Легенда о волковыске

Волковыск — районный портал | Легенды


С древних времён на горах волковысских стоял богатый замок. Если кто-то в него входил, то больше не возвращался. Недалеко от замка было имение не очень богатого, однако зажиточного пана, который имел двух дочерей. Владелец замка, или молодой князь, как звала его молва, хотел стать зятем соседа. Он попросил руку младшей дочери, которая была красивее сестры. Однако родители, имея старшую дочь на выданье, не только отказали князю, но сочли это за оскорбление рода и поклялись отомстить.
Увидев молодого князя, прекрасная Марина не осталась к нему равнодушной. Однажды по дороге в замок князь встретил её в старом лесу и увёз с собой. Она и сама намеревалась уйти к нему из дома. Разъярённые родители у чернокнижника узнали местонахождение дочери, и теперь ждали возможности отомстить за это.
А тем временем князь спокойно правил в замке. Не очень радовали его роскошь и богатство на земле, и пожелал он заглянуть внутрь гор, на которых возвышался замок. Как-то приснилось князю, что спрятан в горах охраняемый заколдованный клад. Однако сторож исчезнет, как только воздух попадет внутрь горы.
Собрал князь народ и приказал начать работу. Но каждый, кто брался за неё, падал замертво. В конце концов целый замок ушёл в землю. Встревоженный князь убежал в леса. Преодолев множество препятствий, он попал к дому колдуньи, которая согласилась помочь, если князь станет её мужем. А была эта колдунья матерью оскорбленного соседа, отца прекрасной Марины. Он и сам научился от неё колдовству. После бегства князя сосед поселился в разрушенном замке, где нашёл свою дочь, и летал к своей матери колдунье на обеды. Так же как и мать, он умел изменять свой облик. По дороге туда превращался в волколака, а возвращаясь обратно – в чёрта.
Не знал волколак, что в доме его матери скрывается князь. А старушка, питая чувства к молодому князю, решила избавиться от сына. Когда тот уснул после сытного ужина, уложила его на сон вечный и отняла талисман, с помощью которого делалось всё, что бы ни пожелал хозяин. И превратилась в богиню красоты, сменив старую хатку на королевский палац.
Справедливое небо не смирилось с чарами. Как только завороженный князь прикоснулся к устам богини, вмиг всё рухнуло, и палац с водами унесло в пекло. Сам князь оказался в окружении русалок и, вдруг, увидел Марину, вылетающую с цветком папороти. От страха потерять её навсегда, он закричал. Русалки, приблизившись к берегам Волковыи, посыпались в речку.
А Марина, наоборот, вознеслась к небу. Дотронулась ногами до гор волковысских, открылась пропасть, и она вошла в старые покои опустившегося под землю замка.
Молодой князь превратился в волколака, оставшись наполовину человеком, наполовину волком, и долго бродил по окрестностям. Пробитый стрелой какого-то охотника, вновь принял человеческий облик, но был только его привидением.
С этого времени люди часто видели незнакомого путника, который смотрел на волковысские горы. Ночами он стоял в позе наклонившегося к гробу колдуньи изваянья. Князь ждал наказанья из ада и опускался вглубь земли вместе с гробом. Потом снова вставал и бродил в долине, где играли русалки, поглядывая на гору, где находилась проклятая Марина. Но она выходила из заколдованного замка только тогда, когда князь опускался в могилу.
Веками они гонялись друг за другом, но не могли опередить судьбу. Это было большое наказание. Созданные друг для друга, они вступили в незаконную связь без позволения родителей и благословения небес.

Волча, Волколата, Волковыск — Из Беларуси

Очень часто, происхождение названий городов и деревень, имеющих в названии корень «волк» почему-то упорно не связывают с волком. Например,белорусский город Волковыск. Считается, что название произошло от слов «волок» и «высь» — место, где тянули волоком из одной реки в другую. ( аналогично Волоколамск, Волочек и пр.). Но очень уж много названий, созвучных с волком, в лесах теперешних и бывших…
Древнее слово «волк» некоторые исследователи переводят как «разрывающий, терзающий» (близкие слова — «валить», «валять», «волна»; кстати, слово «волна» означает не только водяной вал, но и шерсть, оно сближается с древним индоевропейским корнем *uel-, означающим «дергать, щипать, рвать»).

Другие исследователи считают, что слово «волк» связано с «волочить» (волк таскает, уволакивает домашний скот).
Волк — зверь хищный. Слово «хищный» восходит к глаголу «хытити» — «хватать, похищать» («т» меняется на «щ», как в словах «питать»/»пища»).

Волк как олицетворение воинской доблести обнаруживается повсеместно. Лучшие воины у древних балтов назывались «слугами Волка». У древних славян Волк почитался настолько, что его название было табуировано, и заменялось словом «лют», «лютый». Одно из славянских племен – лютичи – считались «детьми Волка» и отличалось неукротимостью в бою.

Боевое племя наших языческих предков взяло себе тотемом волка, за что и стало называться лютичами, от люта. Лютичей соседние племена именовали волколаками, или волотами, именно за ритуал поклонения волку. Но сие «лютое» имя волка досталось славянам от более древних кельтов. По-кельтски волк и будет лут, или лют. Современный французский язык сохранил кельтское звучание волка – луп.

«Волчьи» названия — от зарослей волчьей ягоды

Волча – помесь волк с собакой.

Легенда о Ваўкалаце.
Жылі раней у гэтых мясьцінах балцкія плямёны, продкі літоўцаў, латышоў і прусаў. Потым сюды перасяліліся славянскія плямёны. Назва вёскі Ваўкалата паходзіць ад літоўскай назвы balka i latos. У перакладзе з гэтай мовы – “даліна” і “халодная”. Зь цягам часу назва “балкалатос” ператварылася ў Ваўкалату”.
Одним из самых почитаемых героев древних славян был Волк («Волх») Всеславович, о котором эпос повествует, что при его рождении «подрожала сыра земля, а синея море сколыбалося».
ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ О ВОЛКЕ
В мифологических представлениях многих народов образ волка был преимущественно связан с культом предводителя боевой дружины (или бога войны) и родоначальника племени. Обычно мифы о :
— или о волке-прародителе (в Азии несколько вариантов мифа, согласно которому волк женится на принцессе, и от этого брака произошел либо народ, либо правящая династия; генеалогический миф Чингис-хана: прародителем стал пепельный волк, спустившийся с неба и соединившийся с ланью);
— или о сюжете, связанном с воспитанием родоначальника племени, а иногда и его близнеца волчицей — Кир; Ромул и Рем — дети бога-волка Марса, вскормленные волчицей.
ПОХОЖИЕ НАЗВАНИЯ
г.Волчанск Свердловской области.
В прошлом посёлок Лесная Волчанка при р. Волчанка. В источнике 18 в. гидроним записан в формах Валча, Волча, что позволяет предполагать его дорусское происхождение, а появление формы Волчанка результатом русской адаптации непонятного названия.
Жителей города Рим называют «потомками волчицы».Волчица вскормила ребенка.

.

Легенды о происхождении города Волковыска

Волковыск с его окрестностями хранит много легенд о проклятой девушке и страшные повести о волколаках. Волколаки – от их названия может быть и само название Волковыска. А может быть и от выражений «волков иск» (поиск волков), или «волков виск» (визг волков). Наконец, не исключено название города и от выражения «вилковиско». Стоит догадываться, что в далеком прошлом здесь могли быть огромные пущи с волками. И вечные враги домашних животных могли быть истинной причиной такого названия города.С древних времен, говорит одна из легенд, на горах волковысских стоял богатый замок. Если кто-то в него входил, то больше не возвращался. Недалеко от замка было имение не очень богатого, однако зажиточного пана, который имел двух дочерей. Владелец замка, или молодой князь, как звала его молва, хотел стать зятем соседа. Он попросил руку младшей дочери, которая была красивее сестры. Однако родители, имея старшую дочь на выданье, не только отказали князю, но сочли это за оскорбление рода и поклялись отомстить.Увидев молодого князя, прекрасная Марина не осталась к нему равнодушной. Однажды по дороге в замок князь встретил ее в старом лесу и увез с собой. Она и сама намеревалась уйти к нему из дома. Разъяренные родители у чернокнижника узнали местонахождение дочери, и теперь ждали возможности отомстить за это.
А тем временем князь спокойно правил в замке. Не очень радовали его роскошь и богатство на земле, и пожелал он заглянуть внутрь гор, на которых возвышался замок. Как-то приснилось князю, что спрятан в горах охраняемый заколдованный клад. Однако сторож исчезнет, как только воздух попадет внутрь горы.Собрал князь народ и приказал начать работу. Но каждый, кто брался за нее, падал замертво. В конце концов целый замок ушел в землю. Встревоженный князь убежал в леса. Преодолев множество препятствий, он попал к дому колдуньи, которая согласилась помочь, если князь станет ее мужем. А была эта колдунья матерью оскорбленного соседа, отца прекрасной Марины. Он и сам научился от нее колдовству. После бегства князя сосед поселился в разрушенном замке, где нашел свою дочь, и летал к своей матери колдунье на обеды. Так же как и мать, он умел изменять свой облик. По дороге туда превращался в волколака, а возвращаясь обратно – в черта.Не знал волколак, что в доме его матери скрывается князь. А старушка, питая чувства к молодому князю, решила избавиться от сына. Когда тот уснул после сытного ужина, уложила его на сон вечный и отняла талисман, с помощью которого делалось все, что бы ни пожелал хозяин. И превратилась в богиню красоты, сменив старую хатку на королевский палац.Справедливое небо не смирилось с чарами. Как только завороженный князь прикоснулся к устам богини, вмиг все рухнуло, и палац с водами унесло в пекло. Сам князь оказался в окружении русалок и, вдруг, увидел Марину, вылетающую с цветком папороти. От страха потерять ее навсегда, он закричал. Русалки, приблизившись к берегам Волковыи, посыпались в речку.А Марина, наоборот, вознеслась к небу. Дотронулась ногами до гор волковысских, открылась пропасть, и она вошла в старые покои опустившегося под землю замка.Молодой князь превратился в волколака, оставшись наполовину человеком, наполовину волком, и долго бродил по окрестностям. Пробитый стрелой какого-то охотника, вновь принял человеческий облик, но был только его привидением.С этого времени люди часто видели незнакомого путника, который смотрел на волковысские горы. Ночами он стоял в позе наклонившегося к гробу колдуньи изваянья. Князь ждал наказанья из ада и опускался вглубь земли вместе с гробом. Потом снова вставал и бродил в долине, где играли русалки, поглядывая на гору, где находилась проклятая Марина. Но она выходила из заколдованного замка только тогда, когда князь опускался в могилу.Веками они гонялись друг за другом, но не могли опередить судьбу. Это было большое наказание. Созданные друг для друга, они вступили в незаконную связь без позволения родителей и благословения небес. Вера в волколаков существует с очень давних времен. Еще в V веке Геродот записал, что каждый человек из народа, который жил между восточными Карпатами и Дунаем, на несколько дней превращался в волка.Так легендами о волколаках пытаются объяснить название города. Очевидно, эти легенды повлияли на то, что с XVI века в старинном гербе Волковыска есть на голубом поле изображение головы волка, повернутой влево.Еще одну легенду о горе волковысской записал Д. Булгаковский в «Историческом очерке Волковыска, уездного города Гродненской губернии», (1882, Виленский вестник, №5).Давно в седую старину это происходило. На месте сегодняшнего Волковыска шумели древние леса, лежали непроходимые болота. Нехорошие слухи шли про эти места. Много страшных историй рассказывали люди. Вскоре здесь начали хозяйничать разбойники-грабители: кровожадный атаман Волок и его друг Висек. Никого не жалели разбойники. Всех убивали – и старых и малых. Жизнь стала невозможной. И обратились люди к своему молодому князю Забейко. Тот собрал дружину и пошел искать логово грабителей.Долго они бродили в пущах и болотах, и неожиданно напали на жилище хозяев леса. Коротким был бой. Атаманов Волока и Висека захватили в плен. Приказал князь повесить их на старом дубе. Потом разбойников сняли, похоронили и положили на месте казни большой камень с надпиисью, которую потом никто не мог прочитать. Однако Д. Булгаковский утверждает, что там было написано «Волоко и Висек». Камень тот, наверное, был разбит на части и употреблен на фундамент одной из церквей.Князь Забейко на месте жилища грабителей посадил жить своих старых дружинников, дал им землю. Это селение люди назвали Волоковиском. И с тех времен уже не боялись проезжать здесь. С годами название изменилось, и место стало называться Волковыском.По свидетельству Сташевского, название Волковыск дано по имени служилых людей великого кня
зя, которые во время охоты должны были выть по-волчьи и привлекать волков.
А. Черныш,
директор военно-исторического
музея им. Багратиона

Легенды Волковыска или Куда подевалась река Нетупа | Волковыск.BY

Как известно, первое упоминание об Волковыске в русских летописях приходится на 1252 г., однако из археологических раскопок древних мест города следует, что город существовал задолго до означенной даты. Поэтому не зря дату рождения Волковыска перенесли на 1005 г., под каким он упоминается в Печёрском патерике, где указывается, что Волковыск в этом году входил в состав Туровской епархии. Патерик – это сборник, содержащий жития и изречения, нравоучения «святых отцов» (монахов какого-либо монастыря), а потому во времена Советского Союза патерики не считались за исторические документы. Однако и эта дата упоминания о Волковыске не самая ранняя. Только вот исторический источник, о котором пойдёт далее речь, основывается на документах, которые не дошли до нашего времени и не были введены в научный оборот другими историками. Поэтому, приводя из него выдержки, попытаемся критически осмыслить их.
В 1882 г. в г. Вильне, в типографии М.Б. Жирмунского, дозволенная цензурою, была издана небольшая по размеру брошюрка (10?13 см) в 19 страниц. Написал её священник-писатель Дмитрий Гаврилович Булгаковский, а называлась она «Исторический очерк Волковыска, уездного города Гродненской губернии».
Немного о самом авторе. Настоящая фамилия писателя была Булгаков, родился в 1845 г. в Ельце, а умер в 1916 г. в Петрограде. В 1-ом томе библиографического словаря «Русские писатели. 1800-1917 г.г.», изданном в Москве в 1989 г., он обозначен как прозаик, публицист, этнограф. Сын дьячка, воспитывался в Орловской духовной семинарии. Интерес писателя к нашему городу не был случайным, так как с 1874 г. по 1885 г. он преподавал русский и церковнославянский языки в Свислочской учительской семинарии и в Волковысском уездном училище. Местечко Свислочь на протяжении целых столетий входило в состав Волковысского повета и было административно выведено из него только при советской власти в 1940 г. Во вступлении к своему очерку Булгаковский перечисляет источники, а вернее хроникёров и писателей-историков, у которых он позаимствовал сведения о Волковыске: «хроники Крыжановского, Стерпейко, Друсского, Радуанского, Горейко, Кохановского, Нарбута, Нарушевича, Длугоша, Балинского и других польских писателей». И если из этого списка имена шести польских писателей довольно известные, то имена Стерпейки, Друсского, Радуанского и Горейки ни о чём не говорят. Где именно обнаружил Булгаковский эти хроники и все ли данные привёл из них, он не сообщает. Имеются данные, что пользовался Булгаковский богатой библиотекой князей Сапегов в дворце, расположенном в Ружанах, бывшем местечке, расположенном в 40 км южнее Волковыска. Кроме книг в библиотеке были собраны и старинные рукописи. Однако если писатель почерпнул исторические сведения о Волковыске из тех рукописей, то возникает ряд закономерных вопросов: почему Булгаковским не приведены более подробные записи хроник и описание самих рукописей? Почему хроники в качестве источников не использовали в своих трудах другие историки? На каком языке были написаны древние хроники? Здесь напрашивается только один логичный ответ. Будучи в большей степени писателем прозаиком, а не историком, Булгаковский не придавал этим подробностям большого значения, оставляя более тщательное изучение древних документов за профессиональными историками. Однако последовавшие разрушительные события – Первая мировая война и вслед за ней революция в России, способствовали уничтожению не только библиотек, архивов, но и целых городов.
А сейчас проанализируем те сведения из книги Булгаковского, которые дошли до нас именно благодаря Булгаковскому. Согласно хронике Горейко, город Волковыск был построен неким Вациславом Завейко в 738 г. по Рождеству Христову. Сам Булгаковский сомневался в этом: «Однако утверждать это с достоверностью нельзя, потому что до 963 г., т.е. спустя 200 лет, это известие, как пишет Горейко, сохранилось только в преданиях людей. Первая хроника этого города была написана в 963 г.».
Отсюда следует, что Горейко писал хронику в 963 г. Вот следующая выдержка из неё: «Когда Завейко убил двух предводителей разбойничьей шайки – Волока и Висека, то на месте их пристанища построил 10 хижин, в которые поселил своих невольников, принимавших участие в разгроме шайки. Этот посёлок был расположен в 200 шагах от реки Нетупы, протекавшей на этом месте, и в память этого был назван «Волоко-Висек». Спустя 200 лет, т.е. в 963 г. тут было уже 537 домов и несколько языческих божниц. В память празднования второго столетия со дня основания города жрец Макс Пуста определил границы города, в пределах которых должны были строиться дома, назвавши эту границу «Облава». На северной и южной сторонах Облавы он построил по божнице, первая из которых имела в длину 100 шагов, а в ширину – 85, посвятив её богине преисподней Нии, главным качеством которой считалось милосердие. К ней обращались с молитвою о приготовлении блаженного жилища после смерти. При божнице выкопали большое озеро, назвав его именем жреца – Макс. Другую божницу назвали Поги и посвятили богу огня и воды Смигусу. В этой божнице сжигали приносимые жертвы».
В правдоподобность данной легенды указывает то обстоятельство, что место с таким названием существует и поныне – Максаков Луг, расположенный около 2-х километров от Волковыска слева от шоссейной дороги на Мосты.
Далее в хронике Горейко сообщается: «В 950 г. Боемир Виггейтас или, как его называли, Виес, бывший правителем города, отказался по случаю смут от управления и соорудил для себя недалеко от Нетупы на одной возвышенности громадный дворец. Место этого дворца указывают и теперь близь Шведской горы, в расстоянии 0,5 версты от города. С этого времени наступает цветущая эпоха: город наслаждался постоянным миром, которым мало пользовался со времени своего основания. В эту пору Волковыск начал быстро возрастать, так что к 1038 г. в городе насчитывалось 2568 домов, 5 божниц. Дорога к божнице Поги была обсажена на Облаве ясенем и проходила недалеко дворца Боемира Виггейтаса, который после был назван замком. Каждый год 25 марта в честь богов вокруг города совершалось факельное шествие».
Недоверие здесь вызывает огромное по тем временам количество домов – 2568. Если по минимуму предположить, что в каждом доме проживало по 5 человек, то город насчитывал около 13 тысяч жителей, что по тем временам считалось очень большим городом. Даже Полоцк, который в 11-12 ст. слыл самым крупным и могущественным среди окружающих городов и являлся центром княжества, насчитывал всего около 8 тысяч жителей. Почему тогда Волковыск, город гораздо крупнее Полоцка, не был зафиксирован в европейских и русских летописях 11 ст.? Ведь такой огромный город должен был торговать со многими другими городами по водному пути Россь-Нёман-Балтийское море. И если в действительности такой огромный город существовал, то, несомненно, после него остались бы какие-то следы в виде могильников, культурного слоя и т.д. Но на приведённые аргументы тут же находятся объяснения: путь из варяг в греки пролёг по этому пути только в 13 веке; могильников не осталось по той причине, что тела сжигали; фундаментов не сохранилось потому, что дома в те времена строились без них; культурного слоя не найдено, так, как его никто за пределами Муравельника, Шведской Горы и Замчища не искал. Напомню читателям, что Муравельник, Шведская Гора и Замчище это возвышенности в юго-восточной части Волковыска, места поселения древних жителей.
«В 1038 г. с 15 на 16 февраля на город напали дикие племена ятвягов, учинив ужасную сечь, город ограбили и сожгли. Однако сами они на обратном пути потерпели несчастье, встретившись с каким-то другим племенем, которое совсем истребило их».
Это событие вполне могло произойти, ведь племена ятвягов были расселены неподалёку, а в те времена соседские народы между собой периодически враждовали, заключая между собой дружбу только тогда, когда она соответствовала интересам обеих сторон. До сих пор на западе Волковыска имеется деревня под названием Ятвезь, что указывает на факт давнего заселения территории Волковыщины жителями племени ятвягов. Подтверждает это и то, что на территории бывшего Волковысского повета имеются ещё две деревни с подобным названием.
Далее Булгаковский приводит выдержки из хроники ранее не заявленного хрониста: «Затем более столетия проходит не записанным в хрониках г. Волковыска. Между 1124 и 1130 годами на Волковыск обрушилось новое несчастье: страшный разлив Нетупы совершенно уничтожил город. По свидетельству Богуслава Забейко после долгого и сильного дождя город накрыл высотой до трёх локтей вал воды (около 1,5 метра), который обрушился с горы с такою скоростью, что сносил и разрушал дома. Через пол часа был уничтожен весь город. Везде был слышен плач народа. Рыдали матери утопающих детей, были в отчаянии жёны за своих мужей, мужья отчаивались за жён, раздавались крики утопающих…
С этого времени все хроники упорно замолчали, а если и пишут, то так неясно и загадочно, что трудно вывести из них что-либо определённое о состоянии города».
Здесь Булгаковский противоречит сам себе, так как может быть только одно из двух: или «хроники упорно замолчали», или «пишут неясно и загадочно». Одновременно двух состояний быть не может, иначе будет равносильно выражению «немой иногда говорит».
Страшное наводнение, о котором сообщается в хронике, вполне сопоставимо с библейским потопом. Это на первый взгляд вызывает недоверие. Однако всё логически просто. Объяснить такой сильный напор воды с высокой волной, какой смыло Волковыск, можно только одной причиной: накопившаяся вода прорвала некое заграждение (плотину) и, создав волну, обрушилась на город, ускоряясь сверху вниз, учитывая, что город находится в низине. В ином же случае вода бы затопляла город постепенно, без волны. Польский археолог Юзеф Ядковский, проводивший в 1925 г. раскопки в Волковыске и издавший в этом же году книгу на польском языке «Волковысское городище», утверждает следующее: «Вся долина у подножья Шведской Горы когда-то была дном озера, образовавшегося после ухода ледника. На его берегах проживали люди, что подтверждают найденные остатки глиняной посуды, кости зверей, а также часто попадающиеся круглые камни». Исходя из этого, можно предположить, что во время многодневного дождя был размыт берег озера, расположенного на юге и востоке от Шведской горы, и вода хлынула на город, создавши волну наподобие цунами. В таком случае, действительно, вода могла не только снести все дома, а затопить весь город. Спастись в этой ситуации могли лишь немногие жители города.
Но здесь возникает следующий вопрос – куда подевалась легендарная река Нетупа, которая должна была протекать в центре города. Булгаковский объясняет отсутствие реки Нетупы в Волковыске следующим образом: «Позднейшая же хроника говорит, что Волковыск расположен на довольно глубокой реке, которая более и более уменьшается по той причине, что её сильно заносит песком. В настоящее время в Волковыске нет реки Нетупы: или она совсем иссякла, или же позже получила название по имени города – Волковыя. Впрочем, некоторые жители Волковыска до сих пор указывают место бывшей реки Нетупы близь предместья Заполье. По их преданиям одна цыганка закляла Нетупу за то, что в ней утонул её сын, за то она и прекратила своё существование».
Однако, когда реку заносит песком, она просто изменяет своё русло. Как известно, название реки Нетупы сохранил один из притоков Росси, протекающий через деревню Гнезно и впадающий в Россь на юго-западной окраине Волковыска. Однако это ни в коей мере не значит, что это та же самая река, так как нынешняя Нетупа являлась левым притоком Росси, а та старая, легендарная, находилась справа по течению Росси. К тому же современная Нетупа имеет ещё одно название – Гнезнянка. Когда и кто наделил эту реку вторым названием, Нетупой – неизвестно. Между тем, если мы взглянем на известную карту Волковыска конца 18 ст., опубликованную во втором томе «Энцыклапедыі гісторыі Беларусі» в статье «Волковыск», то увидим на ней ту самую исчезнувшую Нетупу, берущей своё начало между Муравельником и Мышиными Горами, и впадающей в реку Волковыя в районе Заполья. Как видим, Нетупа была совсем короткой рекой по ширине равной с рекой Волковыя, протекающей через город. В месте впадения Нетупы в Волковыя у дома шляхтича Немчиновича находился пруд и мост через обе реки. В месте истока Нетупы также показан небольшой пруд – всё, что осталось от давнего озера. Если версия об обрушившемся на город озере верная, то воды озера устремились на город именно из того места, где брала начало Нетупа, так как в то время она и вытекала из того же озера.
Почему же Булгаковский не знал, как текла Нетупа? А всё объясняется тем, что он был не знаком с упомянутой картой города Волковыска.
Теперь понятно и само название реки, которое литовского происхождения. «Net» – «почти», «upe» – «река», т. е. почти река. И действительно, разве можно было реку длинною менее 800 метров назвать настоящей рекою. А так, «почти река», – меткое выражение.
Почему же пропала Нетупа? С конца 18-го столетия, когда Нетупу наносили на карту, и до того времени, когда о ней писал Булгаковский, прошло около ста лет. За это время рельеф вокруг Шведской горы, откуда питалась Нетупа, был изменён по той причине, что здесь начали раскапывать землю, добывая глину для находившихся рядом частных кирпичных заводов. По всей видимости это вызвало частичное осушение заболоченных мест, в которых скапливалась вода, питающая реку.
Самое удивительное, что легендарная Нетупа оказалась живучей рекой, существующей и по ныне. Когда в 1885 г. воздвигалась насыпь для прокладки через Волковыск железной дороги Барановичи-Белосток, то небольшой ручеёк, оставшийся после Нетупы, пропустили через трубу на другую сторону насыпи. Течёт он и теперь, питая, как и тысячи лет назад, своею водою реку под названием Волковыя.
Ну, а мы прочитаем о других легендах Волковыска: «После смерти великого князя литовского Рогволода, которого польские писатели переименовали в Рынгольда, сына Альгимунта, когда монголы подымались во внутрь России, а главнокомандующий Ердзивил по частям завладел этою землёю в 1241-1250 г.г., Волковыск был уничтожен монголами дотла».
Точно известно, что в означенное время монголо-татары вообще не появлялись в границах современной Беларуси, а потому Волковыск не мог быть уничтожен ими дотла в это время. Зато когда в 1259 г. произошёл первый поход татар на Новгородскую землю во главе с Бурундаем, в коалиции с галицко-волынскими князьями, тогда, возможно, и был захвачен Волковыск. Возможно, что автор хроники имел в виду именно эти события, но как часто бывало во время составления хроник и летописей, даты и имена в ранее существующих документах переписчики подвергали случайному или умышленному искажению. В данной легенде путаница с Ердзивилом, который, согласно другой летописи, был жамойтским, а не монгольским воином, и как установили историки, считается мифической личностью, а вот Бурундай существовал в действительности.
Далее Дмитрий Булгаковский описывает широко известные и уложившиеся в истории события про литовского князя Миндовга и его сына Войшелка, галицкого князя Даниила Романовича и его сына Романа. Однако у писателя Булгаковского приводится ранее не известные подробности: «В 1258 г. великий князь литовский Миндовг отстроил в Волковыске замок и украсил его. Фундамент этого замка был из тесаных камней; вблизи его был великолепный сад, прорезанный многими каналами. В настоящее время на этом месте иногда находят куски ошлифованных камней». Место, где находили камни, Булгаковский не уточняет. Одним из таких мест, где мог находиться этот замок, предположительно можно считать возвышенность в центре Волковыска, на которой сейчас расположено здание профессионально-технического училища (ранее СШ № 1).
Заслуживают внимания и события 14-го столетия: «После смерти великого князя литовского Гедемина Волковыск с Новогрудком был во владении его младшего сына Корията (православное его имя Михаил), родившегося от Евы, дочери смоленского князя Ивана Всеволодовича. Корият содействовал обогащению города всеми мерами. В 1365 г. сын его Александр отправлялся из Волковыска к Ольгерду, чтобы соединиться с ним против крестоносцев. Им посчастливилось, и Александр возвратился в Волковыск с огромнейшим числом пленных и богатою добычею. Это ещё более обогатило и украсило Волковысский замок». Сообщается, что замок просуществовал до 1656 г. и был уничтожен в битве со шведами, осаждавшими Волковыск три дня.
В очерке Дмитрия Булгаковского имеются и другие, более поздние, исторические сведения о Волковыске. Однако это уже не легендарные сведения, а вполне исторические факты, подтверждённые другими источниками.
Подводя итог анализу исторического очерка Дмитрия Булгаковского о древнем Волковыске, следует отметить, что именно благодаря ему появилась красивая легенда о разбойниках Волоке и Висеке, будто бы своими именами давших название нашему городу. Именно благодаря Булгаковскому не исчезли и сохранились иные легенды о Волковыске, в том числе и о Нетупе, дающие повод людям, изучающим историю нашего родного города, спорить об их правдивости, выдвигать свои версии об их существовании.
Будем надеяться, что со временем в архивах или иных хранилищах старых манускриптов обнаружатся документы, проливающие свет на историю древнего Волковыска. Только их искать в зарубежных архивах за нас с вами никто не будет.
© Николай Быховцев
Полная или частичная перепечатка текста возможна со ссылкой на имя автора и адрес сайта.

Легенды Волковыска или Куда подевалась река Нетупа | Волковыск.BY

К большому сожалению, в нас просвещенный век еще встречаются не только гости города Волковыска, но и жители, которые мало что знают о своем городе и искренне считают, что Шведскую гору зачем-то насыпали шапками таинственные шведы. Но в противовес им, есть жители, которые знают о своем родном городе если не все, то очень многое. Они то знают, что шведы к Шведской горе имеют самое отдаленное отношение, равное расстоянию от Волковыска до Швеции.
Есть в Волковыске и Николай Быховцев, для которых история и краеведение занимают большую часть жизни. Кому как не ему знать о том, что происходило в древности на месте, где зародился город Волковыск. В своем очерке «Легенды Волковыска» Николай приоткрывает завесу тайны над историей города, его мы и предлагаем к прочтению.
© Николай Быховцев

Легенды Волковыска

Как известно, первое упоминание об Волковыске в русских летописях приходится на 1252 г., однако из археологических раскопок древних мест города следует, что город существовал задолго до означенной даты. Поэтому не зря дату рождения Волковыска перенесли на 1005 г., под каким он упоминается в Печёрском патерике, где указывается, что Волковыск в этом году входил в состав Туровской епархии. Патерик – это сборник, содержащий жития и изречения, нравоучения «святых отцов» (монахов какого-либо монастыря), а потому во времена Советского Союза патерики не считались за исторические документы. Однако и эта дата упоминания о Волковыске не самая ранняя. Только вот исторический источник, о котором  пойдёт далее речь, основывается на документах, которые не дошли до нашего времени и не были введены в научный оборот другими историками. Поэтому, приводя из него выдержки, попытаемся критически осмыслить их.
В 1882 г. в г. Вильне, в типографии М.Б. Жирмунского, дозволенная цензурою,  была издана небольшая по размеру брошюрка (10?13 см) в 19 страниц. Написал её священник-писатель Дмитрий Гаврилович Булгаковский, а называлась она  «Исторический очерк Волковыска, уездного города Гродненской губернии».

Немного о самом авторе. Настоящая фамилия писателя была Булгаков, родился в 1845 г. в Ельце, а умер в 1916 г. в Петрограде. В 1-ом томе библиографического словаря «Русские писатели. 1800-1917 г.г.», изданном в Москве в 1989 г., он обозначен как прозаик, публицист, этнограф. Сын дьячка, воспитывался в Орловской духовной семинарии. Интерес писателя к нашему городу не был случайным, так как с 1874 г. по 1885 г. он преподавал русский и церковнославянский языки в Свислочской учительской семинарии и в Волковысском уездном училище. Местечко Свислочь на протяжении целых столетий входило в состав Волковысского повета и было административно выведено из него только при советской власти в 1940 г. Во вступлении к своему очерку Булгаковский перечисляет источники, а вернее хроникёров и писателей-историков, у которых он позаимствовал сведения о Волковыске: «хроники Крыжановского, Стерпейко, Друсского, Радуанского, Горейко, Кохановского, Нарбута, Нарушевича, Длугоша, Балинского и других польских писателей». И если из этого списка имена шести  польских писателей довольно известные, то имена Стерпейки, Друсского, Радуанского и Горейки ни о чём не говорят. Где именно обнаружил Булгаковский эти хроники и все ли данные привёл из них, он не сообщает. Имеются данные, что пользовался Булгаковский богатой библиотекой князей Сапегов в дворце, расположенном в Ружанах, бывшем местечке, расположенном в 40 км южнее Волковыска. Кроме книг в библиотеке  были собраны и старинные рукописи. Однако если писатель почерпнул исторические сведения о Волковыске из тех рукописей,  то возникает ряд закономерных вопросов: почему Булгаковским не приведены более подробные записи хроник и описание самих рукописей? Почему хроники в качестве источников не использовали в своих трудах другие историки? На каком языке были написаны древние хроники? Здесь напрашивается только один логичный ответ. Будучи в большей степени писателем прозаиком, а не историком, Булгаковский не придавал этим подробностям большого значения, оставляя более тщательное изучение древних документов за профессиональными историками. Однако последовавшие разрушительные события – Первая мировая война и вслед за ней революция в России, способствовали уничтожению не только библиотек, архивов, но и целых городов.
А сейчас проанализируем те сведения из книги Булгаковского, которые дошли до нас именно благодаря Булгаковскому.  Согласно хронике Горейко, город Волковыск был построен неким Вациславом Завейко в 738 г. по Рождеству Христову. Сам Булгаковский сомневался в этом: «Однако утверждать это с достоверностью нельзя, потому что до 963 г., т.е. спустя 200 лет, это известие, как пишет Горейко, сохранилось только в преданиях людей. Первая хроника этого города была написана в 963 г.».
Отсюда следует, что Горейко писал хронику в 963 г.  Вот следующая выдержка из неё: «Когда Завейко убил двух предводителей разбойничьей шайки – Волока и Висека, то на месте их пристанища построил 10 хижин, в которые поселил своих невольников, принимавших участие в разгроме шайки. Этот посёлок был расположен в 200 шагах от реки Нетупы, протекавшей на этом месте, и в память этого был назван «Волоко-Висек». Спустя 200 лет, т.е. в 963 г.  тут было уже 537 домов и несколько языческих божниц.  В память празднования второго столетия со дня основания города жрец Макс Пуста определил границы города, в пределах которых должны были строиться дома, назвавши эту границу «Облава». На северной и южной сторонах Облавы он построил по божнице, первая из которых имела в длину 100 шагов, а в ширину – 85, посвятив её богине преисподней Нии, главным качеством которой считалось милосердие. К ней обращались с молитвою о приготовлении блаженного жилища после смерти. При божнице выкопали большое озеро, назвав его именем жреца – Макс. Другую божницу  назвали Поги и посвятили богу огня и воды Смигусу. В этой божнице сжигали приносимые жертвы».
В правдоподобность данной легенды указывает то обстоятельство, что место с таким названием существует и поныне – Максаков Луг, расположенный около 2-х километров от Волковыска слева от шоссейной дороги на Мосты.
Далее в хронике Горейко сообщается: «В 950 г. Боемир Виггейтас или, как его называли, Виес, бывший правителем города, отказался по случаю смут от управления и соорудил для себя недалеко от Нетупы на  одной возвышенности громадный дворец. Место этого дворца указывают и теперь близь Шведской горы, в расстоянии 0,5 версты от города. С этого времени наступает цветущая эпоха: город наслаждался постоянным миром, которым мало пользовался со времени своего основания. В эту пору Волковыск начал быстро возрастать, так что  к 1038 г. в городе насчитывалось 2568 домов, 5 божниц. Дорога к божнице Поги была обсажена на Облаве ясенем и проходила недалеко дворца Боемира Виггейтаса, который после был назван замком. Каждый год 25 марта в честь богов вокруг города совершалось факельное шествие».
Недоверие здесь вызывает  огромное по тем временам количество домов – 2568. Если по минимуму предположить, что в каждом доме проживало по 5 человек, то город насчитывал около 13 тысяч жителей, что по тем временам считалось очень большим городом. Даже Полоцк, который в 11-12 ст. слыл самым крупным и могущественным среди окружающих городов и являлся центром княжества, насчитывал всего около 8 тысяч жителей. Почему тогда Волковыск, город гораздо крупнее Полоцка, не был зафиксирован в европейских и русских летописях 11 ст.? Ведь такой огромный город должен был торговать со многими другими городами по водному пути Россь-Нёман-Балтийское море. И если в действительности такой огромный город существовал, то, несомненно, после него остались бы какие-то следы в виде могильников, культурного слоя и т.д. Но на приведённые аргументы тут же находятся объяснения: путь из варяг в греки пролёг по этому пути только в 13 веке; могильников не осталось по той причине, что тела сжигали; фундаментов не сохранилось потому, что дома в те времена строились без них; культурного слоя не найдено, так, как его никто за пределами Муравельника, Шведской Горы и Замчища не искал. Напомню читателям, что Муравельник, Шведская Гора и Замчище это возвышенности в юго-восточной части Волковыска, места поселения древних жителей.
«В 1038 г. с 15 на 16 февраля на город напали дикие племена ятвягов, учинив ужасную сечь, город ограбили и сожгли. Однако сами они на обратном пути потерпели несчастье, встретившись с каким-то другим племенем, которое совсем истребило их».
Это событие вполне могло произойти, ведь племена ятвягов были расселены неподалёку, а в те времена соседские народы между собой периодически враждовали,  заключая между собой дружбу только тогда, когда она соответствовала интересам обеих сторон. До сих пор на западе Волковыска имеется деревня под названием Ятвезь, что указывает на факт давнего заселения территории Волковыщины жителями племени ятвягов. Подтверждает это и то, что на территории бывшего Волковысского повета имеются ещё две деревни с подобным названием.
Далее Булгаковский приводит выдержки из  хроники ранее не заявленного хрониста: «Затем более столетия проходит не записанным в хрониках г. Волковыска. Между 1124 и 1130 годами на Волковыск обрушилось новое несчастье: страшный разлив Нетупы совершенно уничтожил город. По свидетельству Богуслава Забейко после долгого и сильного дождя город накрыл высотой до трёх локтей вал воды (около 1,5 метра), который обрушился с горы с такою скоростью, что сносил и разрушал дома. Через пол часа был уничтожен весь город. Везде был слышен плач народа. Рыдали матери утопающих детей, были в отчаянии жёны за своих мужей, мужья отчаивались за жён, раздавались крики утопающих…
С этого времени все хроники упорно замолчали, а если и пишут, то так неясно и загадочно, что трудно вывести из них что-либо определённое о состоянии города».
Здесь Булгаковский противоречит сам себе, так как может быть только  одно из двух: или «хроники упорно замолчали», или «пишут неясно и загадочно». Одновременно двух состояний быть не может, иначе будет равносильно выражению «немой иногда говорит».
Страшное наводнение, о котором сообщается в хронике, вполне сопоставимо с библейским потопом. Это на первый взгляд вызывает недоверие. Однако всё логически просто. Объяснить такой сильный напор воды с высокой волной, какой смыло Волковыск, можно только одной причиной: накопившаяся вода прорвала некое заграждение (плотину) и, создав волну, обрушилась на город, ускоряясь сверху вниз, учитывая, что город находится в низине. В ином же случае вода бы затопляла  город постепенно, без волны. Польский археолог Юзеф Ядковский, проводивший в 1925 г. раскопки в Волковыске и издавший в этом же году книгу на польском языке «Волковысское городище», утверждает следующее: «Вся долина у подножья Шведской Горы когда-то была дном озера, образовавшегося после ухода ледника. На его берегах проживали люди, что подтверждают найденные остатки глиняной посуды, кости зверей, а также часто попадающиеся круглые камни». Исходя из этого, можно предположить, что во время многодневного дождя был размыт берег озера, расположенного на юге и востоке от Шведской горы,  и вода хлынула на город, создавши волну наподобие цунами. В таком случае, действительно, вода могла не только снести все дома, а затопить весь город. Спастись в этой ситуации могли лишь немногие жители города.
Но здесь возникает следующий вопрос – куда подевалась легендарная река Нетупа,  которая должна была протекать в центре города. Булгаковский объясняет отсутствие реки Нетупы в Волковыске следующим образом: «Позднейшая же хроника говорит, что Волковыск  расположен на довольно глубокой реке, которая более и более уменьшается по той причине, что её сильно заносит песком. В настоящее время в Волковыске нет  реки Нетупы: или она совсем иссякла, или же позже получила название по имени города – Волковыя. Впрочем, некоторые жители Волковыска до сих пор указывают место бывшей реки Нетупы близь предместья Заполье. По их преданиям одна цыганка закляла Нетупу за то, что в ней утонул её сын, за то она и прекратила своё существование».
Однако, когда реку заносит песком, она просто изменяет своё русло. Как известно, название реки Нетупы сохранил один из притоков Росси, протекающий через деревню Гнезно и  впадающий в Россь на юго-западной окраине Волковыска. Однако это ни в коей мере не значит, что это та же самая река, так как нынешняя Нетупа являлась левым притоком Росси, а та старая, легендарная, находилась справа по течению Росси. К тому же современная Нетупа имеет ещё одно название – Гнезнянка. Когда и кто наделил эту реку вторым названием, Нетупой – неизвестно. Между тем, если мы взглянем на известную карту Волковыска конца 18 ст., опубликованную во втором томе «Энцыклапедыі гісторыі Беларусі» в статье «Волковыск», то увидим на ней ту самую исчезнувшую Нетупу, берущей своё начало между Муравельником и Мышиными Горами,  и впадающей в реку Волковыя  в районе Заполья. Как видим, Нетупа была совсем короткой рекой по ширине равной с рекой Волковыя, протекающей через город. В месте впадения Нетупы в Волковыя у дома шляхтича Немчиновича находился пруд и мост через обе реки. В месте истока Нетупы также показан небольшой пруд – всё, что осталось от давнего озера.  Если версия об обрушившемся  на город  озере верная, то воды озера устремились на город именно из того места, где брала начало Нетупа, так как в то время она и вытекала из того же озера.
Почему же Булгаковский не знал, как текла Нетупа? А всё объясняется тем, что он был не знаком с упомянутой картой города Волковыска.
Теперь понятно и само название реки, которое литовского происхождения. «Net» –   «почти», «upe» –  «река», т. е. почти река. И действительно, разве можно было реку длинною менее 800 метров назвать настоящей рекою. А так, «почти река», –  меткое выражение.

Почему же пропала Нетупа? С конца 18-го столетия, когда Нетупу наносили на карту, и до того времени, когда о ней писал Булгаковский, прошло около ста лет. За это время рельеф вокруг Шведской горы, откуда питалась Нетупа, был изменён по той причине, что здесь начали раскапывать землю, добывая глину для находившихся рядом частных кирпичных заводов. По всей видимости это вызвало частичное осушение  заболоченных мест, в которых скапливалась вода, питающая реку.
Самое удивительное, что легендарная Нетупа оказалась живучей рекой, существующей и по ныне. Когда в 1885 г. воздвигалась насыпь для прокладки через Волковыск железной дороги Барановичи-Белосток, то небольшой ручеёк, оставшийся после Нетупы, пропустили через трубу на другую сторону насыпи. Течёт он и теперь, питая, как и тысячи лет назад, своею водою реку под названием Волковыя.
Ну, а мы прочитаем о других легендах Волковыска: «После смерти великого князя литовского Рогволода, которого польские писатели переименовали в Рынгольда, сына Альгимунта, когда монголы подымались во внутрь России, а главнокомандующий Ердзивил по частям завладел этою землёю в 1241-1250 г.г., Волковыск был уничтожен монголами дотла».
Точно известно, что в означенное  время монголо-татары вообще не появлялись в границах современной Беларуси, а потому Волковыск не мог быть уничтожен ими дотла в это время. Зато когда в 1259 г.  произошёл первый поход татар на Новгородскую землю во главе с Бурундаем, в коалиции с галицко-волынскими князьями, тогда, возможно, и был захвачен Волковыск. Возможно, что автор хроники имел в виду именно эти события, но как часто бывало во время составления хроник и летописей, даты и имена  в ранее существующих документах  переписчики подвергали случайному или умышленному искажению. В данной легенде путаница с  Ердзивилом, который, согласно другой летописи, был жамойтским, а  не монгольским воином, и как установили историки, считается мифической личностью, а вот Бурундай существовал в действительности.

Далее Дмитрий Булгаковский описывает широко известные и уложившиеся в истории события про литовского князя Миндовга и его сына Войшелка, галицкого князя Даниила Романовича и его сына Романа. Однако у писателя Булгаковского  приводится ранее не известные подробности: «В 1258 г. великий князь литовский Миндовг отстроил в Волковыске замок и украсил его. Фундамент этого замка был из тесаных камней; вблизи его был великолепный сад, прорезанный многими каналами. В настоящее время на этом месте иногда находят куски ошлифованных камней». Место, где находили камни, Булгаковский не уточняет. Одним из таких мест, где мог находиться этот замок, предположительно можно считать возвышенность в центре Волковыска, на которой сейчас расположено здание профессионально-технического училища (ранее СШ № 1).
Заслуживают внимания и события 14-го столетия: «После смерти великого князя литовского Гедемина Волковыск с Новогрудком был во владении его младшего сына Корията (православное его имя Михаил), родившегося от Евы, дочери смоленского князя Ивана Всеволодовича. Корият содействовал обогащению города всеми мерами. В 1365 г.  сын его Александр отправлялся из Волковыска к Ольгерду, чтобы соединиться с ним против крестоносцев. Им посчастливилось, и Александр возвратился в Волковыск с огромнейшим числом пленных и богатою добычею. Это ещё более обогатило и украсило Волковысский замок». Сообщается, что замок просуществовал до 1656 г. и был уничтожен в битве со шведами, осаждавшими Волковыск три дня.
В очерке Дмитрия Булгаковского имеются и другие, более поздние,  исторические сведения о Волковыске. Однако это уже не легендарные сведения, а вполне исторические факты, подтверждённые другими источниками.
Подводя итог анализу исторического очерка Дмитрия Булгаковского о древнем Волковыске, следует отметить, что именно благодаря ему появилась красивая легенда о разбойниках Волоке и Висеке, будто бы своими именами давших название нашему городу. Именно благодаря Булгаковскому  не исчезли и сохранились  иные легенды о Волковыске, в том числе и о Нетупе, дающие повод людям, изучающим историю нашего родного города, спорить об их правдивости, выдвигать свои версии об их существовании.
Будем надеяться, что со временем в архивах или иных хранилищах старых манускриптов обнаружатся документы, проливающие свет на историю древнего Волковыска. Только их искать в зарубежных архивах за нас с вами никто не будет.

Фото: Vladus, май 2012 года

Пять причин побывать в Волковыске


Партнер проекта
Волковыск многие просто проезжают по пути из Гродно в Брест или из Минска в Польшу. Но город с волком на гербе заслуживает того, чтобы тут остановиться, а заодно объездить и ближайшие окрестности со старинными храмами, шляхетскими усадьбами и знаменитыми «белорусскими Мальдивами».
Волковыск — один из самых древних городов Беларуси. Если в соседнем Гродно в этом году отмечали 888 лет с момента первого упоминания в летописях, то тут — целых 1010. К юбилею улицы города обновили, старые здания заново оштукатурили и установили пару новых скульптур. Одна из них — валун в честь получения Магдебургского права с гербом города XVII—XVIII вв. На современном гербе изображен волк целиком, но раньше там была лишь голова зверя.

Волк — самый распространенный символ в городе. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
Легенд о происхождении названия города несколько. По одной из них, оно произошло от слов «волок» и «высь», что означает место, где тянули ладью волоком из одной реки в другую. По другой, более сказочной, версии, в окрестностях когда-то орудовали свирепые бандиты Волок и Висек, с которыми справилась дружина князя, а на месте их логова основали город. Другие легенды гласят или о местном князе, превращенном в волка, который жутко выл по ночам, или просто о стаях волков в окрестных лесах. По ассоциации с этими историями, вероятно, и был создан герб города.

Однако, скорее всего, как и многие другие белорусские города, Волковыск получил название от реки, на которой стоит,— Волковыи. Тема волков, кстати, присутствует в окрестностях и в совсем неожиданных элементах фольклора. Так, традиционное для Волковыщины название созвездия Большая Медведица — Волчица.
Журналисты TUT.BY уже успели рассказать о 19 городах Беларуси. Фоторепортажи с пятью причинами посетить их ищите здесь.

Причина первая. Музей Багратиона и подробная история войны 1812 года

Музей появился в Волковыске еще при поляках, в 1935 году. Его открыл на основе богатых личных коллекций местный краевед Григорий Пех, он же и стал первым директором и продолжал быть им даже при советской власти. Правда, во время Второй мировой музей разграбили, и открылся он вновь лишь в 1948 году. В 1953-м ему присвоили имя известного русского полководца.

Ценные экспонаты встречаются еще до входа — перед ним установлен бюст Багратиона работы известного скульптора Заира Азгура. В самом музее можно узнать о европейских войнах XVIII—XIX вв. и увидеть снаряжение европейских армий того времени. Основная часть экспозиции посвящена войне 1812 года — и это не случайность. Дело в том, что в классицистическом особнячке, построенном в 1805 году, накануне войны находился штаб Второй Западной армии под командованием генерала Петра Багратиона.

Для тех, кого война не очень интересует, в 2001 году к музею пристроили новое здание, где экспозиция рассказывает об истории города на протяжении тысячи лет: от древних результатов раскопок местного городища до ХХ века.

Причина вторая. Шведская гора

В 1925 году в самой высокой точке волковысских холмов — на Шведской горе — проводил раскопки известный гродненский археолог Юзеф Йодковский. Он обнаружил тут городище Х века, артефакты из которого потом попали в музей, но почти все исчезли во время войны. Так что рассказы о том, что гору насыпали во время войны шведы, вряд ли можно воспринимать серьезно: мол, шведов-оккупантов в Речи Посполитой было так много, что, когда на могиле одного из своих военачальников каждый солдат оставил немного земли, получилась целая гора. Кстати, по легенде шведы почему-то насыпали землю шапками.

На самом же деле Шведская гора — древнее городище, одно из трех в Волковыске. Она почти идеально круглая, а ее высота от основания доходит до 32,5 метра. Ее видно практически с каждого места в городе, а с нее открывается прекрасный вид на окрестности.


Положение горы настолько удачное, что несколько лет назад, во время фестиваля фейерверков, который ежегодно проходит в Волковысском районе, на ней устроили пусковую площадку — благодаря этому огни были видны буквально отовсюду.

Фестиваль фейерверков в Волковыске, сентябрь 2013 года. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
Кроме Шведской горы, в Средневековье заселены были и соседние холмы — Замчище и Муравельник. В XIV веке земляные валы с деревянными укреплениями потеряли свое значение, поэтому их покинули. Замчище намного больше Шведской горы по площади, но уступает по высоте.

Причина третья. «Белорусские Мальдивы», они же красносельские карьеры

Последние несколько лет к небольшому городку Красносельский под Волковыском летом съезжались сотни туристов со всей страны: в середине 2000-х о «белорусских Мальдивах» с помощью сарафанного радио, а потом и СМИ узнали многие. Желающих увидеть лазурную воду и почти отвесные берега отработанных меловых карьеров не останавливали ни сомнительный состав воды, ни опасность оползней, ни белая пыль, от которой потом приходилось отмываться самому и отмывать машину.

На берегах карьеров снимали клипы, фильмы, делали фотосессии. Все это время территория оставалась производственным объектом, и наплыв туристов очень волновал владельца — предприятие «Красносельскстройматериалы». Просьбы и объяснения, что находиться на берегах карьеров опасно, ничего не дали, поэтому летом прошлого года КСМ закупило эвакуатор, перекопало подъездные пути и организовало дежурства. Более того, даже в соседнюю деревню организовали въезд по пропускам (правда, их не проверяют).

Если пробраться на знаменитые карьеры не удастся, можно посмотреть, как выглядят их уже рекультивированные аналоги. Такой карьер становится безопасным, берега выполаживаются, но теряется вся красота — вода меняет цвет, и «Мальдивы» превращаются в обычное озеро. На одном из таких старых карьеров купание также запрещено, а местные жители используют его как источник воды для полива на даче.

Рекультивированный карьер в Красносельском уже не привлекает туристов. Фото: Герман Сачук, TUT.BY

Причина четвертая. Шляхетские усадьбы, которые ждут возрождения

Хотя в Волковысском районе сохранилось немало старинных усадеб, только две из них сегодня известны далеко за пределами района. Это комплексы в деревнях Краски и Подороск, которые несколько лет назад выкупили бизнесмены из России. Правда, реставрационные работы не начались так быстро, как многие ожидали, — уж очень много бумаг пришлось собирать.

Усадьба в Красках. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
К владельцу усадьбы в Красках, россиянину Вадиму Селихову, уже имеет претензии Волковысская прокуратура. Там считают, что его нужно оштрафовать на 100 млн, хотя это вряд ли ускорит возрождение усадьбы.


Внутри все нужно восстанавливать с нуля. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
Тем не менее за шесть лет расчистили парк вокруг усадьбы и провели инвентаризацию деревьев, полностью восстановили летний домик. Если не случится ничего непредвиденного, то уже в следующем году начнутся работы в самом усадебном доме. Они должны будут закончиться в 2017 году. Тогда первый этаж откроют для туристов, на втором будет жить хозяин.

В парке пронумеровали все деревья. Фото: Герман Сачук, TUT.BY

По планам реконструкция должна закончиться в 2017 году. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
В Красках ворота открыты каждый день, кроме воскресенья. На территории всегда есть человек, который при необходимости покажет усадьбу.
Усадьба в Подороске в наш приезд была закрыта, но на воротах есть телефон, по которому можно позвонить и договориться о небольшой экскурсии.

То, что в Подороске идет реставрация, заметно уже от въездных ворот. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
Старинную усадьбу, которая с 90-х пустовала и разваливалась, в начале 2013 года купил предприниматель Павел Подкорытов. Хоть сам родом из Екатеринбурга, а живет сейчас в Таллине, Подкорытов по бабушке — белорус, и язык предков уже давно выучил в совершенстве. В усадьбе он планирует создать первый в Беларуси музей шляхты, открыть на территории кафе, дать возможность туристам переночевать — словом, создать полноценный туристический комплекс, где и развлечься можно будет, и с серьезными историческими исследованиями познакомиться.

Музея пока нет, но о бывших владельцах усадьбы можно узнать из информационного щита у входа. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
Пока работы еще не начались, но дворец, построенный богатыми шляхтичами Бохвицами в середине ХІХ века в стиле позднего классицизма, и в нынешнем состоянии выглядит крайне интересно.


Усадьба находится в живописном месте на берегу речки Зельвянки. Фото: Герман Сачук, TUT.BY

Причина пятая. Готические костелы

В окрестностях Волковыска есть несколько костелов, впечатляющих своим величием: есть как аутентичная готика, которая без серьезных изменений стоит уже пять веков, так и стилизации начала ХХ века.

Самый древний костел по соседству с городом находится в деревне Гнезно — его построили еще в 1520-х годах. Ему несколько десятилетий довелось быть и кальвинским сбором — во времена расцвета Реформации в Речи Посполитой. В течение почти 500 лет истории храм, несмотря на войны и пожары, изменялся минимально: чуть перестроили верхушку башни и вход. О войне со Швецией, кстати, напоминает ядро, застрявшее в стене слева от башни.
Местный ксендз, уже пожилой мужчина, рассказывает, как в советское время для выбивания дверей, уничтожения витражей и интерьеров сюда специально привозили заключенных из колонии. Потом около 20 лет храм стоял без крыши. В 1989 году костел вернули верующим, которые восстановили его своими руками всего за год. Стройматериалы, бывало, разгружали даже в праздники.
Сегодня в Гнезно заезжает около 5 тыс. туристов в год: именно столько карманных календариков с видом костела раздает ксендз приезжим. В книге отзывов можно увидеть надписи, сделанные белорусами, поляками, русскими и даже американцами.

В Волковысском районе находится один из самых высоких костелов Беларуси. Он был построен сто лет назад в деревне Шиловичи и по высоте лишь немного уступает знаменитым храмам в Гервятах и Видзах. Это отличный пример неоготики, популярной в начале ХХ века в Западной Беларуси. В отличие от многих других храмов в этом стиле, на костеле в Шиловичах частично побелены элементы фасада, что делает его декор еще интереснее.

В советское время тут в течение почти 30 лет, с 1959 до 1989 год, был склад, но верующие в начале 90-х дали костелу вторую жизнь.
Двигаясь в сторону Гродно и чуть съехав с трассы, можно увидеть еще один пример неоготики. Костел в Репле не так известен, но привлекает внимание массивным фасадом — кажется, что перед тобой не храм, а целая крепость. Построен он в ту же эпоху — первое десятилетие ХХ века.



Костел в Волковыске был бы ничем не примечательным, если бы не оригинально завершенные башни. Фото: Герман Сачук, TUT.BY

Туристам

Добраться до Волковыска можно как автобусом, так и на поезде. Через Волковыск проходит популярная дорога к белорусско-польскому пункту пропуска «Берестовица-Бобровники».

Автобусный и железнодорожный вокзалы находятся в Волковыске буквально в нескольких метрах друг от друга. Фото: Герман Сачук, TUT.BY
В городе есть гостиницы, в центре — кафе. Мы можем рекомендовать пиццерию «Винтаж» и магазин с замечательной выпечкой «Пышка» (это если нужно взять что-нибудь с собой в дорогу).




Хотите отлично провести время и полюбоваться природой? Охотничье-рыболовное хозяйство «Каменское» предлагает Вам комфортные условия для отдыха, а также рыбалку, охоту, прогулки на лошадях. Приезжайте — и получите огромный заряд положительной энергии!

Там где волки воют: большие истории маленького города (Волковыск, Беларусь)

Волковыск — всегда нравилось это название. Романтическое. Да и люблю я волков, еще с детства, несмотря на все слухи, которые о них ходят.
А волчий вой — вечная песня одиночества, или любви, или жизни. Впрочем, интересно почему этот город так называется.
Первая легенда, конечно связана с любовью (куда уж без нее?) :
Говорят, когда-то жили в соседней деревушке парень и девушка. Да нежданно-негаданно влюбились друг в друга, да и решили пожениться. Только вот, одна незадача — не нравилось это родителям девушки, хотели видимо они другой пары для своей дочки. Но не послушались родителей влюбленные и убежали в лес, построили там хатку и начали жить вместе. Прогневались родители, что не послушались молодые их воли, да и прокляли обоих. Но не расстались и тогда влюбленные, а превратились в волков(а может оборотней), продолжая вместе жить на этой земле. А из хатки их в лесу выросло вскоре большое поселище, которое и стали называть «Ваўкавыск»
Вторая легенда менее поэтическая, и к сожалению совсем не связана с волками:
Много веков тому были здесь беспролазные болота и леса. И боялись сюда соваться жители окрестных сел, ведь орудовала в лесах гроздная банда двух братьев — Волака и Высека. Грабили они людей, да убивали. И не было от них спасенья. Но и им пришел конец — победил их простой парень из соседней деревни — Завейка. А на месте этом основал поселище, которое люди и стали называть в честь его подвига — «Ваўкавыскам»
Впрочем, что бы там ни было и как бы он ни возник, а стоит сейчас Волковыск на холмах, да и нету там сейчас таких непролазных лесов и болот.
Хотя…немного остались…
Иначе бы я не приехала туда в коммандировку и не погуляла бы по этому славному городку с говорящим названием…

Легенды Волковыска или Куда подевалась река Нетупа


К большому сожалению, в нас просвещенный век еще встречаются не только гости города Волковыска, но и жители, которые мало что знают о своем городе и искренне считают, что Шведскую гору зачем-то насыпали шапками таинственные шведы. Но в противовес им, есть жители, которые знают о своем родном городе если не все, то очень многое. Они то знают, что шведы к Шведской горе имеют самое отдаленное отношение, равное расстоянию от Волковыска до Швеции.
Есть в Волковыске и Николай Быховцев, для которых история и краеведение занимают большую часть жизни. Кому как не ему знать о том, что происходило в древности на месте, где зародился город Волковыск. В своем очерке «Легенды Волковыска» Николай приоткрывает завесу тайны над историей города, его мы и предлагаем к прочтению.
© Николай Быховцев
Легенды Волковыска
Как известно, первое упоминание об Волковыске в русских летописях приходится на 1252 г., однако из археологических раскопок древних мест города следует, что город существовал задолго до означенной даты. Поэтому не зря дату рождения Волковыска перенесли на 1005 г., под каким он упоминается в Печёрском патерике, где указывается, что Волковыск в этом году входил в состав Туровской епархии. Патерик – это сборник, содержащий жития и изречения, нравоучения «святых отцов» (монахов какого-либо монастыря), а потому во времена Советского Союза патерики не считались за исторические документы. Однако и эта дата упоминания о Волковыске не самая ранняя. Только вот исторический источник, о котором  пойдёт далее речь, основывается на документах, которые не дошли до нашего времени и не были введены в научный оборот другими историками. Поэтому, приводя из него выдержки, попытаемся критически осмыслить их.
В 1882 г. в г. Вильне, в типографии М.Б. Жирмунского, дозволенная цензурою,  была издана небольшая по размеру брошюрка (10×13 см) в 19 страниц. Написал её священник-писатель Дмитрий Гаврилович Булгаковский, а называлась она  «Исторический очерк Волковыска, уездного города Гродненской губернии».

Немного о самом авторе. Настоящая фамилия писателя была Булгаков, родился в 1845 г. в Ельце, а умер в 1916 г. в Петрограде. В 1-ом томе библиографического словаря «Русские писатели. 1800-1917 г.г.», изданном в Москве в 1989 г., он обозначен как прозаик, публицист, этнограф. Сын дьячка, воспитывался в Орловской духовной семинарии. Интерес писателя к нашему городу не был случайным, так как с 1874 г. по 1885 г. он преподавал русский и церковнославянский языки в Свислочской учительской семинарии и в Волковысском уездном училище. Местечко Свислочь на протяжении целых столетий входило в состав Волковысского повета и было административно выведено из него только при советской власти в 1940 г. Во вступлении к своему очерку Булгаковский перечисляет источники, а вернее хроникёров и писателей-историков, у которых он позаимствовал сведения о Волковыске: «хроники Крыжановского, Стерпейко, Друсского, Радуанского, Горейко, Кохановского, Нарбута, Нарушевича, Длугоша, Балинского и других польских писателей». И если из этого списка имена шести  польских писателей довольно известные, то имена Стерпейки, Друсского, Радуанского и Горейки ни о чём не говорят. Где именно обнаружил Булгаковский эти хроники и все ли данные привёл из них, он не сообщает. Имеются данные, что пользовался Булгаковский богатой библиотекой князей Сапегов в дворце, расположенном в Ружанах, бывшем местечке, расположенном в 40 км южнее Волковыска. Кроме книг в библиотеке  были собраны и старинные рукописи. Однако если писатель почерпнул исторические сведения о Волковыске из тех рукописей,  то возникает ряд закономерных вопросов: почему Булгаковским не приведены более подробные записи хроник и описание самих рукописей? Почему хроники в качестве источников не использовали в своих трудах другие историки? На каком языке были написаны древние хроники? Здесь напрашивается только один логичный ответ. Будучи в большей степени писателем прозаиком, а не историком, Булгаковский не придавал этим подробностям большого значения, оставляя более тщательное изучение древних документов за профессиональными историками. Однако последовавшие разрушительные события – Первая мировая война и вслед за ней революция в России, способствовали уничтожению не только библиотек, архивов, но и целых городов.
А сейчас проанализируем те сведения из книги Булгаковского, которые дошли до нас именно благодаря Булгаковскому.  Согласно хронике Горейко, город Волковыск был построен неким Вациславом Завейко в 738 г. по Рождеству Христову. Сам Булгаковский сомневался в этом: «Однако утверждать это с достоверностью нельзя, потому что до 963 г., т.е. спустя 200 лет, это известие, как пишет Горейко, сохранилось только в преданиях людей. Первая хроника этого города была написана в 963 г.».
Отсюда следует, что Горейко писал хронику в 963 г.  Вот следующая выдержка из неё: «Когда Завейко убил двух предводителей разбойничьей шайки – Волока и Висека, то на месте их пристанища построил 10 хижин, в которые поселил своих невольников, принимавших участие в разгроме шайки. Этот посёлок был расположен в 200 шагах от реки Нетупы, протекавшей на этом месте, и в память этого был назван «Волоко-Висек». Спустя 200 лет, т.е. в 963 г.  тут было уже 537 домов и несколько языческих божниц.  В память празднования второго столетия со дня основания города жрец Макс Пуста определил границы города, в пределах которых должны были строиться дома, назвавши эту границу «Облава». На северной и южной сторонах Облавы он построил по божнице, первая из которых имела в длину 100 шагов, а в ширину – 85, посвятив её богине преисподней Нии, главным качеством которой считалось милосердие. К ней обращались с молитвою о приготовлении блаженного жилища после смерти. При божнице выкопали большое озеро, назвав его именем жреца – Макс. Другую божницу  назвали Поги и посвятили богу огня и воды Смигусу. В этой божнице сжигали приносимые жертвы».
В правдоподобность данной легенды указывает то обстоятельство, что место с таким названием существует и поныне – Максаков Луг, расположенный около 2-х километров от Волковыска слева от шоссейной дороги на Мосты.
Далее в хронике Горейко сообщается: «В 950 г. Боемир Виггейтас или, как его называли, Виес, бывший правителем города, отказался по случаю смут от управления и соорудил для себя недалеко от Нетупы на  одной возвышенности громадный дворец. Место этого дворца указывают и теперь близь Шведской горы, в расстоянии 0,5 версты от города. С этого времени наступает цветущая эпоха: город наслаждался постоянным миром, которым мало пользовался со времени своего основания. В эту пору Волковыск начал быстро возрастать, так что  к 1038 г. в городе насчитывалось 2568 домов, 5 божниц. Дорога к божнице Поги была обсажена на Облаве ясенем и проходила недалеко дворца Боемира Виггейтаса, который после был назван замком. Каждый год 25 марта в честь богов вокруг города совершалось факельное шествие».
Недоверие здесь вызывает  огромное по тем временам количество домов – 2568. Если по минимуму предположить, что в каждом доме проживало по 5 человек, то город насчитывал около 13 тысяч жителей, что по тем временам считалось очень большим городом. Даже Полоцк, который в 11-12 ст. слыл самым крупным и могущественным среди окружающих городов и являлся центром княжества, насчитывал всего около 8 тысяч жителей. Почему тогда Волковыск, город гораздо крупнее Полоцка, не был зафиксирован в европейских и русских летописях 11 ст.? Ведь такой огромный город должен был торговать со многими другими городами по водному пути Россь-Нёман-Балтийское море. И если в действительности такой огромный город существовал, то, несомненно, после него остались бы какие-то следы в виде могильников, культурного слоя и т.д. Но на приведённые аргументы тут же находятся объяснения: путь из варяг в греки пролёг по этому пути только в 13 веке; могильников не осталось по той причине, что тела сжигали; фундаментов не сохранилось потому, что дома в те времена строились без них; культурного слоя не найдено, так, как его никто за пределами Муравельника, Шведской Горы и Замчища не искал. Напомню читателям, что Муравельник, Шведская Гора и Замчище это возвышенности в юго-восточной части Волковыска, места поселения древних жителей.
«В 1038 г. с 15 на 16 февраля на город напали дикие племена ятвягов, учинив ужасную сечь, город ограбили и сожгли. Однако сами они на обратном пути потерпели несчастье, встретившись с каким-то другим племенем, которое совсем истребило их».
Это событие вполне могло произойти, ведь племена ятвягов были расселены неподалёку, а в те времена соседские народы между собой периодически враждовали,  заключая между собой дружбу только тогда, когда она соответствовала интересам обеих сторон. До сих пор на западе Волковыска имеется деревня под названием Ятвезь, что указывает на факт давнего заселения территории Волковыщины жителями племени ятвягов. Подтверждает это и то, что на территории бывшего Волковысского повета имеются ещё две деревни с подобным названием.
Далее Булгаковский приводит выдержки из  хроники ранее не заявленного хрониста: «Затем более столетия проходит не записанным в хрониках г. Волковыска. Между 1124 и 1130 годами на Волковыск обрушилось новое несчастье: страшный разлив Нетупы совершенно уничтожил город. По свидетельству Богуслава Забейко после долгого и сильного дождя город накрыл высотой до трёх локтей вал воды (около 1,5 метра), который обрушился с горы с такою скоростью, что сносил и разрушал дома. Через пол часа был уничтожен весь город. Везде был слышен плач народа. Рыдали матери утопающих детей, были в отчаянии жёны за своих мужей, мужья отчаивались за жён, раздавались крики утопающих…
С этого времени все хроники упорно замолчали, а если и пишут, то так неясно и загадочно, что трудно вывести из них что-либо определённое о состоянии города».
Здесь Булгаковский противоречит сам себе, так как может быть только  одно из двух: или «хроники упорно замолчали», или «пишут неясно и загадочно». Одновременно двух состояний быть не может, иначе будет равносильно выражению «немой иногда говорит».
Страшное наводнение, о котором сообщается в хронике, вполне сопоставимо с библейским потопом. Это на первый взгляд вызывает недоверие. Однако всё логически просто. Объяснить такой сильный напор воды с высокой волной, какой смыло Волковыск, можно только одной причиной: накопившаяся вода прорвала некое заграждение (плотину) и, создав волну, обрушилась на город, ускоряясь сверху вниз, учитывая, что город находится в низине. В ином же случае вода бы затопляла  город постепенно, без волны. Польский археолог Юзеф Ядковский, проводивший в 1925 г. раскопки в Волковыске и издавший в этом же году книгу на польском языке «Волковысское городище», утверждает следующее: «Вся долина у подножья Шведской Горы когда-то была дном озера, образовавшегося после ухода ледника. На его берегах проживали люди, что подтверждают найденные остатки глиняной посуды, кости зверей, а также часто попадающиеся круглые камни». Исходя из этого, можно предположить, что во время многодневного дождя был размыт берег озера, расположенного на юге и востоке от Шведской горы,  и вода хлынула на город, создавши волну наподобие цунами. В таком случае, действительно, вода могла не только снести все дома, а затопить весь город. Спастись в этой ситуации могли лишь немногие жители города.
Но здесь возникает следующий вопрос – куда подевалась легендарная река Нетупа,  которая должна была протекать в центре города. Булгаковский объясняет отсутствие реки Нетупы в Волковыске следующим образом: «Позднейшая же хроника говорит, что Волковыск  расположен на довольно глубокой реке, которая более и более уменьшается по той причине, что её сильно заносит песком. В настоящее время в Волковыске нет  реки Нетупы: или она совсем иссякла, или же позже получила название по имени города – Волковыя. Впрочем, некоторые жители Волковыска до сих пор указывают место бывшей реки Нетупы близь предместья Заполье. По их преданиям одна цыганка закляла Нетупу за то, что в ней утонул её сын, за то она и прекратила своё существование».
Однако, когда реку заносит песком, она просто изменяет своё русло. Как известно, название реки Нетупы сохранил один из притоков Росси, протекающий через деревню Гнезно и  впадающий в Россь на юго-западной окраине Волковыска. Однако это ни в коей мере не значит, что это та же самая река, так как нынешняя Нетупа являлась левым притоком Росси, а та старая, легендарная, находилась справа по течению Росси. К тому же современная Нетупа имеет ещё одно название – Гнезнянка. Когда и кто наделил эту реку вторым названием, Нетупой – неизвестно. Между тем, если мы взглянем на известную карту Волковыска конца 18 ст., опубликованную во втором томе «Энцыклапедыі гісторыі Беларусі» в статье «Волковыск», то увидим на ней ту самую исчезнувшую Нетупу, берущей своё начало между Муравельником и Мышиными Горами,  и впадающей в реку Волковыя  в районе Заполья. Как видим, Нетупа была совсем короткой рекой по ширине равной с рекой Волковыя, протекающей через город. В месте впадения Нетупы в Волковыя у дома шляхтича Немчиновича находился пруд и мост через обе реки. В месте истока Нетупы также показан небольшой пруд – всё, что осталось от давнего озера.  Если версия об обрушившемся  на город  озере верная, то воды озера устремились на город именно из того места, где брала начало Нетупа, так как в то время она и вытекала из того же озера.
Почему же Булгаковский не знал, как текла Нетупа? А всё объясняется тем, что он был не знаком с упомянутой картой города Волковыска.
Теперь понятно и само название реки, которое литовского происхождения. «Net» –   «почти», «upe» –  «река», т. е. почти река. И действительно, разве можно было реку длинною менее 800 метров назвать настоящей рекою. А так, «почти река», –  меткое выражение.

Почему же пропала Нетупа? С конца 18-го столетия, когда Нетупу наносили на карту, и до того времени, когда о ней писал Булгаковский, прошло около ста лет. За это время рельеф вокруг Шведской горы, откуда питалась Нетупа, был изменён по той причине, что здесь начали раскапывать землю, добывая глину для находившихся рядом частных кирпичных заводов. По всей видимости это вызвало частичное осушение  заболоченных мест, в которых скапливалась вода, питающая реку.
Самое удивительное, что легендарная Нетупа оказалась живучей рекой, существующей и по ныне. Когда в 1885 г. воздвигалась насыпь для прокладки через Волковыск железной дороги Барановичи-Белосток, то небольшой ручеёк, оставшийся после Нетупы, пропустили через трубу на другую сторону насыпи. Течёт он и теперь, питая, как и тысячи лет назад, своею водою реку под названием Волковыя.
Ну, а мы прочитаем о других легендах Волковыска: «После смерти великого князя литовского Рогволода, которого польские писатели переименовали в Рынгольда, сына Альгимунта, когда монголы подымались во внутрь России, а главнокомандующий Ердзивил по частям завладел этою землёю в 1241-1250 г.г., Волковыск был уничтожен монголами дотла».
Точно известно, что в означенное  время монголо-татары вообще не появлялись в границах современной Беларуси, а потому Волковыск не мог быть уничтожен ими дотла в это время. Зато когда в 1259 г.  произошёл первый поход татар на Новгородскую землю во главе с Бурундаем, в коалиции с галицко-волынскими князьями, тогда, возможно, и был захвачен Волковыск. Возможно, что автор хроники имел в виду именно эти события, но как часто бывало во время составления хроник и летописей, даты и имена  в ранее существующих документах  переписчики подвергали случайному или умышленному искажению. В данной легенде путаница с  Ердзивилом, который, согласно другой летописи, был жамойтским, а  не монгольским воином, и как установили историки, считается мифической личностью, а вот Бурундай существовал в действительности.

Далее Дмитрий Булгаковский описывает широко известные и уложившиеся в истории события про литовского князя Миндовга и его сына Войшелка, галицкого князя Даниила Романовича и его сына Романа. Однако у писателя Булгаковского  приводится ранее не известные подробности: «В 1258 г. великий князь литовский Миндовг отстроил в Волковыске замок и украсил его. Фундамент этого замка был из тесаных камней; вблизи его был великолепный сад, прорезанный многими каналами. В настоящее время на этом месте иногда находят куски ошлифованных камней». Место, где находили камни, Булгаковский не уточняет. Одним из таких мест, где мог находиться этот замок, предположительно можно считать возвышенность в центре Волковыска, на которой сейчас расположено здание профессионально-технического училища (ранее СШ № 1).
Заслуживают внимания и события 14-го столетия: «После смерти великого князя литовского Гедемина Волковыск с Новогрудком был во владении его младшего сына Корията (православное его имя Михаил), родившегося от Евы, дочери смоленского князя Ивана Всеволодовича. Корият содействовал обогащению города всеми мерами. В 1365 г.  сын его Александр отправлялся из Волковыска к Ольгерду, чтобы соединиться с ним против крестоносцев. Им посчастливилось, и Александр возвратился в Волковыск с огромнейшим числом пленных и богатою добычею. Это ещё более обогатило и украсило Волковысский замок». Сообщается, что замок просуществовал до 1656 г. и был уничтожен в битве со шведами, осаждавшими Волковыск три дня.
В очерке Дмитрия Булгаковского имеются и другие, более поздние,  исторические сведения о Волковыске. Однако это уже не легендарные сведения, а вполне исторические факты, подтверждённые другими источниками.
Подводя итог анализу исторического очерка Дмитрия Булгаковского о древнем Волковыске, следует отметить, что именно благодаря ему появилась красивая легенда о разбойниках Волоке и Висеке, будто бы своими именами давших название нашему городу. Именно благодаря Булгаковскому  не исчезли и сохранились  иные легенды о Волковыске, в том числе и о Нетупе, дающие повод людям, изучающим историю нашего родного города, спорить об их правдивости, выдвигать свои версии об их существовании.
Будем надеяться, что со временем в архивах или иных хранилищах старых манускриптов обнаружатся документы, проливающие свет на историю древнего Волковыска. Только их искать в зарубежных архивах за нас с вами никто не будет.

Фото: Vladus, май 2012 года

Легенды Волковыска или Куда подевалась река Нетупа — Андрей Тамиранов


К большому сожалению, в нас просвещенный век еще встречаются не только гости города Волковыска, но и жители, которые мало что знают о своем городе и искренне считают, что Шведскую гору зачем-то насыпали шапками таинственные шведы. Но в противовес им, есть жители, которые знают о своем родном городе если не все, то очень многое. Они то знают, что шведы к Шведской горе имеют самое отдаленное отношение, равное расстоянию от Волковыска до Швеции.
Есть в Волковыске и Николай Быховцев, для которых история и краеведение занимают большую часть жизни. Кому как не ему знать о том, что происходило в древности на месте, где зародился город Волковыск. В своем очерке «Легенды Волковыска» Николай приоткрывает завесу тайны над историей города, его мы и предлагаем к прочтению.
© Николай Быховцев
Легенды Волковыска
Как известно, первое упоминание об Волковыске в русских летописях приходится на 1252 г., однако из археологических раскопок древних мест города следует, что город существовал задолго до означенной даты. Поэтому не зря дату рождения Волковыска перенесли на 1005 г., под каким он упоминается в Печёрском патерике, где указывается, что Волковыск в этом году входил в состав Туровской епархии. Патерик – это сборник, содержащий жития и изречения, нравоучения «святых отцов» (монахов какого-либо монастыря), а потому во времена Советского Союза патерики не считались за исторические документы. Однако и эта дата упоминания о Волковыске не самая ранняя. Только вот исторический источник, о котором пойдёт далее речь, основывается на документах, которые не дошли до нашего времени и не были введены в научный оборот другими историками. Поэтому, приводя из него выдержки, попытаемся критически осмыслить их.
В 1882 г. в г. Вильне, в типографии М.Б. Жирмунского, дозволенная цензурою, была издана небольшая по размеру брошюрка (10×13 см) в 19 страниц. Написал её священник-писатель Дмитрий Гаврилович Булгаковский, а называлась она «Исторический очерк Волковыска, уездного города Гродненской губернии».

Немного о самом авторе. Настоящая фамилия писателя была Булгаков, родился в 1845 г. в Ельце, а умер в 1916 г. в Петрограде. В 1-ом томе библиографического словаря «Русские писатели. 1800-1917 г.г.», изданном в Москве в 1989 г., он обозначен как прозаик, публицист, этнограф. Сын дьячка, воспитывался в Орловской духовной семинарии. Интерес писателя к нашему городу не был случайным, так как с 1874 г. по 1885 г. он преподавал русский и церковнославянский языки в Свислочской учительской семинарии и в Волковысском уездном училище. Местечко Свислочь на протяжении целых столетий входило в состав Волковысского повета и было административно выведено из него только при советской власти в 1940 г. Во вступлении к своему очерку Булгаковский перечисляет источники, а вернее хроникёров и писателей-историков, у которых он позаимствовал сведения о Волковыске: «хроники Крыжановского, Стерпейко, Друсского, Радуанского, Горейко, Кохановского, Нарбута, Нарушевича, Длугоша, Балинского и других польских писателей». И если из этого списка имена шести польских писателей довольно известные, то имена Стерпейки, Друсского, Радуанского и Горейки ни о чём не говорят. Где именно обнаружил Булгаковский эти хроники и все ли данные привёл из них, он не сообщает. Имеются данные, что пользовался Булгаковский богатой библиотекой князей Сапегов в дворце, расположенном в Ружанах, бывшем местечке, расположенном в 40 км южнее Волковыска. Кроме книг в библиотеке были собраны и старинные рукописи. Однако если писатель почерпнул исторические сведения о Волковыске из тех рукописей, то возникает ряд закономерных вопросов: почему Булгаковским не приведены более подробные записи хроник и описание самих рукописей? Почему хроники в качестве источников не использовали в своих трудах другие историки? На каком языке были написаны древние хроники? Здесь напрашивается только один логичный ответ. Будучи в большей степени писателем прозаиком, а не историком, Булгаковский не придавал этим подробностям большого значения, оставляя более тщательное изучение древних документов за профессиональными историками. Однако последовавшие разрушительные события – Первая мировая война и вслед за ней революция в России, способствовали уничтожению не только библиотек, архивов, но и целых городов.
А сейчас проанализируем те сведения из книги Булгаковского, которые дошли до нас именно благодаря Булгаковскому. Согласно хронике Горейко, город Волковыск был построен неким Вациславом Завейко в 738 г. по Рождеству Христову. Сам Булгаковский сомневался в этом: «Однако утверждать это с достоверностью нельзя, потому что до 963 г., т.е. спустя 200 лет, это известие, как пишет Горейко, сохранилось только в преданиях людей. Первая хроника этого города была написана в 963 г.».
Отсюда следует, что Горейко писал хронику в 963 г. Вот следующая выдержка из неё: «Когда Завейко убил двух предводителей разбойничьей шайки – Волока и Висека, то на месте их пристанища построил 10 хижин, в которые поселил своих невольников, принимавших участие в разгроме шайки. Этот посёлок был расположен в 200 шагах от реки Нетупы, протекавшей на этом месте, и в память этого был назван «Волоко-Висек». Спустя 200 лет, т.е. в 963 г. тут было уже 537 домов и несколько языческих божниц. В память празднования второго столетия со дня основания города жрец Макс Пуста определил границы города, в пределах которых должны были строиться дома, назвавши эту границу «Облава». На северной и южной сторонах Облавы он построил по божнице, первая из которых имела в длину 100 шагов, а в ширину – 85, посвятив её богине преисподней Нии, главным качеством которой считалось милосердие. К ней обращались с молитвою о приготовлении блаженного жилища после смерти. При божнице выкопали большое озеро, назвав его именем жреца – Макс. Другую божницу назвали Поги и посвятили богу огня и воды Смигусу. В этой божнице сжигали приносимые жертвы».
В правдоподобность данной легенды указывает то обстоятельство, что место с таким названием существует и поныне – Максаков Луг, расположенный около 2-х километров от Волковыска слева от шоссейной дороги на Мосты.
Далее в хронике Горейко сообщается: «В 950 г. Боемир Виггейтас или, как его называли, Виес, бывший правителем города, отказался по случаю смут от управления и соорудил для себя недалеко от Нетупы на одной возвышенности громадный дворец. Место этого дворца указывают и теперь близь Шведской горы, в расстоянии 0,5 версты от города. С этого времени наступает цветущая эпоха: город наслаждался постоянным миром, которым мало пользовался со времени своего основания. В эту пору Волковыск начал быстро возрастать, так что к 1038 г. в городе насчитывалось 2568 домов, 5 божниц. Дорога к божнице Поги была обсажена на Облаве ясенем и проходила недалеко дворца Боемира Виггейтаса, который после был назван замком. Каждый год 25 марта в честь богов вокруг города совершалось факельное шествие».
Недоверие здесь вызывает огромное по тем временам количество домов – 2568. Если по минимуму предположить, что в каждом доме проживало по 5 человек, то город насчитывал около 13 тысяч жителей, что по тем временам считалось очень большим городом. Даже Полоцк, который в 11-12 ст. слыл самым крупным и могущественным среди окружающих городов и являлся центром княжества, насчитывал всего около 8 тысяч жителей. Почему тогда Волковыск, город гораздо крупнее Полоцка, не был зафиксирован в европейских и русских летописях 11 ст.? Ведь такой огромный город должен был торговать со многими другими городами по водному пути Россь-Нёман-Балтийское море. И если в действительности такой огромный город существовал, то, несомненно, после него остались бы какие-то следы в виде могильников, культурного слоя и т.д. Но на приведённые аргументы тут же находятся объяснения: путь из варяг в греки пролёг по этому пути только в 13 веке; могильников не осталось по той причине, что тела сжигали; фундаментов не сохранилось потому, что дома в те времена строились без них; культурного слоя не найдено, так, как его никто за пределами Муравельника, Шведской Горы и Замчища не искал. Напомню читателям, что Муравельник, Шведская Гора и Замчище это возвышенности в юго-восточной части Волковыска, места поселения древних жителей.
«В 1038 г. с 15 на 16 февраля на город напали дикие племена ятвягов, учинив ужасную сечь, город ограбили и сожгли. Однако сами они на обратном пути потерпели несчастье, встретившись с каким-то другим племенем, которое совсем истребило их».
Это событие вполне могло произойти, ведь племена ятвягов были расселены неподалёку, а в те времена соседские народы между собой периодически враждовали, заключая между собой дружбу только тогда, когда она соответствовала интересам обеих сторон. До сих пор на западе Волковыска имеется деревня под названием Ятвезь, что указывает на факт давнего заселения территории Волковыщины жителями племени ятвягов. Подтверждает это и то, что на территории бывшего Волковысского повета имеются ещё две деревни с подобным названием.
Далее Булгаковский приводит выдержки из хроники ранее не заявленного хрониста: «Затем более столетия проходит не записанным в хрониках г. Волковыска. Между 1124 и 1130 годами на Волковыск обрушилось новое несчастье: страшный разлив Нетупы совершенно уничтожил город. По свидетельству Богуслава Забейко после долгого и сильного дождя город накрыл высотой до трёх локтей вал воды (около 1,5 метра), который обрушился с горы с такою скоростью, что сносил и разрушал дома. Через пол часа был уничтожен весь город. Везде был слышен плач народа. Рыдали матери утопающих детей, были в отчаянии жёны за своих мужей, мужья отчаивались за жён, раздавались крики утопающих…
С этого времени все хроники упорно замолчали, а если и пишут, то так неясно и загадочно, что трудно вывести из них что-либо определённое о состоянии города».
Здесь Булгаковский противоречит сам себе, так как может быть только одно из двух: или «хроники упорно замолчали», или «пишут неясно и загадочно». Одновременно двух состояний быть не может, иначе будет равносильно выражению «немой иногда говорит».
Страшное наводнение, о котором сообщается в хронике, вполне сопоставимо с библейским потопом. Это на первый взгляд вызывает недоверие. Однако всё логически просто. Объяснить такой сильный напор воды с высокой волной, какой смыло Волковыск, можно только одной причиной: накопившаяся вода прорвала некое заграждение (плотину) и, создав волну, обрушилась на город, ускоряясь сверху вниз, учитывая, что город находится в низине. В ином же случае вода бы затопляла город постепенно, без волны. Польский археолог Юзеф Ядковский, проводивший в 1925 г. раскопки в Волковыске и издавший в этом же году книгу на польском языке «Волковысское городище», утверждает следующее: «Вся долина у подножья Шведской Горы когда-то была дном озера, образовавшегося после ухода ледника. На его берегах проживали люди, что подтверждают найденные остатки глиняной посуды, кости зверей, а также часто попадающиеся круглые камни». Исходя из этого, можно предположить, что во время многодневного дождя был размыт берег озера, расположенного на юге и востоке от Шведской горы, и вода хлынула на город, создавши волну наподобие цунами. В таком случае, действительно, вода могла не только снести все дома, а затопить весь город. Спастись в этой ситуации могли лишь немногие жители города.
Но здесь возникает следующий вопрос – куда подевалась легендарная река Нетупа, которая должна была протекать в центре города. Булгаковский объясняет отсутствие реки Нетупы в Волковыске следующим образом: «Позднейшая же хроника говорит, что Волковыск расположен на довольно глубокой реке, которая более и более уменьшается по той причине, что её сильно заносит песком. В настоящее время в Волковыске нет реки Нетупы: или она совсем иссякла, или же позже получила название по имени города – Волковыя. Впрочем, некоторые жители Волковыска до сих пор указывают место бывшей реки Нетупы близь предместья Заполье. По их преданиям одна цыганка закляла Нетупу за то, что в ней утонул её сын, за то она и прекратила своё существование».
Однако, когда реку заносит песком, она просто изменяет своё русло. Как известно, название реки Нетупы сохранил один из притоков Росси, протекающий через деревню Гнезно и впадающий в Россь на юго-западной окраине Волковыска. Однако это ни в коей мере не значит, что это та же самая река, так как нынешняя Нетупа являлась левым притоком Росси, а та старая, легендарная, находилась справа по течению Росси. К тому же современная Нетупа имеет ещё одно название – Гнезнянка. Когда и кто наделил эту реку вторым названием, Нетупой – неизвестно. Между тем, если мы взглянем на известную карту Волковыска конца 18 ст., опубликованную во втором томе «Энцыклапедыі гісторыі Беларусі» в статье «Волковыск», то увидим на ней ту самую исчезнувшую Нетупу, берущей своё начало между Муравельником и Мышиными Горами, и впадающей в реку Волковыя в районе Заполья. Как видим, Нетупа была совсем короткой рекой по ширине равной с рекой Волковыя, протекающей через город. В месте впадения Нетупы в Волковыя у дома шляхтича Немчиновича находился пруд и мост через обе реки. В месте истока Нетупы также показан небольшой пруд – всё, что осталось от давнего озера. Если версия об обрушившемся на город озере верная, то воды озера устремились на город именно из того места, где брала начало Нетупа, так как в то время она и вытекала из того же озера.
Почему же Булгаковский не знал, как текла Нетупа? А всё объясняется тем, что он был не знаком с упомянутой картой города Волковыска.
Теперь понятно и само название реки, которое литовского происхождения. «Net» – «почти», «upe» – «река», т. е. почти река. И действительно, разве можно было реку длинною менее 800 метров назвать настоящей рекою. А так, «почти река», – меткое выражение.

Почему же пропала Нетупа? С конца 18-го столетия, когда Нетупу наносили на карту, и до того времени, когда о ней писал Булгаковский, прошло около ста лет. За это время рельеф вокруг Шведской горы, откуда питалась Нетупа, был изменён по той причине, что здесь начали раскапывать землю, добывая глину для находившихся рядом частных кирпичных заводов. По всей видимости это вызвало частичное осушение заболоченных мест, в которых скапливалась вода, питающая реку.
Самое удивительное, что легендарная Нетупа оказалась живучей рекой, существующей и по ныне. Когда в 1885 г. воздвигалась насыпь для прокладки через Волковыск железной дороги Барановичи-Белосток, то небольшой ручеёк, оставшийся после Нетупы, пропустили через трубу на другую сторону насыпи. Течёт он и теперь, питая, как и тысячи лет назад, своею водою реку под названием Волковыя.
Ну, а мы прочитаем о других легендах Волковыска: «После смерти великого князя литовского Рогволода, которого польские писатели переименовали в Рынгольда, сына Альгимунта, когда монголы подымались во внутрь России, а главнокомандующий Ердзивил по частям завладел этою землёю в 1241-1250 г.г., Волковыск был уничтожен монголами дотла».
Точно известно, что в означенное время монголо-татары вообще не появлялись в границах современной Беларуси, а потому Волковыск не мог быть уничтожен ими дотла в это время. Зато когда в 1259 г. произошёл первый поход татар на Новгородскую землю во главе с Бурундаем, в коалиции с галицко-волынскими князьями, тогда, возможно, и был захвачен Волковыск. Возможно, что автор хроники имел в виду именно эти события, но как часто бывало во время составления хроник и летописей, даты и имена в ранее существующих документах переписчики подвергали случайному или умышленному искажению. В данной легенде путаница с Ердзивилом, который, согласно другой летописи, был жамойтским, а не монгольским воином, и как установили историки, считается мифической личностью, а вот Бурундай существовал в действительности.

Далее Дмитрий Булгаковский описывает широко известные и уложившиеся в истории события про литовского князя Миндовга и его сына Войшелка, галицкого князя Даниила Романовича и его сына Романа. Однако у писателя Булгаковского приводится ранее не известные подробности: «В 1258 г. великий князь литовский Миндовг отстроил в Волковыске замок и украсил его. Фундамент этого замка был из тесаных камней; вблизи его был великолепный сад, прорезанный многими каналами. В настоящее время на этом месте иногда находят куски ошлифованных камней». Место, где находили камни, Булгаковский не уточняет. Одним из таких мест, где мог находиться этот замок, предположительно можно считать возвышенность в центре Волковыска, на которой сейчас расположено здание профессионально-технического училища (ранее СШ № 1).
Заслуживают внимания и события 14-го столетия: «После смерти великого князя литовского Гедемина Волковыск с Новогрудком был во владении его младшего сына Корията (православное его имя Михаил), родившегося от Евы, дочери смоленского князя Ивана Всеволодовича. Корият содействовал обогащению города всеми мерами. В 1365 г. сын его Александр отправлялся из Волковыска к Ольгерду, чтобы соединиться с ним против крестоносцев. Им посчастливилось, и Александр возвратился в Волковыск с огромнейшим числом пленных и богатою добычею. Это ещё более обогатило и украсило Волковысский замок». Сообщается, что замок просуществовал до 1656 г. и был уничтожен в битве со шведами, осаждавшими Волковыск три дня.
В очерке Дмитрия Булгаковского имеются и другие, более поздние, исторические сведения о Волковыске. Однако это уже не легендарные сведения, а вполне исторические факты, подтверждённые другими источниками.
Подводя итог анализу исторического очерка Дмитрия Булгаковского о древнем Волковыске, следует отметить, что именно благодаря ему появилась красивая легенда о разбойниках Волоке и Висеке, будто бы своими именами давших название нашему городу. Именно благодаря Булгаковскому не исчезли и сохранились иные легенды о Волковыске, в том числе и о Нетупе, дающие повод людям, изучающим историю нашего родного города, спорить об их правдивости, выдвигать свои версии об их существовании.
Будем надеяться, что со временем в архивах или иных хранилищах старых манускриптов обнаружатся документы, проливающие свет на историю древнего Волковыска. Только их искать в зарубежных архивах за нас с вами никто не будет.

Фото: Vladus, май 2012 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *