Легенда о возникновении города орша

Зарождение города Орша


Первые люди на территории современной Орши поселились приблизительно 15-10 тысяч лет назад. Это были племена гренской археологической культуры. Они жили в речных поймах и занимались охотой на мамонта. Останки этого животного находили и в Орше, и на территории Оршанщины. Так, по сведению памятной книжки Могилевской губернии, 19 октября 1904 г. на земле, которая принадлежала Оршанскому Покровскому монастырю, при добыче извести на глубине около двух метров были найдены останки мамонта. Зубы, позвонок и бивень этого животного были найдены и у деревни Пашино. Мамонт представлял для наших предков большую ценность. Мяса для питания хватало надолго, жир служил топливом, из костей и бивней строили жилье. Наряду с охотой занимались рыбной ловлей и собирательством.
Стоянки каменного века — самые древние памятники на Оршанщине. Сегодня известны пять таких стоянок. Все они находились вдоль Днепра возле деревень Берестеново, Чижовка, Лариновка, Приднепровое и в самой Орше в устье реки Оршицы. Одну из древнейших стоянок возле д. Берестеново обнаружил в 1984 г. археолог, доктор исторических наук В. Ксензов. Были найдены остатки строений и очагов, многочисленные изделия из кремния: наконечники стрел, скребки, резцы, проколки, скобли, топоры.
Во время археологических раскопок возле деревни Устье были найдены амулет из клыка медведя, амулет в виде ритуального топорика, а возле деревни Черкасово — амулет из клыка кабана.
Неолит, поздний каменный век (с 5-го по 2-е тыс. до н. э.), для Верхнего Поднепровья характеризуется зарождением и развитием земледелия и животноводства. В раскопках этого периода находят кости одомашненных животных, приспособления для обработки земли и продуктов земледелия: каменные мотыги, зернотерки, жернова. В это время наши предки научились лепить посуду из глины (горшки для приготовления горячей пищи, горлачи для хранения жидкости и др.). На Оршанщине во время неолита распространяется верхнеднепровская археологическая культура с гребенчато-ямочной керамикой.
В 1988 г. в Орше на левом берегу Днепра напротив улиц Белинского и Крылова В. Ксензовым была выявлена и обследована первобытная стоянка конца неолита. Во время раскопок найдено 1858 каменных орудий труда и отходов их производства. Они были сделаны из очень качественного мелового камня черного и серого цвета. Это нуклеусы, проколки, скребки, наконечник стрелы, топор. Здесь же найдено множество остатков лепной посуды.
Бронзовый век охватывает все 2-е тысячелетие до н. э. Это время появления изделий из бронзы и меди. На Оршанщине месторождений цветных металлов нет. Но на раскопках находят изделия из меди и бронзы: это ножи, шильи, топоры, наконечники копий, украшения. Попадали они на Оршанщину из других земель в основном через обмен.
Ученый-археолог А. Лявданский, который в 1928 г. первым провел раскопки оршанского городища, утверждал, что в этом месте существовала стоянка бронзовой эпохи.
Местные мастера умели обрабатывать цветные металлы. За время раскопок на оршанской земле обнаружены бронзовые браслеты, тигель — сосуд из глины, в котором плавили металл, шлаки цветных металлов.
В эпоху железного века (VII в. до н.э. —VIII в. н.э.) на Оршанщине появляются десятки городищ и селищ. Из болотных руд повсеместно добывалось железо. Здесь были все необходимые условия для развития металлургии: болотные и луговые руды, древесина для выжигания угля, глина для строительства печей-домниц. Железные изделия более удобны и долговечны. Кроме того, применение железных орудий облегчило обра¬ботку камня, дерева, кости. Железные топоры, мотыги, серпы, ножи, шила, проколки, стамески способствова¬ли развитию строительства, земледелия и ремесел.
На территории Оршанского Поднепровья насчитывается, по мнению ученых, более 40 археологических памятников железного века. Городища возле деревень Кучино, Рогожино упоминаются уже в «Сведениях 1873 г. о городищах и курганах». К памятникам железного века относятся городища возле деревень Черкасово, Устье, группа курганов на Ореховском озере. Во время раскопок, проведенных здесь доктором исторических наук О. Н. Левко, были найдены серпы, серпоподобные ножи, грузила, зернотерки, кости коров, коней, свиней, собак. В глине посуды обнаружены следы ячменя, пшеницы, проса, конопли. Найденные шиферные пряслица различных форм служат доказательством широкого распространения ткачества на Оршанщине и торговых связей с другими странами, поскольку на территории Беларуси в те далекие времена шиферные пряслица не производились.
Археологические находки свидетельствуют о том, что население племен Поднепровья занималось земледелием, животноводством, прядением и ткачеством, шитьем одежды и рыболовством.
Оршанское городище возникло в XI в. С двух сторон его окружали реки — Оршица (Рша) и Днепр, с третьей стороны находился глубокий ров, заполненный водой. Таким образом, хорошо укрепленное городище надежно защищало жителей от нападения врагов. Центральная часть городища была обнесена валом из красной глины с добавлением речных валунов, поверхность вала обложена дерном. На валу находилась деревян¬ная стена. Рубленые дома на городище размещались плотно, подчас возводились в два этажа. Срубы ставились на землю без фундамента, под углы подкладывались камни. Глинобитные печи не имели трубы. Основным строительным материалом служило дерево. Этот строительный материал присутствовал практически везде: деревянные мостовые, дома, крыши, частоко¬лы, ворота из деревянных щитов.
Городище располагалось на водном пути «из варяг в греки», а также на перекрестке сухопутных торговых путей. Это обстоятельство способствовало быстрому обновлению города после опустошительных войн.
Удобное место привлекало сюда ремесленников для выгодной торговли. О наличии волока в окрестностях Орши свидетельствуют находки клада арабских монет VIII в., обнаруженного возле деревни Застенки. Предполагается, что Орша и Витебск контролировали два конца волока, который из Днепра через Оршу вел в Западную Двину.
Рядом с крепостью начал складываться посад — часть поселения, где селились ремесленники и торговцы. Недалеко от городища вдоль Оршицы возник рынок.
Впервые Оршанское городище было обследовано в 60-х годах XIX в. московской экспедицией под руководством художника Д. Струкова. В 1928 г. белорусский археолог, кандидат исторических наук, организатор первых в нашей республике археологических экспедиций А. Лявданский занимался раскопками Оршанского городища.
В 1964 г. разведывательные работы на городище проводил известный белорусский археолог, доктор исторических наук Георгий Штыхов. На протяжении четырех сезонов с 1965 по 1968 г. фундаментальные исследования осуществлялись экспедицией под руководством кандидата исторических наук Юрия Драгуна. Именно он выявил планировку и застройку Орши, обозначил дату ее возникновения как города.
В последующие годы Оршанское городище и окрестности изучали экспедиции во главе с докторами исторических наук Леонидом Поболем и Ольгой Левко.
Результаты исследований дают ученым основание утверждать, что уже в XI—XIV вв. Орша была большим населенным пунктом с развитым ремесленным производством. Здесь работали искусные кузнецы, гончары, косторезы, камнетесы, ювелиры. Кузнецы ковали различные замки, щеколды, ключи, пряжки, подковки на каблуки, строительные гвозди, наконечники стрел, конскую сбрую. Косторезы резали из кости красивые гребни и различные пуговицы, шахматные фигурки, изящные украшения. Самыми распространенными и необходимыми были изделия гончаров. Месторождения глины, которыми богата Оршанская земля, давали им для работы необходимый материал. Поэтому посуда и рыболовные грузила, детские свистульки и дру¬гие изделия из глины — частые находки археологов. Камнерезы изготавливали жернова, бруски, нательные крестики и пряслица. Ювелиры из цветных металлов мастерили колечки, браслеты, подвески; из стекла изготавливали разноцветные бусы, браслеты. Женщины занимались прядением, ткачеством. Пряжу делали из шерсти домашних животных, льна, конопли.
Найденные археологами предметы конской упряжи, наконечники копий и стрел, боевые топоры, пулелейка, накладка на щит не только свидетельствуют о таланте мастеров города, но и напоминают о военных сражениях на Оршанщине.
Впервые Орша упоминается в летописи «Повесть временных лет» под 1067 г. в связи с военными событиями. Именно в этом году полоцкий князь Всеслав, которого за ум и необыкновенные способности прозвали Чародеем, захватил Новгород, принадлежавший в то время киевским князьям. В ответ они пошли войной на Полоцкое княжество. Войска встретились 3 марта на реке Немиге возле Менска (Минска). В кро¬вавой битве победителей не было: каждое войско понесло большие потери. Через четыре месяца киевские князья пригласили Всеслава на переговоры. Решено было встретиться на границе княжеств. Они позвали полоцкого князя в свой шатер, который находился «на Рши у Смолиньска», и, нарушив святая святых — клятву на кресте, взяли в плен Всеслава Брачиславича и отвезли его вместе с сыновьями в Киев. Через семь месяцев киевляне освободили узников и «посадили» полоцкого князя на киевский престол. Поскольку, как сообщает летопись, Всеслав Чародей пришел в шатер «на Рши» 10 июля 1067 г., эта дата и считается началом летосчисления истории Орши.
Второе упоминание о городе относится к 1116 г. Как сообщается в Ипатьевской летописи, смоленский князь Вячеслав, сын Владимира Мономаха, «взя Ръшу и Копысу». Оршу пришлось брать с боем, потому что она была хорошо укреплена. О взятии города «приступом» в 1116 г. упоминает Василий Татищев в «Истории российской с самых древнейших времен».
Существует несколько предположений происхождения названия города. Имя ему, как и большинству древних городов, дала река, на которой он стоял. Вода в «Рше» несла много ила и была коричневой, «ржавой», или, как тогда говорили, «ршавой». Возможно, это название связано с тем, что дно реки было каменистым, шероховатым, «шершавым». Есть предположение, что название реке дали первые поселенцы этих мест — балты. Они называли речку «Ршой» из-за кустов орешника, которые густо росли по берегам. Орешник по-литовски называется «решутай». Столетиями Орша так и называлась: город «на Рши». Постепенно предлог «на» сменился на более удобный — «о». Вначале стали говорить, а позже и писать — город «о Рши», потом «Орша». Существует мнение, что названия реки и будущего города осталось нам в наследие от финно-угорских племен. Слова «Рша», «Орша» в переводе с этого языка могли означать «вода, бегущая в русле», а это и значит «река».
В XIII в. в своем имении недалеко от Орши жил князь Андрей Иванович Кобыла. Потом он уехал в Москву и был принят «на государеву службу». Этому человеку обязаны своим названием знаменитая Кобыляцкая гора и деревня Кобыляки (в 1965 г. она получила название Приднепровье). Основатель династии Романовых царь Михаил Федорович (1596-1645) — далекий потомок в 9-м поколении Андрея Кобылы.
На белорусские истоки происхождения дома Романовых, представители которого стояли у руля Российского государства долгих 300 лет, указывают историк Николай Карамзин и писатель Владимир Короткевич. Об этом, в частности, говорится в романе «Колосья под серпом твоим» и в повести «Дикая охота короля Стаха».
По делам государственным, а возможно, и повинуясь голосу предков, Оршанщину неоднократно посещали русские цари. Так, в августе 1654 г. царь Алексей Михайлович встретился под Смоленском с жителями Орши и выдал им охранную грамоту. А в сентябре он принял делегацию священников Кутеинского монастыря и группу оршанских крестьян. В 1656 г. царь посетил Кутеинскую обитель, молился в ней.

Легенды, связанные с основанием Орши — Форум для оршанцев — городской портал Орши

Ну из красивых легенд:
Говорят что городом владел старинный род бояр и вельмож по прозвищу Орша. И принадлежащий им город был так и назван. В частности эта легенда нашла отражение у Лермонтова в поэме «Боярин Орша». Хотя я как-то слышал от экскурсовода, что к нашему городу поэма отношения не имеет, но если перечитать Лермонтова… Во время оно жил да был
В Москве боярин Михаил,
Прозваньем Орша. — Важный сан
Дал Орше Грозный Иоанн;
Он дал ему с руки своей
Кольцо, наследие царей;
Он дал ему в веселый миг
Соболью шубу с плеч своих;
В день воскресения Христа
Поцеловал его в уста
И обещался в тот же день
Дать тридцать царских деревень
С тем, чтобы Орша до конца
Не отлучался от дворца. Но Орша нравом был угрюм:
Он не любил придворный шум,
При виде трепетных льстецов
Щипал концы седых усов,
И раз, опричным огорчен,
Так Иоанну молвил он:
«Надежа-царь! пусти меня
На родину — я день от дня
Все старе — даже не могу
Обиду выместить врагу:
Есть много слуг в дворце твоем.
Пусти меня! — мой старый дом
На берегу Днепра крутом
Близ рубежа Литвы чужой
Оброс могильною травой;
Пробудь я здесь еще хоть год,
Он догниет — и упадет;
Дай поклониться мне Днепру…
Там я родился — там умру!»…

Город «на Рши». Восточные ворота Белоруссии.: lady_dalet

.

.
И взгляд за Оршицу, где рядышком стоят каменная церковь Рождества Богородицы и деревянная Михаила Архангела (новодел):
.

.
Рождественская церковь построена в 1691 году, в 19 веке перестроена в русском стиле, в советское время разрушена, а ныне воссоздана в русифицированном облике. В общем, типичный в Беларуси случай, когда за 300 лет в одном памятнике отметились все 4 сменившихся здесь долговременных власти.
.

.
Собственно, мы уже за Оршицей. От Рождственской церкви скверик отделяет костел Святого Иосифа (1808), в советское время бывший домом культуры:
.

.
А вот и монастырь за мостом через Днепр, который здесь от силы метров двести шириной:
.

Так теперь выглядит некогда одна из богатейших православных обителей Белой Руси. К тому же, сто лет назад по соседству располагался еще и Кутеинский женский монастырь:

Основанный в 1620 году Кутеинский монастырь имел крупнейшую на востоке Великого княжества Литовского типографию, которой руководил Спиридон Соболь — уже далеко не первый, но один из самых выдающихся белорусский печатник и гравер. Благодаря местной школе гравюры все книги отличались великолепным оформлением. Другой специализацией монастыря стала резьба по дереву.
.
Но более того, в Кутеинских монастырях сложился и уникальный архитектурный ансамбль. В белорусском Поднепровье как самом православном регионе Речи Посполитой (наряду с украинским опять же Поднепровьем) в 17 веке начал складываться самобытный местный стиль. Вероятно, это был бы белорусский аналог «украинского барокко», но таких храмов было построено всего несколько, а уцелел вообще один (в Могилёве). Одним из первых представителей несостоявшегося стиля был Богоявленский собор Кутеинского женского монастыря, заложенный в 1635 году киевским митрополитом Петром Могилой:

.
Информации о Кутеинском женском монастыре в интернете вообще очень мало, поэтому я не знаю ни посвящений двух других церквей (ни надвратной, ни огромной деревянной), ни времени их постройки, ни времени их разрушения. Такие же почти уничтоженные монастыри-шедевры есть и в России, но Кутеинский был не просто разрушен, а еще и почти что забыт.
.
Вход в уцелевший мужской монастырь. «Увидал белый снег сквозь бетонный забор…»
.

.
Из всех показанных на дореволюционных фотографиях и рисунках зданий до наших дней дошло лишь одно — Троицкая церковь (1624-26). Но и она во многом уникальна и в общем стала основной причиной моего посещения Орши:
.

.
В разных местах ее характеризуют как «североевропейский ренессанс», «на стыке готики и барокко», а может быть и вовсе маньеризм (стиль на стыке ренессанса с барокко):
.

.
Очень интересен фасад с вертикальными нишами — явление, широко известное в готике (в том числе белорусской), но уникальное для барокко. В прошлом эти ниши еще и расписывались, слагая «наружный иконостас», но аутентичных росписей нигде не сохранилось.
.

.
За Кутинским монастырем — многоэтажки. Орша — еще и один из самых просторных городов, что я видел, размеры незастроенных пространств удивляют. Но по той же причине здесь очень неуютно.
.

.
В соцгороде я сел на автобус с оригинальным маршрутом «ДО ЦЕНТРА», и вскоре снова был на площади Ленина, откуда сходил к последней достопримечательности Орши, за Днепр. Вид вниз по течению: река изгибается почти под прямым углом, и Кутеинский монастырь — далеко за поворотом:
.

.
А за мостом меня ждал мемориальный комплекс «Катюша»:
.

.
Считается, что именно под Оршей это легендарное оружие применили впервые — 16 июля 1941 года (по другим данным, это случилось двумя днями ранее под Рудней), нанеся удар из района деревни Пищалиха по железнодорожной станции. «Катюша», дальний предок знаменитых «Градов», разрабатывалась с 1920-х годов, а подписана в серийное производство была за несколько часов до начала войны. О том, насколько сильно «Катюши» повлияли на ход войны реально, судить не берусь, но ветераны еще на моей памяти о них слагали легенды. Вместе с Т-34, «Катюша» — оружие-символ Победы.
.

.
Взгляд назад:
.

.

Прыдзвінне-Орша-Легенды і паданні аб краі-Легенда пра Оршу

легенда пра
оршу
>
Некалі, можа тысячу-другую гадоў таму назад, на месцы
нашага горада нічога не было, толькі стаяў на
высокай-высокай гары, дзе зліваюцца Дняпро з Аршыцай,
непрыступны замак. Ды што тут казаць, можа, і тыя рэчкі
яшчэ назваў не мелі, бо надта ж у сівыя стагоддзі ўсё
гэта адбывалася. Але паслухайце пра ўсё па парадку.
У тым замку-палацы жыў люты князь. Казалі, што ў
маладосці ён такім не быў, што сярод звычайных людзей
вылучаўся багаццем, ды яшчэ спрактыкаванасцю ў ратнай
справе. Гэтага ў яго нельга было адняць. Калі пачынаў
вучыць сваіх дружыннікаў, то няхай іх і пяцёра на аднаго
яго са зброяй лезлі, а ён толькі зубамі пабліскваў,
пасміхваючыся, ды пакрыкваў:
– Весялей, хлопцы, весялей! Не палохайцеся! Вас жа
болей!
Але, як тыя ні стараліся, як ні шчыравалі мячамі, усё
роўна князь іх перамагаў.
Ніхто і не падумаў бы, што ў хуткім часе гаспадар замка
стане такім лютым. Але гэта адбылося.
Аднаго разу вартавы дружыннік, стоячы на баявой
пляцоўцы, закрычаў:
– Браткі, бачу нейкага чалавека!
– Дзе?
– Ды вунь, у рове ляжыць…
– Хто ж гэта можа быць? – пачалі гадаць дружыннікі.
Нехта збегаў і прывёў князя. Той некаторы час уважліва
ўглядаўся, а потым рашуча сказаў:
– На ўсялякі выпадак падрыхтуйцеся да бою. Можа, гэта
ворагі такім чынам нашу пільнасць правяраюць? А чалавека
таго трэба выцягнуць…
Людзі адразу забегалі і прынеслі незнаёмца да князя. Ён
быў ужо нежывы. Сталага ўзросту ваявода выдыхнуў:
– Так і не даведаемся ўжо, хто ён такі, як у гэтым
рове апынуўся… Адляцела ягоная душа на неба… Трэба
закапаць.
Забітага панеслі, і тут нехта з дружыннікаў нерашуча
прамовіў:
– Княжа, у яго на руцэ нейкая бліскучая цацка
закручана…
– Дзе?
– Ды вунь, на правай руцэ…
Нібыта нешта прадчуваючы, падскочыў гаспадар палаца да
забітага і праз пару імгненняў закалаціўся на яго
грудзях:
– Тата… Тата… Вось як нам з табой давялося
спаткацца…
Воі, нічога не разумеючы, стаялі шчыльным паўколам і
баяліся нават дыхнуць. Толькі ваявода моўчкі зняў з
галавы свой шалом і прыпаў на калена.
Пазней высветлілася, што гэты нябожчык быў родным
бацькам князя і некалі, гадоў, можа, дваццаць таму,
трапіў, цяжка паранены, у палон да ворагаў. Сын думаў,
што ён згінуў недзе ў далёкім свеце, але стары ўпарта
прабіваўся дамоў і амаль што дайшоў. Амаль што…
Пахавалі забітага з вялікімі ўрачыстасцямі. Але пасля
гэтага гаспадара замка нібы падмянілі: стаў ён нейкім
дзікім, нястрыманым. Раней ніколі нікога не караў, а тут
дня не праходзіла, каб хтосьці не зайшоўся ў страшных
крыках ды праклёнах. А князь сядзеў сабе побач, глядзеў,
як пакутуе бедалага, ды толькі пасміхваўся:
– Нічога, нічога, на далейшае разумнейшым будзеш… Каб
жа на далейшае, але колькі чалавек прама пад
бізунамі памерлі.
Нават былыя сябры і паплечнікі сталі пазбягаць
гаспадара, за лепшае лічылі абысці бокам ягоны замак, бо
мала што магло стукнуць у галаву злому чалавеку.
Стары ваявода, які раней заўсёды меў права голас свой
падаваць, бо ўмудроны жыццём ды баямі быў, і той у
няміласці апынуўся.
I
вось з-за чаго.
Зазлаваў нечага гаспадар на вартавога, які нібыта на
пярэдняй вежы не так службу нёс. Падвялі да князя воя, а
яму ўсяго, можа, якіх васемнаццаць вёснаў ад нараджэння
мінула. Глядзіць на валадара, вусны дрыжаць, але літасці
не просіць.
– Што ты там спіш?! – зароў князь.
– Не спаў я, – годна адказаў вой. – Не спаў, а сачыў за
дарогай.
– Ты яшчэ і размаўляць у мяне асмельваешся?! Здавалася,
што са злосці вочы ў князя зараз павылазяць на лоб.
– А мы што, княжа, ужо і слова сказаць не можам? Раней
жа… – пачаў было хлапчына, але махнуў адчайна рукой.
– Бізуноў яму! Бізуноў! – затупаў нагамі ў ярасці
гаспадар.
– Чакай, княжа, – не стрымаўся ваявода, – чакай. Што ж
гэта ты робіш? У чым ён правінаваціўся? Нельга так з
людзьмі абыходзіцца. Праз нейкі месяц у цябе нікога ад
дружыны не застанецца. Што ж ты робіш?
– А твая якая справа, ваявода? Хто табе даў права мяне
перабіваць? Хто табе дазволіў аспрэчваць маё рашэнне?
– Ды хіба ты не памятаеш, княжа, што бацька менавіта
гэтага дружынніка выратаваў табе жыццё падчас адной з
сечаў? Хіба пра такое можна забыцца? Ён жа ў цябе на
руках канаў і прасіў аб адным… Аб адным толькі прасіў,
каб ты ягонага сына забраў да сябе ў дружыну, каб у
цяжкі момант не пакінуў. Ты ж яму абяцаў, а зараз…
Ваявода змоўк. Відаць, спадзяваўся, што словы ягоныя
ўзрушаць гаспадара, прымусяць адмовіцца ад свайго
рашэння. Але… Словы ўзрушылі валадара, толькі прывялі
да зусім нечаканага рашэння:
– Добра, няхай будзе па-твойму. Няхай… спачатку
адлупцуюць вартавога, а потым правераць і тваю скуру на
трываласць. Вось тады падрыгаешся, тады будзеш ведаць,
як лезці не ў свае справы. Прыступайце!
Пачалі біць маладога воя. Той трымаўся мужна, ні разу не
крыкнуў, не застагнаў, і гэта яшчэ болей раз’юшыла
гаспадара:
– Мацней лупцуйце! Што вы яго гладзіце?
Потым не вытрымаў, ускочыў і, адпіхнуўшы здаравеннага
служку, сам пачаў біць дружынніка. Той і на гэтыя ўдары
не адказаў стогнам. Знясілены князь адышоўся ўбок і
крыкнуў:
– Цяпер ваяводу!
Старога воя катавалі таксама доўга.
Ачнуўся ён у нейкім кустоўі. Цела смылела і гарэла
агнём, паварухнуцца нельга было. Ён застагнаў і зноў
страціў прытомнасць. У чарговы раз памяць вярнулася да
ваяводы ўжо ў нізенькай хацінцы. Ён павёў вачыма і
ўбачыў, што на яго пільна ўзіраюцца дзеці. Паспрабаваў
было ўсміхнуцца, але ўсмешка атрымалася нейкая
вінаватая.
– Дзе гэта я? – засмяглымі губамі прашаптаў вой.
– Не бойся, чалавеча. Тут цябе ніхто не знойдзе, –
адказаў нехта магутным голасам, і над ім нахіліўся такі
здаравенны чалавек, што здавалася, калі ён расправіцца ў
поўны рост, то галавой падыме страху.
– Як ты мяне знайшоў, гаспадар?
– Ды я са сваімі старэйшымі хлопцамі паціху падпалёўваю
ў княжацкім лесе. Неяк жа трэба жыць, сям’я вялікая…
Раней усё добра было і хавацца ні ад каго не выпадала, а
пасля таго як з князем такое здарылася, то і нам бяда.
Пастаянна сочым, каб княжацкія дружыннікі тут не
з’явіліся і не ўбачылі якога лася забітага ці дзіка…
– Дык я ж і сам… – ваявода паспрабаваў было сказаць,
хто ён такі.
– Ведаю, чалавеча, ведаю. Але грэх гэта вялікі не
дапамагчы паміраючаму. Нашыя багі такога не даруюць,
ніколі не забудуць. Я ўжо і не думаў, што ты ачуняеш,
так яны цябе змалацілі. Малады, дык той праз тыдзень на
ногі ўстаў.
– Што, і ён жывы?
– Не толькі жывы, але ўжо і амаль здаровы.
– А дзе ж ён?
– 3 маімі старэйшымі пайшоў ляда карчаваць. Сказаў, што
побач з людзьмі сілы хутчэй набіраецца.
– А я ўжо падумаў… – у вачах ваяводы заблішчэлі слёзы.
– Ды не, дзедка наш каго хочаш на ногі падыме. Ён усе
травы ведае, якая ад чаго дапамагае… Такі настой
заварыць, што ўмомант сілы ўвалье.
I
ты таксама вярнуўся на зямлю дзякуючы яму.
Гаспадар пагаманіў яшчэ хвілін колькі і пайшоў з хаціны
па нейкіх неадкладных справах, а ваявода ляжаў і
ўслухоўваўся ў цішыню. Яна пра многае яму нагадвала, але
чамусьці найболей пра дзяцінства, юнацтва, бо вырас ён
вось у такой жа хаціне, у простай сям’і, дзе ледзьве
хапала кавалка хлеба на стале, каб не памерці з голаду.
Гэта ўжо потым ён стаў воем і пачаў служыць князю.
Спачатку старому, а потым і маладому. Пры адной толькі
думцы пра маладога князя хворы ажно скалыхнуўся ад
абурэння: «За што ж ён загадвае забіваць да смерці
людзей? Дзеля чаго гэта робіць? За што загадаў да
паўсмерці збіць яго? За тое, што гэтулькі гадоў верай і
праўдай служыў яму?..» Крыўда, глыбокая крыўда,
апанавала сэрца воя.
Неяк незаўважна ён задрамаў. Прачнуўся ад таго, што
зусім блізка пачуліся мужчынскія галасы і ў хату ўвайшоў
гаспадар са старэйшымі сынамі і з маладым воем.
Неўзабаве маленькая хаціна гудзела галасамі. Усе
радаваліся таму, што і гэты чалавек паправіцца, устане
на ногі і яшчэ пажыве на белым свеце, парадуецца жыццю.
Найболей радаваўся, ведама ж, дружыннік. Цяпер ён не
адыходзіў ад ваяводы ні на крок. Падаваў, адносіў,
падтрымліваў знясіленага яшчэ хворага, і ўвесь час яны
гаманілі. На першы погляд магло падацца, што абодва былі
радыя магчымасці выгаварыцца. Тут не трэба было некага
баяцца, ніхто не віжаваў, не падглядваў.
Неяк, калі ўсе хатнія, змораныя цяжкай дзённай працай,
соладка спалі, малады вой зашаптаў:
– Не дарую я яму, ваявода-бацька, не дарую…
– Пра што ты, хлопча? – не зразумеў спачатку той. –
Дзякуй небу, што жывымі засталіся… Табе яшчэ жыць ды
жыць, а ціхую мясціну мы з табой дзе хочаш знойдзем,
толькі б здароўе аднавілася…
Але малады, здавалася, не пачуў, бо працягваў далей:
– За ціто дзякаваць? Хіба я вінаваты быў? Я застаўся…
А дзесяткі, сотні людзей за што той злыдзень згубіў? За
што яны ў страшэнных пакутах гэты свет пакінулі? Не ў
бітве, не ў сечы, а пад бізунамі? Хіба за сэта ёсць
дараванне людское?!
– Цішэй, цішэй, хлопча, не будзі людзей, няхай спяць
сабе, бо заўтра ім зноў на працу, зноў стома адолее…
Калі ваявода добра ўздужаў, то малады вой, дапытліва
глянуўшы на яго, спытаў:
– Ну што, бацька-ваявода, ты са мной ці тут застаешся?
Стары маўчаў, нешта меркаваў, потым сумна ўсміхнуўся і
прамовіў:
– Што ж, і сапраўды прыйшла часіна за нашых сяброў
паквітацца. Пайшлі.
Толькі пайшлі яны не ўдваіх, да іх далучыўся і магутны
гаспадар з шасцю сынамі:
– Вам гора ад злыдня, а нам што, мёд?
Невялікі атрад рушыў да замка. Доўга яны чакалі зручнага
выпадку, ці не болей за тыдзень сядзелі ў засадзе і ўсё
ж свайго не ўпусцілі.
Аднаго дня, амаль ужо пад вечар, малады вой катурхнуў
ваяводу:
– Глядзіце, брама ў замку апускаецца. Ці не збіраецца
гэта князь куды праехацца, на ноч гледзячы?
– А мо і тое, – прашаптаў стары. – Рыхтуйцеся,
хлопцы, ды памятайце, што я вам даводзіў, бо біцца
давядзецца не абы з кім, а са спрактыкаванымі
дружыннікамі, якія не раз сваімі мячамі ворагаў
перамагалі…
Апошнія імгненні цягнуліся надзвычай марудна. Потым праз
невялікі масток вылецеў вершнік і за ім пяцёра ці
шасцёра дружыннікаў.
Бойка была надзвычай жорсткая, і ніхто ў ёй дараваць
жыццё не прасіў. Нарэшце двое з дружыннікаў былі забіты.
Моцна паранілі і двух сыноў гаспадара, а князь усё яшчэ
адбіваўся ад імгненнавокага мяча ваяводы. Стваралася
ўражанне, што яшчэ хвіліна-другая – і стары вой не
вытрымае. Менавіта ў гэты момант ён і нанёс страшнай
сілы ўдар. Князь пахіснуўся і гопнуўся долу. Стары
знямогла апусціўся побач. «Гэта табе, ваўкалача, за
сяброў нашых, за тых, каго ты са свету звёў… Няма табе
болей месца на святой зямлі… Укіньце яго, хлопцы, у
рачулку, няхай яго там самы аб’ядаюць. Каб кроў твая
ржою стала… Каб з яе нічога добрага не прарасло і не
выбілася…»
Так і сталі, ад той падзеі, пазней рачулку Іржыцай
зваць. Хто Іржыцай, а хто Іршыцай. Замак той рассыпаўся
на камяні. А пазней паселішча жыхары назвалі Ржою ці
Ршою. Можа, не ведалі, адкуль назва, а можа, былі
перакананы, што і пра благое трэба нашчадкам данесці.
Пазней ужо стала Орша.

А.М. Ненадавец


ЛІТАРАТУРА

1.
Легенды

і паданні Віцебшчыны : зборнік матэрыялаў абласнога
конкурсу “Легенды і паданні роднага краю” / уклад.
Н.В.
Зайцава. – Віцебск, 2002. – 143 с.
2.
Навагонскі,
Э.
Адкуль у нашага горада назва / Э. Навагонскі // Мой
родны край – Аршаншчына : краязнаўчы зборнік /
аўт.-склад. Т. Вароніна, А. Шышкевіч. -Віцебск, 2000. –
С. 55–56.
3.
Орша //

Віцебшчына: назвы населеных пунктаў паводле легенд і
паданняў / склад., запіс, апрац. А.М. Ненадаўца.– Мн.,
2000. – С. 263–268.
4.
Чарвякова, Н.
Легенды і паданні майго горада / Н.
Чарвякова // Аршанская газета. – 2007. – 31
мая. – С. 13.

Какова история происхождения названия города Орша?

Название города Орша произошло от названия реки Оршица, на которой город расположен.
М. Фасмер считал название Оршица славянским и связывал с названием реки Рось и со словом русло[7].
Согласно В. Н. Топорову и О. Н. Трубачеву, название реки Оршица имеет балтское происхождение. Начальное о- здесь, по их мнению, является протетическим (присоединяемым перед согласными звуками), а в гидрониме выделяется корень *Rus-, от которого также происходят лит. Rusne, Русота, прусск. Russa. Они связаны с лит. ruseti «медленно течь», rusenti «медленно гореть»[8].
Позже В. Н. Топоров уточнил балтскую версию происхождения гидронима, указав в качестве соответствий др.-прусск. Arse (река), Arsen, Arsio (позже фиксируется как Orschen, «Оршен»), лтш. Arsen, лтг. Орша, мазур. Arschen See, а также верхнеокские гидронимы Орса, Ароса, Арсанка[9].
Белорусский географ В. А. Жучкевич считал, что название реки Орша могло произойти от формы «Ржа» или «Ржавка», в связи с цветом воды[10].
Ещё одна версия — финно-угорская[11]. Среди части археологов существует мнение, что в конце III — начале II тысячелетия до н. э. северо-восток современной Белоруссии населяли племена финно-угров, и топоним Орша — финно-угорского происхождения и означает «проточная вода, река» либо «вода, текущая в русле» https://ru.wikipedia­.org/wiki/Орша#Истори­я

Орша, Происхождение названия, Города-побратимы, Известные люди

Происхождение названия данного города пока не выяснено. Существуют несколько теорий, по которым Орша получила данное название:
От цвета воды в реке Днепр — тёмно-коричневая или ржавая. Город назывался Ржа, потом согласный звук был заменён, и теперь название звучит как Орша.
Связано с расположением города в устье реки Рша, впадающей в Днепр. Город назывался Орша, от славянского «о Рша» — на Рше.
По одной из гипотез, гидроним образован от балтийской основы rus «медленно течь».
Название реки могло первоначально иметь форму «Ржа» или «Ржанка» (от славянского — «ржавый»). Высказываются гипотезы и об угрофинском происхождении названия реки.
Согласно одной из гипотез, Орша являлась одним из центров древнерусского племенного объединения Арсании упоминавшемся в арабских источниках IX века.

Города-побратимы

Воз-ан-Влен (Франция)
Тельшяй (Литва), с 2009 г.
Бельцы (Молдавия), с 1996 г.
Вязьма (Смоленская область)
Минск Мазовецкий (Польша)
Перник (Болгария)
Бондено (Италия)

Известные люди

Игорь Железовский — известный конькобежец.

Экономика

Орша в 2010 году.
На территории города работает 25 промышленных предприятий, на которых трудятся 19 тысяч человек. Промышленность города представлена предприятиями машиностроения, металлобработки, легкой промышленности, строительных материалов, мясомолочной, пищевой и других отраслей. В структуре промышленности города определяющими являются легкая и пищевая промышленность, удельный вес которых составляет более 75 %. Среди ведущих предприятий:
ОАО «Оршанский мясоконсервный комбинат»
СП «Динамо Програм Орша» ООО — трикотажная продукция
РУПТП «Оршанский льнокомбинат» — крупнейшее в республике предприятие по переработке льна, объем производства занимает около 50 % в общем объеме производства города
ОАО «Завод „Легмаш“»
РУП «Оршанский инструментальный завод»
РУПП «Станкостроительный завод «Красный борец»,
ЗАО ПТФ «Свитанок» — легкая промышленность
ДКУПП «Оршанский завод железобетонных изделий»
«Комбинат ЖБИК» -один из крупнейших производителей ЖБИ в Беларуси
За 2009 год предприятиями города произведено промышленной продукции в фактических отпускных ценах (с учетом давальческого сырья) на сумму 0,906 трлн рублей.

Происхождение названия Орша. Версия первая — Первый урок, посвященный Дню знаний 1 сентября: «История города Орша»

Говоря о происхождении названия Орша, необходимо очень осторожно и критически относится к версии , которая связывает его со словом “рэшутай”(орешник). На сегодняшний день нет подтверждающих сведений об как будто больших зарослях орешника в прошлом на берегу Ршы , как в прошлом, бесспорно , называлась река Аршица.
Пришедшие на эти земли славяне довольно подробно заимствовали у проживающих тут балтов здешние названия и слова — исследователи насчитывают до двухсот так называемых балтизмов в современной литературном белорусском языке (а в диалектах еще больше ), которые один в один , или очень близко совпадают по звучанию и по значению с аналогичными словами балтского корня. Похожесть между словами “рша” и “ретушай” довольно отдаленное и связать их можно только при наличии фантазии.
И совсем не выдерживает критики версия со словом “Ржа”. За столетия к примеру в слове “Сож” , шипячий звук “ж” так и не превратился в близкий к нему “ш” , несмотря на то , что для этого были куда большие предпосылки , чем в слове “Ржа”.
Рассматривая значение буквы “ъ” в написании слова “Ръша” , нельзя не учитывать то , что в древне -славянских рукописях не было интервалов между словами и предлогами , все писалось слитно. Основную функцию разделения слов как и выполнял знак “ъ” , который ставился в конце слова после твердой согласной (после мягкой — “ь”). К слову сказать эту роль “ъ” выполнял еще очень долго , вплоть до того момента , когда на письме между словами появились пробелы.
Но в написании того времени “ъ” ставился и в середине слова. Вполне возможно , что “ъ” применялся бля того , чтобы подчеркнуть твердость буквы “р” и отделить ее от последующего слога “ша”.
А если пойти дальше и высказать мнение , что древний автор хотел тем самым дать понять , что это сложное слово , или вообще два разных слова одного названия. А начальные гласные были просто опущены “сьедены” , что и сегодня присуще некоторым славянским языкам . Однако она на пропала , существовала в местном говоре и со временем утвердилась в написании , поэтому и имеем мы сегодня Оршу а не Рошу. Между тем в древних актах встречается только одна форма с “о” — предлог “рошски”. “О” между “р” и “ш” тут установлена в связи с необходимостью , не скажешь же “ршски”. А то что начальная “о” была и раньше , вынуждают думать последние интересные находки исследователя топонимики Э.Новогонского . Правда , что существование целого ряда топонимов с основой “Орша” , а не “Рша” , местами за тысячи километров от нас не случайность. Тут уже прорисовывается закономерность. Неслучайно и то , что балты на тех землях никогда не были , а славяне появились там слишком поздно и влиять на возникновения названий никак не могли. Зато все эти территории занимали , а в некоторых случаях и сейчас населяют фино-угорские народы. Интересно то , что у марийцев , где и сегодня насчитывается более полдесятка Орш , оцень просто переводится “ор” — рэчышча -вытянутое понижение земной поверхности , “ша” -вода. Таким образом Орша можно перевести как “место где течет вода” . Однозначность этого перевода говорит о том , что это и есть первоначальный смысл названия нашей речки , которая со временим превратилась в Оршицу. Этот очень серьезный аргумент свидетельствует о том , что название нашей реке дали древние угра-фины , которые , бесспорно жили на этих берегах ,но со временем были вытеснены балтскими племенами.

Пять причин побывать в Орше

Сохранилась в Орше мельница, построенная в 1902 году. Правда, от 114-летней постройки остались только стены и часть опорных балок. Но и они производят впечатление: современные здания вряд ли смогут похвастаться таким долгожительством.
Водяная мельница стояла на искусственно созданном канале, соединяющем реки Оршица и Днепр. Она была одной из самых крупных не только в Оршанском уезде, но и вообще в Могилевской губернии, в состав которой в начале 20-го века входила Орша.
Владельцем млына была сначала городская управа, на ее деньги и была построена мельница. Затем хозяином прибыльного дела стал помещик. Трудились на мельнице 10 человек. Она была оборудована механическими круподерками и водяным двигателем мощностью 50 лошадиных сил. Помещик после добавил паровой двигатель, в 20-е годы заменил его на электрический. Мельница работала до 1960 года, пока не открылся местный мелькомбинат. Затем в здании был продуктовый склад. Говорят, что жернова и все оборудование мельницы утопили в реке.
23 июня 1995 года мельница стала этнографическим музеем. В экспозиции можно увидеть предшественника млына — фрагмент каменной зернотерки, который нашли на городище. Его датируют 3-м веком до н. э. Это самый старый экспонат музея.
Есть в экспозиции и канат из болотной травы возрастом более 100 лет, а также его ровесник — обрядовый рушник с цветочным узором. Большая часть экспозиции — предметы крестьянского быта, которые передали в музей жители Оршанского района.

Рядом с мельницей находится кирпичный арочный мост, которому более 100 лет. Историки говорят, что это едва ли не единственное в Беларуси подобное сооружение — мост длинный и до сих пор очень крепкий. Когда-то под ним шел канал, отведенный для работы мельницы. Сейчас канала нет — осушен.

Причина четвертая. Костел с картиной битвы и родина первого белорусского букваря


Костел святого Иосифа Обручника в Орше начали строить в 1780 году как часть доминиканского монастыря. Сначала это был деревянный храм, затем — каменный, украшенный двумя башнями. Их снесли после 1864 года.
В 1950-е годы после реконструкции у храма появилась пристройка, а затем в здании разместили Дом культуры. После закрытия учреждения здание предлагали то снести, то сделать тут концертную площадку. В 1990 году храм отдали верующим.
Сейчас костел известен и тем, что в нем находится копия картины «Оршанская битва», написанной неизвестным художником. Картина изображает битву под Оршей 8 сентября 1514 года между союзными войсками Великого княжества Литовского и королевства Польского против армии Великого княжества Московского во время Русско-литовской войны.

Фото: cyfrowe.mnw.art.pl
Оригинал картины находится в Национальном музее в Варшаве и считается уникальным произведением живописи эпохи Возрождения.

Фото: radzima.org
На окраине Орши, около впадения реки Кутеинки в Днепр, с 1620 года стоит Свято-Троицкий Богоявленский монастырь. Комплекс монастыря состоял из деревянного Богоявленского собора, Свято-Духовской (с 1762 года — Троицкой) церкви и колокольни, хозяйственных построек. С трех сторон комплекс был обнесен каменной стеной — ее остатки сохранились до сих пор.
В 1630 году при монастыре была основана типография, крупнейшая для того времени на территории Беларуси. В 1631 году печатник Спиридон Соболь выпустил здесь первый «Букварь» на белорусском языке. Затем в типографии издавали и другие книги, а также ноты. Все книги были красиво декорированы гравюрами и украшены заставками.
Типография работала до 1654 года, затем ее оборудование перевезли в Валдайский Иверский монастырь под Новгородом, оттуда — в Воскресенский монастырь под Москвой, а в 1676 году — на московский Печатный двор.

Троицкая церковь. Фото: tourister.ru
В 1655 году резной деревянный 6-ярусный иконостас Богоявленского собора также вывезли в Иверский монастырь. А в 1656 году монастырь посетил царь Алексей Михайлович и приказал местным знаменитым резчикам по дереву Арсению и Герасиму, а также граверу Паисию отправиться в Москву. Там они работали в Оружейной палате Кремля, украшали Коломенский царский дворец и церкви в Измайлово.
По некоторым данным, под фундаментом собора когда-то существовал храм Воскрешения Праведного Лазаря. Его будто бы нашли монахи в 1910-х годах. Храм представлял собой пещеру площадью 11 кв. м. в форме креста с низким потолком, каменной алтарной стеной. Говорят, что из храма-пещеры вел узкий ход под Днепр.
В 1917 году монастырь закрыли и разорили, постройки и даже стены разрушили. На месте монастырского кладбища построили гаражи, а бывшие кельи приспособили под жилье. Лишь в 1992 году обитель снова начала работать, а в 1995 году отреставрировали Свято-Троицкий храм.

Причина пятая. Владимир Короткевич


Фото: lisyonok.ru
«Орша — мой любы горад, мая спрадвечная маці…», — так говорил о месте, где родился, учился и вырос классик белорусской литературы Владимир Короткевич. Памятник писателю на месте родительского дома — одна из главных достопримечательностей Орши. Здесь, на берегу Днепра, где сейчас находится парк, семья писателя жила до войны.

Дом № 10 по улице Короткевича (ранее улица Космонавтов) появился в 1945 году. Родители классика купили его в деревне и перевезли в город. Семья сразу в нем обосновалась, ремонт делали постепенно — говорят, Владимир Семенович принимал в этом активное участие. Он жил здесь в школьные годы и во время работы в оршанской школе, приезжал из Минска студентом и позже.
Писатель провел здесь около полугода незадолго до своей смерти. Местные жители помнят Короткевича сидящим в плетеном соломенном кресле в саду за домом — отдыхающим или с блокнотом в руках.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Отдельную ценность представляет даже небольшой сарай на участке. Его построили в начале 1950-х годов. Чердак сарая Короткевич называл «летней резиденцией» и очень любил там читать, отдыхать. На этом чердаке он написал первый вариант «Дзікага палявання караля Стаха».
Дом сохранился неизменным. В нем осталась библиотека, которой пользовался писатель, некоторые фотографии, вещи. Есть там и старый сервант: Короткевич сам купил его для племянницы и, говорят, очень радовался покупке. Должно было остаться и старое кресло — в нем сидел отец классика.
Дом Владимира Короткевича в Орше остался без хозяина
У дома Владимира Короткевича в Орше появилась новая хозяйка
Однако все ценные вещи экспонируются в музее Владимира Короткевича на улице Ленина, недалеко от дома классика белорусской литературы. Музей был создан в 1994 году, но имя писателя ему присвоили в 1997 году. Сейчас в экспозиции представлено около 640 предметов. Самые ценные из них — личные вещи писателя, рукописи его произведений, рисунки Короткевича-художника.

Центральную часть экспозиции первого зала занимает творческая мастерская писателя — фрагмент кабинета его минской квартиры. В 2005 году к 75-летию Короткевича был открыт второй зал, посвященный литературному наследию писателя. Тут можно услышать уникальные записи голоса самого писателя, музыкальные произведения белорусских исполнителей на его стихи, посмотреть художественные фильмы по сценариям Короткевича. На втором этаже музея находится художественная галерея.

Туристам:

Рекомендуем вам прогуляться по набережной и не спеша осмотреть застройку центральной части города — здесь в отличном состоянии сохранились здания 20-го века. Детям точно понравится парк отдыха с каруселями, качелями, горками и скульптурами сказочных персонажей.
Наверняка вам будет интересно увидеть мемориал, посвященный знаменитой боевой установке «Катюша». Именно здесь был дан первый залп батареи реактивной артиллерии БМ-13. Целью был вокзал. За 8 секунд, пока длился залп, враг был полностью разбит, а вся фашистская боевая техника уничтожена. Наступление оккупантов удалось остановить на неделю, что позволило советским войскам перегруппироваться и укрепить свои позиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *