался как бог Солнца, истины, лечения и музыки. Когда он был более молодым, ему ещеёпредстояло заработать звание бога музыки; он его получил от Зевса только после сражения (когда ему было четыре года) с питоном, который жил на горе Парнас. Убив из лука этого могучего зверя, Аполлон решил сыграть победную песню на своей лире. Его игра была такой совершенной, что он сразу был сделан богом музыки.
Кроме того, Аполлону приходилось время от времени защищать свой музыкальный талант. Сатир по имени Марсий вызвал Аполлона на музыкальное состязание, используя двойную флейту. Он проиграл, и за высокомерие его повесили на дерево и живьём содрали с него кожу. Потом бог Пан подумал, что он может победить Аполлона с помощью двойной флейты. После игры перед легендарным королём Мидасом Пана признали победителем. Разозлившись на Мидаса за то, что тот выбрал Пана и его двойную флейту, Аполлон превратил уши короля в уши осла.
5. Удзумэ: Япония

Также известная как Амэ-но удзумэ-но микото, Удзумэ является японской синтоистской богиней радости и счастья. С прозвищем «решительная небесная женщина» неудивительно, что её также считают воплощением совершенной женщины. (Другой бог, Сарудахико, является воплощением мужчины, и оба божества часто представляются как муж и жена.)
Что касается музыкальной стороны натуры Удзумэ, она выразила её красивее всего в истории с участием Аматерасу, богини Солнца. Аматерасу спряталась в пещере, разгневавшись на бога шторма Сусаноо. К сожалению, из-за этого мир погрузился в темноту, и там больше ничего не могло расти. Все боги напрасно старались убедить Аматерасу выйти из пещеры, пока Удзумэ, наконец, не придумала, как заставить её это сделать. Она покрыла себя мхом и листьями и начала энергично петь и танцевать. Когда она случайно обнажилась, другие боги хрипло рассмеялись, и Аматерасу выглянула из пещеры из любопытства.
Кроме того, говорят, что синтоистская музыка и танцы, известные как кагура, были созданы по образцу пения и танцев Удзумэ.
6. Джубал: иудаизм

В еврейской традиции и Книге Бытия (4:21) Джубал рассматривается как «отец всех, кто играет на арфе и флейте». Известно, что Джубал, сын Ламеха и древнейший поэт до Потопа, изобрёл разные струнные и духовые музыкальные инструменты, в том числе упоминавшуюся выше арфу.
В более поздних раввинских писаниях, особенно в Midrash HaGadol или The Great Midrash («Великий Мидраш»), Джубалу приписывается изобретение всех остальных музыкальных инструментов, а также самого пения. В других же раввинских писаниях отмечается, что Джубал является потомком Каина и что музыка, данная им миру, может иметь вредное влияние, часто при использовании в акте искушения. Более поздние христианские и мусульманские авторы ассоциировали музыку с самим Сатаной, считая, что она имеет псевдомагическое влияние на людей.
7. Сарасвати: индуизм

Индуистская богиня знания и искусств Сарасвати впервые появилась в литературе в качестве воплощения одноимённой священной реки в Индии. В число многочисленных подвигов, которые ей приписывают, входит изобретение санскритского языка. В качестве супруги, дочери или внучки Брахмы, бога-творца, Сарасвати также довольно популярна в мифологии джайнизма и буддизма.
Её создание приписывают Брахме, который создал её после обнаружения мелодии мантр в хаосе несформированной вселенной. Позднее, после того как гандхарвы украли ритуальное растение, известное как сома, которое им поручили стеречь, Сарасвати отправилась к ним от имени других богов. Покорив их своей красивой игрой на вине, струнном инструменте, она предложила им научить их на нём играть при условии, что они вернут сому. Гандхарвы согласились на её предложение, и так родился музыкальный жанр, известный как рага.
8. Один или Браги: викинги

В мифологии викингов был легендарный напиток, известный как мёд поэзии, который был создан карликами. В зависимости от версии мифа, он или превращал человека в поэта, или наделял его способностью говорить мудрые речи. На протяжении многих веков он хранился в тайном месте, пока великан Гуттунг не украл его и не спрятал в горной пещере, находившейся под защитой его дочери. Главный скандинавский бог Один считал, что быть хорошим поэтом так же важно, как быть хорошим воином, поэтому, проделав трудное путешествие, он смог уговорить дочь Гуттунга позволить ему выпить мёда поэзии. Потом он сбежал, превратившись в орла, и вылил этот мёд на весь мир.
Другая возможная причина связывается с Браги (изображён на фото выше), богом поэзии и красноречия и (иногда) сыном Одина. На его языке были выгравированы руны, что позволяло ему говорить мудрые вещи, когда он открывал рот. В некоторых мифах Браги, который описывается как самый совершенный из всех поэтов, приписывают изобретение поэзии.
9. Тот: египтяне

Являясь богом знания, Луны и письма, среди прочих многих вещей, Тот занимает важное место в мифологии Древнего Египта. Тота, которому приписывают изобретение самих иероглифов, также считают покровителем писцов и тайного знания. Греки ассоциировали с ним своего бога Гермеса, поэтому неудивительно, что музыкальный миф о Тоте связан с аналогичным мифом о Гермесе.
Древнегреческий историк Диодор Сицилийский, живший в первом веке до нашей эры, приписывал Тоту изобретение лиры. Говорили, что египетская лира имела три струны: высокая, низкая и средняя; по сообщениям, они имитировали три времени года. (По-видимому, в Египте не было осени.) В традиционной древнегреческой лире было семь струн. В версии мифа, связанной с Египтом, панцирь высушенной черепахи лежал на берегу Нила. Тот ударил панцирь ногой, и ему понравился произведённый им звук. Тогда он подобрал его и сделал из него лиру, с помощью некоторых внутренностей животных.
10. Линг Лун: Китай

Хотя в некоторых мифах создание музыки приписывается культурному герою по имени Куй, в большом количестве источников легендарным создателем музыки в древнем Китае называется Линг Лун. Говорят, что Желтый император, божество в китайской религии, приказал Линг Луну создать музыку. Первым инструментом Луна была флейта из бамбука, которая издавала неприятные звуки. Фактически, когда Жёлтый император проезжал мимо на коне, звуки этой флейты испугали животное, и оно сбросило императора на землю.
Когда император поднялся, Линг Лун упал на колени, смущённый и готовый принять смерть. Однако Жёлтый император был поражён тем, что флейта вообще может издавать звуки, и сказал ему, чтобы он продолжал свои попытки. В конце концов, Линг Лун отправился на гору Феникс, названной по имени мифических птиц, которые часто там бывали. Самки и самцы пели разными голосами, и он вырезал свою флейту так, чтобы её звучание было похоже на их голоса.
Специально для читателей моего блога Muz4in.Net — по статье с сайта listverse.com — перевёл Сергей Мальцев
P.S. Меня зовут Александр. Это мой личный, независимый проект. Я очень рад, если Вам понравилась статья. Хотите помочь сайту? Просто посмотрите ниже рекламу, того что вы недавно искали.

Мир музыки. Легенды, былины и сказки о музыки и музыкантах

Цель урока: познакомить детей
младшего школьного возраста с легендами,
былинами, сказками о музыке и музыкантах.
Задачи урока:
обогащение внутреннего мира ребенка музыкально-эмоциональными
впечатлениями;
разнообразить музыкальное восприятие
материала с помощью тематических картинок,
фотографий;
выявить связи музыкального искусства с
литературными первоисточниками;
познакомить детей со старинными инструментами:
лира, свирель, пастуший рожок;
сравнивать музыкальный и литературный сюжет,
выявляя особенности передачи эмоционального
содержания с помощью различных средств
выразительности;
проанализировать несколько литературных
сюжетов и сделать общий вывод о великой силе
музыки, которая способна воздействовать на
людей, животных и пр.
Ход урока
Приветствие
Ребята, на прошлом уроке мы с вами начали
знакомиться с миром музыки. Давайте вспомним, что
такое музыка? Когда она возникла? Где мы с вами
знакомимся с музыкой? Что является символом
музыки? Кто такой Апполон? Кто такие музы?
Назовите, какие музы существовали и чему они
покровительствовали? (вопросы по теме прошлого
урока)
Слайд 1. Мир музыки. Легенды, былины и
сказки о музыке и музыкантах.
Урок 1. Сегодня я вам расскажу много
интересных историй: легенд, былин и сказок о
музыке и музыкантах. Люди издавна считали, что
музыка обладает великой чудодейственной силой.
Ведь она передается от сердца к сердцу и обладает
огромной силой воздействия на человека. “Музыка
раскрывает нам мир фантазии, она отвечает на наше
извечное, неутолимое стремление к красоте, к
идеалу” — писал выдающийся дирижер XX века
Леопольд Стоковский.
Слайд 2. Легенда об Орфее и Эвридике.
Фотография статуи Орфея и Эвридики, Венецианский
музей Коррер. Первая история которую я вам
расскажу будет легенда об Орфее и Эвридике. Имя
древнегреческого певца Орфея известно более
двух тысяч лет. Он был как повествует легенда,
сыном речного бога и музы Каллиопы. Не было
равных ему в исполнении пения и игры на лире.
Слайд 3. В одном из древнегреческих
мифах читаем: “…при игре Орфея птички порхали
вокруг него, рыбки выпрыгивали из воды, ветры и
море стихали, лев и тигр лежали мирно рядом с
овцой”
Слайд 4. Прекрасная девушка Эвридика
полюбила Орфея за песни и чудесный голос и стала
его женой.
Слайд 5. Однажды, когда молодые люди
гуляли в лесу, Эвридику ужалила змея…
Слайд 6. Смерть унесла её в подземное
царство…
Слайд 7. Орфей глубоко переживал
потерю любимой, он решил найти дорогу в подземное
царство и вернуть ее на землю. Сделать то, что
никому из смертных еще не удавалось. Но не
забудем, что никто из смертных не обладал таким
чудесным голосом…
Слушание музыки: К.В.Глюк. “Мелодия”
из оперы “Орфей и Эвридика”
Царство мертвых, владыкой которого был бог Аид,
находилось далеко-далеко на краю земли. Попасть в
царство Аида можно только переплыв реку Стикс в
ладье (лодке) Харона – перевозчика душ умерших, и
ни один смертный не ступал в его ладью.
Слайд 8. После долгих странствий, во
время которых даже деревья заслушивались пением
Орфея он пришел к реке Стикс…
Слайд 9. Орфей попросил перевозчика
Харона перевезти его на другую сторону реки.
Харон категорически отказался: “Я перевожу
только мёртвых! Вот когда ты умрёшь, не волнуйся,
я к твоим услугам!”
Слайд 10. Тогда певец стал петь о любви
к Эвридике и о том, как он страдает без неё. Пение
Орфея было так прекрасно, что Харон заслушался,
сжалился над Орфеем и перевёз его в царство
мёртвых.
Слайд 11. В царстве смерти Орфея
приводят в тронный зал, где восседают на троне
грозный царь Аид и царица Персефона. “Как ты,
живой, осмелился прийти сюда? – гневно
спрашивает Аид, — Что тебе здесь нужно?”
Слайд 12. В ответ Орфей поёт песню о том,
как он страдает без Эвридики и просит отпустить
на землю его любимую…
Слад 13. От замечательного пения Орфея
не только Персефона заплакала, но т смягчилось
сердце Аида. Он надолго замирает в раздумье…
Слайд 14. Наконец, царь смерти сжалился
и разрешил забрать Эвридику домой. Однако, Аид
ставит перед Орфеем условие: не смотреть на свою
жену пока они не выйдут на землю…
Слайд 15. Орфей покидает поземное
царство. За ним следует Эвридика. Счастье,
кажется так близко…
Слайд 16. Но в последний момент, перед
выходом в светлый мир Орфей не выдержал и
оглянулся…
Слайд 17. Эвридика возвращается в
подземное царство, теперь уже навсегда… Шли
годы. Погиб Орфей. Его золотая лира одиноко плыла
по водам быстрой реки. Но боги не дали погибнуть
лире великого певца. Они подхватили её и вознесли
на небосвод. Когда по вечерам зажигаются звёзды,
сияет среди них и созвездие Лиры…
Ну что, ребята, понравилась вам легенда? Что вам
больше всего понравилось в ней? Что разочаровало?
Давайте ответим на несколько вопросов.
Слайд 18. Вопросы. Как звали
древнегреческого певца? На каком инструменте он
играл? Как звали его жену? Что случилось с его
женой? Куда отправился Орфей? Какое условие
поставил Орфею царь Аид? Что произошло потом? Что
по Легенде случилось с инструментом Орфея?
Слайд 19. Источники (интернет-ресурсы)
https://www.google.ru/imghp?hl=ru&ei=5dCxVpeDHoWuygOhsJrYBQ&ved=0EKouCAIoAQ
http://www.muz-urok.ru/orfey_i_evridika.htm
Слайд 20. Литература
(рекомендуемая и использованная)

Кун Н. “Мифы Древней Греции”
Осовицкая З.Е., Казаринова А.С. Музыкальная
литература: Учебник для ДМШ: Первый год обучения
предмету. – М.: Музыка, 2013. – 214 с., стр. 3-16;
Слайд 21. Музыкальные и видео фрагменты.
К.В.Глюк “Мелодия” из оперы “Орфей и
Эвридика”;

Урок 2

Цель урока: познакомить детей
младшего школьного возраста с легендами,
былинами, сказками о музыке и музыкантах.
Задачи урока:
обогащение внутреннего мира ребенка музыкально-эмоциональными
впечатлениями;
разнообразить музыкальное восприятие
материала с помощью тематических картинок,
фотографий;
выявить связи музыкального искусства с
литературными первоисточниками;
познакомить детей со старинными инструментами:
лира, свирель, пастуший рожок;
сравнивать музыкальный и литературный сюжет,
выявляя особенности передачи эмоционального
содержания с помощью различных средств
выразительности;
проанализировать несколько литературных
сюжетов и сделать общий вывод о великой силе
музыки, которая способна воздействовать на
людей, животных и пр.
Ход урока
Приветствие
Слайд 1 Мир музыки. Легенды, былины и
сказки о музыке и музыкантах. Урок 2. Ребята, мы с
вами продолжаем знакомиться с интересными
историями о музыке и музыкантах. Вспомните, о
какой легенде я рассказывала вам в прошлый раз?
Что вам больше всего запомнилось? Что
понравилось?
Слайд 2. Легенда о флейте Пана.
Слайд 3. Бог природы, лесов и пастбищ
был Пан. По преданию, он родился с козлиными
ножками, и мать, взглянув на младенца, в ужасе
обратилась в бегство…
Слайд 4. Однажды Пан повстречал
прекрасную Сирингу и полюбил её. Но дева была не в
восторге от ухаживаний весёлого нравом, но
страшного ликом лесного бога и убежала от него
прочь. Пан побежал следом, и ему почти удалось её
настичь, но Сиринга обратилась к реке, чтобы та её
спрятала…
Слайд 5. Так прекрасная дева
превратилась в тростник, а опечаленный Пан
срезал стебель этого растения и сделал из
него многоствольную флейту — музыкальный
инструмент известен как флейта Пана или свирель.
Слушание музыки. В. Туркин. Свирель
Ре мажор.
Слайд 6. Фотография статуи Бога Пана и
его ученика Дафниса. Римский Национальный музей.
Слайд 7. Бог Любви Лель. Это персонаж из
древних русских сказаний. Также русский писатель
А.Н.Островский использовал этот персонаж в своей
сказке “Снегурочка”. В дальнейшем уже
композитор вдохновленный сюжетом сказки
А.Н.Островского написал оперу “Снегурочка”.
Юный пастушок Лель пас стадо и играл на пастушьем
рожке. На Руси считался покровителем всех
влюбленных, как древнегреческий Амур.
Слайд 8. Юный пастух Лель ходил по
лесам и лугам с певучей дудочкой-свирелью.
Садился Лель на пригорке под березкой и начинал
играть на свирели. Летний ветерок переставал
шелестеть в траве и листьях, не хотел мешать
ласковым мелодиям. Собиралось вокруг Леля стадо,
слетелись птицы, выходили из лесов дикие звери —
все слушали волшебную дудочку…
Слайд 9. Былина о Садко
Слайд 10. Садко — герой былин Великого
Новгорода. Он был бедным гусляром, который играл
для князей и бояр. Однажды он стал часто играть на
гуслях на берегу Ильмень-озера, чем завоевал
расположение водяного царя…
Слайд 11. И царь решил помочь Садко,
посоветовал ему поспорить с новгородскими
купцами о том, что в озере живет рыба “золотые
перья”
Слайд 12. Садко последовал совету царя
и выиграл спор, стал торговать и разбогател!!! Во
время одного из плаваний Садко пришлось даже
прыгнуть в воду, чтобы задобрить морского царя,
иначе корабли никак не плыли дальше. Морской царь
пожелал послушать, как герой играет на гуслях .
Слайд 13. За прекрасные песни и игру на
гуслях Водяной царь разрешает женится Садко на
одной из его дочерей… Видеофрагмент. Песня Садко
из к/ф “Садко”. М., “Мосфильм”, 1952г. (гиперссылка)
Слайд 14. Сказка о Крысолове. В начале
XIII века небольшой городок в Германии подвёргся
крысиному нашествию. Крыс было так много и они
были такие большие, что справиться с ними городу
оказалось не под силу. Жители покидали город.
Спасение пришло неожиданно. Весёлый молодой
человек в красной шляпе и ярком костюме охотника
вошёл в город и направился к зданию магистрата.
— Я могу спасти город и уничтожить крыс,
— твёрдо заявил он бургомистру. — Сколько Вы
заплатите за это?
— Если сможете уничтожить крыс, — воскликнул
бургомистр, — то мы дадим Вам столько золота,
сколько Вы сможете унести. Горожане,
присутствовавшие при разговоре, громкими
криками подтвердили слова бургомистра.
Как музыкант спас город от крыс?
Слайд 15. Молодой человек достал из
кармана серебряную флейту и заиграл. На
необыкновенно красивые звуки стали собираться
крысы. Флейтист, играя, уходил из города, а крысы
шли за ним. Он зашёл в реку и утопил всех,
оказавшихся такими музыкальными, грызунов…
На этом закончилась счастливая история
спасения города?
Оказывается, нет. Когда крысолов-дудочник
вернулся за обещанной оплатой, то получил отказ.
— Если каждый будет получать кучу золота за
игру на флейте, это будет слишком накладно для
города, — заявил бургомистр под одобрительные
возгласы всё тех же горожан. Молодой человек
ушёл, затаив обиду.
Что придумал музыкант, чтобы наказать
бургомистра горожан за их жадность?
Слайд 16. Через несколько дней он снова
в том же ярком костюме появился в городе. На этот
раз, когда “крысолов” достал флейту и заиграл,
стали собираться заворожённые его игрой дети.
Флейтист уходил из города и дети, 130 мальчиков и
девочек, уходили за ним. Больше никто детей не
видел… По одной версии, молодой человек увёл их в
ущелье в горах, по другой, дети перешли горы и
обосновались в Трансильвании, сегодняшней
Румынии.
Слайд 17. Вопросы. Кто такой Бог Пан? Из
чего Пан сделал свирель? Кто такой Бог любви Лель?
На каком инструменте играл Садко? Кого покорил
своей игрой Садко? Расскажите историю сказки о
Крысолове. Чем закончилась сказка? Какая легенда
вам понравилась больше всего? Почему? В чем
великая сила музыки?
Слайд 18. Источники (интернет-ресурсы)
https://www.google.ru/imghp?hl=ru&ei=5dCxVpeDHoWuygOhsJrYBQ&ved=0EKouCAIoAQ
http://music-education.ru/mify-i-legendy-o-muzyke/
http://fb.ru/article/127465/kratkoe-soderjanie-sadko-byilina
http://www.muz-urok.ru/velikaya_sila_muziki.htm
http://46ku.tvoysadik.ru/info/2042
Слайд 19. Литература (рекомендуемая и
использованная)

Братья Гримм. “Крысолов из Гамельна”
Лагерлеф С. “Удивительное путешествие Нильса с
дикими гусями”
Кун Н. “Мифы Древней Греции”
Осовицкая З.Е., Казаринова А.С. Музыкальная
литература: Учебник для ДМШ: Первый год обучения
предмету. – М.: Музыка, 2013. – 214 с., стр. 3-16;
Островский А.Н. “Снегурочка”
Русские былины. Былина о Садко.
Слайд 20. Музыкальные и видео фрагменты.
В. Туркин. Свирель Ре мажор.
В.М.Юровский. Мелодия из м/ф “Заколдованный
мальчик” М., “Союзмультфильм”, 1955г.;
Песня Садко из к/ф “Садко”. М., “Мосфильм”, 1952г.
Музыка Н.А.Римского-Корсакого из оперы “Садко”
8.03.2016

Мифы и легенды о музыке

Мифы и
легенды о
музыке
С древних времён с помощью музыки вводили в транс, передавали послания
божествам, музыкой зажигали сердца на битву и благодаря гармонии нот устанавливали
мир между враждующими сторонами, мелодией признавались в любви. Сказания и легенды
о музыке донесли до нас из глубины веков много интересного.
Миф о Пане и его флейте
Однажды козлоногий бог лесов и полей Пан повстречал прекрасную наяду Сирингу
и полюбил её. Но дева была не в восторге от ухаживаний весёлого нравом, но страшного
ликом лесного бога и убежала от него прочь. Пан побежал следом, и ему почти удалось её
настичь, но Сиринга взмолилась к реке, чтобы та её спрятала. Так прекрасная дева
превратилась в тростник, а опечаленный Пан срезал стебель этого растения и сделал из
него многоствольную флейту, которую в Греции называют именем наяды – Сирингой, а у
нас этот музыкальный инструмент известен как флейта Пана или свирель. И сейчас в лесах
Греции вы можете услышать печальный звук тростниковой флейты, который иногда похож
на ветер, иногда на плач ребенка, иногда на напев женского голоса.
Индийская легенда о флейте и любви
Индейские парни, даже если были бесстрашными воинами, могли стесняться
подойти к девушке, чтобы признаться ей в своих чувствах, и вдобавок ко всему, на
ухаживания не было времени и места: в типе с девушкой жила вся семья, а за поселением,
влюбленных могли съесть животные или убить белые люди. Поэтому у юноши был в
распоряжении только рассветный час, когда девушка шла по воду. В это время юноша мог
выйти и заиграть на флейте-пимак, а его избранница в знак согласия могла только бросить
смущенный взгляд и кивнуть. Потом в селении девушка имела возможность определить
юношу по технике игры и выбрать своим мужем, поэтому этот инструмент еще называют
флейтой любви.
Есть сказание, которое гласит, что однажды дятел научил охотника делать флейтупимак, а ветер показал какие прекрасные мелодии можно извлекать из неё.
Казахская легенда о музыке
Жил злой и жестокий хан, которого боялись все. Этот тиран любил только своего
сына и всячески его оберегал. А юноша очень любил охотиться, не смотря на все
увещевания отца о том, что это очень опасное занятие. И однажды, отправившись на охоту
без слуг, парень не возвратился. Опечаленный и расстроенный правитель послал своих слуг
на поиски сына со словами о том, что зальет глотку расплавленным свинцом тому, кто
принесет печальную весть. И ушли слуги в ужасе искать сына, и нашли его растерзанного
диким вепрем под деревом. Но благодаря совету конюха, слуги взяли с собой мудрого
пастуха, который сделал музыкальный инструмент и сыграл на нем хану печальную
мелодию, в которой было понятно без слов о смерти сына. А правителю ничего не
оставалось сделать, как залить расплавленным свинцом в отверстие деки этого
инструмента.
Миф об Орфее и Эвридике
Орфей, ученик музыканта Лина, достиг совершенства в игре на лире.Он женился на
красавице Эвридике, которую любил даже больше, чем музыку, но в день свадьбы у него
на глазах умерла от укуса ядовитой змея. Несчастный Орфей изливал свое горе в
печальных песнях, аккомпанируя себе на лире.
Боги услышали дивную музыку Орфея и прониклись к нему жалостью.Они разрешили
ему спуститься в загробный мир и вернуть Эвридику на землю. Но при одном условии:
когда он поведет жену за собой к свету, он не должен оглядываться назад.
Увы! Орфей нарушил запрет: он на мнгновение обернулся, чтобы взглянуть на
любимую… И Эвридика вновь исчезла в загробном мире, теперь уже навсегда. А у Орфея
осталась лишь его волшебная музыка.
Аполлон и Гермес
Поэт Алкей рассказывает, что Гермес, бог изобретательства и прогресса, в детстве
нашел огромную черепаху, убил ее, взял панцирь и, натянув на него струны из овечьих
кишок, сделал музыкальный инструмент — лиру. С тех пор сладнозвучная лира всегда
сопровождала Гермеса в его странствиях. Юднажды, оказавшись в Греции, он встретил
Аполлона, который пас стадо коров, принадлежавшее богам Олимпа. Озорной Гермес
решил подшутить над Аполлоном и украл пятьдесят коров. Но вскоре Аполлон обнаружил
пропажу и потребовал, чтобы Гермес в уплату отдал ему лиру. Впоследствии Аполлон
научился так виртуозно играть на этом инструменте, так полюбил его чудесные трели и
чарующие мелодии, что превратился в бога музыки и поэзии.
Аполлон и Марсий
Марсий — это сатир, то есть наполовину козел, наполовину человек. Не удивляйся: в
мифологии полно таких существ, по сравнению с которыми анимешки Неко — всего лишь
легкое отклонение от нормы! При своей мало располагающей внешности Марсий, однако,
замечательно умел играть на авлосе — двойной флейте; но он так зазнался, что посмел
бросить вызов самому Аполлону, заявив, будто может сыграть гораздо лучше!
Аполлон принял вызов, вступил в состязание с Марсием и, разумеется, победил. Недаром
же он бог музыки! Аполлон был так оскорблен и так разгневан, что жестоко наказал
Марсия. Тот хоть и был талантливым музыкантом, все же не смог сравняться с божеством.
Авлос
Происхождение самого слова «авлос» (авлос — трубка) неизвестно. Однако многие
древние источники считают родиной авлоса Малую Азию. Особенно часто упоминается
Фригия, Ливия и Египет. Малоазийское происхождение авлоса и его распространение в
Греции и Риме привело к тому, что сосуществовали различные формы этого инструмента.
Вполне возможно, что в процессе освоения инструмента в Греции он приобретал некие
новые черты и формы.
Основной частью авлоса была трубка, называвшаяся «бомбикс», и имевшая на конце
небольшое расширение наподобие современного раструба. Длина бомбикса варьировалась
в зависимости от требуемого регистра и вида инструмента: высокие авлосы, с небольшим
диапазоном, были короткими, а низкозвучащие, обладавшие более широким диапазоном,
— значительно длиннее. Бомбикс делался из самых различных материалов: тростника,
лотоса, самшита, рогов, костей некоторых животных и даже из кованой меди (правда,
очень редко).
Авлосы делали и из костей животных. Чаще всего для этого выбирали оленьи и ослиные
кости. В основной части авлоса, бомбиксе, было определенное количество отверстий,
называвшихся «тремата» или «трипемата» . Ранние образцы инструмента имели всего три
или четыре отверстия. Позднее их число увеличивалось и изменялось в зависимости от
длины бомбикса, разновидности инструмента и т. д. Аэдона, дочь эфесского царя
Пандарея, была женой прославленного воина Зета, сына Зевса и Антиопы, дочери речного
бога Асопа. У Зета был брат — знаменитый кифарист Амфион. Аэдона испытывала лютую
и черную зависть к Ниобе — жене Амфиона. Случилось так, что Ниоба имела
четырнадцать детей, а Аэдона — только одного единственного сына Итиса. Зависть
мучила Аэдону и днем и ночью. Сама Ниоба также разжигала эту ненависть. Она
постоянно издевалась над Аэдоной, притворно жалея ее и напоминая о том, что у нее
только один сын. Аэдона зажаждила мести. Она решила убить одного из сыновей Ниобы.
Однажды ночью Аэдона прокралась в покои, где спали два мальчика — сын самой Аэдоны
Итис и любимый сын Ниобы Йемен. Аэдона бесшумно пошла направо, к Йемену,
нагнулась над спящим и вонзила ему кинжал в сердце.
Когда наступило утро, до Аэдоны стали доноситься чьи-то голоса. Некоторые из них
упоминали имя Итиса. Чувствуя беду, кинулась туда, где она была ночью, и с ужасом
увидела, что ее дорогой единственный сын Итис лежит на ложе с правой стороны и в
груди его торчит кинжал.
Боги сжалились над несчастной матерью и превратили ее в маленькую птичку — в
соловья, (по-гречески аэдон — соловей) . С тех пор, что бы соловей ни пел, будь-то
веселая и радостная песнь или грустный и скорбный напев, он всегда поет мелодию на
одно и то же слово: «Итис, Итис, Итис». Во всяком случае, древние греки были убеждены,
что в пении соловья слышится именно это слово.
Древний Китайский Дворец.
На золотом резном троне сидит Желтый Предок и радуется, что вся Поднебесная его
поддерживает. Радуется, а сам не перестает думать об Устройстве Миропорядка, и с
Мудрецами о том советуется.
И вот один Мудрец, Ведающий Музыкой Цзыюй, сравнил всю Поднебесную с
Музыкой.
— Все во вселенной, внутри четырех морей, освещается солнцем и луной, управляется
планетами и звездами, приводится в порядок четырьмя временами года, а наиболее важное
— двенадцатилетним циклом.
Так и Музыка, влекомая Мелодией Духа, исполняется на различных инструментах, среди
них и кожанные барабаны, и металлические колокола чжун, и бамбуковая дудка юэ, и
серебрянные колокольчики лин. Когда Музыкант издает звук, тонкие вибрации исходят из
инструмента и устремляются в Пространство. И тогда совершаются чудеса, приводящие в
порядок Вселенную.
— Расскажи нам, Ведающий Музыкой, о тех чудесах, которыми владеет Музыка,предложил Великий Желтый Предок.
— С давних времен все люди на Земле мечтали о сохранении Великого Равновесия,рассказал Ведающий Музыкой Цзыюй,- и долго они искали что-то такое, что могло бы
обьяснить состояние Великого Равновесия.
И бродили они по дорогам, и брали они в руки разные предметы, и всюду царило Великое
Молчание, и все были заняты Поиском.
Вот один человек, ставший впоследствии Учителем Музыки, срезал бамбуковую палку и
сделал на ней столько дырочек, сколько лет он бродил по свету.
Посмотрел он на сей предмет и нашел, что это соответствует Истине.
Тогда будущий Учитель Музыки приложил бамбуковую трубку к губам и дунул. Он
зажимал пальцами разные дырочки и получались разные Звуки. На эти Звуки собралось
великое множество народа.
Все слушали Звуки и восхищались.
И было решено, что это есть состояние Великого Равновесия. С тех пор Музыка
сопровождает китайцев повсюду. А слово «юэ», означающее музыку, включает в себя
всю праздничную сферу жизни: и поэзию, и архитектуру, и танец, и живопись, и все
ритуалы и даже сервировку стола.
— Это правда,- склонил голову Желтый Предок,- мы чтим и любим звуки, сопровождающие
нас в этой жизни. И даже прощаясь с Поднебесной, мы украшаем последний ритуал
музыкой. Верно ты сказал об Устройстве Миропорядка и о Музыке, которая призвана
сохранять Великое Равновесие.
Звуки Китайской Дворцовой Музыки заполняют зал…. Медленная, спокойная мелодия
плывет над головами Мудрецов. Желтый Предок сидит на золотом резном троне,
довольный тем, что вся Поднебесная его поддерживает.И все в Мире совершается как
надо.
Старый броненосец по имени Киркинчо жил в горах в самом центре Боливии. Он очень
любил музыку и поэтому каждое утро спешил к большой расщелине в скале, чтобы
послушать, как свистит и поет там ветер. А каким он чувствовал себя счастливым, когда в
длинные осенние вечера лягушки в ближайшем пруду устраивали свои удивительные
концерты! От умиления глаза Киркинчо заволакивались слезами, и он, будто древний
рыцарь в своем коричневом панцире, торопился к воде, чтобы вдоволь насладиться пением
этих зеленых пучеглазых красавиц.
— Ах, если бы я мог петь, как они! — вздыхал броненосец и сидел у пруда до тех пор,
пока лягушки не умолкали.
Высокомерные квакушки, привыкшие,что Киркинчо всегда восхищается ими, делали вид,
будто вовсе не замечают его. А однажды одна из них проквакала:
— Если ты будешь ходить сюда даже до конца твоей жизни, ты все равно не научишься
петь, как мы. Потому что мы — умные лягушки, а ты — глупый Киркинчо!
И все они рассмеялись.
Но скромный и вежливый броненосец не обиделся на эти слова, тем более что зеленая
красавица проквакала их так сладко, что у Киркинчо даже сердце защемило.
И вот как-то вечером, когда броненосец сидел на берегу пруда, мимо по тропинке прошел
индейский мальчик, в руках у него была клетка с канарейками, желтыми, как солнце. Ах,
как они пели! Услышав их, броненосец был потрясен до самой глубины своей
артистической души. А когда мальчик был уже далеко, Киркинчо со всех ног бросился
догонять его, чтобы снова послушать пение канареек.
Лягушки тоже услышали, как пели канарейки, и, восхищенные, повыпрыгивали на берег и
сидели там тихо-тихо до тех пор, пока мальчик не скрылся, за поворотом дороги. И тогда,
перебивая друг друга, они громко заквакали:
— Нет, конечно, канарейки — это тоже лягушки, только с крыльями! Летать-то они
умеют, но поем мы куда лучше их!
И после этих слов они заквакали так самозабвенно и громко, как никогда прежде.
— Вы только посмотрите, — вдруг удивленно воскликнула одна из них, — наш-то
почитатель, Киркинчо, пустился вслед за канарейками!
— Он, наверно, решил научиться петь, как они! — проквакала другая. — Ах, этот глупый
Киркинчо!
И все лягушки дружно рассмеялись.
А броненосец уже несколько часов бежал за мальчиком и никак не мог вдоволь
насладиться нежным пением канареек. От долгого бега лапки его распухли и покрылись
ссадинами. А мальчик пошел еще быстрее, видимо намереваясь еще до темноты прийти в
свою деревню.
И тогда Киркинчо решил: «Отдохну немножко, а потом побегу догонять мальчика».
Он прилег на песок, да так и не смог от усталости подняться до тех пор, пока совсем не
стемнело и сладкие голоса канареек не замолкли где-то вдали…
Была уже ночь, когда, собравшись с силами, Киркинчо поднялся и медленно побрел назад.
Он обогнул пруд и был уже совсем рядом с домом, но проходя мимо хижины индейского
волшебника Себастьяна Мамани, вдруг решил зайти к нему.
— Уважаемый Дон Себастьян, — начал Киркинчо, переступая порог, — пожалуйста,
научи меня петь также, как поют канарейки.
И он в волнении опустил голову, ожидая ответа.
Услышав такую странную просьбу, многие бы рассмеялись, но Дон Себастьян
внимательно выслушал броненосца, а потом сказал ему:
— Я могу научить тебя петь лучше, чем поют канарейки, лягушки и даже кузнечики. Но за
это чудо ты должен расплатиться жизнью…
— Хорошо, — тихо согласился Киркинчо, — только, пожалуйста, поскорее научи меня
петь.
— В таком случае ты запоешь уже завтра, — ответил волшебник…
И вот на следующее же утро по всему боливийскому нагорью Альтиплано раздалась
громкая и задорная песня Киркинчо.
А когда Дон Себастьян проходил мимо пруда, в котором жили лягушки, те так удивились,
увидев у него в руках броненосца и услышав замечательную песню, что даже рты
пораскрывали от изумления, а потом долго не могли закрыть их.
— Скорее все на берег! — квакали они. — Свершилось чудо, старый Киркинчо запел! Он
поет даже лучше нас и лучше кузнечиков! Он поет лучше всех на свете!
И они запрыгали вслед за Мамани, чтобы подольше послушать песню броненосца.
Хотя лягушки и считали себя самыми умными существами на свете, но они так и не
поняли, что индеец Себастьян Мамани вовсе не был волшебником. А был он мастером,
делавшим музыкальные инструменты. Ах, какие хорошие барабаны и кены — эти
индейские флейты — выходили из его рук! Вот и к панцирю Киркинчо он прикрепил
длинную деревянную ручку и натянул на нее струны…
Так появилась маленькая индейская гитара, которую Мамани назвал чаранго и которая в
его руках пела самозабвенно и радостно.
Фригг и Юнона
Фригг, как и римская Юнона (греческая Гера), олицетворяла собой воздух и
покровительствовала браку, считалась богиней супружеской и материнской любви,
покровительницей родов. Ее также изображают в виде прекрасной величественной
женщины в богатых одеждах. Богиня из свиты Фригг, Гна, так же искусно, как и греческая
Ирида, выполняет поручения своей госпожи. Юнона повелевает облаками, которые она
может разогнать одним взмахом руки, а Фригг может вить облака из нити, которую прядет
на своей волшебной прялке.
В римской мифологии можно встретить множество примеров того, как Юнона пытается
перехитрить Юпитера. В скандинавской мифологии подобные сказания также встречаются
довольно часто. Юнона (Гера) требует у мужа отдать Ио ей в дар, несмотря на то что тот
не хочет расставаться с ней. В скандинавском мифе Фригг искусно одерживает победу над
Винилами в саге о Лангобардах. Гнев Одина, который Фригг навлекает на себя, украв
золото с его статуи, равен неудовольствию Юпитера, вызванному ревностью Юноны и ее
вмешательством в ход Троянской войны. В мифе о Гевьон и ее хитрости, с помощью
которой она завладела землей Гюльви, быки Гевьон перенесли большой кусок земли в
море, из которого она создала свое королевство – остров Зеландию. В этом мифе
прослеживается связь с мифом о Дидоне, с помощью коварства заполучившей землю, на
которой основала свой город Карфаген. В обеих историях присутствуют быки. В
скандинавском мифе эти могучие животные переносят часть суши в море. В греческом
мифе Дидона могла взять столько земли, сколько покроет бычья шкура. Разрезав шкуру на
тонкие ремни, Дидона окружила ими большой участок и основала на этой земле цитадель
Карфагена Бирсу.
Тор и греческие боги
Скандинавский бог-громовержец Тор имеет много общих черт с Юпитером. Он
вооружен молотом Мьёлльниром, символом молний у северян, и, как и Юпитер,
использует молот в битве с великанами. Как и Меркурий, Тор очень быстро мужает: если
скандинавский бог, будучи несколько часов от роду, играючи подбрасывает несколько
тюков медвежьих шкур, то Меркурий, когда ему не исполнилось и года, крадет быков
Аполлона. По своей физической силе Тор сравним с Геркулесом, который в раннем
возрасте также проявлял чудеса силы, задушив змей в своей колыбели, а затем с радостью
сражался с великанами и чудовищами. Геркулес переоделся в женщину и сел за прялку
для того, чтобы угодить Омфале, царице Лидии, в то время как Тор переоделся в богиню
Фрейю для того, чтобы забрать свой молот у великана Трюма. Главный атрибут Тора –
молот – использовался древними скандинавами в различных целях. Молотом освящали
погребальный костер и церемонию бракосочетания, а пограничные столбы, забитые
молотом, считались у северян священными, как и гермы или статуи Гермеса (Меркурия),
переносить которые было нельзя под страхом смерти.
Жена Тора Сив, обладательница прекрасных золотых волос, как уже говорилось выше,
является богиней земли, а ее волосы – символом плодородия. Кража Локи этих волос
сравнима с похищением Плутоном Прозерпины. Для того чтобы вернуть локоны, Локи
отправляется к карликам (аналог – слуги Плутона), пробираясь в подземный мир. Так и
Меркурий в поисках Прозерпины спускается в Аид.
Овод, который мешает Юпитеру завладеть Ио, после убийства Меркурием Аргуса
появляется в скандинавском мифе: овод жалит карлика Брокка, не давая ему таким
образом завладеть волшебным кольцом Драупниром, которое является аналогом золотых
волос Сив и также символизирует дары земли. Овод мучает карлика все время, пока он
делает вепря с золотой щетиной, прототип золотой колесницы Аполлона. Он также не дает
выковать рукоятку молота Тора.
Можно увидеть параллель между волшебным кораблем Скидбладниром, также
созданным карликами, и быстроходным Арго, который символизировал плывущие по небу
облака. Так же как на Скидбладнире могли поместиться все боги, так и Арго доставил всех
греческих героев к берегам Колхиды.
Германцы, называя дни недели в честь богов, как римляне, назвали день Юпитера именем
Тора, откуда произошло название четверга (Thursday).
Миф о борьбе Тора с Хрунгниром схож с мифом о битве между Гераклом (Геркулесом) и
Антеем. Гроа так же скорбит о своем сыне Аурвандиле, как и римская богиня Церера
(греческая Деметра) о потерянной Прозерпине (Персефоне), и радостно поет, узнав, что ее
дитя вернется к ней.
Сын Тора Магни, который всего трех лет от роду демонстрирует волшебную силу, убирая
ногу мертвого Хрунгнира с поверженного отца, также напоминает нам Геркулеса в
детстве. Ненасытный аппетит Тора на свадьбе Трюма сравним с прожорливостью
Меркурия, съевшего за раз двух быков.
Переправа Тора через вышедший из берегов поток напоминает поединок Ясона, когда тот
перебирался через поток на пути во владения Пелия, у которого он намеревался отвоевать
трон отца.
Чудесное ожерелье, украшавшее Фригг и Фрейю, является аналогом пояса Венеры,
который Юпитер взял у нее, чтобы покорить себе ее хозяина; как и волосы Сив и кольцо
Драупнир, оно олицетворяет растительность или звезды, мерцающие на небе.
Скандинавскому богу-меченосцу Тюру, несомненно, соответствует у греков бог войны
Арес. Сходство между ними настолько велико, что именем Тора назван день недели,
почитаемый как день Ареса, – вторник (Tuesday или Tiu’s day). Как и Арес, Тор был
неугомонным и мужественным, он любил шум битвы, и ничто не страшило его. Только он
осмелился сразиться с волком Фенриром, а греческая пословица о Скилле и Харибде имеет
свой северный эквивалент: «Сорваться с Лединга и Дроми». Волка Фенрира,
символизирующего подземный огонь, сажают на цепь, как титанов, которых приковывают
к скале в Тартаре.

Александрова (пересказ) Марина |
Волшебная сила музыки | Журнал «Дошкольное образование» № 6/2006

Мифы и легенды


В.М. Васнецов. Баян. 1910

Музыка зародилась в глубокой древности.
Когда людям нужно было обратиться к богам с
просьбами или с благодарностью, они не говорили с
ними так же, как говорили друг с другом каждый
день. Их речь переставала быть будничной, звучала
напевно, будто бы стремилась достигнуть небес.
Священники в храмах до сих пор говорят подобным
образом.
Когда людям нужно было вспомнить великие дела
минувших дней, они тоже обращались к пению. О
богатырях и героях складывались истории в
песнях.
Песни существовали для каждого важного этапа
человеческой жизни: пели в честь рождения
ребенка, в честь свадьбы и во время похорон.
А матери пели над колыбелькой новорожденного
младенца. Не только для того, чтобы его развлечь.
Момент сна — опасный. В это время человек
временно отправляется в царство духов. Чтобы он
смог вернуться, чтобы душа его не заблудилась, ее
нужно было защитить заговором. Чтобы злые силы не
навредили малышу, их нужно было обмануть,
отпугнуть песней.
Люди верили, что музыка и пение обладают
волшебной силой и способны творить чудеса.
О великих певцах и музыкантах прошлого
сохранились чудесные легенды и предания.
Вот как рассказывали о волшебной силе музыке в
старину.

МУЗЫКА В ЛЕГЕНДАХ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Н.А. КУН

Орфей и Эвридика

Изложено по поэме Овидия
«Метаморфозы»

Орфей в подземном царстве

В давние времена в далекой Фракии жил
великий певец Орфей. Женой Орфея была прекрасная
нимфа Эвридика. Горячо любил ее певец Орфей. Но
недолго наслаждался Орфей счастливой жизнью с
женой своей. Однажды, вскоре после свадьбы,
прекрасная Эвридика собирала со своими юными
резвыми подругами нимфами весенние цветы в
зеленой долине. Не заметила Эвридика в густой
траве змею и наступила на нее. Ужалила змея юную
жену Орфея в ногу. Громко вскрикнула Эвридика и
упала на руки подбежавшим подругам. Побледнела
Эвридика, сомкнулись ее очи. Яд змеи пресек ее
жизнь. В ужас пришли подруги Эвридики. Далеко
разнесся их скорбный плач. Услыхал его Орфей. Он
спешит в долину и видит там холодный труп своей
нежно любимой жены. В отчаяние пришел Орфей.
Долго оплакивал он свою Эвридику, и плакала вся
природа, слыша его грустное пение. Но не смог
примириться певец со своей утратой.
Решил Орфей спуститься в мрачное
подземное царство, где обитали души умерших. В
царстве мертвых правил великий владыка Аид со
своей женой Персефоной. Решил Орфей умолять Аида
вернуть ему жену.
Через мрачную пещеру спустился Орфей к
берегам священной реки Стикс.
Стоит Орфей на берегу Стикса. Вокруг
него толпятся тени умерших. Чуть слышны стоны их,
подобные шороху падающих листьев в лесу поздней
осенью. Через Стикс, в царство Аида, перевозит их
перевозчик Харон. Но согласится ли перевозчик
взять с собою живого Орфея?
Вот послышался вдали плеск весел. Это
приближается ладья Харона. Причалил Харон к
берегу. Просит Орфей перевезти его вместе с
душами на другой берег, но отказывает ему суровый
Харон. Как ни молит его Орфей, все слышит он один
ответ Харона: «Нет!».
Ударил тогда Орфей по струнам своей
золотой кифары, и широкой волной разнеслись по
берегу мрачного Стикса звуки ее струн. Своей
музыкой очаровал Орфей Харона; слушает он игру
Орфея, опершись на свое весло. Под звуки музыки
вошел Орфей в ладью, оттолкнул ее Харон веслом от
берега, и поплыла ладья через мрачные воды
Стикса. Вышел Орфей из ладьи и, играя на золотой
кифаре, пошел по мрачному царству душ умерших к
трону бога Аида. Окружили певца души, слетевшиеся
на звуки его музыки.
Играя на кифаре, приблизился Орфей к
трону Аида и склонился перед ним. Сильнее ударил
он по струнам кифары и запел. Он пел о своей любви
к Эвридике и о том, как счастлива была его жизнь с
ней в светлые, ясные дни весны. Но быстро миновали
дни счастья. Погибла Эвридика. О своем горе, о
муках разбитой любви, о своей тоске по умершей
пел Орфей. Все царство Аида внимало пению Орфея,
всех очаровала его песня. Склонив на грудь
голову, слушал Орфея сам бог Аид. Припав головой к
плечу мужа, внимала песне Персефона; слезы печали
дрожали на ее ресницах. Но вот все тише звучат
струны золотой кифары, все тише песнь Орфея, и
замерла она, подобно чуть слышному вздоху печали.
Глубокое молчание царило кругом.
Прервал это молчание бог Аид и спросил Орфея,
зачем пришел он в его царство, о чем он хочет
просить его. Поклялся Аид нерушимой клятвой
богов — водами реки Стикс, — что исполнит он
просьбу дивного певца. Так ответил Орфей Аиду:
— О, могучий владыка Аид, всех нас,
смертных, принимаешь ты в свое царство, когда
кончаются дни нашей жизни. Не затем пришел я сюда,
чтобы смотреть на те ужасы, которые наполняют
твое царство. Я пришел сюда молить тебя отпустить
назад мою Эвридику. Верни ее к жизни; ты видишь,
как я страдаю по ней! Подумай, владыка, если бы
отняли у тебя жену твою Персефону, ведь и ты
страдал бы. Ведь не навсегда возвращаешь ты
Эвридику. Вернется опять она в твое царство.
Коротка жизнь наша, владыка Аид. О, дай Эвридике
испытать радости жизни, ведь она сошла в твое
царство такой юной!
Задумался бог Аид и, наконец, ответил
Орфею:
— Хорошо, Орфей! Я верну тебе Эвридику.
Веди ее назад к жизни, к свету солнца. Но — с
условием: ты пойдешь вперед следом за богом
Гермесом, он поведет тебя, а за тобой будет идти
Эвридика. Во время пути по подземному царству ты
не должен оглядываться. Помни! Оглянешься —
тотчас покинет тебя Эвридика и навсегда вернется
в мое царство.
На все был согласен Орфей. Скорее
спешит он в обратный путь. Быстрый, как мысль, бог
Гермес привел к Орфею тень Эвридики. С восторгом
смотрит на нее Орфей. Хочет Орфей обнять тень
Эвридики, но остановил его бог Гермес:
— Орфей, ты обнимешь тень. Пойдем
скорее; труден наш путь.
Отправились в путь. Впереди идет
Гермес, за ним Орфей, а за Орфеем — тень Эвридики.
Быстро миновали они царство Аида. Переправил их
через Стикс в своей ладье Харон. Вот и тропинка,
которая ведет на поверхность земли. Тропинка
круто подымается вверх и вся загромождена
камнями. Кругом глубокие сумерки. Чуть
вырисовывается в них фигура идущего впереди
Гермеса. Но вот далеко впереди забрезжил свет.
Это выход. Кругом стало как будто светлее. Если бы
Орфей обернулся, он увидал бы Эвридику. Идет ли
она за ним? Не осталась ли она в царстве душ
умерших? Может быть, она отстала, ведь путь так
труден! Если Эвридика отстала, она будет обречена
вечно скитаться во мраке. Орфей замедляет шаг,
прислушивается. Ничего не слышно. Да разве могут
быть слышны шаги бесплотной тени? Все сильнее
охватывает Орфея тревога за Эвридику. Все чаще он
останавливается. Кругом же — все светлее. Теперь
ясно рассмотрел бы Орфей тень жены. Наконец,
забыв все, он остановился и обернулся. Почти
рядом с собой увидал он тень Эвридики. Протянул к
ней руки Орфей, но дальше, дальше тень — и
потонула во мраке. Словно окаменев, стоял Орфей,
охваченный отчаянием. Ему пришлось пережить
вторичную смерть Эвридики, и виновником этой
второй смерти был он сам.
Долго стоял Орфей, вглядываясь в
темноту. Казалось, жизнь покинула его; казалось,
что это стоит мраморная статуя. Наконец,
пошевельнулся Орфей, сделал шаг, другой и пошел
назад, к берегам мрачного Стикса. Он решил снова
вернуться к трону Аида, снова молить его вернуть
Эвридику. Но напрасно молил Харона Орфей: не
тронули мольбы певца неумолимого перевозчика, не
повез его старый Харон через Стикс в своей утлой
ладье. Семь дней и ночей сидел печальный Орфей на
берегу Стикса, проливая слезы скорби, забыв о
пище, обо всем, сетуя на богов мрачного царства
душ умерших. Только на восьмой день решил он
покинуть берега Стикса и вернуться во Фракию.

Орфей поет, аккомпанируя себе на
кифаре. Рисунок на древнегреческой вазе

Смерть Орфея

Четыре года прошло со смерти Эвридики,
но остался по-прежнему верен ей Орфей. Он не желал
брака ни с одной женщиной Фракии. Однажды ранней
весной, когда на деревьях пробивалась первая
зелень, сидел великий певец на невысоком холме. У
ног его лежала его золотая кифара. Поднял ее
певец, тихо ударил по струнам и запел. Вся природа
заслушалась дивного пения. Такая сила звучала в
песне Орфея, так покоряла она и влекла к певцу,
что вокруг него, как зачарованные, столпились
дикие звери, покинувшие окрестные леса и горы.
Птицы слетелись слушать певца. Даже деревья
двинулись с места и окружили Орфея; дуб и тополь,
стройные кипарисы и широколистные платаны, сосны
и ели толпились кругом и слушали певца; ни одна
ветка, ни один лист не дрожал на них. Вся природа
казалась очарованной дивным пением и звуками
кифары Орфея. Вдруг раздались вдали громкие
возгласы, звон бубнов и смех. Это женщины
справляли шумный праздник бога веселья и
виноделия Вакха. Все ближе вакханки. Вот увидали
они Орфея, и одна из них громко воскликнула:
— Смотрите, это Орфей — ненавистник
женщин!
Взмахнула вакханка палкой и бросила ее
в Орфея. Но плющ над головой певца обвил палку,
защитил певца. Бросила другая вакханка в Орфея
камнем, но камень, побежденный чарующим пением,
упал к ногам Орфея, словно моля о прощении. Все
громче раздавались вокруг певца крики вакханок,
громче звучали песни и сильнее гремели бубны. Шум
праздника Вакха заглушил музыку певца. Окружили
Орфея вакханки, налетели на него, словно стая
хищных птиц. Градом полетели в певца палки и
камни. Напрасно молит о пощаде Орфей. Его голосу
послушны деревья и скалы, но не внемлют ему
неистовые вакханки. Обагренный кровью, упал
Орфей на землю, отлетела его душа. А кифару Орфея
вакханки бросили в быстрые воды реки.
Душа Орфея сошла в царство теней. Снова
встретил великий певец тень Эвридики и заключил
ее с любовью в свои объятия. С этих пор они могли
быть неразлучны. Блуждают тени Орфея и Эвридики
по сумрачным полям царства Аида, заросшего
асфделами — цветами мертвых. Теперь Орфей без
боязни может обернуться, чтобы посмотреть,
следует ли за ним Эвридика.
А кифару Орфея принесло к берегам
острова Лесбос. С тех пор на Лесбосе рождались
певцы и звучали дивные песни. Там, на Лесбосе,
родился певец Арион.
(Адаптировано для «Дошкольного
образования»)

Арион

Арион родился на острове Лесбос. На том
самом острове, куда морские волны принесли
кифару Орфея, убитого вакханками. С детства
научился он играть на музыкальных инструментах,
сочинять гимны и дифирамбы. Подросший Арион стал
знаменитым певцом и отправился жить в Коринф.
Слава о нем разнеслась по всей Греции.
Многие хотели услышать пение Ариона. А
некоторые желали вступить с ним в состязание,
чтобы выяснить, кто искусснее в игре на кифаре. В
Сицилии, в городе Тенаре, решили устроить
музыкальный праздник. И Арион, среди других
известных музыкантов, получил приглашение.
Праздник удался на славу. С утра до вечера
услаждали музыканты слух горожан своим пением.
Но лучше всех пел Арион. Судьи присудили ему
самую главную награду, а восхищенные слушатели
одарили его богатыми подарками.
С победой и подарками вступил Арион на
корабль, который должен был доставить его домой.
Но когда корабль вышел в открытое море,
преисполненные алчности и зависти матросы
решили убить Ариона и захватить его богатства.
— Нам жаль, Арион, но ты должен умереть,
— сказал капитан судна.
— Какое преступление я совершил? — спросил
Арион.
— Ты слишком богат, — ответил капитан.
— Пощадите мою жизнь, и я отдам вам все мои дары,
— взмолился Арион.
— Что тебе стоит отказаться от своего обещания,
когда мы прибудем в Коринф? — произнес капитан. —
На твоем месте и я бы поступил так же. Вынужденный
подарок — это уже не подарок.
— Хорошо,— смирившись со своей судьбой,
вскрикнул Арион, — только позволь мне спеть
последнюю песню.
В этом капитан решил не отказывать
певцу. Арион оделся в лучшие свои одежды, взошел
на нос корабля, и его исполненная чувством песня
вознеслась в самую высь. Закончив петь, прыгнул
певец за борт, а судно поплыло дальше.
Казалось, не что не может спасти Ариона
от верной гибели. И что же? Тонущий Арион увидел
вокруг себя дельфинов. Дельфины приплыли на звук
его чудесной песни, и один из них принял певца на
спину. К вечеру того же дня дельфины доставили
Ариона в Коринф, на несколько дней раньше, чем
туда приплыл корабль со злыми моряками.
Моряков наказали по заслугам. Ариону
вернули его богатство. А на берегу поставили
памятник дельфину с человеком на спине. Образ
доброго спасителя-дельфина навсегда остался в
памяти потомков.
(Адаптация древнегреческого мифа для
«Дошкольного образования»)

МУЗЫКА В ЛЕГЕНДАХ РУССКИХ БЫЛИН

Садко

Морской царь дает Садко обещание

В давние времена жил-поживал в славном
Новгороде добрый молодец по имени Садко. Не было
у того молодца ни жены, ни терема, ни богатства, ни
дружины. Зато были у Садко гусли звонкие. Ходил
Садко по домам, по пирам, играл на гуслях, тешил
людей своим искусством и тем зарабатывал себе на
кусок хлеба.
Только раз отвернулась удача от
молодца. День не зовут Садко на честной пир,
другой не зовут, третий не приглашают. Опечалился
он, разобиделся. Пошел к Ильмень-озеру, сел на
бел-горюч камень и ударил по струнам: «Коль людям
моих песен не надобно, пусть потешатся волны
морские!»
Звенят струны, поет Садко,
всколыхнулися волны озера. Поднялась вода
высокая, побежала к берегу. Испугался молодец,
оборвал песню, воротился в город. Только в
Новгороде все по-прежнему.
Не зовут Садко на честной пир. Вновь
пошел он к Ильмень-озеру, сел на камень, ударил в
гусли: «Коли людям моих песен не надобно, пусть
потешатся волны морские!»
Всколыхнулися волны озера. Поднялась
вода высокая, побежала к берегу. Как и в первый
раз, испугался Садко, оборвал песню, воротился в
город. Опять не зовут его петь на пир.
В третий раз пошел Садко к озеру, сел на
бел-горюч камень, заиграл в свои гусельки. Как
наморщилась водная гладь, поднялись на озере
волны! А Садко все играет на гуслях. Заплясали
волны, запенились, забурлили у самого берега. А
Садко играет на гуслях. Волны бьются о белый
камень, обдают Садко брызгами. А Садко знай себе
играет на гусельках. Расступилась тут гладь
Ильмень-озера, и поднялся со дна Морской царь.
Борода у царя — словно пена морская, за спиной
колышутся водоросли. Говорит Морской царь:
«Потешил ты меня, добрый молодец! Порадовал меня,
новгородский Садко! За твою игру искусную
награжу тебя бессчетным богатством. Воротись в
Новгород и скажи купцам новгородским, будто в
Ильмень-озере плавает рыба с золотыми чешуйками.
Не поверят тебе купцы, ты вступай с ними в спор.
Пусть заложат они свое богатство. Ты же заложи
буйну голову. А затем сплети шелковый невод и иди
рыбу ловить. Дам тебе три золотые рыбки. Принесут
эти рыбки тебе богатство!»

Садко спорит с новгородскими купцами

Возвратился Садко в Новгород. Тут
позвали его на пир — гостям на гуслях играть.
Ударил Садко в гусли и запел песню странную.
Будто знает он чудо чудное, будто водится в
Ильмень-озере рыбина с золотыми чешуйками.
Удивились честные гости, купцы богатые, не
поверили чуду. А Садко на своем настаивает, на
спор купцов вызывает. Три купца раззадорились,
вступили в спор с молодцем: «Если твоя правда и
водится в озере золотая рыбина, забирай наши
лавки с товарами!» Садко же заложил свою буйну
голову.
Взяли они невод шелковый и поехали на
озеро. Забросили сети в Ильмень-озеро, купцы в усы
посмеиваются: «Не сносить тебе, Садко, головы!»
Только рано они потешалися. Натянулись сети
шелковые, и вытащили рыбаки рыбку — всю как есть
в золотых чешуйках. Удивились купцы несказанно и
снова сети закинули. Снова попалась им золотая
рыбка. Закинули сеть в третий раз, снова в ней
рыбка запуталась — не простая, золотая. Тут купцы
правоту Садко признали, отдали ему свои товары, а
себе на память о споре взяли по рыбке.

Садко отправляется в путешествие по
морю

Стал Садко торговать и нажил себе
богатство несметное. Ни в чем себе не отказывал,
построил палаты белокаменные, украсил их солнцем
и звездами, взял в жены молодую красавицу. Только
мало ему показалося.
Решил Садко счастья за морем искать.
Повелел построить тридцать кораблей с
позолоченными носами, сложил на них товары
новгородские и отправился в Золотую Орду. Плыл по
реке Волхов, да по Ладожскому озеру, плыл по
Неве-реке да по морю синему. Прибыл в Орду, продал
товары новгородские, получил деньги несметные и
засыпал их в бочки. В сорока бочках — чистое
золото, в других сорока — чистое серебро.
Погрузил Садко бочки на свои корабли и поплыл в
обратный путь.
День плывут корабли по синему морю,
другой плывут. На третий день разыгралась на море
страшная буря. Корабли волной бьет, ветер паруса
рвет, не дает с места тронуться.
Собрались Садко и его дружинники совет
держать: «Как быть? Что делать? Сколько лет мы по
морю плавали, Морскому царю дани не платили.
Видно, царь свою долю требует!»
Приказал тогда Садко взять бочку
чистого серебра и спустить в синее море.
Как и прежде, корабли волной бьет,
ветер паруса рвет, не дает с места тронуться.
Приказал тогда Садко взять бочку
чистого золота и спустить в синее море.
Как и прежде, корабли волной бьет,
ветер паруса рвет, не дает с места тронуться.
Стали тогда корабельщики говорить:
«Видно, царь Морской человеческой головы
требует. Не выполним его волю, все на дно пойдем».
Как тут быть? Решили бросить жребий.
Кому жребий выпадет, тому к Морскому царю идти.
Взял тогда каждый по легкой щепочке и
написал на ней свое имя. Бросили щепки в воду. Все
щепки гоголем по волнам плывут, а щепка Садко
камнем на дно пошла: «Знать, Морскому царю сам
Садко понадобился!»
Приказал тогда Садко принести ему перо
да бумагу и написал подробно, какие из его
богатств кому отдать. Часть пожертвовал божьим
церквям, часть оставил молодой жене, часть велел
раздать дружинникам, а оставшееся — нищим. Себе
же оставил только гусли. «Возьму, — говорит, — их
с собой в море синее!»
Чтоб Садко помирать не страшно было,
спустили на воду доску дубовую, на нее — добра
молодца с гуслями, и оставили на милость волнам. В
тот же миг корабли с места тронулись, полетели по
волнам, словно птицы.

Садко на дне морском

Остался Садко посреди синего моря,
один-одинешенек, на дубовой доске. От тоски
прижал он к груди свои гусли, закрыл глаза и
заснул.
А как открыл глаза, видит: он уже на
самом дне. Перед ним палаты белокаменные — покои
Морского царя. Поднялся купец на ноги и пошел в
палаты. Встретил царь его упреками: «Сколько раз
ты по морю плавал, мне, царю, дани не платил! Помню
я, ты мастер на гуслях играть. Так играй же, Садко,
потешь меня!»
Ударил Садко в гусли, как было
приказано. Развеселился царь, вскочил на ноги,
стал пятками притоптывать, в ладоши
прихлопывать, борода вокруг него морской пеной
бурлит, за спиной водоросли колышутся.
Разрезвился царь, расплясался. От веселого танца
царского поднялась на море буря невиданная.
Несет волной корабли на скалы, и они разбиваются.
Тонут люди в бушующих волнах. А Садко все играет
на гуслях. А Морской царь все пляшет, каблуками
морское дно топчет.
Стали люди по всей земле Николаю
Угоднику молиться, чтобы защитил их от бури на
море.

К.А. Васильев. Садко и владыка морской.
1974
Играет Садко. Вдруг чувствует,
будто кто-то за плечо его трогает. Обернулся —
видит, стоит перед ним седой старик, Морскому
царю невидимый. Говорит ему святой Николай: «Ты
послушай меня, Садко Новгородский! Перестань
играть в гусли звонкие!» — «Не могу, — отвечает
ему молодец, — здесь, на дне морском, не моя воля
правит. Царь Морской приказал мне играть на
гусельках!» — «А ты струны у гуслей порви да
скажи царю, что других нет. Скажи ему, что
сломались гусельки. А как спросит царь, не хочешь
ли ты жениться, соглашайся. В жены бери только
девицу Чернавушку. Но после свадьбы жену свою
морскую не обнимай, в уста сахарные не целуй. А то
останешься в море навеки. Если меня послушаешь,
снова в Новгороде очутишься».
Тут Садко согласно кивнул, ударил
сильно по струнам и порвал их. Замолчали гусли.
Перестал Морской царь плясать: «Что ж, Садко, ты
больше для меня не играешь?»
Отвечает Садко, как учил его святой
угодник: «Гусли мои поломалися, струночки на них
порвалися. А других у меня с собой нет».
Вздохнул царь: «Делать нечего!» — и
спрашивает добра молодца: «Не хочешь ли жениться
в синем море на красной девушке?» Садко только
голову склонил: «У меня на дне морском своей воли
нет. Как повелишь, так и сделаю».
Повелел тогда Морской царь Садко
поутру подняться ранешенько и выбрать себе в
жены красну девицу. Поднялся Садко ни свет ни
заря и пошел невесту смотреть. Хлопнул царь в
ладоши, выходят из ворот триста девушек — одна
другой краше. Каждая молодца ласковым взглядом
манит. Садко смотрит, не поддается. Прошли первые
триста красавиц. Никого не выбрал молодец. Снова
хлопнул царь в ладоши. Вышли из ворот еще триста
девушек, красивее прежних. Садко смотрит, плечами
пожимает, никого не выбрал. Царь Морской
нахмурился и хлопнул в ладоши третий раз. Опять
вышли триста девушек — такой красоты, что ни в
сказке сказать, ни пером описать. Садко от них
глаз оторвать не может. Но первую сотню
пропустил, вторую сотню пропустил и третью
пропустил. Глядь — замыкает шествие девушка
красоты невиданной. Понял Садко, что это и есть
Чернавушка. Указал на нее царю: «Вот на этой
женюсь!»
Обрадовался Морской царь, велел в море
свадьбу сыграть, на пир гостей созвать. После
пира отвели молодых в покои. Но Садко жену свою
морскую обнимать не стал, не поцеловал в уста
сахарные, лег спать и заснул крепким сном.

Садко возвращается в Новгород

Пробудился Садко на крутом берегу.
Перед ним бежит река Чернава. По Чернаве плывут
корабли с дорогими товарами. На кораблях
дружинники его поминают: «Не видать купцу
молодой жены! Не бывать купцу больше в
Новгороде!» Только смотрят — на крутом кряже
стоит сам Садко, встречает свою дружинушку.
Пошли тут все в город Новгород.
Выбегала к Садко молодая жена, обнимала его на
радостях, целовала в уста сахарные. Разгрузил
Садко свои корабли, одарил своих дружинников. А
на деньги свои бессчетные построил церковь
соборную во имя Николая Угодника.
Но с той поры по морям больше не плавал,
далеко от дома не торговал. Жил со своей женой в
Новгороде.

Вавила и скоморохи

Скоморохи приходят к Вавиле
В давние времена жил на свете добрый
молодец Вавилушка. Пахал землю, сеял пшеницу,
кормил родную матушку. А отца у него не было. Мать
Вавилы, Ненила, была вдовой.
Раз работал Вавила в поле. Видит, идут
по дороге двое путников с гуслями через плечо, с
дудками у пояса. «Здравствуйте, люди добрые! —
приветствует их пахарь. — Кем будете? Куда путь
держите?»
Отвечают ему путники: «Мы — люди
веселые, скоморохи. Зовут нас Кузьма да Демьян. На
дудках играем, людей потешаем. А сейчас идем в
края дальние, к царю собачьему. Царь тот тоже
умеет в рожок играть, умеет царь
ворожить-колдовать, на людей порчу насылать.
Хотим мы того царя наказать, хотим его
переиграть. Пойдем с нами скоморошить!»
Отвечает Вавила: «Я бы пошел. Только
играть не обучен. Да и дудки у меня нет…» — «Как
так нет?» — удивляются прохожие.
Смотрит Вавила — что за чудо? Держал в
руке кнут — лошадь погонять. А теперь вместо
кнута в руках у него настоящая дудочка. В другой
руке держал вожжи, превратились вожжи в шелковые
струны. В шелковые струны на гусельках.
А прохожие Вавилу подначивают: «Подуй,
Вавилушка, в звонку дудочку, а Кузьма с Демьяном
тебе на гусельках подыграют!»
Поднес Вавила дудку к губам, дунул в
нее, полилась песня звонкая. Словно всю жизнь
молодец на дудочке играл. Стали Кузьма да Демьян
ему подыгрывать. Птицы от стыда смолкли, лошадь
плясом пошла.
«Видно, люди эти не простые, а святые, —
думает про себя Вавила. — Пойду с ними
скоморошить».

Скоморохи и Вавила идут длинной
дорогой

Пошли скоморохи втроем по дороге.
Смотрят — мужик на гумне горох
молотит:
— Эй, скоморохи, куда путь держите?
— Идем мы в края дальние, к царю
собачьему. Царь тот умеет в рожок играть, умеет
царь ворожить-колдовать, на людей порчу насылать.
Хотим мы того царя наказать, на дудках его
переиграть.
Стал мужик над скоморохами потешаться:
— Куда вам! У царя собачьего есть
широкий двор. Вокруг двора — железный забор.
Тридцать три кола в том заборе. На тридцати колах
— по человечьей голове.
А три кола свободны. Видно, вас дожидаются.
Говорят скоморохи крестьянину:
— Мы от тебя добрых слов не ждали, на
ласку не напрашивались. Но кто тебя неволил нам
лиха желать да злое пророчить? Подуй-ка,
Вавилушка, в звонку дудочку, а Кузьма с Демьяном
тебе на гусельках подыграют!
Заиграл Вавила на дудочке, Кузьма с
Демьяном ему на гусельках подыгрывают.
И под эту музыку скоморошью откуда ни возьмись
налетели воробьи да голуби, не десятки — тысячи!
Стали голуби горох клевать. Стал мужик голубей
гонять. Да разве всех разогнать под силу? «Эх, —
думает мужик, — видно, те скоморохи не простые,
видно, это люди святые! Пойду попрошу у них
прощенья!»
Только скоморохов уже и след простыл.
Идут скоморохи, куда несут ноги.
Навстречу мужик на телеге едет, везет на рынок
горшки продавать:
— Эй, скоморохи, куда путь держите?
— Идем мы в края дальние, к царю
собачьему. Царь тот умеет в рожок играть, умеет
царь ворожить-колдовать, на людей порчу насылать.
Хотим мы того царя наказать, на дудках его
переиграть.
Стал мужик над скоморохами потешаться:
— Куда вам! У собачьего царя есть
широкий двор. Вокруг двора — железный забор.
Тридцать три кола в том заборе. На тридцати колах
— по человечьей голове.
А три кола свободны. Видно, вас дожидаются.
Говорят скоморохи крестьянину:
— Мы от тебя добрых слов не ждали, на
ласку не напрашивались. Но кто тебя неволил нам
лиха желать да злое пророчить? Подуй-ка,
Вавилушка, в звонку дудочку, а Кузьма с Демьяном
тебе на гусельках подыграют!
Заиграл Вавила на дудочке, Кузьма с
Демьяном ему подыгрывают. Откуда ни возьмись
налетели куропатки да тетерева —
видимо-невидимо. Сели птицы на телегу, и столько
их было, что лошадь встала: не свезти ей воз, даже
с места не сдвинуть. Рассердился мужик, стал
кнутом по сторонам махать, птиц сгонять. По
тетеревам не попал, а горшки все до единого побил.
«Эх, — думает мужик, — видно, те
скоморохи не простые, видно, это люди святые!
Пойду попрошу у них прощенья!» Только скоморохов
уже и след простыл.
Идут скоморохи по берегу реки. Видят —
девушка белье полощет.
— Здравствуйте, люди добрые, скоморохи
веселые! Куда путь держите?
— Идем мы в края дальние, к царю
собачьему. Царь тот умеет в рожок играть, умеет
царь ворожить-колдовать, на людей порчу насылать.
Хотим мы того царя наказать, на дудках его
переиграть.
— У собачьего царя есть широкий двор.
Вокруг двора — железный забор. Тридцать три кола
в том заборе. На тридцати колах — по человечьей
голове. А три кола свободны. Пусть Бог вам поможет
беды избежать, царя злобного переиграть!
— Спасибо тебе на добром слове!
Подуй-ка, Вавилушка, в звонку дудочку, а Кузьма с
Демьяном тебе подыграют!
Заиграл Вавила на дудочке, Кузьма с
Демьяном ему подыгрывают. Стала девица белье
полоскать. Опустит в воду холстину, а вытащит
шелк.
«Видно, — думает, — скоморохи не
простые! Видно, это люди святые! Помолюсь за них,
чтобы с делом сладили!»

Скоморохи играют в собачьем царстве

А скоморохи тем временем пришли на
самый край света, в царство собачьего царя, к реке
Смердящей. Как увидел царь чужестранцев, достал
свой рожок волшебный и давай дуть-играть, давай
злобно колдовать, на скоморохов порчу нагонять.
Поднялась вода в реке выше берега,
грозит все вокруг затопить, скоморохов погубить.
«Подуй-ка, Вавилушка, в звонку дудочку,
а Кузьма с Демьяном тебе подыграют!» Заиграли
скоморохи на дудочках, на дудочках да на
гусельках. Громче царя собачьего, звонче рожка
волшебного. Откуда ни возьмись набежали к берегу
быки с коровами, стали они воду пить. Стала вода в
реке убывать, стала Смердящая пересыхать.
А скоморохи все играют. Не осталось в
царстве ни капли воды, раскалились земля и камни,
пожелтела трава по берегу. А скоморохи все
играют.
Царь от страха все песни забыл, рожок
свой волшебный выронил.
А скоморохи все играют. Вспыхнула тут
сухая трава жарким огнем, загорелось царство
собачьего царя.
Не придется ему больше в рожок играть,
не придется больше ворожить-колдовать, на людей
порчу насылать. Наказали скоморохи царя,
переиграли его на дудках.

О кифаре и гуслях из мифов и былин

Вместо послесловия

Откуда взялось слово «музыка»

Слово музыка произошло от слова «муза».
Музами
в давние времена в стране под названием
Древняя Греция называли богинь, которые
покровительствовали поэтам, музыкантам и
актерам.
Музы были дочерьми главного
древнегреческого бога Зевса и богини памяти
Мнемосины.
Весной и летом на лесистых склонах
священных гор они водили хороводы. Вечной
молодостью наделены были прекрасные девы и
чудесным даром пения. Сам златокудрый Аполлон,
бог света, сопровождал пение муз игрой на кифаре.
В лавровом венке следовал он впереди хора поющих,
и вся природа в восторге внимала божественному
пению.
Вот музы, ведомые Аполлоном,
появляются на священной горе Олимп. Здесь живут
главные древнегреческие боги. И замолкает все на
Олимпе. Боги забывают дела и обиды, кровавые
войны и распри. Торжественное пение сменяется
другим мотивом, и боги, взявшись за руки, движутся
в веселом хороводе. Пляшут боги под звуки кифары,
и мир переполняется радостью.

Как появилась кифара

Чудесной игре на кифаре, рассказывают
греческие мифы, научил Аполлона бог Гермес.
Гермес, бог торговцев и мореплавателей, родился
необыкновенным ребенком. С младенчества
отличался он небывалым проворством, ловкостью и
хитростью. Как-то мать не уследила за ним,
маленький Гермес выбрался из дома и отправился
путешествовать. Скоро добрался жаждущий
приключений мальчик до страны, где жили музы.
Неподалеку от жилища муз Аполлон пас стадо своих
священных коров. Чуть отвернулся Аполлон, а
Гермес тут как тут: схватил хворостину и угнал
стадо.
А чтобы Аполлон не догадался, в какую сторону
двинулся похититель, хитрый малыш обул коров в
сандалии.
Аполлон был не просто богом света и
предводителем муз, но и искусным прорицателем.
Поэтому, несмотря на все уловки проказника, он
все-таки обнаружил свое стадо, которое Гермес
спрятал в пещере. Однако две священные коровы
пропали. Гермес их зарезал и съел. Отдыхая после
сытного обеда, бог всех плутов обнаружил у входа
в пещеру панцирь большой черепахи. Он повертел в
руках панцирь, а потом взял да и натянул на него
оставшиеся от обеда коровьи жилы. Туго-туго
натянул. Так, что от прикосновения жилы дрожали и
издавали звуки. Так получился инструмент,
который назвали лирой, или кифарой.
Кифара спасла Гермеса от расправы за воровство.
Аполлон обнаружил похитителя в тот момент, когда
он играл на изобретенном музыкальном
инструменте. Звуки музыки так потрясли Аполлона,
что он пообещал простить Гермеса, если только тот
обучит его играть на лире. Гермес согласился. Но с
условием, что Аполлон в обмен научит его
искусству прорицания. Аполлон принял условие
маленького хитреца и, обучившись музицированию,
больше не расставался с кифарой.
С той поры под сопровождение кифары (или лиры)
пели все великие певцы Древней Греции, аэды. С
кифарой часто изображают великого слепого аэда
Гомера.
Гесиод:
Молви, прошу, еще об одном, Гомер
богоравный:
Есть ли для смертных для нас какая на свете
услада?
Гомер:
Лучшее в жизни — за полным столом, в
блаженстве и в мире
Звонкие чаши вздымать и слушать веселые песни.

ПРЕДАНИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Предания Ветхого Завета приписывают
изобретение музыкальных инструментов потомку
Каина, человеку по имени Иувал. Он изобрел
свирель и гусли и обучил людей играть на них.
Богу, говорится в Библии, нравилось, когда люди в
Его честь пели и играли.

Ж.Кюгельген, Т.Купфер. Саул и Давид
Замечательным музыкантом был
царь Давид. Давид родился в доме простого пастуха
и в юности пас стада овец. В свободные часы
мальчик играл на гуслях. Свои песни Давид
посвящал Богу. В песнях он изливал свои страдания
и печали, в песнях предвидел будущее.
Давид совершил много подвигов во имя
своего народа и стал прославленным
военачальником. Но с гуслями не расстался. Не
оставил он музыки и тогда, когда стал царем.
Однажды Давид возвращался в город после
победоносного похода. Он пел и танцевал во имя
Господа. А жена его, Мелхола, смотрела на него из
окна. «Давид ведет себя совсем не как царь. Он
поет и танцует, как простой смертный», — подумала
она. И это ей очень не понравилось. «Если ты царь,
веди себя по-царски», — сказала Мелхола Давиду.
«Разве царю зазорно славить песнями Бога?» —
возразил Давид. Господь прогневался на Мелхолу
за ее слова, поэтому Мелхола так и не родила
ребенка.
А прекрасные песнопения Давида —
псалмы — были собраны в книгу под названием
«Псалтирь». Их поют, с ними молятся по сей день.
Псалом 150
Аллилуйя!
Славьте Бога во Храме Его,
славьте Его на тверди небес,
где явлена сила Его!
Славьте Его в делах мощи Его,
славьте Его во многом величии Его!
Славьте Его гулом труб,
славьте Его звоном лютней и арф!
Да славит Его тимпан* и пляс,
да славит Его кимвала** звон,
да славит Его кимвала зык***!
Все, что дышит, да славит Господа!
Аллилуйя!
(Перевод С.Аверинцева)
Аллилуйя — возглас, буквально
означающий «Хвалите Господа!» (прим.
С.Аверинцева)

Гусли

Царь Давид, говорится в Библии, играл
на гуслях. Так перевел переводчик на славянский
язык древнееврейское слово «киннор», чтобы
читающим священное писание было понятно, о чем
идет речь.
Киннор действительно напоминал собой
известные на Руси гусли.
Некоторые ученые считают, что
славянские гусли получили свое название от
натянутой тетивы лука. Лук был распространенным
оружием. С ним охотились, с ним воевали. Упругая
тетива лука называлась «гуслой». Когда лучник
пускал стрелу, тетива звенела. Изготовляли
тетиву для лука из кишок или жил животных. Жилы
служили струнами и для древних гуслей.
На гуслях играли скоморохи и сказители
былин баяны. В игре на гуслях были искусны
былинные богатыри, например, Добрыня.
В русском языке сохранились пословицы
и поговорки о гуслях.
Гусли — мысли мои, песня — думка моя.
Гусли звончатые думку за горы заносят,
из-за гор выносят. (То есть позволяют музыканту
улетать мыслями в дальние края, размышлять,
фантазировать.)
Гусли-самогуды: сами заводятся, сами
играют, сами пляшут, сами песни поют.
(Гусли-самогуды часто встречаются в русских
волшебных сказках.)
Гусельцы хозяина знают. (Инструмент
хорош только в руках хозяина.)
(Пословицы приведены по словарю
В.Даля.)

А вот известная детская потешка:
Как у нашего соседа
Хороша была беседа:
Гуси — в гусли,
Утки — в дудки,
Вороны — в коробы,
Тараканы — в барабаны.
* Тимпан — древний
ударный инструмент, похожий на литавры, тарелки.
** Кимвал — древний
ударный инструмент в виде двух медных тарелок
или чаш.
*** Зык — резкий,
отрывистый звук.

Мифы и легенды о возникновении музыки — Использование мифов и легенд в обучении музыке

Увертюра
Музыка (греч. musa — муза). Музыка — вид искусства, который воздействует на человека посредством звуковых образов, отражающих его различные переживания и окружающую жизнь. В отличие от пространственных искусств (живописи, скульптуры, архитектуры), музыка, наряду с хореографией, театром и кино, относится к временным искусствам. Одна из главных особенностей музыки в том, что она реально существует только в исполнении, в живом звучании [24].
Музыка. Великое, никогда не увядающее искусство. Она окружает человека, с древнейших времен и по сей день. Особенно много музыки звучит сегодня — в век радио и телевидения, век грам- аудио- и видеозаписи, когда так доступны концерты, и практически каждый может научиться играть на каком-либо инструменте.
Да, звучит очень много музыки, музыки самой разной — старинной и современной, так называемой «классической» и «легкой», исполняемой профессиональными артистами и любителями. Как разобраться, сориентироваться в этом безбрежном звуковом море? Как научиться отличать в музыкальном искусстве подлинное от подделки, содержательную музыкальную пьесу от популярного, но пустого шлягера? Как почувствовать красоту серьезного произведения, которое поначалу может показаться скучным и неинтересным, а на самом деле глубоко по образному смыслу и истинно красиво?
Совет один: стараться больше знать о музыкальном искусстве, его истории, особенностях языка, законах, по которым строится музыкальное творчество (разумеется, постоянно слушая много хорошей серьезной музыки).
Кто изобрел музыку?
Нареда сидел однажды погруженный в раздумья, как вдруг звуки, извлекаемые легким дуновением ветерка, прельстили его слух; они все продолжали расти, становясь все прекраснее и разнообразнее.»
Так древнее индийское стихотворение рисует тот изначальный момент, когда вдруг из «ничего», от легкого дуновения ветерка возникла первая музыка. Бога Нареду древние индусы и считали главным богом музыки, который подарил человечеству это великое искусство. По другой легенде, первым, кто познал музыку, был бог Брахма. Он поделился своим открытием с мудрецом Брахатой, а тот уже рассказал людям о красоте и силе воздействия музыки [25].
Предположим, что Нареда и Брахма действительно были первооткрывателями музыки. Но как же в таком случае быть с греческими богами Аполлоном и Артемидой? Ведь, согласно одному из широко известных мифов, Артемида, выстрелив однажды из лука, первой обнаружила, что свист пущенной тетивы очень красив. Открытие Артемиды так понравилось Аполлону, что он и сам стал извлекать из «мужеубийственного» оружия, как гласит миф, очаровательные звуки.
Впрочем, эта версия о происхождении музыки опровергается самими же греками. Аполлодор в своей «Мифологической библиотеке» — одном из авторитетнейших источников греческих мифов — утверждает, что сначала на свет появились музы, а потом уже их сводные брат и сестра — Аполлон и Артемида.
По преданию, муз было девять, причем пять имели непосредственное отношение к музыке: Эвтерпа считалась покровительницей всего музыкального искусства, Мельпомена ведала пением и похоронной музыкой, Терпсихора — хоровым пением, Эрато — свадебными песнями, Полигимния — песнопениями в честь богов и героев. И хотя Аполлон обычно именуется предводителем муз или Аполлоном Мусагетом, как явствует из мифологии, музы проявили себя в искусстве звуков все же раньше, чем Аполлон.
Вероятно, у большинства народов есть легенды, рассказывающие о происхождении музыки, о богах и героях, открывших ее людям. Такое совпадение не удивительно.
С какими бы звуками природы ни сталкивался человек в древности, их возникновение он приписывал сверхъестественным силам. Ему казалось, что звуки эти издают некие существа, таинственные и невидимые. Например, как повествует немецкий эпос, не гром, а злой дух Тор, рассердившись на людей, посылает на землю свои раскаты-проклятья; в журчащих водах реки или водопада сидит ласковый и нежный Нек и поет русалкам свою размеренную песню; а в глубине шумящего леса смеется Пан или рычит Рюбецаль [22].
Поэтичны и разнообразны мифы, легенды и сказания древних народов о происхождении музыки. Но кто в наши дни поверит, что музыку людям ниспослали боги и духи?
В древности человек на каждом шагу встречался с музыкой природы — пением птиц, ревом животных, раскатами грома, журчанием ручья, шумом деревьев, звуками морского прибоя. Окруженный этими разнообразными звуками, он, конечно же, пытался подражать им. Таким образом, общение человека с природой было одним из главных источников, из которых возникала сознательно создаваемая им музыка.
Но были и другие, не менее важные источники.
Если внимательно присмотреться к первым, самым примитивным музыкальным инструментам (их можно увидеть сегодня в этнографических или музыкальных музеях), можно легко обнаружить, что они немногим отличаются от простых орудий труда. Такое сходство не случайно. Большинство из них имеет явно «рабочее» происхождение. Это заметно и по форме этих инструментов, и по манере игры за них. Обычная ступа, в которой толкли зерно, глиняный горшок или тыквенная бутыль обтягивались кожей, и инструменты — позднее их назовут ударными — можно было считать готовыми.
Струнные музыкальные инструменты тоже родились из орудий труда. Они представляли собой (и в этом греческие легенды не погрешили против истины) не что иное, как подражание луку.
Не были исключением и духовые. Чтобы передать сигнал на более далекое расстояние, первобытный музыкант усиливал звук своего голоса, крича в раковину или тростниковую трубку.
Так человек открывал музыку. Открывал в окружавшей его природе, а также в связи с трудовыми процессами, вне которых он не мог существовать.
Представим себе жизнь наших далеких предков. В большинстве их первостепенно важных занятий — охоте, рыбной ловле, валке деревьев — необходимым условием была коллективность труда. Залогом успеха в повседневных делах служила слаженность. Поэтому в основе совместных действий первобытных людей лежал ритм [11].
Возможно, что именно из ритмических покрикиваний, облегчавших совместную физическую работу, начали формироваться элементарные песнопения. Это лишь один из вероятных путей их зарождения. Другим мог быть хоровой танец, появившийся опять-таки благодаря трудовым занятиям человека древности.
Хоровой танец, очевидно, возник как подражание повадкам зверей во время охоты и самому процессу охоты. Он служил не только примитивной игрой, но и способствовал укреплению важнейшего условия первобытной жизни — коллективной сплоченности, согласованности действий. Простейшим «инструментом», обеспечивавшим ритмическую основу хорового танца, был человеческий голос. Есть основания предполагать, что таким образом — в хоре — и родилась мелодия [25].

Мифы о музыке

Мифология породила множество незабываемых героев и чудесных легенд, связанных с музыкой. Почему? Да потому, что человек любит окружать ореолом таинственности и магии все то, чему он не может дать рациональное объяснение. Так повелось в древности, так происходит и сейчас!
Аполлон, бог света, был также покровителем музыки и других искусств; от звуков его кифары во всей природе разливалась гармония.
Музыкальные способности проявлял и Пан, бог пастухов и стад, которого всегда изображали с козлиными ногами и маленькими рожками; его любимым развлечением было играть на свирели и ухаживать за нимфами.
На горе Олимп, величественном обиталище бессмертных богов, жили также и девять муз, которые все свое время (вот счастливицы!) посвящали пению, танцам и игре на различных инструментах; услышав их, люди забывали о своих бедах и горестях.
Сейчас я расскажу вам несколько замечательных историй из античной мифологии, и вы станете лучше понимать, что имеют в виду люди, когда говорят о древнем волшебстве музыки.
­­
­­
Миф об Орфее и Эвридике
Орфей, ученик музыканта Лина, достиг совершенства в игре на лире. Он женился на красавице Эвридике, которую любил даже больше, чем музыку, но в день свадьбы у него на глазах Эвридика умерла от укуса ядовитой змеи. Несчастный Орфей изливал свое горе в печальных песнях, аккомпанируя себе на лире.
Боги услышали дивную музыку Орфея и прониклись к нему жалостью. Они разрешили ему спуститься в загробный мир и вернуть Эвридику на землю. Но при одном условии: когда он поведет жену за собой к свету, он не должен оглядываться назад.
Увы! Орфей нарушил запрет: он на мгновение обернулся, чтобы взглянуть на любимую… И Эвридика вновь исчезла в загробном мире, теперь уже навсегда. А у Орфея осталась лишь его волшебная музыка.
­­
Аполлон и Гермес
Поэт Алкей рассказывает, что Гермес, бог изобретательства и прогресса, в детстве нашел огромную черепаху, убил ее, взял панцирь и, натянув на него струны из овечьих кишок, сделал музыкальный инструмент — лиру. С тех пор сладкозвучная лира всегда сопровождались Гермеса в его странствиях. Однажды, оказавшись в Греции, он встретил Аполлона, который пас стадо коров, принадлежавшее богам Олимпа. Озорной Гермес решил пошутить над Аполлоном и украл у него пятьдесят коров. Но вскоре Аполлон обнаружил пропажу и потребовал, чтобы Гермес в уплату отдал ему лиру. Впоследствии Аполлон научился так виртуозно играть на этом инструменте, так полюбил его чудесные звуки и чарующие мелодии, что превратился в бога музыки и поэзии.
­­
Аполлон и Марсий
­­ Марсий — это сатир, то есть наполовину козел, наполовину человек. Не удивляйтесь: в мифологии полно таких существ, по сравнению с которыми великаны и карлики — всего лишь легкое отклонение от нормы! При своей мало располагающей внешности Марсий, однако, замечательно умел играть на авлосе — двойной флейте; но он так зазнался, что посмел бросить вызов самому Аполлону, заявив, будто может сыграть гораздо лучше!
Аполлон принял вызов и, разумеется, победил. Недаром же он бог музыки! Аполлон был так оскорблен и так разгневан, что жестоко наказал Марсия. Тот хоть и был талантливым музыкантом, все же не мог сравняться с божеством.
Как мы видим, с древнейших времен не существует искусства, которое было бы ближе человеческому сердцу, чем музыка, могло бы больше рассказать о его потаенных чувствах и страстях.
Музыка — отражение великой гармонии, которая правит миром.
В общем, музыка — это искусство богов, а не простых смертных!
Категории: Музыка, Мифы

Красивая Легенда о музыке | Информационный портал о Китае

Normal
false
false
false
RU
X-NONE
X-NONE
MicrosoftInternetExplorer4
Поскольку
для китайцев очень важна гармония, правильность и равновесие.
Существовала
красивая легенда о музыке

«Представьте себе великолепный Китайский Дворец.
Не тот, который уже
превратился в музей, а самый настоящий Древний Китайский Дворец.
На золотом резном троне сидит Желтый Предок и радуется , что вся Поднебесная
его поддерживает. Радуется, а сам не перестает думать об Устройстве
Миропорядка, и с Мудрецами о том советуется.

И вот один Мудрец, Ведающий Музыкой Цзыюй, сравнил всю Поднебесную с Музыкой.
— Все во вселенной, внутри четырех морей, освещается солнцем и луной,
управляется планетами и звездами, приводится в порядок четырьмя временами года,
а наиболее важное — двенадцатилетним циклом.
Так и Музыка, влекомая Мелодией Духа, исполняется на различных инструментах,
среди них и кожанные барабаны, и металлические колокола чжун, и бамбуковая
дудка юэ, и серебряные колокольчики лин. Когда Музыкант издает звук, тонкие
вибрации исходят из инструмента и устремляются в Пространство. И тогда
совершаются чудеса, приводящие в порядок Вселенную.
— Расскажи нам, Ведающий Музыкой, о тех чудесах, которыми владеет Музыка,-
предложил Великий Желтый Предок.
— С давних времен все люди на Земле мечтали о сохранении Великого Равновесия,-
рассказал Ведающий Музыкой Цзыюй,- и долго они искали что-то такое, что могло
бы объяснить состояние Великого Равновесия.
И бродили они по дорогам, и брали они в руки разные предметы, и всюду царило
Великое Молчание, и все были заняты Поиском.
Вот один человек, ставший впоследствии Учителем Музыки, срезал бамбуковую палку
и сделал на ней столько дырочек, сколько лет он бродил по свету.
Посмотрел он на сей предмет и нашел, что это соответствует Истине.
Тогда будущий Учитель Музыки приложил бамбуковую трубку к губам и дунул. Он
зажимал пальцами разные дырочки и получались разные Звуки. На эти Звуки
собралось великое множество народа.
Все слушали Звуки и восхищались.

МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ О МУЗЫКЕ | Социальная сеть работников образования

Реферат на тему:
МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ О МУЗЫКЕ
Выполнила ученица 6 класса Стижко Екатерина
Орфей
Орфей — величайший из когда-либо живших поэтов и музыкантов, сын фракийского речного бога Эагра и музы Каллиопы.
Юноша не мог похвастаться знатностью своего рода. Отцом Орфея был затерявшийся во фракийских дебрях горный поток, а матерью — муза Каллиопа (Прекрасноголосая). Не совершал он подвигов, подобных тем, которые прославили Персея или Геракла. Но деяния его беспримерны, так же как беспримерна его слава. Мать одарила Орфея даром песнопения и поэзии. Аполлон подарил Орфею лиру, а музы научили его играть на ней, да так, что под звуки его лиры двигались даже деревья и скалы.
Орфей и Эвридика
Орфей полюбил юную Эвридику, и сила этой любви не имела себе равных. Они поженились и поселились среди диких киконов во Фракии. Однажды Эвридика, гуляя в лугах, повстречала Аристея, который вознамерился овладеть ею силой. Убегая, она наступила на змею и умерла от ее укуса.
Чтобы развеять горе, Орфей отправился в странствия. Он побывал в Египте и увидел его чудеса, присоединился к аргонавтам и добрался с ними до Колхиды, своей музыкой помогая им преодолевать множество препятствий. Звуки его лиры усмиряли волны на пути «Арго» и облегчали работу гребцам; они не раз предотвращали ссоры между путешественниками на протяжении долгого пути. Когда аргонавты проплывали мимо острова сирен, Орфей не позволил одурманивающему пению этих смертельно опасных женщин-птиц пленить его спутников, заглушив его еще более прекрасной игрой на лире. Но образ Эвридики всюду неотступно следовал за ним, исторгая слезы.
Надеясь вернуть возлюбленную, Орфей смело спустился в царство мертвых. Ничего он не взял с собой кроме кифары и нераспустившейся веточки вербы. Чтобы проникнуть в аид он использовал бездонную расщелину Тенар, разверзшуюся близ Аорна, что в Феспротиде. Спустившись, он очаровал своей горестной музыкой перевозчика Харона, пса Кербера и трех судей мертвых. Оказавшись у трона Аида и Персефоны, Орфей пал на колени, моля вернуть ему молодую жену. Но владыка мертвых был непреклонен. Тогда Орфей спросил позволения спеть Аиду и его прекрасной жене и сыграть на лире. И запел Орфей лучшую из своих песен — песню о любви. И пока пел, веточка вербы, которую он принес, распустилась. Заплакали даже не знающие пощады мстительные эринии, дрогнуло и твердое сердце владыки подземного царства. Аид позволил Эвридике вернуться в мир живых, но поставил одно условие: по пути из подземного царства Орфей не должен оборачиваться до тех пор, пока идущая за ним Эвридика не выйдет на солнечный свет. Эвридика шла по темному проходу, ведомая звуками лиры, и, уже завидев солнечный свет, Орфей обернулся, чтобы убедиться, что любимая идет за ним, и в тот же миг потерял жену навеки.
Мир людей опротивел Орфею. Он ушел в дикие Родопские горы и пел там лишь для птиц и зверей. Песни его наполняла такая сила, что даже деревья и камни снимались с места, чтобы быть ближе к певцу. Не раз цари предлагали юноше в жены своих дочерей, но, безутешный, он отвергал всех. Изредка спускался с гор Орфей, чтобы воздать почести Аполлону.
Смерть Орфея
Когда во Фракию пришел Дионис, Орфей отказал ему в почестях, оставшись верным Аполлону, и мстительный бог наслал на него вакханок. Вначале женщины подождали, пока их мужья войдут в храм Аполлона, жрецом которого был Орфей, а затем, захватив оставленное у дверей храма оружие, ворвались внутрь, перебили мужчин и в диком неистовстве растерзали Орфея, разорвав его на части. Голову они швырнули в реку Гебр, которая вынесла ее в море. В конце концов все еще поющую голову Орфея прибило к острову Лесбос, где ее обнаружили лесные нимфы.
Голову поэта вместе с лирой погребли в пещере недалеко от Антиссы, в которой почитали Диониса. В пещере голова пророчествовала день и ночь, до тех пор, пока Аполлон, обнаружив, что эту пещеру Орфея предпочитают его оракулам, в том числе и в священных Дельфах, явился и заставил голову замолчать. В те времена о здоровой конкурренции и речи быть не могло. Лира же была помещена на небо в виде созвездия.
Останки Орфея во Фракии со слезами на глазах собрали музы и погребли близ города Либетры, у подножия горы Олимп — с тех пор соловьи поют там слаще, чем где бы то ни было в мире. Тень Орфея спустилась в царство Аида, где воссоединилась с любимой Эвридикой. Придя в себя от насланного безумия, вакханки попытались смысть с себя кровь поэта в реке Геликон, но река ушла глубоко под землю, чтобы избежать причастности к убийству. Олимпийские боги (кроме Диониса и Афродиты) осудили убийство Орфея, и Дионису удалось сохранить жизнь вакханкам, только превратив их в дубы; крепко вросшие в землю.
Существовало предание, что город Либетры будет уничтожен свиньей, если Гелиос увидит кости Орфея. Много лет спустя гробница Орфея была открыта пастухом, заснувшим на холме и услышавшим во сне сказочное пение. Проснувшись, пастух побежал в Либетры и привел горожан. На холм, из-под которого слышался чудесный голос, поднялось много людей, и своды гробницы обвалились. Тогда-то Гелиос и увидел кости Орфея. Это, однако, не испугало горожан, уверенных, что городские стены в состоянии устоять перед самой большой свиньей. Но на следующий день над Либетрами нависла гигантская туча, из которой хлынул ливень невиданной силы. Переполнились воды реки Сие (что означает «свинья»), и она смыла город.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *