Легенда о волхове и садко

Открытка (плейкаст) «Легенда о ландыше»


http://www.playcast.ru/view/8385632/b9d0a741d439fc51d05df6076594a34601f70dfdpl

Презентация на тему: "Легенды о цветах Старинная славянская легенда рассказывает: удалого Садко любила водяная царица Волхова. Однажды в лунном сиянии увидела она своего возлюбленного.". Скачать бесплатно и без регистрации.

7 Это милый, обаятельный цветок: он смотрит на нас, будто доверчивые детские глаза. По народному преданию, этот цветок вырастает там, где упадёт с неба звезда. Его обычно сопровождают эпитеты «скромный». «полевой». Трудно обойтись без него, сплетая венок, собирая букет полевых цветов. Есть у этого цветка и другие названия: нивяница, поповник, рамонок. Как называется этот цветок? 8 9 По народному преданию, этот цветок возник из кусочков неба, упавших на землю. Его латинское название – Сцилла, что в переводе означает «морской лук», потому что цвет его напоминает синеву моря. У многих народов существует поверье, что этот цветок исцеляет больных. Он считается цветком весёлого настроения. Стебелёк его тонок и хрупок, а сам цветок вызывает нежные и трогательные чувства. Как называется этот цветок? 10 11 По одной из легенд, Геркулес смертельно ранил владыку загробного мира Плутона. А молодой врач залечил раны владыки корнями этого растения, которое назвали впоследствии именем врача. Цветок этот считается царём цветов и символом долголетия. Как он называется? 12 13

САДКО

Опера-былина в семи картинах Николая  Андреевича Римского-Корсакова на либретто композитора и В. И. Бельского, основанном на старинных русских былинах.

Действующие лица:

Фома Назарьич, старшина  Настоятели             Тенор Лука Зиновьич, воевода  новгородские              Бас Садко, гусляр и певец в Новгороде                                  Тенор Любава Буслаевна, его молодая жена                Контральто Дуда                                                                                     Бас Сопель Тенор 1-й удалый, скоморох                                           Меццо-сопрао 2-й удалый, скоморох                                           Меццо-сопрано 1-й волхв                                                                 Тенор 2-й волхв                                                                 Тенор Варяжский       заморские                                      Бас Индийский       торговые                                       Тенор Веденецкий      гости                                             Бартон Окиан-море, царь морской                                    Бас Волхова, царевна прекрасная, его дочь               Сопрано молодшая, любимая Видение - старчище могуч-богатырь                Баритон во образе калики перехожего Хор Новгородский люд обоего пола и всяких сословий, торговые гости новгородские и заморские; корабельщики, дружина Садко; скоморохи - веселые молодцы, калики перехожие - угрюмые старики; водяные, красные девицы, белые лебеди и чуда морские.       Балет Царица Водяница Премудрая, жена царя морского, и двенадцать старших дочерей его, что замужем за синими морями. Ручейки - внучата малые. Среброчешуйчатые и золотоперые рыбки и другие чуда морские. Время действия: полусказочное-полуисторическое. Место действия: Новгород и море-океан. Первое исполнение: Москва, 26 декабря 1897 (7 января 1898) года.

История создания

Уже перечень действующих лиц с очевидностью  свидетельствует, что эта опера-былина полусказочная, как и многое в наследии Н. А. Римского-Корсакова. У Н. А. Римского-Корсакова два произведения,  которые носят название «Садко» - музыкальная картина для оркестра и опера-былина. Первое было написано в 1867 году (и разобрано весьма объективно самим автором в его «Летописи моей музыкальной жизни»), второе - почти тридцать лет спустя, в 1896 году. Можно поражаться, насколько рано сформировался у Римского-Корсакова интерес к русской старине и народной культуре и какое глубокой развитие он получил на протяжении всей жизни композитора. В начале лета 1894 года Римский-Корсаков получил письмо от известного историка музыки Н. Ф. Финдейзена, в котором он убеждал композитора приняться за оперу на сюжет «Садко». При этом он предлагал даже свой собственный план либретто. Это письмо послужило новым толчком для фантазии композитора. Он стал размышлять об опере. Своими мыслями Римский-Корсаков поделился с выдающимся знатоком русской культуры В.В.Стасовым. Тот написал ему большое письмо, в котором обращал его внимание на многочисленные варианты былины, призывал его как можно шире и ярче представить в опере картины реальной жизни и быта древнего Новгорода. Следует признать, что под влиянием Стасова Н. А. Римский-Корсаков несколько изменил первоначальный план оперы, в частности, создал первую картину, которой по первоначальному замыслу не было. Практическую работу по написанию либретто взял на себя В. И. Бельский, который после этого своего первого опыта сотрудничества с композитором стал его либреттистом при работе над другими операми (одна из записей Римского-Корсакова: «...наведывался к нам В. И. Бельский, с которым у меня велись бесконечные обсуждения различных пригодных для меня оперных сюжетов»). Работа над оперой началась летом 1894 года в Вечаше - чудесном месте, где было большое озеро, огромный старинный сад, прекрасное купанье. «Помнится, что местом сочинения (...) часто служили для меня длинные мостки с берега до купальни в озеро, - вспоминал Римский-Корсаков. - Мостки шли среди тростников: с одной стороны виднелись наклонившиеся большие ивы сада, с другой - раскидывалось озеро Песно. Все это как-то располагало к думам о «Садко»». Следующее лето композитор провел там же и теперь работа над «Садко» шла безостановочно. Картины писались одна за другой (по первоначальному плану, то есть без жены Садко Любавы и, следовательно, без третьей картинны, которая появилась позже). Полностью опера была закончена осенью 1896 года. Ее первым издателем был М. П. Беляев. Той же осенью опера была предложена дирекции Мариинского театра, но встретила холодный прием; Император Николай II вычеркнул ее из репертуара. Премьера «Садко» состоялась на сцене Московской частной оперы С. И. Мамонтова 7 января 1898 года и прошла с большим успехом.

Сюжет и музыка

Вступление

Опера "Садко". Вступление. Океан Море синее. Опера начинается оркестровым вступлением, названным самим композитором «Окиан-море синее», рисующим спокойную, но грозную морскую стихию: ровно и бесстрастно катятся волны в необъятном морском просторе, глухой гул стоит над океанской ширью. И нигде из конца в конец не видно ни корабля, ни живого существа. Поразительно, как композитор создал столь захватывающую звуковую картину из мотива, состоящего всего из трех звуков. Этот мотив будет появляться в опере и дальше всякий раз, когда будет изображаться или только упоминаться море. Н. А. Римский-Корсаков обладал совершенно исключительным слухом: тональности в его сознании окрашивались в определенные цвета. Тональность этого Вступления - ля бемоль мажор - ассоциировалась у него с темноватой, серо-синеватой окраской.

Картина I

Веселый пир купцов в Новгороде. Музыкальный язык оперы воссоздает древнерусский былинный дух. Подстать речи - словесной и музыкальной - персонажей оперы стиль авторских сценических ремарок. Здесь и далее мы в меру возможностей воспроизведем их.  «В богатых хоромах братчины в Новгороде. (Братчина - в древнем Новгороде содружество совместно пирующих. - А.М.)  В хоромах братчины в Новгороде - мужской хор и оркестр. Пированье торговых гостей. Все сидят за столами, накрытыми скатертями браными и уставленными яствами и напитками. Челядь обносит гостей вином и брагою.  За особым столом Нежата, молодой гусляр из Киева города. В углу на муравленой печи Сопель и несколько скоморошин удалых. Среди гостей оба настоятеля: Фома Назарыч и Лука Зиновьич». Звучит большой мужской хор, насыщенный буйным весельем («Собралися мы, гости торговые, всею братчиной нашей веселою»). Старые купцы прославляют Новгород: «Славен Киев град князем ласковым, да делами богатырскими. Только Новгород еще славней». Чем же? «Своею вольной волюшкой».        Былина о Волхве Всеславиче. Настоятели велят молодому гусляру Нежате «запеть-заиграть про старое», «рассказать про бывалое». Нежата заводит былину о могучем богатыре Волхе Всеславиче, о том, как рос он и как сел царем «во Индийском царстве славном». При этом он аккомпанирует себе на гуслях. (Для передачи их звучания Н. А. Римский-Корсаков использует фортепиано (а именно, пианино) и арфу - излюбленный прием, унаследованный им - в чем он откровенно признается в «Летописи  моей музыкальной жизни» - у Глинки (Интродукция, первая и вторая песни Баяна из оперы «Руслан и Людмила»). Этот прием он использовал еще в «Снегурочке», оркеструя Песню слепцов-гусляров из второго действия.)       Хор и сцена - мужской хор. Хор славит молодого гусляра. Но кто же прославит Новгород?  Выход Садко и хор. Тут появляется новгородский гусляр Садко, «поклон ведя по-ученому. В руках у него гусельки яровчатые» (яровчатые - то есть сделанные из дерева явора).  Хор этот замечателен  своим могучим широким унисоном и создает необычайное ощущение архаики,  благодаря удивительному музыкальному изобретению композитора - размеру 11/4[1], который Н. А. Римский-Корсаков уже ввел однажды - в «Снегурочке». Садко не хочет славить богатство купцов, он корит их за пустую похвальбу.  Речь Садко в Новгороде Сам же он мечтает о странствиях, и если бы у него была золотая казна и славная дружина, не сидел бы он сиднем в Новгороде, не бражничал бы, а накупил бы товаров новгородских и отправился бы к «синему морю далекому». Садко поет степенно,  на былинный лад. (Прообразом этого пения Садко была декламация знаменитого сказителя  былин Трофима Григорьевича Рябинина; от него Н. А. Римский-Корсаков услышал песню «Орел воевода», на которой построена пляска птиц в его «Снегурочке»; творчество Рябинина восхищало не только автора «Садко» и «Снегурочки» - так, Мусоргский записал с его голоса две былины, мелодию  одной из которых использовал в «Сцене под Кромами» в «Борисе Годунове», а А. С. Аренский  написал «Фантазию на темы Рябинина».)       Мужской хор  и настоятели. Не понравилась обличительная речь Садко знатным новгородцам. Прогнали они Садко. Тот же, оскорбленный, говорит им, что отныне не будет петь им песен своих звонких, а уйдет  складывать свои песни Ильмень озеру да печкам светлым.       Пляска и песня скоморохов. Пиршество, которое прервал Садко своими неприятными речами, возобновляется (сцена с хором вновь на 11/4), и наставники призывают скоморохов  завести «песенку потешную». Появляются скоморохи и изо всех сил стараются угодить хозяевам и потешить их. Они пляшут и поют, смеясь и издеваясь над Садко.  Первая картина завершается общим хмельным весельем.

Картина II

«Берег Ильмень-озера: на берегу бел-горюч камень. Светлая летняя ночь.  Рогатый месяц на ущербе. Садко сидит на камне. В руках  у   него гусли».       Песня Садко. Грустно на душе у Садко: «людям стали уж не надобны мои гусельки яровчаты». Он поет о своих мечтах.       Хор красных девиц Царства Подводного. Услышало его Ильмень-озеро:  легкий ветерок прошелся по его глади, всколыхнул воду, прошелестел тростниками. Видит Садко, как стая лебедей плывет к берегу. Приплыли они и превратились в девиц-красных, а среди них Царевна Морская Волхова, дочь Царя Морского. Садко играет  наигрыш и запевает хороводную песню. Дочери Царя Морского водят хороводы, а Царевна садится около него и плетет ему венок.  Дуэт и сцена Садко, Волхва. Рассказала Волхова Садко, что сестры ее просватаны за синее море и только ей не быть за синим морем, а быть за добрым молодцом. А Садко-то женат на Любаве; она ждет, не дождется его - залюбовался Садко Волховой.  Хороводная песня Садко. Плененная пением Садко, Царевна Морская пообещала ему на прощание три рыбки золо-топеро, что живут в Ильмень-озере, предсказала богатство и счастье. Близится рассвет, и зовет из глубины Царь Морской своих дочерей. И уплывают Волхова и ее сестры вдаль, вновь обернувшись лебедями.

Картина III

      «Внутренность светлицы в терему Садко. Раннее утро. Молодая жена Любава Буслаевна одна у косощата оконца».  Светлица в тереме Садко (По первоначальному замыслу композитора Любавы, жены Садко, как  персонажа оперы не было. «В августе (1895 года. - А.М.), когда черновик всей оперы по первоначальному плану был окончен, - читаем в «Летописи моей музыкальной жизни» Н. А. Римского-Корсакова, - я стал подумывать о жене Садко. Смешно сказать, но в то время у меня сделалась какая-то тоска по фа минорной тональности, в которой я давно ничего не сочинял и которой у меня в «Садко» пока не было. Это безотчетное стремление к строю фа минор неотразимо влекло меня к сочинению арии Любавы. Ария была сочинена, понравилась мне и послужила к возникновению 3-й картины оперы, прочий текст для которой я попросил сочинить Бельского»). Речетатив и ария. Всю ночь не смыкала Любава глаз, ждала Садко. «Уж и  к обедням отзвонили. Да только нет Садка». Но вот, наконец, она видит, он приближается. Входит Садко. Любава бросается к нему, но он отстраняет ее. Не понимает Любава, что с Садко сделалось. Слышит он колокольный звон. Вспомнил Садко об обещании Царевны Морской. Оттолкнув любящую жену, отправляется он на берег Ильмень-озера попытать свое счастье - «ударить о велик заклад», «заложить свою буйну голову»: есть в Ильмень-озере рыба - золото перо. Любава одна, на коленях, молится за него.

Картина IV

«Пристань в  Новгороде у Воздвиженья, на  берегу Ильмень-озера. Около пристани бусы корабли (бусый - темно-голубой, цвета морской волны). Торговые гости новгородские и всякий люд (мужчины и женщины) толпятся около заморских торговых гостей: варяжских, индийских (в партитуре: индейских), веденецких (то есть венецианских) и других и рассматривают навезенные ими товары. Между народом два волха. В стороне сидит Нежата с гуслями».  Хор. Хор торговых людей и народа. Всюду оживленье, шум, веселье, пестрота. Все дивятся навезенному со всего света товару. Многое из демонстрируетмого требует перевода  с русского на... русский: «жемчуг скатен бел» (согласно В. Далю, скатный жемчуг - крупный, круглый, ровный, будто скатанный), «чуден аксамит» (аксамит - бархат), «доски шахматные с тавлеями» (тавлеи - фигуры); позже упоминаются:  «хрущатая камка» (узорчатый шелк; правильно - камка,  тогда как у Римского-Корсакова в музыкальной фразе ударение падает на первый слог), «сукно смурое» (крестьянское некрашеное сукно), «крашенина печатная» (крашеный холст). Пока все любуются товаром, на сцене разворачивается более драматичное действие: появляются (с одной стороны) калики перехожие (нищие, распевающие стихи, псалмы, духовные песни - на сей раз про «Книгу Голубиную»). Они поют обличительные стихи: «Не два зверя-то собиралися, не два лютые сходилися, Правда с Кривдою соходилися промежду собой бились дралися.» В противовес каликам перехожим появляются (с другой стороны) скоморохи; среди них Дуда и Сопель. Эти зазывают народ: «Что про Правду с Кривдой слушати? Лучше слушати про хмеля ярого».  Песня Дуды. Нежата неутомимо распевает, славя всех и вся. В какой-то момент голоса Дуды, Нежаты, калик, люда новгородского смешиваются,  образуя большой ансамбль.  Сцена.       Преображение Садко. В кульминационный момент появляется Садко.  Он выходит на середину площади и заявляет, что знает про чудо-чудное: есть в Ильмень-озере рыба-золото-перо! Настоятели и все новгородское купечество отвергают возможность такого чуда. Тогда Садко предлагает «биться о велик заклад». Настоятели и Садко ударяют по рукам. Они садятся в ладью и отчаливают от берега. Народ на берегу следит за ними. Из озера слышится голос Царевны Морской, обещающей Садко золотых рыбок. Закидывает Садко сеть в Ильмень-озеро и – о, чудо-дивное! – вынимает ее с тремя рыбками-золото-перо. Все в изумлении. Ладья пристает к берегу. Все выходят из нее. Садко держит в руках золотых рыбок. Невод вытаскивают на берег.  Весь народ и гости ликуют. Все идут осмотреть невод. И вдруг вся рыба в нем превращается в золотые слитки, блестящие на солнце. Народ в оцепенении. Три рыбки обернулись слитками золота. Самым богатым стал Садко в Новгороде. Все подходят и кланяются ему, поют ему славу. Собрал Садко дружину, накупил товаров и снарядил «корабли червлены» (в конце сцены становится ясно, что их «тридцать кораблей и един корабль»). Былина и вариации. А Нежата тем временем «Сказку» сложил о свершившемся чуде («Как на озере на Ильмене на крут береге изба стоит»; в «сказке» Нежаты только что происшедшие события описаны словами былины о Садко и морском царе, пожаловавшем ему золотых рыбок). Нежата аккомпанирует себе на гуслях (уже известная нам оркестровка: пианино и арфа), ему подпевает Дуда, а один из скоморохов подыгрывает на сопели. Дружина готовится к отплытию,  Ответ Садко мужскому хору, а Садко обращается к гостям иноземным, чтобы рассказали они о странах своих. Три гостя - варяжский (Песня Варяжского гостя «О скалы грозные дробятся с ревом волны»), индийский (Песня Индийского гостя «Не счесть алмазов в каменных пещерых») и веденецкий (Песня Веденецкого гостя «Город каменный, городам всем мать, славный Веденец») - каждый по очереди поют о своей стране. Хор (народ) комментирует рассказ каждого: «Ой! не на радость ко варягам плыть», «Ой, и чудна ж земля  Индийская!», «Вороти, Садко, в славный Веденец». Финал. Во мнении народе Веденец (Венеция) побеждает. Садко и финальный хор. Садко обещает гостям посетить их страны и прощается со своими согражданами: он велит беречь его «молоду жену» (Любава вбегает и, безутешная, бросается к нему) и садится на корабль. Алое заходящее солнце освещает паруса отплывающих кораблей. Садко с дружиной запевает матросскую песню: «Высота ли высота поднебесная, глубота, глубота - окиан-море, широко раздолье по всей земли, глубоки омуты днепровские!» (стихи эти - прибаутка-прелюдия к былине о «Соловье-Будимировиче», странствовавшем по морям). Эта сцена, в особенности три песни иноземных гостей - самые популярные страницы оперы. И хотя эти песни звучат в сольных концертах басов, теноров и баритонов, являясь часто гвоздем их программ, наибольшее впечатление они производят в опере, когда - ярко индивидуализированные и необычайно эффектные - эти персонажи, вступая в состязание, сменяют друг друга.

Картина V

«Спокойная ширь моря-окиана. Сокол-корабль Садко, гостя богатого, входит.  Вечер вечеряется, красно солнышко закатывается. На корабле Садко со дружиною; он сидит на беседе  дорог рыбий зуб, крытый рытым бархатом» (сидеть на беседе - значит быть на капитанском месте). Садко и Сокол-корабль Садко. Сокол-корабль, то есть главный, тот на котором Садко, останавливается посреди озера; его паруса обвисли. Другие (тридцать)  корабли проходят вдали и скрываются: «А и все корабли, - поет хор корабельщиков и дружины, - словно соколы летят, а Сокол-то корабль один на море стоит» - стоит, словно удерживаемый неведомой таинственной силой. Садко догадывается: двенадцать лет он по морю плавает, а дани царю морскому не платил. И вот он велит бросать с корабля в море бочки с красным золотом, чистым серебром и скатным жемчугом. Но не это, оказывается нужно царю морскому. Нужен ему сам Садко. А точнее, нужен он Волхове-царевне.  Сцена - Садко, мужской хор. Садко прощается со своей дружиной и поет арию «Гой, дружина верная, подначальная!» Дружина спускает серебряную сходенку и бросает на воду дубовую доску. Садко, взяв гусли, спускается по сходне и становится на доску. Теперь дружина с ним прощается. Паруса начинают наполняться. Корабль трогается с места и уплывает. Садко остается среди моря один.  Сцена и интерлюдия. Над морем восходит полный месяц. Садко ударяет по гуслям. Вдали, как бы отзвук, слышатся девичьи голоса. Он второй раз ударяет. И вот звучит голос царевны морской: «Ты верен был двенадцать лет, до веку я твоя, Садко!». Вода волнуется. Садко вместе с доскою дубовою опускается в бездну морскую. Оркестр исполняет Интермеццо - музыкальную картину необычайной красоты, рисующую погружение Садко в морскую бездну: знакомые по более ранним сценам мотивы и темы («подводное царство», «лазоревый терем», «золотые рыбки»), сочетаясь здесь вместе, образуют неразрывную звуковую ткань. Интермеццо непосредственно переходит в шестую картину.

Картина VI

«Из темной темени выступает прозрачный, лазоревый терем. Посредь его ракитов куст. Царь морской, Окиан-Море, со царицею Водяницею сидят на престолах. Волхова царевна прекрасная прядет пряжу. Подружки ее красны девицы царства подводного, плетут венки из морской травы и цветов». Подводное Царство. Дивно звучит хор девиц-красавиц («Глубь-глубокая, Окиан-море»), над которым парит колоратура (без слов) царевны морской. Садко спускается в терем на раковине, запряженной касатками. Величальная песня. Он останавливается перед Царем; в руках у него гусли. Грозно приветствует его царь морской. Царевна же молит батюшку не гневаться, а просить Садко песню спеть. Садко играет и поет величальную песню («Синее море грозно, широко»). В ней три куплета, в каждом куплете две части: первая - певучая, широкая, вторая - припев-славление - бодрая, блестящая. В третьем куплете к Садко присоединяются сами царь и царевна. Тогда царь морской созывает все свое морское царство (слышны трубы бирючей царства подводного; их сигналы звучат за кулисами). Шествие чуд морских. И вот начинается шествие чуд морских - еще одна великолепная оркестровая музыкальная картина. Шествуют старшие дочери царя (речки светловодные), внучаты малые (ручейки), русалки, рыбы сереброчешуйные и золотоперые, разные морские чудища. Кит-рыба виднеется у входа в терем. Все размещаются по отчинам, чинам и званиям, как поясняет Н. А. Римский-Корсаков. Это целая балетная сюита, включение каковой в оперный спектакль - вполне сложившаяся и твердая традиция (причем, отнюдь не только в русской опере).        Свадьба Садко и Волховы. Садко с Царевною Морской становятся рука об руку возле куста ракиты. Царь с Царицею обводят их трижды вокруг куста под пение свадебной песни («Рыбка шла, плыла из Новогорода»). Сестры царевны сопровождают венчающихся сзади. Общая пляска  становится все более и более неистовой. Окиан-море разбушевался. Сквозь прозрачные стены терема подводного видятся тонущие корабли. Опера "Садко". Картина 6. Появление святого Николая. Неожиданно откуда ни возьмись, появляется Видение – Старчище Могуч-богатырь в одежде калики перехожего, освещенный золотистым светом. Он тяжелой палицею свинцовой выбивает у Садко гусли. Пляска мгновенно останавливается. Старчище характеризуется темой нарочито церковного склада. В оркестре звучит орган - весьма необычное оригинальное композиторское решение, особенно если учесть, что инструмент этот прочно ассоциируется с западной музыкальной культурой (гораздо менее известно, что орган был известен еще в Киевской Руси, о чем свидетельствует его изображение в киевском Софийском соборе). Ариозо Старчище («Ай, не в пору расплясался, грозен царь Морской!»), хотя и небольшое по продолжительности, производит впечатление монументальности и величия. Старчище призывает Садко вернуться в Новгород и послужить ему песней. Прощание Волховы с Морским Царем. Царевна и Садко входят в раковину, и она, запряженная касатками, поднимается из морской пучины. Полумрак все больше и больше сгущается. Царство морское с теремом подводным медленно опускается в глубь глубокую и исчезает. Шестая картина непосредственно переходит в заключительную - седьмую.

Картина VII

      Свадебный поезд.  «Стремительно мчится быстрый поезд новобрачных, Садко и морской царевны, на касатках и лебедях к Новугороду». Еще за опущенным занавесом слышны голоса Садко и морской царевны - они восхваляют друг друга. Это их любовный дуэт. Занавес поднимается. Зеленый лужок и край Ильмень-озера. Едва начинает светать. Садко спит на крутом бережку. Склоняясь над ним стоит царевна морская. Вокруг Садко вырастает и колышется тростник. Волхова поет Садко колыбельную песню («Сон по бережку ходил»). Колыбельная песня Волховы. Она прощается с Садко: «А я, царевна Волхова, подруга вещая твоя, туманом легким растекусь и быстрой речкой обернусь». И действительно, в конце колыбельной песни она превращается в алый утренний туман. Садко просыпается и слышит горькие скорбные причитания Любавы. Садко не может взять в толк, во сне ли это или наяву. Он радостно зовет жену свою, и та в  восторге  отзывается. Она бросается к нему. Звучит их восторженный дуэт - ликование и счастье встречи. Дуэт - Любава, Садко. Финал. Туман рассеивается, на месте его виднеется Волхова-река широкая, соединенная с Ильмень-озером, освещенная лучами восходящего солнца. По реке в сторону озера бегут корабли. И теперь команда на них поет: «А и вверх по широкой реке бегут побегут тридцать кораблей, тридцать кораблей и един корабль. А и все корабли-то что соколы летят, а Сокол-то корабль легкой птицею, легкой птицею, белым кречетом» (ср. с песней корабельщиков и дружины в пятой картине). Все персонажи, которых мы видели в первой картине, вышли теперь встречать Садко. И дивятся все, что «протекла река широка в Новегороде». И река эта - Волхова. Все поют славу Садко, Волхове и окиан-морю синему. © Александр МАЙКАПАР

Русская народная былина Садко читать

Былина Садко читать: В славном в Нове-граде Как был Садко-купец, богатый гость. А прежде у Садка имущества не было: Одни были гусельки яровчаты; По пирам ходил-играл Садко. Садка день не зовут на почестей пир, Другой не зовут на почестен пир И третий не зовут на почестен пир, По том Садко соскучился. Как пошел Садко к Ильмень-озеру, Садился на бел-горюч камень И начал играть в гусельки яровчаты. Как тут-то в озере вода всколыбалася, Тут-то Садко перепался, Пошел прочь от озера во свой во Новгород. Садка день не зовут на почестен пир, Другой не зовут на почестен пир И третий не зовут на почестен пир, По том Садко соскучился. Как пошел Садко к Ильмень-озеру, Садился на бел-горюч камень И начал играть в гусельки яровчаты. Как тут-то в озере вода всколыбалася, Тут-то Садко перепался, Пошел прочь от озера во свой во Новгород. Садка день не зовут на почестен пир, Другой не зовут на почестен пир И третий не зовут на почестен пир, По том Садко соскучился. Как пошел Садко к Ильмень-озеру, Садился на бел-горюч камень И начал играть в гусельки яровчаты. Как тут-то в озере вода всколыбалася, Показался царь морской, Вышел со Ильмени со озера, Сам говорил таковы слова: - Ай же ты, Садхо новгородский! Не знаю, чем буде тебя пожаловать За твои за утехи за великие, За твою-то игру нежную: Аль бессчетной золотой казной? А не то ступай во Новгород И ударь о велик заклад, Заложи свою буйну голову И выряжай с прочих купцов Лавки товара красного И спорь, что в Ильмень-озере Есть рыба - золоты перья. Как ударишь о велик заклад, И поди свяжи шелковой невод И приезжай ловить в Ильмень-озеро: Дам три рыбины - золота перья. Тогда ты, Садко, счастлив будешь! Пошел Садко от Ильменя от озера, Как приходил Садко во свой во Новгород, Позвали Садка на почестен пир. Как тут Садко новогородский Стал играть в гусельки яровчаты; Как тут стали Садка попаивать, Стали Садку поднашивать, Как тут-то Садко стал похвастывать: - Ай же вы, купцы новогородские! Как знаю чудо-чудное в Ильмень-озере: А есть рыба - золоты перья в Ильмень-озере! Как тут-то купцы новогородские Говорят ему таковы слова: - Не знаешь ты чуда-чудного, Не может быть в Ильмень-озере рыбы - золоты перья. - Ай же вы, купцы новогородские! О чем же бьете со мной о велик заклад? Ударим-ка о велик заклад: Я заложу свою буйну голову, А вы залагайте лавки товара красного. Три купца повыкинулись, Заложили по три лавки товара красного, Как тут-то связали невод шелковой И поехали ловить в Ильмень-озеро. Закинули тоньку в Ильмень-озеро, Добыли рыбку - золоты перья; Закинули другую тоньку в Ильмень-озеро, Добыли другую рыбку - золоты перья; Третью закинули тоньку в Ильмень-озеро, Добыли третью рыбку - золоты перья. Тут купцы новогородские Отдали по три лавки товара красного. Стал Садко поторговывать, Стал получать барыши великие. Во своих палатах белокаменных Устроил Садко все по-небесному: На небе солнце - и в палатах солнце, На небе месяц - и в палатах месяц, На небе звезды - и в палатах звезды. Потом Садко-купец, богатый гость, Зазвал к себе на почестен пир Тыих мужиков новогородскиих И тыих настоятелей новогородскиих: Фому Назарьева и Луку Зиновьева. Все на пиру наедалися, Все на пиру напивалися, Похвальбами все похвалялися. Иной хвастает бессчетной золотой казной, Другой хвастает силой-удачей молодецкою, Который хвастает добрым конем, Который хвастает славным отчеством. Славным отчеством, молодым молодечеством, Умный хвастает старым батюшком, Безумный хвастает молодой женой. Говорят настоятели новогородские: - Все мы на пиру наедалися, Все на почестном напивалися, Похвальбами все похвалялися. Что же у нас Садко ничем не похвастает? Что у нас Садко ничем не похваляется? Говорит Садко-купец, богатый гость: - А чем мне, Садку, хвастаться, Чем мне, Садку, пахвалятися? У меня ль золота казна не тощится, Цветно платьице не носится, Дружина хоробра не изменяется. А похвастать - не похвастать бессчетной золотой казной: На свою бессчетну золоту казну Повыкуплю товары новогородские, Худые товары и добрые! Не успел он слова вымолвить, Как настоятели новогородскке Ударили о велик заклад, О бессчетной золотой казне, О денежках тридцати тысячах: Как повыкупить Садку товары новогородские, Худые товары и добрые, Чтоб в Нове-граде товаров в продаже боле не было. Ставал Садко на другой день раным-рано, Будил свою дружину Хоробрую, Без счета давал золотой казны И распускал дружину по улицам торговыим, А сам-то прямо шел в гостиный ряд, Как повыкупил товары новогородские, Худые товары и добрые, На свою бессчетну золоту казну. На другой день ставал Садко раным-рано, Будил свою дружину хоробрую, Без счета давал золотой казны И распускал дружину по улицам торговыим, А сам-то прямо шел в гостиный ряд: Вдвойне товаров принавезено, Вдвойне товаров принаполнено На тую на славу на великую новогородскую. Опять выкупал товары новогородские, Худые товары и добрые, На свою бессчетну золоту казну. На третий день ставал Садко раным-рано, Будил свою дружину хоробрую, Без счета давал золотой казны И распускал дружину по улицам торговыим, А сам-то прямо шел в гостиный ряд: Втройне товаров принавезено, Втройне товаров принаполнено, Подоспели товары московские На тую на великую на славу новогородскую. Как тут Садко пораздумался: "Не выкупить товара со всего бела света: Еще повыкуплю товары московские, Подоспеют товары заморские. Не я, видно, купец богат новогородский - Побогаче меня славный Новгород". Отдавал он настоятелям новогородскиим Денежек он тридцать тысячей. На свою бессчетну золоту казну Построил Садко тридцать кораблей, Тридцать кораблей, тридцать черлёныих; На те на корабли на черлёные Свалил товары новогородские, Поехал Садко по Волхову, Со Волхова во Ладожско, А со Ладожска во Неву-реку, А со Невы-реки во сине море. Как поехал он по синю морю, Воротил он в Золоту Орду, Продавал товары новогородские, Получал барыши великие, Насыпал бочки-сороковки красна золота, чиста серебра, Поезжал назад во Новгород, Поезжал он по синю морю. На синем море сходилась погода сильная, Застоялись черлёны корабли на синем море: А волной-то бьёт, паруса рвёт, Ломает кораблики черлёные; А корабли нейдут с места на синем море. Говорит Садко-купец, богатый гость, Ко своей дружине ко хоробрые: - Ай же ты, дружинушка хоробрая! Как мы век по морю ездили, А морскому царю дани не плачивали: Видно, царь морской от нас дани требует, Требует дани во сине море. Ай же, братцы, дружина хоробрая! Взимайте бочку-сороковку чиста серебра, Спущайте бочку во сине море,- Дружина его хоробрая Взимала бочку чиста серебра, Спускала бочку во сине море; А волной-то бьёт, паруса рвёт, Ломает кораблики черлёные, А корабли нейдут с места на синем море. Тут его дружина хоробрая Брала бочку-сороковку красна золота, Спускала бочку во сине море: А волной-то бьёт, паруса рвёт, Ломает кораблики черлёные, А корабли все нейдут с места на синем море. Говорит Садко-купец, богатый гость: - Видно, царь морской требует Живой головы во сине море. Делайте, братцы, жеребья вольжаны, Я сам сделаю на красноем на золоте, Всяк свои имена подписывайте, Спускайте жеребья на сине море: Чей жеребий ко дну пойдет, Таковому идти в сине море. Делали жеребья вольжаны, А сам Садко делал на красноем на золоте, Всяк свое имя подписывал, Спускали жеребья на сине море. Как у всей дружины хоробрые Жеребья гоголем по воде плывут, А у Садка-купца - ключом на дно. Говорит Садко-купец, богатый гость: - Ай же братцы, дружина хоробрая! Этыя жеребья неправильны: Делайте жеребья на красноем на золоте, А я сделаю жеребий вольжаный. Делали жеребья на красноем на золоте, А сам Садко делал жеребий вольжаный. Всяк свое имя подписывал, Спускали жеребья на сине море: Как у всей дружины хоробрые Жеребья гоголем по зоде плывут, А у Садка-купца - ключом на дно. Говорит Садко-купец, богатый гость: - Ай же братцы, дружина хоробрая! Видно, царь морской требует Самого Садка богатого в сине море. Несите мою чернилицу вальяжную, Перо лебединое, лист бумаги гербовый. Несли ему чернилицу вальяжную, Перо лебединое, лист бумаги гербовый, Он стал именьице отписывать: Кое именье отписывал божьим церквам, Иное именье нищей братии, Иное именьице молодой жене, Остатное именье дружине хороброей. Говорил Садко-купец, богатый гость: - Ай же братцы, дружина хоробрая! Давайте мне гусельки яровчаты, Поиграть-то мне в остатнее: Больше мне в гусельки не игрывати. Али взять мне гусли с собой во сине море? Взимает он гусельки яровчаты, Сам говорит таковы слова: - Свалите дощечку дубовую на воду: Хоть я свалюсь на доску дубовую, Не столь мне страшно принять смерть во синен море. Свалили дощечку дубовую на воду, Потом поезжали корабли по синю морю, Полетели, как черные вороны. Остался Садко на синем море. Со тоя со страсти со великие Заснул на дощечке на дубовоей. Проснулся Садко во синем море, Во синем море на самом дне, Сквозь воду увидел пекучись красное солнышко, Вечернюю зорю, зорю утреннюю. Увидел Садко: во синем море Стоит палата белокаменная. Заходил Садко в палату белокаменну: Сидит в палате царь морской, Голова у царя как куча сенная. Говорит царь таковы слова: - Ай же ты, Садко-купец, богатый гость! Век ты, Садко, по морю езживал, Мне, царю, дани не плачивал, А нонь весь пришел ко мне во подарочках. Скажут, мастер играть в гусельки яровчаты; Поиграй же мне в гусельки яровчаты. Как начал играть Садко в гусельки яровчаты, Как начал плясать царь морской во синем море, Как расплясался царь морской. Играл Садко сутки, играл и другие Да играл еще Садко и третии - А все пляшет царь морской во синем море. Во синем море вода всколыбалася, Со желтым песком вода смутилася, Стало разбивать много кораблей на синем море, Стало много гибнуть именьицев, Стало много тонуть людей праведныих. Как стал народ молиться Миколе Можайскому, Как тронуло Садка в плечо во правое: - Ай же ты, Садко новогородский! Полно играть в гуселышки яровчаты! - Обернулся, глядит Садко новогородскиий: Ажно стоит старик седатыий. Говорил Садко новогородский: - У меня воля не своя во синем море, Приказано играть в гусельки яровчаты. Говорит старик таковы слова: - А ты струночки повырывай, А ты шпенёчки повыломай, Скажи: "У меня струночек не случилося, А шпенёчков не пригодилося, Не во что больше играть, Приломалися гусельки яровчаты". Скажет тебе царь морской: "Не хочешь ли жениться во синем море На душечке на красной девушке?" Говори ему таковы слова: "У меня воля не своя во синем море". Опять скажет царь морской: "Ну, Садко, вставай поутру ранёшенько, Выбирай себе девицу-красавицу". Как станешь выбирать девицу-красавицу, Так перво триста девиц пропусти, А друго триста девиц пропусти, И третье триста девиц пропусти; Позади идёт девица-красавица, Красавица девица Чернавушка, Бери тую Чернаву за себя замуж... Будешь, Садко, во Нове-граде. А на свою бессчётну золоту казну Построй церковь соборную Миколе Можайскому. Садко струночки во гусельках повыдернул, Шпенёчки во яровчатых повыломал. Говорит ему царь морской: - Ай же ты, Садко новогородскиий! Что же не играешь в гусельки яровчаты? - У меня струночки во гусельках выдернулись, А шпенёчки во яровчатых повыломались, А струночек запасных не случилося, А шпенёчков не пригодилося. Говорит царь таковы слова: - Не хочешь ли жениться во синем море На душечке на красной девушке?- Говорит ему Садко новогородскиий: - У меня воля не своя во синем море.- Опять говорит царь морской: - Ну, Садко, вставай поутру ранёшенько, Выбирай себе девицу-красавицу. Вставал Садко поутру ранёшенько, Поглядит: идет триста девушек красныих. Он перво триста девиц пропустил, И друго триста девиц пропустил, И третье триста девиц пропустил; Позади шла девица-красавица, Красавица девица Чернавушка, Брал тую Чернаву за себя замуж. Как прошел у них столованье почестен пир Как ложился спать Садко во перву ночь, Как проснулся Садко во Нове-граде, О реку Чернаву на крутом кряжу, Как поглядит - ажно бегут Его черленые корабли по Волхову Поминает жена Садка со дружиной во синем море: - Не бывать Садку со синя моря!- А дружина поминает одного Садка: - Остался Садко во синем море! А Садко стоит на крутом кряжу, Встречает свою дружинушку со Волхова Тут его дружина сдивовалася: - Остался Садко во синем море! Очутился впереди нас во Нове-граде, Встречает дружину со Волхова! Встретил Садко дружину хоробрую И повел во палаты белокаменны. Тут его жена зрадовалася, Брала Садка за белы руки, Целовала во уста во сахарные. Начал Садко выгружать со черлёных со кораблей Именьице - бессчётну золоту казну. Как повыгрузил со черлёныих кораблей, Состроил церкву соборную Миколе Можайскому. Не стал больше ездить Садко на сине море, Стал поживать Садко во Нове-граде. <<Предыдущая Следующая>> Русские народные былины читать

Садко и Великий Новгород(А это где?) - vcepropalo

Читаем былину "Садко" ------ Построил Садко тридцать кораблей, Тридцать кораблей, тридцать черлёныих; На те на корабли на черлёные Свалил товары новогородские, Поехал Садко по Волхову, Со Волхова во Ладожско, А со Ладожска во Неву-реку, А со Невы-реки во сине море. Как поехал он по синю морю, Воротил он в Золоту Орду, Продавал товары новогородские, Получал барыши великие, -------- Сразу вопрос:как он с Балтики в Золотую Орду попал? Из Вики про Садко Происхождение Древнейшей основой былины о Садко была, вероятно, песня об историческом лице по имени «Содко Сытинець» (или «Сотко Сытиничь»), упоминаемом в летописи под 1167 года в качестве строителя церкви Бориса и Глеба в Детинце в Новгороде. К имени этого лица приурочены различные сказочные мотивы, восходящие частью к местным легендам, частью к международным бродячим сказочным сюжетам. Так, в новгородских и ростовских легендах упоминается о спасении гибнувшего и плывущего на доске человека; по русским народным верованиям, св. Никола слывёт скорым помощником на водах и даже называется «морским» и «мокрым». ----------------------------- Сразу вопрос:"Николай"?А при чем тут "Борис и Глеб? Читаем былину и сравниваем с Вики "Заснул на дощечке на дубовой. Проснулся Садко во синем море, Во синем море на самом дне, " Т.е как-бы речь идет о Николе Мокром Дальше "Будешь, Садко, во Нове-граде. А на свою бессчётну золоту казну Построй церковь соборную Миколе Можайскому. ............ Начал Садко выгружать со черлёных со кораблей Именьице - бессчётну золоту казну. Как повыгрузил со черлёныих кораблей, Состроил церкву соборную Миколе Можайскому. " -------------------------------- И при чем тут церковь "Бориса и Глеба"?Что мокрый,что можайский-это все Никола Чудотворец-спаситель на водах,почитаемый моряками. А церковь Николы Мокрого есть в Ярославле -------------------------------- Продолжаем читать былину Как прошел у них столованье почестен пир Как ложился спать Садко во перву ночь, Как проснулся Садко во Нове-граде, О реку Чернаву на крутом кряжу, Как поглядит - ажно бегут Его черленые корабли по Волхову ..................................................... А Садко стоит на крутом кряжу, Встречает свою дружинушку со Волхова Тут его дружина сдивовалася: - Остался Садко во синем море! Очутился впереди нас во Нове-граде, Встречает дружину со Волхова! Все ясно и понятно: Садко очутился в Новгороде раньше своей дружины и на крутом берегу реки Чернавы (рядом с Новгородом) встречал свою дружину. .Раз уходили они вниз по течению,то возращаться должны были обратным путем т.е.-вверх Обратимся к картам. На карте Великого Новгорода я отметил примерную точку,где должен был находится Садко.Только никакой реки на карте рядом с Детинцем нет Обратимся к Ярославлю Это крутой берег Волги и Которосли у "Рубленного города" А на другом берегу-Церковь Николы Мокрого Версия,что Ярославль=Великий Новгород,авторов Новой Хронологии,очень хорошо укладывается в былину P.S Это моя статья,ранее публиковал на других форумах

СОБОРНАЯ СТОРОНА, интернет-альманах. Опера "Садко".

Действующие лица Настоятели новгородские: Фома Назарьич, старшина (тенор), Лука Зиновьич, воевода (бас) Садко, гусляр и певец в Новогороде (тенор) Любовь Буслаевна, молодая жена его (меццо-сопрано) Нежата, молодой гусляр из Киева-города (контральто) Скоромошины удалые: Дуду (бас), Сопель (тенор) Заморские торговые гости: Варяжский (бас), Индийский (тенор), Веденецкий (баритон) Окиян - Море, царь морской (бас) Волхова, царевна прекрасная, его дочь молодшая, любимая (сопрано) Видение: Старчище могуч-богатырь, во образе калики перехожего (баритон) Новгородский люд обоего пола и всякого сословия, торговые гости, корабельники, скоморохи, волхи, чуда морские. Действие происходит в Новогороде в полусказочное - полуисторическое время (конец Х в.) История создания Об опере на сюжет новгородской былины о Садко Римский-Корсаков думал ещё в 1880-х гг., но к работе над ней приступил лишь летом 1894 года. Своим замыслом композитор поделился со Стасовым - выдающимся учёным-демократом и музыкальным критиком, с которым его связывала длительная дружба. Стасов, ссылаясь на многочисленные варианты былины, советовал шире показать картины реальной жизни и быта древнего Новгорода. Опера по первоначальному плану, в котором много места уделялось сказочно-фантастическим сценам, была закончена к осени 1895 г. Однако со временем Римский-Корсаков принял стасовские предложения и летом следующего года подверг произведение серьёзной переработке, воспользовавшись при этом помощью В.И. Бельского (1866-1946) - будущего либреттиста "Сказки о царе Салтане", "Сказания о граде Китеже" и "Золотого петушка". Рядом с образом народного певца-гусляра Садко возник образ его жены Любавы - преданной, любящей женщины; народные сцены были значительно развиты и обогащены новыми эпизодами. Осенью 1896г. опера была предложена дирекции петербургского Мариинского театра, но встретила холодный приём; Николай II вычеркнул её из репертуара. Впервые "Садко" был поставлен на сцене Московской частной оперы Мамонтова. Премьера состоялась 26 декабря 1897 г. (7 января 1898 г.) и прошла с большим успехом. Сюжет В богатых хоромах пируют новгородские купцы. С ними молодой гусляр Нежата из Киева, скоморохи Дуда и Сопель, городские настоятели Фома Назарьич и Лука Зиновьич. Гости торговые похваляются своим богатством и властью, Нежата поёт былину о могучем Волхе Всеславиче. Но Садко корит купцов за пустую похвальбу. Он мечтает о странствиях, чтобы далеко по просторам земли разнести славу Новгорода. Не понравились дерзкие речи богатым настоятелям и купцам, и прогнали они Садко. Садко пришёл на пустынный берег Ильмень-озера и запел печальную песню. Услыхало его Ильмень-озеро; лёгкий ветерок всколыхнул воду, тростниками прошелестел, и увидел Садко, что плывёт к берегу стая лебедей. Вышли они на берег и обернулись девицами, а среди них прекрасная царевна Волхова, любимая дочь царя Морского. Полонили её чудные песни Садко, и пообещала она гусляру на прощание три рыбки золото-перо, что водятся в Ильмень-озере, предсказала богатство и счастья. Близится рассвет, из озёрной глубины послышался голос Морского царя, зовущего дочерей. Царевна Волхова и её сёстры, вновь обернувшись лебедями, уплыли вдаль от берега. Ждёт не дождётся Любава своего беспокойного мужа. Она не понимает его мечтаний и горько сетует на судьбу. Пришёл Садко; с любовью она бросается к нему, а он её и слушать не хочет: околдовала его своей красотой царевна Волхова. Вспомнилось ему обещание морской царевны, и решил он пойти на люди, попытать своего счастья. На новгородской пристани у Ильмень-озера вокруг заморских торговых гостей толпится народ. Купцы и настоятели со скоморохами смеются над рассказами гусляра о рыбе чудной золото-перо, что водится в Ильмень-озере; Садко предложил им биться об заклад. Забросил он сеть в озеро и вытащил её с тремя рыбами золото-перо, а мелкая рыбёшка превратилась в слитки золота. Садко стал самым богатым человеком в Новгороде. Он собрал дружину, накупил товаров, снарядил 30 кораблей и один корабль. Заморские купцы - варяжский, индийский и веденецкий - рассказывают о своих странах, чтобы Садко знал, куда держать путь. Корабли отплыли в дальние неведомые края. Прошло 12 лет. Однажды остановился корабль Садко среди моря. Поняли новгородцы, что Морской царь требует дани. Корабельщики бросали в море бочки с золотом, серебром, жемчугом - всё стоит корабль с поникшими парусами. Они стали метать жребий: кого из них требует к себе царь Морской, и жребий пал на Садко. Бросили на воду дубовую доску, и только Садко ступил на неё, как поднялся ветер, паруса наполнились, и корабль скрылся в дали. Садко остался один среди синего моря. Он ударил по струнам своих гуслей, и, словно в ответ, донеслись голоса дочерей царя Морского и царевны Волховы. Вода заволновалась, расступилась, и гусляр опустился в пучину моря. Он оказался в лазоревом подводном тереме перед царём Морским и царицей Водяницей. Царь приказал Садко петь величальную песню, и там ему понравилось чудное пение, что он предложил гусляру остаться и взять себе в жёны царевну Волхову. Подводные жители встретили молодых весёлыми танцами. Вот Садко взялся за гусли, и всё царство пустилось в неистовую пляску. На море поднялась буря, стали тонуть корабли, но появился Старчище могуч-богатырь и тяжкой палицей выбил гусли из рук Садко. Он возвестил конец власти царя Морского, а дочери его назначил стать рекой. Царство подводное погрузилось в морские глубины, Садко с Волховой в раковине, запряжённой касатками, устремились на волю, к Новгороду. Садко уснул на зелёном берегу Ильмень-озера, убаюканный пением Волховы. И лишь уснул, рассеялась морская царевна алым утренним туманом по зелёному лугу. Садко пробудился, услыхав горестные жалобы своей жены Любавы Буслаевны. Взошло солнце, туман рассеялся, и открылась взорам река Волхова, а по ней уже бегут и Ильмень-озеру корабли с дружиной Садко. Навстречу им высыпал народ. Все дивятся нежданному возвращению Садко с кораблями, а больше всего - широкой реке Волхове, которая пролегла от Ильмень-озера до самого синего моря. Садко поведал о своих чудесных странствиях, и народ восславил гусляра, Волхову-реку и великий Новгород. Музыка Авторское определение жанра "Садко" - опера-былина. Это яркий образец эпической оперы, для которой характерно замедленное, плавное действие, воскрешающее дух былинных сказов. Портреты главных действующих лиц даются в широко развитых вокальных номерах, картины народной жизни и быта - в монументальных хоровых сценах. Музыка насыщена яркими, выпуклыми контрастами. Образы сказочного подводного царства, воплощаемые средствами гибкой, прихотливой мелодики и необычных гармоний, противопоставлены картинам реальной жизни и образам русских людей, в обрисовке которых главным выразительным средством является народная песенность. Опера открывается величавым оркестровым вступлением "Окиан-море синее". Картина 1-я - большая хоровая сцена, насыщенная буйным весельем. Её среднюю часть составляют 2 эпизода: степенная, неторопливая былина Нежаты и сцена с хором, в центре которой его певучий речитатив "Кабы была у меня золотая казна", незаметно переходящий в арию. Картина завершается задорной пляской скоморохов, которая сплетается с музыкой начального хора. Картина 2-я чередует фантастические и лирические сцены. Краткое оркестровое вступление рисует тихий вечер на берегу Ильмень-озера и подготавливает начало задумчиво-печальной песни Садко "Ой ты, темная дубравушка". Хор девиц подводного царства с колоратурным пением морской царевны выдержан в прозрачных светлых тонах и полон безмятежного покоя. Прощание Садко и Волховы прерывается доносящимися издали таинственными сигналами труб и призывами Морского царя. Четвёртая картина занимает центральное место в композиции оперы. Она состоят из двух частей: монументального хорового торжища и эпизодов, связанных с Садко. В первой части могучие хоры народа, монотонное пение калик перехожих, озорные скоморошьи припевки и наигрыши, таинственные пророчества волхвов тесно переплетаются, объединяясь в развёрнутый ансамбль, подготавливающий появление Садко. Следует ряд речитативных эпизодов которые венчаются торжественным хором "Слава, слава тебе, молодой гусляр" и сверкающим фанфарным лейтмотивом золота. Суровая, мужественная песня Варяжского (скандинавского) гостя сменяется созерцательно-лиричной песней Индийского гостя и светлой, льющейся широким мелодическим потоком песней Веденецкого (венецианского) гостя. Садко запевает раздольную русскую песню "Высота ль, высота поднебесная" (мелодия и текст народные), которую подхватывают дружина и народ. Оркестровое вступление к 5-й картине рисует морской пейзаж. В хоровой сцене Садко с корабельщиками, передавая их недобрые предчувствия, мелодия песни "Высота ль..." приобретает печальную окраску. Ария Садко (прощание с дружиной) близка к скорбным протяжным народным напевам. Оркестровый эпизод, построенной на темах моря, золотых рыбок и Морского царя, изображает погружение Садко в пучину. Картина 6-я начинается хором девиц подводного царства. Яркими оркестровыми красками переливается "Шествие чуд морских". Радостная свадебная песня сменяется колоритными танцами речек и ручейков. Плясовая песнь Садко, вначале спокойная, постепенно оживляется, превращаясь в неистовую пляску. Звучит грозный речитатив Старчища на фоне могучих аккордов органа. Последняя картина открывается проникновенной, лирически теплой колыбельной песней Волховы. Ярким контрастом её звучат тоскливые причитания Любавы, переходящие в радостный любовный дуэт. Вновь слышна мелодия песни "Высота ль, высота", которая служит основой монументального ансамбля с хором, венчающего оперу мощным, ликующим гимном. http://oblast.narod.ru/sadko.html [Главная страница] [Содержание - статьи и очерки] [Новости] Copyright © 2000-2001 проф. М.В.Горбаневский, Дизайн: SuperA&S Design СТАТЬИ И ОЧЕРКИ МОЛИТВЫ ЗА СВЯТУЮ РУСЬ СТАРОРУССКИЙ КРАЙ БЛОКНОТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА ФОТООБЪЕКТИВ О НАЗВАНИИ АЛЬМАНАХА ПОИСК ГОСТЕВАЯ КНИГА