Легенда о волке и волчице стих

Очень красивый стих про любовь волка и волчицы


Я расскажу легенду прошлых дней
(Пусть каждый понимает так, как сможет)
О сером степном волке и о ней,
О той, что всех была ему дороже.
История красива, но грустна,
Не ждите здесь счастливого финала,
Не ждите здесь борьбы добра и зла,
Добро бороться и проигрывать устало.
I
В краях далеких, где резвится ветер,
Где воздух пахнет вольною судьбой,
Давным–давно жил там один на свете
Красавец одиночка волк степной.
Он жил один, вдали от целой стаи,
И не нуждался более ни в ком.
Его за это даже презирали,
Везде считая зверя чужаком.
А он гордился тем, что был свободен
От чувств и предрассудков, от других
Волков, что были по своей природе
По рабски слепы в помыслах своих.
Тяжелый взгляд наполнен благородством,
Чужих законов волк не признавал,
Жил по своим. Так гордо и с достоинством
Смотрел врагам в глаза и побеждал.
Волк становился все сильнее с каждым годом
И одиночества свою печать хранил.
Была терниста и трудна его дорога,
Но милости к себе зверь не просил.
И этой доли был он сам избранник,
Он выбрал путь, и сам хотел так жить.
Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник,
Готов был жизнью за свободу заплатить.
II
Зверь вышел как-то утром на охоту
И вкус кровавой жертвы предвкушал,
Ведь хищника жестокую породу
Бог для убийства слабых создавал.
Пронзительным и острым волчьим глазом
Охотник вдруг оленя увидал.
Расправив грудь и выгнув спину разом,
К еще живой добыче побежал.
Но не успел достигнуть своей цели,
Последний вздох олень издал в чужих клыках.
Своим глазам сначала сам он не поверил:
Волчица серая стояла в ста шагах.
Она была как кошка грациозна,
И вместе с тем по-женски не спеша
Трофеем наслаждалась хладнокровно
Безжалостная хищная душа.
Один лишь взгляд, да и того довольно,
Не понял сам, как навсегда пропал.
Забилось сердце зверя неспокойно.
Забыв про все, он за волчицей наблюдал.
Она была пленительно красива,
Свободная охотница степей.
Держала голову свою так горделиво.
С тех пор все мысли были лишь о ней.
III
Матерый злился на себя, не понимая,
Что так влечет его? Он потерял покой.
И чем взяла его волчица молодая?
Боролся с чувствами, боролся сам с собой.
Он не любил и никогда не думал,
Что существует нечто больше, чем инстинкт.
Потерянный ходил он в своих думах,
Пытаясь ту охоту позабыть.
Но как волк не старался – все едино,
Обречены попытки были на провал.
Забыть не смог. И так неумолимо
Сердечный ритм все мысли заглушал.
Однажды он сказал себе: «Ты воин!
Чего хотел, всегда имел сполна.
Так и сейчас возьми, чего достоин,
Какая б не была за то цена!»
Цена была большая…но об этом дальше…
Быть вместе им пророчила судьба…
Но плата за безумство счастья
Порой бывает слишком велика…
IV
Волк и волчица так похожи были,
Две одиноких родственных души
Всю жизнь брели среди камней и пыли
И, наконец, судьбу свою нашли.
Они дыханием одним дышали
И мысли все делили на двоих.
Чего завистники им только не желали,
Но что влюбленным было до других…
Им море было по колено,
Да что там море… Целый океан!
Бескрайние просторы неба
Клал волк возлюбленной к ногам.
Им было больше ничего не надо,
Друг друга только ощущать тепло.
Всегда повсюду вместе, рядом,
Всем вопреки, всему назло.
На свете не было и никогда не будет
Столь преданно смотрящих волчьих глаз.
Поймет лишь тот, кто до безумства любит
И так же был любим хотя бы раз.
V
А дальше было все предельно просто,
Все точки жизнь расставила сама….
Но по порядку…Осень
Осталась в прошлом,
Взамен нее пришла зима…
Степь занесло и замело снегами,
Повсюду были заячьи следы.
И с солнца первыми холодными лучами
Ушла волчица в поисках еды.
В то утро волк проснулся не от ласки,
Не от дыхания возлюбленной своей.
Вскочил, услышав звонкий лай собаки,
И голос человека, – что еще страшней.
Охота началась. Завыла свора,
В погоню за волчицей устремясь,
На белоснежном чистом фоне
Смешались клочья шерсти, кровь и грязь.
Она дралась как одинокий воин,
Бесстрашно на куски рвала врагов.
Соперника подобного достоин
Не был никто из этой стаи псов.
Они волчицу взяли в тесный круг
И в спину подло свои клыки вонзали.
От волчьей смелости пытаясь побороть испуг,
Охотники добычу добивали.
А человек за сценой наблюдал,
Ему хотелось крови и веселья,
Он ради смеха жизни клал
Без малой доли сожаленья.
VI
Все лапы в кровь – матерый гнал по следу.
Душа кричала: «Только бы успеть!»
Он так хотел подобно ветру
К любимой на подмогу прилететь.
Но не успел…
Своею грудью он закрыл лишь тело
И белоснежный оголил отчаянно оскал.
Вдруг, человек, взглянув в глаза ему несмело,
Оставить волка своре приказал.
Охота кончилась, и свору отозвали,
Оставив зверю щедро право жить.
Но только люди одного не знали,
Что хуже участи и не могло уж быть.
Такую боль в словах не передать,
И не дай Бог ее почувствовать кому-то.
Волк жизнь свою мечтал отдать,
Чтоб для любимой наступило утро.
Но смерть сама решает, с кем ей быть,
Трофеями своими не торгует.
Нельзя вернуть… Нельзя забыть…
Здесь правила она диктует…
VII
И вот опять…как прежде одинок…
Все снова стало на круги своя.
Свободой обреченный степной волк
Без воли к жизни, без смысла бытия.
Померкло солнце, небо стало черным,
И в равнодушие окрасился весь свет,
С тоской навеки обрученный,
Печали принявший обет,
Зверь ненавидел этот мир,
Где все вокруг – напоминанье,
О той, которую любил,
С кем вместе жил одним дыханьем,
С той, с кем рассветы он встречал,
И подарил всего себя,
Ту, что навеки потерял,
И память лишь о ней храня,
Волк день и ночь вдвоем с тоской
Как призрак по степи блуждал,
Не видя участи иной,
Он смерть отчаянно искал.
Зверь звал ее, молил прийти,
Но слышал эхо лишь в ответ…
Забытый всеми на пути,
И жизнь ушла, и смерти нет…
Так еще долго в час ночной
Уставший путник слышал где-то
Вдали печальный волчий вой,
По стЕпи разносимый ветром.
***
Летели дни, недели, годы,
Пора сменялася порой
Слагались мифы, песни, оды
О том, как волк любил степной.
И только самый черствый сердцем,
Махнув презрительно рукой,
Промолвил: «Все вы люди лжете,
Нам не дано любви такой…»
Из инета

Очень красивый стих РїСЂРѕ любовь волка Рё волчицы — запись пользователя Натали♥ (webkoloskova) РІ дневнике — Babyblog.ru

Я расскажу легенду прошлых дней
(Пусть каждый понимает так, как сможет)
О сером степном волке и о ней,
О той, что всех была ему дороже.
История красива, но грустна,
Не ждите здесь счастливого финала,
Не ждите здесь борьбы добра и зла,
Добро бороться и проигрывать устало.
I
В краях далеких, где резвится ветер,
Где воздух пахнет вольною судьбой,
Давным–давно жил там один на свете
Красавец одиночка волк степной.
Он жил один, вдали от целой стаи,
И не нуждался более ни в ком.
Его за это даже презирали,
Везде считая зверя чужаком.
А он гордился тем, что был свободен
От чувств и предрассудков, от других
Волков, что были по своей природе
По рабски слепы в помыслах своих.
Тяжелый взгляд наполнен благородством,
Чужих законов волк не признавал,
Жил по своим. Так гордо и с достоинством
Смотрел врагам в глаза и побеждал.
Волк становился все сильнее с каждым годом
И одиночества свою печать хранил.
Была терниста и трудна его дорога,
Но милости к себе зверь не просил.
И этой доли был он сам избранник,
Он выбрал путь, и сам хотел так жить.
Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник,
Готов был жизнью за свободу заплатить.
II
Зверь вышел как-то утром на охоту
И вкус кровавой жертвы предвкушал,
Ведь хищника жестокую породу
Бог для убийства слабых создавал.
Пронзительным и острым волчьим глазом
Охотник вдруг оленя увидал.
Расправив грудь и выгнув спину разом,
К еще живой добыче побежал.
Но не успел достигнуть своей цели,
Последний вздох олень издал в чужих клыках.
Своим глазам сначала сам он не поверил:
Волчица серая стояла в ста шагах.
Она была как кошка грациозна,
И вместе с тем по-женски не спеша
Трофеем наслаждалась хладнокровно
Безжалостная хищная душа.
Один лишь взгляд, да и того довольно,
Не понял сам, как навсегда пропал.
Забилось сердце зверя неспокойно.
Забыв про все, он за волчицей наблюдал.
Она была пленительно красива,
Свободная охотница степей.
Держала голову свою так горделиво.
С тех пор все мысли были лишь о ней.
III
Матерый злился на себя, не понимая,
Что так влечет его? Он потерял покой.
И чем взяла его волчица молодая?
Боролся с чувствами, боролся сам с собой.
Он не любил и никогда не думал,
Что существует нечто больше, чем инстинкт.
Потерянный ходил он в своих думах,
Пытаясь ту охоту позабыть.
Но как волк не старался – все едино,
Обречены попытки были на провал.
Забыть не смог. И так неумолимо
Сердечный ритм все мысли заглушал.
Однажды он сказал себе: «Ты воин!
Чего хотел, всегда имел сполна.
Так и сейчас возьми, чего достоин,
Какая б не была за то цена!»
Цена была большая…но об этом дальше…
Быть вместе им пророчила судьба…
Но плата за безумство счастья
Порой бывает слишком велика…
IV
Волк и волчица так похожи были,
Две одиноких родственных души
Всю жизнь брели среди камней и пыли
И, наконец, судьбу свою нашли.
Они дыханием одним дышали
И мысли все делили на двоих.
Чего завистники им только не желали,
Но что влюбленным было до других…
Им море было по колено,
Да что там море… Целый океан!
Бескрайние просторы неба
Клал волк возлюбленной к ногам.
Им было больше ничего не надо,
Друг друга только ощущать тепло.
Всегда повсюду вместе, рядом,
Всем вопреки, всему назло.
На свете не было и никогда не будет
Столь преданно смотрящих волчьих глаз.
Поймет лишь тот, кто до безумства любит
И так же был любим хотя бы раз.
V
А дальше было все предельно просто,
Все точки жизнь расставила сама….
Но по порядку…Осень
Осталась в прошлом,
Взамен нее пришла зима…
Степь занесло и замело снегами,
Повсюду были заячьи следы.
И с солнца первыми холодными лучами
Ушла волчица в поисках еды.
В то утро волк проснулся не от ласки,
Не от дыхания возлюбленной своей.
Вскочил, услышав звонкий лай собаки,
И голос человека, – что еще страшней.
Охота началась. Завыла свора,
В погоню за волчицей устремясь,
На белоснежном чистом фоне
Смешались клочья шерсти, кровь и грязь.
Она дралась как одинокий воин,
Бесстрашно на куски рвала врагов.
Соперника подобного достоин
Не был никто из этой стаи псов.
Они волчицу взяли в тесный круг
И в спину подло свои клыки вонзали.
От волчьей смелости пытаясь побороть испуг,
Охотники добычу добивали.
А человек за сценой наблюдал,
Ему хотелось крови и веселья,
Он ради смеха жизни клал
Без малой доли сожаленья.
VI
Все лапы в кровь – матерый гнал по следу.
Душа кричала: «Только бы успеть!»
Он так хотел подобно ветру
К любимой на подмогу прилететь.
Но не успел…
Своею грудью он закрыл лишь тело
И белоснежный оголил отчаянно оскал.
Вдруг, человек, взглянув в глаза ему несмело,
Оставить волка своре приказал.
Охота кончилась, и свору отозвали,
Оставив зверю щедро право жить.
Но только люди одного не знали,
Что хуже участи и не могло уж быть.
Такую боль в словах не передать,
И не дай Бог ее почувствовать кому-то.
Волк жизнь свою мечтал отдать,
Чтоб для любимой наступило утро.
Но смерть сама решает, с кем ей быть,
Трофеями своими не торгует.
Нельзя вернуть… Нельзя забыть…
Здесь правила она диктует…
VII
И вот опять…как прежде одинок…
Все снова стало на круги своя.
Свободой обреченный степной волк
Без воли к жизни, без смысла бытия.
Померкло солнце, небо стало черным,
И в равнодушие окрасился весь свет,
С тоской навеки обрученный,
Печали принявший обет,
Зверь ненавидел этот мир,
Где все вокруг – напоминанье,
О той, которую любил,
С кем вместе жил одним дыханьем,
С той, с кем рассветы он встречал,
И подарил всего себя,
Ту, что навеки потерял,
И память лишь о ней храня,
Волк день и ночь вдвоем с тоской
Как призрак по степи блуждал,
Не видя участи иной,
Он смерть отчаянно искал.
Зверь звал ее, молил прийти,
Но слышал эхо лишь в ответ…
Забытый всеми на пути,
И жизнь ушла, и смерти нет…
Так еще долго в час ночной
Уставший путник слышал где-то
Вдали печальный волчий вой,
По стЕпи разносимый ветром.
***
Летели дни, недели, годы,
Пора сменялася порой
Слагались мифы, песни, оды
О том, как волк любил степной.
И только самый черствый сердцем,
Махнув презрительно рукой,
Промолвил: «Все вы люди лжете,
Нам не дано любви такой…»

Стихи про волков, волка, волчицу, волчонка, волчью стаю

*****
Лишь волки знают ту дорогу,
Что приведет в их рай.
Но только надо заслужить их доброту
А ты опять идешь в тот край,
Где мысли только лишь о боли,
Где миром правит злость и нрав.
А волки уж давно забыли..
И их закон безмерно прав.
Но ты не веришь и смеешься,
А волки, про любовь забыв,
Не обернутся,
И никогда уж не сойдут с пути.
Ты предал их,
Оставив отчий дом.
Они, лишь усмехнувшись, посмотрели,
И двинулись опять вперед.
Забыв про прошлые обиды,
Забыв про боль, про кровь, про снег,
Лишь волки знают ту дорогу
В их силах рай земли найти..
И лишь они найдут его,
Пусть даже смерть их встретит на пути.
Не остановятся и веря
Затянут песню средь ночи…
Возможно, волк, но одинокий
Дойдет до рая не свернув с пути…
И помни, это можешь быть и ты…
*****
Мы вольные звери,
Мы стая волков.
Мы в бога не верим,
Но верим в Богов.
Они – наши Предки,
Их Солнечный Свет
Теперь уже редко
Нам дарит рассвет.
Мы белыми были,
Как девственный снег,
Глаза голубые,
Изящный разбег,
Не думая долго,
По зову Богов
Мы брали за холку
Заклятых врагов.
В порыве едином
Под клич боевой
Врезались мы клином
Во вражеский строй.
Бок к боку сражались,
Теряя друзей,
Всегда добивались
Мы цели своей.
А в мирные годы
Омыв с себя кровь,
По зову Природы
Бросались в Любовь,
Свой Род продолжали
Во славу Богов,
Волчицы рожали
Нам славных щенков.
Но будто разбилось
Вселенной стекло,
В наш мир просочилось
Коварное Зло –
Повеяло псиной
И серой на нас
И блеск погасило
Лазоревых глаз.
Мы серыми стали
И мир поседел,
Покрыт цветом стали
Небесный Предел.
Всё грязью покрылось
От пёсьих плевков
И тьма ополчилась
На Светлых Богов.
Мир дурью охвачен,
Итог же таков:
Повадки собачьи
У наших щенков,
Любовь не творится
Лазоревым днём,
Ночами волчица
Блудит с кобелём.
Но мы – не дворняжки
Чужому творцу,
Собачьи упряжки
Волкам не к лицу.
Мы ждём только знака
От наших Богов
И – снова в атаку
Пойдём на врагов.
Умоемся кровью
Своей и чужой,
Разрежет безмолвье
Победный наш вой.
Вновь в небе свинцовом
Забрезжит Рассвет,
Окрасив нас снова
В Божественный цвет.
*****
Бежал волчонок
В тьме небесной
Надеясь встретить в ней тебя,
Но боль сильнее душу стиснет
Когда ей видится она.
В крови,
Что скрыть не в силах небеса,
И лишь луна,
Что оберег её несла,
В своей душе далёкой,
Горела нежностью тепла,
Даря ему чуток огня.
Огня надежды и любви,
Но больше нет её…
Увы.

Тугой спиралью крутит нас,
И рты ощерились клыками.
Опять настал последний час,
А значит, снова быть волками.
Я знать не знаю, кем ты был,
Откуда ты пришёл, не знаю.
У нас с тобой один источник сил,
И мы ведём с тобою стаю.
Опять нам слышен Белый Зов,
Опять Безмолвие нас манит.
И пусть Закон волков суров,
Но волк на волка не восстанет.
Желты клыки у стариков,
Белы клыки у малолеток.
Надёжна память у волков,
Она хранит узоры клеток.
И снег блестит, и светом бьёт,
И ветер реквием заводит.
Но стаю мы ведём вперёд,
Туда, где только волки ходят.
Судьба изгоев не страшна,
Себя избранником считаешь,
И стая волчия сплошна,
И ты в себе её вмещаешь.
*****
У волка сложная судьба,
боясь все бродят мимо,
а зверю нужно лишь немножечко тепла,
душа его незрима!
глухая ночь и тишина…
когда все замирает,
и в небе полная луна,
волчонок оживает.
приходит радость и покои,
сердечко бьется тихо,
не боитесь люди!!! он такой,
но ждет его волчица…
проходит ночь… и страх идет,
и выступают слезы,
он средь ветвей один бредет,
все чувства заморозив.
от шорохов кидается в испуге…
все тело раздирая в кровь,
поверьте люди!
и у волка..,
не камень в сердце, а Любовь.
*****
В краях далеких, где резвится ветер,
Где воздух пахнет вольною судьбой,
Давным–давно жил там один на свете
Красавец одиночка волк степной.
Он жил один, вдали от целой стаи,
И не нуждался более ни в ком.
Его за это даже презирали,
Везде считая зверя чужаком.
А он гордился тем, что был свободен
От чувств и предрассудков, от других
Волков, что были по своей природе
По рабски слепы в помыслах своих.
Тяжелый взгляд наполнен благородством,
Чужих законов волк не признавал,
Жил по своим. Так гордо и с достоинством
Смотрел врагам в глаза и побеждал.
Волк становился все сильнее с каждым годом
И одиночества свою печать хранил.
Была терниста и трудна его дорога,
Но милости к себе зверь не просил.
И этой доли был он сам избранник,
Он выбрал путь, и сам хотел так жить.
Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник,
Готов был жизнью за свободу заплатить.
*****
В степи весною разгоняя мрак
Кудрявый месяц ночь распеленала.
Вёл стаю в степь матёрый волк–вожак,
И под убийцами земля стонала…
Шла стая молча, кровь играла в лапах,
Гуляла смерть в долине роковой…
Вдруг ветром донесло враждебный запах…
И в небо врезался протяжный вой.
Решил чужак примкнуть к бродячей стае,
Он сильный, молодой, но он чужак!
Спустилась мгла, во мраке звёзды тают…
На встречу серому идёт вожак.
Во тьме ночной оскалились клыки,
В рычанье волчьи глотки накалились!
Любой готов за власть идти в штыки!
И волки в смертном танце закружились!
Вспороли плоть отточенные когти,
Покрылись кровью серые бока,
Дробясь в безумстве диком волчьи кости,
Клыки вонзились в горло вожака!
Волк захрипел, захлёбываясь кровью,
Ослаб и пал под тяжестью врага.
Гласит закон «ТЫ ПОТЕРЯЛ ЗДОРОВЬЕ,
А ЗНАЧИТ ЖИЗНЬ И ВОЛЮ ВОЖАКА!»
Повёл чужак долиной волчью стаю…
А где–то там…
За каменной грядой взрычал щенок
«Я тоже подрастаю!»
И в небо врезался протяжный вой!
*****
Папа волк, взял с собой волчат,
Чтоб детей, научить охоте.
Вечер был лишь слегка почат,
А для волка лишь ночь в почете.
Волчья яма, где кольев град,
Среди леса, стоит пустая.
Но попал в нее волчий брат,
И у ямы собралась стая.
Волк упал, но остался жив,
Перебив себе только лапу.
Пять волчат посмотрели вниз
Что бы вынуть из ямы папу.
Папа волк — стае подал знак,
Нужно дерево, мне большое.
Самым тонким концом ко мне,
Принести — заданье простое.
В скором времени рядом треск,
Это дерево в яму пало.
По стволу вполз хромой отец,
Снова яма пустою стала.
*****
Никогда волков не приручайте —
Ни из жалости, ни просто так,
Вы повадки их не изучайте,
И не слушайте досужих врак.
Волк не каждому откроет душу,
Многим — не пожалует и взгляд.
Волк умеет чувствовать и слушать,
Прирождённый лирик и солдат.
Никогда не приручайте волка
Дабы сотворить цепного пса,
Время лишь потратите без толку —
Волк уйдёт, как водится, в леса.
С волком можно только быть на равных —
Уважать и воли не лишать,
Не пытаться быть в тандеме главным,
За двоих проблемы не решать.
Волк всегда в любви и в дружбе верен
И, того же требуя — он прав,
Потому в нём не будите зверя
И остерегайтесь от забав.
Не жалейте, если вдруг подранка
Вам подкинет добрая судьба:
Волк способен выжить и под танком,
Априори жизнь его — борьба.
Мой совет — не приручайте волка
Без любви, из жалости, на раз…
Лучше сразу — дробью из двустволки…
Хуже, если волк приручит вас…
*****
Волк и волчица так похожи были,
Две одиноких родственных души
Всю жизнь брели среди камней и пыли
И, наконец, судьбу свою нашли.
Они дыханием одним дышали
И мысли все делили на двоих.
Чего завистники им только не желали,
Но что влюбленным было до других…
Им море было по колено,
Да что там море… Целый океан!
Бескрайние просторы неба
Клал волк возлюбленной к ногам.
Им было больше ничего не надо,
Друг друга только ощущать тепло.
Всегда повсюду вместе, рядом,
Всем вопреки, всему назло.
На свете не было и никогда не будет
Столь преданно смотрящих волчьих глаз.
Поймет лишь тот, кто до безумства любит
И так же был любим хотя бы раз.
*****
Волчица воет на луну.
Волчице в стае одиноко.
Пусть зло она, пусть дочь порока…
Мне не понять ее вину.
И стая волчья проклинает
Волчицы вой, летящий ввысь.
Прислушайся и оглянись,
Как вой ее к луне взлетает!
И лишь Луна поймет ее,
Ведь как волчица одинока,
И тоже — зло и дочь порока.
Волчица плачет, но поет.
Волчицы вой я не забуду.
Ведь люди — та же волчья стая.
А я — волчица та седая.
И этот вой звучит повсюду.
*****
Мы — волки и нас по сравненью с собаками мало,
Под грохот двустволки год от году нас убывало,
Мы, как на расстреле, ложились на землю без стона,
Но мы уцелели, хотя и стоим вне Закона.
Мы – волки, нас мало, нас, можно сказать, единицы,
Мы тоже собаки, но мы не хотели смириться,
Вам блюда похлёбки, мы впроголодь в поле морозном,
Звериные тропки, сугробы в молчании грозном.
Вас в избы пускает в январские зимние стужи,
А нас окружает флажки роковые всё туже,
Вы смотрите в щели, мы рыщем в лесу на свободе,
Вы в сущности волки, но вы изменили породе.
Вы серыми были и смелыми были в начале,
Но вас прикормили и вы, сторожа, измельчали,
И мстить и служить вы за хлебную корочку рады,
Но цепь и ошейник – достойная ваша награда!
Мы – волки, нас мало, нас, можно сказать, единицы,
Мы – волки и мы никогда не смиримся,
Дрожите в поклетье, когда на охоту мы выйдем,
Всех больше на свете мы – волки — собак ненавидим!

Стихи про волков

Душа зверя
Домой вернувшись из похода,
Устав, отец валился с ног.
Ворча на стылую погоду,
Он бросил во дворе мешок.
— «Волк знает разговор свинцом», —
Сказал с улыбкою отец
И вытряхнул перед крыльцом
Двенадцать маленьких телец.
Уже собравшись на полати,
Услышал он скулящий звук —
Среди холодных мёртвых братьев
Один зашевелился вдруг.
Охотник сухо рассмеялся:
«Щенок щенком, а всё же зверь.
Вот чёрт, живучий оказался,
Куда его девать теперь?»
Спокойно зарядил винтовку,
Но младший сын отвёл ружьё
И, быстро принеся циновку,
Щенка закутывал в неё.
Отец сказал как можно строже
«Сын, волк — не пёс, а хищный зверь!
Пока щенок он, только всё же Он станет волком, уж поверь».
Молчал мальчишка, крепче только
К себе волчонка прижимал.
Во взгляде будущего волка
Вопрос незаданный дрожал.
Отец вздохнул и, отвернувшись,
Взглянул на тёмный небосвод.
Махнул рукой, в сердцах ругнувшись:
«Пускай останется на год».
Волк рос весёлым и игривым,
Семье не причинял хлопот.
И не заметили как мигом
Истёк ему дарёный год.
Прошло три года жизни ладной,
Щенок подрос, заматерел.
И серым зверем став громадным,
Играть уж больше не хотел.
Теперь его манила чаща,
Он убегал, но вновь и вновь
Он приходил — свободы слаще
Была хозяйская любовь.
Не смог уйти к себе подобным,
А в людях вызывал лишь страх.
И чудился огонь недобрый
Им в прежде ласковых глазах.
— «Вот и пришла пора расстаться», —
Отец, нахмурившись, сказал.
— «Ну что, дружок, давай прощаться», —
И волчью шкуру потрепал.
Волк, сердцем чувствуя разлуку,
Всерьёз впервые зарычал.
Отец отдёрнул тут же руку
И головою покачал.
«Сын, волк — товарищ ненадёжный,
Он за кусок тебя продаст.
Он зверь свободный, зверь таёжный
И лесу жизнь свою отдаст».
Стоял мальчишка, словно мёртвый,
Стонало сердце, он молчал.
В молчаньи взял рюкзак потёртый…
Лишь волк тихонько заворчал.
Он сам отвёл его до леса,
Волк шёл, поджав пушистый хвост.
Пробив туманную завесу
Ударил блеск холодных звёзд.
Беззвучно губы шевельнулись,
Сказав неслышно: «Уходи».
К загривку пальцы прикоснулись,
Толкая в сторону тайги.
И ныло сердце так жестоко,
Глаза слепил искристый снег.
Слеза скатилась одиноко
Из-под прикрытых плотно век.
— «Не плачь, я здесь, с тобой, я рядом!» —
Любимые глаза молчат.
И волк ушёл, послушный взгляду,
Не зная, в чём он виноват.
Однако поутру вернулся,
Лёг на крыльцо, смотря на дверь,
Вздохнув, калачиком свернулся.
Бездомный несвободный зверь…
И заскулил — протяжно, глухо,
Не зная, как себя вести.
Отец сказал, собравшись с духом:
«Его придётся увезти».
Сходил поспешно за санями,
Но с той поры с душой не в лад —
Преследовал его ночами
Недоумённый волчий взгляд.
…Волк много дней назад бежал
На стёртых в кровь уставших лапах,
Ведомый сердцем, и мечтал
Вдохнуть родной любимый запах.
Вот и деревня, только пусто…
Чернел изломанный плетень
И окна выбитые грустно
Смотрели в серый хмурый день.
Чуть лязгнули клыки, сомкнувшись —
Волк, перейдя на мягкий бег,
Рванул к дороге, в след уткнувшись,
Пятная кровью белый снег.
Догнал обоз у кромки леса —
Чужие воины вокруг…
Не чуя собственного веса,
Волк бросился в смертельный круг.
Он убивал, от злости пьяный,
Блеск стали ранил и слепил.
Волк рвался, несмотря на раны,
К тому, которого любил.
Главарь последней стал мишенью.
В его руках клинок сверкнул —
Предсмертным скомканным движеньем
По горлу зверя полоснул.
А волк не понял, что случилось —
Мир почему-то красным стал,
Внезапно лапы подкосились
И навзничь он на снег упал.
«Хозяин здесь! Хозяин рядом!»
Он чуял запах и дрожа,
Безумным золотистым взглядом
Искал его, едва дыша.
Упав пред зверем на колени,
Шептал мальчишка невпопад.
Уже предательские тени
Чернили прежде ясный взгляд.
Стучала глухо кровь в висках,
Он плакал, слёзы не скрывая,
В наивных гаснущих глазах
Любовь и преданность читая.
Волк знал, теперь конец разлуке
И легче было боль терпеть.
Он чувствовал родную руку
И мог спокойно умереть.
Смерть ворожила сонным зельем,
Жизнь уходила без помех,
Ложась кровавым ожерельем
На мягкий серебристый мех…
Смотря на замершего сына,
С окаменевшим вмиг лицом,
Молчал немолодой мужчина
И чувствовал себя глупцом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *