Легенда о суассонской чаше

Франкский историк Григорий Турский о Суассонской чаше

Однажды франки унесли из какой-то церкви вместе с другими драгоценными вещами, необходимыми для церковной службы, большую чашу удивительной красоты. Но епископ той церкви направил послов к королю с просьбой, если уж церковь не заслуживает возвращения чего-либо другого из ее священной утвари, то, по крайней мере, пусть возвратят ей хотя бы эту чашу. Король, выслушав послов, сказал им: «Следуйте за нами в Суассон, ведь там должны делить всю военную добычу. И если этот сосуд, который просит епископ, по жребию достанется мне, я выполню его просьбу».
По прибытии в Суассон, когда сложили всю груду добычи посредине, король сказал: «Храбрейшие воины, я прошу вас отдать мне, кроме моей доли, еше и этот сосуд». Разумеется, он говорил об упомянутой чаше. В ответ на эти слова короля те, кто был поразумнее, сказали: «Славный король! Все, что мы здесь видим,— твое, и сами мы в твоей власти. Делай теперь все, что тебе угодно. Ведь никто не смеет противиться тебе!»
Как только они произнесли эти слова, один вспыльчивый воин, завистливый и неумный, поднял секиру и с громким возгласом: «Ты получишь отсюда только то, что тебе полагается по жребию», — опустил ее на чашу. Все были поражены этим поступком, но король перенес это оскорбление с терпением и кротостью. Он взял чашу и передал ее епископскому послу, затаив в душе глубокую обиду.
А спустя год Хлодвиг приказал всем воинам явиться со всем военным снаряжением, чтобы показать на Мартовском поле, насколько исправно содержат они свое оружие. И когда он обходил ряды воинов, он подошел к тому, кто ударил секирой по чаше, и сказал: «Никто не содержит оружие в таком плохом состоянии, как ты. Ведь ни копье твое, ни меч, ни секира никуда не годятся». И, вырвав у него секиру, он бросил ее на землю. Когда тот чуть-чуть нагнулся за секирой, Хлодвиг поднял свою секиру и разрубил ему голову, говоря. «Вот так и ты поступил с той чашей в Суассоне». Когда тот умер, он приказал остальным разойтись, наведя на них своим поступком большой страх.

Легенда о Суассонской чашеРасскажитеДаю щедро — Помогайка.com

Ответ оставил Гость
«Однажды франки унесли из какой-то церкви вместе с другими драгоценными вещами, необходимыми для церковной службы, большую чашу удивительной красоты. Но епископ той церкви направил послов к королю с просьбой, если уж церковь не заслуживает возвращения чего-либо другого из её священной утвари, то, по крайней мере, пусть возвратят ей хотя бы эту чашу. Король, выслушав послов, сказал им: „Следуйте за нами в Суассон, ведь там должны делить всю военную добычу. И если этот сосуд, который просит епископ, по жребию достанется мне, я выполню его просьбу“. По прибытии в Суассон, когда сложили всю груду добычи посредине, король сказал: „Храбрейшие воины, я прошу вас отдать мне, кроме моей доли, ещё и этот сосуд“. Разумеется, он говорил об упомянутой чаше. В ответ на эти слова короля те, кто был поразумнее, сказали: „Славный король! Всё, что мы здесь видим, — твоё, и сами мы в твоей власти. Делай теперь всё, что тебе угодно. Ведь никто не смеет противиться тебе!“. Как только они произнесли эти слова, один вспыльчивый воин, завистливый и неумный, поднял секиру и с громким возгласом: „Ты получишь отсюда только то, что тебе полагается по жребию“, — опустил её на чашу. Все были поражены этим поступком, но король перенес это оскорбление с терпением и кротостью. Он взял чашу и передал её епископскому послу, затаив „в душе глубокую обиду“. А спустя год Хлодвиг приказал всем воинам явиться со всем военным снаряжением, чтобы показать на Марсовом поле, насколько исправно содержат они своё оружие. И когда он обходил ряды воинов, он подошёл к тому, кто ударил по чаше и сказал: „Никто не содержит оружие в таком плохом состоянии, как ты. Ведь ни копьё твоё, ни меч, ни секира никуда не годятся“. И, вырвав у него секиру, он бросил её на землю. Когда тот чуть-чуть нагнулся за секирой, Хлодвиг поднял свою секиру и разрубил ему голову, говоря: „Вот так и ты поступил с той чашей в Суассоне“. Когда тот умер, он приказал остальным разойтись, наведя на них своим поступком большой страх»

Легенда о Суассонской чаше: — Всемирная история в сплетнях

«…войско Хлодвига разграбило много церквей, так как Хлодвиг был еще в плену языческих суеверий. Однажды франки унесли из какой-то церкви вместе с другими драгоценными вещами, необходимыми для церковной службы, большую чашу удивительной красоты. Но епископ той церкви направил послов к королю с просьбой, если уж церковь не заслуживает возвращения чего-либо другого из ее священной утвари, то по крайней мере пусть возвратят ей хотя бы эту чашу. Король, выслушав послов, сказал им: „Следуйте за нами в Суассон, ведь там должны делить всю военную добычу. И если этот сосуд, который просит епископ, по жребию достанется мне, я выполню его просьбу“. По прибытии в Суассон, когда сложили всю груду добычи посредине, король сказал: „Храбрейшие воины, я прошу вас отдать мне, кроме моей доли, еще и этот сосуд“. Разумеется, он говорил об упомянутой чаше. В ответ на эти слова короля те, кто был поразумнее, сказали: „Славный король! Все, что мы здесь видим, — твое, и сами мы в твоей власти. Делай теперь все, что тебе угодно. Ведь никто не смеет противиться тебе!“ Как только они произнесли эти слова, один вспыльчивый воин, завистливый и неумный, поднял секиру и с громким возгласом: „Ты получишь отсюда только то, что тебе полагается по жребию“, — опустил ее на чашу. Все были поражены этим поступком, но король перенес это оскорбление с терпением и кротостью. Он взял чашу и передал ее епископскому послу, затаив „в душе глубокую обиду“. А спустя год Хлодвиг приказал всем воинам явиться со всем военным снаряжением, чтобы показать на Мартовском поле, насколько исправно содержат они свое оружие. А когда он обходил ряды воинов, он подошел к тому, кто ударил секирой по чаше и сказал:
„Никто не содержит оружие в таком плохом состоянии, как ты. Ведь ни копье твое, ни меч, ни секира никуда не годятся“. И, вырвав у него секиру, он бросил ее на землю. Когда тот чуть-чуть нагнулся за секирой, Хлодвиг поднял свою секиру и разрубил ему голову, говоря: „Вот так и ты поступил с той чашей в Суассоне“. Когда тот умер, он приказал остальным разойтись, наведя на них своим поступком большой страх. Хлодвиг провел много сражений и одержал много побед».

Суассонская чаша — Рождение династий — Из глубины веков — Детям — Невероятно, но факт!

Главная / Детям / Из глубины веков / Рождение династий / Суассонская чаша
Суассонская чаша
“По смерти Хильдерика наследовать ему был призван Хлодвиг”, — так начинается жизнеописание первого франкского короля, составленное Григорием Турским. Если на старофранкском языке Хильд-Рик означает “мощный воин”, то Хлодвиг — “прославленный в боях”. Не правда ли, имя сына достойно имени отца, кстати, участника знаменитой “Битвы народов”. А вот Хлодвигу только предстояло прославить себя в боях и оправдать данное ему имя.
Для начала юный Хлодвиг напал на римского консула в Галлии Сиагрия. Впрочем, к тому времени Римская империя уже не обладала прежней мощью и славой. Поэтому Хлодвиг и решился на войну с римским наместником. Перед тем как отправиться в поход, Хлодвиг постарался заручиться поддержкой своих родичей, других франкских вождей. Кто-то согласился ему помочь, кто-то увильнул от похода — следует упомянуть об этом, потому что это важно для нашего рассказа.
Сиагрий принял вызов Хлодвига, вышел ему навстречу со своим войском из Парижа и сам определил место битвы — неподалеку от города Суассон. Он видел в этом свое преимущество, но даже удачное расположение место битвы не смогло ему помочь. Молниеносные удары топоров франков решили исход сражения. Правда, Сиагрию удалось бежать с поля боя. Он попросил защиты у вестготского короля Алариха.
Но не таков был Хлодвиг, чтобы не довершить начатого! Угрожая Алариху войной, он потребовал выдать ему Сиагрия и добился своего. Сиагрий был обезглавлен.
Тогда же в Суассоне произошла еще одна история, о которой следует рассказать, чтобы лучше понять характер первого франкского короля.
Когда франки после победы учинили в Суассоне традиционный грабеж, в христианском храме была захвачена драгоценная чаша. По обычаю, военную добычу собирали в одно место, а потом распределяли между воинами. По просьбе епископа Хлодвиг, нарушая обычай, решил вернуть вазу храму. Никто из воинов не решился ему перечить, кроме одного солдата. “Хоть ты и вождь, Хлодвиг, но никто не давал тебе право нарушать древние обычаи! Вот тебе твоя чаша!” — воскликнул он и с этими словами рассек секирой злополучную чашу.
Хлодвиг, по словам Григория Турского, перенес это оскорбление “с терпением и кротостью” , однако обиды не забыл и уже следующей весной, во время военного смотра, проходя по рядам выстроившихся перед ним воинов, вроде бы случайно остановился напротив того молодого франка, что разрубил суассонскую чашу. Он внимательно оглядел его вооружение и вдруг, вырвав из его рук секиру, бросил ее на землю: “Что это за секира! Она никуда не годится!”
Удивленный воин нагнулся, чтобы поднять секиру, которая была не хуже, чем у других, и в этот миг Хлодвиг мечом отрубил ему голову. “Ты разбил мою чашу”, — усмехнувшись, пояснил он. Правда, воин этих слов уже не услышал…
Так утверждал Хлодвиг свою власть, свое право казнить и миловать. Впрочем, миловал он немногих…
Как только Хлодвиг почувствовал, что обрел достаточно сил, то вступил в борьбу с другими франкскими вождями. Если в начале правления он довольствовался тем, что заставлял их стричь длинные шевелюры — знак франкского достоинства, то теперь перешел к планомерному и расчетливому уничтожению всех, кто мог оспорить его верховную власть. И здесь в полной мере проявились его злопамятность и коварство.
Кровавые наследники Хлодвига
Хлодвиг-законодатель стремился разорвать порочный круг кровной мести, то, что сейчас мы называем вендеттой. После убийств, совершенных им самим, он мог опасаться, что дети или внуки убитых им франкских вождей начнут мстить его детям. Но вряд ли он мог представить, что его собственные дети и внуки в борьбе за власть будут хладнокровно уничтожать друг друга. Это…
Неожиданное продолжение
Юный, но уже прославленный многими подвигами принц Зигфрид узнает о необыкновенной красоте бургундской принцессы Кримхильды и отправляется свататься к прекрасной принцессе, — так идиллически начинается знаменитая средневековая поэма “Песнь о нибелунгах”. Давайте вместе проследим за приключениями Зигфрида, и тогда вы догадаетесь, почему “Песнь о нибелунгах” невольно приходит на ум, когда речь заходит о времени Меровингов……
Отважный молот, или битва при Пуатье
Если первых королей из династии Меровингов по справедливости называли “кровавыми”, то последних — “ленивыми”. Они еще носили титулы королей, но совершенно утратили авторитет и престиж вождей. За два века правления, полных смут и убийств, если что и осталось у наследников Хлодвига от прежнего достоинства, так только длинные волосы. Власть уходила от них, как вода сквозь…
«Почти король»
Судя по тем энергичным действиям, которые Карл Мартелл предпринял после разгрома арабского войска, победа франкам далась нелегко. Карл воочию увидел, какая опасность надвигается с востока. Чтобы предотвратить ее, необходимо было готовиться к отражению. Однако сил у франков после долгого и беспутного правления Меровингов было немного. А если они имелись, то их следовало собрать в единый…
От Пипина Короткого к Карлу Великому
Пипин Короткий (ум. в 768 г.), сын Карла Мартелла, был знаменит не менее, чем его отец. У него были и успешные военные походы, и мудрое правление… Но главная заслуга Пипина в том, что он стал первым королем в династии Каролингов, которых иногда называют Пипинидами. У Карла Мартелла осталось три сына — двое от законной жены…
Карл воин
Перед смертью (в 768 г.) Пипин Короткий разделил наследство между сыновьями: Карлом (742-814 гг.) и Карломаном. Но братья не ладили между собой. Когда в Аквитании, завоеванной Пипином, вспыхнуло восстание гасконских басков, Карломан отказался поддержать Карла, и тот вынужден был один усмирять басков. Конфликт между братьями разгорелся нешуточный, и еще неизвестно, стал бы Карл истинно великим…
Последний бой Роланда
“Король наш Карл, великий император,Провоевал семь лет в стране испанской.Весь этот край до моря занял,Взял приступом все города и замки,Поверг их стены и разрушил башни.Не сдали только Сарагосу мавры.Марсилий-нехристь там царит всевластно,Чтит Магомета, Аполлона славит,Но не уйдет он от Господней кары.Аой!..” Так начинается “Песнь о Роланде”, написанная примерно три века спустя после злополучного боя в…
Карл император
Территория государства франков все увеличивалась. Сам Карл именовал себя “королем Галлии, Германии, Италии и сопредельных провинций”. Под его скипетром находились многочисленные народности, объединенные одной христианской верой. И неудивительно, что у Карла возникла идея создания новой христианской империи. Конечно, такая идея могла родиться только у Карла, о котором еще при жизни слагались легенды. К его имени…
Триумф и крах Каролингов
Расширение франкского королевства и воссоздание империи — таковы наиболее заметные итоги деятельности Карла. Но он знаменит не только завоеваниями. Не случайно время правления Карла называют Каролингским возрождением. Именно он первым попытался соединить порванные звенья “золотой цепи” мировой культуры прошлого и настоящего. Карл не только стремился к возрождению былого величия Римской империи, но и возрождению античной…
Франки и их «косматые короли»
Франки — древнегерманское племя, жившее между Рейном и Эльбой, было воинственным и грозным. Воины этого племени искусно владели боевыми топорами — они точно поражали цель сильными и метками бросками. Франки во многом отличались от других варваров (может быть, потому, что жили по соседству с римской Галлией). Во-первых, они носили одежду не из звериных шкур, а…

Легенда о Суассонской чашеРасскажитеДаю щедро — ТвоиЗнания.com

«Однажды франки унесли из какой-то церкви вместе с другими драгоценными вещами, необходимыми для церковной службы, большую чашу удивительной красоты. Но епископ той церкви направил послов к королю с просьбой, если уж церковь не заслуживает возвращения чего-либо другого из её священной утвари, то, по крайней мере, пусть возвратят ей хотя бы эту чашу. Король, выслушав послов, сказал им: „Следуйте за нами в Суассон, ведь там должны делить всю военную добычу. И если этот сосуд, который просит епископ, по жребию достанется мне, я выполню его просьбу“. По прибытии в Суассон, когда сложили всю груду добычи посредине, король сказал: „Храбрейшие воины, я прошу вас отдать мне, кроме моей доли, ещё и этот сосуд“. Разумеется, он говорил об упомянутой чаше. В ответ на эти слова короля те, кто был поразумнее, сказали: „Славный король! Всё, что мы здесь видим, — твоё, и сами мы в твоей власти. Делай теперь всё, что тебе угодно. Ведь никто не смеет противиться тебе!“. Как только они произнесли эти слова, один вспыльчивый воин, завистливый и неумный, поднял секиру и с громким возгласом: „Ты получишь отсюда только то, что тебе полагается по жребию“, — опустил её на чашу. Все были поражены этим поступком, но король перенес это оскорбление с терпением и кротостью. Он взял чашу и передал её епископскому послу, затаив „в душе глубокую обиду“. А спустя год Хлодвиг приказал всем воинам явиться со всем военным снаряжением, чтобы показать на Марсовом поле, насколько исправно содержат они своё оружие. И когда он обходил ряды воинов, он подошёл к тому, кто ударил по чаше и сказал: „Никто не содержит оружие в таком плохом состоянии, как ты. Ведь ни копьё твоё, ни меч, ни секира никуда не годятся“. И, вырвав у него секиру, он бросил её на землю. Когда тот чуть-чуть нагнулся за секирой, Хлодвиг поднял свою секиру и разрубил ему голову, говоря: „Вот так и ты поступил с той чашей в Суассоне“. Когда тот умер, он приказал остальным разойтись, наведя на них своим поступком большой страх»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *