Легенда о возникновении рима

История древнего Рима: легенда о Ромуле и Реме, основание развитие города

По одной из версий истории основания Рима произошло следующее. После гибели древней Трои, немногие защитники города сумели спастись. Возглавлял их тот самый Эней – «парубок моторный». Беглецы долго скитались по морю на своих кораблях. И после долгого путешествия, наконец-то, смогли пристать к берегу. На берегу они увидели устье широкой реки, впадавшей в море. По берегам реки раскинулся лес и густой кустарник. Чуть дальше под голубым небом раскинулась плодородная равнина, освещенная ласковым солнцем.
Измученные долгой дорогой троянцы приняли решение высадиться на этот гостеприимный берег и поселится на нем. Этим берегом оказался берег Италии. Позже сын Энея основал на этом месте город Альба-Лонга
Содержание
Легенда о Ромуле и Реме
Волчица
Кто воспитал Ромула и Рема
Основание Рима
Похищение сабинянок
Развитие древнего Рима

Легенда о Ромуле и Реме

Спустя десятилетия в Альба-Лонге правил Нумитор — один из потомков Энея. Нумитору не очень повезло с близким родственником. Его младший брат Амулий люто ненавидел правителя и жаждал занять его место. Благодаря коварным интригам Амулий свергнул Нумитора, но оставил ему жизнь. Однако, Амулий сильно боялся мести со стороны потомков Нумитора. Из-за этого страха по его приказу был убит родной сын бывшего правителя. А дочь Рею Сильвию отправили в качестве весталки в храм богини Весты. Но, несмотря на то, что у жриц не должно быть потомства, Рея Сильвия в скором времени родила мальчиков близнецов. По еще одной из легенд их отцом мог быть бог войны Марс.
Узнав обо всем, Амулий сильно разгневался и приказал убить Рею Сильвию, а новорожденных выбросить в Тибр. Раб, выполнявший приказ, понес детей к реке в корзине. В это время на Тибре были большие волны из-за сильного половодья, и раб побоялся зайти в бушующую реку.
Он оставил корзину с детьми на берегу в надежде, что вода сама подхватит корзину, и близнецы утонут. Но река лишь отнесла корзину ниже к Палатинскому холму, а вскоре и половодье закончилось.

Волчица


Вода ушла, а мальчики выпали из упавшей корзины и стали плакать. На детские крики к реке вышла волчица, недавно потерявшая своих щенков. Она подошла к детям и материнский инстинкт пересилил инстинкт хищника. Волчица облизала детей и напоила их своим молоком. В наше время памятник волчице установлен в музее Капитолия, он является символом Рима.

Кто воспитал Ромула и Рема

Позже мальчиков заметил царский пастух. Он подобрал детей и воспитал их. Пастух назвал близнецов Ромулом и Ремом. Дети росли на природе и стали сильными и ловкими воинами. Когда Рем и Ромул выросли, названый отец раскрыл им тайну их рождения. Узнав тайну своего происхождения, братья решили вернуть престол деду Нумитору. Они собрали себе по отряду и направились к Альба-Лонге. Коренные жители города поддержали восстание Ромула и Рема, так как Амулий был очень жестоким правителем. Так, благодаря горожанам, внуки смогли вернуть престол своему деду.
Юноши полюбили свой образ жизни и не стали оставаться у Нумитора. Они направились в сторону Палатинского холма, к тому месту, где их когда-то нашла волчица. Здесь они решили построить собственный город. Однако в процессе решения: «где строить город?», «чьим именем его назвать?» и «кому править?», между братьями разгорелась очень сильная ссора. Во время спора Ромул выкопал ров, который должен был окружить будущую стену города. Рем же в насмешку перескочил и через ров и через насыпь. Ромул разгневался  и порыве убил брата со словами: «Такова участь всякого, кто переступит стены моего города!».

 Основание Рима

Затем Ромул заложил на этом месте город, начав с глубокой борозды, отмечавшей границы города. И назвал он город в свою честь – Римом (Roma). В начале, город был лишь группой бедных хижин из глины с соломой. Но Ромул очень сильно хотел увеличить численность населения и благосостояние своего города. Он привлекал к себе изгнанников и беглецов из других городов и совершал военные набеги на соседние народы. Чтобы женится, римлянин должен был украсть себе жену в соседнем поселении.

Похищение сабинянок

Предания гласят, что однажды в Риме были организованы военные игры на которые были приглашены соседи с семьями. В разгар игр взрослые мужчины бросились к гостям и, схватив девушку, убегали.
????Подпишитесь на наш инстаграм????
Так как большинство похищенных относились к племени сабинян, произошедшее стало известно в истории как Похищение сабинянок. Благодаря похищенным женщинам, Ромулу удалось объединить сабинян и римлян в одно целое, расширив, таким образом, население своего города.

Развитие древнего Рима

Шли годы, десятилетия и века. Рим развивался и дал основу для самой могущественной из древних цивилизаций – Древнему Риму. Когда Древний Рим находился на пике своего могущества, его власть, культура и традиции распространились на большую часть Европы, северной Африки, Ближнего Востока и Средиземноморья. И сердцем этой государства была Италия.
Древний Рим создал основу для развития европейской цивилизации.
Благодаря нему появились некоторые уникальные архитектурные формы, римское право и многое другое. Также именно на территории Римской империи зародилось новое вероучение – христианство.
Столица Италии не один раз пережила периоды как упадка, так и возрождения. В этом Вечном городе, стоящем на семи холмах, гармонично соединились различные эпохи с их разнообразием стилей. Древность и современность, определенная свобода и религия создали многоликий образ великого города. В современном Риме руины старинных храмов, величественные соборы, роскошные дворцы соседствуют с рекламой популярных фирм на бигбордах и фасадах домов, многочисленными торговыми точками с их крикливыми торговцами.
?????? ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ И САЙТЫ ??????
ПОДЕЛИСЬ С ДРУЗЬЯМИ

Легенда о происхождении Рима

Начал писать учебник по римскому праву и потому проанализировал источники о происхождении самого города (urbs Roma). Ниже — небольшая статья по итогам исследования. Иллюстрации — из публичных источников, поэтому баянометр может ругаться. Любителям легенд (а это именно легенда) посвящается. Из иллюстраций — монетка с изображением Ромула и статуя Капитолийской волчицы (lupa Capitolina). Надеюсь, слог мой немного проще, чем в прежних заметках. Не претендую на большую оригинальность, но надеюсь, что моё обобщение будет интересным.
* * *
Первым царём Древнего Рима был Ромул (Romulus), чьим именем и был назван город Рим (Roma).
Родословная Ромула возводится к герою троянской войны – Энею. Он прибывает в Италию с большим отрядом троянцев, вооружённый и готовый ко всему. Не имея в своём распоряжении ничего, кроме кораблей и оружия, Эней принимается грабить окрестности, чтобы добыть себе пропитание. Дионисий Галикарнасский в «Римских Древностях» так описывает эти события:
«Приказав троянцам раскинуть лагерь на холме, он на самом лучшем участке воздвигает кумиры богов и тотчас же с головой окунается в обустройство города. Рыща по окрестностям, Эней завладевает всем, что потребно для строительства поселения, преимущественно железом, деревом и земледельческими орудиями, что обескуражило тех, кто лишился всего этого. Латину же, который был тогда царем, воевавшим против соседнего народа рутулов и терпел неудачи в битвах, доносят о том, что творится, в очень преувеличенном виде, будто бы все побережье разоряется иноземным войском и, если он поспешно не пресечет все бесчинства, то тяжкая борьба с соседними городами покажется шуткой. В душу Латина, услышавшего такое, вселяется беспокойство, и он, тотчас оставив текущую войну, обрушивается на троянцев с большим войском. Но при виде троянцев, вооруженных подобно эллинам и ожидающих сражения в боевом строю в полной готовности и бесстрашии, Латин мигом отказывается от рискованного предприятия, ибо ему не одолеть их первым же натиском, как он намеревался, выходя из дому. Расположившись лагерем на холме, Латин предпочел сначала дать роздых войску, утомленному долгим путем и изматывающим преследованием противника. Проведя ночь под открытым небом, Латин принимает решение с восходом зари сойтись с врагами. Но представшее ему во сне одно из местных божеств просветило его, что надлежит принять эллинов в страну для совместного житья. Ведь они явились в качестве серьезной помощи Латину и для общего блага аборигинам. А посетившие той же самой ночью Энея отечественные боги призывают его убедить Латина добровольно предоставить им поселение в том месте, где они пожелают, и воспользоваться эллинским войском, как скорее союзным, чем враждебным. Таким образом обоим видения во сне помешан! начать битву. А как только занялся день и боевые силы изготовились к сражению, примчались гонцы, передавшие, чтобы предводители обеих сторон в едином порыве сошлись друг с другом на переговоры. И это свершилось».
К счастью, Эней и Латин, встретившись и побеседовав, решают заключить мир. Латин обещает троянцам дать столько земли, сколько им потребуется, а взамен Эней и его воины обещают военную помощь Латину в любой войне, с кем бы она ни велась. Так, по достижении договорённости, Эней основывает город Лавийний (названный в честь своей жены – дочери принявшего его Латина) и утверждается в Италии. Некоторое время спустя на союзников нападают рутулы, чей царь, Турн, был тяжело оскорблён: ранее Латин предлагал Лавинию в жёны ему, а отдал – какому-то чужеземцу. В состоявшейся битве объединённые силы аборигенов и троянцев побеждают рутулов, но в битве погибает Латин. Разгромленные рутулы обращаются за помощью к этрускам, а Эней, дабы сплотить оставшиеся под его властью народы, объединяет их одним именем и нарекает свой новый народ латинами. В результате решающей битвы латины одерживают победу над этрусками, но их царь, Эней, как и подобает герою, погибает в бою.
Тем не менее, сын Энея, Асканий, достигнув совершеннолетия, воцаряется среди латинов. Он, согласно легенде, основывает новый город, названный Альба-Лонга.
Во время основания города случилось, как говорят, великое чудо. После того как в не-приступном месте был сооружен храм для богов, статуи которых Эней вывез из Троады и водрузил в Лавиний, а затем кумиры были перенесены во внутреннее помещение святилища, с наступлением ночи — при том, что двери были заперты, стены ничуть не повреждены и крыша не тронута — они были обнаружены поставленными на прежних постаментах в Лавиний. А когда их опять переправили из Лавиния с молитвами и умилостивительными жертвами, они вновь заняли прежнее положение. И люд терялся в догадках, как поступить в подобных обстоятельствах, не желая ни разделить людей и богов на две части, ни вернуться на покинутое поселение. Вдруг их осенила мысль, способная утолить обе возможности: дозволить богам пребывать на старом месте, а людей для попечения о них, возвратить из Альбы в Лавиний для проживания. И были выделены шестьсот блюстителей священнодействий, которые перебрались обратно вместе со своими домочадцами. Предводителем их был назначен Эгист. Именуют же римляне этих богов Пенатами. Перелагая их имя на греческий язык, одни толкуют их «Отечественными», другие — «Родовыми», третьи видят в них «Основателей», иные — «Внутренних», а прочие переводят как «богов Домашнего очага». Но складывается впечатление, что каждый нарицает их по чему-то близкому ему самому, и сдается, что все подразумевают одно и то же. Вид и форму кумиров описывает Тимей: это железные и медные жезлы и троянские глиняные сосуды, которые установлены в качестве святынь в заповедном месте в Лавиний, — а узнал он об этом от местных жителей.
Постепенно латинское государство усиливается, сменяются поколения царей, и, наконец, 11 поколений спустя, к власти, в силу старшинства, должен был прийти Нумитор. Его родной младший брат, Амулий, силой оттеснив Нумитора, сам воцаряется среди латинов. Первым делом он истребляет всё мужское потомство Нумитора, а его единственную дочь – Рею Сильвию – делает весталкой. Жрицы Весты, как известно, не вправе были вступать в связь с мужчинами, и Амулий, успокоенный невозможностью появления потомков у Нумитора, продолжает властвовать.
В один из дней Рея Сильвия становится жертвой насилия. Она сознаётся в нарушении священного обета безбрачия, но утверждает, что отцом её детям приходится сам бог Марс. Латины, возмущённые её преступлением, обрекают её на смерть. Детей же, братьев-близнецов Ромула и Рема, Амулий приказывает утопить в водах Тибра.
Раб, посланный убить младенцев, приблизился к реке, но напугался разра-зившейся страшной бури и попросту бросил корзинку на берегу. Корзинку с детьми подхватывает течение, но она запутывается в ветвях смоковницы, названной впоследствии Руминальской. Когда воды схлынули, корзинка утвердилась на берегу. Проснувшись, младенцы подняли крик, который услышала пробегавшая мимо волчица. Обнаружив детей, она вылизала их и накормила своим молоком. Так, вместе с волчицей, накормившей братьев, Ромула и Рема застал Фаустул, смотритель царских стад, пасший неподалёку скот. Он принял близнецов и вместе со своей женой, Ларенцией, воспитал их как своих детей.

Возникновение Рима: легенды и исторические события

Министерство образования и науки Российской федерации
ГОУ ВПО Владимирский государственный университет
Кафедра истории и теории культуры
Реферат
по культурологии
Возникновение Рима: легенды и исторические события
Работу выполнил:
ст. гр. ПМИ-108 Калаева Д.И.
Работу принял:
Чеснокова Надежда Владимировна
Владимир, 2012
Содержание
Введение
Глава 1. Легенда о Ромуле и Реме
Глава 2. Возникновение Рима с точки зрения науки
Заключение
Литература
Приложение
Введение
Современный город Рим является столицей Итальянской республики, одним из крупнейших городов Западной Европы. Однако в древности в слово «Рим» вкладывалось другое содержание. В древности Рим — это не только название одного города: это одновременно цивилизованное общество и государство, возникшее в VIв. до н.э. на территории Апеннинского полуострова, а позднее включившее в свои границы всё средиземноморье. В VI-IV вв. до н.э. римское общество и государство представляло собой одну из разновидностей полисных структур, во многом аналогичных греческим крупным полисам типа Афин или Спарты. В IIIв. до н.э. Рим уже опасный соперник для всех крупнейших эллинистических государств. В конце IIIв. до н.э. Рим становится господствующей силой в Западном Средиземноморье.
В I-IIвв. Древний Рим — мировая империя, раскинувшаяся по всем берегам Средиземноморья, включающая обширные области западной и Юго-Восточной Европы, Передней Азии и Северной Африки.
Во всемирно-историческом развитии роль истории Древнего Рима очень велика: именно в Древнем Риме рабовладельческая формация достигла наибольшей законченности и глубины, выявила с наибольшей полнотой все свои характерные признаки; в рамках древнеримской истории была создана одна из великих многонациональных держав в мировой истории.
Древний Рим оставил богатое культурное наследие, ставшее частью жизни и культуры современного человечества. Величественные остатки римских городов, зданий, театров, амфитеатров, цирков, дорог, мостов, триумфальных арок и колонн, храмов и портиков поражают современного человека не только своим великолепием, качеством постройки, но и эстетической техникой. Во всем этом — реальная связь римской древности с современной действительностью, зримое доказательство того, что римская цивилизация легла в основу европейской культуры, а через неё и всей современной цивилизации в целом.
Существует знаменитая легенда возникновения Рима, исходя из нее принято считать день возникновения Рима — 21 апреля 753 г. до н. э. В данном реферате будет рассмотрена легенда, а также мнения археологов, основанные на фактах.
Значит ли, что в легенде об основании Рима нет ни слова правды и она является сплошной выдумкой? С этим вопросом я постараюсь разобраться в следующих главах.
Глава 1. Легенда о Ромуле и Реме
Эней, один из защитников Трои, после того как его родной город был разрушен, бежал вместе со своим сыном, долго скитался и, наконец, прибыл к берегам Италии. Они высадились недалеко от устья Тибра, в Лациуме. Сын Энея — Асканий (или Юл) основал в Лациуме новый город, назвал его Альба-Лонга и стал в нём царём. Через несколько поколений после Аскания в Альба-Лонге царствовал его потомок Нумитор. Его сверг с престола младший брат — властолюбивый и коварный Амулий. Амулий оставил своего брата в живых, но, чтобы закрепить престол за собой, приказал умертвить сына Нумитора, а его дочь Рею-Сильвию -посвятить в весталки.
Однако у Сильвии от бога Марса родились два сына-близнеца, Ромул и Рем (см. приложение). Разгневанный и испуганный Амулий осудил Рею-Сильвию на смерть, а близнецов приказал бросить в Тибр. Когда раб, который нёс детей в корзине, подошёл к реке, он увидел, что по ней ходят огромные с белыми гребнями волны. Побоявшись войти в воду, он оставил корзину на берегу и ушёл. Прибывшая вода подняла её, и бурное течение унесло бы детей, если бы корзина не зацепилась за ветви дикой смоковницы. Когда вода спала, близнецы выпали на сушу и стали кричать. Этот крик услыхала волчица, пришедшая к реке напиться (см. приложение). Она накормила детей своим молоком. Затем близнецов подобрал царский пастух и воспитал их. Они были названы Ромулом и Ремом.
Греческий историк Плутарх, автор биографии Ромула, так описывает характер и воспитание близнецов. «Когда они были ещё малютками, их счастливая наружность, высокий рост и красота ясно говорили о благородном происхождении. Выросли оба они смелыми, гордо смотрели в лицо опасности и вообще отличались непоколебимым мужеством. Ромул был рассудительнее брата и имел способности государственного человека. На сходках, где шла речь о скоте или охоте, он давал ясно понять, что скорее рождён для того, чтобы повелевать, нежели находиться в подчинении других…
Братья вели себя так, как следует, чтобы заслужить всеобщее расположение: занимались гимнастикой, охотились, убивали разбойников, ловили воров, защищали угнетённых, благодаря чему приобрели широкую известность».
Каждый из братьев предводительствовал небольшим отрядом, состоявшим из пастухов, бродяг и даже беглых рабов.
В одной из стычек с пастухами Нумитора Рем попал в плен. Его привели во дворец к Нумитору. Тот, поражённый благородным и мужественным видом юноши, заинтересовался его происхождением. На вопросы Нумитора Рем отвечал: «Раньше мы, близнецы, считали себя сыновьями царского пастуха, но теперь, когда нас обвинили и оклеветали перед тобой, когда решается вопрос о нашей жизни и смерти, я могу сообщить тебе нечто важное. Опасность, в которой мы находимся, покажет, правда ли это. Наше рождение окутано тайной. Невероятные вещи слышал я о нашем воспитании и раннем детстве: нас выкормили звери птицы, на съедение которым нас бросили, — волчица давала нам своё молоко, дятлы носили нам пищу, когда мы лежали на берегу большой реки».
Слушая этот рассказ и сопоставляя возраст юношей с годом гибели своих внуков, Нумитор стал подозревать истину. Скоро его догадки превратились в уверенность. Пастух, воспитавший близнецов, узнав, что Рем попал в плен к Нумитору, раскрыл Ромулу тайну их рождения, и Ромул поспешил на помощь к брату. Он двинулся к Альба-Лонге с отрядом. По пути к нему стали сбегаться многие жители города, ненавидевшие жестокого, коварного Амулия. Восставшие убили Амулия, братья вернули престол своему деду Нумитору, но не пожелали остаться в Альба-Лонге, а решили основать город на том месте (Палатинском холме), где были выброшены Тибром. «Конечно, — говорит Плутарх, — им было необходимо или распустить множество собравшихся вокруг них рабов и бродяг и тем самым обратить свою власть в ничто, или поселиться с ними отдельно, так как жители Альбы не желали принимать в свою среду бродяг и давать им право гражданства».
Вскоре братья поссорились. Разногласия возникли из-за того, чьим именем назвать новый город, где его начать строить и кому из них стать царём. Они условились выяснить волю богов гаданием по полёту птиц и сели отдельно друг от друга, ожидая благоприятного предзнаменования. Рем первым увидел шесть коршунов, но через несколько мгновений мимо Ромула в громе и молнии пролетело двенадцать коршунов. Между братьями разгорелся спор: Рем утверждал, что преимущество остаётся за ним, ибо ему первому явились вещие птицы; Ромул же доказывал, что царём должен быть он, ведь ему явилось этих птиц вдвое больше.
Братья снова поспорили, а когда Ромул начал копать ров, которым он хотел окружить стену будущего города. Рем, насмехаясь, перескочил через ров и насыпь. Разгневанный Ромул убил брата и над трупом его воскликнул: «Так будет со всяким, кто осмелится переступить стены моего города!». Затем Ромул приступил к обряду основания города. Он вложил в плуг сошник, запряг быка и корову и, погоняя их, обвёл глубокую борозду — границу города. Эта черта обозначала окружность городской стены и потому называлась померий (pomerium), т. е. определённое пространство внутри и вне городской стены. На месте предполагаемых ворот Ромул вынимал сошник и приподнимал плуг, поэтому борозда имела перерывы. На основании этого обряда вся стена, кроме ворот, считается священной. Город был назван именем своего основателя (Roma от Romulus), и Ромул стал его первым царём. Позднее римские писатели и учёные уверяли, что они смогли точно высчитать и определить дату основания города: это знаменательное событие произошло, по их словам, 21 апреля 753 г. до н. э.
Такова древняя легенда, повествующая об основании города Рима.
Глава 2. Возникновение Рима с точки зрения археологов
Для того чтобы ответить и на этот вопрос, следует рассказать, как объясняет современная наука происхождение города Рима. Здесь на помощь историкам приходит археология.
На территории города Рима учёные вели множество раскопок, которые дали современной науке возможность составить правильное представление о происхождении Рима.
Древнейший Рим был расположен на левом берегу Тибра, примерно в 25 км от берега моря. «Основание» города не может быть отнесено к определённому году, по той простой причине, что это «основание» нельзя рассматривать как единичный акт и как дело рук одного человека. Наоборот, город возникал постепенно, на протяжении многих лет.
Остатки наиболее древних поселений на территории будущего Рима относятся, как это показали раскопки, к началу первого тысячелетия до нашей эры. Причём ранее всего был заселён Палатинский холм, который и в легенде выступает как место, избранное Ромулом для будущего города. По-видимому, около 1000 г. до н. э. на Палатинском холме жили поселенцы, имевшие обычай сжигать трупы умерших. Такой способ захоронения применялся и в Альба-Лонге. На этом основании некоторые учёные считают, что в отдалённое время территория будущего Рима была заселена выходцами из Альба-Лонги. В легенде, очевидно, отразились воспоминания о достоверных исторических событиях: например, о связи римских поселенцев с Альба-Лонгой, о возникновении «квадратного Рима» на Палатинском холме, примерная датировка возникновения города и т. п.
Постепенное расширение поселения в районе будущего Рима объясняется его выгодным географическим положением: город возникал на холмах, на некотором удалении от берега моря, следовательно, был защищён от нападения морских разбойников и вместе с тем, его положение на судоходной реке способствовало превращению его в складочный и транзитный пункт морской торговли.
Позднее новые поселенцы занимают и соседние с Палатинским холмы. Так как последующие поселенцы иначе хоронили своих мертвецов (не сжигали их, а зарывали трупы в землю), то многие учёные считают, что это было уже другое латинское племя — сабиняне, о которых так часто говорится в рассказах, посвящённых древнейшему периоду римской истории.
Объединение поселений, расположенных на холмах, археологи относят к VIII в. до н. э., т. е. к той эпохе, к которой легенда приурочивает основание города Ромулом. На самом деле город возник, невидимому, несколько позже. Это был так называемый «квадратный Рим», который, кстати сказать, тоже упоминается в легенде.
Вот что рассказывает современная наука на основе новых археологических раскопок о возникновении Рима. Город не был основан каким-либо одним человеком, он возник постепенно, от слияния отдельных поселений. Место, на котором он возник, было чрезвычайно выгодно расположено. Оно обеспечивало естественную защиту от военных нападений и содействовало развитию торговли. Легенда об основании Рима в местах, где идёт речь о богах и других чудесных явлениях, разумеется, не соответствует исторической действительности.
Римские ученые пытались определить на основании легенд дату основания Рима. Варрон в I в. до н.э. предложил считать днем основания Рима 21 апреля 753 г. до н.э. (по нашему летосчислению). День 21 апреля был у древних латинян пастушеским праздником. В настоящее время ученые смотрят на дату, предложенную Варроном, лишь как на традиционную, легендарную. К тому же установлено, что первые жители Рима — латиняне и сабиняне были италиками, а не выходцами из Малой Азии, италики же если и мигрировали сюда, то из Центральной Европы.
Однако ученые признают, что в римских легендах наряду с вымыслом отразились и воспоминания о реальных исторических событиях: о приблизительном времени возникновения Рима, о связи первых римских поселенцев с Альбоп-Лонгой и других фактах. Так, легенда о похищении римлянами сабинянок возникла после слияния латинской и сабинской общин в Риме. Она рассказывает, что первыми жителями Рима были только юноши — спутники Ромула, его дружина.
Соседние общины отнеслись к новым поселенцам недоверчиво и не хотели выдавать за них своих дочерей.
Тогда Ромул устроил праздник, на который пригласил сабинян. Во время пира римляне похитили девушек-сабинянок. Сабиняне пошли войной на Рим, но сабинянки сумели помирить своих отцов и мужей.
Обратимся к археологическим данным о древнейшем населении Рима и Лация. Ланий — область на западе Средней Италии. Это холмистая равнина площадью около 2 тыс. кв. км. Она ограничена морем, р. Тибром и горами. На рубеже II и I тысячелетий до н. э. эту область заселили латиняне, давшие ей свое имя. Селились они преимущественно на холмах, где был более сухой и здоровый климат; в заболоченных низинах люди страдали от малярии. Жили латиняне в укрепленных поселках-городках, первоначально состоявших из примитивных хижин.
Каждый город являлся центром окружающей территории. Традиция насчитывала в Лации 30 таких поселений во главе с Альбой-Лонгой.
По-видимому, это была федерация латинских городов, созданная в целях защиты от внешних врагов. Вулканическая почва Лация была плодородна и годилась для земледелия, хотя низины и были заболочены. Большую роль в хозяйстве латинян играло скотоводство. Они разводили коров, овец, свиней. Лошадей было мало, и применялись они исключительно в военном деле. Предполагают, что заселение Лация шло из Альбы-Лонги и Рим появился позднее её.
В VIII или VII в. до н.э., вероятно, произошло объединение латинской и сабинской общин.
Не исключено, что в VII в. до н.э. в это объединение вошла еще этрусская община, поселившаяся на одном из холмов. Предполагают, что само слово «Рим» (по-этрусски Ruma) этрусского происхождения. Таким образом, Рим возник как территориальная община, как союз, основанный не на племенной общности, а на соседской. Воспоминание об объединении трех общин при образовании Римского государства сохранилось, в частности, в том, что и в более позднюю эпоху полноправное население Рима делилось на три трибы (племени): Рамнов (латинян), Тициев (сабинян) и Луцеров (этрусков?). В конце VIII в. до н.э. Рим начал подчинять города Лация. По преданию, римляне захватили и разрушили Альбу-Лонгу.
ромул рем культурное наследие рим
Заключение
Историки-учёные относят легенду об основании Рима к числу так называемых этиологических легенд, т. е. легенд, созданных с целью объяснить причину какого-нибудь явления или события. Легенда о Ромуле и Реме имела своей целью объяснить причину возникновения Рима и происхождение названия города. Поэтому следует признать, что не город Рим( получил своё имя от Ромула, а, наоборот, самая легенда о Ромуле была выдумана, чтобы объяснить возникновение и название города.
Интерес к своей истории возникает у народа тогда, когда он-стоит уже на довольно высокой ступени культурного развития. О сравнительно позднем происхождении рассказанной легенды свидетельствует и тот факт, что в ней подчёркивается родство римского народа с греческим. Легенда считает прародителем римлян троянского царя Энея.
Попытку связать историю Рима с Грецией можно объяснить только влиянием греческой культуры, а нам известно, что это влияние стало проявляться не ранее III в. до н. э.
Современная наука считает, что в основу легенды об основании Рима легла какая-то более древняя легенда, которую римские писатели дополнили подробностями, подтверждающими связь римлян с греческой историей и объясняющими, откуда взялось название города.
Таким образом, литературная традиция, которая повествует нам о событиях древнейшей римской истории, требует к себе осторожного и критического отношения.
И лишь материалы археологических раскопок дают наиболее достоверные сведения по древнейшей истории Рима. В свете археологических исследований становится ясно, что основание города не было делом рук одного «основателя», как об этом сообщает литературная традиция. Город возникал постепенно, путем объединения и слияния отдельных общин.
Остается неизвестным происхождение названия города. В литературе делались попытки вывести его из корней греческих слов, доказывалось также его этрусское происхождение, но доказательств в пользу той или иной гипотезы недостаточно.
Литература
1. Берган, М. Древний Рим. — М., 2007
. Древний Рим: книга для чтения / под ред. Д.П.Каллистратова, С.Л.Утченко. — М., 1955
. Римляне / Э.Маркс и др. — М., 1997
. Национальная историческая энциклопедия. История Древнего мира, том 2. Расцвет Древних обществ. // Интернет ресурс interpretive.ru
. Древний Рим. Под ред. С.Л.Утченко. // Интернет ресурс antiqhistory.ru
6. Emmanuel Muller-Baden, Deutsches Verlaghaus Bong & Co // Интернет источник wikipedia.org
7. Иловайский, Д.И. Древняя история. // Интернет ресурс www.home-edu.ru
Приложение
Рубенс П. П. «Марс и Рея Сильвия»
Римская волчица. Бронза. V век до н. э. Ромул и Рем пристроены в XVl веке. (Рим. Капитолийский музей)
Алтарь из Остии с изображением легенды о Ромуле и Реме
Карта «Италия в древности»

ГЛАВА IV ВОЗНИКНОВЕНИЕ РИМА / История Рима

Первые поселения в Лации относятся к «культуре Виллановы». Холмы, на ко­торых возникнет Рим, были очень удобны для освоения людьми. Первым из рим­ских холмов был заселен Палатин, вслед за ним — Эсквилин и Квиринал. Очевид­но, жители Палатина, с одной стороны, а жители Эсквилина и Квиринала — с дру­гой относились к разным этническим группам. Легендарными основателями Рима античная традиция называет братьев-близнецов Ромула и Рема. По-видимому, эта легенда греческого происхождения, в которой был только один герой-основатель.
Конец II тыс. — первые поселения в Лации.
X—IX вв. — заселение римских холмов — Палатина, Эсквилина и Квиринала.
754/753 г. — легендарная дата основания Рима («эра Варрона»).
Лаций
Маленькое племя латинов занимало северную часть Лация, так назы­ваемый Древний Лаций. Он лежал между двумя богатыми областями — Этрурией и Кампанией, населенными культурными и торговыми племена­ми. Судоходный Тибр связывал Лаций с внутренними частями страны, а Тирренское море было районом оживленной торговли между карфагеня­нами, греками и этрусками.
Лаций представлял собой холмистую равнину по нижнему течению Тибра площадью около 1,5 тыс. кв. км. Границей его служили море, Тибр, приток Тибра Анио (Аниен) и Сабинские горы, а далее — гористые райо­ны эквов, герников и вольсков. Центром Лация являются Альбанские хол­мы.
Всюду в Лации видны следы вулканической деятельности. Пепел слу­жил прекрасным удобрением и делал почву весьма плодородной. Земледе­лие и скотоводство издавна были основным занятием населения. Из куль­турных растений возделывали полбу, просо, ячмень, виноград, оливу, фигу. Домашними животными являлись бык, баран, свинья. Бык играл роль ос­новной тягловой силы. Лошадь применяли главным образом для военного дела. Население древнего Лация отличалось своей плотностью, о чем гово­рят многочисленные следы дренажных работ и маленькие земельные наде­лы (традиционные 2 югера, т. е. 0,5 га приусадебной земли). Климат был более влажным, чем теперь. В низинах лежали болота — очаг лихорадок.
Первые поселения в Лации
Постоянные поселения появляются в Лаций не раньше конца II тыся­челетия. Более раннему их возникновению, по-видимому, мешала вулка­ническая деятельность, позднее ослабевшая. Обитатели этих поселений были носителями «культуры Виллановы» и сжигали своих покойников. Это были предки латинов (протолатины). Они первоначально поселились на Альбанских холмах, где климат был суше и здоровее. Эти холмы стали центром их распространения, а позднее, в VII в., — центром объединения примитивных латинских полисов (Альбанская федерация).
Другая группа холмов, место будущего Рима, лежала на нижнем тече­нии Тибра. Они были заселены несколько позднее Альбанских. Положе­ние Римских холмов было чрезвычайно удобным. Они лежали в 20—25 км от моря на левом берегу реки среди болотистой местности. Некоторые из них обладали крутыми склонами и были удобны для защиты (Капитолий, Палатин). В устье Тибра издавна добывали соль из морской воды, и по левому берегу Тибра в глубь страны проходила так называемая Соляная дорога («Via salaria»).
Заселение Палатина
Первым из римских холмов был заселен Палатин. Об этом единоглас­но говорит античная традиция, это же подкрепляется топографическими соображениями. Склоны Палатина с трех сторон обрывисты, и только с северо-востока на холм открывается доступ, который, однако, легко было защищать. Вершина Палатина имела площадь 6—8 га, и, следовательно, там мог поместиться небольшой поселок. Холм в древнейшие времена был окружен болотами, впоследствии осушенными. Недалеко от него лежал брод через Тибр, а у подошвы проходила Соляная дорога. Таким образом, местоположение Палатина было очень удобным, и вполне понятно, поче­му его заселили раньше других холмов.
Заселение внешних холмов
Правда, на Палатине почти не найдено остатков древнейшей эпохи, что легко объясняется интенсивной строительной деятельностью, которая развернулась там позднее. Но недалеко от него, на месте позднейшего фо­рума, было открыто кладбище с захоронениями типа альбанских, но не­сколько моложе их. На так называемых внешних холмах (Эсквилине, Квиринале, Целии) таких погребений почти нет. Зато на Эсквилине, непос­редственно примыкающем к Палатину, начиная с конца IX в. появляются захоронения другого типа: не сожжений, а погребений. Отсюда они рас­пространяются на Квиринал и на форум. На этом последнем они бытуют с VIII по VI вв., располагаясь, как правило, выше более старых захоронений типа сожжений.
Протолатины и протосабины
Какой отсюда можно сделать вывод? Очевидно, на Палатине в Х—IX вв. был расположен поселок виллановцев (вероятно, пришедших с Альбанских холмов), которые сжигали своих покойников и хоронили их пепел на фору­ме. Внешние холмы тогда были еще не заняты. Но с конца IX в. там появля­ются поселенцы с другим обрядом погребения. По-видимому, это была но­вая этническая группа виллановцев, предок сабеллов (сабинов).
На территории этих последних как раз археологически засвидетельство­ван обряд трупоположения. Наша традиция говорит о присоединении к палатинской общине Ромула сабинской общины Тита Тация, и вообще при­сутствие в раннем Риме сабинских элементов стоит вне всяких сомнений. Отсюда кажется очень правдоподобной следующая гипотеза. Древнейшим римским поселением была палатинская община протолатинов Х—IX вв. Рядом с ней на Эсквилине в конце IX в. возникла община протосабинов. Оба поселения довольно долго существовали бок о бок и наконец слились приблизительно к VII в.
Четыре этапа расширения Рима
Довольно надежная традиция дает нам четыре этапа расширения Рима в царский период. Первый этап — «Квадратный Рим» (Roma quadrata). Этим названием некоторые римские писатели обозначали древнейшее по­селение на Палатине начала I тысячелетия. Второй этап — «Город семи холмов», память о котором сохранилась в празднике «Семихолмия». Ве­роятная дата его существования — VIII в. Точные границы Рима в этот период не вполне ясны. Предполагают, что «семь холмов» — это две вер­шины Палатина (собственно Палатин и Цермал), далее седловина, соеди­нявшая Палатин с Эсквилином (Велия), три выступа Эсквилина (Циспий, Фагутал и Оппий) и, наконец, Целий. Является спорным, образовывал ли тогда город действительно единую общину, обнесенную одной системой укреплений, или это был только союз семи автономных поселков. Ника­ких следов оборонительных сооружений от этого периода не сохранилось. Но как бы там ни было, этап «семи холмов» отражает рост палатинского «города» в сторону Эсквилина и подготовляющийся синойкизм латин­ских и сабинских поселков. Более прочной стадией объединения является «Город четырех округов» (вероятно, VII в.). Четыре округа — это палатинский, субуранский (Целий), эсквилинский и коллинский (Квиринал и Виминал). Таким образом, город расширяется на север, в сторону Квиринала и включает теперь пять главных холмов: Палатин, Эсквилин, Целий, Виминал и Квиринал. Два других холма — Капитолий и Авентин — в VII в., по-видимому, еще не были заселены или по крайней мере еще не входили в священную черту города (померий). Наконец, последний этап — «Город Сервия Туллия» (VI в.). Традиция говорит, что при Сервии Туллии Рим был обнесен стеной, и действительно среди остатков крепостных соору­жений IV в. можно установить следы более древней постройки, может быть, VI в. В эту эпоху Капитолий вошел в городскую черту, и город занимал шесть главных холмов: Палатин, Капитолий, Эсквилин, Виминал, Квиринал и Целий. Что касается Авентина, то его заселение произошло, по-ви­димому, только в середине V в.
Легенда о возникновении Рима
Историческая традиция, сохранившаяся у греческих и римских исто­риков и нашедшая свое отражение в поэзии (у Вергилия), так излагает легенду о возникновении Рима. Троянец Эней, сын богини Афродиты и смертного Анхиза, уцелел при разрушении Трои. Вместе с сыном своим Асканием (или Юлом) Эней бежал и после долгих странствований при­был к берегам Лация. Там правил тогда Латин, царь местного племени «аборигенов». Он дружески принял Энея и выдал за него замуж свою дочь Лавинию. После смерти Энея Асканий-Юл основал новый город Альбу Лонгу и стал там царствовать. По другому варианту легенды, Юл был сыном Энея и Лавинии. Во всяком случае, по обоим вариантам имен­но он был основателем Альбы Лонги и родоначальником царствовавше­го там рода. Через несколько поколений после Юла в Альбе Лонге воца­рился Нумитор. Но его свергнул с трона его младший брат Амулий и воцарился в Альбе Лонге сам, а дочь Нумитора Рею Сильвию отдал в весталки. Весталки, т. е. жрицы богини Весты, должны были давать обет безбрачия. Однако Рея Сильвия от бога Марса родила двух близнецов, за что была осуждена Амулием на смерть как нарушившая свой обет. Близнецов царь приказал бросить в Тибр. Но рабы, которым это было поручено, оставили корзину с близнецами на мелком месте, так как из-за разлива реки им трудно было подойти к глубокой воде. Когда разлив спал, корзина очутилась на сухом месте. На плач близнецов прибежала волчи­ца, спустившаяся с окрестных гор к реке, чтобы напиться, и накормила их своим молоком. Вскоре детей нашел царский пастух Фаустул. Он при­нес их домой и отдал на воспитание своей жене Ларенции. Близнецам дали имена Ромула и Рема. Выросши, они, кроме охоты, стали занимать­ся еще тем, что нападали на разбойников, отнимали у них добычу и дели­ли ее между пастухами. В конце концов тайна происхождения братьев раскрылась, они убили Амулия и восстановили на троне своего деда Ну­митора. Сами они не пожелали остаться в Альбе Лонге, а решили осно­вать новый город в тех местах, где были найдены. При основании его братья поссорились, и Ромул убил Рема, а город назвал своим именем (римляне название Roma производили от имени Romulus). Согласно «эре Варрона», это произошло в 754/53 г. до н. э.
Уже в античности классическим изложением легенды о Ромуле и Реме признавался рассказ Тита Ливия (История Рима от основания Города. I, 3—7). Рассказ достаточно лаконичный, но не лишенный ярких моментов. «Как мне кажется, — пишет Ливий, — судьба предопреде­лила и зарождение столь великого города, и основание власти, усту­пающей лишь могуществу богов. Весталка [Рея Сильвия] сделалась жертвой насилия и родила двойню, отцом же объявила Мар­са — то ли веря в это сама, то ли потому, что прегрешенье, виновник которому бог, — меньшее бесчестье. Однако ни боги, ни люди не за­щитили ни ее самое, ни ее потомство от царской жестокости. Жрица в оковах была отдана под стражу, детей царь приказал бросить в реку. Но Тибр как раз волей богов разлился, покрыв берега стоячими вода­ми, — нигде нельзя было подойти к руслу реки, и тем, кто принес детей, оставалось надеяться, что младенцы утонут, хотя бы и в тихих водах. И вот, кое-как исполнив царское поручение, они оставляют де­тей в ближайшей заводи — там, где теперь Руминальская смоковница (раньше, говорят, она называлась Ромуловой). Пустынны и безлюдны были тогда эти места. Рассказывают, что когда вода схлынула, оста­вив лоток с детьми на суше, волчица с соседних холмов, бежавшая к водопою, повернула на детский плач. Пригнувшись к младенцам, она дала им свои сосцы и была до того ласкова, что стала облизывать де­тей языком; так и нашел ее смотритель царских стад, звавшийся, по преданию, Фаустулом. Он принес детей к себе и передал на воспита­ние своей жене Ларенции» (Ливий. I, 4, пер. В. М. Смирила). Трагическую развязку легенды Ливий (I, 6—7) передает следую­щим образом: «Когда Нумитор получил таким образом (обратно) Альбанское царство, Ромула и Рема охватило желанье основать го­род в тех самых местах, где они были брошены и воспитаны. У альбанцев и латинов было много лишнего народа, и, если сюда приба­вить пастухов, всякий легко мог себе представить, что мала будет Альба, мал будет Лавиний в сравнении с тем городом, который пред­стоит основать. Но в эти замыслы вмешалось наследственное зло, жажда царской власти и отсюда — недостойная распря, родившая­ся из вполне мирного начала. Братья были близнецы, различие в летах не могло дать преимущества ни одному из них, и вот, чтобы боги, под чьим покровительством находились те места, птичьим знамением указали, кому наречь своим именем город, кому пра­вить новым государством, Ромул местом наблюдения за птицами избрал Палатин, а Рем — Авентин.
Рему, как передают, первому явилось знамение — шесть коршунов, и о знамении уже возвестили, когда Ромулу предстало двойное про­тив этого число птиц. Каждого из братьев толпа приверженцев про­возгласила царем; одни придавали больше значения первенству, дру­гие — числу птиц. Началась перебранка, и взаимное озлобление при­вело к кровопролитию; в сумятице Рем получил смертельный удар. Более распространен, впрочем, другой рассказ — будто Рем в насмешку над братом перескочил через новые стены, и Ромул в гне­ве убил его, воскликнув при этом: «Так да погибнет всякий, кто пе­рескочит через мои стены». Теперь единственным властителем ос­тался Ромул, и вновь основанный город получил названье от имени своего основателя» (пер. В. М. Смирина).
Происхождение и развитие легенды
Таков наиболее распространенный вариант легенды, которая оконча­тельно оформилась к I в. до н. э. и сохранилась у Ливия, Дионисия и Плу­тарха. Но возникла она очень рано, и не в Италии, а в Греции. Первые следы ее мы находим в V в. у Гелланика Лесбосского. У него основателем Рима является сам Эней. Однако когда легенда попала в Италию, возник­ли хронологические трудности: период в 670 лет, протекший между раз­рушением Трои (1184 г.) и изгнанием Тарквиния Гордого, последнего рим­ского царя (510 г.), был слишком велик для того, чтобы туда можно было поместить только 7 традиционных царей. Поэтому пришлось отнять у Энея роль основателя города и между ним и Ромулом вставить ряд промежу­точных персонажей. В первоначальном варианте легенды в качестве осно­вателя города, по-видимому, фигурировало одно лицо: Ром (Rhomos), за­тем под воздействием этрусских родовых имен превратившийся в Италии в Ромула (Romulus). Во время странствований легенды из Греции в Ита­лию и обратно личность основателя удвоилась: Ромул столкнулся с Ро­мом, ставшим потом Ремом. Так появилось двое братьев-близнецов.
Можно подтвердить археологически, что в первоначальной легенде фигурировало одно лицо. В Болонском музее находится стела, датируе­мая первой половиной IV в., на которой изображена волчица, кормящая одного ребенка. Правда, на известной группе «Капитолийская волчица» (в музее Консерваторов в Риме), относящейся к началу V в., изображены два ребенка. Но почти несомненно, что фигуры детей были приделаны только в эпоху Возрождения. Многие данные говорят за то, что версия о двух близнецах сложилась окончательно и была официально принята в Риме только к началу III в.
Таким образом, в рассказе об основании Рима, вероятно, нет никако­го исторического зерна. В нем много «бродячих» мотивов, в частности мотив ребенка, брошенного в реку и случайно найденного (Саргон Ак­кадский, Моисей, Кир Старший). В целом же это этиологическая леген­да. Ромул — герой-эпоним. Его греческое происхождение (от Энея) выз­вано стремлением вывести римлян от греков. В I в. легенда получила официальное признание в связи с желанием доказать божественное про­исхождение рода Юлиев, из которого вышла первая династия римских императоров. Этим объясняется роль, которую играет в легенде Асканий-Юл.
Легенда о Ромуле и Реме была самой известной и распространенной, но далеко не единственной легендой о происхождении Рима. Несколько других версий сохранилось в изложении Плутарха (Ромул,1—2): «От кого и по какой причине получил город Рим свое великое и облетев­шее все народы имя, суждения писателей неодинаковы. Одни пола­гают, что пеласги, обошедшие чуть ли не весь свет и покорившие чуть ли не все народы земли, поселились там и нарекли город этим именем в ознаменовании силы своего оружия. Другие утвержда­ют, что после взятия Трои немногочисленные беглецы, которым удалось сесть на корабли, ветром были прибиты к берегу Этрурии и стали на якорь подле устья реки Тибр. Женщины с большим тру­дом переносили плавание и очень страдали, и вот некая Рома, по-видимому, превосходившая прочих и знатностью рода, и разумом, подала подругам мысль сжечь корабли. Так они и сделали; сначала мужья гневались, но потом волей-неволей смирились и обоснова­лись близ Паллантия, а когда вскоре все сложилось лучше, чем они ожидали, — почва оказалась плодородной, соседи приняли их дружелюбно, — они почтили Рому всевозможными знаками уваже­ния и, между прочим, назвали ее именем город, воздвигнутый бла­годаря ей. Говорят, что с той поры у женщин вошло в обычай цело­вать в губы родственников и мужей, потому что, предав корабли огню, именно так целовали и ласкали они своих мужей, умоляя их сменить гнев на милость. Есть и такое мнение, будто имя городу дала Рома, дочь Итала и Левкарии (по другим сведениям — Телефа, сына Геракла), вышедшая замуж за Энея (по другим сведениям — за Аскания, сына Энея). Иные думают, что город основал Роман, родившийся от Одиссея и Кирки, иные — что Ром, сын Эматиона, отосланный Диомедом из Трои, иные — что это тиран латинян Ромис, изгнавший этрусков, которые когда-то переселились из Фес­салии в Лидию, а оттуда в Италию» (пер. С. П. Маркиша).

С.И. Ковалев. История Рима: ВОЗНИКНОВЕНИЕ РИМА

На территории этих последних как раз археологически засвидетельствован
обряд трупоположения. Наша традиция говорит о присоединении к
палатинской общине Ромула сабинской общины Тита Тация, и вообще
присутствие в раннем Риме сабинских элементов стоит вне всяких
сомнений. Отсюда кажется очень правдоподобной следующая гипотеза.
Древнейшим римским поселением была палатинская община протолатинов
Х — IX вв. Рядом с ней на Эсквилине в конце IX в. возникла община
протосабинов. Оба поселения довольно долго существовали бок о
бок и, наконец, слились приблизительно к VII в.
Четыре этапа расширения Рима
Довольно надежная традиция дает нам четыре этапа
расширения Рима в царский период. Первый этап — «Квадратный Рим»
(Roma quadrata). Этим названием некоторые римские писатели обозначали
древнейшее поселение на Палатине начала I тысячелетия. Второй
этап — «Город семи холмов», память о котором сохранилась в празднике
«Семихолмия». Вероятная дата его существования — VIII в. Точные
границы Рима в этот период не вполне ясны. Предполагают, что «семь
холмов» — это две вершины Палатина (собственно Палатин и Цермал),
далее седловина, соединявшая Палатин с Эсквилином (Велия), три
выступа Эсквилина (Цйспий, Фагутал и Оппий) и, наконец, Целий.
Является спорным, образовывал ли тогда город действительно единую
общину, обнесенную одной системой укреплений, или это был только
союз семи автономных поселков. Никаких следов оборонительных сооружений
от этого периода не сохранилось. Но как бы там ни было, этап «семи
холмов» отражает рост палатинского «города» в сторону Эсквилина
и подготовляющийся синойкизм латинских и сабинских поселков. Более
прочной стадией объединения является «Город четырех округов» (вероятно,.
VII в.). Четыре округа — это палатинский, субуранский (Целий),
эсквилинский и коллинский (Квиринал и Виминал). Таким образом,
город расширяется на север, в сторону Квиринала и включает теперь
пять главных холмов: Палатин, Эсквилин, Целий, Виминал и Квиринал.
Два других холма — Капитолий и Авентин — в VII в., по-видимому,
еще не были заселены или по крайней мере еще не входили в священную
черту города (померий). Наконец, последний этап — «Город Сервия
Туллия» (VI в.). Традиция говорит, что при Сервии Туллии Рим был
обнесен стеной, и действительно среди остатков крепостных сооружений
IV в. можно установить следы более древней постройки, может быть,
VI в. В эту эпоху Капитолий вошел в городскую черту, и город занимал
шесть главных холмов: Палатин, Капитолий, Усквилин, Виминал, Квиринал
и Целий. Что касается Авентина, то его заселение произошло, по-видимому,
только в середине V в.
Легенда о возникновении Рима
Историческая традиция, сохранившаяся у греческих и римских историков
и нашедшая свое отражение в поэзии (у Вергилия), так излагает
легенду о возникновении Рима. Троянец Эней, сын богини Афродиты
и смертного Анхиза, уцелел при разрушении Трои. Вместе с сыном
своим Асканием (или Юлом) Эней бежал и после долгих странствований
прибыл к берегам

Возникновение Рима: легенды — Возникновение Рима: легенды и факты

Рим находится на берегу р. Тибр в Лации. Местоположение города, благодаря климату, судоходной реке, в устье которой добывалась соль, соседству с морем, что облегчало связи с италийскими и заморскими народами, содействовало его развитию.
О древнейшей истории Рима и Лация рассказывают легенды, переданные античными авторами. Они сообщают, что место, где возник Рим, было издревле заселено и постоянно привлекало к себе иноземцев. Первыми из них были греки, сначала аркадянин Эвандр, а вскоре затем — знаменитый герой Геракл, или Геркулес. Потом после падения Трои к побережью Лация неподалеку от тибрского устья пристали корабли троянских беглецов во главе с героем Энеем. По наиболее распространенной версии, Эней на трудном пути в Италию лишился жены Креусы, отца Анхиза и остался лишь с сыном Асканием-Юлом. Все троянцы были истомлены скитаниями, и одна из троянских женщин предложила прекратить плавание, а для этого сжечь корабли. Звали её Ромой. Согласно одному из вариантов предания, её именем и назвали потом Рим (лат.Roma). Один из местных царей, Латин, дружелюбно принял троянцев и даже выдал за Энея свою дочь Лавинию. В её честь Эней построил г. Лавиний, а после смерти Латина стал царствовать и над его народом, и над троянцами. Этот объединенный народ в память об умершем царе стали называть латинами. Тем временем подрос Асканий-Юл. Он основал в лесистых горах новый город Альба-Лонгу, где и стал царем. Все его потомки получили прозвище Сильвиев, что значит «Лесовики». Четырнадцатилетний царь Альбы-Лонги, Нумитор, не имел мужского потомства. Он был свергнут своим братом Амулием. Чтобы обезопасить себя от претендентов на власть, коварный Амулий под видом почести отдал дочь Нумитора, Рею Сильвию, в жрицы богини Весты, потому что они должны были 30 лет сохранять безбрачие. Но юную весталку посетил бог Марс, после чего у неё родились близнецы, Ромул и Рем. Амулий повелел бросить младенцев в корзине воды разлившегося Тибра. Но божественные близнецы не погибли. После спада воды их начала вскармливать своим молоком волчица, а потом подобрал и воспитал царский пастух Фаустул. Когда близнецы выросли и узнали тайну своего происхождения, они восстановили на царстве деда, но в Альбе-Лонге не остались, а, собрав дружину, отправились на поиски места для создания нового поселения. Нашли они его на Палатине. Но между братьями вспыхнула ссора, в которой Рем был убит Ромулом. В честь него, ставшего первым царем, по другой версии предания, город получил название Рима. В то время римляне состояли из одних молодых мужчин. Жители соседних городов не соглашались выдавать за таких безродных людей своих дочерей. Ромулу пришлось пойти на хитрость: он пригласил соседей-сабинов с семьями в Рим на праздник Нептуна. В разгар празднества римляне похитили сабинских девушек. Возмущенные сабины пошли войной на римлян, но сабинянки примирили своих отцов и мужей. Римляне и сабины объединились в одну общину. Сабинянин Тит Таций стал соправителем латина Ромула. После их гибели вторым царем стал сабинянин Нума Помпилий. Он упорядочил религиозную жизнь и учредил ремесленные коллегии. За ним правил Тулл Гостилий. Он завоевал Альбу-Лонгу, разрушил её, а жителей переселил в Рим. Четвертым царем был Анк Марций, внук Нумы. Он успешно воевал с латинами, многих из них переселил и включил в римскую общину, построил мост через Тибр и основал в устье Тибра колонию Остию. Затем царем стал полугрек, полуэтруск, эмигрировавший из Этрурии. Звали его Тарквинием Древним. При нём Рим начал благоустраиваться: центральную площадь (форум) замостили, создали систему подземных сточных каналов, построили цирк, заложили храм на Капитолии, скромные хижины стали заменять домами на каменном фундаменте. Тарквиний был убит, а его жена возвела на царство воспитанного в их доме сына рабыни, Сервия Туллия. Сервий обнес город оборонительной стеной и провел реформы, в частности организовал по-новому войско. Этот царь тоже был убит. Убийцей оказался его зять Тарквиний, захвативший впоследствии власть. Он правил тиранически, за что получил прозвище Гордого, и был изгнан. После этого в Риме была установлена республика.

Мифы о возникновении и развитии Рима. — Мифы Древнего Рима

Во дворце хозяйничали уже победители-греки, собственными глазами видел Эней, как погиб царь Приам: перед домашним алтарем, на глазах у жены и детей, вонзил в старика меч Пирр-святотатец. Видел и прекрасную Елену, прячущуюся в храме. Страшная злоба завладела сердцем Энея, ведь если б не увез Елену от мужа влюбленный Парис, не быть бы этой войне, не видеть Трое разорения и позора. Немного славы — отомстить женщине, но уже потянулась рука Энея к мечу, как явилась перед ним ясно, как никогда, божественная Венера. «Что ты безумствуешь, сын? — молвила она. — Вспомни, ждет тебя дома жена Креуза, и маленький Юл, и престарелый отец! Спасайся бегством, уводи их подальше от Трои».
Очистился разум Энея, и бросился он по горящим улицам домой. Долго уговаривал Эней отца Анхиза последовать за ним, упорствовал старик, не желая уходить из родного дома, но вот собрал наконец Эней семью, и стали они пробираться к выходу из города: на руках нес Эней немощного отца, сын цеплялся ему за одежду, позади шла Креуза. Вот только жена его не дошла до храма, была убита по пути. Энея же провозгласили вождем, что отведет оставшихся беженцев в новые земли и там построит вторую Трою.
Неподалеку от Трои, в священной роще Кибелы, Матери богов, спасшиеся троянцы до весны строят корабли. Построив же, отправляются в путь, и никто из вступивших на борт не знает, что целых семь лет предстоит им скитаться по волнам, не имея родного очага.
На беду троянцам свой божественный взор обратила на них Юнона. Зла была она на Венеру, ибо ее, а не Юнону, красивейшей из богинь назвал Парис, и Венере желала она отомстить, навредив ее сыну Энею. Слышала также Юнона, что от крови троянской пойдет славный род и однажды сокрушит Карфаген, столь любимый богиней. Погубить корабли Энея задумала Юнона и поспешила к царю Эолу, что охранял запертые ветра. Умилостивила Эола богиня, обещав в жену прекрасную нимфу, ударил Эол древком копья по твердыне горы, на волю вырвались ветры и умчались к троянскому флоту.
Обрушились ветры на корабли, разметали по бурным волнам, но шторм почуял Нептун, повелитель глубин. Тотчас ветры призвал он к себе, пристыдил, что моря — его владения, и ему лишь угодно топить корабли. Смутились могучие ветры, буря утихла, и трезубцем снял Посейдон корабль Энея с отмели. В укромной бухте у берегов Ливии собрал Эней остатки своего флота — только семь кораблей из двадцати сумели сюда доплыть. Лагерем встали троянцы, и молвил Эней: «Крепитесь, друзья, нам с бедою встречаться случалось и раньше! Будет нам от богов обещанное царство, там мы новую Трою воздвигнем».
Эней же, людей накормив, ушел осмотреться и, накрытый волшебным туманом Венеры, незамеченным вступил в Карфаген. Здесь ожидал он царицу в храме Юноны, вот заходит она, а за ней — спутники Энея с тех кораблей, что он собрать не сумел. Счастлив Эней живыми увидеть друзей, они лишь не видят его и к Дидоне обращаются за помощью. Обещала царица помочь им починить корабли. Видя ее благосклонность, сбросил Эней божественный покров и от всей души восхвалил царицу за помощь. Благородные речи Энея послушав, Дидона позвала троянцев пировать во дворец. Отсылает Эней спутников на корабли за дарами царице и затем, чтоб привели на пир они малолетнего Юла.
Чутко следя за Энеем, Венера опасалась двуличья царицы: радушно принимает она Энея сейчас, но не обманет ли после? Решила богиня вместо Юла подослать на пир Купидона. Облик Юла ему придала, и бог неузнанный пришел во дворец. Царица взяла ребенка на колени, и отраву любви к Энею вдохнул в ее уста Купидон. Дидона, влюбленная, жаждет рассказов Энея, и все злоключенья троянцев поведал он ей.
После пира разошлись троянцы, а Дидона до утра не могла уснуть: перед глазами стояло у нее лицо погибшего мужа. Утром позвала она сестру Анну просить совета. Сестра же посоветовала ей его удержать.
Однажды отправились Дидона и Эней на охоту. Вдруг разразилась гроза, и они укрылись в пещере. Там, желая не пустить Энея в Италию, свершила Юнона их союз. Упрекнул Меркурий троянца, что забыл тот о воинской славе, о наследниках своих, которым должен добыть италийское царство. Понял волю богов Эней, но мешкал: как сказать о том влюбленной Дидоне? Втайне велит Эней снаряжать корабли, чтобы лишь перед отплытием признаться царице, чтобы не остановили его женские слезы. Но любящим сердцем Дидона предугадала, что скоро покинет ее Эней.
В гневе и отчаянии выговаривает она Энею: «Неужто надеялся ты бросить меня незаметно? Ни любовь тебя не удержит, ни жестокая смерть, что меня ожидает? Не от меня ли бежишь к тем землям, что даже не видел? Все соседи против меня ополчились за то, что тебя предпочла им, а ты оставляешь не только меня, но и город мой на разграбление!». Разозлившись, Дидона прогоняет Энея. На следующее утро, увидав уплывающие корабли, проклиная Энея, подхватила троянский меч и бросилась на острие.
Тем временем продолжал свой путь Эней, не подозревая о случившемся с Дидоной. Плыли его корабли мимо царства Цирцеи, где по хлеву металось стадо свиней. В животных превратила волшебница тех, кто с Улиссом Трою покинул, и, зная о том, ни за что не вступил бы Эней на Цирцеины земли. Наконец видит Эней с корабля долгожданный берег лесистый и могучий Тибр, воды к морю несущий. Тотчас на берег Лация вышли троянцы, но последние крохи еды оставались у них. Пошутил Юл, из ребенка уж ставший отроком, что скоро столы деревянные придется грызть троянцам.
Тогда храбрых юношей послал Эней разведать округу. Дорога привела троянцев в город Лаврент, в царство Латина. Сам Латин с теплотой встретил гостей и, послушав их речи, сулил троянцам помощь и вечную дружбу, если Эней возьмет в жены царевну Лавинию — знаменья пророчат, что мужем ей должен стать благородный пришелец.
Меж тем, над краем латинов пролетая, увидела Юнона Энея, в счастливом и мирном труде возводящим дома. «Ненавистный народ!» — в ярости шепчет богиня и из мрака фурию в Лаций зовет. Фурия примчалась к могучему воину земель италийских, Турну, царю рутулов. Раньше дочку свою за него сватал Латин, и теперь алкала фурия в сердце Турна разжечь жажду мести. Тотчас Турн собирает войска в поход на чужеземцев и Латина — предателя.
Понимая неизбежность войны, ищет Эней союзников. Знает он, что Эвандр, старый друг родителя Анхиза, изгнан был из родной Аркадии и со многими людьми в Италии заложил новое царство. С царством этим вдобавок давно воюют рутулы. К Эвандру поспешил Эней, и благосклонно принял его старый аркадец, воинов своих обещал и в спутники дал Энею сына, молодого Палланта. И добрым советом наградил царь Эвандр Энея. С юным Паллантом Эней отправился в Этрурию. К Турну меж тем слетела посланница Юноны, Ирида, с вестью: Эней собирает войска. Надлежит немедленно выступать Турну. Царь рутулов тут же двинулся на лагерь троянцев, Эней же, уезжая, строго-настрого наказал, если враг нападет, из стен укрепленных не выходить, не встречать противника в поле. Скачет под стенами Турн-красавец, на бой, выкликая троянцев, но они не идут. Выманить их решил Турн и поджег корабли троянцев. Корабли те срублены были из сосен священной рощи Кибелы. И когда с факелом Турн приблизился к кораблям, вдруг ударил в глаза ему неведомый свет и грозный голос раздался: «Страх свой отбросьте, троянцы! Турн море скорей подожжет, чем священный мой лес!» Корабли вмиг нырнули носом под воду, подобно дельфинам, а на поверхность всплыли уже прекрасные девы, морские нимфы, и исчезли в открытом море.
Ужас сковал рутулов, только бесстрашный Турн призвал взять лагерь в осаду. Ночью пируют рутулы, наутро, обнажив мечи, стремятся на стены. Кровавый бой закипел, и вот показалось троянцам, что враг разбит и бежит. Смело они распахнули ворота и бросились вслед, догоняя рутулов, а ворота беспечно оставили настежь. Но Турн один прорубился сквозь воинов к воротам и ворвался в лагерь. Заметив оплошность свою, троянцы ворота закрыли, а с ними и Турна внутри. Думали: дрогнет один он, но Турн лишь смеялся: «Я вас отправлю к Приаму в царство теней, там расскажите ему, что и здесь вы Ахилла нашли!».
Эней же, ничего о сражениях не зная, с этрусками союз заключил и повел их корабли обратно в земли латинов. С моря, по колено в воде, кинулся Эней на врага. Храбро бился и юный Паллант со своими аркадцами, и к нему устремился сам Турн. На поединок Палланта и Турна, затаив дыхание, смотрели и аркадцы, и рутулы. Наконец, могучим броском копья пронзил юношу Турн, пробив и щит, и доспехи, снял украшения богатые с трупа, и на щите унесли Палланта убитые горем аркадцы.
Страшная весть о смерти Палланта достигла Энея. Сквозь битву Эней прорубается, одного лишь Турна ища. Смотрела сверху на бой богиня Юнона и, опасаясь за царя рутулов, у супруга просила дозволения спасти Турна из битвы. Призрак Энея, во всем подобный ему, она сотворила и сделала так, как будто бы он отступает из битвы. Турн, лже-Энея увидев, следом погнался и за ним взбежал на корабль. Оборвала Юнона причальный канат, и в море унесся корабль с отливом.
Разбиты италийцы. После битвы с большими почестями Эней похоронил юного Палланта, дорогими дарами, доспехами и оружием убитых им воинов, кровью пленников сопроводив его погребальный костер. После похорон нашли Энея послы латинян, смиренно просившие над павших телами насыпать курган: с побежденными можно ль сражаться? Молвил Эней: «С радостью мир даровал бы я не только мертвым, но и живым! Не для того прибыл я в италийские земли. Если же Турн хочет крови троянской, пусть поединком меж нами решится война».
Молва же повсюду разнесла слова Энея, и все от Турна требуют выйти на бой. Долго совет царя Латина решал, как быть им дальше, и наконец, Турн согласился вызов принять.
Утром на поле собрались оба войска, женщины вышли на стены. Перед алтарем, взор обратив навстречу восходящему солнцу, поклялся Эней, что навсегда троянцы покинут земли латинов, если в бою боги присудят ему поражение. Если ж удастся сразить ему Турна, то на царскую власть не станет посягать Эней, лишь останется вождем своим людям. Обещал и царь Латин, что отныне не будет войны между двумя народами, как бы ни закончился поединок. Лишь один Турн молился молча, бледен, и роптали рутулы: отправляется на верную смерть их царь, не одолеть ему сына богини. Нимфа, Юноне послушная, шепчет за строем рутулов: «Стыдно вам, воины! Один будет он драться за всех вас, за отчий ваш край!» Рутулы схватили оружие, и вот уж нарушена клятва только что данная: с италийцами в битве опять схлестнулись троянцы.
Эней и Турн сошлись в бою, которого еще не видала италийская земля. Раз за разом сшибались герои, и сам Юпитер наблюдал за ними, положив на весы их судьбы. Вот сломался меч Турна, скрестившись с железом Вулкана. Турн, обезумев, бежал, Эней проворно за ним.
Задержался Эней из дерева вырвать копье, и нимфа, та, что на битву подвигла рутулов, незаметно дала оружие Турну. Продолжается бой. Больше нет сил у Турна сражаться, медленнее с каждым ударом он заносит клинок, но неутомим сын Венеры, и с размаху бросает он в Турна копье. Бедро героя пронзил наконечник, падает он, и у стоящего над поверженным врагом Энея молит пощады. Вот уж готов даровать ему жизнь благочестивый Эней, как перевязь Палланта павшего видит на Турне. Всякая жалость покинула разум Энея, и меч погрузил он с яростью в сердце врага.
Отныне воцарился мир на землях латинян. Взял в жены Эней царевну Лавинию и город троянский в честь нее Лавинием назвал. После отца правил его людьми Юл, создав новый город Альба-Лонгу, и от него пошел гордый род Юлиев. Так и стали потомки латинян и троянцев властителями земель италийских, Энея же они почитали как бога.
После смерти Энея его сын Асканий-Юл, видя многолюдность процветающего Лавиния, со временем оставил его мачехе, а сам у подножия Альбанской горы основал вытянувшийся вдоль хребта город, названный оттого Долгая Альба, или Альба-Лонга. Там царили его потомки до тех пор, пока по порядку наследования не пришли к власти два брата — Амулий и Нумитор. Амулий разделил отцовское наследство на две части: богатство и царство. Нумитор выбрал царство, а Амулий, владея богатством, дававшим ему больше влияния, вскоре оттеснил брата от власти. Свергнув царя, Амулий опасался его наследников, и потому отдал дочь Нумитора Рею Сильвию в жрицы богини Весты.
Жрицы этой богини должны были давать обет безбрачия и сохранять неугасимый священный огонь. А пока Марс, пленившись красотой Реи Сильвии, вступил с нею в связь, и у дочери свергнутого царя родились мальчики-близнецы. Это одна из самых известных легенд в мире. Как и о великом Геракле, миф о братьях-основателях Рима знают во многих странах. Он рассказывает о том, как братьев на берегу находит волчица, она же и переносит их в свое логово, где в скором времени их обнаружил царский свинопас по имени Фаустул. Увидев двух прекрасных младенцев в волчьем логове, Фаустул забрал их в свою хижину и вместе со своей женой воспитал мальчиков, которых назвали Ромулом и Ремом.
Близнецы и тогда, когда они были детьми, и тогда, когда стали юношами, выделялись своей красотой, силой и горделивой осанкой среди других детей пастухов. Молоко вскормившей их волчицы сделало юных Ромула и Рема смелыми и дерзкими перед лицом любой опасности, сердца их были мужественны, руки и ноги крепки и мускулисты. Оба брата пользовались всеобщей любовью, они отличались силой и ловкостью, были прекрасными охотниками, защитниками от разбойников, опустошавших их родные края. И Ромул, и Рем вступались за несправедливо обиженных, и вокруг них охотно собирались самые разные люди, среди которых можно было встретить не только пастухов, но и бродяг и даже беглых рабов. Таким образом, у каждого из братьев оказалось по целому отряду.
Случилось так, что Рем в одной из стычек был схвачен пастухами Нумитора. Когда его привели к свергнутому царю, тот был поражен красотой и благородным обликом Рема. На вопрос о том, кто он и откуда родом, Рем ответил откровенно. Он рассказал, что ранее они с братом считали себя сыновьями пастуха, воспитавшего их. Потом они узнали, что их выкормила волчица своим молоком, что дятлы носили им пищу, и бурная река пощадила беспомощных младенцев. Тогда братья поняли, что их появление на свет связано с глубокой тайной, которую они разгадать не могут.
Пока Рем рассказывал свою историю Нумитору, проникавшемуся к рассказчику все большей лаской и доверием, пастух Фаустул, услыхав, что Рем захвачен слугами царя, и опасаясь коварства Амулия, бросился за помощью к Ромулу. Фаустул рассказал Ромулу все, что знал о тайне рождения братьев. Ромул, собрав свой отряд, двинулся к городу, чтобы освободить брата. На пути к Альба-Лонге из окрестностей города к нему стало присоединяться местное население, ненавидевшее алчного и вероломного царя Амулия, жестоко притеснявшего своих подданных. Жители Альба-Лонги под предводительством Ромула освободили Рема и свергли с престола Амулия. Он был убит, а Нумитору вновь возвращен царский трон. Но, ни Ромул, ни Рем не пожелали остаться в Альба-Лонге. Для них нестерпимой была мысль о зависимости от кого-либо. Они хотели основать новый город и властвовать над теми, кого привели с собой, — пастухами, бродягами и рабами, видевшими в братьях-близнецах своих предводителей. миф древний рим легенда
Братья решили построить новый город на том самом месте, куда они были выброшены водами Тибра. Однако сама мысль о постройке города сразу же вызвала разногласия между столь дружными прежде братьями. Они стали спорить о том, откуда начинать постройку, чьим именем будет называться заложенный город и кто из них станет в нем царствовать. После долгих пререканий братья решили ждать указания богов и стали гадать по полету птиц. В ожидании божественного предзнаменования они сели поодаль друг от друга. Рем радостно вскрикнул — он первым увидел шесть коршунов, медленно круживших в ясном небе. Спустя мгновение мимо Ромула с шумом, сопровождаемым грозовыми раскатами, пролетело двенадцать коршунов. Братья вновь стали спорить. Рем, которому первому явились вестники воли богов, считал, что царем должен быть он. Ромул же, поскольку коршунов мимо него пролетело вдвое больше, настаивал на своем. Оба брата были упрямы, и ни один не хотел уступить другому. Когда Ромул, желая настоять на своем, принялся копать ров, который должен был очертить контуры будущего города, Рем, раздосадованный упорством брата, начал издеваться над ним и, легко перескакивая через ров и насыпанный вал, с насмешкой приговаривал, что никогда не видел столь мощных укреплений. Взбешенный Ромул, не помня себя от гнева, вскричал: «Так будет с каждым, кто осмелится переступить стены моего города!» — и обрушил на Рема страшный удар, от которого тот упал замертво.
Похоронив Рема, Ромул самым тщательным образом выполнил предписанный богами обряд основания города. Прежде всего, сам Ромул и его спутники прошли очищение священным огнем — каждый из них перепрыгнул через пылающий костер, чтобы с чистыми помыслами приступить к закладке города. Затем Ромул вырыл небольшую круглую яму, куда бросил комок земли, принесенный им из Альба-Лонги, где жили его предки. Точно так же поступили и все остальные. Это было сделано для того, чтобы для каждого поселенца земля, на которой он собирался жить, стала родной почвой. Древние верили, что вместе с горстью родной земли они переносят и души предков, охраняющие их (своих манов). Именно на этом месте Ромулом был устроен алтарь и зажжен жертвенный огонь. Так возник священный очаг нового города, его центр, вокруг которого должны были быть воздвигнуты жилые дома. Вслед за этим Ромул провел священную борозду, очертившую границы города. Белый бык и белая корова, запряженные в плуг с медным сошником, направляемые Ромулом в одежде жреца с покрытой головой, медленно вели глубокую борозду. Вслед за Ромулом двигались его спутники, ревностно следя за тем, чтобы комья взрытой лемехом земли были отброшены внутрь проводимой черты. Переступить эту борозду не имел права ни местный житель, ни чужестранец. Такой поступок почитался бы великим бесчестием, и, возможно, Рем поплатился так жестоко именно потому, что совершил его. В тех местах, где должен был находиться вход и выход из города, борозда прерывалась — так обозначалось местонахождение городских ворот. Ромул, совершивший обряд основания города по всем требованиям религиозных представлений того времени, сделался его первым царем, и дал ему свое имя — Рим.
Этот миф имеет огромное значение для историков, т.к. римляне вели счет от легендарного года основания Рима, т.е. 753 г. до н.э. Сейчас в одном из римских музеев можно увидеть статую той самой волчицы, что некогда вскормила двух братьев-близнецов. Эта статуя долгое время стояла на Капитолийском холме в Риме. Следует добавить, что миф о Риме у Вергилия предстает как идея о предназначении Рима справедливо править миром.

легенды возникновения Рима — Школьные Знания.com

Историческая традиция, сохранившаяся у греческих и римских историков и нашедшая свое отражение в поэзии (у Вергилия), так излагает легенду о возникновении Рима. Троянец Эней, сын богини Афродиты и смертного Анхиза, уцелел при разрушении Трои. Вместе с сыном своим Асканием (или Юлом) Эней бежал и после долгих странствований прибыл к берегам Лация. Там правил тогда Латин, царь местного племени «аборигенов». Он дружески принял Энея и выдал за него замуж свою дочь Лавинию. После смерти Энея Асканий-Юл основал новый город Альбу Лонгу и стал там царствовать. По другому варианту легенды, Юл был сыном Энея и Лавинии. Во всяком случае, по обоим вариантам именно он был основателем Альбы Лонги и родоначальником царствовавшего там рода. Через несколько поколений после Юла в Альбе Лонге воцарился Нумитор. Но его свергнул с трона его младший брат Амулий и воцарился в Альбе Лонге сам, а дочь Нумитора Рею Сильвию отдал в весталки. Весталки, т. е. жрицы богини Весты, должны были давать обет безбрачия. Однако Рея Сильвия от бога Марса родила двух близнецов, за что была осуждена Амулием на смерть как нарушившая свой обет. Близнецов царь приказал бросить в Тибр. Но рабы, которым это было поручено, оставили корзину с близнецами на мелком месте, так как из-за разлива реки им трудно было подойти к глубокой воде. Когда разлив спал, корзина очутилась на сухом месте. На плач близнецов прибежала волчица, спустившаяся с окрестных гор к реке, чтобы напиться, и накормила их своим молоком. Вскоре детей нашел царский пастух Фаустул. Он принес их домой и отдал на воспитание своей жене Ларенции. Близнецам дали имена Ромула и Рема. Выросши, они, кроме охоты, стали заниматься еще тем, что нападали на разбойников, отнимали у них добычу и делили ее между пастухами. В конце концов тайна происхождения братьев раскрылась, они убили Амулия и восстановили на троне своего деда Нумитора. Сами они не пожелали остаться в Альбе Лонге, а решили основать новый город в тех местах, где были найдены. При основании его братья поссорились, и Ромул убил Рема, а город назвал своим именем (римляне название Roma производили от имени Romulus). Согласно «эре Варрона», это произошло в 754/53 г. до н. э.
Уже в античности классическим изложением легенды о Ромуле и Реме признавался рассказ Тита Ливия (История Рима от основания Города. I, 3—7). Рассказ достаточно лаконичный, но не лишенный ярких моментов. «Как мне кажется, — пишет Ливий, — судьба предопределила и зарождение столь великого города, и основание власти, уступающей лишь могуществу богов. Весталка [Рея Сильвия] сделалась жертвой насилия и родила двойню, отцом же объявила Марса — то ли веря в это сама, то ли потому, что прегрешенье, виновник которому бог, — меньшее бесчестье. Однако ни боги, ни люди не защитили ни ее самое, ни ее потомство от царской жестокости. Жрица в оковах была отдана под стражу, детей царь приказал бросить в реку. Но Тибр как раз волей богов разлился, покрыв берега стоячими водами, — нигде нельзя было подойти к руслу реки, и тем, кто принес детей, оставалось надеяться, что младенцы утонут, хотя бы и в тихих водах. И вот, кое-как исполнив царское поручение, они оставляют детей в ближайшей заводи — там, где теперь Руминальская смоковница (раньше, говорят, она называлась Ромуловой). Пустынны и безлюдны были тогда эти места. Рассказывают, что когда вода схлынула, оставив лоток с детьми на суше, волчица с соседних холмов, бежавшая к водопою, повернула на детский плач. Пригнувшись к младенцам, она дала им свои сосцы и была до того ласкова, что стала облизывать детей языком; так и нашел ее смотритель царских стад, звавшийся, по преданию, Фаустулом. Он принес детей к себе и передал на воспитание своей жене Ларенции» (Ливий. I, 4, пер. В. М. Смирина).
Трагическую развязку легенды Ливий (I, 6—7) передает следующим образом: «Когда Нумитор получил таким образом (обратно) Альбанское царство, Ромула и Рема охватило желанье основать город в тех самых местах, где они были брошены и воспитаны. У аль- банцев и латинов было много лишнего народа, и, если сюда прибавить пастухов, всякий легко мог себе представить, что мала будет Альба, мал будет Лавиний в сравнении с тем городом, который предстоит основать. Но в эти замыслы вмешалось наследственное зло, жажда царской власти и отсюда — недостойная распря, родившаяся из вполне мирного начала. Братья были близнецы, различие в летах не могло дать преимущества ни одному из них, и вот, чтобы боги, под чьим покровительством находились те места, птичьим знамением указали, кому наречь своим именем город, кому править новым государством, Ромул местом наблюдения за птицами избрал Палатин, а Рем — Авентин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *