Легенда о трех богатырях

15 Русских богатырей из былин и преданий

220


15 Русских богатырей из былин и преданий

18 Комментариев nalary
1184 дня назад
Русь
Богатырь
Былины
Предания
Фольклор
Из сети
Длиннопост
Исконными русскими «супергероями» были богатыри, защищавшие нашу землю сотни лет назад. В былинах и преданиях сохранились образы многих русских богатырей, и ними нас познакомит данный пост.
Илья Муромец. Святой богатырь
Илья Муромец канонизирован русской православной церковью, это главный русский богатырь. Илья Муромец является главным героем не только русских былин, но и, например, германских эпических поэм XIII века. В них его тоже зовут Ильей, он тоже богатырь, тоскующий по своей родине. Встречается Илья Муромец и в скандинавских сагах, в них он, ни много ни мало, кровный брат князя Владимира.

Добрыня Никитич. Богатырь со связями
Добрыню Никитича часто соотносят с летописным Добрыней, дядей князя Владимира (по другой версии племянник). Его имя олицетворяет суть «мягкосердия богатырского». Добрыня имеет прозвание «млад», при огромной физической силе «мухи не обидит», он защитник «вдов и сирот, несчастных жен». Добрыня также «артист в душе: мастер петь и играть на гуслях».

Алеша Попович. Младшенький
«Младшенький из младших» богатырей, а посему и набор качеств у него не столь «суперменский». Ему даже не чужд порок: хитрость, эгоизм, корыстолюбие. То есть с одной стороны он отличается смелостью, но с другой — горделив, спесив, бранчив, задорен и груб.

Бова Королевич. Лубочный богатырь
Бова Королевич долгое время был самым популярным в народе богатырем. Лубочные сказки о «пречюдном богатыре» выходили сотнями изданий с XVIII по XX века. Пушкин написал «Сказку о царе Салтане», частично заимствовав сюжет и имена героев сказок о Боев Королевиче, которые ему читала няня. Более того, даже сделал наброски поэмы «Бова», но смерть помешает ему закончить произведение. Прототипом этого витязя был французский рыцарь Бово де Антон из знаменитой поэмы-хроники Reali di Francia, написанной в XIV веке. В этом отношении Бова совсем уникальный богатырь — заезжий.

Святогор. Мегабогатырь
Мегабогатырь. Но богатырь «старого мира». Великан, старший богатырь величиною с гору, которого даже земля не держит, лежит на горе в бездействии. Былины рассказывают о его встрече с тягой земной и смерти в волшебной могиле. На Святогора перенесены многие черты библейского богатыря Самсона. Сложно определить точно его древнее происхождение. В сказаниях народа богатырь-ветеран передаёт свою силу Илье Муромцу, богатырю христианского века.

Дюк Степанович. Богатырь-мажор
Дюк Степанович приезжает в Киев из условной Индии, за которой, по мнению фольклористов, в данном случае скрывается Галицко-Волынская земля, и устраивает в Киеве марафон хвастовства, проходит испытания от князя, и продолжает хвастать. В итоге Владимир узнает, что Дюк действительно очень богат и предлагает ему гражданство. Но Дюк отказывается, потому что «если продать Киев и Чернигов да купить бумаги для описи Дюкова богатства, то не хватит бумаги».

Микула Селянинович. Богатырь-пахарь
Микула Селянинович — богатырь аграрий. Встречается в двух былинах: о Святогоре и о Вольге Святославиче. Микула – первый представитель земледельческого быта, могучий крестьянин-пахарь. Он силен и вынослив, но домоседлив. Всю свою силу он вкладывает в земледелие и семью.

Вольга Святославович. Богатырь маг
Сторонники «исторической школы» в изучении былин полагают, что прототипом былинного Вольги был князь Всеслав Полоцкий. Также Вольгу соотносили с Вещим Олегом, а его поход в Индию — с походом Олега на Царьград. Вольга — непростой богатырь, он обладает способностью к оборотничеству, умеет понимать язык зверей и птиц.

Сухман Одихмантьевич. Оскорбленный богатырь
По мнению Всеволода Миллера, прототипом богатыря был псковский князь Довмонт, правивший с 1266 по 1299 год. В былине киевского цикла Сухман едет добывать князю Владимиру лебедь белую, но по дороге вступает в схватку с татарским полчищем, ставящим калиновы мосты на реке Непре. Сухман побеждает татар, но в бою получает раны, которые заклеивает листочками. Вернувшись в Киев без белой лебеди, он рассказывает князю о бое, но князь ему не верит и заточает Сухмана в темницу до выяснения. На Непру отправляется Добрыня и узнает, что Сухман не лгал. Но уже поздно. Сухман чувствует себя опозоренным, отклеивает листочки и истекает кровью. Из его крови начинается река Сухман.

Дунай Иванович. Трагический богатырь
По былинам о Дунае, именно из крови богатыря началась река с одноименным названием. Дунай — богатырь трагический. Он проигрывает своей жене Настасье в соревнованиях по стрельбе из лука, случайно попадает в нее при попытке отыграться, узнает, что Настасья была беременна и натыкается на саблю.

Михайло Потык. Верный муж
Фольклористы расходятся во мнениях, с кем нужно соотносить Михайло Потыка (или Потока). Корни его образа находят и в болгарском героическом эпосе, и в западноевропейских сказках, и даже в монгольском эпосе «Гэсэр». По одной из былин, Поток со своей женой Авдотьей Лебедью Белой дает зарок о том, что кто бы из них ни умер первым, второго закапывают рядом в могилу живым. Когда умирает Авдотья, Потока закапывают рядом в полном вооружении и на коне, он сражается с драконом и оживляет его кровью жену. Когда он сам умирает, Авдотью закапывают вместе с ним.

Хотен Блудович. Богатырь-жених
Богатырь Хотен Блудович ради свадьбы с завидной невестой Чайной Часовой сначала побивает девятерых её братьев, затем целое войско, нанятое будущей тещей. В итоге богатырь получает богатое приданое и выступает в былине как богатырь «который хорошо женился».

Василий Буслаев. Рьяный богатырь
Самый удалой герой новгородского былинного цикла. Его необузданный нрав приводит к конфликту в новгородцами и он отчаянно буянит, бьется об заклад, что побьет всех мужиков новгородских на Волховском мосту и почти выполняет обещанное — пока его не останавливает мать. В другой былине он уже зрелый, идет в Иерусалим замаливать грехи. Но Буслаев неисправим — он снова принимается за старое и нелепо гибнет, доказывая свое молодчество.

Никита Кожемяка. Змееборец
Никита Кожемяка в русских сказках — один из главных героев-змееборцев. Прежде чем вступить в схватку со Змеем он разрывает 12 шкур, тем самым доказывая свою легендарную силу. Кожемяка не только побеждает Змея, но ещё и запрягает его в соху и пропахивает землю от Киева до Черного моря. Обронительные валы под Киевом получили свое имя (Змиевы) как раз из-за деяний Никиты Кожемяки.

Аника воин. Богатырь на словах
Аникой воином и сегодня называют человека, который любит хвастать своей силой вдалеке от опасности (& диванный боецц). Необычное для русского былинного богатыря, имя героя скорее всего взято из византийского сказания о герое Дигенисе, который там упоминается с постоянным эпитетом anikitos. Аника воин в стихе хвастает силой и обижает слабых, его устыжает за это сама смерть, Аника бросает ей вызов и погибает.



свернуть

Русская народная былина Три богатыря читать

Былина Три богатыря читать:
Обгоняя скорость света,
Разум мчится сквозь века;
В глубине души поэта
За строкой бежит строка.
И ложатся на страницы,
Отряхнув седую пыль,
Чудеса и небылицы,
И загадочная быль.
Как-то, споря с океаном,
Славный русский богатырь
Воду вычерпал стаканом;
И земля раздалась вширь.
А другой силач – тихоня,
Задремав у бережка,
Маясь жаждою, спросонья,
Выпил море в три глотка.
Третий – еле умещался
Посреди высоких гор
И в народе прозывался —
Грозный витязь Святогор.
Он мечом владел и пикой,
Равных не было ему;
И страна была великой,
И в узде держали Тьму.
Русский дух царил повсюду,
Как сначала повелось.
Никакому Чуду-юду
Здесь спокойно не жилось.
Заползут какие гады,
Или птицей налетят —
Святогор не даст пощады —
Только косточки трещат.
Много лет ходил дозором —
Караулил землю-мать.
Русь жила за Святогором —
Не обидеть, не сломать.
Все набеги басурманов
Отражал Батыр-гора.
И в стране великих ханов
Невзлюбили бога Ра.
Этот бог служил защитой
Великану Русь-земли.
В битве честной и открытой
С ним тягаться не могли.
Брали подкупом, обманом,
Злыми чарами, вином;
Шли на приступы тараном,
Выжигали Русь огнем.
Всяко землю-мать пытали,
Извели немало стрел.
Дни и годы пролетали,
Грозный витязь постарел.
Трудно стало Святогору
Воевать на склоне лет,
Отдыхать с почётом в пору,
А ему покоя нет:
То Ростов защиты просит,
То из Киева послы.
Но земля уже не носит,
И доспехи тяжелы;
Не поставить в стремя ногу,
Не взобраться на коня.
Богатырь с молитвой к богу:
“Отпустил бы ты меня
За моря, за океаны,
За дремучие леса,
За широкие поляны —
В голубые небеса.
По стране твоей далекой
Извелась душа тоской”.
И, застыв горой высокой,
Богатырь обрёл покой.
Говорят, что сила божья
С той поры ушла в гранит;
Добрый камень у подножья
Тайну бережно хранит.
Много молодцев вспотело,
Сдвинуть камушек горя,
Но осилить это дело
Не нашлось богатыря.
Кто к нему не подступался
И пупка не надрывал —
Никому он не поддался —
Век без малого стоял.
Русь тогда, меняя бога,
Новых радостей ждала,
И к святой горе дорога
Тёмным лесом заросла.
Талисманы, обереги
Крест немного потеснил,
Но пожары и набеги
Новый бог не отменил.
Вера толком не окрепла,
За бедою шла беда.
И, бывало, что из пепла
Вновь вставали города;
Уводили басурманы
Русских девушек в полон,
А князья в чужие станы
Отправлялись на поклон.
Только в Киеве богатом,
У днепровских берегов,
Чистым серебром и златом
Откупались от врагов.
Век покоя Русь не знала,
Но совсем не поддалась —
За морями воевала,
В споре с ханами сошлась.
С давних пор ей досаждали
Кочевые племена:
И поля вокруг страдали,
И дружины, и казна.
А с проклятьем чародея
На Руси другое зло —
Огнедышащего Змея
Тёмной силой занесло:
У чудовища три пасти,
Три огромных головы.
Хуже не было напасти,
По свидетельству молвы.
По болотам леший бродит,
Лес русалками кишит —
Сильных чарами изводит,
Слабых шорохом страшит.
А у города Ростова
Кто-то встретился с ягой.
Говорит – жива, здорова,
Только трудности с ногой,
Да укачивает в ступе,
И кружится голова,
И от старости в тулупе
Прохудились рукава.
Сам я врать-то не умею,
Но в народе был слушок,
Что везла она Кощею
Тяжелёхонький мешок.
В том мешке спала девица —
Белолица и стройна;
А кощеева темница
Без того полным полна.
Любит разные забавы
Полувысохший скелет;
Нет на лютого управы
И на Змея силы нет:
Не одну унес девицу
Он за синие моря.
Постоять за Русь-землицу
Встали два богатыря.
Первым вызвался Алеша —
Сын ростовского попа.
Для него любая ноша
Легче мелкого клопа.
Ни один лихой боярин
Перед ним не устоит;
Под мечом его тугарин
Потерял копьё и щит.
С детства он к тугому луку
Приучаем был отцом
И, любя развеять скуку,
Слыл весёлым молодцом.
На уме мечту лелея,
В жёны высватать княжну,
Одолеть поклялся Змея
И собрался на войну.
Снарядил седлом высоким
Богатырского коня,
Сам – под поясом широким
Сыромятного ремня,
Слева меч висит булатный,
За плечами лук тугой…
И хотел бы на попятный,
Да уж в стремя стал ногой.
В теремке девица плачет,
Тужит ночи у огня;
Богатырь по лесу скачет,
Медным стременем звеня.
Лес всё гуще да темнее,
И тропинки не видать.
Где тут думать о злодее —
Самому б не пострадать.
Вот и конь стреляет ухом,
Может, чует где беду?
Витязь слез, собрался с духом,
Конь пошёл на поводу.
Ночь брели, как будто спьяну,
Продираясь напролом.
Утром вышли на поляну;
На поляне – дом не дом –
Кособокая избушка
Без окошек, без крыльца.
У двери сидит старушка,
Неприметная с лица.
В доме кот, сова, два гуся…
Богатырь хитрить не стал,
Говорит: “Скажи, бабуся, —
Змей давно ли пролетал?
Мне б найти к нему дорожку,
Заблудились мы слегка,
Да поесть какую крошку,
И воды б по два глотка”.
Бабка фыркнула сначала,
Встав, туда-сюда прошлась,
Для порядка поворчала,
Но, в конце концов, сдалась:
“За добро ко мне, убогой,
Помогу тебе, милок.
Вы не той пошли дорогой;
Ты возьми себе клубок.
Он тебя на день десятый
Приведёт к большой горе;
Там и Змей – мой враг заклятый —
Прячет головы в норе.
Но едва ли ты сумеешь
Чудо-юдо одолеть,
А, случится – одолеешь —
Самому не уцелеть.
Как не станет силы биться —
Пустишь в небо голубка —
Друг на выручку примчится,
Взмылив конские бока.
Но и вместе против Змея
Вам едва ли устоять —
Три головки у злодея,
Знать, троим и воевать”.
Не послушался Алешка,
Хоть и не был дураком.
Замелькала путь – дорожка
Вслед за бабкиным клубком.
На десятый день похода
Подошли они к горе:
Чёрный дым валит из входа,
Змей шевелится в норе,
Черепа вокруг да кости;
Конь на месте не стоит.
“Хороши на завтрак гости, —
Чудо-юдо говорит, —
Сорок дней не ел мясного,
Даже брюхо подвело.
И ежа бы съел живого,
Если б так не повезло”.
“Помолчал бы, жив покуда, —
Богатырь ему в ответ, —
У тебя, у Чуда-юда,
И зубов-то толком нет.
Будто крот, забился в нору —
Выходи на честный бой!”
Затрясло большую гору,
Из норы раздался вой.
Вылез аспид трёхголовый —
За спиною два крыла.
Богатырь – за лук дубовый,
Только стрелочка мала –
Не достать ей сердце Змея —
Застревает в чешуе.
Защищаясь от злодея,
Вспомнил витязь о копье:
Разогнав коня, наскочит,
Целя в голову врага,
Да ноздрю едва щекочет.
Не врала, видать, яга-
И копьём не дотянуться,
И стрелою не достать;
Не на жизнь, а насмерть бьются,
Начал Змей одолевать.
Не поднимется, устала,
Богатырская рука.
Он, как бабка наказала,
Кинул в небо голубка.
Голубок стрелой пустился
За подмогой в Киев-град,
А Попович всё рубился,
Но и сам уже не рад:
Не побить ему злодея,
Не потешиться с княжной,
И зачем пошел на Змея,
На проклятого войной?
В Киев-городе княгиня
Принимала голубка,
Славный молодец Добрыня
Взмылил конские бока,
Прямоезжую дорогу
Одолел в четыре дня
И примчался на подмогу,
Не загнав едва коня.
О его победах слава
На Руси давно гремит;
Налетел, ударил справа,
Под огонь подставил щит,
Оттеснил к пещере Змея;
Тут Алеша подскочил —
Навалился на злодея,
От земли набравшись сил.
То мечом удар наносит,
То копьём с размаху бьёт;
Но пощады враг не просит,
Тоже спуску не даёт.
Десять дней земля горела
Под ногами у коней.
Сталь булатная звенела,
И не видно – кто сильней —
И друзья устали биться,
И у Змея мощь сдала.
Порешили сговориться —
Не чинить друг другу зла:
Змей на время крылья сложит,
(Обещал – на целый год),
И его не потревожит
Ни дружина, ни народ.
Порешив, погоревали,
Что напрасно подрались.
Отдохнув, коней седлали;
Попрощавшись, разошлись.
Возле города Ростова,
Возвратившихся с войны,
Попадья – жена попова —
Приглашала на блины,
Чарку с квасом подносила
В полтора больших ведра,
Чтобы мать-земля носила
И сегодня, как вчера.
Гости чарку поднимали,
Угощались всем подряд
Да коней опять седлали,
Отправляясь в Киев-град,
Рассказать о договоре,
Заключённом на войне;
Хоть князья и жили в ссоре —
Всяк мечтал о тишине.
Князь ростовский, расставаясь,
Дочь Алеше обещал,
А к Добрыне обращаясь, —
На помолвку приглашал.
С тем они и ускакали,
Поднимая пыль столбом.
Вскоре башни замелькали
В чистом небе голубом.
За высокою стеною,
Меж садами – терема,
Мост высокий над водою,
У ворот – народу тьма.
Добрых молодцев встречали,
Провожали ко дворцу.
Князь, забыв свои печали,
Дал обоим по кольцу,
Подносил хмельные чарки
Под зернистую икру
Да раздаривал подарки.
Был и я на том пиру,
Но ни чем не отличился,
В этот раз не повезло —
Пиво пил, да не напился —
Мимо рта, видать, текло.
<<Предыдущая Следующая>>
Русские народные былины читать

Малоизвестные русские богатыри: 10 преданий

4. Сухман Одихмантьевич

Герой киевского былинного цикла. Согласно легенде, Сухман едет добывать князю Владимиру лебедь белую. Во время поездки он видит, что Непра-река борется с силой татарскою, которая мостит на ней мосты калиновы, чтобы идти к Киеву. Сухман избивает силу татарскую, но во время сражения получает ранения, которые закрывает листочками. Сухман возвращается в Киев без лебеди. Князь Владимир не верит ему и велит за похвальбу заточить в погреб, а Добрыню Никитича посылает узнать, правду ли сказал Сухман, и когда оказывается, что правду, Владимир хочет наградить Сухмана; но он снимает с ран листочки и истекает кровью. Из его крови потекла река Сухман.

5. Дунай Иванович

Один из популярнейших богатырских образов в русских былинах. В отличие от трёх главных героев эпоса (Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Алёши Поповича), Дунай Иванович — персонаж трагический.
Согласно легенде, во время свадьбы Дунай и Настасья Королевична, которая тоже была богатыркой, начинают хвастать, Дунай — храбростью, а Настасья — меткостью. Они устраивают поединок и Настасья трижды простреливает серебряное кольцо, лежащее на голове у Дуная. Не в силах признать превосходство жены, Дунай приказывает ей повторить опасное испытание в обратном варианте: кольцо теперь на голове у Настасьи, а стреляет Дунай.
Nnm.me
Стрела Дуная попадает в Настасью. Она умирает, а Дунай узнаёт, «распластавши ей чрево», что она была беременна чудесным младенцем: «по коленца ножки в серебре, по локоточки рученьки в золоте, на головушке по косицам звёзды частые». Дунай бросается на свою саблю и умирает рядом с женой, из его крови берёт своё начало Дунай-река.

6. Михайло Потык

Один из второстепенных богатырей. Известен он лишь в северно-русских былинах как красавец и змееборец. Легенд о нём существует несколько. Согласно одной из них, Михайло на охоте встретил лебедя, который обратился в девушку — Авдотью Лебедь Белую. Они поженились и дали клятву, что если кто-то умрёт раньше, то оставшийся в живых будет похоронен вместе с умершим в одной могиле.
F-picture.ne
Когда Авдотья умерла, Потыка вместе с её трупом спустили в могилу, на коне в полном вооружении. В могилу явился змей, которого богатырь убил, а его кровью воскресил жену. По другим былинам, жена опоила Потыка и обратила в камень, а сама сбежала с царём Кощеем. Товарищи богатыря — Илья, Алёша и другие, спасают Потыка и мстят за него, убив Кощея и четвертовав неверную Лебедь Белую.

7. Хотен Блудович

Богатырь в русских былинах, выступающий в одной былине в роли свата и жениха. История Хотена и его невесты — практически древнерусская история Ромео и Джульетты. Согласно легенде, Мать Хотена, вдова, на одном пиру сватала своего сына к красавице Чайне Часовой. Но мать девушки ответила ей оскорбительным отказом, который услышали все пирующие. Когда Хотен узнал об этом, он отправился к невесте и та согласилась выйти за него замуж. Но мать девушки была категорически против.
Img-fotki.yandex.ru
Тогда Хотен потребовал поединка и побил девятерых братьев своей невесты. Мать Чайны просит у князя войско, чтобы справиться с богатырём, но Хотен побеждает и его. После этого Хотен женится на девушке, взяв богатое приданое.

8. Никита Кожемяка

Формально к богатырям не относится, но является героем-змееборцем. Согласно преданию, дочь киевского князя была унесена змеем и удерживалась им в заточении. Узнав от самого змея, что он на свете боится только одного человека — Никиту Кожемяку, она с голубем отправляет письмо к отцу с просьбой отыскать этого богатыря и побудить его сражаться со змеем.
Img-fotki.yandex.ru
Когда посланники князя вошли в избу Кожемяки, занятого своим обычным делом, он от неожиданности перерывает 12 шкур. На первую просьбу князя биться со змеем Никита отвечает отказом. Тогда князь посылает к нему старцев, которые тоже не смогли уговорить Никиту. В третий раз князь отправляет к богатырю детей, и их плач трогает Никиту, он соглашается. Обмотавшись пенькой и обмазавшись смолой, чтобы стать неуязвимым, богатырь бьётся со змеем и освобождает княжескую дочь.
Далее, как гласит легенда, змей, поверженный Никитой, молит его о пощаде и предлагает разделить с ним землю поровну. Никита куёт соху в 300 пудов, запрягает в неё змея и проводит борозду от Киева до Чёрного моря; затем, начав делить море, змей тонет.

9. Василий Буслаев

Тоже формально не богатырь, но очень сильный герой, представляющий собой идеал молодецкой и безграничной удали. С детства Василий был сорвиголовой, не знал никаких стеснений и делал всё только так, как вздумается. На одном из пиров Василий бьётся об заклад, что будет драться во главе своей дружины на Волховском мосту со всеми новгородскими мужиками. Бой начинается, и угроза Василия избить всех противников до единого близка к осуществлению; только вмешательство матери Василия спасает новгородцев.
Ifotki.info
В следующей былине, чувствуя тяжесть своих грехов, Василий отправляется их замаливать в Иерусалим. Но паломничество к святым местам не меняет характера героя: он демонстративно нарушает все запреты и на обратном пути гибнет самым нелепым образом, пытаясь доказать своё молодечество.

10. Дюк Степанович

Один из самых оригинальных богатырей киевского былинного эпоса. По легенде, Дюк прибывает в Киев из «Индии богатой», так, по всей видимости, называли Галицко-Волынскую землю. По прибытии Дюк начинает хвастать роскошью своего города, собственным богатством, своими одеждами, которые ежедневно его конь приносит из Индии, и находит невкусными вино и калачи князя киевского. Владимир, чтобы проверить хвастовство Дюка, отправляет посольство матери Дюка. В итоге посольство признаёт, что если продать Киев и Чернигов да купить бумаги для описи Дюкова богатства, то не хватит той бумаги.
Pilipok.ru
Читайте также: 40 откровенных фактов о русских женщинах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *