Легенда о софии и ее трех дочерях

Содержание

Вера, Надежда, Любовь и мать их София | Житие

…Царь спросил мать Софию, как зовут ее дочерей и сколько им лет.
Святая София отвечала:
– Имя первой моей дочери Вера, и ей двенадцать лет; вторая – Надежда – имеет десять лет, а третья – Любовь, коей всего девять лет.

Вера, Надежда, Любовь и мать их София. Житие

Вера, Надежда, Любовь и мать их София
В царствование императора Адриана жила в Риме вдова, родом итальянка, по имени София, что в переводе значит премудрость. Она была христианка, и сообразно своему имени, жизнь свою вела благоразумно – по той премудрости, которую восхваляет Апостол Иаков, говоря: “мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов“1 (Иак.3:17). Сия премудрая София, живя в честном супружестве, родила трех дочерей, коим нарекла имена, соответствующие трем христианским добродетелям: первую дочь назвала она Верою, вторую – Надеждою, а третью – Любовью. Да и что иное могло произойти от премудрости христианской, как не Богу угодные добродетели? Вскоре после рождения третьей дочери София лишилась супруга. Оставшись вдовой, она продолжала жить благочестиво, угождая Богу молитвою, постом и милостынею; дочерей же своих она воспитывала так, как может сделать это премудрая мать: она старалась их приучить проявлять и в жизни те христианские добродетели, имена коих они носили.
По мере того как дети росли, возрастали в них и добродетели, они хорошо уже знали пророческие и апостольские книги, привыкли внимать поучениям наставников, прилежно занимались чтением, были усердны в молитве и в домашних трудах. Повинуясь святой и богомудрой матери своей, они преуспевали во всем и восходили от силы в силу. А так как они были чрезвычайно красивы и благоразумны, то на них вскоре все начали обращать внимание.
Слух об их премудрости и красоте распространился по всему Риму. Услыхал о них и начальник области Антиох и пожелал их видеть. Как только он увидел их, тотчас же убедился, что они – христианки; ибо они не желали скрывать своей веры во Христа, не сомневались в надежде на Него и не ослабевали в своей любви к Нему, но открыто пред всеми прославляли Христа Господа, гнушаясь богомерзкими идолами языческими.

Вера, Надежда, Любовь и мать их София. Молитва

О всём этом Антиох известил царя Адриана, и тот не замедлил сейчас же послать слуг своих с тем, чтобы они привели девиц к нему. Исполняя царское повеление, слуги отправились в дом Софии и когда пришли к ней, то увидали, что она занимается поучением дочерей своих. Слуги объявили ей, что царь зовет к себе ее вместе с дочерьми. Уразумев, с какою целью зовет их царь, они все обратились к Богу с такою молитвою:
– Всесильный Боже, сотвори с нами по Твоей святой воле; не оставь нас, но пошли нам Твою святую помощь, чтобы сердце наше не устрашилось гордого мучителя, чтобы не убоялись мы страшных его мучений, и не пришли в ужас от смерти; пусть ничто не отторгнет нас от Тебя, Бога нашего.
Сотворив молитву и поклонившись Господу Богу, все четверо – мать и дочери, взяв друг друга за руки подобно сплетенному венку, пошли к царю и, часто взирая на небо, с сердечным воздыханием и тайною молитвою вручали себя помощи Того, Кто повелел не бояться “убивающих тело, души же не могущих убить” (Мф.10:28). Когда подошли они к царскому дворцу, то осенили себя крестным знамением, говоря:
– Помоги нам, Боже, Спаситель наш, прославления ради Твоего святого Имени.
Их ввели во дворец, и они предстали пред царем, который горделиво восседал на своем троне. Увидев царя, они воздали ему подобающую честь, но стояли пред ним без всякой боязни, без всякого изменения в лице, с мужеством в сердце и смотрели на всех веселым взором, как будто бы они призваны были на пир; с такою радостью явились они к царю на истязание за Господа своего.
Видя их благородные, светлые и бесстрашные лица, царь стал спрашивать, какого они рода, как из зовут и какова их вера. Будучи премудрою, мать отвечала так благоразумно, что все присутствующие, слушая ее ответы, дивились такому ее разуму. Упомянув кратко о своем происхождении и имени, София начала говорить о Христе, Коего происхождение разъяснить никто не может2, но Имени Коего должен поклоняться всякий род3. Она открыто исповедала свою веру в Иисуса Христа, Сына Божия и, назвавши себя Его рабою, прославляла Его Имя.
– Я христианка, – говорила она, – вот то драгоценное имя, коим я могу похвалиться.
При этом она сказала, что и дочерей своих обручила она Христу, дабы нетленную свою чистоту они сохранили для нетленного Жениха – Сына Божия.
Тогда царь, увидав пред собою столь мудрую женщину, но не желая вступать с ней в продолжительную беседу и судить ее, отложил это дело до другого времени. Он послал Софию вместе с дочерьми к одной знатной женщине, по имени Палладии, поручив ей наблюдать за ними, а через три дня представить их к нему на суд.

Вера, Надежда, Любовь и мать их София. Дом в Палладии

Живя в доме Палладии и имея в своем распоряжении не мало времени для научения своих дочерей, София утверждала их в вере день и ночь, поучая вдохновенными от Бога словами.
– Дочери мои возлюбленные, – говорила она, – ныне время вашего подвига, ныне настал день уневещения вашего бессмертному Жениху, теперь-то вы сообразно именам вашим должны показать веру твердую, надежду несомненную, любовь нелицемерную и вечную. Настал час торжества вашего, когда мученическим венцом вы будете венчаться с прелюбезным Женихом своим и с великой радостью войдете в пресветлый Его чертог. Дочери мои, ради сей чести Христовой не жалейте юной вашей плоти; не жалейте красоты вашей и молодости, ради Краснейшего добротою более сыновей человеческих, и ради жизни вечной не скорбите о том, что лишитесь сей жизни временной. Ибо ваш небесный Возлюбленный, Иисус Христос, есть вечное здравие, несказанная красота и жизнь нескончаемая.
И когда тела ваши ради Него будут замучены до смерти, Он облечет их в нетление и раны ваши сделает светлыми, как звезды на небе. Когда красота ваша будет чрез муки за Него отнята от вас, Он украсит вас небесною красотою, коей глаз человеческий никогда не видел. Когда же лишитесь вы временной жизни, положив души за Господа своего, то Он наградит вас жизнью бесконечною, в коей прославит вас во веки пред Отцом Своим небесным и пред Его святыми ангелами, и все небесные силы нарекут вас невестами и исповедницами христовыми. Вас восхвалят все преподобные, о вас возвеселятся мудрые девы и примут вас в свое общение. Дочери мои дорогие! не давайте соблазнить себя прелестями вражьими: ибо, как я думаю, царь будет расточать вам ласки и сулить большие дары, предлагая вам славу, богатство и честь, всю красоту и сладость сего тленного и суетного мира; но вы не возжелайте ничего подобного, ибо всё сие, как дым исчезает, как пыль ветром разметается и как цвет и трава засыхает и обращается в землю.
Не устрашайтесь, когда увидите лютые мучения, ибо, пострадав немного, вы победите врага и восторжествуете на веки. Верую в Бога моего Иисуса Христа, верую, что Он не оставит вас страждущих во имя Его, ибо Он Сам сказал: “Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя” (Ис.49:15), неотступно Он пребудет с вами во всех ваших муках, взирая на ваши подвиги, укрепляя немощи ваши и уготовляя вам в награду венец нетленный. О, дочери мои прекрасные! вспомните мои болезни при рождении вашем, вспомните труды мои, в коих я вскормила вас, вспомните слова мои, какими я учила вас страху Божию, и утешьте мать вашу в ее старости вашим добрым и мужественным исповеданием веры во Христа. Для меня будет торжество и радость, и честь, и слава среди всех верующих, если удостоюсь я именоваться матерью мучениц, если я увижу ваше доблестное за Христа терпение, твердое исповедание Его Святого Имени и смерть за Него. Тогда душа моя возвеселится, и дух мой возрадуется, и старость моя подкрепится. тогда и вы будете воистину моими дочерьми, если, послушав наставления своей матери, будете стоять за Господа своего до крови и умрете за Него с усердием.

Выслушав с умилением такое наставление своей матери, девицы испытывали сладость в сердце и радовались духом, ожидая времени мучения как брачного часа. Ибо будучи святыми ветвями от святого корня, они желали всею душою того, к чему наставляла их премудрая их мать София. Они принимали к сердцу все ее слова и приготовляли себя к подвигу мученичества, как будто собирались в светлый чертог, ограждая себя верою, укрепляясь надеждою, и возжигая в себе огонь любви ко Господу. Ободряя и утверждая друг друга, они обещали матери своей все ее душеполезные советы осуществить с помощью Христа на самом деле.

Вера, Надежда, Любовь и мать их София. Суд

Когда настал третий день, они приведены были к беззаконному царю на суд. Думая, что они легко могут послушаться его соблазнительных слов, царь начал так говорить к ним:
– Дети! видя вашу красоту и щадя вашу молодость, я советую вам, как отец: поклонитесь богам, властителям вселенной; и если вы послушаете меня и исполните то, что вам приказано, то я назову вас своими детьми. Я призову начальников и правителей и всех моих советников и при них объявлю вас своими дочерьми, и вы от всех будете пользоваться похвалою и почетом. А если вы не послушаете и не исполните моего повеления, то причините себе великое зло, и старость матери своей огорчите, и сами погибнете в то время, когда бы могли более всего веселиться, живя беспечно и весело. Ибо предам я вас лютой смерти и, раздробив члены тела вашего, брошу их на съедение псам и будете вы попираемы всеми. Итак для вашего же собственного блага послушайте меня: ибо я люблю вас и не только не хочу губить красоты вашей и лишить вас сей жизни, но желал бы стать для вас отцом.
Но девы святые единогласно и единодушно отвечали ему:
– Отец наш – Бог, на небесах живущий. Он промышляет о нас и нашей жизни и милует наши души; мы хотим быть Им любимыми и желаем называться Его истинными детьми. Поклоняясь Ему и храня Его повеления и заповеди, на твоих богов плюем, а твоей угрозы не боимся, ибо мы того только и желаем, чтобы страдать и переносить горькие мучения ради сладчайшего Иисуса Христа, Бога нашего.
Услыхав от них такой ответ, царь спросил мать Софию, как зовут ее дочерей и сколько им лет.
Святая София отвечала:
– Имя первой моей дочери Вера, и ей двенадцать лет; вторая – Надежда – имеет десять лет, а третья – Любовь, коей всего девять лет.
Царь был весьма удивлен, что при таком юном возрасте они обладают мужеством и разумом и могут так отвечать ему. Он начал снова принуждать каждую из них к нечестию своему и сначала обратился к старшей сестре Вере, говоря:
– Принести жертву великой богине Артемиде.
Но Вера отказалась. Тогда царь велел раздеть ее до нага и бить ее. Мучители, нанося ей удары без всякого милосердия, говорили:
– Пожри великой богине Артемиде.
Читайте также – Вера, Надежда, Любовь, София: любящих Христа не сломить
Но она молча терпела страдания, как будто били не по ее телу, а по чужому. Не достигнув никакого успеха, мучитель повелел отрезать ее девические сосцы. Но из ран вместо крови потекло молоко. Все смотревшие на мучение Веры дивились сему чуду и терпению мученицы. И, покачивая головами, втайне укоряли царя за его безумие и жестокость, говоря:
– Чем эта красивая девица согрешила, и за что так страдает? О, горе безумию царя и его зверской жестокости, бесчеловечно губящей не только старцев, но даже и малых детей.
После сего была принесена железная решетка и поставлена на сильном огне. Когда она раскалилась, как горячий угол. и от нее летели искры, то положили на нее святую девицу Веру. Два часа лежала она на сей решетке и, взывая ко господу своему, нимало не опалилась, что всех привело в изумление. Затем она была посажена в котел, стоящий на огне и наполненный кипящей смолою и маслом, но и в нем осталась невредимою, и сидя в нем, как бы в прохладной воде, воспевала Бога. Мучитель, не зная, что еще сделать с нею, чем бы он мог ее отвратить от веры Христовой, приговорил ее к усечению мечом.
Услыхав сей приговор, святая Вера исполнилась радости и сказала матери своей:
– Помолись за меня, мать моя, чтобы мне окончить шествие мое, дойти до желанного конца, увидеть возлюбленного Господа и Спасителя моего и насладиться лицезрением Его Божества.
А сестрам сказала:
– Помните, любезные мои сестры, Кому мы дали обет, Кому уневестились; вы знаете, что мы запечатлены святым крестом Господа нашего и вечно должны служить Ему; посему претерпим до конца. Одна и та же мать родила нас, одна воспитала и научила нас, посему и мы должны принять одинаковую кончину; как единоутробные сестры, мы должны иметь одну волю. Пусть буду я для вас примером, дабы и вы шли об за мною к призывающему нас Жениху нашему.
После сего она поцеловала свою мать, потом, обнявши сестер, также целовала их и пошла под меч. Мать же нисколько не скорбела о дочери своей, ибо любовь к Богу победила в ней сердечную печаль и материнскую жалость к детям. она о том только сокрушалась и заботилась, как бы какая-либо из ее дочерей не устрашилась мук и не отступила бы от Господа своего.
И сказала она Вере:
– Я тебя родила, дочь моя, и из-за тебя претерпела болезни. Но ты воздаешь мне за сие благом, умирая за имя Христово и проливая за Него ту самую кровь, которую приняла в моей утробе. Иди к Нему, возлюбленная моя, и обагренная своею кровию, как бы облеченная в багряницу, предстань прекрасною пред очами Жениха твоего, помяни пред ним убогую мать твою и помолись Ему о своих сестрах, чтобы и тех укрепил Он в том же терпении, какое проявляешь ты.
После сего св. Вера усечена была в честную главу и отошла к Главе своей Христу Богу. Мать же, обняв многострадальное тело ее и целуя его, радовалась и славила Христа бога, принявшего дочь ее Веру в небесный Свой чертог.
Тогда нечестивый царь поставил пред собой другую сестру Надежду и сказал ей:
– Любезное дитя! Прими мой совет: я говорю это, любя темя так же, как отец, – поклонись великой Артемиде, чтобы не погибнуть и тебе, как погибла твоя старшая сестра. Ты видела ее страшные муки, видела ее тяжкую смерть, неужели и ты захочешь так же страдать. Поверь мне, дитя мое, что я жалею твою молодость; если бы ты послушала моего приказания, я объявил бы тебя своею дочерью.
Святая Надежда отвечала:
– Царь! Разве я не сестра той, которую ты умертвил? Разве я не от одной с нею матери родилась? Не тем же и молоком я вскормлена и не то же ли получила я крещение, как и святая сестра моя? Я росла вместе с нею и от одних и тех же книг и от одного наставления матери научилась познавать Бога и Господа нашего Иисуса Христа, веровать в Него и Ему одному поклоняться. Не думай, царь, чтобы я поступала и думала иначе, и желала не того же, чего и сестра моя Вера; нет, я хочу идти по ее следам. Не медли и не старайся разубеждать меня многими словами, но лучше приступи к самому делу и ты увидишь мое единомыслие с сестрою.

Услыхав такой ответ, царь предал ее на мучение.
Читайте также – Вера, Надежда, Любовь — храм с высоты детского роста (ФОТО)
Раздев ее до нага, как и Веру, слуги царские долго били ее без всякой жалости, – до тех пор пока не устали. Но она молчала, как бы совсем не чувствуя никакой боли, и только смотрела на мать свою блаженную Софию, которая стояла тут, мужественно взирая на страдания своей дочери и моля Бога о том, чтобы Он даровал ей крепкое терпение.
По повелению беззаконного царя св. Надежда брошена была в огонь и, оставшись невредимою подобно трем отрокам, прославляла Бога. После сего она было повешена и ее строгали железными когтями: тело ее падало кусками и кровь лилась потоком, но от ран исходило чудное благоухание, а на лице ее, светлом и сияющем благодатью Св. Духа, была улыбка. Св. Надежда стыдила еще мучителя в том, что он не в силах победить терпение такой малолетней отроковицы.
– Христос моя помощь, – говорила она, – и я не только не боясь муки, но желаю ее как сладости райской: так приятны для меня страдания за Христа. Тебя же, мучитель, ожидает мука в геенне огненной вместе с бесами, коих ты почитаешь за богов.
Такая речь еще больше раздражила мучителя, и он приказал наполнить котел смолою и маслом, – поджечь его и бросить в него святую. Но когда хотели бросить святую в кипящий котел, он немедленно как воск растопился, а смола и масло разлились и опалили всех окружающих. Так чудодейственная сила Божия не оставляла св. Надежду.
Гордый мучитель, видя всё сие, не хотел познать истинного Бога, ибо сердце его было омрачено прелестью бесовскою и пагубным заблуждением. Но, осмеянный малою отроковицею, он испытывал великий стыд. Не желая долее переносить такой позор, он осудил, наконец, святую на усечение мечом. Отроковица, услыхав о приближении своей кончины, с радостью подошла к матери и сказала:
– Мать моя! да будет с тобою мир, будь здрава и поминай дочь свою.
Мать же, обняв, целовала ее, говоря:
– Дочь моя Надежда! Благословенна ты от Господа Бога Вышнего за то, что на Него надеешься и ради Него не жалеешь пролить свою кровь; иди к сестре твоей Вере и вместе с нею предстань к твоему Возлюбленному.
Надежда целовалась также с сестрою своею Любовью, смотревшею на ее мучения, и сказала ей:
– Не оставайся здесь и ты, сестра, предстанем вместе пред Святою Троицею.
Сказав сие, она подошла к бездыханному телу сестры своей Веры и, с любовию обняв его, по свойственной природе человеческой жалости, хотела плакать, но по любви ко Христу переменила слезы на радость. После сего, преклонив свою главу, св. Надежда была усечена мечом.
Взяв тело ее, мать прославляла Бога, радуясь мужеству дочерей своих, и побуждала к таковому же терпению своими сладкими словами и мудрыми увещаниями и младшую свою дочь.
Мучитель же призвал третью отроковицу Любовь и старался ласками склонить ее, как и первых двух сестер к тому, чтобы она отступила от Распятого и поклонилась Артемиде. Но напрасны были старания обольстителя. Ибо кому же так твердо пострадать за Своего возлюбленного Господа, как не Любви, так как и в Писании сказано: “крепка, как смерть, любовь… Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее” (Песн.8:6-7).
Не угасили в сей отроковице огня любви к Богу многие воды мирских соблазнов, не потопили ее реки бед и страданий; ее великая любовь особенно ясно видна была из того, что она готова была положить душу свою за своего Возлюбленного, Господа Иисуса Христа, а ведь, нет большей любви, как положить душу свою за друзей (Иоан.15:13).
Мучитель, видя, что ничего нельзя сделать ласками, решил предать на страдания и Любовь, думая разными мучениями отвлечь ее от любви ко Христу, но она отвечала, по Апостолу:
– Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Рим.8:15).
Мучитель приказал, растянув ее по колесу, бить палкой. А растянута она была так, что члены тела ее отделялись от составов своих и она, будучи ударяема палкою, покрылась как багряницею кровию, которою напоялась и земля, как бы от дождя.
Потом была разожжена печь. Указывая на нее, мучитель говорил святой:
– Девица! скажи хоть только, что велика – богиня Артемида, и я отпущу тебя, а если не скажешь сего, то сейчас же сгоришь в этой разожженной печи.
Но святая отвечала:
– Велик Бог мой Иисус Христос, Артемида же и ты с нею погибнете!
Мучитель, разгневанный такими словами, повелел предстоящим тотчас же ввергнуть ее в печь.
Но святая, не дожидаясь того, чтобы кто бросил ее в печь, сама поспешила войти в нее и, будучи невредимой, ходила по средине ее, как бы в прохладном месте, поя и благословляя Бога , и радовалась.
В то же время из печи вылетело пламя на неверных, окружающих печь, и некоторых пожгло в пепел, а иных опалило и, достигнув до царя, обожгло и его, так что он далеко бежал.
В печи той были видны и другие сияющие светом лица, которые ликовали вместе с мученицей. И превозносилось имя Христово, а нечестивые были посрамлены.
Когда погасла печь, мученица, прекрасная невеста Христова, вышла из нее здравою и веселою, как из чертога.
Тогда мучители, по повелению царя, провертели члены ее железными буравами, но Бог подкреплял святую Своею помощью и в этих муках, так что и от них она не умерла.
Кто бы мог претерпеть таковые мучения и не умер бы мгновенно?!
Однако возлюбленный Жених, Иисус Христос, подкреплял святую, чтобы как можно более посрамить нечестивых, а ей воздать большую награду, и чтобы крепкая сила Божия прославилась в немощном сосуде человеческом.
Разболевшийся от ожога мучитель повелел, наконец, усекнуть святую мечом.
Она же, услыхав о сем, радовалась и говорила:
– Господи Иисусе Христе, возлюбивший рабу Твою Любовь, – пою и благословляю многопетое имя Твое за то, что вчиняешь меня вместе с сестрами, сподобив и меня претерпеть за имя Твое то же, что и они претерпели.
Мать ее св. София, не переставая, молилась Богу о младшей дочери своей, чтобы Он даровал ей терпение до конца и говорила ей:
– Третья моя ветвь, чадо мое возлюбленное, подвизайся до конца. Ты идешь добрым путем и для тебя сплетен уже венец и отверзся уготованный чертог, Жених уже ожидает тебя, взирая с высоты на твой подвиг, чтобы, когда ты преклонишь под меч свою голову, взять твою чистую и непорочную душу в свои объятия и упокоить тебя с сестрами твоими. Помяните и меня, мать вашу, в царстве Жениха своего, чтобы он оказал милость и мне и не лишил меня участвовать и пребывать с вами в славе Его святой.
И тотчас св. Любовь была усечена мечом.
Мать, приняв ее тело, положила его в дорогой гроб вместе с телами святых Веры и Надежды и, украсив тела их как должно, поставила гроб на погребальную колесницу, отвезла их из города на некоторое расстояние и с честью похоронила дочерей на высоком холме, плача от радости. Находясь на могиле их три дня, она усердно молилась Богу и сама почила о Господе. Верующие погребли ее там же вместе с дочерьми. Таким образом и она не лишилась с ними участия в царстве небесном и мученического венчания, потому что если не телом, то сердцем своим и она страдала за Христа.
Так премудрая София и жизнь свою окончила премудро, принеся в Дар Святой Троице трех добродетельных дочерей своих Веру, Надежду и Любовь.

Вера, Надежда, Любовь и мать их София. Спасение чрез чадородие

О, святая и праведная София! Какая женщина спаслась чрез чадородие4 так, как ты, родившая таких детей, кои уневестились Спасителю и, пострадав за Него, ныне с Ним царствуют и прославляются? Поистине ты мать, достойная удивления и доброй памяти; так как, смотря на страшные, тяжкие муки и смерть возлюбленных своих чад, ты не только не скорбела, как свойственно матери, но, утешаемая благодатью Божиею, больше радовалась, сама научила и умоляла дочерей не жалеть временной жизни и без пощады пролить кровь свою за Христа Господа.
Наслаждаясь ныне зрением пресветлого Его лика вместе со святыми твоими дочерьми, пошли и нам премудрость, чтобы мы, сохранив добродетели веры, надежды и любви, сподобились предстать Пресвятой, Несозданной и Животворящей Троице и славить Ее во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 1:

Софии честныя священнейшыя ветви, Вера, и Надежда, и Любовь показавшеся, мудрость обуиша еллинскую5 благодатию: и пострадавше, и победоносицы явившеся, венцем нетленным от всех Владыки увязошася.

________________________________________________________________________
1 Апостол сравнивает мудрость земную, мирскую с мудрость, которая свыше, т.е. нисходящею от Бога и указывает свойства последней: она свободна от всякой греховности и страстности, миролюбива, любит мир сама и любит умиротворять всякую вражду; чтобы не нарушать мира, она сама кротко переносит всякие несправедливости; в ней отсутствует страсть к спорам и прениям и даже в других стремится она подавить эту страсть покорностью (послушлива), она полна милосердия и добрых дел.
2 Род Его кто изъяснит? – сказано в кн. прор. Исаии (53:8); т. е. происхождение или рождение Иисуса Христа (Его предвечное рождение от Бога Отца и временное – от Пресвятой Девы Марии) никто не в силах достойно изобразить. Эта великая тайна не вполне открыта даже ангелам (см. 1Пет.1:12).
3 См. Филип.2:10. Здесь разумеется имя Сына Божия, вследствие коего Христу должны поклоняться все роды существ, небесных и земных, и даже обитателей преисподней, злых духов.
4 Рождение детей в болезнях было наказанием для женщин за грехопадение Евы, но в этом же заключается и условие их спасения. Посему ап. Павел говорит: “спасется (жена) через чадородие” (1Тим.2:15), впрочем, “если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием“. Такова и была св. София.
5 Т.е. мудрость языческую обратили в безумие. Ср. Ис.33:18 и 1Кор.1:20; 3:16.
Читайте также:
Вера. Надежда. Любовь. София. Паломничество в Эшо
Вера, Надежда, Любовь, София и Христос

Читать — это круто!: Святая София и её дочери


Почитание святой Софьи на Руси восходит к началу распространения христианства по Русской земле. Новгородцы утверждали: «Где София — там Русь». Среди первых храмов, возведённых в Киеве и Новгороде, самые величественные названы её именем.
В «Повести временных лет» сказано: » В год 6545 (1037) заложил Ярослав город великий, у того же града Золотые ворота; заложил и церковь святой Софии…» В народе Софию нарекли мудрой, покровительницей христианской не только из-за её причастности к распространению богословия, но и как мать, воспитавшую трёх дочерей в христианском благочестии и высокой духовной стойкости.
Предание повествует, что ещё в девичестве приняв христианство, римлянка София назвала своих дочерей именами высших христианских добродетелей — Верой, Надеждой, Любовью.
Оставшись вдовой с тремя детьми, София прослыла страстной проповедницей учения Иисуса Христа. Её дочери сердечно восприняли от матери самые добрые и благодатные качества христианской нравственности, неутолимую жажду к духовному совершенствованию.
В 137 году Вере было 12 лет, Надежде — 10, а Любови — 9 лет. Императорские жрецы потребовали от Софии и её детей публичного отречения от Христа, но они решительно отказались: девочек жестоко истязали, пытали и Софию. Проявив невиданные мужество и стойкость, девочки погибли, а мать палачи пощадили, но через три дня сидения у свежей могилы дочерей, душа Софии соединилась с душами дочерей. Её тело погребли с ними в одной могиле.
Во все времена среди российских женщин большой популярностью пользовались имена Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.
30 сентября, в день памяти святой Софии и её дочерей-великомучениц принято чествовать всех, носящих эти имена материнской мудрости и женских добродетелей.
Юдин В. Дни величальные: Страницы народного христианского календаря. — Приволж. кн. изд-во. — 1992. — с. 237-239.
Вера, Надежда, Любовь и мать их София

Страдание святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии / Православие.Ru

     В царствование императора Адриана жила в Риме вдова, родом итальянка, по имени София, что в переводе значит премудрость. Она была христианка, и сообразно своему имени, жизнь свою вела благоразумно — по той премудрости, которую восхваляет Апостол Иаков, говоря: «мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов»[1] (Иак.3:17). Сия премудрая София, живя в честном супружестве, родила трех дочерей, коим нарекла имена, соответствующие трем христианским добродетелям: первую дочь назвала она Верою, вторую — Надеждою, а третью — Любовью. Да и что иное могло произойти от премудрости христианской, как не Богу угодные добродетели? Вскоре после рождения третьей дочери София лишилась супруга. Оставшись вдовой, она продолжала жить благочестиво, угождая Богу молитвою, постом и милостынею; дочерей же своих она воспитывала так, как может сделать это премудрая мать: она старалась их приучить проявлять и в жизни те христианские добродетели, имена коих они носили.
По мере того как дети росли, возрастали в них и добродетели. Они хорошо уже знали пророческие и апостольские книги, привыкли внимать поучениям наставников, прилежно занимались чтением, были усердны в молитве и в домашних трудах. Повинуясь святой и богомудрой матери своей, они преуспевали во всем и восходили от силы в силу. А так как они были чрезвычайно красивы и благоразумны, то на них вскоре все начали обращать внимание.
Слух об их премудрости и красоте распространился по всему Риму. Услыхал о них и начальник области Антиох и пожелал их видеть. Как только он увидел их, тотчас же убедился, что они — христианки; ибо они не желали скрывать своей веры во Христа, не сомневались в надежде на Него и не ослабевали в своей любви к Нему, но открыто пред всеми прославляли Христа Господа, гнушаясь богомерзкими идолами языческими.
О всём этом Антиох известил царя Адриана, и тот не замедлил сейчас же послать слуг своих с тем, чтобы они привели девиц к нему. Исполняя царское повеление, слуги отправились в дом Софии и когда пришли к ней, то увидали, что она занимается поучением дочерей своих. Слуги объявили ей, что царь зовет к себе ее вместе с дочерьми. Уразумев, с какою целью зовет их царь, они все обратились к Богу с такою молитвою:
— Всесильный Боже, сотвори с нами по Твоей святой воле; не оставь нас, но пошли нам Твою святую помощь, чтобы сердце наше не устрашилось гордого мучителя, чтобы не убоялись мы страшных его мучений, и не пришли в ужас от смерти; пусть ничто не отторгнет нас от Тебя, Бога нашего.
Сотворив молитву и поклонившись Господу Богу, все четверо — мать и дочери, взяв друг друга за руки подобно сплетенному венку, пошли к царю и, часто взирая на небо. с сердечным воздыханием и тайною молитвою вручали себя помощи Того, Кто повелел не бояться «убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф.10:28). Когда подошли они к царскому дворцу, то осенили себя крестным знамением, говоря:
— Помоги нам, Боже, Спаситель наш, прославления ради Твоего святого Имени.
Их ввели во дворец, и они предстали пред царем, который горделиво восседал на своем троне. Увидев царя, они воздали ему подобающую честь, но стояли пред ним без всякой боязни, без всякого изменения в лице, с мужеством в сердце и смотрели на всех веселым взором, как будто бы они призваны были на пир; с такою радостью явились они к царю на истязание за Господа своего.
Видя их благородные, светлые и бесстрашные лица, царь стал спрашивать, какого они рода, как их зовут и какова их вера. Будучи премудрою, мать отвечала так благоразумно, что все присутствующие, слушая ее ответы, дивились такому ее разуму. Упомянув кратко о своем происхождении и имени, София начала говорить о Христе, Коего происхождение разъяснить никто не может[2], но Имени Коего должен поклоняться всякий род[3]. Она открыто исповедала свою веру в Иисуса Христа, Сына Божия и, назвавши себя Его рабою, прославляла Его Имя.
— Я христианка, — говорила она, — вот то драгоценное имя, коим я могу похвалиться.
При этом она сказала, что и дочерей своих обручила она Христу, дабы нетленную свою чистоту они сохранили для нетленного Жениха — Сына Божия.
Тогда царь, увидав пред собою столь мудрую женщину, но не желая вступать с ней в продолжительную беседу и судить ее, отложил это дело до другого времени. Он послал Софию вместе с дочерьми к одной знатной женщине, по имени Палладии, поручив ей наблюдать за ними, а через три дня представить их к нему на суд.
Живя в доме Палладии и имея в своем распоряжении не мало времени для научения своих дочерей, София утверждала их в вере день и ночь, поучая вдохновенными от Бога словами.
— Дочери мои возлюбленные, — говорила она, — ныне время вашего подвига, ныне настал день уневещения вашего бессмертному Жениху, теперь-то вы сообразно именам вашим должны показать веру твердую, надежду несомненную, любовь нелицемерную и вечную. Настал час торжества вашего, когда мученическим венцом вы будете венчаться с прелюбезным Женихом своим и с великой радостью войдете в пресветлый Его чертог. Дочери мои, ради сей чести Христовой не жалейте юной вашей плоти; не жалейте красоты вашей и молодости, ради Краснейшего добротою более сыновей человеческих, и ради жизни вечной не скорбите о том, что лишитесь сей жизни временной. Ибо ваш небесный Возлюбленный, Иисус Христос, есть вечное здравие, несказанная красота и жизнь нескончаемая. И когда тела ваши ради Него будут замучены до смерти, Он облечет их в нетление и раны ваши сделает светлыми, как звезды на небе. Когда красота ваша будет чрез муки за Него отнята от вас, Он украсит вас небесною красотою, коей глаз человеческий никогда не видел. Когда же лишитесь вы временной жизни, положив души за Господа своего, то Он наградит вас жизнью бесконечною, в коей прославит вас во веки пред Отцом Своим небесным и пред Его святыми ангелами, и все небесные силы нарекут вас невестами и исповедницами Христовыми. Вас восхвалят все преподобные, о вас возвеселятся мудрые девы и примут вас в свое общение. Дочери мои дорогие! не давайте соблазнить себя прелестями вражьими: ибо, как я думаю, царь будет расточать вам ласки и сулить большие дары, предлагая вам славу, богатство и честь, всю красоту и сладость сего тленного и суетного мира; но вы не возжелайте ничего подобного, ибо всё сие, как дым исчезает, как пыль ветром разметается и как цвет и трава засыхает и обращается в землю. Не устрашайтесь, когда увидите лютые мучения, ибо, пострадав немного, вы победите врага и восторжествуете на веки. Верую в Бога моего Иисуса Христа, верую, что Он не оставит вас страждущих во имя Его, ибо Он Сам сказал: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис.49:15), неотступно Он пребудет с вами во всех ваших муках, взирая на ваши подвиги, укрепляя немощи ваши и уготовляя вам в награду венец нетленный. О, дочери мои прекрасные! вспомните мои болезни при рождении вашем, вспомните труды мои, в коих я вскормила вас, вспомните слова мои, какими я учила вас страху Божию, и утешьте мать вашу в ее старости вашим добрым и мужественным исповеданием веры во Христа. Для меня будет торжество и радость, и честь, и слава среди всех верующих, если удостоюсь я именоваться матерью мучениц, если я увижу ваше доблестное за Христа терпение, твердое исповедание Его Святого Имени и смерть за Него. Тогда душа моя возвеселится, и дух мой возрадуется, и старость моя подкрепится. Тогда и вы будете воистину моими дочерьми, если, послушав наставления своей матери, будете стоять за Господа своего до крови и умрете за Него с усердием.
Выслушав с умилением такое наставление своей матери, девицы испытывали сладость в сердце и радовались духом, ожидая времени мучения как брачного часа. Ибо будучи святыми ветвями от святого корня, они желали всею душою того, к чему наставляла их премудрая их мать София. Они принимали к сердцу все ее слова и приготовляли себя к подвигу мученичества, как будто собирались в светлый чертог, ограждая себя верою, укрепляясь надеждою, и возжигая в себе огонь любви ко Господу. Ободряя и утверждая друг друга, они обещали матери своей все ее душеполезные советы осуществить с помощью Христа на самом деле.
Когда настал третий день, они приведены были к беззаконному царю на суд. Думая, что они легко могут послушаться его соблазнительных слов, царь начал так говорить к ним:
— Дети! видя вашу красоту и щадя вашу молодость, я советую вам, как отец: поклонитесь богам, властителям вселенной; и если вы послушаете меня и исполните то, что вам приказано, то я назову вас своими детьми. Я призову начальников и правителей и всех моих советников и при них объявлю вас своими дочерьми, и вы от всех будете пользоваться похвалою и почетом. А если вы не послушаете и не исполните моего повеления, то причините себе великое зло, и старость матери своей огорчите, и сами погибнете в то время, когда бы могли более всего веселиться, живя беспечно и весело. Ибо предам я вас лютой смерти и, раздробив члены тела вашего, брошу их на съедение псам и будете вы попираемы всеми. Итак для вашего же собственного блага послушайте меня: ибо я люблю вас и не только не хочу губить красоты вашей и лишить вас сей жизни, но желал бы стать для вас отцом.
Но девы святые единогласно и единодушно отвечали ему:
— Отец наш — Бог, на небесах живущий. Он промышляет о нас и нашей жизни и милует наши души; мы хотим быть Им любимыми и желаем называться Его истинными детьми. Поклоняясь Ему и храня Его повеления и заповеди, на твоих богов плюем, а твоей угрозы не боимся, ибо мы того только и желаем, чтобы страдать и переносить горькие мучения ради сладчайшего Иисуса Христа, Бога нашего.
Услыхав от них такой ответ, царь спросил мать Софию, как зовут ее дочерей и сколько им лет.
Святая София отвечала:
— Имя первой моей дочери Вера, и ей двенадцать лет; вторая — Надежда — имеет десять лет, а третья — Любовь, коей всего девять лет.
Царь был весьма удивлен, что при таком юном возрасте они обладают мужеством и разумом и могут так отвечать ему. Он начал снова принуждать каждую из них к нечестию своему и сначала обратился к старшей сестре Вере, говоря:
— Принести жертву великой богине Артемиде.
Но Вера отказалась. Тогда царь велел раздеть ее до нага и бить ее. Мучители, нанося ей удары без всякого милосердия, говорили:
— Пожри великой богине Артемиде.
Но она молча терпела страдания, как будто били не по ее телу, а по чужому. Не достигнув никакого успеха, мучитель повелел отрезать ее девические сосцы. Но из ран вместо крови потекло молоко. Все смотревшие на мучение Веры дивились сему чуду и терпению мученицы. И, покачивая головами, втайне укоряли царя за его безумие и жестокость, говоря:
— Чем эта красивая девица согрешила, и за что так страдает? О, горе безумию царя и его зверской жестокости, бесчеловечно губящей не только старцев, но даже и малых детей.
После сего была принесена железная решетка и поставлена на сильном огне. Когда она раскалилась, как горячий уголь, и от нее летели искры, то положили на нее святую девицу Веру. Два часа лежала она на сей решетке и, взывая ко Господу своему, нимало не опалилась, что всех привело в изумление. Затем она была посажена в котел, стоящий на огне и наполненный кипящей смолою и маслом, но и в нем осталась невредимою, и сидя в нем, как бы в прохладной воде, воспевала Бога. Мучитель, не зная, что еще сделать с нею, чем бы он мог ее отвратить от веры Христовой, приговорил ее к усечению мечом.
Услыхав сей приговор, святая Вера исполнилась радости и сказала матери своей:
— Помолись за меня, мать моя, чтобы мне окончить шествие мое, дойти до желанного конца, увидеть возлюбленного Господа и Спасителя моего и насладиться лицезрением Его Божества.
А сестрам сказала:
— Помните, любезные мои сестры, Кому мы дали обет, Кому уневестились; вы знаете, что мы запечатлены святым крестом Господа нашего и вечно должны служить Ему; посему претерпим до конца. Одна и та же мать родила нас, одна воспитала и научила нас, посему и мы должны принять одинаковую кончину; как единоутробные сестры, мы должны иметь одну волю. Пусть буду я для вас примером, дабы и вы шли обе за мною к призывающему нас Жениху нашему.
После сего она поцеловала свою мать, потом, обнявши сестер, также целовала их и пошла под меч. Мать же нисколько не скорбела о дочери своей, ибо любовь к Богу победила в ней сердечную печаль и материнскую жалость к детям. Она о том только сокрушалась и заботилась, как бы какая-либо из ее дочерей не устрашилась мук и не отступила бы от Господа своего.
И сказала она Вере:
— Я тебя родила, дочь моя, и из-за тебя претерпела болезни. Но ты воздаешь мне за сие благом, умирая за имя Христово и проливая за Него ту самую кровь, которую приняла в моей утробе. Иди к Нему, возлюбленная моя, и обагренная своею кровию, как бы облеченная в багряницу, предстань прекрасною пред очами Жениха твоего, помяни пред ним убогую мать твою и помолись Ему о своих сестрах, чтобы и тех укрепил Он в том же терпении, какое проявляешь ты.
После сего св. Вера усечена была в честную главу и отошла к Главе своей Христу Богу. Мать же, обняв многострадальное тело ее и целуя его, радовалась и славила Христа Бога, принявшего дочь ее Веру в небесный Свой чертог.
Тогда нечестивый царь поставил пред собой другую сестру Надежду и сказал ей:
— Любезное дитя! Прими мой совет: я говорю это, любя тебя так же, как отец, — поклонись великой Артемиде, чтобы не погибнуть и тебе, как погибла твоя старшая сестра. Ты видела ее страшные муки, видела ее тяжкую смерть, неужели и ты захочешь так же страдать. Поверь мне, дитя мое, что я жалею твою молодость; если бы ты послушала моего приказания, я объявил бы тебя своею дочерью.
Святая Надежда отвечала:
— Царь! Разве я не сестра той, которую ты умертвил? Разве я не от одной с нею матери родилась? Не тем же ли молоком я вскормлена и не то же ли получила я крещение, как и святая сестра моя? Я росла вместе с нею и от одних и тех же книг и от одного наставления матери научилась познавать Бога и Господа нашего Иисуса Христа, веровать в Него и Ему одному поклоняться. Не думай, царь, чтобы я поступала и думала иначе, и желала не того же, чего и сестра моя Вера; нет, я хочу идти по ее следам. Не медли и не старайся разубеждать меня многими словами, но лучше приступи к самому делу и ты увидишь мое единомыслие с сестрою.
Услыхав такой ответ, царь предал ее на мучение.
Раздев ее до нага, как и Веру, слуги царские долго били ее без всякой жалости, — до тех пор пока не устали. Но она молчала, как бы совсем не чувствуя никакой боли, и только смотрела на мать свою блаженную Софию, которая стояла тут, мужественно взирая на страдания своей дочери и моля Бога о том, чтобы Он даровал ей крепкое терпение.
По повелению беззаконного царя св. Надежда брошена была в огонь и, оставшись невредимою подобно трем отрокам, прославляла Бога. После сего она было повешена и ее строгали железными когтями: тело ее падало кусками и кровь лилась потоком, но от ран исходило чудное благоухание, а на лице ее, светлом и сияющем благодатью Св. Духа, была улыбка. Св. Надежда стыдила еще мучителя в том, что он не в силах победить терпение такой малолетней отроковицы.
— Христос моя помощь, — говорила она, — и я не только не боюсь муки, но желаю ее как сладости райской: так приятны для меня страдания за Христа. Тебя же, мучитель, ожидает мука в геенне огненной вместе с бесами, коих ты почитаешь за богов.
Такая речь еще больше раздражила мучителя, и он приказал наполнить котел смолою и маслом, — поджечь его и бросить в него святую. Но когда хотели бросить святую в кипящий котел, он немедленно как воск растопился, а смола и масло разлились и опалили всех окружающих. Так чудодейственная сила Божия не оставляла св. Надежду.
Гордый мучитель, видя всё сие, не хотел познать истинного Бога, ибо сердце его было омрачено прелестью бесовскою и пагубным заблуждением. Но, осмеянный малою отроковицею, он испытывал великий стыд. Не желая долее переносить такой позор, он осудил, наконец, святую на усечение мечом. Отроковица, услыхав о приближении своей кончины, с радостью подошла к матери и сказала:
— Мать моя! да будет с тобою мир, будь здрава и поминай дочь свою.
Мать же, обняв, целовала ее, говоря:
— Дочь моя Надежда! Благословенна ты от Господа Бога Вышнего за то, что на Него надеешься и ради Него не жалеешь пролить свою кровь; иди к сестре твоей Вере и вместе с нею предстань к твоему Возлюбленному.
Надежда целовалась также с сестрою своею Любовью, смотревшею на ее мучения, и сказала ей:
— Не оставайся здесь и ты, сестра, предстанем вместе пред Святою Троицею.
Сказав сие, она подошла к бездыханному телу сестры своей Веры и, с любовию обняв его, по свойственной природе человеческой жалости, хотела плакать, но по любви ко Христу переменила слезы на радость. После сего, преклонив свою главу, св. Надежда была усечена мечом.
Взяв тело ее, мать прославляла Бога, радуясь мужеству дочерей своих, и побуждала к таковому же терпению своими сладкими словами и мудрыми увещаниями и младшую свою дочь.
Мучитель же призвал третью отроковицу Любовь и старался ласками склонить ее, как и первых двух сестер к тому, чтобы она отступила от Распятого и поклонилась Артемиде. Но напрасны были старания обольстителя. Ибо кому же так твердо пострадать за Своего возлюбленного Господа, как не Любви, так как и в Писании сказано: «крепка, как смерть, любовь… Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее» (Песн.8:6-7).
Не угасили в сей отроковице огня любви к Богу многие воды мирских соблазнов, не потопили ее реки бед и страданий; ее великая любовь особенно ясно видна была из того, что она готова была положить душу свою за своего Возлюбленного, Господа Иисуса Христа, а ведь, нет большей любви, как положить душу свою за друзей (Иоан.15:13).
Мучитель, видя, что ничего нельзя сделать ласками, решил предать на страдания и Любовь, думая разными мучениями отвлечь ее от любви ко Христу, но она отвечала, по Апостолу:
— Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Рим.8:15).
Мучитель приказал, растянув ее по колесу, бить палкой. А растянута она была так, что члены тела ее отделялись от составов своих и она, будучи ударяема палкою, покрылась как багряницею кровию, которою напоялась и земля, как бы от дождя.
Потом была разожжена печь. Указывая на нее, мучитель говорил святой:
— Девица! скажи хоть только, что велика богиня Артемида, и я отпущу тебя, а если не скажешь сего, то сейчас же сгоришь в этой разожженной печи.
Но святая отвечала:
— Велик Бог мой Иисус Христос, Артемида же и ты с нею погибнете!
Мучитель, разгневанный такими словами, повелел предстоящим тотчас же ввергнуть ее в печь.
Но святая, не дожидаясь того, чтобы кто бросил ее в печь, сама поспешила войти в нее и, будучи невредимой, ходила по средине ее, как бы в прохладном месте, поя и благословляя Бога, и радовалась.
В то же время из печи вылетело пламя на неверных, окружающих печь, и некоторых пожгло в пепел, а иных опалило и, достигнув до царя, обожгло и его, так что он далеко бежал.
В печи той были видны и другие сияющие светом лица, которые ликовали вместе с мученицей. И превозносилось имя Христово, а нечестивые были посрамлены.
Когда погасла печь, мученица, прекрасная невеста Христова, вышла из нее здравою и веселою, как из чертога.
Тогда мучители, по повелению царя, провертели члены ее железными буравами, но Бог подкреплял святую Своею помощью и в этих муках, так что и от них она не умерла.
Кто бы мог претерпеть таковые мучения и не умер бы мгновенно?!
Однако возлюбленный Жених, Иисус Христос, подкреплял святую, чтобы как можно более посрамить нечестивых, а ей воздать большую награду, и чтобы крепкая сила Божия прославилась в немощном сосуде человеческом.
Разболевшийся от ожога мучитель повелел, наконец, усекнуть святую мечом.
Она же, услыхав о сем, радовалась и говорила:
— Господи Иисусе Христе, возлюбивший рабу Твою Любовь, — пою и благословляю многопетое имя Твое за то, что вчиняешь меня вместе с сестрами, сподобив и меня претерпеть за имя Твое то же, что и они претерпели.
Мать ее св. София, не переставая, молилась Богу о младшей дочери своей, чтобы Он даровал ей терпение до конца и говорила ей:
— Третья моя ветвь, чадо мое возлюбленное, подвизайся до конца. Ты идешь добрым путем и для тебя сплетен уже венец и отверзся уготованный чертог, Жених уже ожидает тебя, взирая с высоты на твой подвиг, чтобы, когда ты преклонишь под меч свою голову, взять твою чистую и непорочную душу в свои объятия и упокоить тебя с сестрами твоими. Помяните и меня, мать вашу, в царстве Жениха своего, чтобы он оказал милость и мне и не лишил меня участвовать и пребывать с вами в славе Его святой.
И тотчас св. Любовь была усечена мечом.
Мать, приняв ее тело, положила его в дорогой гроб вместе с телами святых Веры и Надежды и, украсив тела их как должно, поставила гроб на погребальную колесницу, отвезла их из города на некоторое расстояние и с честью похоронила дочерей на высоком холме, плача от радости. Находясь на могиле их три дня, она усердно молилась Богу и сама почила о Господе. Верующие погребли ее там же вместе с дочерьми. Таким образом и она не лишилась с ними участия в Царстве небесном и мученического венчания, потому что если не телом, то сердцем своим и она страдала за Христа.
Так премудрая София и жизнь свою окончила премудро, принеся в Дар Святой Троице трех добродетельных дочерей своих Веру, Надежду и Любовь.
О, святая и праведная София! Какая женщина спаслась чрез чадородие[4] так, как ты, родившая таких детей, кои уневестились Спасителю и, пострадав за Него, ныне с Ним царствуют и прославляются? Поистине ты мать, достойная удивления и доброй памяти; так как, смотря на страшные, тяжкие муки и смерть возлюбленных своих чад, ты не только не скорбела, как свойственно матери, но, утешаемая благодатью Божиею, больше радовалась, сама научила и умоляла дочерей не жалеть временной жизни и без пощады пролить кровь свою за Христа Господа.
Наслаждаясь ныне зрением пресветлого Его лика вместе со святыми твоими дочерьми, пошли и нам премудрость, чтобы мы, сохранив добродетели веры, надежды и любви, сподобились предстать Пресвятой, Несозданной и Животворящей Троице и славить Ее во веки веков. Аминь.
Кондак, глас 1:
Софии честныя священнейшыя ветви, Вера, и Надежда, и Любовь показавшеся, мудрость обуиша еллинскую[5] благодатию: и пострадавше, и победоносицы явившеся, венцем нетленным от всех Владыки увязошася.

Житие мучениц Веры, Надежды, Любови. История жизни святых Вера, Надежда

София – итальянка, жившая в Риме во II столетии, известна, как женщина не только мудрая, но и как искренне верующая христианка, ведущая праведный, богоугодный образ жизни. Будучи в браке, она родила трех дочерей, которые были названы в честь главных добродетелей человеческих – Вера, Надежда, Любовь. Всю свою жизнь София молилась, изучала Слово Божье, и учила этому своих детей. Немногим позже после появления на свет самой младшей дочери, женщина овдовела, но продолжала вести праведную жизнь в молитвах и изучении Слова Божьего. Дети ее воспитывались в любви к Господу, молитвах, соблюдая посты и Заповеди Божьи, изучая христианскую литературу, проявляя добродетель.
О семье праведниц стало известно всем вокруг, и слух о них дошел до Антиоха. Встретившись с ними, он узнал, что они проповедуют христианскую веру, не скрывая этого, и презирая язычество. О Софии и ее дочерях Антиох рассказал Адриану – правителю Рима, который тотчас послал за ними своих слуг. Увидев их, женщина поняла, что ожидает ее и ее дочерей. Всей семьей они стали молиться, прося Господа, чтобы не дал им убояться пред лицом смерти, и отречься от веры своей. Произнеся молитву, София, Вера, Надежда и Любовь взялись за руки и отправились к монарху, часто обращая взоры на небо, умоляя, чтобы Бог не оставил их.
На вопрос правителя о том, как ее зовут, София ответила, что ее имя – Христианка, чем разгневала монарха, но произвела на него впечатление женщины мудрой и непоколебимой. Он велел слугам отправить ее вместе с дочерьми к женщине, которую звали Палладия. Ей велено было наблюдать за семьей в течение трех дней. Когда этот срок истек, Софию и детей ее снова привели к Адриану.

Жизнь святой Софии и ее дочерей (Вера, Надежда, Любовь)

Находясь в доме Палладии, София неустанно днем и ночью давала назидания дочерям, чтобы они не устрашились мук телесных, которые им придется принять от палачей императора. Она учила их, что молитва поможет не замечать боль, если на устах их будет молитва, а в сердце – любовь к Господу, и что после мученической смерти ждет их встреча с Иисусом Христом. Наставляла Веру, Надежду и Любовь мать и о том, что император будет обещать им мирские блага в обмен на их отказ от веры христианской и признание идолов языческих, но делать этого, ни в коем случае, нельзя.
Когда спустя три дня София и ее дочери вновь предстали перед Адрианом, он стал требовать от них признания языческих богов, а когда они отказались, он приказал мучить сначала старшую дочь Софии Веру, затем среднюю дочь Надежду, а за ней – младшую дочь Любовь. Переживая испытания, назначенные им жестоким императором, девы не переставали молиться и петь хвалебные песни Господу, не чувствуя боли телесной. Гневаясь и раздражаясь, Адриан приказывал умерщвлять мечом одну сестру за другой, а они лишь благодарили Бога за то, что не отрекся от них и дал сил выдержать муки. София, подавив в себе чувство сострадания к дочерям, молилась и радовалась, что дети ее не убоялись, и не отказались от веры Христу. Единственное, чего она боялась – проявления малодушия со стороны своих детей, и этого не произошло.
Император не велел умерщвлять Софию, что было частью его жестокого наказания за неповиновение. По его замыслу, она должна была получить страдания, не только видя мучения своих дочерей, но и хороня их. Забрав тела Веры, Надежды и Любови, София отвезла их далеко за город, и там похоронила. Из глаз ее текли слезы, но не горестные, а радостные – она знала, что ее дети уже встретились с Христом. Три дня женщина молилась на могилах детей своих, там скончалась, и была похоронена на этом же месте. Таковым было Господне утешение святой и мудрой женщине.
Вера приняла смерть в возрасте 12 лет, Надежда – в возрасте 10 лет, Любовь – в 9 лет.
Святые мученицы своим примером показали, что вера помогает справиться с любыми испытаниями, и сила ее намного более велика, чем силы и испытания телесные. Для всех матерей София стала образцом мудрости, стремления воспитать детей в вере, послушании, чести. Дочери ее стали образцом проявления главных добродетелей человеческой души.
Мощи святых дев и их матери с 777 года время находятся на острове Эшо, в аббатстве, которое названо в честь Святой Софии, где всегда много паломников, чтящих их память и подвиг.
Остальные статьи про День Веры, Надежды, Любови и матери их Софии читай ЗДЕСЬ. А про все православные праздники вся информация ТУТ.

День памяти: 17 сентября

Мученицы Вера, Надежда, Любовь и матерь их София
Святые мученицы Вера, Надежда и Любовь родились в Италии. Их мать, святая София, была благочестивой вдовой-христианкой. Назвав своих дочерей именами трех христианских добродетелей, София воспитывала их в любви ко Господу Иисусу Христу.
Святая София и дочери ее не скрывали своей веры во Христа и открыто исповедовали ее перед всеми. Наместник Антиох донес об этом императору Адриану (117 — 138), и тот велел привести их в Рим. Понимая, зачем их ведут к императору, святые девы горячо молились Господу Иисусу Христу, прося, чтобы Он послал им силы не устрашиться предстоящих мук и смерти. Когда же святые девы с матерью предстали перед императором, все присутствовавшие изумились их спокойствию: казалось, что они были званы на светлое торжество, а не на истязания. Призывая по очереди сестер, Адриан убеждал их принести жертву богине Артемиде. Юные девы (Вере было 12, Надежде — 10 и Любови — 9 лет) оставались непреклонны. Тогда император приказал жестоко истязать их: святых девиц жгли на железной решетке, бросали в раскаленную печь и в котел с кипящей смолой, но Господь Своей Невидимой Силой хранил их. Младшую, Любовь, привязали к колесу и били палками, пока тело ее не превратилось в сплошную кровавую рану. Перенося невиданные муки, святые девы прославляли своего Небесного Жениха и оставались непоколебимыми в вере. Святую Софию подвергли иной, тяжелейшей, пытке: мать была вынуждена смотреть на страдания своих дочерей. Но она проявила необыкновенное мужество и все время убеждала девиц вытерпеть мучения во Имя Небесного Жениха. Все три девицы с радостью встречали свою мученическую кончину. Они были обезглавлены.
Чтобы продлить душевные страдания святой Софии, император разрешил ей взять тела дочерей. София положила останки их в ковчег и отвезла с почестями на колеснице за город и похоронила на высоком месте. Три дня святая София, не отходя, сидела у могилы дочерей и, наконец, предала там свою душу Господу. Верующие погребли тело ее на том же месте. Мощи святых мучениц с 777 года покоятся в Эльзасе, в церкви Эшо.

С праздником Веры, Надежды, Любви и Матери их Софьи!: kazanocheka

По сложившейся церковной традиции 30 сентября (17 сентября по старому стилю) — День Мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.
В народной традиции этот день имеет свое название — Вселенские бабьи именины; Всесветский бабий праздник; Девичий праздник.
В древней, но уже крещеной Руси, в этот день никто не работал, и три дня было принято поздравлять всех женщин. А им, т.е. нам, девушкам, в этот день полагалось громко всплакнуть, чтобы дальнейшая жизнь сложилась благополучно.
По окончании бабьего плача молодые юноши и девушки устраивали «деревенские святцы», где высматривали себе милых сердцу вторых половинок.
Замужние женщины покупали три свечи. Две из них ставили в храме перед иконой Христа. Последнюю с наступлением полуночи вставляли в каравай и читали 40 раз без остановки слова о спокойствии и благополучии в семье. Утром этим караваем женщины кормили свою семью.
Таковы были традиции, именно так отмечали День святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, ведь эти женские имена означают три христианских добродетели веру, надежду, любовь

Ве?ра — женское русское личное имя старославянского происхождения; является калькой с др.-греч. ?????? (Пистис), имени раннехристианской святой. В древнегреческой мифологии др.-греч. ??????? («Пистиос», верный) — один из эпитетов Зевса
Наде?жда — женское русское личное имя старославянского происхождения; является калькой с др.-греч. ????? (Элпис), имени раннехристианской святой.
Наиболее известная краткая форма имени — Надя. Именно в такой форме имя было заимствовано из русского во многие европейские языки
Любо?вь — женское русское личное имя старославянского происхождения; является калькой с др.-греч. ????? (Агапе), имени раннехристианской святой.
В эпоху хождения на Руси нецерковных имён-прозвищ часто встречались имена, образованные от корня -люб- (также, как и имя Любовь). Таковы мужские имена Любим, Любко, Нелюб и женское Любава, самостоятельное нецерковное личное имя, которое в наше время стало восприниматься как производное от имени Любовь
В прошлом Вера, Надежда и Любовь (лат. Fides, Spes et Caritas) входили в число святых, почитаемых Римско-католической церковью. Соответственно, в западноевропейских языках существуют семантические аналоги имени Надежда, например: английское Хоуп (Hope), испанское Эсперанса (Esperanza), итальянское Сперанца (Speranza)
В IX веке при переводе богослужебных книг на церковнославянский язык имена сестёр были переведены, что представляет собой исключительный случай (собственно, именно при переводе нарицательное слово «вера» стало личным именем). Подавляющее большинство имён святых сохраняли своё оригинальное звучание, в большей или меньшей степени адаптируясь к особенностям славянских языков.
В более поздних переводах, осуществлявшихся в Древней Руси, калькировалось также имя матери мучениц — Премудрость, но традиция, аналогичная именам её дочерей, в отношении этого имени не сложилась. Итак Премудростей среди нас нет, имя сохранилось в греческом варианте — Софья

Легенда о св. Софии и её дочерях получила широкое распространение в эпоху раннего Средневековья, однако первые свидетельства поклонения святым относятся только к VII веку, а ранние жития датируются VII—VIII веками. Противоречия в разных вариантах житий и тот факт, что имена святых отсутствуют в ранних мартирологах, позволили позднейшим исследователям усомниться в реальности персоналий. Предполагается, что Вера, Надежда, Любовь и София не были историческими личностями, а являлись аллегорическими персонификациями христианских добродетелей
Вера, Надежда, Любовь — три сестры, которые приняли мученическую смерть ради прославления веры во Христа. При этом стоит обязательно упомянуть их мать Софию. Легенда гласит:
В годы правления императора Адриана (II век, 137-й год) в Риме проживала вдова София с тремя дочерями: Верой (12 лет), Надеждой (10 лет) и Любовью (9 лет). Это было время христианских гонений, и слухи о верующей семье дошли до правителя. По повелению Адриана София с детьми предстала перед ним и вместе с дочерями рассказала ему о своей вере в Бога.
Ярость и злость напали на Андриана от услышанных речей, и он отдал детей на растерзание своим палачам. Девочек поочередно истязали, бичевали, варили в котлах, отрубали головы.
Но самая страшная пытка досталась их матери Софье, т.к.нет ничего мучительнее для материнского сердца, чем наблюдать страдания своих детей.
Чтобы мучения Софии продлились, император Андриан разрешил ей забрать истерзанные тела своих дочек. Этого материнское сердце уже никак не смогло выдержать, и тогда Господь послал ей быструю кончину. Она умерла на могиле своих детей.
Верующие христиане погребли тело Софии рядом с ее детьми.

История существования всех трёх имён в русском языке во многом сходна.
В русской именной традиции имена Вера, Надежда и Любовь не использовались в течение весьма продолжительного времени — вплоть до начала XVIII века; т.к. они выбивались из сложившейся церковной системы имён.
Но после восшествия на престол императрицы Елизаветы Петровны (1742), происшедшего под знаком борьбы с засильем иностранцев в России, имена, единственные во всём списке звучавшие явно по-русски, оказались востребованными, и прежде всего в дворянских семьях.Т.е. имя Вера, обозначающее прежде всего святую веру в бога, было преимущественно дворянским, уместным у образованных классов.
Далее прекрасные представительницы сих славных имен
ВЕРА
Верой звали сестру тайного мужа Елизаветы Петровны, А. Г. Разумовского, в честь которой была наречена и племянница, Вера Апраксина.

Графиня Вера Николаевна Завадовская (Апраксина) (1768 — 1845).
Художник В.Л.Боровиковский, 1790-е
Она и фрейлина, и кавалерственная дама ордена Св. Екатерины меньшего креста, одна из первых красавиц своего времени; жена фаворита Екатерины II и первого министра просвещения России графа П. В. Завадовского; возлюбленная русского поэта С. Н. Марина
Увидев веры совершенство,
Я презрел света суету.
Где веры нет, там нет блаженства,
Без ней смерть жизни предпочту…
(С. Н. Марин)
Вера Саввишна Самарина (Мамонтова), дочь Саввы Мамонтова,
модель для многих известнейших картин, а не только для «Девочки с персиками» Серова

Считается, что ее внешние черты Врубель придал «Снегурочке», «Египтянке», Тамаре на иллюстрациях к «Демону».


Даже Аленушка имеет «сияние глаз Веруши Мамонтовой», по признанию автора картины, художника Виктора Михайловича Васнецова.
Судьба самой модели меж тем не была усыпанной розами, умерла она достаточно молодой в 32 года, оставив любимого мужа и трех малолетних детей, которые потом сгинули в сибирской ссылке.
НАДЕЖДА

Надежда Осиповна Пушкина (урождённая Ганнибал, 21 июня [2 июля] 1775 — 17 [29] марта 1836) — дочь Осипа Абрамовича Ганнибала и Марии Алексеевны Пушкиной, мать А. С. Пушкина.
Отношения между Пушкиным и его матерью всегда были прохладными. С детских лет Надежда Осиповна была строга с детьми, любимцем старших Пушкиных был сын Лев. Тем не менее и мать, и отец гордились талантом старшего сына.
Во время последней болезни матери Пушкин сблизился с ней, а после её смерти тяжело переживал утрату. Пушкин единственный из всей семьи сопровождал тело матери для погребения в Святогорский монастырь. Тогда же он купил участок земли рядом с её могилой для себя.
ЛЮБОВЬ
Любовь всегда прекрасна, хотя в старое время под этим именем подразумевали любовь к Богу, а не любовь земную. Много известных актрис и ярких личностей носило это имя. Хочется напомнить о забытой потомками:

Русская поэтесса начала XX века Любовь Столица (Ершова) родилась в купеческой семье, что во многом определило тематику ее творчества — фольклор, обрядность, церковность, многовековая история Москвы. Еще до революции вышли три сборника ее стихов и роман в стихах «Елена Деева», выдержавший четыре издания. В начале Гражданской войны Столица эмигрировала в Болгарию, где продолжала работать много и плодотворно. Может быть она и не так много сделала для русской литературы, но отличалась чуткостью и обольстительной внешностью , впрочем как и все носительницы имени Любовь
СОФЬЯ

«Неизвестная» — картина русского художника Ивана Крамского (1837—1887)
Софья Юнкер-Крамская, дочь Ивана Крамского (1867-1933).
Если имя самого Крамского известно всем, то о его любимой дочери Софье наслышаны очень немногие, а она ведь переняла по-наследству талант своего отца.
Удивительно, как удалось прекрасную художницу, не просто известную, а знаменитую, сделать никому не ведомым человеком! Вот настоящая Незнакомка — Софья Юнкер-Крамская, дочь Ивана Крамского и любимая его модель с самого её детства.
Так прекрасно начавшаяся жизнь завершилась в сталинских лагерях. История этой женщины необычайно трагична и она конечно заслуживает отдельного рассказа.
Но такова судьба, имя обязывает быть стойким и терпеливо принимать все превратности судьбы,
ведь и сам праздник — День Веры, Надежды, Любови и матери их Софии посвящен укреплению силы духа и мужества, которые не сможет сломить даже недостаток телесных сил.

Икона «Премудрость создала Себе дом». Слова на ступенях (снизу вверх): вера, надежда, любовь, чистота, смирение, благодать, слава.
«Три сестры (Вера, Надежда, Любовь)» — песня Булата Окуджавы
«Вера, Надежда, Любовь» — песня группы «Браво»
«Три сестры» — песня Андрея Макаревича из альбома Песни под гитару (1985)
«Три сестры» — песня группы «Слот» из альбома «Шестой»
http://eho-2013.livejournal.com/56444.html
http://my-calend.ru/holidays/den-very-nadezhdy-i-lyubvi
http://fb.ru/article/218664/den-angela-vera-nadejd…ov-i-sofiya-istoriya-prazdnika
https://ru.wikipedia.org/wiki/Вера_(имя)
https://ru.wikipedia.org/wiki/Завадовская,_Вера_Николаевна Серия сообщений «Мой взгляд. Ангелоподобное»:
Часть 1 — Ангелы Бугеро
Часть 2 — Сурбаран. Религиозная тема на Рождество

Часть 27 — В селе Лычково могилка одна.
Часть 28 — Храм Воскресения Господня (Гроба Господня) в Иерусалиме
Часть 29 — С праздником Веры, Надежды, Любви и Матери их Софьи!
Серия сообщений «Мой взгляд. Мифы и легенды»:
Часть 1 — Нарцисс (мифы и легенды)
Часть 2 — Дафнис и Хлоя

Часть 47 — Великая Гера
Часть 48 — Суд Париса
Часть 49 — С праздником Веры, Надежды, Любви и Матери их Софьи!
Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Святые мученицы Вера, Надежда и Любовь и мать их София (†137) — Воскресенский храм (старый) г. Вичуга

Вера, Надежда, Любовь и мать их София (греч. Мудрость) — святые мученицы, жившие во II веке в Риме. Чтобы иметь представление о характере страданий святых мучениц, необходимо вспомнить время и обстоятельства, при которых совершался их мученический подвиг.
Прошло уже более 100 лет с тех пор, как ученики Иисуса Христа, святые апостолы разошлись по всему миру проповедовать Святое Евангелие. В те времена самым большим государством была Римская империя, которую населяли языческие народы. Но с каждым днём христиан в Римской империи становилось всё больше и больше. Их ненавидели и боялись ревностные язычники, их проклинали языческие жрецы. Христианам не разрешалось строить храмы и для богослужений они собирались в отдалённых домах или горных пещерах. Преследовали христиан и римские правители. Император Траян издал указ против христиан, повелевающий открыто их обвинять, привлекать к суду и казнить. Тысячи последователей Христа были распяты на крестах, сожжены на кострах, обезглавлены или затравлены дикими зверями.

В это тяжёлое для Церкви время жила благочестивая христианка София, что в переводе с греческого означает «Премудрость«. Она родилась и выросла в богатой семье. Её окружали многие искушения и соблазны мира, но она ревностно исповедовала веру Христову. Даже, когда она вышла замуж за язычника, любящий муж не запрещал ей верить в Господа.

Живя в честном супружестве, благочестивая София родила трех дочерей и назвала их именами главных христианских добродетелей: Пистис, Эльпис, Агапэ, что в переводе с греческого означает Вера, Надежда, Любовь. Будучи глубоко верующей христианкой, София воспитала дочерей в любви к Богу, уча не привязываться к земным благам. Отроковицы росли в труде и послушании, много времени уделяли молитве и чтению духовных книг.
Вскоре после рождения третьей дочери София лишилась супруга. Располагая достаточными материальными средствами, София всецело предалась подвигам христианского милосердия, помогая бедным. Она разделила своё имущество между бедняками и переселилась вместе с дочерьми в Рим. Всё своё внимание и заботу она обратила на воспитание детей.
По мере того как дети росли, возрастали в них и добродетели. Они хорошо уже знали пророческие и апостольские книги, привыкли внимать поучениям наставников, прилежно занимались чтением, были усердны в молитве и в домашних трудах. Повинуясь святой и богомудрой матери своей, они преуспевали во всем. А так как они были чрезвычайно красивы и благоразумны, то на них вскоре все начали обращать внимание.
Слух об их премудрости и красоте распространился по всему Риму. Услыхал о них и правитель той части Рима, где жила София — претор Антиох, и пожелал их видеть. Святые отроковицы явились к нему и не стали скрывать своей веры во Христа. Разгневанный Антиох донёс на них императору Адриану (117–138), и тот велел привести их к нему во дворец на суд и заставить отречься от своей веры.
Римский император Адриан
София хорошо понимала, что ожидает ее на этом суде, если она твердо исповедает христианскую веру и знала, что за неповиновение их ждет там только одно – смерть….

София беспокоилась за своих дочерей, которых, как она знала, судьи не постесняются предать на мучения. Устоят ли они в исповедничестве или нет — вот что её беспокоило. Понимая, зачем их ведут к императору, святые девы горячо молились Господу Иисусу Христу, прося, чтобы Он послал им силы не устрашиться предстоящих мук и смерти.
Когда же святые девы с матерью предстали перед императором, все присутствовавшие изумились их спокойствию: казалось, что они были званы на светлое торжество, а не на истязания. Призывая по очереди сестер, Адриан убеждал их принести жертву богине Артемиде. Юные девы (Вере было 12, Надежде – 10 и Любови – 9 лет) оставались непреклонны.
Святая София с дочерьми перед императором Адрианом
Удивленный смелостью юных христианок, император, не желая вступать с ними в продолжительную беседу и судить их, отослал Софию вместе с дочерьми к одной знатной римлянки-язычнице Палладии, которой приказал убедить их отречься от веры. Однако все доводы и красноречие языческой наставницы оказались напрасными, и пламенеющие верой святые девы не изменили своих убеждений. Тогда через 3 дня их снова привели к императору Адриану.
Видя, что «по-хорошому» убедить не получается, разгневанный император приказал жестоко истязать их и предать различным пыткам: святых девиц жгли на железной решетке, бросали в раскаленную печь и в котел с кипящей смолой, но Господь Своей Невидимой Силой хранил их.
Подвиг святой Веры
Палачи начали с Веры, старшей дочери Софии. Они на глазах у матери и сестер стали беспощадно бить ее кнутами, отрывая части от ее тела. Потом они положили ее на раскаленную железную решетку. Силой Божией огонь не причинил никакого вреда телу святой мученицы. Обезумевший от жестокости Адриан не вразумился чудом Божиим и велел бросить отроковицу в котел с кипящей смолой. Но по воле Господней котел охладился и не причинил исповеднице никакого вреда. Тогда ее присудили к усечению мечом.
Подвиг святой Надежды
Младшие сестры Надежда и Любовь, воодушевленные мужеством старшей сестры, претерпели подобные ей муки.
Юную Надежду сначала подвергли бичеванию, а потом бросили в огонь. Но огонь не причинил ей вреда. Тогда её подвесили на дереве и стали царапать тело железными крючьями. После этого Надежду бросили в котёл с кипящей смолой. Но тут случилось чудо: котёл раскололся, а смола разлилась, обжигая палачей. Однако это не вразумило императора — гнев затмил его совесть и разум. Он приказал отрубить ей голову.
Подвиг святой Любови
Младшую, Любовь, привязали к громадному колесу и били палками, пока тело ее не превратилось в сплошную кровавую рану. Перенеся невиданные муки, святая Любовь тоже была обезглавлена.
Святую Софию не подвергли телесным мучениям. Её подвергли иной, тяжелейшей, пытке: мать была вынуждена смотреть на страдания своих дочерей. Но она проявила необыкновенное мужество и все время убеждала девиц вытерпеть мучения во Имя Господа Иисуса Христа. Все три девицы с радостью встречали свою мученическую кончину. Они были обезглавлены.
Чтобы продлить душевные страдания святой Софии, император разрешил ей взять тела дочерей. София положила останки их в ковчег и отвезла с почестями на колеснице за город и похоронила на высоком месте. Три дня святая София, не отходя, сидела у могилы дочерей и, наконец, предала там свою душу Господу. Верующие погребли тело ее на том же месте. Пострадали они в 137 году.
Так три девочки и их мать показали, что для людей, укрепляемых благодатью Святого Духа, недостаток телесных сил нисколько не служит препятствием к проявлению сил духа и мужества. Их святыми молитвами Господь да укрепит и нас в христианской вере и в добродетельной жизни.
Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и мать их святая София
Святая София, претерпев за Христа большие душевные муки, вместе с дочерьми причислена Церковью к лику святых.

История мощей

Мощи святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии с 777 года вплодь до Французской революции (1789г.) покоятся в Эльзасе, в бенедиктинском аббатстве, основанном епископом Страсбургским Ремигием около 770 года на острове Эшо (Eschau, ранее Hascgaugia, Hascowia, Aschowa, Eschowe, что буквально переводится как «ясеневый остров»).
Церковь святого Трофима в городе Эшо на востоке Франции, недалеко от Страсбурга. Церковь св. Трофима ранее была центром обширного бенедиктинского аббатства св. Софии, разрушенного после французской Революции (1789).
Честные мощи, полученные епископом Ремигием от папы Адриана I, были перенесены из Рима в аббатство 10 мая 777 года. Владыка Ремигий «торжественно принес мощи на своих плечах из Рима и положил их в монастырской церкви, посвященной святому Трофиму» (Завещание Ремигия, 15 марта 778 года).
С тех пор святая София стала покровительницей монастыря в Эшо, который в ее честь назывался аббатством Святой Софии.
Мощи святых мучениц привлекали к себе много паломников, так что игумения Кунегунда решила устроить на старинном Римском пути, ведущем в разросшуюся вокруг аббатства деревню Эшо, «Гостиницу для паломников, со всех сторон приходящих».

В 1792 году, спустя 3 года после Французской революции, монастырские здания были проданы с аукциона за 10 100 ливров. В монастыре был устроен трактир с винным погребом. Куда исчезли мощи осталось неизвестным. В 1822 году трактир был разрушен вместе с другими монастырскими помещениями. После того, как в 1898 году остатки монастырской церкви святого Трофима были объявлены историческим памятником, началось постепенное восстановление обители.
Саркофаг из песчанника XIV века, в котором до Революции хранились честные мощи свв. Софии и ее дочерей. Саркофаг с одной из частиц мощей св. Софии украшен стершимися от времени рисунками сцен из жития святых мучениц. С 1938 года в нем содержится одна из двух частиц мощей св. Софии, принесенных из Рима в том же году.
3 апреля 1938 года католический епископ Шарль Руш привез в Эшо из Рима две новых частицы мощей святой Софии. Одну из них положили в саркофаг, изготовленный из песчаника в XIV веке, в котором до революции хранились мощи св. Софии и ее дочерей, а другую — в небольшой реликварий, помещенный в раку с другими святынями. С 1938 года и по сей день в саркофаге содержится одна из двух частиц мощей св. Софии. Над саркофагом расположены скульптуры святого мученика Христофора, свв. Мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии, а также епископа Ремигия, основателя аббатства.
Над саркофагом расположены скульптуры (слева-направо): св. мученика Христофора (250), свв. мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии, епископа Ремигия, основателя аббатства.

Вера, Надежда, Любовь — в искусстве

Вера, Надежда и Любовь — это имена святых мучениц. Однако Вера, Надежда, Любовь — это еще и христианские добродетели, которые упомянуты в Новом Завете (1-е послание к Коринфянам апостола Павла): «А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше«.
Васнецов. «Радость праведных о Господе (Преддверие Рая)». Триптих (левая часть). Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и их мать София изображены в левой части триптиха Виктора Васнецова «Радость праведных о Господе (Преддверие Рая)». Праведников, стремящимся к вратам Рая, сопровождают ангелы, поддерживая их и указывая дорогу. Вера, Надежда и Любовь испуганно льнут к своей матери Софии, не веря, что их нечеловеческие страдания позади.
В православном искусстве принято изображать Веру, Надежду и Любовь именно как святых мучениц, поэтому на иконах они представлены в виде маленьких девочек вместе с матерью Софией.
Вера, Любовь, Надежда. Витраж в храме святого Иоанна посёлка Llandenny (Уэльс, Великобритания)
В западном искусстве Веру, Надежду и Любовь принято изображать как взрослых женщин, символизирующих христианские добродетели. Вера часто изображается с крестом, Надежда — с якорем, а Любовь — в окружении детей. Когда Вера, Надежда и Любовь изображаются рядом, то Любовь всегда находится в центре.

Уроки из жизни святой семьи

Святые дети Вера, Надежда и Любовь удостоились мученического венца и несказанного блаженства в райских чертогах Господа Бога. Они имели в себе «столп веры, крылья надежды и огонь любви».
Святая София, имея глубокую веру в Бога и в будущую вечную жизнь, убеждала дочерей не дорожить своей цветущей юностью, своей временной жизнью ради приобретения жизни будущей и этим оказала им самую большую любовь.
Так же должны и мы смотреть на эту кратковременную, скоропреходящую жизнь и ничего не предпочитать будущей вечной жизни, которой не будет конца. Жизнь наша кратковременна и дана она нам для приготовления себя к вечности. Земная жизнь наша похожа на пар, который появляется, потом исчезает, — и нет его. Родится человек, цветет здоровьем, красотою, потом стареет и умирает — и нет более человека. А если так, то жертвовать временной жизнью ради целей высших есть дело похвальное. Если положить жизнь свою ради ближнего есть высокая степень добродетели, то пожертвовать ею ради Христа есть мученический подвиг, который будет увенчан Самим Господом. Ведь и слово Его гласит:
Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (Мк. 8:35).
Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне (Мф. 10:28).
Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным (Мф. 10:32).
Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня (Мф. 10:37).
Таким образом, Господь требует от нас жертвенной любви к Нему, любви делом, подобно тому, как засвидетельствовали ее делом святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и матерь их София, принеся Ему свои жизни.
Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и мать их святая София
Тропарь, глас 4 Торжествует Церковь первородных, / и свеселится приемля матерь о чадех веселящуюся, / яже яко мудрости тезоименитая / тройственным богословским добродетелем равночисленныя породи. / Тыя с мудрыми девами зрит уневестившияся Жениху Богу Слову, / с нею и мы духовне в памяти их свеселимся, глаголюще: / Троицы поборницы, / Веро, Любве и Надеждо, / в вере, любви и надежде утверждайте нас.
Кондак, глас 1 Софии честныя священнейшия ветви, Вера и Надежда и Любовь, показавшеся, мудрость обуиша еллинскую благодатию, и пострадавше, и победоносицы явившеся, венцем нетленным от всех Владыки Христа увязошася.
Документальный фильм-расследование из цикла «СВЯТЫЕ» СВЯТЫЕ. Вера, Надежда, Любовь 
Информация о фильме Название: СВЯТЫЕ. Вера, Надежда, Любовь Оригинальное название: СВЯТЫЕ. Вера, Надежда, Любовь Год выхода: 2011 Жанр: Документальный цикл Режиссер: Алексей Чернов Ведущий: Илья Михайлов-Соболевский Эксперт: Аркадий Тарасов
О фильме: Вера, Надежда и Любовь — символы счастья, семьи и материнства. Но почему тогда уже много веков этих святых просят совсем не о любви и браке? Считается, что именно они способны вернуть мужество и силу духа в минуты крайнего отчаяния.
Источник: hram-troicy.prihod.ru
Просмотрено (16940) раз

Агни-Йога Святая София


Святая София
Существует много легенд, связанных с образом Святой Софии. Одно из таких предсказаний связано с древневизантийским и затем древнерусским культом Софии. О содержании этого культа идут большие споры. Одно из толкований заключается в том, что под Софией понималась реальная женщина с душой и телом, сотворённая Богом в момент смерти Иисуса – из «крови и воды», которые истекли из Его тела при ударе копья (Откр.19:34-37). Здесь прямая аналогия с тем, как Ева была сотворена из ребра Адама во время «крепкого сна» (Быт.2:21)
Свидетелями этого были только Иоанн Богослов и Мария, стоявшие у креста; сразу же после своего сотворения София укрывается Богом от человеческих глаз. Пребывая у престола Божия вместе с Иисусом и Богоматерью, София будет открыта людям во времена, предсказанные в Откровении Иоанна Богослова: «Наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя» (Откр. 19:7). Образ преодоления смерти, явленный в этом предании, имеет ту особенность, что София – первый человек, который обретает новую жизнь, полностью минуя прохождение через смерть, — это, конечно результат её особого происхождения.

Легенда о Вере, Надежде, Любови

и матери их Софии


Было это давно, во 2-м веке, во время царствования императора Адриана и гонений на первых христиан.
В Риме жила вдова, родом итальянка, знатного происхождения, у которой в одном из военных походов погиб муж.
И тогда молодая вдова решила отказаться от привычной жизни и всё своё время посвятить воспитанию детей. Она приняла крещение и получила имя София.
Апостол Иаков говорил: «София – сходящая свыше мудрость, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов».
Дети Софии, 3 дочери, с рождения носили имена главных христианских добродетелей: Вера, Надежда и нежная Любовь.
София жила благочестиво, угождая Богу молитвой, постом милостыней.
Дочерей она старалась приучить проявлять в жизни те христианские добродетели, имена которых они носили.
Дети росли, возрастали в них и добродетели. Они хорошо знали пророческие и апостольские книги, привыкли внимать поучениям наставников, прилежно занимались чтением, были усердны в молитвах и в домашних трудах.
Слух об их премудрости и красоте распространились по всему Риму. Царь Адриан приказал привести девиц к нему во дворец вместе с матерью.
Уразумев, с какой целью зовёт их царь, они все обратились к Богу с молитвой: «Всесильный Боже, сотвори с нами по твоей святой воле, не оставь нас, но пошли нам твою святую помощь, чтобы сердце наше не устрашилось гордого мучителя, чтобы не убоялись мы страшных его мучений и не пришли в ужас от смерти. Пусть ничто не отторгнет нас от тебя, Бога нашего».
Упомянув кратко о своём происхождении и имени, София начала говорить о Христе, о происхождении которого никто не знает, но имени которого должен поклоняться всякий. Она открыто исповедовала свою веру в Иисуса Христа, сына Божьего.
«Я христианка – говорила она – вот то драгоценное имя, которым могу похвалиться».
Своих детей София утверждала в вере день и ночь, поучая вдохновенными от Бога словами.
«Когда вы лишитесь временной жизни, положив души за Господа своего, то он наградит вас жизнью бесконечной, в которой прославит вас вовеки пред Отцом своим небесным и пред Его святыми ангелами и все небесные силы нарекут вас невестами и исповедниками христовыми».
— «Не устрашайтесь, когда увидите лютые мучения, пострадав немного, вы победите врага и восторжествуете навеки».
Царь Адриан потребовал, чтобы София и её дети принесли жертву богам языческим. София отказалась. Она ответила Царю: «Мы христиане не станем совершать жертвоприношения языческим богам, ибо веруем, что один Бог свят – Иисус Христос. Только его мы чтим. Только ему преклоняемся.
«Я свет миру» — сказал спаситель. Этот свет во тьме светит, и тьма не объяла его.
Дочерям она говорила – «Не устрашитесь пострадать за Христа, не бойтесь лишиться временной жизни ради вечной в Его царствии. Не бойтесь, если будут истязать ваши тела. Всемогущий Бог исцелит ваши раны и даст вам красоту небесную».
Царь жестоко казнил дочерей Софии, отказавшихся почитать идолов. Мать была вынуждена смотреть на страдания своих дочерей. Затем похоронила их и 3 дня не отходила от могилы, пока Господь не послал ей тихую кончину и не взял её душу многострадальную в небесные обители.
Так 3 девочки и их мать показали, что верность Истине укрепляется в людях Благодатью Святого Духа, и что недостаток телесных сил не служит препятствием к проявлению силы духа и мужества.
Так премудрая София и жизнь свою окончила премудро, принеся в дар святой троице трёх добродетельных дочерей своих Веру, Надежду и Любовь.
Святая София, претерпев за Христа большие душевные муки, в месте с дочерьми была причислена церковью к лику святых.
Мощи святых мучениц Веры Надежды, Любови и матери их Софии с 777 года покоятся в Эльзасе в церкви Эшо.
Память святых мучениц Веры Надежды, Любови и матери их Софии празднуется 30 сентября.
В христианской традиции имена символичны – Мудрость выступает как мать трёх «теологических добродетелей».
София олицетворение лучших качеств Мудрости.
В иконах святых мучениц создан выразительный образ монументальной фигуры Софии, как укрывающей как покрывалом фигуры трёх дочерей. Композиция построена так, что изображение непроизвольно приобретает аллегорический смысл:
София-Премудрость предстаёт и как материнское лоно, соединяющее в себе добродетели, из которых главным являются вера, надежда, любовь, и как источник, от которого их приемлет мир. В кондаке святым мученицам Вера, Надежда и Любовь названы священнейшими ветвями Софии.
Святая София и её образ в Агни-Йоге
 
Отметим, что, пожалуй, лишь искусство способно органично совмещать вроде бы нестыкуемые ракурсы видения единой софийной реальности Космоса.
Существует удивительная работа Н.К.Рериха, отражающая обсуждаемую нами тему – «София –Премудрость». С одной стороны, по своей цветовой гамме, образному ряду и тематике они зачастую противоречат нашему повседневному опыту, но, с другой стороны, в них чувствуется глубочайшая жизненная правда.
Это и есть художественный взгляд на материальный мир «небесно-идеальным оком» Софии-Премудрости.

(Картина Н.К.Рериха «София»)
«София-Премудрость» (1932) ведёт свои истоки от православных христианских образов, хотя здесь Николай Константинович Рерих вместо спокойного и торжественного образа икон создаёт произведение необычайно динамичное и экспрессивное.
Его София летит на коне, как это принято для изображения Архангела Михаила — воеводы — предводителя светлых сил. Вместо нимба Софии — диск солнца. Согласно традиции София держит закрытый список и «в нём неведомыя и сокровенные тайны Божии». Рерих раскрывает список. На нём — Знамя Мира и трижды повторенное древнее слово, что означает «свято».
В книге художника «Держава Света» в 1931 году было написано: «Пусть теперь женщина — Матерь Мира — скажет: «Да будет Свет.» Каков же будет Свет? и в чём будет заключаться огненный подвиг?
В поднятии знамени Духа, на котором будет начертано — Любовь, Знание и Красота». Применяя эти мысли к данной картине, можно прочитать свиток следующим образом: «Свята Любовь. Свято Знание. Свята Красота». Видимо, настало время, чтобы люди осознали и оберегли эти высшие духовно-эволюционные ценности. Ведь на них будет покоиться краеугольный камень будущей Культуры, через них придёт новый мир.
Просят собрать, где имеются знаки нашего Знамени Мира. Знак триединости оказался раскинутым по всему миру. Теперь объясняют его разно. Одни говорят, что это — прошлое, настоящее и будущее, объединенные кольцом вечности. Для других ближе пояснение, что это религия, знание и искусство в кольце культуры. Вероятно, и среди многочисленных подобных изображений в древности также имелись всевозможные объяснения, но при всем этом разнообразии толкований знак как таковой утвердился по всему миру.
Тот же знак — на щитах крестоносцев и на гербах тамплиеров. Гурда, знаменитые клинки кавказские несут на себе тот же знак. Разве не различаем его же на символах философских?Чинтамани — древнейшее представление Индии о счастье мира — содержит в себе этот знак. В Храме Неба в Китае вы найдете то же изображение. Тибетские «Три Сокровища» говорят о том же. На знаменитой картине Мемлинга на груди Христа ясно виден этот же знак. Он же имеется на изображении Страсбургской Мадонны.
Он же на изображениях Гесэр хана и Ригден Джапо. Он же и на Тамге Тамерлана. Он же был и на гербе Папском. Его же можно найти и на старинных картинах испанских, и на картине Тициана. Он же на старинной иконе Св. Николая в Баре. Тот же знак на старинном изображении Преподобного Сергия. Он же на изображениях Св. Троицы. Он же на гербе Самарканда. Знак и в Эфиопии, и на Коптских древностях. Он же — на скалах Монголии. Он же на тибетских перстнях.
Конь счастья на Гималайских горных перевалах несет тот же знак, сияющий в пламени. Он же на нагрудных фибулах Лахула, Ладака и всех Гималайских нагорий. Он же и на Буддийских знаменах. Следуя в глубины неолита, мы находим в гончарных орнаментах тот же знак.
Вот почему для Знамени всеобъединяюшего был избран знак, прошедший через многие века — вернее, через тысячелетия. При этом повсюду знак употреблялся не просто в виде орнаментального украшения, но с особым значением. Если собрать вместе все отпечатки того же самого знака, то, быть может, он окажется самым распространенным и древнейшим среди символов че­ловеческих. Никто не может утверждать, что этот знак принадлежит лишь одному верованию или основан на одном фольклоре. Бывает особенно ценно заглянуть в эволюцию человеческого сознания в самых разных его проявлениях.
Там, где должны быть охраняемы все человеческие сокровища, — там должно быть такое изображение, которое откроет тайники всех сердец людских. Распространенность знака Знамени Мира настолько велика и неожиданна, что люди чистосердечно спрашивают, был ли этот знак достоверным или он вымышлен в позднейшие времена. Нам приходилось видеть искреннейшее изумление, когда мы доказывали распространенность этого знака с древнейших времен. Теперь человечество в ужасе обращается к троглодитному мышлению и предполагает спасать в подземных хранилищах, в пещерах свое достояние. Но Знамя Мира именно говорит о принципе. Оно утверждает, что человечество должно согласиться о всемирности и всенародности достижений человеческого гения. Знамя говорит: «noli me tangere» — не прикасайся — не оскорби разрушительным прикосновением сокровища мира.
(24 Мая 1939 г. Рерих Н. К. Листы дневника М.: МЦР, 1995. Т.2)
«Одно русло, одно знамя – Майтрейя, Матерь, Материя!»
Богоматерия — Божественная София — Тварная София
Из вышесказанного мы видим, что София-субстанция предстает в двух ликах или проявляется на двух уровнях: в виде Софии Божественной (Небесной) и Софии Тварной (Земной).
На уровне Божественной Софии это светящееся поле-первоматерия выступает в роли явной несущей основы идеально-информационных процессов.
На уровне же Софии Тварной — светящееся поле-первоматерия выступает скрытой сущей основой порождения всех материальных вещей и процессов.
В ряде религиозно-мистических традиций Софию в ее тварно-космическом проявлении изображают с лицом, скрытым вуалью, что символизирует ее потаенно-незримое присутствие в мире, спрятанное от простого человеческого взора за внешним хаосом и множественностью материально-телесных форм.
Процесс перехода от Софии Божественной к Софии Тварной иногда рисуется как ее спиральное нисхождение (как бы «проваливание») в собственные потенциально-темные несущие глубины со все большим хаотически-энергетическим «отемнением» и «оплотнением» ее светоносной первоматерии. Опираясь на высказанную ранее гипотезу о строении Вселенной по принципу листа Мёбиуса, механизм перехода от сверхпространственного и сверхвременного бытия Небесной Софии к бытию Софии Земной можно интерпретировать как «выворачивание» субстанциального «листа» наизнанку, где потенциальная пространственно-временная множественность актуализируется в доминирующей стихии несущего, а идеально-информационная структурность и связность, напротив, приобретает латентный характер.
Таким образом целью творения и эволюции Софии Тварной является появление человеческого сознания, способного к проявлению и преумножению идеально-информационных сокровищ Космоса.
Божественная София как бы внутри и изнутри себя рождает Софию Тварную — того любимого, но неразумного «слепого ребенка», который может отпасть от Матери и даже начать противодействовать ей в лице эгоистического и плотско-потребительского человеческого существа, а может в ходе своей эволюции — и опять-таки за счет человеческой воли и действия — слиться с Матерью и даже обогатить своим творчеством во Вселенной  исходный замысел о мире в Божественном Уме.
Не исключено, что сегодня начинает сбываться предсказание учения Агни-йоги, что именно в научных лабораториях будет экспериментально обнаружена и исследована всеначальная психическая энергия мироздания.
В онтологическом плане София-субстанция предстает в двух ликах или проявляется на двух субстанциально-энергетических уровнях: в виде Софии Божественной (Небесной) и Софии Тварной (Земной). Образно говоря, одним своим ликом Божественная София повернута к совершенному «смысловому солнцу» Божественного Ума; а другой ее лик направлен на нее саму, а вернее на ее собственные меонально-темные глубины, из которых должен возникнуть физический Космос.
Соответственно в антропологическом плане София предстает как Мировая Душа, посредник между Божественным Умом (сферой Духа) и физическим Космосом (Телом).
Используя всеобщий классификационный принцип (Дух-Душа-Тело), можно схематически изобразить уровни бытия Софии-Мировой Души следующим образом (см. рис.)

Природа, таким образом, насквозь одушевлена и софийна, а человек разумный, причастный к бытию всех «трех миров», несет нравственную ответственность за проявление и гармонизацию всей космической основы и земной жизни. Его дурные поступки и мысли вносят дисгармонию и хаос в мировой процесс.
Прямая связь природных катаклизмов на Земле с деятельностью человека и состоянием его психической жизни сегодня получает все большее научное подтверждение.
Человек, потенциально приобщенный к жизни Мировой Души и наделенный «искоркой» Божественного Ума, способен просветлить и одухотворить собственную плоть до светоносно-материального состояния и перейти на более высокий энергетический уровень существования.
О том, что это фактически возможно свидетельствует исторический опыт святых праведников и подвижников, «стяжавших благодать Св. Духа и ософиенных в земном теле своем».
По учению русского космизма, человек есть существо — лучистое («софийно-лучистый» человек), но получить право на сознательное бытие-сотворчество с Великой Матерью Мира он может только в том случае, если в материально-телесном существовании на Земле сумел прожить жизнь, соответствующую его духовно-идеальной природе. Что это значит? Он способствовал изживанию хаоса в природно-телесном организме Софии Тварной и, проявляя, преумножал в свободных актах творчества идеально-информационный организм Софии Божественной. Человек наделен даром сознания и волен проявлять творческие способности.
В перспективе София — Мировая Душа должна пониматься не только как творящая субстанция Космоса, но и как ключевой пункт его обратного возвращения в стихию Божественного Ума (или в Царство Духа).
Посредством искупающего и просветляющего соборного творчества человека в мире — исходный Божественный замысел о нем сбывается и преумножается.
Субстанция Божественной Софии актуально проявляется на уровне Богоматерии — тех светоносных (вернее, огненноносных), духонесущих «стен Небесного Иерусалима», где грядущему «лучистому человечеству» суждено обрести совершенную — духо-душевную — форму существования, и слиться с Абсолютом.
Также София предстает как реально существующая Соборная Личность, имеющая Лик Вечной Женственности и задающая идеал сознательно — творящего и нравственно — гармонического духо — душевного бытия в Космосе. Она есть символ абсолютной Непорочности и Чистоты помыслов; абсолютной Первозданной Красоты и Совершенства; и самое главное абсолютной подвижнической Любви, Доброты и жертвенного Материнства.
Парадокс так называемой «свободы выбора», понимаемой как «делай, что хочешь», в том и состоит, что… ее нет. Это лишь философская иллюзия и утешение земного человеческого эго, ибо выбор подлинного нашего космического Я хотя и доброволен, и сознателен, но вместе с тем всегда необходим и однозначен. И наоборот: чем больше у человека иллюзий свободы выбора, тем менее он софиен, тем ниже стоит на лестнице духовного восхождения и тем более материально-превращенный, несущее-суетный характер носит его земная жизнь.
Бытие Божественной Софии как идеально-соборного деятеля воплощает идеал радостного принятия и добровольного исполнения непреложных Нравственных Правил Космической Игры, где только сердце является безошибочным «поводырем». В этом плане совсем не случайно подчеркивают, что Небесная София есть воистину Сердце «трех миров», источник, средоточие и цель психодушевной мировой жизни. К ней, как к Ходатайнице и Заступнице рода человеческого, обращаются христиане в минуты скорби; к ней, как к «живому источнику мировой чистоты» (П.А. Флоренский) направляли свой взор Сергий Радонежский и Серафим Саровский — великие подвижники и хранители Земли Русской.
Созерцать прекрасный Лик Божественной Софии не дано простому человеческому глазу, ибо только «чистота сердца, девственность и целомудренная непорочность есть необходимое условие, чтобы узреть Софию-Премудрость», но каждая земная женщина, по тайному существу своему, является единичной персонификацией Божественной Софии, тем «одиночным лучом», что исходит из ее всеобъемлющего и сострадательного Сердца.
Осознать духовно-космическое измерение своего личного бытия, явить в мире всю красоту и творящую мощь «луча» Святой Софии — такова сверхзадача, которая стоит перед женщиной в наступающую эпоху. Женщина, и особенно русская женщина, интуитивно ближе к «родникам» Космоса, нежели мужчина с его холодным эгоизмом и рассудочно-ущербным логосом.
Грядущее софийное преображение человеческого сознания и тела будет, по-видимому, не столько результатом мистических упражнений и даже научных экспериментов, сколько плодом будничного усердия простой человеческой души.
Софийный (одухотворенный и радостный) труд и софийная (дружная и упоенная взаимной любовью) семья — это могучие земные источники актуализации софийных энергий Космоса; и именно женщине — прекрасной возлюбленной, огненной вдохновительнице на подвиг, верной жене и заботливой матери — суждено сыграть в их становлении решающую роль.
В этом плане Богородица Мария есть уже сбывшийся на Земле Небесно-Софийный Идеал прекрасного и возвышенного женского пути, точно так же как дружная семья Рерихов есть уже сбывшийся в истории образец софийного труда и софийных семейных связей.
Чем больше в сердце нравственных накоплений и импульсов к добру, тем более глубокие и тонкие информационно-смысловые пласты реальности (вплоть до чисто смысловой стихии Божественного Ума) открываются перед ними и тем больше появляется возможностей для всесторонней самореализации человека как духовно-космического существа. Можно и наоборот: быть изощренным интеллектуалом с неразвитой душевной жизнью и в результате пробавляться познанием смутных отблесков «светоносной ткани» Божественной Софии.
В конечном счете — и об этом единодушно говорят все по-настоящему глубокие духовные учения — именно человеческое сердце образует живое средоточие софийных энергий бытия и познания. Оно — важнейшее средство нашего укоренения на «Небесной Земле», но подобное умудренное возвращение в «исконную обитель» Божественной Софии станет для всех нас явью только тогда, когда мы сознательно обустроим и сердечно просветлим нашу родную Матушку-Землю — ту ипостась бытия Софии Тварной, которой мы обязаны своим телесным рождением и таким поучительным историческим существованием. София! — звучит для нас как призыв к подвигу. Подвига строительства Храма духа человеческого.
О Вечный Свет, который лишь собой
Излит и постижим и, постигая,
Постигнутый, лелеет образ свой!
(Данте «Божественная комедия»)

Представление о Святой Софии как Премудрости Божией в православной традиции


Премудрость Божия – творчески созидающий высший разум – и мудрость человека несопоставимы между собою. Но разум человека может подняться до определённого уровня по отношению к мудрости Божества, ибо Христос – Богочеловек соединил в своём лице совершенное Божество и совершенное человечество.
Премудрость – неутолимая жажда познания мира – притягивает к себе мыслительные взоры человечества на протяжении всей его истории. Устройство, организация Сущего, Бытия, всеохватно может быть разделено на несколько уровней: естественно-природный – от космического макромира до элементарной частицы микромира, геополитический – в масштабах, и социальный – от государства, народа, нации от отдельного, организованного в самом себе индивидуума.
Тема Софии Премудрости Божией является частью христианского вероучения. Человечество познавало благодать богообщения через учение Христа на протяжении двух тысячелетий, а Россия – в последнее тысячелетие. Этим же сроками, и даже несколько более краткими, ограничено и развитие естественных наук, если не принимать во внимание натурфилософию. И хотя шли они разными путями, отмечается довольно ощутимое сближение двух направлений духовной деятельности человечества. Учёные-материалисты получают всё более убедительные доказательства существования некоего высшего (вне рамок человеческого) Разума, тогда как, с другой стороны, в области веры, богопознания и гуманитарных наук возникают вопросы, требующие ответа на уровне современной цивилизации. Поскольку понятие Премудрости Божией Софии связано преимущественно с областью нравственной жизни, этические проблемы оказываются в центре внимания такой отрасли науки, как софиология.
В ветхозаветной традиции понятие Премудрости обозначает женское начало в Боге. Позднебиблейская литература (книга «Премудрость Соломона», «Книга притчей Соломоновых», «Премудрость Иисуса сына Сирахова») даёт образ «Премудрости Божией», описанной как личное, олицетворённое существо. Она выступает как девственное порождение верховного Отца, до тождества к Нему близкая: «Она есть дыхание силы Божией и чистое излияние славы Вседержителя» (Прем.Сол. 7:25 след.), вышедшее «из уст Всевышнего» (Иис.Сир. 24:3; срв.) Можно сравнить с образом Афины — тоже девственницы, появляющейся из головы Зевса. Как греческое слово «София», так и соответствующее ему древнееврейское слово — женского рода, и в пассивном образе «чистого зеркала действия Божия» (как определяется София) угадываются женские черты. Премудрость в своём отношении к Богу есть Его демиургическая, мироустрояющая воля. Она описывается (Притч. 8:27-31) как «художница», по законам божественного ремесла строящая мир, что снова сближает её с Афиной.
Представление о Софии как о «Премудрости Божией» получило особое развитие в Византии и на Руси. В русской религиозной философии 19-20 вв. учение о Софии развивали В. С. Соловьев, С. Н. Булгаков, П. А. Флоренский.
Понимание символа Софии нельзя рассматривать в отрыве от исторической среды в недрах которой зарождалась религия и литература, которые несут на себе отражение всех этапов в становлении понимания софийности. Книжная культура и вслед за ней литература Древней Руси периода раннего Средневековья были тесно связаны с возникновением и развитием древнерусской нации и Русской земли.
Становлению же нации способствовали, в свою очередь, контакты Руси с христианскими народами, прежде всего с мировой империей византийцев.
Именно византийская культура и литература в русле ранней кирилло-мефодиевской традиции способствовали возникновению оригинальной древнерусской словесности.
Очень близки исторически византийская философия и философия Болгарии, Сербии, Хорватии. Первые мастера в период крещения Руси для строительства и росписей храмов часто приглашались из этих стран.
Так христианство на Руси усваивает личностное понимание Софии. Ориген описывает её как хотя и «бестелесное бытие многообразных мыслей, объемлющее логосы мирового целого», но в то же время как «одушевлённое и как бы живое».
В раннюю эпоху развития христианства представление о Софии сближалось с ликом Христа-Логоса (1 Кор. 1:24) прямо определяет Иисуса Христа как «Божию силу и Божию премудрость»), а затем соотносит и с третьей ипостасью Троицы — Духом Святым (понятие женского рода в семитических языках и близкое Софии в аспектах игры, веселья, праздничности). Подчёркиваются также аспекты Софии, связанные с идеей человеческой общности.
В латинской христианской литературе термин «Софии» вытесняется обозначением мистически понятой «Церкви», и поэтому «софиологии» католическая традиция почти не знает.
Иначе в Византии, где большое значение получило развитие образа Софии как символа теократического принципа, и на Руси, куда христианство пришло под знаком Софии. Митрополит Илларион описывает крещение Руси как приход «Премудрости Божией», т. е. Софии.
Святой Софии были посвящены построенные в XI в. три главные русские церкви — в Киеве, Новгороде и Полоцке. Позже были воздвигнуты Храмы, посвящённые Софии, в Вологде и Тобольске.
Многозначность слова «премудрость» обнаруживается и в Новом Завете. Здесь можно выделить три его значения:
1) в обычном широком смысле мудрости как добродетели: «Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте, и в любви…»(Лук. 2:52);
2) в отношении к Сыну Божию как ипостасной Премудрости Божией: «Мы проповедуем Христа распятого…Христа Божию силу и Божию премудрость» (1 Кор. 1:23,24);
3) в значении Премудрого Домостроительства Божия: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия!.. кто познал ум Господень, или кто был советником Ему» (Рим. 11:33,34).
Значение изображения Софии — Премудрости Божией объясняют словами Притчей Соломоновых: Премудрость создала себе дом и утвердила столпов семь Итак Божия премудрость есть Господь, создавший Себе дом. Этот дом в смысле более широком знаменует Церковь Божию, а в более тесном смысле — Матерь Божию, как одушевленный храм Спасов. В песнопениях в Богородичные праздники православная Церковь называет Матерь Божию домом, свитком, горою, вратами и другими пророческими именами.
Таким образом слова: Премудрость создала Себе дом — означают пресвятую Деву Mapию, чрез которую Бог для спасения Mиpa облекся естеством человеческим и стал видим. Слово стало плотию и обитало с нами; и мы видели славу Его, славу, как Единороднаго от Отца (Иоан. I, 14)
Иконографическое изображение Софии
и икон Софийного круга
 
В последующее время Иконографическое решение образа Софии усложняется в связи с изменением общего развития искусства. Процесс развития перешёл в новое качество. Усиливается содержательная, литературная сторона.
Чаще иконы, посвящённые Софии писались в дар и на благословение царю, патриарху и архиереям. В царских хранилищах Кремля, по описям, было много икон Софии.
Москва, признав Софию новгородскую как святыню, выражает своё отношение к ней созданием икон с общерусскими святыми.
Роспись Царских палат в русской софиологии, в истории осознания Софии как творческого божественного начала, в аллегорической форме выражающая идею Премудрости Еммануила как покровителя православного государства, достойна быть названа эпохальной.
В древнерусской письменности, как и в искусстве, тема Софии Премудрости Божией разрабатывалась особенно интенсивно. Такого множества литературных толкований и икон Софии, как на Руси, причём в различных редакциях и в различной иконографии, мы не встретим нигде. По справедливому замечанию академика А.Н. Грабара, ни один иконографический сюжет не связан так тесно с религиозной историей России, как София Премудрость Божия: начиная с древнейших времён и до наших дней она является темой, испытывающей проницательность комментаторов. А это свидетельствует о таких качествах русского православного человека, как желание осмыслить самую суть Веры и самого Бытия.
На первом и втором Вселенских соборах установлено определение, получившее силу догмата: Премудрость Божия есть второе лицо Троицы Иисуса Христос. София – творческое свойство ипостаси второго лица Троицы.
На фреске Софии Константинопольской скорее всего был изображен ангел- «страж храма», о явлении которого рассказывается в «Сказании о Святой Софии Цареградской».
Другие ученые считают основным прототипом выдержанную в античных традициях ангелоподобную фигуру с хартией или книгой в руке, снабженную надписью «София», — такой предстает Премудрость на миниатюре Псалтири в Парижской библиотеке. В византийском и древнерусском искусстве известны изображения Софии в виде аллегорической фигуры — как самостоятельные, так и в составе сложных символических композиций.
Теплый и светлый культ Матери Божией, столь разительно отличающийся от католического аскетически-эротического почитания непорочной Девы Марии, находит свое естественное библейское основание в учении о Софии как о предвечном замысле и одновременно живой душе тварного мира, полной красоты, премудрости и совершенства. Богоматерь Мария есть как бы полнота Софии в земном творении, то есть предельная одухотворенность тела и предельно гармоничная телесная жизнь духа.
Именно софийно-богородичные аспекты православного вероучения, делающие упор не на изоляцию человека от греховного мира и плоти, а на необходимость их сердечного просветления и одухотворения, с самого начала оказались глубоко органичными для российской этнокультурной почвы, что проявилось не только в особенностях церковной жизни, но и в зодчестве (первые храмы на Руси посвящены Святой Софии), и в живописи (софийно-богородичные темы русской иконописи поражают своим богатством и разнообразием).
Силой женской любви, состраданием и верностью долгу во многом стоит и крепится русская Земля.
На русской почве к XV-XVI вв. складывается богатая иконография Софии. Главным источником иконографии считают изображение Христа в ангельском образе.
София имеет облик Ангела; её лик и руки — огненного цвета, за спиной — два крыла.
Несколько отличаются изводы иконы, посвященные Софии в разных местностях. Выделяются изводы с небольшими отличиями: Киевский, Новгородский, Рязанский, Ярославский (особенность изображения Богоматери на иконе — отсутствие традиционной фигуры Младенца в ее лоне) и Московский.
Начиная с XVII в. в традициях изображения Софии нередко образ Софии сближается с Богоматерью. Отождествление Софии с Сыном-Логосом близко иконографии Иисуса Христа — Ангела Великого Совета.
В отличии от того, что мы наблюдаем в Калининградской области (в Храме набор икон как собрание сокровищ на определённую тему, внутренних росписей нет) на Руси осуществлялось комплексное возведение Храмов. Общим замыслом охватывалось не только форма храма, вид куполов, но и наружное и внутреннее убранство. Для выполнения настенных росписей приглашались нередко мастера из Византии, славянских стран – Болгарии, Сербии, Хорватии,
Те, кто принимал решение, и осуществлял его, были людьми высокообразованными, знатоками темы, мудрецами. И тогда весь Храм от его формы до завершающей росписи представлял единое целое и был проникнут единой идеей и показывал чему посвящён:
София –Логос небесного пира
София – Богородица
София – Христос
София – Архангел (уникальный образ).
Войдя в такой Храм можно было увидеть весь путь души. В нашем рассматриваемом случае – путь создания храма в душе человеческой, путь восхождения.
Полагают, что именно ангел, а не храм является олицетворением Премудрости, но в толкованиях храм также выступает как символ Премудрости.
Соборность – дух русского православия.
Где чаще всего можно увидеть роспись Софийного круга?
В алтарной части (священное место храма), в купольной части и на паперти.

«Тайная доктрина» о Софии
 
Софи?я, Прему?дрость (греч. ????? «мастерство», «знание», «мудрость», понятие в античной и средневековой философии, иудаизме и христианстве, выражающее особое представление о мудрости или олицетворенная (воплощенная) мудрость.
Женский Логос гностиков; Вселенский Разум; и женский Святой Дух у прочих.
Ориген описывает ее как хотя и «бестелесное бытие многообразных мыслей, объемлющее логосы мирового целого», но в то же время как «одушевленное и как бы живое».
Если по отношению к Богу София — пассивно зачинающее лоно, «зеркало славы Божией, действия Божия», то по отношению к миру это — строительница, созидающая мир, как плотник или зодчий складывает дом как образ обжитого и упорядоченного мира, огражденного стенами от безбрежных пространств хаоса; мироустрояющая воля.
Поэтому дом — один из главных символов библейской Премудрости.
С метафизической точки зрения София есть подлинная субстанция Космоса; абсолютная порождающая основа всех его относительных форм, лежащая в фундаменте всех своих единичных проявлений и неотрывная от них.
Логос — означает Первое Слово, рождающееся из Безмолвия. Это Первый Звук, посредством которого зачинается Вселенная, это вибрация, или движение Космической Энергии.
Логос — это также первозданный Свет — Ур, ибо Свет есть движение Материи. Это Свет не физический, это Свет Разума. Этот Свет есть также Божественная Мысль, дающая начало длиннейшему процессу созидания Космоса. Так, Логос есть олицетворение Космического Разума.
Логос — Творческое Слово, то есть слово, несущее в себе Идею.
ЛОГОС Он же ГЛАГОЛ, есть БОЖЕСТВЕННЫЙ ХРИСТОС, который вечен в Лоне Отца Своего.
При первой дифференцирующей вибрации субъективное начинает эманировать (или ниспадать подобно тени) на объективное и становится Матерью Мира, от которой берет начало Логос, являясь одновременно и Сыном, и Богом-Отцом. Будучи оба непроявленными первый представляет собой ПОТЕНЦИАЛЬНОСТЬ, а второй СИЛУ.
Логос есть единственный центр энергии.
Логос или Творящее Божество – «Слово, ставшее Плотью».
Прежде чем начать работу над строительством Космоса, Логос создает проект всей системы, долженствующей проявиться Вселенной, какой она должна быть с начала и до своего конца. Он создает «прообразы» всего, что будет, — прообразы всех форм и сил, всех эмоций, мыслей и интуиций, и определяет, как и через какие стадии они должны осуществиться в эволюционной схеме Его системы. Таким образом, еще до возникновения Вселенной вся ее целостность заключается в Космическом Разуме, существует в Нем как идея — все, что потом выливается в объективную жизнь в течение всего последующего процесса строительства.
Проект всего, что будет происходить в будущей Вселенной, создается не произвольно, не по прихоти Логоса: все эти первообразы — плоды предшествовавшего Космоса. Создавая проект Вселенной для новой Манвантары, Логос вызывает эти идеи из Небытия, в которое они канули в начале кончившейся Пралайи. Все эти первообразы, вызванные к новому Бытию, будут посевом для будущего Космоса лучшего и более совершенного по сравнению с предыдущим. В этом основа Эволюции.
ЛОГОС троичен, но един по сути. ТО из чего рождается Первый Логос, названный Вечным Матерью – Отцом, является Мировым Яйцом.
Мировое Яйцо, окруженное Семью оболочками, слоями или зонами. В этом Мировом Яйце и зародился Брама, как Мужское Начало.
Первый Логос: Безличный, и в философии – Логос Непроявленный, предтеча Проявленного. Это есть «Первопричина», «Бессознательное» европейских пантеистов.
Второй Логос: Дух-Материя, Жизнь; «Всемирный Дух», Пуруша и Пракрити.
Третий Логос: Космическая Мысле-основа, Махат или Разум, Космическая Всемирная Душа; Космический Нумен Материи, основа разумных проявлений Природы и в Природе, также называемый Маха-Буддхи.
Третий Логос: Космическая Мысле-основа, Махат или Разум, Космическая Всемирная Душа; Космический Нумен Материи, основа разумных проявлений Природы и в Природе, также называемый Маха-Буддхи.
Все Логосы горят единым Пламенем, и это Единое Пламя есть Матерь Семи Сыновей, Огненная Субстанция Беспредельного распространения, единая Творческая Сила каждой Сущности.Логосы всех стран и религий в половом отношении соответствуют женской Душе Мира или Великой Бездне, Божество, которому эти Двое в одном обязаны своим бытием, вечно сокрыто и называется Единым Сокровенным.
Точка (ЛОГОС) есть начало и Единица, от которой исходит вся числовая система. Эта точка – первичная причина. Точка внутри Круга не была еще Строителем, а лишь причиной этого Строителя.
Тайная доктрина гласит: Логос – первое проявление Парабрамана (аспект). Когда он выявляется в бытие, как сознательное существо… с его объективной точки зрения Парабраман является ему как Мулапракрити. Мулапракрити так же материальна для него, как любой другой предмет материален для нас. Парабраман не может быть видим, Логос видит его через наброшенный на него покров, и этот покров есть мощное распространение Космической Материи. Парабраман после своего проявления с одной стороны, как ЭГО, с другой – как Мулапракрити, действует как единая энергия через Логос.
Это Троичная Ипостась. Четверица же образуется добавлением животворящего Света, изливаемого Логосом (Семь Строителей).
Этот Свет Логоса есть «Семь Сынов Божественной Софии» и их бесчисленные эманации, центры олицетворенной энергии. Все создано через этот С В Е Т.
Корень умственного «Я» является также корнем физического «Я», ибо этот Свет в нашем проявленном мире есть лишь видоизменение Мулапракрити, называемой в Ведах Адити. В своем третьем аспекте она становится Вак, Матерью и Дочерью Логоса, подобно тому, как Изида есть Мать и Дочь Озириса-Гора, и Мут – Дочь, Супруга и Матерь Амона в египетском Лунном Символе. В Каббале Сефира то же самое, что и Шекина, и в другом синтезе является Супругою, Дочерью и Матерью Небесного человека, Адама Кадмона и даже тождественной с ним, как и Вак тождественна с Брамой, и именуется Логосом Женского Начала. В Риг-Веде Вак есть «Мистическая Речь», посредством которой Оккультное Знание и Мудрость сообщаются человеку, и потому сказано, что Вак «вошла в Риши».
Она «рождена Богами»; она — Божественная Вак, «Царица Богов»; и она, подобно Сефире с Сефиротами, приобщается к Праджапати в их творческом труде.
Кроме того, она именуется «Матерью Вед», ибо «через ее мощь (как Мистическая Речь) Брама раскрыл себя и, благодаря ее мощи, он создал Вселенную»: то есть, через Речь и слова, синтезированные в «Слове» и числах.
Говоря о психической энергией, мы говорим о той же Софии мира эллинов или Сарасвати индусов. Святой Дух христиан являет признаки психической энергии так же, как созидающий Адонай Израиля и Митра, полный солнечной мощи. Конечно, никто не сомневается, что Огонь Зороастра есть Огонь Пространства, который мы изучаем.
Как уже сказано, Адити-Вак есть Логос Женского Начала или Глагол, Слово; и Сефира в Каббале является тем же самым. Эти Женские Логосы в их нуменальном аспекте суть соотношения Света и Звука и Эфира, что доказывает, насколько древние были хорошо знакомы, как с физической наукой, как она известна сейчас современному миру, так и с зарождением этой науки в духовной и астральной областях.
Тема Софии — Премудрости Божией
в русской  философии
 
Историко-культурные исследования показывают, что одним из главных объектов поклонения в славянском язычестве служит Мать-Земля, воплощающая женское — рождающее и хранящее — начало Космоса.
Пантеон славянских богинь, отражающий различные аспекты материнского культа, чрезвычайно разнообразен: Мокошь, Жива, Лада, Лель, Кострома, Дивия. Отголоски этих древнейших представлений, свойственных многим этносам евразийского материка, сохраняются в русских деревнях вплоть до XIX в., ибо достаточно органично сочетаются со столь характерным для православия почитанием одухотворенного материнства, бескорыстия и сострадания в лице Богородицы. Нередко Мать-Земля напрямую сопрягается в устном народном творчестве с Богородицей Марией, ибо она так же любит своих детей, обеспечивает им материальное благополучие, дарит душевное здоровье, стойкость и веру. Русские богатыри, припадая к земле, набирались новых сил; крестьянин, обращаясь к ней с молитвой, надеялся на сердечный отклик и щедрый урожай. При этом культ Земли и культ Богородицы никогда полностью не сливались в русском народном сознании, обнаруживая скорее иерархическое соподчинение. Известен стих из «Голубиной книги»:
В свете вышеизложенного неудивительно, что русская философия сделала богословско-мифологическую категорию Софии предметом самого тщательного анализа, ведь одна из важнейших функций философии в культуре — служить средством рациональной реконструкции краеугольных нравственных и эстетических оснований национального бытия. Однако обращение отечественной философской мысли к софиологической проблематике стимулировалось не одним лишь культурно-познавательным интересом. Как справедливо отмечает В.В. Зеньковский, сама внутренняя логика развития «метафизики всеединства», заложенная трудами В.С. Соловьева, заставляла отечественных мыслителей обращаться к идее Святой Софии. Дело в том, что без софиологической проблематики нерешенными оставались ключевые проблемы построения целостного религиозно-философского мировоззрения.
Во-первых, систематическое мышление всегда искало посредствующее звено между вечным, единым и духовным бытием Бога и тварно-временным, материально-множественным миром.
Во-вторых, просвещенному религиозному сознанию рубежа XIX-XX вв. необходимо было найти смысл как в естественной эволюции природы, так и в человеческом телесно-земном существовании, т. е. философски оправдать материальные начала бытия.
В-третьих, русской философии в силу ее исконной всеединящей направленности нужно было преодолеть односторонний западный рационализм и наукоцентризм за счет признания фундаментальной роли религиозного опыта и интуитивно-сердечных форм постижения мира.
В-четвертых; самым интересным аспектом для нас с вами в преддверии и в предчувствии космической эры является понятие человека как космопланетарного духовного существа и определение историософские перспективы существования земного сообщества. Вот что волновало философов.
На эту тему труды свои писали: Иоанн Дамаскин, Анастасий Царьградский, Дианисий Ареопагит, Зиновий Отенский, патриарх Филарет, Кирилл Истомин, Игнатий Римский-Корсаков и другие.
При явной теистической направленности софиологических изысканий было бы, однако, глубоко ошибочным считать, будто идея Софии не имеет эвристического значения для рационального решения общезначимых (в том числе и для материализма) философских проблем. В дальнейшем будет предпринята попытка показать, что именно идея Софии и структурно связанные с ней категории помогают последовательно преодолеть жесткую дихотомию материального и идеального, телесно-физиологического и психического в понимании человеческого существования и познания.
Отметим и еще один примечательный момент. Истинная философия всегда живет духом метафизического дерзания, т. е. бесстрашной устремленностью разума к познанию последних оснований сущего. Стремясь к целостности и завершенности своих метафизических построений, философия нередко опережает свое время, как бы «забегает вперед», продуцируя посредством своего всеобщего категориального языка такие универсальные смысловые модели миропонимания, которые не могут быть практически проверены на данном уровне научно-технического развития общества. Большая часть подобных концептуальных схем так навсегда и остается плодом чисто умозрительных домыслов, составляя основное содержание истории философии как поучительнейшего компендиума заблуждений человеческого духа и одновременно блестящей школы творческого мышления. Некоторые философские идеи, которые зачастую воспринимаются современниками как нечто надуманно-абстрактное, вдруг обнаруживают на определенном историческом этапе свою поразительную прозорливость и глубину. Они не только получают при этом научно-теоретическую экспликацию и экспериментальное подтверждение, но сами в свою очередь начинают выполнять функцию систематизации, казалось бы, разнородного культурного и научного материала. Философия словно «заготавливает впрок» — к сожалению, в явно избыточном количестве — универсальные матрицы понимания, которые помогают последующей строгой научной мысли избегать ложных логических ходов и непродуманных обобщений.
Одной из таких метафизических «заготовок впрок» как раз и является богословско-философская идея Софии, которая по ряду позиций оказывается весьма созвучной процессам, происходящим в современной науке. Софиологические построения оказываются эвристичными в плане объяснения взаимоотношений между вещественно-энергетическими и информационными процессами в природе; при истолковании ряда фундаментальных физических понятий типа «вакуум», «сингулярность» и т. д. Наконец, богословско-философское учение о Святой Софии –Премудрости Божией – это один из духовно-смысловых ключей к пониманию сущности нарождающейся духовно-экологической цивилизации третьего тысячелетия, в переходе к которой именно России и именно женщине, суждено сыграть видную, если не решающую роль.

Мученицы Вера, Надежда, Любовь и их мать София: история, праздник, акафист

Образ Святых сестёр и матери их Софии в Православии один из самых почитаемых. В православной иконописи чаще всего в центре находится младшая из отроковиц Любовь, вокруг неё стоят сёстры, а сзади – их мать.
София изображена укрывающей, обнимающей детей или указывающей путь. Сёстры чаще всего держат в руках крест как символ мученичества. На некоторых иконах Веру изображают с Евангелием в руках, Надежду – с лампадой, Любовь – со свитком, а их мать Софию – с крестом.
Обычно одежды у великомучениц красного цвета, символизирующего пролитую кровь. Есть и одиночные, именные, иконы. Дома их уместнее всего хранить рядом со сборным образом четырёх мучениц.

В западной иконописи Веру, Надежду и Любовь изображают взрослыми девушками – символами добродетелей христианства. Веру зачастую на иконах пишут с крестом в руках, Надежду – держащей якорь, а Любовь – окружённую маленькими детьми.
Святых Веру, Надежду и Любовь, а также их мать Софию почитают в Православной церкви широко. Имена мучениц имеют символическое значение:
София значит «премудрость Божия», она является матерью христианских добродетелей веры, надежды и любви.
Вера – это уверенность в том, что судьба человека, препорученная Богу, во благо и спасение самого человека. Это единение с Богом, доверие к Божьим дарам, убеждённость в Его силе и милости.
Без надежды не может быть веры, так как это есть переживание уверенности в повсеместной и ежеминутной Божьей защите, если мы соблюдаем Его заповеди.
Любовь для христианина – это то, в чём состоит смысл человеческой жизни. Она определяет отношения людей друг с другом, отношение к Богу и к себе как творению Божьему и Его образу. Именно любовь считал апостол Павел главной из всех добродетелей:
«Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит.
Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.»
Наиболее чтимая в наше время икона Веры, Надежды, Любови и их матери Софии (17 века) была написана Карпом Золотарёвым и находится в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря (Москва).
Икона неизвестного автора 19 века из Владимирской губернии, хранящаяся в Русском музее Санкт-Петербурга, чудесным образом остановила случаи самоубийств в послереволюционные годы, укрепила отчаявшихся в вере.
В Троице-Сергиевой Лавре находится ныне образ святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, датируемый 15 веком.
Помолиться перед иконой можно в храмах во имя сестёр-великомучениц и их матери в Санкт-Петербурге, на Миусском кладбище в Москве, в Кирове, Днепропетровске, Казани, Бобруйске, Вятке и многих других городах.
к содержанию ^

О чем им молятся?


О чём же молятся перед образом мучениц Веры, Надежды, Любови и их матери Софии? Эта икона является одной из «семейных».
К ней обращаются с молитвой об укреплении семьи, о взаимопонимании между родителями и детьми, о здоровье детей и их благополучии.
Перед святым образом просят уберечь семью от недоброжелателей, детей – от плохого влияния.
Помогают святые мученицы женщинам в их просьбах о даровании хорошего мужа, зачатии долгожданных детей, благополучных родах, исцелении женских болезней и заболеваний суставов.
Святая мученица София, пережившая утрату мужа и одна воспитывавшая детей, а потом ставшая свидетельницей их смерти, избавит от скорби и уныния из-за потери близких, укрепит в вере, поможет найти выход из трудных ситуаций.
По вере икона даёт силы противостоять жизненным невзгодам и принимать мудрые решения.
Мученицы Вера, Надежда, Любовь и София также являются небесными заступницами за всех своих тёзок в их житейских нуждах.
к содержанию ^

Молитва

Вас, святыя мученицы Веро, Надеждо и Любы, славим, величаем и ублажаем, купно с мудрою материю Софиею, ей же покланяемся, яко образ богомудраго попечения являющей. Умоли, святая Веро, Творца видимых и невидимых, да веру крепку, неблазненну и нерушиму подаст нам. Ходатайствуй, святая Надеждо, пред Господом Иисусом за нас грешных, да упование на благая не отженет от нас, и от всякия скорби и нужды да избавит ны. Исповеждь, святая Любы, Духу истины, Утешителю, напасти и печали наша, да Той свыше сладость небесную ниспослет душам нашим. Помозите убо в бедах наших, святыя мученицы, и купно с мудрою материю вашею Софиею, молите Царя царей и Господа господствующих, да сохранит под покровом Церковь Свою святую. Со слезами умиленно припадающее к вам, вашего теплаго предстательства пред Богом усердно молим, да купно с вами и со всеми святыми превознесем и препрославим пресвятое и великое имя Отца и Сына и Святаго Духа, Предвечнаго Владыки и благих Содетеля, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Рекомендуем посмотреть видео — «Акафист мученицам Вере, Надежде, Любви и матери их Софии»:

</img class=»imgstyle»>Мученицы София и ее дочери Вера, Надежда, Любовь пострадали в Риме в царствование императора Адриана во II веке. Оставшись вдовой, София вела жизнь благочестивую и так же воспитывала своих дочерей. Вере было 12 лет, Надежде 10, Любови 9. Императору донесли, что София и ее дочери отвергают язычество и исповедуют христианство. Андриан попытался совратить их с христианского пути и заставить поклониться богине Артемиде — сначала обещанием богатых подарков, а затем угрозами. Но они твёрдо исповедовали свою веру в Христа.
Тогда император приказал подвергнуть дочерей пыткам на глазах их матери. Девочки чудесным образам перенесли мучения невредимыми, и их велели казнить. Софию император оставил в живых, обрек на страдания сердцем. Похоронив тела дочерей, София на третий день скончалась на их могиле. В VIII веке мощи святых были отправлены из Рима в Эльзас, где, в церкви Эшо (Eschau), они находятся и сейчас.
Почитание святых мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии издавна широко распространено на Руси, при переводе на русский язык греческой версии жития произошла замена греческих имен отроковиц матери Софии – Пистис, Елпис и Агапи. Им подобрали эквиваленты на славянском языке – Вера, Надежда и Любовь.
София в переводе с греческого – мудрость. В богословском понимании «Святая София» — премудрость Божия, то есть олицетворённая мудрость Бога.
«Вера — Надежда — Любовь» — три добродетели, которые имеют огромное значение для христиан.
Надежда есть успокоение сердца в Боге с уверенностью, что Он непрестанно заботится о нашем спасении и дарует нам обещанное блаженство. Надежда выражает идею препоручения себя Богу, эмоциональное переживание состояния нахождения в руках Божьих и убежденности в справедливости и милосердии Божьем.
Вера — обоснованное ожидание того, на что надеются, очевидное доказательство существующего, хотя и невидимого. Это — уверенность в духовных способностях человека, в добре и силе Божьих, это — разумное согласие и доверие к обещаниям и дарам Божьим. Вера определяется как соединение человека с Богом, как уверенность в «воссиянии благодати» и благости личной судьбы, препорученной промыслу Божьему.
Любовь в христианском понимании — любовь без основания, причины, корысти, способная покрыть любые недостатки, проступки и преступления. Христианин, прежде всего, любит Бога, затем ближних своих «как самого себя» и себя как творение Божие и Его образ.
Любовь к Богу облагораживает, направляет и согревает все другие проявления этого доброго чувства. Надо научиться так любить Бога, чтобы это чувство наполнило и преобразило все наше существо — озаряло мысли, согревало сердце, направляло волю и все наши поступки. Пожалуй, можно сказать, что Любовь главная из трех основных христианских добродетелей:
«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится».
(1-е послание к Коринфянам13:4–8)
Не принято тужить в России,
Казнить себя потом виной,
За то, что дочери Софии
Когда-то в мир ушли иной.
Они ушли за веру в Бога,
С девичьей, чистою душой,
Не ради райского порога,
Не ради святости большой.
Три юных дочки положили,
Жизнь молодую на алтарь
За то, чтоб в Мире нашем были
Бог православия и Царь.
С тех давних пор мы вспоминаем
Надежду, Веру и Любовь,
Как эталоны чувств, что знаем.
Или испытываем вновь.
В тех чувствах души их живые
Нам помогают жить, любить,
Надежду с верой в дни лихие
Навеки в сердце сохранить.
Светлы, чисты три чувства эти,
Святой девичьею слезой,
За чистоту тех чувств в ответе
Мы все пред троицей святой.
Молитва
Вас, святые мученицы Веро, Надеждо и Любы, славим, величаем и ублажаем, купно с мудрою материю Софиею, ей же покланяемся, яко образ богомудрого попечения являющей. Умоли, святая Веро, Творца видимых и невидимых, да веру крепку, неблазненну* и нерушиму подаст нам. Ходатайствуй, святая Надеждо, пред Господем Иисусом за нас грешных, да упование на благая Своя не отженет от нас, и от всякие скорби и нужды да избавит ны. Исповеждь, святая Любы, Духу истины, Утешителю, напасти и печали наша, да Той свыше сладость небесную низпослет душам нашим. Помозите убо в бедах наших, святые мученицы, и купно с мудрою материю вашею Софиею, молите Царя царей и Господа господствующих, да сохранит (имена) под покровом Своим, да купно с вами и со всеми святыми превознесем и препрославим пресвятое и великое имя Отца и Сына и Святаго Духа, предвечнаго Владыки и благих Содетеля, ныне и присно и во веки веков.
*******
О святыя и достохвальныя мученицы Веро, Надеждо и Любы, и доблестных дщерей мудрая мати Софие, к вам ныне притецем со усердною молитвою; что бо паче возможет продстательствовати за ны пред Господем, аще не вера, надежда и любы, три сия краеугольныя добродетели, в нихже образ нареченныя, самою вещию тыя явисте! Умолите Господа, да в скорбех и напастех неизреченною благодатию Своею покрыет ны, спасет и сохранит, яко благ есть и Человеколюбец. Того славу, яко солнце незаходимое, ныне зряще светолепну, споспешествуйте, нам во смиренных молениях наших, да простит Господь Бог грехи и беззакония наша, и да помилует нас грешных и недостойных щедрот Его. Молите убо о нас, святыя мученицы, Господа нашего Иисуса Христа, Ему же славу воссылаем, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *