Легенда о вологде

Семь вологодских мифов

18.03.2019 09:14
Повесть вологодского писателя Василия Белова издали на азербайджанском языке
15.03.2019 14:55
В Вологодской области выбрали лучшего водолаза
15.03.2019 11:40
В Шексне установят армянский крест-хачкар
15.03.2019 11:06
В Вологде построят новый бассейн
15.03.2019 08:39
Вологжанам запретили выходить на лед
14.03.2019 16:51
Вологодские льноводы получат свыше 82 миллионов рублей
14.03.2019 15:26
Около 500 вологодских семей получат льготную ипотеку
14.03.2019 11:00
В Вологодской области стартовал областной фестиваль «Семейный лад — 2019»
13.03.2019 17:09
Свыше 66 миллионов рублей за три года направят на здравоохранение в Грязовецком районе
13.03.2019 14:38
Более 200 миллионов рублей выделят на улучшение качества питьевой воды в Вологде
13.03.2019 10:24
На Вологодчине стартовала акция «Спасем рыбу от замора»
12.03.2019 17:05
Сотрудники вологодской авиалесоохраны готовятся к сезону лесных пожаров
12.03.2019 16:45
Череповчане Вадим Кудако и Богдан Якимов завоевали золотые медали Универсиады
12.03.2019 11:37
Вологодский госуниверситет начнет готовить юристов для суда
12.03.2019 09:13
Информацию о ЕДК включат в квитанции за мусор
12.03.2019 08:45
Как сохранить здоровье на долгие годы, расскажет вологжанам «Телефон здоровья»
11.03.2019 13:57
На Вологодчине стартует ежегодная Общероссийская антинаркотическая акция «Сообщи, где торгуют смертью»
11.03.2019 12:29
В Вологодской области выберут лучшего водолаза
7.03.2019 15:26
Вологжанку признали «Красой Росгвардии — 2019»
7.03.2019 15:03
Блин-великан, мышиный балет и шоу драндулетов ждут вологжан на Масленице
7.03.2019 13:58
На Вологодчине мусор в праздники вывезут своевременно
6.03.2019 14:42
Для вологодских школ искусств купили новые фортепиано
6.03.2019 12:53
Череповец вошел в федеральную программу «Чистый воздух»
5.03.2019 17:43
Только на сайте
Элла Памфилова высказала свое отношение к неэлекторальным выборам
5.03.2019 09:55
О профилактике и лечении сердечно-сосудистых заболеваний вологжане узнают по «Телефону здоровья»
4.03.2019 14:04
Вологодские сладости завоевали «золото» международного конкурса
4.03.2019 12:14
В Тотемском районе вручили первый земельный сертификат
4.03.2019 11:56
Вологодские дачники обязаны сообщить о начале стройки на своих участках
4.03.2019 08:34
Область поможет Тотемскому району реализовать продукцию фермеров
4.03.2019 08:02
13-летняя школьница победила в соревнованиях рыбаков «Белозерская мормышка»
1.03.2019 16:50
На Вологодчине «Юнармия» возьмет шефство над трудными подростками
1.03.2019 15:23
В Вологодском госуниверситете назначили директоров институтов
28.02.2019 17:31
Вологжанка Анна Нечаевская взяла «бронзу» на чемпионате мира в Австрии
28.02.2019 11:22
На ремонт вологодских домов культуры выделено почти 60 миллионов рублей
28.02.2019 09:23
Заявку на «Вологодский гектар» россияне могут подать с 1 марта
26.02.2019 11:58
Необычные ИТ-уроки начались в Вологодской области
26.02.2019 09:27
Жить без боли научит вологжан «Телефон здоровья»
25.02.2019 17:18
В Вологодской молочнохозяйственной академии стартовало обучение пчеловодов
25.02.2019 15:58
Все школы Череповца со вторника закроют на карантин по ОРВИ и гриппу
25.02.2019 11:00
В этом году вологжане отметят Масленицу по-театральному
22.02.2019 15:25
Крупногабаритный мусор бесплатно примут у жителей Вологды
22.02.2019 11:00
Тотемский район признали лучшим в сфере охраны окружающей среды
22.02.2019 09:28
К 2022 году на Вологодчине останется всего пять полигонов твердых бытовых отходов
21.02.2019 16:43
Властям Череповца рекомендовано закрыть на карантин все учебные заведения
21.02.2019 15:43
Кирилловских мам и пенсионеров пригласили на курсы кройки и шитья
21.02.2019 14:12
Брилинский ФАП Устюженского района справил новоселье
21.02.2019 10:18
Без договора вологодским предприятиям придется платить за электричество в 20 раз больше
20.02.2019 16:11
В Москве состоится Первый общероссийский электоральный медиафорум
20.02.2019 09:59
К новому учебному году в Соколе построят современную школу с бассейном
19.02.2019 14:06
Вологодские депутаты приняли первые поправки в областной бюджет

Интересные факты и легенды | Белка-Тур

Библиотеку Ивана Грозного на Соборной горке искали неоднократно. Генерал Бороздин в 1809 году, впервые предпринял попытку найти таинственно пропавшую библиотеку, а затем в 1866 году некий штабс-капитан. В конце 20 века во время проведения земляных работ археологи неоднократно искали тайник возле одной из стен церкви святого Александра Невского. Но библиотека по сей день так и не найдена…
Вологда — Ганзейский город
Ганзой (от немецк. Hansa – союз, товарищество) именовался торговый союз северонемецких городов во главе с Любеком, существовавший во второй половине XIII–XVII вв.
Объединяя в разное время до 170 городов западной и северной Европы, Прибалтики и России, Ганза играла значимую роль в развитии торговли, дипломатии в общеевропейском пространстве.В 1980 году по традициям средневековой Ганзы был образован Ганзейский союз Нового времени (или Новая Ганза) для обмена культурой и традициями, усиления экономических, торговых связей и туризма.В настоящее время «Ганзейский союз Нового времени» объединяет более 170 городов из 15 европейских государств.В 2010 году Вологда была принята в новое Ганзейское общество (Ганзейский союз). Кроме Вологды в Ганзу вошли города – Великий Устюг и Тотьма.
Получить подробную консультацию по турам, оставить заявку Вы можете в офисах продаж:
ул. Козленская, 3,   т.: 8(8172) 72-11-46  (ТЦ «Кристалл»)
ул. Батюшкова, 6,   т.: 8(8172) 72-06-65 (ТЦ «Шанталь»)
ул. Ленинградская, 85,   т.: 8(8172) 51-10-47  (ТЦ «Золотой ключик»)
ул. Батюшкова, 7, оф.12,   т.: 8(8172)72-15-77 (у центрального рынка)
ул.Конева,14А, т.: 8(8172) 26-50-44 (ТЦ “Макси”)
ул. Северная 7, тел.: 8(8172) 26-52-73 (ТЦ «Остров»)?

Также можно задать все вопросы напрямую менеджерам:
Сизова Екатерина 8 931 508 63 93
Гладышева Ольга 8 921 140 92 08?
Седова Дина 8 921 231 31 83??????
Ждем корпоративные запросы и заявки на почту?
law@belkatour.ru или по телефону +7 8172 720665.?????

Вологодские легенды. Часть 3 (Вологда, Россия)

В 1939 году на краю города был разбит парк, который в 1945 году получил название парк Мира. Сейчас это популярное место отдыха вологжан. Летом манит единственный легальный городской пляж. Зимой там полно лыжников. Круглогодично приезжают любители подышать свежим воздухом и побродить по березовым аллеям. Единственное, что иногда отпугивает горожан, — это периодически происходящие в этом парке преступления. Тогда и начинают вспоминать, что в прошлом эта местность называлась Бесово и всегда имела нехорошую репутацию. Когда-то здесь шла дорога на Кириллов и Белозерск, и шайки разбойников нападали на мирно идущие обозы. А на Бесовом болоте (ныне пустырь, что рядом с легендарной часовней белоризцев) и вообще было скудельное кладбище, т.е. на нем в братских могилах хоронили тех, кто умер неестественной смертью, бродяг, неустановленных лиц. Ныне это и не болото, и не кладбище, а просто пустырь, правда, крайне неуютный. В парк Мира можно попасть или по улице Бурмагиных (б. Троицкая) – одной из самых старых улиц города. Хотя это вроде недалеко от центра, но создается полное ощущение, что здесь совсем другой мир – несовременный и таинственный. Дорога упирается прямо в ворота старого Горбачевского кладбища. Кладбище было образовано в 18 веке. Здесь находится действующая Лазаревская церковь. Если идти по дороге от ворот прямо, мимо церкви, через все кладбище, то попадем в парк Мира. Можно же пройти в парк и другим путем — свернуть с улица Бурмагиных налево. Тогда можно увидеть останки(другого слова не подберешь) церкви Алексея Божьего Человека, которая, конечно, же охраняется государством, что яствует из соответствующей таблички. А затем выйти к бывшему Горне- Успенскому женскому монастырю. Монастыря сейчас нет, зато восстановлена Успенская церковь, в ней проходят службы. Напротив церкви – здание воскресной школы. А когда-то на территории монастыря был пересылочный лагерь НКВД со всеми вытекающими из этого обстоятельствами. Затем по живописной аллейке выходишь к тому самому бывшему Бесову болоту, что находится на краю парка Мира. В общем подходы к парку Мира полны мрачноватой романтики, но этим и притягательны.

Л. Панов. История одной легенды //
Вологда: Историко-краеведч. альманах. –
Вып.1. – Вологда, 1994

Л. Панов.
История одной легенды
// Вологда: Историко-краеведч. альманах. – Вып.1. – Вологда, 1994
От истории того или иного древнего города часто бывают неотделимы легенды и сказания, несущие в себе не столько реальные факты, сколько печать своего времени. Одним из самых примечательных вологодских сказаний является легенда о белоризцах, существовавшая не один век в изустной традиции, а затем продолжившая свою жизнь на страницах краеведческих исследований.
Первым, кто счел предание о белоризцах достойным внесения в анналы светской истории, был некий лекарь Флеров, имя которого хорошо известно любому вологодскому краеведу. Он связал имя белоризцев с разорением Вологды и Спасо-Прилуцкого монастыря в годы Смутного времени. «Несчастные жители Вологды,
– писал Флеров, – вышли на поле, на другом (от монастыря –
Л. П.) берегу реки Вологды и, желая отомстить полякам, сразились с ними; победа начала преклоняться на сторону Литовцев, превосходивших числом и силою своих противоборников; но вдруг являются два неизвестные Витязя, в белые доспехи облеченные и железными палицами вооруженные, останавливают побеждаемых, начинающих спасаться бегством, и бросаются с ними на неприятелей, поражают их палицами и вырывают победу из рук их с потерею своей жизни. Часть неприятелей положена на месте сражения, а прочие бегством сохранили жизнь свою. Обрадованные сею победою и вместе опечаленные смертию неизвестных своих избавителей вологжане трупы их положили в один гроб и воздвигли над оным простой каменный памятник (по вологодскому выражению голбчик), украшенный только сердечною благодарностию; а чтобы память их пребывала вечною, учредили каждый год отправлять при собрании градских жителей на гроб их панихиду. Для собрания ж установили на месте гроба героев белоризцов (так их называют в Вологде) быть гулянью, на которое и собираются доселе в Семик каждого лета. Место погребения их есть обширное поле – поле сражения и победы. В Вологде гуляние сие и место онаго называют Поляною же, между тем в других местах России он обыкновенно называется Семиком» 1. Как видим, Флерова интересовала не только сама легенда, но и истоки названного праздника.
Версия Флерова вызвала возражение со стороны одного из первых вологодских историков епископа Евгения Болховитинова, который считал, что она не подтверждается никакими источниками и далека от действительности. Кроме того, преосвященный Евгений абсолютно не связывал традицию панихид и гуляний, устраиваемых вологжанами на Семик на Поляне, с событиями, произошедшими с белоризцами. По его мнению, это не что иное, как общий для всех городов обычай хоронить самоубийц не на кладбищах, а в совершенно отдельных местах – в так называемых «убогих домах» – с совершением в определенное время года единой для всех похороненных таким образом панихиды. Предание же о белоризцах Е. Болховитинов относил к числу анекдотов, рассказываемых чернью о различных древних происшествиях и представляющих интерес лишь для издателей русских сказок 2. В качестве решающего аргумента преосвященный Евгений указывал на то, что в единственном древнем письменном источнике сведений о белоризцах – «Житии преподобного Димитрия Прилуцкого» – «ни о сражении и убиении белоризцев, ни о ежегодном праздновании их памяти» не упомянуто 3.
Поскольку для легенды о белоризцах «Житие преподобного Димитрия Прилуцкого» очень важный источник, приведем соответствующий отрывок из него полностью:
О ГРАДЕ ВОЛОГДЕ КАКО ИЗБАВИ ЕГО СВЯТЫЙ ОТ РАТИ
Не умолчано же будет и сие чюдо преславное но ясно в молитву божественного дела таинство. Да слышим како преподобный Бога Спаса нашаго дерзновенно молит за град и за люди своя. Князю бо Димитрию Юрьевичу пришедшу ратию на град Вологду в зимное время с силою многою воинства и в первый день пришедше скоро и к стенам града притужающе яко и гражданом боятися. Тогда 6о град бяше не силен людми и воеводы не бяше в нем но Божия благодать помогаше тем и молитва преподобного воспеваема бяше. Обители же святаго не зело зло деяху по заповеди князя их чюдотворящаго ради гроба святаго. По дни же том в нощь наставшую в лавре святаго священноинок Евфимий по вечернем своем правиле на тонок сон преклонися ни яко ему спящу или неспящу, ниже неспящу абие яко на яве видит пришедша к нему старца святолепна сединами украшенна и свет пречюден сияя глаголюща: «Помолимся братия Спасу нашему Иисусу Христу за град и люди своя да Господь Бог помилует их да пособим им понеже бо без вины найде рать сия». И сие глаголя невидим бысть. Священник же той егда видяше святаго дивяся радостною душею како поэна преподобнаго Димитрия а никогдаже его в животе сем видел. Якоже очюти себе от видения скоро восста славя Бога и преподобнаго чюдотворца Димитрия слагаше в сердцы своем что будет се дондеже и збышася. Сему же видению быша свидетели и во граде того же бо часа в нощи той вне града от тамо сущих монастырей. Некая черноризица таковое же видит якоже бысть велик свет осия около всего града и старца святолепна грядуща от тоя страны идеже обитель святаго. Тако же и от дому убожия идеже странных погребают изыдоша к нему два мужи белоризцы световидна и вси койджо их носяща древеса превелика яко осляди градныя же стены видети поколебашеся яко мало не пастися им. Они же пришедше исправиша вся четыре стены граду и яко укрепивше невидимы быта. Тоя же нощи ин свидетель некто простец отнюд на концы посада в монастыри Живоначальныя Троицы бяше таковое же видит во сне яко же стоящу бы ему пред враты монастыря и святаго старца от обители преподобнаго ходяща во свете неизреченнем и со светлыми белоризцы двема изшедшими из дому скудельничья и целыми дреьесы вся четыре стены градные подопроша. Старца же Димитрием именоваху и паки разыдошася восвояси койджо их, Якоже прейде нощь та и в другий день Бог укрепи граждан молитвами святых отец и приступающих ко граду ратных камением глинным побиваху свыше и довольни дни стоявше около града отидошг, в Галич и тамо мнози побиени быша гневом Божиим занеже без вины губяще Христианство Русь свою воеваху 4.
Как видим, между двумя вариантами легенды разительные отличия. В житийном рассказе белоризцы нематериальны, они должны пониматься мистически, духовно. Они являются в видении трем лицам и только им. Естественно, и речи не может идти об их участии в сражении со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сами видения были ничем иным, как знамениями Божией милости к вологжанам и молитвенного заступничества преподобного Димитрия Прилуцкого. Противная же сторона, хотя и представлена такими же православными христианами, называется за неправые, противные Богу деяния.
В житийном рассказе время событий относится не к началу XVII, а к середине XV века, когда имело место разорение Вологды галицким князем Дмитрием Шемякой. Правда, о победе вологжан над Шемякой в летописях не говорится.
В житийном рассказе примечательны еще несколько моментов. В нем впервые встречается само слово «белоризцы». «Световидные» белоризцы выходят из «дому убожия, иде же странных погребают» или, что то же самое, из «дому скудельничья». В трагический для города момент место погребения «странных» становится местом, связующим тот и этот свет, духовные небеса и землю. Знамение становится чудесным.
Тем не менее народная память и народная фантазия непременно хотели видеть белоризцев живыми людьми. Поэтому, расходясь в деталях, варианты легенды, записанные и опубликованные в разное время различными краеведами, в этом сходятся.
Другой особенностью изустной традиции легенды о белоризцах было стремление связать ее непременно с событиями начала XVII века. И это немудрено: Смутное время оставило в истории города глубокий след, в то время как поход Шемяки остался всего лишь незначительным эпизодом, память о котором затерялась в веках. «Память о белоризцах сохраняется и до сих пор,- писал в 1895 году И. Н. Суворов,- но чудесное их явление в устах народа переносится иногда на время разорения Вологды поляками в 1612 году; даже в печатных сообщениях любопытствующих туристов можно встретить это смещение времен» 5. Сказанное объясняет, почему именно версия, связанная с событиями XVII в., встречается чаще всего на страницах краеведческих работ и почему именно она впервые появилась в местной печати в 1840 году 6.
Два года спустя, в 1842 году, на страницах той же газеты, «Вологодских губернских ведомостей», ученик VII класса вологодской гимназии Иван Муромцев, ставший позже известным краеведом, публикует исторический рассказ «Белоризцы», в котором, исходя из той же версии, проявил немалую творческую фантазию и художественный вымысел. Весьма любопытно, однако, авторское послесловие к рассказу: «За городом, среди пространной болотной равнины,- пишет Муромцев,- на возвышенном уединенном пригорке, над могилою Белоризцев, построена ныне открытая деревянная часовня и кирпичная, выбеленная известью гробница, на поверхности которой изображен крест. Набожные люди доселе служат здесь панихиды и для святости берут песку с хладной могилы их, священной для каждого вологжанина» 7. Так впервые появляются сведения о часовне на могиле белоризцев.
Несколько ранее в Вологде проходили детские и отроческие годы будущего настоятеля подмосковного Николо-Угрешского монастыря архимандрита Пимена (Мясникова). На склоне лет он вспоминал: «В настоящее время эта местность (северо-западная часть Вологды, наиболее древняя – А. 77.) скорее предместье, чем город, но прежде здесь было средоточие населения. Здесь неподалеку убогий дом, часовня, в которой в четверток по пятидесятнице (Семик) совершается поминовение по Белоризцам, по преданию чтимым жителями города. Кто были они, неизвестно; сохранилось только предание, что во время нашествия полчищ Шемяки они защищали город Вологду, спасли ее от врагов и стали с тех пор известны под именем Белоризцев» 8. Воспоминания архимандрита Пимена вышли в свет в Москве в 1877 году. Автор, лицо духовное, безусловно, хорошо был знаком с «Житием преподобного Димитрия Прилуцкого» (отсюда упоминание Шемяки и его «полчищ»), однако прямо на него не ссылается, так как такая ссылка ничуть бы не помогла ему, как в свое время и Евгению Болховитинову, объяснить традицию ежегодного поминания вологжанами белоризцев.
В 1862 году в «Вологодских губернских ведомостях», а в 1866 году в более расширенном виде в «Вологодских епархиальных ведомостях» публикуется статья Н. И. Суворова «О Соборной горе в Вологде» 9. Она содержит полный текст сообщения Флерова, ответ на него Евгения Болховитинова и собственные соображения Н. И. Суворова по данному вопросу. Причем во второй из этих публикаций Суворов поместил полный текст житийного сказания о белоризцах.
В 1890 году вышел в свет большой труд И, К. Степановского, в котором дан обзор источников по данной теме 10.
В 1895 году появилась большая статья сына Николая Ивановича Суворова – Ивана Николаевича, в которой, в частности, говорится: «В настоящее время… память о чудесной защите города Вологды преподобным Димитрием Прилуцким от князя Шемяки постепенно ослабевает; сгоревшая часовенка на Поляне не возобновляется; изредка некоторые благочестивые граждане заказывают панихиды по Белоризцам, неправильно именуя их преподобными отцами» 11.
В 1896 году вышла в свет книга Хр. Пахолкова «Город Вологда и окрестности», где автор излагает вариант сказания, близкий к флеровскому, но с некоторыми нюансами: белоризцы вмешиваются в сражение во время приступа литовцев к городским стенам, а после сражения тела погибших белоризцев не могут долго найти (последний мотив, кстати, присутствует уже в публикации 1840 года). «Впоследствии над их могилами, – пишет Пахолков, – построили небольшую часовню, которая несколько раз обновляемая, стоит и до сих пор» 12. Логично считать, что пожар часовни произошел около 1896 года, и Пахолков либо не успел сказать о нем в своей книге, либо считал, что она будет немедленно восстановлена, чего в действительности не произошло. Косвенно дату пожара подтверждает и С. Ковалев (Коваль), который писал в 1915 году о новой часовне, что она стоит на месте «сгоревшей лет 20 назад» 13.
В 1906 году появилась книга священника Цареконстантиновской церкви С. А. Непеина «Вологда прежде и теперь». Естественно, и в ней несколько страниц также было отведено сказанию о белоризцах. В изложении Непеина, враги расположились станом близ Вологды, но ни штурма города, ни сражения вологжан с осаждавшими так и не произошло. «Когда город был в таком беспомощном положении,- пишет Непеин,- воины из городской стражи заметили в городе двух странных пришельцев в белых одеждах. Никто не знал, что это за люди, откуда они взялись и что им нужно. Удивление воинов еще более увеличилось, когда они увидели дальнейшее. Белоризцы вышли из города, направились на поляну, где стояли враги, напали на них и перебили великое множество, а остальных заставили в страхе бежать» 14. Таким образом, по версии Непеина белоризцев видели одни лишь стражи. Кроме того, сам город и горожане практически не принимали участия в сражении. «Благодарные вологжане с честью погребли павших витязей и с тех пор поют каждогодно панихиды над их могилою». Повторив рассказ Болховитинова о погребении на Поляне самоубийц и других умерших «неестественной смертью», Непеин продолжает: «Над могилой позднее была построена небольшая часовня, поддерживавшаяся долгое время. Совершение крестных ходов на поляну было со временем поручено причту Лазаревского кладбища. Заботами этого причта над могилою Белоризцев была выстроена простая, но поместительная новая часовня. К глубокому сожалению, она, благодаря отсутствию охраны, сгорела» 15.
После пожара в часовне могила белоризцев, представлявшая собой кирпичный памятник в виде плиты, около полутора десятков лет стояла открытой. В Семик, в день панихид, приносили к ней из кладбищенской Лазаревской церкви надгробную икону, на которой были изображены, по сообщению Непеина, «два мужа в белых одеждах и преподобный Димитрий Прилуцкий, подпирающие городские стены бревнами в знак их молитвенной помощи городу» 16.
Как же происходило в начале XX века гулянье в Семик на Поляне? Ответ находим у Непеина: «На Поляну к Белоризцам и ныне ходит в Семик много народу, особенно детей. Приходят продавцы лакомств, и устраивается гулянье. Цветы с лугов едва не начисто обрываются и разносятся по городу. В прежнее время, когда существовала часовня на Поляне, благочестивые богомольцы для здоровья обносили потрижды вокруг нея тяжелый крестообразный камень, лежавший у могильной плиты Белоризцев, держа его на голове. Учащаяся молодежь перед экзаменами до ныне толпами ходит к Белоризцам «за камешками», веря, что это поможет счастливо выдержать испытание» 17.
26 мая 1911 года (в Семик) преосвященный Антоний, епископ Вольский, отслужил позднюю литургию в Лазаревской церкви. В просторный, вместительный по вологодским масштабам храм, выстроенный стараниями скончавшегося несколькими годами ранее замечательного пастыря Иоанна Анурьева, собралось необычайное множество народа. К началу литургии прибыл крестный ход с чудотворным образом Спасителя из Спасо-Всеградского собора. В конце богослужения приспел еще один крестный ход, из Спасо-Прилуцкого монастыря, с иконой преподобных Димитрия и Игнатия Прилуцких. По окончании литургии все направились к вновь выстроенной часовне на могиле белоризцев для ее освящения и совершения панихиды 18. В «Вологодском листке» было заранее сообщено, что торжество будет заснято на кинопленку 19.
Новая часовня была выстроена стараниями председателя местного отделения «Союза русского народа», жены земского начальника А. И. Карауловой, что, естественно, не привлекло к торжеству симпатий демократической общественности. Тем не менее указанное событие, как это было отмечено в «Вологодских епархиальных ведомостях», «еще раз показало, что любят вологжане торжественные крестные ходы и религиозные процессии» 20. Там же сообщалось: «При рытии рва для фундамента были найдены человеческие кости, которые собраны в одно место и погребены после совершения над ними панихиды в особой могиле близ часовни и на могиле поставлен крест» 21. Крест и могила, где они теперь?
Наконец, в мае 1915 года был опубликован исторический рассказ уже упомянутого С. Ковалева (Коваля) «Таинственные воины», в котором автор пытался наложить легенду на исторические реалии Вологды середины XV века, а также соединить две версии предания в одно целое: белоризцы являются в сонном видении монахине, а затем наяву сражаются с воинством Шемяки 22.
…Часовня на могиле белоризцев, выстроенная в 1911 году, к счастью, сохранилась до наших дней. Находится она в частном владении и используется под жилье; на месте, где хоронили самоубийц, разбит огород.
Письменных источников предания накопилось теперь немало, а изустная традиция практически иссякла, и даже туристы покидают город, не познакомившись с одним из самых древних и поэтичных его преданий.
Примечания:
1 Цит. по: Болховитинов Е.О древностях вологодских и зырянских // Вестник Европы. 1813. № 17. С. 36.
2 Там же. С. 37-39.
3 Там же. С. 38.
4 Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. Хранилище письменных источников. № 2037. Л. 41-45.
5 Суворов Ив. Обозрение событий, относящихся к истории Вологодской губернии // Вологодские епархиальные ведомости. 1895. № 20. С. 236.
6 Предание о белоризцах // Вологодские губернские ведомости. 1840. № 33.С.257-258.
7 Муромцев И. Белоризцы // Вологодские губернские ведомости. 1842. № 3. С. 17-20.
8 Воспоминания архимандрита Пимена, настоятеля Николаевского монастыря, что на Угреше. М., 1877. С. 13.
9 Суворов Н. И. О Соборной горе в Вологде // Вологодские губернские ведомости. 1862. № 22; О н же. О Соборной горе в Вологде // Вологодские епархиальные ведомости. 1866. № 15, 16.
10 Степановский И. К. Вологодская старина. Вологда, 1890.
11 Суворов Ив. Обозрение событий, относящихся к истории Вологодской губернии // Вологодские епархиальные ведомости. 1895. № 20. С. 327.
12 Пахолков Хр. Город Вологда и окрестности. Вологда. 1896. С. 10.
13 Коваль С. Таинственные воины // Вологодский листок. 1915. – 24 мая.
14 Непеин С. Вологда прежде и теперь. Вологда, 1906. С. 35.
15 Там же. С. 36.
16 Там же. С. 37.
17 Там же. С. 38.
18 Освящение часовни Белоризцев в г. Вологде. (26 мая 1911 года) // Вологодские епархиальные ведомости. 1911. № 12. С. 274.
19 Вологодский листок. 1911. 26 мая.
20 Освящение часовни Белоризцев в г. Вологде (26 мая 1911 года) // Вологодские епархиальные ведомости. 1911. № 12. С. 273.
21 Там же. С. 274.
22 Коваль С. Таинственные воины // Вологодский листок. 1915. 24 мая

И. Степановский. Вологодская старина

И. Степановский. Вологодская старина
. – Вологда, 1890
Начало г. Вологды.
Времена преподобнаго Герасима (1147-1178 г.)

Из преданий о преподобном известны: 1-е, желая поселиться близь реки Вологды Герасим имел спор с одним из местных жителей по фамилии Пятышевым, который не соглашался уступать преподобному землю, необходимую для устройства монастыря, и будто бы Герасим предсказал что род Пятышевых, до прекращения его, будет житеть не богато, но бедно. В бытность М. П. Погодина в Вологде в 1841 году один горожанин, передавая ему это предание, заметил от себя: ,,так и жили они (Пятышевы) 700 лет.»
[6] [См. Путевыя записки Погодина: Вологда „Москвитянин» 1842 г. № 8 стр. 264 и 265.].
Последний представитель рода Пятышевых Л. Е. Шапкин умер в 1866 году, а носящий фамилию Пятышевых в 1846 г.
[7] [См. Вол. Еп. В. 1868 г. стр. 69].


Преданиe о Белоризцах.
В давния времена напал на Вологду Шемяка.
[15] [По другому варианту повествуемое далее событие относится ко временам литовскаго нашествия.] Пришел он с большим воинством и стал зорить город и побивать жителей. Но вот в одну ночь явились в город два неизвестных человека в белой одежде, напали на врагов и побив их множество заставили бежать в страхе и ужасе. Событие это было сообщено горожанам по утру городской стражей. Вологодские бросились искать своих избавителей, долго искали их и наконец нашли два трупа в белых ризах лежащие под сосною подле города не вдалеке от Введенской церкви
[16] [Впоследствии упраздненной.].
Стража в трупах этих признала чудесных защитников города.
Не зная кто были эти люди, Вологжане назвали их „Белоризцами» и погребли на том месте где их нашли и затем начали служить над могилами панихиды.
Впоследствии подле этого места стали делать так называемые „убогие домы», глубоко вырытыя в земле ямы с небольшим отверстием в которыя опускались тела убитых утопленников, самоубийц и т. п. В течении года а именно от семика (четверг седьмой недели по Пасхе) до семика клали в такой убогий дом всех умерших не естественной смертию в течении года, а для будущаго приготовлялся новый убогий дом. В семик был ежегодно крестный ход из собора или же из Введенской церкви к убогому дому где совершалась общая панихида над белоризцами и погребенными в тот год трупами, после чего яма окончательно засыпалась землею. На этом же месте и в этот день с незапамятных времен началось гуляние и было известно под названием „гулянье на поляны»
[17] [Поляна местность близь Вологды к северовостоку от города в соседстве с Лазаревской кладбищенской церковью в старину именовавшиеся ,,что при убогом доме»].


Предание о благоверном князе Иоанне Андреевиче Угличском и об иконе Божией Матери
всех скорбящих Радости.

Князь Иоанн, сын Андрея Васильевича Угличскаго и племянник вел. князя Иоанна III, в ранней юности был лишен великим князем свободы, вместе с отцом своим и братом Димитрием, и заточен первоначально в Переяславле, потом в Белозерске и наконец в Вологде где содержался в темнице в оковах более 30 лет. Проводя всю жизнь в темницах он не разставался с иконою Божией Матери всех скорбящих Радости, единственным наследием и благословением родителей. Приняв перед смертью пострижение в монашество и схиму, с именем Игнатия, князь Иоанн преставился в 1522 году.
[20] [Мая 19 дня. Св. мощи его погребены в Спасо-Прилуцком монастыре вологодскаго уезда].
Говорят, что икона эта после кончины его была обретена в стене той темницы, в которой содержался злополучный князь и с той поры всегда хранилась при темницах и тюрьмах, несмотря на то что места заключения узников нередко менялись впоследствии.
Икона Божией Матери всех скорбящих радости находится и по настоящее время в вологодском тюремном замке
[21] [Описание иконы см. Отд. II церковь вологодск. Тюремнаго замка.]
Преданиe о сретении образа Димитрия Прилуцкаго чудотворца
7011 (1503) Стретение бысть на Вологде образу преподобнаго Димитрия Прилуцкаго, который привезен из Москвы… и на том месте церковь поставиша …
[22] [Засецкий.]
В 1503 году, предпринимая поход на Казань, вел. князь Иоанн Васильевич III, по особенному откровению, вытребовал из вологодскаго Спасоприлуцкаго монастыря икону преп. Димитрия Прилуцкаго чудотворца, писанную преп. Дионисием Глушицким, которая и сопутствовала ему в продолжении всего похода. В благодарность за победу, дарованную от Бога над Казанцами, которую вел. кн. приписывал молитвам и заступлению преп. Димитрия, Иоанн Васильевич по возвращении в Москву, украсив икону его золотом и серебром, возвратил ее в Вологду, где она была торжественно встречена 3-го Июня вологодским епископом с собором духовенства при стечении множества народа и с крестным ходом препровождена в Спасоприлуцкий монастырь. В память этого события благочестивые Вологжане, на месте встречи иконы, построили в городе церковь во имя преп. Димитрия Прилуцкаго, а великий князь повелел ежегодно 3-го июня праздновать преп. Димитрию и совершать из Вологды в Спасоприлуцкий монастырь крестный ход, который с тех пор и совершается постоянно доселе, при необыкновенном стечении народа
[23] [См. Путеводитель по Вологде. Стр. II Вологда. 1874 г.]. Впоследствии на месте этом воздвигнут храм св. Равноапостольных царей Константина и Елены до ныне существующий.
[24] [См. отд. II.].
Царь Иоанн IV Васильевич Грозный в Вологде.

4. Предание о перенесении столицы в Вологду и сведения о дворце Грознаго.
„Есть предание, будто Иоанн имел мысль перенести сюда (в Вологду) свою столицу, что при всем известном своенравии Грознаго едвали заслуживает вероятия.»
[46] [Энциклопед. Лексикон Т. XII стр. 398.]
В беседе с М. П.Погодиным, посетившим Вологду в 1841 году, бывший в то время епископом вологодским преосвящ. Иннокентий, по поводу предания о перенесении столицы в Вологду, высказал: „мысль для его (Грознаго) времени не безосновательная Вологда многолюдная и богатая могла быть центром его владений на торговом пути между севером и Сибирью».
[47] [См. „Москвитянин» 1842 г. № 8 „Путевыя заметки.»]
Последнее долговременное пребывание Грознаго в Вологде, закладка каменных городских стен, соодинение речек Содемки и Шограш с рекою Вологдою посредством перекопа рва и наконец возведение каменнаго соборнаго храма во имя Успения Богородицы, по образцу московскаго Успенскаго собора, a вместе с тем именуемаго и Софийским, по примеру древних: Киевскаго и новгородскаго Софийских соборов; все это взятое вместе подтверждает, по мнению местных изследователей старины края, мысль, что относительно Вологды царь имел какие то особые планы и намерения.
Долго ли намеревался царь пробыть в Вологде не известно, но оставил он ее, как видно из летописей, лишь потому, что в 1570 году „был на Вологде мор велик и того ради Великий государь изволил идти в царствующий град Москву, и тогда Вологды строение преста».
Существует предание, что Иоанн IV Васильевич предполагал выстроить себе каменный дворец, у таковаго же подвала, который начали класть близь строившагося собора с целию хранения в нем „царской казны». Предание это никакими историческими сведениями не подтверждено, но о существовавшем в Вологде деревянном дворце Грознаго свидетельствуют письцовыя книги времен царя Михаила Феодоровича.
[48] [Писц. книги 1624 г.]
Этот деревянный дворец Грознаго, находился близь так называемой теперь „известной» (известковой) горы, на то месте где стоит ныне здание присутственных мест и церковь Покрова Богородицы. При дворце существовала домовая церковь во имя Богоотец Иоакима и Анны, писавшаяся в документах позднейшаго времени „что у Государя на сенях».
Памятником бывшей придворной церкви служит, доселе существующий в Покровской церкви, престол во имя Богоотец Иоакима и Анны (49). [49) См. Вол. Еп. Вед. 1867 г. стр. 314 и Путеводитель по Вологде, стр. 8-я.]
5. Предание об основании церкви св. Феодора Стратилата
[50] [Сообщ. в 1843 г. в Вол. Губ. Вед. № 36-й.]
Есть неправильное предание, что эта церковь, находящаяся ныне на правом нагорном берегу р. Вологды создана была по повелению царя Иоанна Васильевича Грознаго. Разсказывают, что во время пребывания его в Вологде, он получил на этом самом месте, где стоит теперь церковь, известие о даровании ему Богом сына Феодора. Проникнутый чувством благоговения и благодарности к Всещедрому Отцу Небесному, царь сейчас же приказал на этом месть воздвигнуть храм во имя св. великомученика Феодора Стратилата, в честь коего дано было имя новорожденному сыну царскому.-
[51] [О том же см. „Домик Петра Великаго в Вологде» СП.Бург изд. 1887 г. стр. 7-я где после сообщения тождественнаго предания сказано, что „церковь эта, по преданию, называлась в народе Царскою»]. Старожилы Вологодские утверждали, что это действительно было так, и что при церкви хранилась даже и грамота, в которой ясно было обозначено это обстоятельство и, между прочим, сказано что-бы этот храм существовал вечно. Но так как церковь эта во время большаго пожара, бывшаго в Вологда в 1769 году, обгорела и была почти полуразрушена, то вероятно тогда же погибла в пламени и эта любопытная грамота.
Таким образом в настоящее время причина создания храма сохраняется только в изустном предании, не подтверждаемая никакими оффициальными актами.
Сообщивший это предание ставит вопросы: имеет ли оно опору в тесносвязанных с ним обстоятельствах сохраненных русскою историею? и был-ли и могли быть, в год рождения Феодора Иоанновича, Грозный в Вологде? и затем говорит: как известно, Феодор Иоаннович родился в 1557 году. Время это в Летах царствования Иоанна было самым блестящим временем, когда Poccия, торжествуя победы свои на юге над опасными еще дотоле врагами нашими Татарами, стремилась занять почетное место в системе государств Европейских, снискивая себе славу и известность или победоносным оружием или путем торговли. Царь русский, как видно из документов исторических, безпрерывно в это время находился в Москве, принимал одного за другим послов иностранных, заключал с большими выгодами для отечества торговые и мирные трактаты; внешняя политика, основанная на сознании силы и могущества государства, была главным предметом занятий Иоанна IV; — дела Ливонии обращали на себя все его внимание.
Основываясь на этом, можно утвердительно сказать, что в год рождения Феодора Иоанновича, Иоанна Васильевича не было в Вологде. — Тоже самое подтверждается и летописцами Вологодскими, которые, говоря о позднейших посещениях царем Вологды, молчат о настоящем событии. Ежели-бы это было в самом деле, то они, обращавшие внимание на более мелочные предметы, не могли бы пройти молчанием это событие. Зна-чит не было в это время царя в Вологде, и предание, недоказанное обстоятельствами, теряет свою достоверность.
Можно думать, что церковь Феодора Стратилата действительно основана по повелению царскому, да причина и время ея основания должны быть иныя.
6. Легенда о Грозном [52] [Легенда эта была напечатана в № 8-м 1842 г. Журнала ,,Москвитянин». Доставлена она была редактору М. П. Погодину, бывшим в то время наставником Вологодск. Семинарии П. И. Савваитовым. Также см. Русскре слово 1859 г. № 1-й в отделе ,,Смесь».]
Что на славной реке Вологде,
Во Насоне было городе,
Где доселе было — Грозный Царь
Основать хотел престольный град,
Для свово-ли для величества
И для царскаго могущества;
Укрепил стеной град каменной
Со высокими со башнями,
С неприступными бойницами.
Посреди он града церковь склал,
Церковь лепую соборную,
Что во имя Божьей Матери,
Ея честнаго Успения:
Образец он взял с московская
Со собору со Успенскаго:
Стены храма поднималися,
Христиана утешалися;
А как стали после свод сводить,
Туда царь сам не коснел ходить,
Надзирал он над наемники,
Чтобы Божий крепче клали храм,
Не жалели бы плинфы красныя
И той извести горючия.
Когда царь о том кручинился,
В храме новоем похаживал,
Как из своду туповатова
Упадала плинфа красная,
Попадала ему в голову,
Во головушку во буйную,
В мудру голову во царскую…
Тут наш грозный царь прогневался,
Взволновалась во всех жилах кровь,
Закипела молодецка грудь,
Ретиво сердце взъярилося,
Выходил из храма новаго,
Он садился на добра коня,
Уезжал он в каменну Москву,
Насон город проклинаючи
И с рекою славной Вологдой.
От того проклятья царскаго
Мать сыра земля тряхнулася,-
И в Насон-граде гористоем
Стали блаты быть топучия,
Река быстра славна Вологда
Стала быть водой стоючею,
Водой мутною, вонючею,
И покрылася вся тиною,
Скверной зеленью со плеснетью … [53] [Легенда перепечатана в В. Еп. Вед. 1867 г.]


Предание о разбойнике Анике (Онике)
[60] [См. Вол. Губ. Вед. 1887 г. ,,Народныя предания о Вологодской старине И. Степановскаго».]
В 10 верстах от г. Вологды за деревнями Бориловым и Семенковым близь Кирилловскаго тракта есть небольшая пустошь. На этом месть стоял некогда дремучий Оникиевский лес. Там в темном бору в мрачной землянке жил страшный разбойник Аника. Никому не давал злодей ни проходу ни проезду по торговому пути. Долго жил и разбойничал Аника награбил он много всякаго добра и хоронил его в своем подземельи.
Однажды вышел Аника на проезжую дорогу по обычаю разбой чинить и повстречался ему старец с котомкой за плечами.
Откуда и куда идешь старче? спросил путника разбойник. „Из Киева добрый человек, поклонился угодникам Печерским, а теперь к Соловкам путь держу». „Не тяжело ли тебе старинушка суму таскать. У тебя я чаю в ней много лишняго. Дай погляжу чего набрал. Сказал Аника и стал к себе суму тянуть. Попротивился старец, стал прошать не трогать котомки; в ней де лишь одна святыня лежит Не послушал Аника старика, вырвал сумочку, ошарил ее и не нашел в ней ничего ценнаго, ничего для разбойника пригоднаго. Оказались в сумочке узелочки со святой землей, частицы антидора да нисколько частиц святых мощей. Разсердился Аника что нечем покорыстоваться и начал разбрасывать все найденное в суме. Не смотря на мольбы странника не трогать святыни, разбойник продолжал творить свое страшное дело.
„Так берегись Аника, Бог накажет тебя за твое святотатство и за обиду нищаго старика. Близок час твой» промолвил старец.
Разсвирепел Аника пуще прежняго, выхватил острый нож свой и хотел было зарезать старика …… но старик изчез.
Напал страх на Анику и бросился он к своему обиталищу, но землянки его и след простыл, а на чистой полянке паслась только лошадь разбойника. Вскочил Аника на коня и помчался из темнаго леса. Вдруг на встречу ему чудо идет. Чудо не простое, а с большой косою. Тут Анике и конец пришел.
Этим заканчивается местное народное предание об Анике.
Еще в 40-х годах, когда Кирилловский тракт пролегал в 1/2 версте от нынешней дороги, на один из бугорков близь самаго пути указывали крестьяне, как на могилу страшнаго разбойника Аники. Каждый проходящий мимо бугорка считал своею обязанностью бросить на Аникину могилу пруток, сучек или ветку, приговаривая: „Аничка, Аничка, на тебе вичку».
Кроме этого предания об Анике в пределах вологодской губернии существует еще песня „о разбойнике Анике», служащая как бы продолжением этого предания.
Вот полный текст этой песни.,
„Едет Аника через поле,
На встречу Анике едет Чудо.
Голова у Чуда человеческа,
Власы у Чуда до пояса,
Тулово у Чуда звериное,
А ноги у Чуда лошадиныя.
Аника на коне остановился
И этому Чуду дивился.
Скажи ты мне Чудо, поведай,
Царь ли ты, иль царевич?
Король ли ты, королевич?
Или ты сильный могучий богатырь?
Чудо ему отвечает:
Я не царь, не царевич,
Не король, не королевич,
И не сильный могучий богатырь,
А я смерть страшна и грозна,
Вельми не померна,
Сердцем своим не посульна.
Кто сотворил небо и землю,
Кто сотворил облака и звезды,
Тот меня сотворил
По всей земле попустил.
Где кого застану, искошаю (скошу),
В пути, дороге застану, искошаю.
В избе, на подворье застану — искошаю.
Хочу и тебя Аника искосити.
Возговорит храбрый человек Аника:
Я палицу подыму, палицей пришибу.
Либо коня попущу, конем потопчу
По главе по твоей.
Она же ему отвечает:
Был на земле Самсон богатырь,
Был на земле Святогор богатырь,
Я и их искосила.
Хочу и тебя Аника искосити.
Возговорит храбрый человек Аника:
О смерть страшна и грозна!
Дай ты мне сроку на два года,
Сострою я тебе церковь,
Спишу твой лик на иконе.
Поставлю твой лик на престоле;
И будут к нам съезжаться князья и бояре
И сильные могучие богатыри
И станут к нам свозить казну золотую.
Она же ему отвечает:
Кабы де брать мне казну золотую
Были бы у меня горы золотыя
От востока и до запада.
Вынимает пилы невидимыя,
Потирает его по рукам, по ребрам
Возговорит храбрый человек Аника:
О смерть страшна и грозна!
Дай ты мне сроку на один год.
Есть у меня казна золотая,
Роздам я ее по тюрьмами, по богадельням.
Она же ему отвечает:
Казна твоя кровавая,
Душе твоей не помога.
Вынимает пилы невидимыя,
Потирает его по костям и по жилам.
Возговорит храбрый человек Аника:
О смерть страшна и грозна!
Дай ты мне сроку на полгода,
Есть у меня отец и мать,
Дай ты мне с отцом, с матерью проститься.
Она же ему отвечает:
Как же ты ехал на ратное дело?
Зачем с отцем, с матерью не простился?
Вынимает пилы невидимыя,
Потирает его по костям и по жилам.
Аника на коне шатается.
И смертныя уста запекаются.
Аника с коня повалился.
Тут Анике и слава. [61] [Другой вариант песни „про Онику воина» записан П. Н. Рыбниковым в Олонецкой губернии, Святозерской волости. См. ,,песни собранныя Рыбниковым» Москва изд. 1864 г. ч. I стр. 465. — Вообще тождественных песен не мало и в других сборниках старинных русских песен и сказаний.
А. Веселовский в статье „Отрывки византийскаго эпоса в русском» (Вестн. Европы 1875 г. Апрель стр. 763) предание об Анике сопоставляет с народной греческой поэмой о „Дигенисе». Г. Веселовский говорит, что „Акрит-Дигенис» зовет себя Аникитой (аникетос) т. е. непобедимым. Тоже значение имеет и имя Аники, сказочнаго богатыря русских преданий и песен и наши поверья и разсказы об Анике, по мнению автора приведенной статьи, происходят от византийскаго предания об Аниките.]
Предания о двух часовнях в г. Вологде.
[62] [См. Путевод. по Вол. 1874 г. стр. 13.]
Одна из часовен, каменная, находится на площади торговых рядов, против ярмарочнаго здания, другая, деревянная, на Пречистенском берегу, неподалеку от Краснаго моста чрез р. Вологду.
По одному преданию, обе эти часовни служат памятниками одного события, именно — перенесения в 1594 году чрез Вологду из Тверскаго Отроча монастыря в Соловецкий монастырь св. мощей митрополита Филиппа, московскаго чудотворца, бывшаго до возведения в сан митрополита игуменом Соловецким. На месте каменной часовни, говорит предание, св. мощи были останавливаемы для общенародная моления пред ними, а на месте деревянной — пред перенесением их на судно, на котором оне препровождены были р. р. Вологдой, Сухоной и Двиной в Белое море. Другое предание, соглашаясь с первым относительно деревянной часовни, о каменной говорит, что она построена на месте бывших главных крепостных каменных ворот в город, построенных при Грозном и называвшихся „Спасскими» от бывшей на них по древнему обычаю, иконы Спасителя, которая и была с упраздненных ворот перенесена в часовню.

Легенда о белоризцах — Официальный сайт Администрации города Вологды

Их было двое. В руках – только дубины, а напротив – отряд разбойников.
Двое вышли против целой банды и разгромили её наголову – выжить сумел лишь тот, кто в страхе бежал. Осаждённая Вологда была спасена.
Откуда взялись те двое? Как их звали? Это осталось тайной. Единственное, что известно точно – они были одеты в белое. Остальные сведения туманны и противоречивы. И, как во всякой легенде, существуют различные версии, мнения, догадки.
Неправда, что на них были доспехи! Это лишь выдумки досужего лекаря, краеведа-любителя. Неужели наши предки не смогли бы отличить боевое облачение от простых белых одежд? Да и оружие в таком случае было бы побогаче – мечи, а не дубины. Это много времени спустя, в начале XIX века, лекарь Флёров записал: «вдруг являются два неизвестные витязя, в белые доспехи облечённые и железными палицами вооружённые».
Кстати, когда происходила осада, в разгар которой явились белоризцы? Время в легендах всегда текучее: только масштабные события прочно стоят на своих местах. К ним притягиваются менее крупные, концентрируются вокруг. Именно поэтому действие истории о белоризцах сместилось в восприятии потомков к периоду Смутного времени.
На самом деле белоризцы спасли Вологду на полтора века раньше, и не от польско-литовских захватчиков, а от своих же, русских.
В середине XV столетия шла междоусобная война между великим князем Василием II и его двоюродными братьями – Василием Косым и Дмитрием Шемякой. Перевес склонялся то на одну, то на другую сторону. Одолев Василия II, Шемяка ослепил его, назвал Тёмным и проводил в почётную ссылку – на княжение в Вологду. Вот так и появилось княжество Вологодское. Впрочем, оно недолго просуществовало.
Василий Тёмный уже был знаком с Вологдой: он использовал наш город в качестве надёжной опоры и места сбора войск. Вскоре после прибытия ослеплённый князь отправился на богомолье. Игумен Кирилло-Белозерского монастыря Трифон «разрешил» Василия Тёмного от «проклятых грамот» (освободил от клятвы не выступать против Шемяки), а игумен Ферапонтова монастыря Мартиниан благословил на поход против двоюродного брата. И Василий Тёмный стремительно отвоевал московский престол.
А через некоторое время Дмитрий Шемяка напал на Вологду. Взял её в осаду, разорил окрестности и мог бы захватить, но помешали белоризцы. Вряд ли Шемяка оказался возле Вологды случайно. Сомнительно, что он осадил город поддавшись мимолётному порыву или ради мести. Князь Дмитрий Шемяка всё-таки был политик и военачальник, в основе его действий явно имелась логика. Он, конечно, ослепил Василия II в порядке возмездия за то, что тот ранее ослепил Василия Косого – но это был поступок с чётким политическим обоснованием. Считалось, что незрячий человек недееспособен, управлять государством не может.
Откуда же такой интерес Шемяки к нашему городу? Становится понятно, если вспомнить, что Василий Тёмный считал Вологду опорой своей власти. Именно здесь он хранил государственную казну. Вот казну-то князь Дмитрий Шемяка и стремился захватить.
Появившиеся невесть откуда белоризцы нарушили эти планы, разгромив княжеское войско. По всей видимости, следует считать художественным преувеличением то, что они выступили против шемякиной рати всего лишь вдвоём. Более осторожные источники рассказывают, что вместе с белоризцами сражались и вологжане.
Если бы Шемяка заполучил казну, гражданская война могла продолжаться ещё очень долго. Получается, белоризцы не просто город Вологду защищали – они обороняли Русь от междоусобиц. А что, если они как раз царскую казну-то и охраняли? Может быть, они прибыли из Москвы для того, чтобы обеспечить безопасность казны? Впрочем, здесь мы вступаем на поле предположений.
Сами белоризцы ничего поведать не успели. Они погибли в бою.
Похоронены белоризцы на Поляне – на том месте, где были найдены их тела. Сейчас адрес их могилы Завражский переулок, 10а – недалеко от здания Вологодского многопрофильного лицея на улице Пролетарской. Каждый год по весне у могилы белоризцев устраивались «гулянья на Поляне».
Народное поверье утверждает, что белоризцы всегда помогут в трудный момент. Вплоть до того, что на их могилу стали толпами ходить «за камешками» дореволюционные гимназисты, веря, что это поможет сдать экзамены.
Церковь не могла без внимания отнестись к почитанию белоризцев в Вологде. Упоминания о них появились в поздних списках Жития Дмитрия Прилуцкого, где ратный подвиг переведён на метафизический уровень. Выяснилось, что белоризцы были не то чтобы люди – скорее, бесплотные духи, посланники преподобного Дмитрия Прилуцкого, небесного покровителя Вологды. Они явились для того, чтобы подпереть огромными брёвнами стены города, дабы те не рухнули («целыми древесы вся четыре стены градные подопроша»). После чего осаждавшие разбойники, несолоно хлебавши, отошли к Галичу «и тамо мнози побиени быша гневом Божиим».
На могиле белоризцев была выстроена часовня, которая сейчас находится в частном владении и используется под жильё. В качестве замены народным гуляниям на Семик, в день поминовения (в четверг на седьмой неделе после Пасхи), проводился крестный ход.
Время возрождать традиции.
Спасибо за содействие Старикову Е.А., Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области.

Легенда о Вологде: защитники города


Немало легенд сложено о нашем старинном городе, многие из них – настоящая выдумка, а некоторые действительно несут в себе долю правды.
Еще одна красивая легенда, которая отразились на Вологодском гербе – о защите города от войск Дмитрия Шемяки.
Когда-то очень давно Дмитрий Шемяк ослепил Василия Темного, свергнул с московского престола и сослал его в Вологду, уверенный в том, что тот останется на всю жизнь немощным слепым.
Но сумел опальный Василий Темный собрать войска, чтобы вернуть свое законное княжеское место. А в 1450 году Шемяк сам осадил Вологду, так как узнал, что здесь Василий Темный хранит государственную казну. И вот, по преданию, когда захватчики были совсем близко к городу, навстречу им вышли двое мужчин в белоснежной одежде с дубинами и разгромили целое войско.
В бою защитники все же погибли, однако память о них жива до сих пор – более того, именно этих защитников вы можете увидеть на большом гербе Вологды.

50 фактов о Вологде

1. Жители города зовут себя вологжане.
2. Герб города – рука, выходящая из облака и держащая меч и державу.
3. Герб символизирует предание о белоризцах, спасших город. Во время осады «спустились
с небес ночью в белых одеждах два неизвестных человека, которые, напав на неприятеля,
побили их множество и произвели в них чрезвычайный страх». На следующий день жи —
тели погребли павших белоризцев и ежегодно устраивали крестный ход к их могиле.
4. Вологодская область занимает 11-е место в Российской Федерации по турист-
скому потенциалу.
5. Названия Вологда происходит от слова «волок», так как люди двигали свои ладьи
в бассейн Сухоны и Северной Двины волоком.
6. Другое название Вологды – Насон-город. Оно произошло от имен святых апос-
толов Насона и Сосипатра, в день которых царь Иван Грозный и заложил первый
камень крепости 28 апреля 1565 года.
7. Город основан 1147 году. В житии преподобного Герасима повествуется, что
именно в этот год «на великий лес на средний посад Воскресения Христова
Ленивыя площадки малого торжку пришел на Вологду из Киева монах Герасим и
основал на Кайсарове ручье Троицкий монастырь».
8. С конца XIV века Вологда стала уделом московских князей.
9. Белозерск – самый древний город области.
Упомянут в 862 году в «Повести временных лет».
10. В Белозерске сохранилась земляная крепость 20-метровой высоты, возведенная
в XV веке Иваном III.
11. Деревянный кремль Вологды использовался не как замок-крепость,
а как архиерейский двор.
12. Вологда была одним из важнейших транзитных центров в торговле России
с Англией, Голландией и другими западными странами по Беломорскому пути и
в торговле с Сибирью по Сухоне и Вычегде.
13. Иван Грозный хотел превратить Вологду в столицу, но этому помешал упавший
с потолка недостроенного Софийского собора осколок кирпича, который чуть-чуть
не убил его. Царь решил, что это знак свыше и передумал.
14. Вологодская земля дала немало выдающихся
деятелей на уки, литературы, искусства.
Среди них поэт К. Батюшков, писатель В. Гиляровский,
знаменитый художник-баталист В. Верещагин,
физиолог Н. Введенский, авиаконст руктор
С. Ильюшин, летчик-космонавт П. Беляев.
15. В начале XIX века в Вологде зародилось кружевопле-
тение. Изделия вологодских кружевниц получили
высокую оценку на Парижской, Брюссельской и других
международных выставках.
16. Есть разновидность вологодского кружева –
«застывшие краски северной зимы». Первоначально
идея кружевного промысла была заимствована
у иностранцев, но, попав на вологодскую землю,
прочно там укоренилась и преобразилась.
17. Вологодское масло, изготовляемое из кипяченых сливок,
имеет ореховый вкус. Это достигается за счет кормов –
травостоя кипрея, зверобоя и сотни других особых трав,
которые растут на заливных лугах Сухоны. Рецепт воло-
годского масла придумал дворянин Николай Верещагин в
XIX веке. Он же организовал первые маслодельные
артели, открыл первую русскую школу молочного
хозяйства.
18. Самый распространенный вологодский сувенир –
глиняные и фарфоровые колокольчики. Они могут
быть простых форм с росписями, в виде животных
(котов, овечек, кур, петухов, поросят и проч.) и в виде
памятников архитектуры.
19. В Вологде можно попробовать уникальные образцы
дореволюционной выпечки – «баран», «рыбка»,
«утеночек», «белочка», «змейка с глазками-изюминками».
20. Для полного слияния с атмосферой прошлого в музеях
города проводят театрализованные экскурсии.
Посетители узнают о том, кто и как пил чай
в вологодских до мах и заведениях из уст купчихи и
трактирного полового.
21. В Вологде можно купить или заказать кружевные или
вязанные… кобуры для пистолета.
22. В номерах гостиниц Вологды находятся
жидкокристал лические сенсорные экраны. С их
помощью посто яль цы смогут узнать об истории
Вологды. Прямо из номера можно заглянуть в меню
ресторана, посмотреть, как выглядит то или иное
блюдо, и сделать заказ.
23. Рядом с детским парком в самом начале
ул. Ленинградской, около моста, всегда много
свадебных кортежей. Связано это с местной
традицией. В Вологде семь мостов. Если жених
перенесет невесту с одного берега на другой и
не уронит ее в воду, то будут жить они долго
и счастливо. А к этому месту молодожены идут,
потому что это самый короткий мост в городе.
Зачем надрываться жениху?!
24. В ответ на известную песню в Вологде придумали
«международный вариант»:
Где ты моя черноглазая, где?
В Африке, где-где-где…
В Африке, где!
В доме, где решетка в окне.
25. Премьера песняровской «Вологды» состоялась в Колонном зале Дома
Союзов. Концерт шел в прямом эфире по телевидению и радио, что было
редким явлением по тем временам. На концертах в Колонном зале была
строгая традиция, никогда номера не «бисировались», публика собира-
лась сдержанная и серьезная. Но после первого исполнения «Вологды» зал
разразился овациями, все кричали «бис». И все это «безобразие» – в прямом
эфире! Микрофоны не выключишь, телекамеры не отключишь… Поступила
команда: «Пусть поют еще раз».
26. Популярность песни родила забавную легенду про «дом, где резной
палисад»: кто-то пустил слух, что в Вологде он такой один, и там якобы
находится городской кожно-венерологический диспансер.
27.В Вологде есть памятник – писающая на фонарный столб дворняга.
И хотя все гости города смотрят исключительно на милого песика,
поднявшего заднюю лапу, при ближайшем рассмотрении оказывается,
что памятник вообще-то установлен в честь электрификации Вологды.
28. В городе есть клуб коллекционеров, которые занимаются розыском,
реставрацией и продажей древностей.
29. В Вологде есть двор, где среди «хрущевок» стоит… паровоз. На нем играют
дети.
30. При советской власти Вологда не избежала переименования улиц.
Изменения оказались комичными: улица Богословская стала Воровского,
Ильинская – Засодимская, а Петербургская стала Ленинградской – видимо,
фантазии не хватило.
31. Из федерального списка памятников деревянного зодчества сохранилась
только половина. Так что спешите посмотреть их.
32. «Вологда на рубеже веков» – бывший мемориальный музей Марии
Ульяновой, который был удачно перепрофилирован. Сейчас там экспозиция
по истории города.
33. Музей дипломатического корпуса – дом, в котором в 1918 году
размещалось… американское посольство.
34. В Вологде, как часто на русском Севере, было типично возведение церквей
парами – большая холодная (летняя) и меньшая теплая (зимняя).
35. Мост через Золотуху (1789 год) – первый каменный мост в городе.
36. Церковь св. Николая – местная «пизанская башня» – угол наклона
колокольни издалека бросается в глаза.
37. На горе Маура, в шести километрах от Кириллова, лежит огромный камень,
который исполняет желания, если на него наступить.
38. Горицкий монастырь на берегу Шексны служил местом заточения знатных
русских женщин. В 1932 году монастырь закрыли. В 1939 году ранним утром
подростки возвращались с рыбалки и видели чудо: открылся купол храма и
икона Богоматери, ослепительно сияя, поднялась в небо и исчезла.
39. Спасо-Прилуцкий монастырь в XV–XVI веках был одним из самых крупных
и самых известных на Севере. Хранившиеся в нем святыни московские
правители брали в походы на татар.
40. Кирилло-Белозерский монастырь – крупнейший религиозный,
экономический и культурный центр русского Севера. Из стен монастыря
вышли многие основатели северных монастырей, в их числе: св. Савватий –
основатель Соловецкого монастыря, св. Мартиниан – преемник Ферапонта,
устроитель Ферапонтовой обители, святые Нил Сорский, Корнилий
Комельский, Александр Ошевенский, Игнатий Ломский.
41. До пострижения основатель монастыря Кирилл Белозерский был воином
и математиком. 8 сентября 1380 года он сражался на Куликовом поле.
42. В 1528 году монастырь посетили будущие родители Ивана Грозного –
Василий III с женой Еленой Глинской. Они молились о наследнике.
Рождение долгожданного нового царя упрочило авторитет монастыря, и
впоследствии Иван Грозный имел в монастыре собственные покои, в коих
и останавливался во время своих нередких паломнических поездок. Перед
смертью он принял постриг в иноки Кирилло-Белозерского монастыря.
43. Монастырь был местом ссылки многих известных личностей. Здесь в разное
время жили Воротынские (в том числе герой казанского похода воевода
В.И. Воротынский), Шереметьевы, друг и советник Ивана Грозного –
Селивестр, касимовский хан Симеон Бекбулатович, митрополит Иоасаф
и многие другие. В 1676 году туда перевезли самого известного русского
патриарха – Никона. Здесь он провел в ссылке пять лет.
44. Великий Устюг – ровесник Вологды и Москвы. В XVI веке получил титул
Великий за заметную роль в развитии торговли русского государства.
45. С 1999 года Великий Устюг – родина Деда Мороза.
46. 20 экспедиций в Америку снарядили в Тотьме. Один из галиотов, плававших
в Аляску, так и назывался – «Тотьма». Символом открытий местных
мореходов стало изображение черной лисицы на гербе города.
47. Под Череповцом находится музей поэта И. Северянина, единственный
в России.
48. Для изготовления куракинской керамики по старинной технологии, глина
около года проходит сложный подготовительный процесс. Температура ее
обжига – около 1000 градусов. Если в процессе обжига разница температур
в разных местах печи составляет 2–3 градуса, получается брак, и все
обжигаемые предметы выбрасывают.
49. В пивной кружке из куракинской керамики пиво становится более легким.
50. Для того чтобы придать изделиям из неглазурованной глины (она после
обжига немного шершавая, как мелкая наждачная бумага) разные оттенки
с градиентом цвета и просто живописной пятнистостью, перед обжигом
изделия поливают молоком, сливками и прочими натурпродуктами.

ВОЛОГДА ЗАТЕРЯННАЯ И НАЙДЕННАЯ | Историк

У Вологды есть некоторые черты сходства с Москвой. Во-первых, это легендарная дата основания — 1147 год. А во-вторых, Вологда тоже находится на одноимённой реке. Судя по всему, названия обеих рек имеют финно-угорское происхождение. Большинство вологодских историков считает, что слово «Вологда» означает «чистая, светлая река».
Дом Засецких
Прежде на этом месте проживали финно-угорские племена, собственно, и давшие имя реке и будущему городу. В XI веке здесь появляются славяне и начинают активно осваивать и колонизировать окрестные земли. По известной практически каждому вологжанину легенде, Вологду основал в том самом 1147 году монах Киево-Печерского монастыря Герасим Вологодский.
Эта дата была установлена как время, с которого берёт начало существование города, в августе 1947 года согласно постановлению Вологодского горкома ВКП(б). Первым в обиход её ввёл вологодский краевед, помещик Алексей Засецкий в 1777 году. Это был просвещённый и образованный человек, владелец огромной библиотеки и большой коллекции древностей, издавший первую книгу по вологодской истории, которая вышла в Москве в 1780 году при участии известного издателя Николая Новикова.
Его семье принадлежал небольшой деревянный одноэтажный дом, построенный в стиле классицизма в 1790-е годы и перестроенный уже в конце XIX века. На сегодня это старейшее сохранившееся в городе деревянное здание. Оно находится на перекрёстке Ленинградской улицы и Советского проспекта в историческом районе города — Верхнем посаде.
Место, где, по преданию, Герасим основал церковь, вокруг которой возник будущий город, именовалось впоследствии Ленивой площадкой. Она являлась центром Вологодского городища, которое, по данным археологов, относится к XIII веку.
Прежде там находилась церковь Воскресения Христова, служившая кафедральным собором с 1503 по 1588 год. В 1792 году сгоревшую деревянную сменила каменная, разрушенная уже в 1930-х годах.
В 1959 году на этом месте установили обелиск в честь 800-летия Вологды с барельефами, на которых были изображены основные события истории города. Если проследовать по улице Бурмагиных, на которой находится данная достопримечательность и дойти до её начала, где она пересекается с улицей Маяковского, то мы можем увидеть в тени деревьев памятник легендарному основателю города, установленный в 2012 году.
Ленивая площадка
По данным историков и археологов, Вологда являлась одним из торговых центров, принадлежащим Новгороду. В этом году при раскопках в районе уже упомянутой Ленивой площадки, в историческом центре города, была обнаружена уникальная находка — берестяная грамота, датируемая 1280–1340 годами. В ней содержится текст коммерческого характера, в котором впервые упоминается слово «рубль».
В 1371 году недалеко от города (ныне в его черте) святым Димитрием Прилуцким (ученик святого Сергия Радонежского) основывается Спасо-Прилуцкий монастырь, один из духовных и культурных центров Вологодчины. За несколько лет до этого, в 1368 году, Вологду занял князь Димитрий Иванович (будущий Донской), рассматривавший это строительство как форпост Московского княжества в его борьбе с Новгородом.
В течение последующего времени Вологда часто оказывалась объектом нападений московских князей, соперничавших с Новгородом. В середине XV века в ходе междоусобной войны за московский великокняжеский престол Вологда снова оказалась в центре событий — в частности, здесь с 1446 по 1447 год княжил Василий II Тёмный, которому воцарившийся на Москве Дмитрий Шемяка передал во владение удельное княжество Вологодское. Вологда стала, как пишет историк Александр Зимин, центром притяжения сил, поддерживавших свергнутого великого князя.
В Кирилло-Белозерском монастыре игумен Трифон открыто поддержал Василия, благословил его на борьбу с Шемякой и разрешил от клятвы крестного целования, которую тот дал при своём низложении. По возвращении на престол князь Василий игумена не забыл и назначил его архимандритом придворного Новоспасского монастыря. В книге Зимина читаем: «Трифон стал одним из довереннейших лиц Василия Васильевича (он, в частности, подписал духовную великого князя)».
В 1450 году произошло событие, прочно вошедшее в вологодскую народную мифологию и отображённое навечно в известной практически каждому вологжанину в той или иной степени «легенде о белоризцах». Кратко её содержание звучит следующим образом: во время осады города войском Шемяки с небес спустились воины в белых одеждах, и с их помощью враги были побиты и отошли от стен Вологды.
Действительно, в 1450 году Дмитрий Шемяка подошёл к Вологде, бывшей одной из надёжных опор князя Василия, где он, в частности, хранил государственную казну, осадил её, сжёг окрестности, но сам город взять так и не смог. Считается, что белоризцы пали в том бою и были похоронены на Поляне (сейчас это место недалеко от здания Вологодского многопрофильного лицея на улице Пролетарской). Там же была установлена часовня, сперва деревянная, а в 1911 году, после того как она сгорела, и каменная, которая стоит на этом месте и по сию пору, но используется как жилой дом и находится в частном владении.
Во времена Ивана Грозного на этом месте возвышались башни Вологодского кремля
Вологодские гимназисты ходили туда за камешками, которые, по поверью, приносили удачу на экзаменах. На Поляне же традиционно проводились народные гулянья в Семик — день поминовения, отмечавшийся каждый четверг на седьмой неделе после Пасхи (отсюда и название). Как считается, это были ангелы, ниспосланные для помощи горожанам их святым заступником и покровителем Димитрием Прилуцким, в Житии которого и упоминается эта легенда, позже уже обросшая самыми разными домыслами.
В XVI веке Вологда становится важным торговым центром — в частности, как транзитный пункт на торговом пути России с Англией. Это объяснялось её удобным географическим положением, связанным с русской особенностью — развитым речным судоходством. Когда в 1553 году в Россию прибыл английский мореплаватель Ричард Ченслор, то он приплыл к нам именно через Вологду. Этот маршрут станет на последующие времена, вплоть до начала XVIII века, одним из важных путей торговли России с Европой — сначала с Англией, а потом — с Голландией.
Иноземцы приплывали, огибая Скандинавию и Кольский полуостров в Архангельск, откуда плыли по Северной Двине до Великого Устюга, от которого по Сухоне направлялись в Вологду. Из Вологды по Шексне попадали в Волгу, а оттуда уже в Москву. Благодаря этому Вологда богатела и развивалась. К тому же с конца XV века она была местом хранения части «государевой казны» и хлебных запасов, а также сбора войск во время военных походов и ссылки (в каковом качестве она останется вплоть до революции 1917 года). В последние годы правления Ивана III святым покровителем Вологды стал святой Димитрий Прилуцкий, икону которого великий князь передал Вологде.
Домик Петра Великого
В 1556 году Иван IV отправляет в Англию первого посла — Осипа Григорьевича Непею, который чудом выжил, после того как корабли попали в кораблекрушение близ берегов Шотландии. Ченслор тогда утонул. Спасшегося посла доставили в Лондон и приняли с почётом. Непея вернулся в Россию в 1557 году с первым английским послом Энтони Дженкинсоном.
В 1570 году он был сослан в Вологду и осел здесь. От него происходил известный вологодский род Непеиных, из которого, в частности, священник о. Сергий Непеин, бывший также краеведом, автором книги «Вологда прежде и теперь». Дом Непеиных сегодня не сохранился. Он стоял прежде близ церкви Варлаама Хутынского, известной своей оригинальной архитектурой. Могила же о. Сергия находится на Горбачёвском кладбище, расположенном также в районе Верхнего посада.
С Иваном IV Грозным связана одна из ярких страниц истории Вологды.
В Вологде до сих пор в центре города красуется  и является его визитной карточкой  величественный Софийский собор, построенный по указанию самого царя. Это древнейшее сохранившееся каменное сооружение на территории Вологды наряду со Спасским собором Спасо-Прилуцкого монастыря. Его постройка началась в третий приезд государя Московского и всея Руси в Вологду (1567–1571 годы). В 1567 году, как известно, царь закладывает в городе крепость (по преданию, он планировал перенести сюда столицу России) — каменный кремль, основанный в день святых апостолов Ассона (Иасона) и Сосипатра, почему и крепость назвали градом святого Ассона, а в народе она получила имя Насон-город (могу отметить, что в своё время в Вологде существовал магазин с названием «Ассон», а также имела хождение водка с названием «Насон-город»).
Иосифовский корпус Архиерейского подворья
Прежде кафедральный Воскресенский собор на Ленивой площадке (к тому же это была совершенно не подходящая к будущей столице деревянная скромная церковь) не попал в черту данной крепости, и приняли решение строить новый. Иван Васильевич с большим вниманием и любовью относился к постройке своего нового собора, часто сам присутствовал на работах по его строительству и даже приказывал брать материал из числа заготовленного для постройки стен, если его не хватало для собора, настолько важно было для него закончить строительство как можно быстрее.
Однако храм этот освятить царь не смог. В 1568 году, как гласит легенда, изложенная в народных песнях, ему на голову упала «плинфа красная», после чего тот  осерчал на город и уехал. Причём говорилось о том, что он якобы лишился дара речи и заговорил, только уже выехав из Вологды, в селе Говорове (по легенде, его потому так и назвали), которое сейчас находится в городской черте. Епископ Вологодский и Великопермский Антоний  освятил собор лишь после смерти Ивана Васильевича в 1587 году. После разорения города поляками в суровую годину Смутного времени собор освятили повторно, в 1613-м. Расписан он был в 1686–1688 годах артелью ярославских мастеров.
Посещавший Вологду в 1855 году духовный писатель Андрей Муравьёв отметил, что «по своей наружности и пятиглавому верху напоминает он Московские соборы». Собор сей навещали не раз венценосные особы: Пётр Великий (1724), Александр I (1824) и Александр II (1858). В 1923 году его закрыли и передали краеведческому музею, устроив там Музей религии и атеизма, включавший в том числе знаменитый маятник Фуко. С 2007 года после двух крупных реставраций в соборе вновь проходят службы с момента, когда в нём отслужил литургию Патриарх Алексий II.
Симоновский корпус Архиерейского подворья
Помимо строительства храма, как уже было сказано, государь всея Руси повелел строить в Вологде крепость. Следы её сохранились и до сих пор — в частности, остатки большого земляного вала, а также вырытого по приказу царя крепостного рва. Для этого, кстати, изменили русло впадавшей в другом месте в Вологду Содемы-реки (она же Золотуха). Собственно, современная река Золотуха — это и есть ров прежней крепости, заложенной Иваном Грозным.
Также можно отметить пруды в парке ВРЗ (вагоноремонтного завода), которые были углублены в 2011 году, валы в нём же и место, где находится стадион Вологодского педуниверситета (раньше там имелся пруд), а также фундаменты торговых рядов на улице Мира. Строительство, однако, не закончили при Иване IV, но его завершили при Михаиле Фёдоровиче в 1631 году, когда были поставлены деревянные стены в дополнение к каменным, построенным ранее. В 1657 году возвели новые башни, заново выстроили южную стену.
Однако крепость уже потеряла своё значение и постепенно разрушалась. В 1780 году краевед Засецкий фиксирует наличие развалин двух больших ворот и разрушающиеся деревянные башни, а также часть каменных башен. В 1822–1823 годах разбирается последняя башня — Пороховая, а рвы на современных Октябрьской (Малая Дворянская) и Ленинградской (Петербургская) были засыпаны, и на их месте разбили бульвары.
Памятник Герасиму Вологодскому, основателю города
Ещё при Михаиле Фёдоровиче в Вологде стоял построенный царём деревянный дворец, но впоследствии он, вероятнее всего, сгорел. В 2011–2012 годах при раскопках были найдены остатки каменных стен крепости, заложенной Иваном Грозным. Эта находка внесена в федеральный реестр памятников.
Период Смутного времени отметился так называемым вологодским разорением, когда в 1612 году Вологду дважды захватывали польские отряды. Окрестные территории подверглись набегам вражеских шаек и банд. В писцовых книгах, составленных позже, часто встречаются записи о том, что тот или иной двор пуст, деревня пуста — жители «сошли с казачьего разорения», так как среди польских отрядов было немало запорожских казаков, прибывших в Россию в поисках наживы.
XVII век в истории Вологды — время спокойного развития. Восстановившись от последствий Смуты, город вновь стал крупным центром на торговом пути России с иностранцами. Сперва доминировали англичане, но, после того как в 1649 году Алексей Михайлович изгоняет английских купцов, наказывая Англию за казнь короля Карла I, на их место пришли голландцы.
Пожалуй, самым известным строением в Вологде является небольшой домик на берегу реки, возведённый в западноевропейском стиле. Это дом голландских купцов Гутманов, в котором во время своих визитов жил Пётр Великий. По этой причине данное здание и называется официально «Домик Петра Первого». В нём находится музей, посвящённый личности выдающегося русского императора, — старейший музей Вологды, основанный в 1872 году. Вот что пишет по этому поводу краевед Георгий Лукомский: «Долгое время этот исторический домик оставался в полном забвении (между прочим служил складом льна и кудели); в 70-х же годах по случаю двухсотлетия со дня рождения Петра I он был приобретён дворянством, городом и земством, понемногу «реставрирован» и, наконец, летом 1875 г., в присутствии Вел. Кн. Владимира Александровича, освящён и открыт». Первый русский император посетил Вологду пять раз (в 1692, 1693, 1694, 1702 и 1724 годах) и останавливался именно здесь.
В XVIII веке Вологда хиреет, население не увеличивается, торговый и промышленный люд переселяется на другие места, более оживлённые. Собственно, само основание Петром Петербурга и перемещение основной торговли с Западом на Балтику фактически похоронило торговлю через Архангельск, а значит, и Вологду как транзитный торговый центр. «Затерянная и забытая на далёком будущем севере она живёт исключительно своей местной жизнью», — сообщает краевед Лукомский.
Из-за частых пожаров город постепенно застраивается каменными зданиями: с 1691 по 1782 год было выстроено 40 каменных церквей. Не все из них сохранились до наших дней. Это совершенно разнообразные образцы русской архитектуры, возведённые в различных архитектурных стилях: русское барокко, русское узорочье, а также ранний классицизм. Рассказать обо всех этих памятниках архитектуры, из которых далеко не всё дошло до нашего времени, не хватит ни времени, ни места, но стоит поведать о некоторых из них.
Начнём с Архиерейского подворья, которое ошибочно называется Вологодским кремлём. Здесь прежде располагалась резиденция  вологодских архиепископов и епископов. Впервые определение «малый кремль» к зданиям Архиерейского двора было применено в 1855 году автором работы «Русская Фиваида  на Севере» Андреем Николаевичем  Муравьёвым (младшим братом знаменитых Муравьёва-Виленского и Муравьёва-Карсского), от которой, собственно, и пошёл термин «Северная Фиваида». Одним из первых построили в 1657–1659 годах самое древнее сохранившееся каменное гражданское здание в Вологде — Экономский корпус.
В 1667–1670 годах строится Симоновский корпус и при нём — домовая церковь Рождества Христова. В 1671–1675 годах вокруг двора сооружаются каменные стены, из-за которых он теперь и именуется Вологодским кремлём. Они были созданы в стиле боевых укреплений, но таковыми, по сути, никогда не являлись, выполняя чисто декоративную функцию.
Позже строится Гаврииловский корпус, а в 1687–1692 годах — надвратная Воздвиженская церковь.
Трижды (в 1693, 1702 и 1724 годах) резиденцию вологодских архиереев посещал Пётр Великий. В середине XVIII века архиепископ Вологодский и Белозерский Иосиф Золотой строит на территории Архиерейского двора два здания в стиле барокко — названный в его честь Иосифовский корпус и тёплый Воскресенский собор (в нём с момента постройки проводились службы в зимнее время, в Софийском же соборе стали служить только в летнее время).
Воскресенский собор (слева), колокольня, Софийский собор
Иосифовский корпус, вне сомнения, «самая нарядная и представительная постройка Вологды прошлых веков», это же первое каменное жилое строение XVIII века, первое такое здание в стиле барокко. Причём, по данным исследователей, в нём сочетаются три разных вида этого стиля — нарышкинское, петровское и елизаветинское. По этой причине «палаты стали не только первым барочным зданием Вологды, но и самым нарядным, репрезентативным, затмившим все остальное в городе своим дворцовым блеском».
Барочным является и Воскресенский собор (хотя парадный вход в собор был переделан в стиле ампир к приезду Александра I) . Он построен на месте бывшей там прежде юго-восточной башни. По мнению краеведа Георгия Лукомского, это «довольно хаотическое и бесформенное сооружение». Так считается потому, что при строительстве первоначальный проект был огрублён и упрощён. В настоящее время в здании собора находится один из филиалов Вологодской картинной галереи, который к июню 2016 года должен переехать на новое место, а само здание возвратят Русской православной церкви.
Стоит отметить, что в стиле русского барокко в Вологде построены: холодная Владимирская церковь в Верхнем посаде, 1759–1764; бывшая церковь Зосимы и Савватия Соловецких, 1759–1773; церковь Сретения Господня на Набережной, возведённая в 1731–1735 годах; церкви Покрова Богородицы на Козлёне и Иоанна Предтечи в Рощенье, поставленные в 1710 году, несут в себе черты московского барокко; церковь Покрова на Торгу, построенная в 1778–1780 годах, — это уже позднее барокко. Из гражданских же зданий в Вологде можно назвать дом Кусковой, сооружённый в 1777 году.
В нём в 1889 году купец Тимофей Колесников открыл ночлежку и бесплатную столовую, через сто лет в нём открылась муниципальная гостиница ночного пребывания для лиц без определённого места жительства. Возникший в 1770-е годы дом Варакина первоначально выстроили в раннебарочном стиле, но с приходом моды на классицизм он был перестроен.
Вообще стоит отметить, что барокко — общеевропейский стиль, характерный прежде всего для европейских городов. Этим он отличается от классицизма, в котором можно выстроить практически всё что угодно. Первым вологодским классицистическим зданием является построенная в 1780-х годах Скулябинская богадельня, «интересный образец провинциального зодчества». Первоначально, впрочем, это был особняк купца Скулябина, в котором в 1843 году устроили богадельню.
Довершает же традиционный ансамбль исторического центра города колокольня Софийского собора, которая в отличие от прочих зданий построена значительно позже — в XIX веке. Первая каменная колокольня на этом месте сооружена в 1654–1659 годах в традиционном русском шатровом стиле. Она имела 14 колоколов и даже часы. В 1869–1870 годах вместо неё строится новая — та самая, которую мы видим сейчас, превосходя по высоте предыдущую на 32 м (78,5 м). Автор проекта — архитектор Владимир Шильдкнехт.
Колокольня сделана в стиле русской готики (этот стиль представляет собой смешение европейской готики и московского барокко). По мнению краеведа Лукомского, «общий силуэт ея надо признать безусловно удачным и хорошо выражающим предназначение — служить соборною колокольнею». Несмотря на такое различие стилей, колокольня и соборы вместе с другими зданиями Архиерейского подворья являют собой прекрасный архитектурный ансамбль — визитную карточку города. Вид Соборной горки — это, пожалуй, первая картинка, возникающая у нас в голове при упоминании имени Вологды.
Сергей ЗЕЛЕНИН

Насон — История города Вологды — Предания

Неизвестный автор — «Беспечальный монастырь»

(Легенда о Петре Великом)
Император Петр Первый, ездивший, как известно, по всяким пустырям и темным лесам Русского царства, один раз наехал на монастырь, который был в стороне от большой дроги, в лесу, и был, как следовало монастырю, обнесен стеной, или забором. Над воротами этого монастыря была надпись: «Беспечальный монастырь». Петр Первый прочитал такую надпись, и удивился. «Что это значит: «беспечальный монастырь?» Видно монахи живут тут и ничего не делают» и от того не знают никакой печали – беспечальны. Дай, – говорит, – задам я им печаль!»
Призвал к себе игумена этого монастыря и велел ему тотчас же решить следующие три задачи:
Первая задача: чего стоит он – Петр Первый?
Вторая задача: много ли на небе звезд?
Третья задача; о чем теперь он, Петр Первый, думает?
Игумен пошел в свой монастырь, а Петр Первый остался на коне ждать его.
Придя в монастырь, игумен тотчас же собрал на совет всю братию, чтобы общими силами решить эти задачи. Думали, думали – ничего не могли выдумать; потому что монахи беспечального монастыря давно отвыкли от всякой думы. А не решить задач – боялись Петра Первого. Весь беспечальный монастырь вдруг опечалился, и все монахи не рады были и своей жизни. А Петр Великий сидит на коне и ждет игумена с ответами.
На ту пору в монастыре был один мельник, который, когда услышал об этом горе монастырском и узнал в чем дело, пришел к игумену, и говорит: «Давай мне скорее твое платье, я оденусь игуменом и дам ответ на все задачи, а ты надень мое платье, чтобы Петр Первый не узнал тебя». Игумен с радостью согласился на это, и отдал мельнику свое платье, а сам нарядился мельником.
Мельник, надевши на себя игуменскую рясу, наложивши на голову клобук, а в руки взявши монашеские четки – все, как следует игумену, явился перед Петром Первым.
– Что, отец, выдумался ли?
– Выдумался, – говорит мельник.
– Ну отвечай же: дорог ли я?
– «Христос, царь небесный, продан был за тридесять серебренников, а ты земной царь, конечно, можешь быть продан подешевле», – сказал мельник.
– Много ли на небе звезд?
– «Я считал, и насчитал тридцать три тысячи триллионов и сто девяносто одну звезду. Если не веришь мне, царь, то пересчитай сам», – сказал мельник, вынул из пазухи и подал Петру Первому лист бумаги, в котором было множество точек, которые означали звезды, будто бы сосчитанные.мельником.
– А о чем я теперь думаю?
– «Ты думаешь, что с тобой говорит игумен, а меж тем перед тобой стоит мельник, только в игуменском платье». И мельник рассказал Петру Первому всю историю с игуменом.
Этим мельник так полюбился Петру Первому, что он сделал мельника игуменом того монастыря, а игумену велел быть мельником.
С тех пор не стало беспечального монастыря.

Бесово — Официальный сайт Администрации города Вологды

Есть в Вологде место, слава о котором ходит тёмная, мрачная.
Днём там тихо и спокойно – это обычный парк, пересечённый ровными аллеями, по которым так удобно прогуливаться летом и кататься на лыжах зимой. Ничто тревоги не вызывает. Да и название исключительно мирное – парк Мира. Разве что кирпичные развалины да кладбище неподалёку могут навлечь подозрения.
А вот ночью… Ночью эта местность возвращает себе древнее название – Бесов лес. Глухой, угрюмый лес, в который лучше не соваться, если жизнь дорога. Там обитает грозная нечистая сила, там всё дышит злодеянием, и запоздавшему путнику не миновать беды.
А начиналось всё в стародавние времена, ещё до утверждения на Вологде христианства, ещё до того, как пришёл легендарный монах Герасим, который считается основателем города. Жившие здесь язычники облюбовали для совершения обрядов уголок в теперешнем парке Мира. На берегу ручья рядом с лесом они жгли костры, пели и плясали, а то и приносили жертвы своим богам.
Кто были эти идолопоклонники? То ли обитавшие здесь финно-угорские племена, то ли сбежавшие подальше от православия славяне-язычники. В конце концов, у язычников не было особых предубеждений, они охотно включали в свой пантеон чужих богов. Вероятнее всего, преподобный Герасим застал уже смешанное население с общей культурой и общими ритуалами.
Заложив мужской монастырь, Герасим вызвал единоверцев, и они принялись обращать язычников в православие. Разумеется, о проведении на лугу «празднеств» монахи узнали, пришли в ужас и нарекли «бесовскими игрищами». Вряд ли можно сказать наверняка, что творилось во время этих обрядов, но христиане двинулись против них в активное наступление. Луг, на котором происходили «игрища», был назван Бесовым, аналогичные обозначения получили ручей и лес. Монахи всеми силами убеждали, что ходить туда и совершать идолопоклонство – мерзко и отвратительно. Вокруг Бесова леса начали скапливаться отрицательные эмоции.
Борьба идеологий завершилась победой православия. Язычество спряталось, открытое проведение обрядов прекратились. Через Бесов лес был проложен тракт, ведущий к Прилуцкому монастырю и далее: на северо-запад – к Кириллову и Белозерску и на север – до самых Колмогор. По этой дороге обозы везли с севера пушнину, соль, рыбу, воск, пеньку. При Иване Грозном Вологда стала транзитным центром в торговле по Беломорскому пути с Англией, Голландией и другими западными странами. В общем, движение по тракту было оживлённое, товары везли богатые.
Не мудрено, что вскоре в Бесовом лесу снова завелась нечистая сила, которая грабила без разбору и обозы, и одиноких путников. Должностные лица Вологды уверяли московские власти, что разбои можно объяснить безо всякой мистики. Просто на Бесовом ручье обосновались шайки лихих людей, которые не дают купцам свободного проезда.
Вот только поверить в это объяснение сложно – справиться с разбойниками никто не мог. Бесов лес пришлось дважды поджигать, чтобы лишить преступников укрытия. Никакого эффекта – нападения продолжались. Дурная слава этого места росла.
Проблему удалось решить лишь в правление Екатерины Великой, когда проложили другую дорогу на Кириллов – через Заречье. Бесово утихомирилось.
Потом здесь построили целых три кирпичных завода, которые работали на «бесовской глине», известной тогда всей губернии. На одном из заводов трудились тюремные заключенные. Это ещё больше способствовало укреплению гнетущей репутации Бесова леса.
В 1939 году в этом месте снова началось оживление. В ходе массового воскресника, в котором участвовали около двух тысяч вологжан, был разбит Центральный парк культуры и отдыха. В 1945 году в честь окончания Великой Отечественной войны его переименовали в парк Мира. Были проложены аллеи, сооружены площадки для игры в баскетбол и волейбол, оборудован пляж. На берегу реки Вологды воздвигли ресторан, невдалеке устроили танцплощадку, а через реку перебросили наплавной мост. Благоустройство парка продолжалось в течение нескольких десятилетий.
Но накопленную этой местностью негативную энергетику, видимо, не так-то легко снять. С течением времени ухоженный парк неуклонно возвращался к дремучему дикому состоянию. Моста больше нет, ресторана тоже, площадки зарастают, а пляж современных требований не выдерживает. Чем дальше отходишь от красивых аллей, тем больше Парк Мира напоминает дремучий Бесов лес. Полное впечатление, что он избавляется от всякого влияния цивилизации, и помогают ему в этом язычники. Не случайно же на руинах ресторана появились надписи: «Берегите природу», «Мы *сердце* природу».
В парке Мира произрастают деревья самых различных пород: берёзы, липы, ели, вязы, дубы, рябины, лиственницы, тополя, жёлтая акация, жимолость, сирень. Здесь можно встретить десятки редких видов растений. Городские жители ощущают себя чужаками в этих зарослях и замечают присутствие нечисти. Кого-то начинает водить кругами леший в чаще, кто-то видит в ручье русалок… Настоящий уголок древней заповедной языческой природы.
Поговаривают, что порой там происходят недобрые дела, так что лучше в парк Мира ночью не заглядывать.

Спасибо за содействие в написании Старикову Е.А., Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области

Михайлова Н. В Вологде найдено
подземелье Ивана Грозного?

Михайлова Н. В Вологде найдено подземелье Ивана Грозного?
// Премьер. – 2007. – 18-24 сент. – С. 15.
В Вологде найдено подземелье Ивана Грозного?
Такие слухи активно курсировали по городу на прошлой неделе. «Премьер» выяснил, насколько это достоверно
Легенды о подземельях есть в каждом населенном пункте, особенно где есть церковь. Когда на экскурсиях меня спрашивают туристы, существует ли подземный ход от Кремля до Спасо-Прилуцкого монастыря, я отвечаю: «Легенды есть, а хода нет пока», – археолог Иван Никитинский показывает схему, на которой изображен план центра Вологды в эпоху Ивана Грозного.
На ней видно, что правитель России из нашего города хотел сделать огромную, хорошо укрепленную крепость. Ее площадь занимала 56 га. Для сравнения – территория современного Московского Кремля только 28 га. Вот только вологодские подземные ходы не найдены до сих пор, хотя, кроме легенд, есть и другие свидетельства об их существовании.
Тайный бункер
Совсем недавно специалисты МЧС на Соборной горке проверяли сохранность подземного бункера, построенного в XX веке. Один из местных телеканалов предположил, что он был возведен на месте подземелий Ивана Грозного.
«Это не так, – говорит Иван Никитинский. – Бункер поначалу был построен как бомбоубежище. Его начали возводить в 1942 году.
Есть свидетельства современников, что делалось это секретно, высокий забор огораживал место работ». Во времена «холодной войны» бункер служил потайным командным пунктом и потенциальным укрытием в случае ядерной угрозы. Во времена «перестройки» подземелье забросили, и некий предприниматель хотел устроить в нем кафе, стилизованное под командный пункт.
«Ему не удалось это сделать, потому что помещение заливало водой. Ее приходилось постоянно откачивать. Мне предприниматель рассказал, что у него есть подозрения, будто это прорыв водопровода», – вспоминает Иван Федорович.
Как рассказали в пресс-службе ГУ МЧС по Вологодской области, недавняя проверка показала, что три этажа из четырех (а бункер 4-этажный) залиты водой. Тем не менее, это подземное помещение при надлежащем уходе вновь может превратиться в укрытие для вологжан на случай войны.
Крепость Вологда
Однако во времена Ивана Грозного подземелья действительно строились. В средневековье без них не обходилась ни одна крепость. Одни были нужны для хранения боеприпасов, другие – как запасной выход на случай осады. После смерти Грозного медленно, но верно все боевые укрепления приходили в негодность, кроме того, горожане стройматериалы разбирали на более насущные нужды.
Временами они натыкались на свидетельства прошлого. К примеру, в XVII веке при строительстве Архиерейского подворья, когда возводили Северную стену, рабочие обнаружили подземелье, а в нем «несколько серебра», как пишет уездный лекарь-краевед по фамилии Флёров. Эти деньги отдали на украшение Софии.
Есть легенда, что «поисковики» обнаружили подвалы, а в них – зарешеченные двери, за которыми раздавался шум. Люди решили, что это врата ада, и прекратили раскопки.
В начале XIX века генерал К.М. Бороздин, узнав легенду, нанял рабочих для поисков древностей. Они копали в нескольких местах на Соборной горке и обнаружили подвалы.
Руины подземелий времен Ивана Грозного между Софией и берегом реки сохранялись вплоть до XIX века. «Подвалы были выведены на уровень первого этажа. Это была кирпичная кладка», – поясняет археолог Иван Никитинский.
Находки продолжились и в XX веке. «В 1985 году во время работ по благоустройству прудов в парке ВРЗ прокопали траншеи, и в этих траншеях я документировал фундамент хорошей регулярной постройки. От фундамента в сторону прудов шел разрушенный сводчатый ход, забитый илом. Возможно, это была башня или помещение для охраны, а из него на случай опасности существовал потайной выход», – рассказывает Иван Федорович.
Выход из-под печки
Известная легенда о подземном ходе, который ведет от Кремля до Спасо-Прилуцкого монастыря, до сих пор не подтверждена, но и не опровергнута. Специальные научные исследования не велись, поэтому есть только случайные свидетельства. К примеру, в 60-е годы XIX века краевед Суворов записал сведения о том, что при неких земляных работах был вскрыт средневековый подземный ход до Прилук.
«В начале 80-х годов старушка – служительница картинной галереи, к сожалению, не вспомню ее фамилию, рассказывала, что ребята из детдома, где она воспитывалась, проходили по подземному ходу от колокольни до Трапезной палаты Спасо-Прилуцкого монастыря, она и сама проделывала этот путь», – говорит Иван Никитинский. Еще одна старушка из служительниц картинной галереи вспоминала, что последний настоятель монастыря в 30-е годы XX века, отслужив в Воскресенском соборе, брал свечу и по этому подземному ходу возвращался в Прилуки.
На подземный ход случайно наткнулся известный коллекционер, собиратель старины Геннадий Белинский. В Прилуках лет двадцать назад он пришел к старушке, жившей в доме недалеко от монастыря, с просьбой отдать ему для коллекции старинные бутылки. Бабушка посоветовала Геннадию Петровичу самому залезть под русскую печку. По ее словам, там находилась некая дыра, куда скидывали весь мусор. Коллекционер удивился, но совету последовал. «К моему удивлению, я провалился в какое-то глубокое подобие подвала. Стены – кирпичная кладка, потолок – высокий: можно встать в полный рост. Где-то недалеко бежал ручей, я слышал журчание», – вспоминает Геннадий Петрович. По его словам, это был засыпанный подземный ход, который жители приспособили под хозяйственные нужды. Сохранился ли этот дом, а в нем подземный ход до сих пор, коллекционер не уверен. «Нужны специально организованные поиски, а тогда я просто забрал бутылки и ушел», – говорит он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *