Легенда о ямале

Легенды Ямала — ЛЮБИМАЯ РОДИНА

Сайт «Любимая Родина» создан c целью популяризации современной литературы о Родине и родных местах.
Наша миссия — донести хорошие произведения о своей стране и малой Родине до адресата — читателей, ради которых эти произведения писались авторами.
Для размещения на сайте «Любимая Родина» мы отбираем душевные и добрые произведения о родном крае, которые находим в открытых источниках. Кроме того, мы с удовольствием публикуем произведения , которые присылают нам сами авторы.
Если Вы — Автор стихов, песен, рассказов, заметок , исотрических справок и других произведений о Родине и родных местах, и хотите , чтобы Ваши произведения появились на сайте «Любимая Родина»,  напишите нам, и мы обязательно с Вами свяжемся, а вскоре Ваши произведения появятся на страницах сайта, где они гарантировано дойдут до читательской аудитории.
Мы уважаем авторское право. Если Вы обнаружили свое произведение на страницах сайта, и по какой-бы то ни были причине не желаете, чтобы оно было здесь опубликовано, обязательно напишите нам, и мы гарантированно удалим Ваш текст в течение трех суток.
Мы очень ценим современных Авторов , пишущих о Родине, любим Вас, и желаем творческих успехов и добра!
Администрация сайта «Любимая Родина».

Легенда Ямал Ири

Ямальский Дед Мороз Ямал Ири появился на свет вместе с рождением ямальской тундры и Полярного Урала. Наделен он волшебной силою, переданной ему добрыми духами Севера.
Большую часть времени Правитель Лукоморья проводит в трудах и заботах в своей резиденции в ямальской тундре. Просыпается рано утром, умывается ледяной водой, облачается в малицу и выходит на прогулку по своим сказочным владениям.
Всегда берет собой Ямальский Дед Мороз волшебный посох, изготовленный из дерева и украшенный изысканным орнаментом. Если у вас есть заветное желание, и вы прикоснетесь к этому посоху, то оно обязательно сбудется.
Еще одним сказочным атрибутом Дедушки Севера является волшебный бубен. Бубен для Ямал Ири – это голос из волшебного мира, символ щита для друга и помощника в волшебных делах, проводника в мир волшебства, источник силы и энергии. Бубен помогает избавиться от плохих мыслей, делает добрых людей сильнее, а злых – добрее.
Ямал Ири – это кладовая народной мудрости, Он – великолепный рассказчик национальных северных легенд и мифов. Шутки, загадки, пословицы и сказки неизменно сопровождают все встречи с Морозным Волшебником.
Ямальский Дед Мороз с радостью встречает гостей в своей резиденции, дарит им замечательные подарки, потчует сладкими угощениями и исполняет желания.


Мифы и легенды Ямала: Война зверей и птиц | Etnic.ru

Фото: http://cdn.shopify.com/s/files/1/1099/4518/products/KateOHaraSwarm_WEB_grande.jpg?v=1509060572
Однажды на какой-то окраине земли и воды ногами ходящие звери и крыльями летающие птицы крупно заспорили. Возникла между ними небольшая ссора, которая перешла в открытую войну.
Много времени прошло с тех пор. Может, тысячи человеческих веков позади осталось, может, три тысячи веков с тех пор минуло. Немало деревьев с того времени рождалось и умирало, много раз их ветки и корни превращались в труху.
Точно об этом никто не скажет.
Заварилась вражда следующим образом.
Схватились однажды между собой тонконогий речной кулик и маленький мышонок. Столкнулись меж собой из-за места, чтобы свить себе гнездо. Весной это было. Тронулся на широкой Оби лед, началось мощное неукротимое половодье, на таловой стороне реки все широкие и узкие протоки через край захлестнуло водой. Низко расположенные луга и на средней высоте находившиеся сухие поляны тоже оказались под толстым слоем воды.
На таловой стороне Оби остался незатопленным только один высокий ехам (возвышенное место), поросший березняком, куда и пришел, спасаясь от беды, мышонок. В это же время туда подлетала тонконогая и высоконогая птица – речной кулик. И оба начали готовить себе гнезда. Видно, пришла пора кулику откладывать яйца, а мышонку – рожать мышат.
Сколько кулик успел натаскать мелкой травы и настелить для гнезда теплого пуха, столько мышонок тайком утащил к себе, в свое гнездо, которое он высмотрел среди густого тальника. И кулик, и мышонок не давали друг другу покоя. Ссора между ними началась.
Только кулик соберется долбануть своим острым, как отточенная пешня, носом мышонок, как тот вмиг ускользает от него прячется среди густого тальника или исчезает среди жухлой прошлогодней травы.
Так и возятся они меж собой, так и дерутся. В ссоре незаметно пролетали долгий весенний день и короткая белая ночь. И, наконец, в пылу яростной борьбы они не заметили, как затоптали отложенные куликом яйца в гнезде, и раздавили еще слабых хилых мышат.
За это время, пока они воевали меж собой, половодье пошло на убыль, и, казалось бы, теперь можно было разойтись – места теперь обоим хватало на лесной и таловой стороне широкой реки. Но они пуще прежнего схватились меж собой, еще злее заспорили.
-Ты голову слишком не задирай, — говорит мышонок. – Твой длинный клювик потом мой старший брат – проворный горностай – где-нибудь укоротит, а откушенный кусочек окажется потом в желудке какого-нибудь жителя подводных глубин. Скорее всего, щука с аппетитом проглотит его. А может быть, откушенный кусочек твоего носика окажется между высоких пружинистых кочек и сгниет в мутной гнилой воде.
-Ты тоже слишком-то не забегай вперед. Очень-то не хвастайся, — отвечает мышонку кулик. – Ты что, забыл про мою подругу ворону? В каком-нибудь месте, среди широкой поляны или широкого луга, окажешься, может, через песчаный берег будешь перебегать – она тебя и подкараулит. И ты окажешься в каком-нибудь углу ее широкой прожорливой пасти.
Хвастаешься, да еще силой вороны, — передразнил кулика мышонок. – Нашел мне птицу, которой хочешь напугать. Да она питается гнилой рыбой и мясом, все отбросы подбирает, а на большее и силы у нее хватает, тем более ума. Вот если я пожалуюсь моему брату лису, то он уж наверняка где-нибудь дохлую ворону подкараулит среди кочек и кустов, и окажется она в его острых зубах.
-Да я смотрю, — огрызнулся кулик, важно вышагивая перед мышонком, ты слишком далеко заехал. – Да еще хитрую лису на помощь привлек. Что думаешь, кроме длиннохвостой лисы, сильнее птицы не найдется? Стоит только мне пожаловаться могучему лесному орлу, призвать его на помощь, то неизвестно еще, кто сильнее и храбрее. Уж могучий орел, коль захочет, твою лису в каком-нибудь чистом месте подкараулит и обязательно намертво закогтит. И тогда твою лису до низких и высоких облаков орел взметнет. А затем, если оттуда вниз скинет, то от лисы-плутовки и костей и мыса не останется.
До хрипоты и усталости спорили кулик с мышонком. И, наконец, когда уже не могли больше говорить и пошевеливать кончиками языков, разошлись в разные стороны. Каждый из них отправился своей дорогой. Мышонок торопился к своим лесным бродячим братьям, а кулик спешил к своим. Придя к сородичам, они стали собирать в кучу.
И стал мышонок петлять в глухом лесу, пробежал через семь глухих рощ, через семь лугов, поросших густой травой, везде выискивая бродячих зверей на двух и четырех ногах. Мышонок стал уговаривать их пойти на птиц большой волной, чтобы отомстить им за их неслыханную дерзость. Мышонок говорил, что со стороны птиц всем им грозит неминуемая смерть, если только они не откликнутся на его просьбу, что все они прокляты птицами на вечные времена.
Кулик тоже торопился от одного озера к другому, перелетая от одного леса у ближнего мыса до другого леса у дальнего мыса. Всех живущих птиц на земле и в тундре, в пустыне и тропиках собирал кулик в кучу и уговаривал их пойти войной на зверей, мол, те прокляли птиц, готовы всех их перебить и даже сожрать.
После того как заварилась такая каша и неразбериха, после того как разгорелся такой огонь, разве скоро все это погасить и укротишь?
Все живущие звери, услышав такую неприятную весть, заволновались, у многих сердца ушли в пятки. Да и как не испугаться? Кто жить не хочет, кому жизнь не дорога? Да и кто добровольно желает расстаться с белым светом, где так весело и интересно. И ногами ходячие и прыгающие звери стали собираться вместе. Оповестили всех, чтобы собирались они на большой поляне у кромки священного острова.
А в это время все кулики, которые могли летать, тоже разлетелись в неисчислимые уголки леса, в разные края земли, отдаленные и ближние, чтобы птицы тоже вместе сбирались. Летающим зверям, конечно же, легче было организоваться, быстрее можно было оповестить друг друга. Да и как не легко они имели крылья? Пока бродячий зверь через одну рощу проходит, крылатый зверь семь рощ успевал пролететь, тридцать рощ оставлял позади себя. Крылатые звери тоже не на шутку испугались. Да и как не испугаться: кому жизнь не нужна, кому жизнь не дорога?
Ладно, пусть крылатые звери собираются вместе.
Через две-три недели крылатые звери первыми вместе слетелись в большую стаю.
Остров священный, куда должны были собраться звери лесные, птицы своими голосами огласили. Даже специально сыпали сверху свой помет на священные места зверей, где они устраивали жертвоприношения.
Толстоносые утки уселись у острова и так заполнили воды, что свободного места не осталось. Чирки-трескуны перелетали с места на место и оглашали своим криком окрестности. Осторожные шилохвосты вытягивали свои длинные шеи, не переставали свистеть свиязи, во всю галдели чернети и турпаны. Все они кричали, ныряли, взлетали и садились. Между ними, хвастаясь, важно плавали белые лебеди и серые гуси. У кромки острова, на мелководье, вышагивали длинноногие цапли, которые своими остроносыми клювами долбили воздух. Они готовы были вступить в немедленный бой и выклевать глаза лесным зверям за нанесенные им оскорбления.
А между кочек, разумеется, больше всех шныряли кулики, так и мельтешили перед глазами.
А на острове растущие деревья тоже лесными птицами переполнились. Не осталось ни одной свободной вершины, где бы не сидели крылатые звери. Березы и рябины огласились голосами мелких пташек, в этом разноголосье ничего нельзя было разобрать, да и живому существу от такого гама трудно было передвигаться. Такой был сильный шум.
На наиболее высоких и широкоплечих деревьях уселись большие и сильные птицы: разные коршуны и ястребы, совы и вороны. На старых кедрах важно разместились крепкокрылые орлы-великаны. От их тяжести некоторые вершины настолько прогибались, что чуть не переламывались.
И, наконец, на самой высокой и крепкой лиственнице уселся огромный филин-великан. Если он распускал одно крыло, — на две сажени оно уходило, второе крыло тоже на две сажени распускалось. От его тяжести вершина лиственницы, как плечи упругих луков, согнулась. Да! Действительно, такой крылатый зверь силенку имеет. Что только такой крылатый зверь не поднимет и с собой не унесет?
К вечеру звери, которые могли ходить и прыгать, тоже вместе стали собираться.
Первыми, конечно же, сбежались полчища мышат. Вслед за ними торопились к священному острову, вытягивая в нитку при прыжках, чернохвостые горностаи и проворные белки с длинными пушистыми хвостами. Хотя белки и приучились жить на деревьях, но теперь им пришлось остаться на земле: каждое дерево было занято крылатыми зверями.
После этого появились быстроногие зайцы, длиннохвостые лисицы, разбойники-росомахи. Среди деревьев, росших на священном острове, мельтешили многорогие олени и крепконогие лоси. Им-то, конечно, особо бояться было некого, поэтому они без боязни вышли на берег и стали пить воду у кромки острова.
Немного погодя, протяжно воя, появились серые волки. Жадные хищники, увидев столько еды, сразу же воспылались аппетитом, у них потекли слюни, и в глазах загорелся огонь охотничьей страсти. Но, помня о том, какое важное дело собрало всех зверей в кучу, они поумерили свой аппетит и забыли своей жадности. Только временами они широко и жадно разевали свои пасти, и тогда вовсю обнажались их острые клыки, которые вмиг готовы были перегрызть кость любого животного.
Собрались звери, которые могли ходить, бегать и прыгать. Но только их большой разговор никак не клеится, никак не могут прийти к одному решению. Кого-то еще не хватало, какого-то важного зверя.
В это время раздался грозный рык, от которого, казалось. Со стоящих деревьев листья и хвоя посыпались.
Из глубоких тайников священного острова, из низкого и высокого тальника шел вразвалку огромный медведь.
Выйдя на берег, он ненадолго встал на задние лапы, затем поднес к бровям одну лапу, потом – другую, оглянулся во все стороны и заговорил глухим, почти рычащим голосом:
-Я-а, что за беда случилась? До меня эту весть быстроногий заяц донес. Сказал, что беда приключилась, что нужно всем бродячим зверям в кучу собраться. – Медведь тихо походил по берегу то в одну, то в другую сторону, затем, увидев лежавшую на берегу толстую лиственницу, неуклюже уселся на ней и дальше повел речь: — Кой, как я смотрю, действительно какая-то беда стряслась…
-Действительно, действительно, — откуда-то снизу запищали мыши.
-Так-так, — погромче запищал горностай и подбежал поближе к медведю. – Крылатые вороны нас убить и съесть хотят.
-Да какие там вороны! – еще более толстым голосом, виляя своим пушистым хвостом, сказала лисица. – Орлы хотят меня поднять и утащить за тридевять земель, да и коршуны желают этого.
-Ладно, ладно, хватит, — сказал медведь. – Понял я, понял. Поэтому я и задумался: почему же все деревья, растущие в лесу, заполнены птицами. Там даже листьев и хвои не видать.
-Точно, точно, — высунув голову из густого багульника, сказал заяц с длинными ушами. – Действительно очень много. – После этого трусливый заяц показал на вершину самого высокого дерева – могучей лиственницы, — посмотрите, каков филин-великан. А рядом с ним сколько коршунов уселось, а чуть дальше орлы уже высматривают свою жертву среди бедных зайцев. – Кей, кей! Слишком большая сила, сильно страшная сила!..
-Невероятная сила, сот хоятпи ляль (перевод с ханты — медведь), — сказала в это время лисица. – Надо хорошо подумать нам, как эту силу одолеть. Коль будем дурака валять, то всех нас без особых усилий одолеют и склюют.
Медведь, услышав такое, со своего места соскочил и приблизился к лисице, затем легонько погладил ее по голове и сказал:
-Наконец-то первый зверь умную мысль подал. Хорошо-хорошо. На мой взгляд, вы ум свой еще не подрастеряли, хотя и у лисиц длинноват хвост. Поэтому я тебя сейчас посылаю к царю птиц – филину-великану. Так ему скажи, мол, сегодня воевать не будем. Пусть они дожидаются утра.
Лисица, конечно же, размахивая туда-сюда пушистым хвостом, сразу побежала туда, где посередине священного острова, на высоком дереве, сидел филин-великан, у которого глаза так и сверкали огнем, когда он водил ими в разные стороны. Так и высматривает он ближние и дальние места, словно готовясь вступить в немедленный бой.
Затем медведь сказал так:
-Что же делать? Видимо, все же воевать придется, трудно, наверное, отвертеться. Слишком далеко дело зашло. А сейчас каждый бродячий зверь, каждый прыгающий зверь по лесу пусть пройдется, выберет себе место, где будете сражаться. Хорошо все запомните: опасность ожидает вас, прежде всего, сверху, со стороны Высокого Неба.
-Я-то для этого крепкие рога имею, — слегка похвастался крепконогий лось. – Если я острыми рогами поддену какую-нибудь птицу – вряд ли живой останется: к стволу высокой лиственницы шлепнется, к вершине высокой ели отлетит. А коль не отлетит, то об дерево вмиг раздавлю. А если попадет под мои мощные копыта, то раздроблю на мелкие части, что пыли не соберешь.
-Я в густых кустах укроюсь, — сказал заяц, — просто так меня коршуну не одолеть.
-А мы за ночь тайные норы выроем, — сказали хитрые лисицы. – Если осмелиться какой-нибудь орел пожаловать к нам в гости, пусть приходит. Какое-нибудь перышко, думаю, там наверняка потеряет.
-А мы слишком-то пасти прожорливого халея не боимся, — похвастались горностаи. – Очень прятаться не станем. Пусть даже жадные халеи и проглотят нас, пропустят на через свою широкую глотку. Но как только халей поднимется чуть – даже на бросок аркана, и выше, мы тут же прогрызем ему желудок.
Так бы, наверное, все бродячие и прыгающие ногами звери до утра болтали и хвастались, если бы медведь не разослал их в разные стороны с нужным заданием. Когда все большие и малые звери разошлись, медведь, оставшись один, стал бродить по священному острову вразвалку и не торопясь. Там, где сидели на деревьях остроглазые коршуны, крепкокрылые орлы и каркающие вороны, медведь почти не останавливался: он понимал, что большой беды во время битвы они не сотворят.
Только когда приблизился к тому дереву, где сидел огромный филин-великан, медведь остановился и стал его внимательно рассматривать и изучать. В это время к нему подбежала лисица, которую он послал с важным заданием, и тихо промолвила:
-Согласился филин-великан, согласился филин-великан… До утра согласился обождать.
-Коль согласился – это хорошо, — хрипло сказал медведь. – Ты теперь к своим сородичам беги. Готовьтесь к завтрашнему дню, выспитесь хорошенько, силы наберитесь. Серьезный день предстоит, нелегкий.
Лисица сразу же побежала к своим сородичам.
“Да, действительно филин-великан имеет силенку, — размышлял медведь, оставшись один, и поглядывал вверх, где восседал важно тот. – Коль окажешься в его стальных когтях, то и крепконогий лось не удержится, да и вряд ли справлюсь с ним. Ведь каковы у него когти: каждая длиной с пядь! А крылья! Каждая размахом свыше двух сажень. Это сколько же сможет он за раз поднять и унести с собой? Кой, тяжело, тяжело нам будет тягаться с филином-великаном…”
Когда стемнело, медведь собрал на большое собрание всех зверей, кто мог бегать и прыгать. Звери быстро собрались, и тогда медведь спросил их:
-Ну, и как же вы подготовились к битве? Как мы завтра воевать будем?
Большие и малые звери, перебивая друг друга, враз заговорили, каждый старался показать свой ум и смекалку:
-Я под кустиком хорошую корягу обнаружил. Никакие когти коршуна меня не достанут, — похвастался длинноухий заяц.
-Я у обрыва глубокую нору вырыла, не всякая птица осмелится туда заглянуть, — похвасталась лисица.
-И я тоже вырыл нору, — тут же сказал песец.
-Я под раскидистым могучим кедром тоже себе надежное ме6сто подыскал, нелегко меня будет там взять, — сказал крепким голосом крепконогий лось.
-Мы тоже под каждой травой, под каждой соломинкой себе укрытие подготовили, — пропищали мыши.
-Я…
-Я…
Ответы и крики неслись то с той, то с этой стороны, так и сыпались, что если бы был туесок, то не успевал бы, наверное, все это собрать.
Услышав такие ответы, медведь медленно почесал один бок, затем другой и сказал:
-Сородичи мои! Коль так мы все будем прятаться, то кто же воевать будет? Так можно голодным день просидеть, неделю можно отсидеться, но придет время – и надо же выходить из своих укрытий. И тогда вы все окажетесь в когтях птиц. Нет! – резко покачал тут своей огромной головой медведь. – Так дело у нас не получится. Так нельзя поступать. Да к тому же разве можно себя так вести? Каждое наше слово, каждая наша мысль крылатым зверям слышна. Крылатыми зверями на ум наматывается. Поглядите: сколько их то там, то здесь сидит.
Еще долго журил своих несмышленых сородичей косолапый медведь, затем умолк. Недолго посидел, задумавшись, и подозвал к себе маленького мышонка. После этого остальным зверям сказал:
-А теперь, сколько имеет горла, кричите во всю мощь, свистите и рычите. Хоть землю себе на спины поднимите, хоть воду на свои плечи взвалите.
После того, как заговорили и закричали звери, зарычали и затрубили, казалось, что небо уселось на землю, а землю и воду на высоту семи небес приподняло.
Крылатые звери, сидевшие поблизости, и крылатые звери, находившиеся поодаль, услышав крик и гвалт, вздрогнули, немедленно подправили свои крылья и почти враз взлетели. Они подумали, что находившиеся на земле бродячие звери задумали начать битву. Летают, летают крылатые звери над островом, но в темноте разве что-нибудь увидишь? Только слышно, как размахивают они крыльями да временами тревожно покрикивают.
А такой шум медведь специально создал. За это время, пока птицы летали и кружились над островом, медведь втихомолку руководителю отряда мышей дал какое-то секретное задание. И конечно, птицы, которые в это время были в воздухе, ничего не могли услышать и были в полном неведении. И звери бродячие и прыгающие тоже ничего пока не знали.
Когда стемнело, длиннохвостые лисицы и песцы забрались в свои вырытые норы, толстолапые росомахи и крепкозубые волки тоже подались к своим заранее облюбованным местам, крепконогие лоси, на всякий случай, тоже улеглись у стволов раскидистых могучих кедров, где трудно было атаковать их с ходу. Остальные меньшие звери тоже подались к своим укрытиям.
А крылатые птицы, опять усевшись на вершины многочисленных деревьев, досматривая свои короткие и длинные сны, до поры до времени примолкли. А вокруг острова сидевшие на воде многочисленные стаи уток тоже утихли. Среди птиц только глазастая сова не спала, она дежурила и зорко следила за обстановкой, охраняя покой своих сородичей.
А на земле же сот хоятпи ляль – зверь, имеющий силу ста лучников – не спит, да и семь мышей бодрствуют, подготовились к какому-то важному делу. Им, оказывается, медведь поручил очень серьезное задание.
“Без помощи мышей нам не победить”, — сказал тогда медведь руководителю отряда.
Да и мы тоже поглядим, что же будут делать мыши, да и какое задание дал им медведь, начальник войска бродячих зверей. Да и почему для такого важного задания он выбрал самых слабых зверей из тех, что могут ходить и прыгать?
* * *
Когда наступила полночь, мыши, прячась за низкие и высокие травы, тихо тронулись с места к лиственнице, где уснул царь лесных птиц – филин-великан.
Другие мыши, чтобы отвлечь внимание глазастой совы, стали суетиться на берегу, туда-сюда носиться и пищать. Медведь тоже, от бессонницы, медленно вышагивал по берегу, временами заходил в воду и освежал горло свежими струями воды.
Все совы, которые были на дозоре, конечно же, приковались глазами к суетящимся мышам. Да и как не приковаться, если царь лесных зверей не спит, коль зверь, имеющий силу ста лучников, бродит по берегу. Кто знает, что он задумал? Кто знает, что он выкинет неожиданно? Так что совам надо быть начеку!
А отряд мышей в это время занимался порученным медведем делом. Они незаметно и тихо подошли к стволу толстой лиственницы, затем осторожно и бесшумно стали подниматься по стволу дерева вверх, к вершине, где беззаботно спал царь лесных крылатых зверей филин-великан. Мыши настолько тихо поднимались, что не упала вниз ни одна хвоинка, не шелохнулась ни одна борода на стволе дерева.
Семь мышей, придя к нужному месту, стали тихо и незаметно в семи местах своими маленькими, но острыми зубами прогрызать длинные перья у филина-великана. И прогрызли настолько, что длинные перья еле-еле держались, а при малейшей нагрузке могли сразу отвалиться. Мыши настолько осторожно и тщательно работали зубами, что не упало ни одно маленькое перышко, не свалилось ни одно большое перо. Даже перья у филина-великана толком и не пошевелились. Такая точная, скрупулезная работа была проделана мышами.
Царь лесных птиц, прилетевший с семи краев земли, спал крепким сном, не слышал, как мыши залезали наверх, как они спускались.
Закончив свое нелегкое дело, семь мышей так тихо слезли вниз, что опять не упала ни одна хвоинка, не пошевелилась не одна борода на дереве.
Отряд мышей пришли к медведю. Рассказали о выполнении задания, и тот только после этого успокоился, сердце и ум у него пришли в порядок. Косолапый медведь всех их лизнул своим теплым языком и велел, чтобы шли отдыхать.
Теперь, конечно, зверь, имеющий силу ста лучников, сразу повеселел, окреп сердцем и духом. Перед тем, как улечься спать, медведь еще раз пораскинул мозгами, как завтра начать битву, затем медленно направился к стволу толстой ели, прилег на бок и ненадолго уснул.
Только разыгралась на востоке волчья заря, медведь проснулся, огляделся и трех горностаев, оказавшихся рядом с ним, послал, чтобы они собрали всех зверей.
Хорошо выспавшиеся и отдохнувшие горностаи сразу взялись за выполнение поручения. Да и долго ли было им, резвым и проворным, обскакать весь священный остров и передать своим сородичам приказ медведя – царя лесных зверей.
Когда все собрались, медведь им сказал:
-Ни один не должен без моего приказа тронуться с этого места. Все маленькие звери пусть в середине сгрудятся, а крупные по внешнему кругу становятся, а под ними спрячутся и беспомощные. Сделаем так, чтобы ни один бродячий и прыгающий зверь не оказался в когтях хищных коршунов и орлов, в клювах ворон и воронов. – Медведь ненадолго замолк, затем, еще пуще прежнего, своим рычащим глухим голосом стал говорить, как будто специально громко, чтобы его хорошо слышали летающие крылатые звери: — Кто может – пусть под волка прячется, кто желает – залезайте под ноги высокого лося, а кто и около меня соберитесь, здесь защиту ищите. Таким путем мы вряд ли так легко окажемся в когтях и клювах хищных птиц. Тогда нелегко будет им нас одолеть.
-А филин-великан? Как нам быть с всесильным царем лесных крылатых зверей? Как мне с ним справиться, куда мне от него деться? – спросил робкий трусливый заяц. – Ведь он же кого угодно из нас поднимет: хоть лося, хоть медведя. Говорят, много таких случаев было…
-Кто знает, — ответил хитровато медведь. – Начнется битва, там будет видно…
В это время птицы после легкого, короткого сна тоже проснулись. Полетав и опробовав свои крылья перед решающим делом, они уселись неподалеку от своего предводителя – филина-великана. Они слушали и получали указания от своего царя. А затем почти враз все поднялись в воздух. От их крика и гама, казалось, покачнулась земля, всколыхнулась вода. Птицы, которые тучами носились туда сюда, затмили поднявшееся солнце, почти половину неба забрали они себе.
Так птицы проверяли свои крылья, остроту своих когтей, проверяли свою силу, вспоминали приемы нападения на бродячий зверей. Полетав так, они удалились в сторону другого конца острова. А затем, окончательно подготовившись к бою, ринулись дружно туда, где скопились в кучу бродячие звери.
Прожорливые халеи и вороны так и сяк бросались вниз, пытались схватить попрятавшихся за других, более сильных зверей: мышей, горностаев и белок. Ничего у них не получилось: все мелкие звери успели скрыться под защиту песцов лисиц и росомах
Коршуны и ястребы, могучие орлы, хотя и не раз навострили свои когти, но тоже ничего у них не выходило: все лисицы, песцы, зайцы и росомахи успели запрятаться под защиту зубастых волков, крепконогих лосей и всесильного медведя. А они были, конечно же, им не по зубам.
Так и кричат и визжат на все голоса, но только все без толку: ни одна мышь, ни один горностай не попал в когти и пасть летающих зверей. Пока они так возились и суетились, солнце уже высоко поднялось. Обратили тогда свои взоры летающие звери к высокой лиственнице, где важно восседал их царь – всесильный филин-великан, чтобы, очевидно, позвать его на помощь.
Да и понятно, разве без него, без всесильного богатыря крылатых зверей, какое-нибудь дело сотворится? Одним криком и гамом разве можно победить? Разве у бродячих зверей от этого сердца дрогнут и они сдадутся на милость победителей?
И вот птицы вокруг филина-великана закружились, кричат и говорят что-то на понятном ему птичьем языке. Наконец все носившиеся большие и малые звери разом как-то разлетелись, словно кто-то невидимым ножом надвое рассек птичью стаю.
В это время филин-великан свои двухсаженевые могучие крылья распростер, глаза его налились огнем, весь он напрягся на вершине высокой лиственницы и сильно оттолкнулся крепкими лапами…
Но ему удалось сделать только два-три взмаха своими мощными широкими крыльями. Внезапно он стал камнем падать вниз, словно его подбили стрелой.
А вокруг него потянулись длинные перья его крыльев, которые ночью были изгрызаны мышами и еле держались до сего времени. Отвалившиеся перья плавно кружились в воздухе.
Вздрогнула земля от тяжелого удара филина-великана, упавшего с высоты. Шлепнулся он так сильно, что стоявшие поблизости деревья покачнулись, а вода на речке даже взрябилась.
-Все! – закричал хриплым басом медведь, обрадовавшись тому, что его идея полностью осуществилась.
Меньшие крылатые звери, которые были слабее филина-великана, оставшись без предводителя, лишившись всесильного царя, вмиг попритихли и стали попусту кружиться вокруг острова, не пытаясь больше нападать на бродячих зверей. –Это другое дело, — засмеялся зверь, имеющий силу ста лучников. – Теперь мы живем. Без всесильного филина-великана нам птицы ничего не сделают. Поэтому вы, мои сородичи, отправляйтесь к своим норам и домам. Впредь мы так легко крылатым зверям не поддадимся.
С того времени, когда во вспыхнувшей войне звери одержали верх, много веков прошло, а может – и тысячелетий. И зажили впредь все звери и птицы своим умом и стали полагаться только на свою силу и мудрость.

Консультация для педагогов «Из истории Ямала. Легенды о племени сихиртя». Воспитателям детских садов, школьным учителям и педагогам — Маам.ру

Елена Вануйто
Консультация для педагогов «Из истории Ямала. Легенды о племени сихиртя»
Консультация для педагогов «Из истории Ямала… Легенды о племени Сихиртя…»
Сиртя (а также сииртя, сихиртя) — в ненецкой мифологии мифический народ, ныне живущий под землёй, боящийся дневного света, обитавший в заполярной тундре до прихода ненцев — «настоящих людей». Сиртя описываются как люди очень низкого роста. Название народа существует в различных вариантах: в краткой форме — «сиртя», «сирчи»; в полной форме — «сихиртя», «сихирчи». Ненцы перевода этого этнонима не дают. Существуют различные этимологии данного мифонима: как производное от глагола «сихирць» (приобрести землистый цвет кожи, чуждаться, избегать, от «си» (отверстие, дыра, от названия жука «си» (в которого превращается душа умершего).
По ямальским легендам, в незапамят ные времена сихиртя пришли на Ямал из-за моря. Сначала они поселились на острове, а затем, когда его берега стали обрушиваться под ударами штормов, переправились на полуостров.
Их образ жизни значительно отличался от ненецкого: они не разводили оленей, вместо этого охотились на диких, носили красивую одежду с металлическими подвесками. В некоторых преданиях сихиртя описываются как хранители серебра и золота или как кузнецы, после которых на земле и под землёй остаются «железки», их дома-сопки представлялись прикреплёнными к вечной мерзлоте железными верёвками.
Однажды сиртя переселились в сопки и стали подземными жителями, на поверхность тундры выходят по ночам или в туман. В своём подземном мире они владеют стадами мамонтов («я-хора»«земляных оленей»).
Встречи с сиртя одним приносили горе, другим — счастье. Известны случаи женитьбы ненцев на женщинах сиртя. В то же время, сиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума, наслать порчу на человека или напугать его.
Есть упоминания и о военных столкновениях ненцев с сиртя, при этом последние отличались не столько ратной доблестью, сколько умением неожиданно скрыться и внезапно появиться вновь.
Легенда о людях сихиртя
Из поколения в поколение у коренных народов Полярного Урала передают сказания о тех, кто «приобретает землистый цвет кожи» и «подобно жукам, скрывается в норах и живет под сопками». О тех, кто владеет стадами мамонтов.
Название этого таинственного народа существует в различных вариантах: в краткой форме — «сиртя», «сирчи»; в полной форме — «сихиртя», «сихирчи». Ханты называют их сииртя, зыряне — сиртя, а само название у них, говорят, было сихиртя. Ямальские ненцы перевода этого этнонима не дают.
Существуют различные этимологии данного мифонима: как производное от глагола «сихирць» («приобрести землистый цвет кожи, чуждаться, избегать», от «си» («отверстие, дыра», от названия жука «си» (в которого превращается душа умершего).
Ученые предполагают, что в легендах о сихиртя рассказано о народе, который жил на Полярном Урале до прихода ненцев («настоящих людей»). Так называемый дооленеводческий, или досамодийский, период Ямала насчитывает тысячи лет. По легендам, в незапамятные времена сихиртя пришли на этот полуостров из-за моря.
выжившие в мифах и преданиях
Сиртя описываются как коренастые и крепкие люди очень низкого роста, у них были белые (скорее всего, светлые) глаза, а говорили они, слегка заикаясь.
Их образ жизни значительно отличался от ненецкого: они не разводили оленей, вместо этого охотились на диких, носили красивую одежду с металлическими подвесками. В некоторых преданиях сихиртя описываются как хранители серебра и золота или как кузнецы, после которых на земле и под землeй остаются «железки», их дома-сопки представлялись прикреплeнными к вечной мерзлоте железными веревками.
Однажды сиртя переселились в сопки и стали подземными жителями, на поверхность тундры выходят по ночам или в туман. В своем подземном мире они владеют стадами мамонтов («я-хора»«земляные олени»).
Встречи с этими гномами вечной мерзлоты и ненецкими эльфами одним приносили горе, другим — счастье. Известны случаи женитьбы ненцев на женщинах сиртя. В то же время сиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума, наслать порчу на человека или напугать его.
Есть упоминания и о военных столкновениях ненцев с сиртя, при этом последние отличались не столько ратной доблестью, сколько умением неожиданно скрыться и внезапно появиться вновь.
Ученые допускают наличие такой народности в глубокой древности — в качестве доисторического населения тундры. Этот народ относят к Усть-Полуйской археологической культурe железного века (IV век до н. э. — II век).
Гномы, зетте, сиды и людки
Легенд о «каменеющих» под лучами солнца карликах, жителях подземного мира, великих волшебниках и мудрецах, этнографами записано множество. «Дневные люди» временами имели с «ночными» вполне взаимовыгодные торговые отношения, но чаще воевали, преследуя и истребляя карликов.
Предания о карликовых обитателях подземелий распространены практически на всех континентах и во всех странах, включая Полинезию и Австралию. Всем хорошо известны европейские гномы, чуть менее популярны норвежские зетте, ирландские сиды, лапландские чакли. На Кавказе лилипуты-бицента выступают строителями известных мегалитических сооружений — дольменов. Низкорослых «детей подземелья» знали и русские. Известнейший этнограф А. Н. Афанасьев в работе «Древо жизни» писал:
«У лужичан карлики называются людки: это подземные духи, обитающие в горах, холмах и темных пещерах. Людки — искусные музыканты, любят танцы и являются на сельские праздники. За услуги дают подарки, а когда бывают раздражены, отплачивают злыми шутками».
Можно вспомнить и знаменитые предания о «чуди белоглазой», которая была вытеснена славянскими переселенцами и «в землю ушла».
В «Тварях» Айвана Сандерсона приводится другое историческое свидетельство:
«. в 1632 году капитан английского судна «Чарльз» заявил, что во время плавания в Арктике заходил на остров, где было множество маленьких могил, в которых покоились скелеты по четыре фута (около 125 см. — Авт., а вокруг лежали луки, стрелы и костяные копья».
В «Библиотеке русского фольклора» отмечено:
«Дивьи люди живут в Уральских горах, выходы в мир имеют через пещеры. Культура у них величайшая, и свет в горах не хуже Солнца. Дивьи люди небольшого роста, очень красивы и с приятным голосом, но слышать их могут только избранные…»
Произведения устного творчества: сказки, песни, легенды, придания, мифы — есть у каждого народа. Возникают они на зоре жизни народа и живут, переходя из поколения в поколение.
В мифах ненецкий народ отразил свои представления о происхождении земли и явлений окружающей природы, о происхождении духов, которыми народ наделял окружающую природу. Но, к сожалению сегодня, с мифами и мифологическими рассказами ненцев знакомы очень мало.
Один из самых известных мифов — это легенда о маленьком народе — Сихиртя или Сиртя, которые обитали в заполярной тундре до прихода ненцев — «настоящих людей».
Сихиртя описываются как коренастые и крепкие люди очень низкого роста, с белыми глазами. По легендам, в незапамятные времена сихиртя пришли в заполярную тундру из–за моря.
Их образ жизни значительно отличался от ненецкого. Сиртя не разводили оленей, а вместо этого охотились на диких. Одевался этот маленький народ в красивую одежду с металлическими подвесками. В некоторых преданиях сихиртя описываются как хранители серебра и золота или как кузнецы, после которых на земле и под землёй остаются «железки», их дома–сопки представлялись прикреплёнными к вечной мерзлоте железными верёвками.
Однажды сиртя переселились в сопки и стали подземными жителями, выходя на поверхность тундры по ночам или в туман. В своём подземном мире они владеют стадами мамонтов
(«я–хора»— «земляныхоленей»).
Встречи с сиртя одним приносили горе, другим — счастье. Известны случаи женитьбы ненцев на женщинах сиртя. В то же время, сиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума, наслать порчу на человека или напугать его.
Есть упоминания и о военных столкновениях ненцев с сихиртя, при этом последние отличались не столько ратной доблестью, сколько умением неожиданно скрыться и внезапно появиться вновь.
ЛЕГЕНДА О ПЛЕМЕНИ СИХИРТЯ
Говорят, давным–давно жили в наших северных краях маленькие люди–сихиртя. Жили они, согласно преданиям, под землёй, в пещерах, под высокими сопками. До наших дней дошли довольно скудные сведения об этом маленьком народе. Легенды рассказывают, что у сихиртя была развита культура. Внешне они были похожи на русских: белокурые, светлоглазые, только очень маленького роста. Сихиртя ловили рыбу, охотничали, тем они и жили. Что странно, люди этого племени днём спали. Жизнь закипала у них ночью. А ещё говорят, сихиртя обладали сверхъестественной силой. По преданиям, обычные люди, увидевшие сихиртя, вскоре умирали.
В давние годы мои соплеменники находили возле обрывов или осыпавшихся курганов черепки красивой глиняной посуды, бронзовые женские украшения и прочие расписные бытовые изделия.
По одной легенде, мимо высокой сопки ехал аргиш. А дело было летом. Проезжая мимо сопки, люди решили сделать привал, дать оленям передохнуть. Решили обследовать сопку. Неожиданно возле травяной кочки обнаружили спящую девушку маленького роста. Девушка была очень красива. На ней была одежда, украшенная расписными пуговицами, серебряными бляшками. Возле девушки лежала туча — мешочек для шитья. Такой невиданной красоты пришлые люди никогда не видели. Мешочек был украшен блестящими, искрящимися на солнце бусами, бисером. Бронзовые ажурные подвески издавали тонкий мелодичный звон. Тут девушка проснулась, резко вскочила на ноги и мигом скрылась в ближних кустах. Только её и видели. Поиски чудесной незнакомки результатов не дали. Как сквозь землю провалилась. Люди покрутились туда–сюда. Нет её да и всё.
Решили тучу–мешочек с собой прихватить. Тронулись они с места, покатили дальше. К концу дня приехали на место, поставили чумы. А ближе к ночи стал раздаваться женский жалобный крик: «Где моя туча?» «Где моя туча?» Говорят, до утра крик раздавался. Никто не осмелился выйти из чума и отнести куда–нибудь в тундру мешочек для шитья, как вы уже догадались, девушки–сихиртя. Семья, у которой находилась эта красивая сумочка, вскоре умерла. А родственники всё равно сохранили эту драгоценную находку. (Говорят, эта туча до сих пор в священной нарте у одного жителя Находкинской тундры).
Как я уже говорила, сихиртя имели сверхъестественную силу. Вот и этот мешочек стал священным атрибутом. Во время болезни человека родственники вешали эту тучу на хорей, до выздоровления больного.
Мы не знаем, действительно ли жили такие маленькие люди в наших краях. Но из поколения в поколение передаются небольшие легенды о таинственном народе–сихиртя. Возможно, они и жили здесь, коль сохранилась до наших времён песня под названием «Плач девушки–сихиртя«. Ведь зачастую легенды имеют под собой реальную почву.
Педагог дополнительного образования
Вануйто Е. А

Ямальская легенда

Все блоги
Клубная жизнь. Слеты, мероприятия
Клубная жизнь
Конкурсы
Слеты, мероприятия
ФППР
Драгоспас
Оборудование поисковое
Металлоискатели
Катушки для металлоискателей
Георадары
Ремонт, проблемы, гарантия
Прочее оборудование
Кладоискательство
Законодательство
Поездки, байки у костра
Пляжный поиск
Советы где искать клады
Легенды о кладах
Найденные клады
Находки
Коп за рубежом
Книги, газеты, справочники, ссылки
Форум старого клуба
Вопросы-Ответы
Карты и навигация
Карты современные
Карты старинные
GPS навигация
Метеориты
Все о метеоритах
Это метеорит?
Оцените находку. Что это?
Нумизматика
Металлопластика, крестики, иконки
Прочее
Коллекционирование
Реставрация и чистка
Нумизматика
Посуда, бутылки, стекло, фарфор
Пуговицы, пряжки (Филобутонистика)
Орденов, медалей, жетоны, пряги (Фалеристика)
Металлопластика, иконы, кресты
Кольца, перстни
Печати (Сфрагистика)
Прочее
Каталоги и литература
Золотодобыча
практика и общение
оборудование
находки
Законодательство
Военная археология
общение
Подвиги солдат
находки
Вопросы истории
Археология
Дайвинг
Рассказы
Оборудование
Подводный поиск
Спелеология
Палеонтология
Практика, поездки, экспедиции
находки
Фото
Как и чем снимать
Оцените фотографию
Видео
Как и чем снимать
Оцените видео
Авто, мотто, квадро, вело…
Джипинг (4WD)
Практика и общение
Мастерская
Туристическая экипировка и снаряжение
Энциклопедия туриста
Снаряжение, одежда
Шутки, анекдоты, веселые картинки
Картинки
Рассказы
Знакомства
Совместные поездки
Разработчикам сайта. Пожелания, замечания.
Ошибки на сайте
Пожелания
Свободное общение
Флудильня
Практическая польза
Гаджеты

Ямал – это полный мифов и легенд уголок Российской Арктики.

Учебно-методический материал по теме: Я расскажу тебе про Ямал! | скачать бесплатно | Социальная сеть работников образования

«Я расскажу тебе про Ямал»
(Звучит тихая музыка)
Ход занятия
Педагог : «Здесь, на земле Ямала, под шатром небес,
Как будто в чуме под северным сиянием
Блестящим бисером, мозаикой чудес
Рассыпаны легенды и предания…»
Послушайте народную легенду о ЯМАЛе
Легенда о Ямале
Из чистой глади океана,
Искрясь небесной синевой,
Вдруг чайка вынырнула рьяно
И закружилась над водой…
Сюжет легенды иль былины?
Но слухи все, же к нам дошли,
Что в клюве был кусочек глины,
Вернее, «семечко земли».
Упало это семя в воду,
И появились острова,
Цветы, деревья и народы –
Средь них Ямальская земля…
Сиянье звезд, шамана бубен
Источник жизни в мир несут,
Легенда жить веками будет
И у костра найдет уют…
У каждого народа есть свои сказки, загадки, легенды, песни. Есть свои сказки и предания и у ненцев – коренных жителей нашего края. Для чего рассказываются сказки, легенды? Для того, чтобы следующие поколения знали свой край: все чем богата наша земля, чтобы дети учились быть смелыми, умелыми. Сказки рисуют яркие картинки жизни и быта оленеводов, охотников, рыболовов; знакомят с преданиями и обычаями.
^ Раздается топот бегущего олененка. Вбегает олененок, ищет защиты у людей, за ним бежит ведьма Парнезко, хочет поймать олененка. Олененка прячут в чуме люди.
Парнезко: Отдайте мне олененка
Дети: Нет
Парнезко: Хорошо, тогда отгадайте мои загадки и олененок останется у вас:
Лежит у порога меховое кольцо-
Чужого в дом не пустит. (Собака).
Ме- не- ме
Туча – не – туча-
То по тундре кочует. То на одном месте кружит. (Оленье стадо).
Олень от них убегает,
А они не отстают. (Нарты).
^ Дети отгадывают загадки и прогоняют Парнезко.
Олененок выходит из чума с гордо поднятой головой.
Воспитатель:
Он в тундре живет с незапамятных времен
И север представить нельзя без оленя.
Олень – это тундры пятнистый ковер,
Вдохновение ее, откровение.
У ненцев нет надежней друга,
Чем северный олень.
Зимой хозяина в любую вьюгу
Всегда он привезет домой.
^ Звучит тихая музыка, воспитатель продолжает:
Давным-давно жил рыбак, ловил рыбу, кормил свою семью. Радовался всему живому, пел свои дивные песни, слушал песни птиц. Так изо дня в день трудился. Но однажды день изменился. Солнце спряталось, птицы перестали петь. Все звери попрятались в свои норы. Казалось, жизнь остановилась. Люди в страхе спрятались в свои жилища. На небе повисли тяжелые тучи. Всю эту тревогу принесла с собой злая ведьма Парнезко. Все боялись ее гнева. Люди отдавали ей в жертву оленей, рыбу, добычу, чтобы она полюбила их. Только один молодой рыбак не испугался, вступил с ней в поединок. Он вспомнил, что старики говорили: ведьма боится огня. Так вот, он развел большой костер, заманил ведьму и сказал, что если она поймает его, то он будет ее пленником. Стала ведьма его догонять, а он ловко перепрыгнул через костер. Ведьма не смогла перепрыгнуть и исчезла. И опять в тундре наступил праздник, не стало Парнезко. Добро победило зло. Учитесь любить, уважать, понимать друг друга, уважать людей, которые вас окружают.
Праздник, начавшийся в тундре, продолжается. Давайте поиграем в ненецкие народные игры. ^ Дети играют в игры «Ловкий оленевод», «Важенка и оленята», «Олени и пастух».

Сказки

Сказка о северном сиянии
По древним преданиям народов Севера жили некогда в тундре дедушка и внук. И была у них собака по кличке Айя, которая помогала охотиться и пасти оленей. Однажды дед вернулся с охоты опечаленный – в тундре на него напал волк. Собака спасла хозяина от волка, но была ранена. И пока дед волка прогонял, Айя куда-то пропала. Тем временем в тундре стемнело – не найти уже потерявшуюся собаку. Мальчик громко заплакал, но тут подлетел к нему сокол и велел поджечь ветку в костре. Взял сокол ветку в клюв и взмыл высоко-высоко в небо. И расступилась тьма, а сокол все летал над тундрой кругами, пока внук с дедушкой искали собаку. Айя нашлась, когда ветка уже догорала. Сокол улетел, а в северном небе с тех пор часто загорается костер, чтобы осветить путь тем, кто хочет совершить доброе дело.
Сказка о тройном прыжке
На седьмое солнце ехал кочевник по весенней тундре, весело ехал, песню пел. Вдруг упряжка в сторону резко рванулась и понеслась. Выпал из нарты пастух, а когда поднялся на ноги, увидел: прямо на него волки бегут. Что делать? Впереди – смерть от клыков хищников, за спиной – горная река. Перепрыгнуть невозможно, переплыть не сумеешь: вода студеная и быстрая. А волки всё ближе…
Решил пастух попробовать свою жизнь спасти. Собрал все силы и прыгнул сразу двумя ногами на первый камень, а с него – на второй, а со второго – на берег. Едва на ногах удержался. Смотрит пастух на волков и сам себе не верит, что живым остался, что через весеннюю реку перепрыгнул, даже пимы не замочив, а река была широкая.
Вернулся пастух в чум. Занялся поисками пропавшей нарты. Нашел. Уже вечером, когда склонилось солнце за зубчатые вершины, решил попробовать трижды прыгнуть, повторить решил свой подвиг, но не смог. У страха ноги длинные были на реке. Но упрямым был пастух. Стал он каждый день прыгать, увеличивая длину прыжка. Наконец, наступил тот день, когда он достиг длины маха реки, так пастух победил самого себя.
С тех пор ненцы и стали учиться прыгать тремя прыжками, отталкиваясь сразу двумя ногами.
Сказка о рыбаке и охотнике
Встретились рыбак и охотник и разговорились.
– Как-то раз, – говорит рыбак, – у меня клюнула большущая щука. Я ее тащить, а она – такая сильная, – думаю, ее мне в лодку не втащить. Вытащил топор, раз тюкнул – и сразу пополам. Голова в воду ушла, а хвост остался. Ну, я взял хвост, принес домой… А на следующий год на этом же самом месте закинул сетку – опять эта щука схватила, но уже без хвоста.
– Это бывает… А вот у меня была собака. Пойду на охоту, она заметит зайца, сделает стойку и поднимет лапу: один однако заяц, значит! А попадутся два зайца – две лапы поднимет; три зайца – три лапы, а на одной стоит.
– Ну, а – четыре зайца?
– Четыре? Тогда она четыре лапы поднимает.
– А на чем же, – спрашивает рыбак, – она стоит?
– Как на чем?.. На хвосте!
Ненецкая сказка «Белый медведь и бурый медведь»
Однажды лесной бурый медведь пошёл на север, к морю. В это время морской белый медведь пошёл по льду на юг, к земле. У самого берега моря они встретились. У белого медведя шерсть встала дыбом. Он сказал:
— Ты что это, бурый, по моей земле ходишь?
Бурый ответил:
— Когда она у тебя была, земля-то? Твоё место в море! Твоя земля — льдина!
Белый медведь встал на дыбы. Бурый медведь встал на дыбы. Они схватились, и началась борьба. Боролись до полудня- никто не одолел. Боролись до вечера. Оба устали, сели. Молчат. Первым заговорил бурый. Он сказал:
— Ты, белый, оказывается, сильнее. Но я — ловчее, увёртливее. Поэтому никто из нас верха не возьмёт. Да и что нам делить? Ведь мы с тобой братья.
Белый медведь сказал:
— Верно, мы братья. И делить нам нечего. Земли наши неоглядны.
Лесной медведь сказал:
— Да, мои леса огромны. Мне нечего делать в твоих льдах.
Морской медведь сказал:
— А мне нечего делать в твоих лесах. Да я туда никогда и не заходил! Давай жить каждый на своём месте и не мешать друг другу.
Лесной медведь пошёл назад, в лес. Морской медведь остался на берегу моря.
С тех пор хозяин леса живёт в лесу, хозяин моря живёт в море. И никто друг другу не мешает.
Ненецкая сказка «Ягода голубика»
Жила однажды девушка. Была она такая маленькая, что могла легко спрятаться за кочку, за карликовую березку. Потому прозвали ее Лынзермя.
Сидела как-то Лынзермя одна у себя в чуме и шила. Вдруг в чуме стало темно.
«Кто это уселся около дымового отверстия и мешает свету проникать в чум?» — подумала Лынзермя.
Подняла она голову и увидела белку.
— Уйди, белочка, ты загораживаешь мне свет, шить темно,-сказала Лынзермя.
Но белка, вместо того чтобы послушаться, стала бросать в девушку шишками.
Рассердилась Лынзермя и сказала:
— Белочка, если не перестанешь бросаться шишками, я ударю тебя шестом.
Не слушает белка, продолжает бросаться шишками. Взяла Лынзермя шест и ударила им белку. Белка упала на землю. Стала Лынзермя снимать с белки шкурку, сама приговаривает:
— Из этой части шкурки я сошью рукавички. Из этой части шкурки сошью палицу. Из этой части шкурки сошью себе шапку.
Мясо белки она разложила по нартам.
Через некоторое время пришли в чум два незнакомых человека. Лынзермя встала со своего места, вышла на улицу и принесла большой кусок беличьего мяса. Часть мяса она сварила, часть приготовила для еды в сыром виде.
— Видно, ты хорошая хозяйка,-говорят мужчины. — Будь женой одного из нас.
Испугалась Лынзермя. Не знает она этих мужчин. Как за чужого человека замуж идти, в чужие места перекочевывать?
— Как же вы меня понесете? Во что посадите?
— Посадим тебя в рукавицу,-говорят мужчины.
— Пальцами меня там раздавите.
— Посадим тебя за пазуху.
— Шерсть от шубы ко мне там пристанет.
— В пимы тебя посадим.
— Растопчете меня в пимах.
— В шапку тебя посадим.
— Я задохнусь в шапке.
— Куда же тебя посадить? -спрашивают мужчины.
— Посадите меня в этот железный ящичек.
Посадили мужчины Лынзермя в железный ящичек и понесли куда-то. Долго шли. По дороге Лынзермя выскользнула тихонько из ящика через отверстие в замке. Падая зацепилась она за веточку и спряталась под листиками. Сидит на веточке и плачет. Как домой вернуться, не знает.
Пришли мужчины к себе домой, открыли ящичек. Смотрят, нет там Лынзермя. Искали они ее, искали,- нигде найти не могли.
А Лынзермя так плакала на веточке, что вся посинела, совсем маленькая, круглая стала. В ягодку превратилась девушка, в ягодку голубику.
Не сразу найдешь ты ягодку голубику. Прячется она за листочками. Боится, как бы не нашли ее чужие люди.

«Yamal Product» — крупнейшее предприятие по глубокой переработке рыбы, производству и продаже. Широкий ассортимент рыбы высокого качества. Бренды — Yamal Product

Крайний Север находятся очень далеко от Большой Земли, но издревле считается, что в тех местах водится сказочно вкусная рыба. Ее очень мало, и из нее готовят самые вкусные блюда. Рецепты этих блюд всегда хранились под большим секретом, но люди с Большой Земли знали об их существовании.
Существует легенда о том, что один торговец приехал к старцу-ненцу и спросил у него возможность попробовать их прекрасную рыбу. Тот угостил его, и торговцу рыба очень понравилась! C тех пор они договорились, что некоторое количество улова народы Крайнего Севера будут отправлять на Большую Землю.
«Легенда Ямала» – это:
торговая марка крупнейшего российского производителя продуктов питания Yamal Product
отборный продукт, рецепт которого передается из поколения в поколение как сокровище;
экологически чистый продукт, что особенно ценно в условиях повсеместного использования технологий по искусственному выращиванию;
гарантированно высокое качество от производителя.

История народов Ямала. Предания о сихиртя | Etnic.ru


Это загадочное слово — сихиртя — многие столетия звучало в сказаниях ненцев. Несколько десятилетий назад оно проникло в научные работы этнографов, археологов и языковедов. И, наконец, в последние годы замелькало на страницах публицистических и художественных произведений. Значение самого слова «сихиртя» («сирти», «си-ирти») объясняют поразному: как производное от глагола «сихирць» (приобрести землистый цвет кожи, чуждаться, избегать), от названия жука «си» (в которого превращается душа умершего), от «си» (отверстие, дыра).
Главным источником, повествующим о сихиртя, являются ненецкие легенды. В них рисуется образ некогда обитавших в тундрах Западной Сибири и Приуралья людей маленького роста с белыми (светлыми?) глазами. Жили они в высоких песчаных сопках. Ручкой наружной двери их жилища служил «рог» (бивень) мамонта — я’ хора («земляного оленя»). Одежда сихиртя, особенно женщин, была замечательно красива, она украшалась металлическими предметами, отчего при приближении сихиртя часто слышался звон. Среди ямальских ненцев распространено немало рассказов о встречах с сихиртя, которые дарили людям вещи, сделанные из необыкновенного металла — ковш, нож, наперсток. В некоторых преданиях сихиртя описываются как хранители серебра и золота или как кузнецы, после которых на земле и под землей остаются «железки». Образ «маленьких людей» настолько тесно связан с металлом, что даже их дома-сопки представлялись прикрепленными к вечной мерзлоте железными веревками.
По легендам, сихиртя запрягали в нарты собак, а одежду сшивали нитями из собачьих сухожилий. Иногда они предстают охотниками на морского зверя или дикого оленя. Иногда выглядят рыболовами, применявшими не совсем обычные снасти — например, сети, оснащенные цветными балберами (поплавками) и каменными грузилами.
Чаще всего встречи ненцев с сихиртя происходили именно у рыболовных озер, где они поочередно похищали друг у друга уловы, причем ненцы рыбачили днем, а сихиртя ночью.
В отношении ненцев к сихиртя нет враждебности, в ряде случаев встречи с ними расценивались даже как счастливая примета. Существует немало преданий о женитьбе ненцев на сихиртя, об их взаимопомощи в борьбе с врагами и злыми силами. По другим рассказам, сихиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума), наслать порчу на человека или просто напугать его. Встречаются упоминания военных столкновениях ненцев с сихиртя, при этом последние отличались не столько ратной доблестью, сколько умением неожиданно скрыться и внезапно появиться вновь. Ненцы относили эти умения к шаманским дарованиям сихиртя.
По легендам, в незапамятные времена сихиртя пришли на Ямал изза моря. Снача-ла они поселились на острове, а затем, когда его берега стали обрушиваться под ударами штормов, переправились на полуостров. Конец «эры сихиртя» и наступление «эпохи ненцев» («людей») подробно описывается в ярабц’ «Няхар» Сихиртя» (сказитель Пак Худи). Вкратце содержание мифа таково.
На Лад яра Саля (Мысу с песчаной вершиной) находится стойбище трех братьев-сихиртя, с которыми живет их сестра. Однажды к ним прибывают посланники владыки нижнего мира Нга с требованием отдать ему в жены девушку сихиртя. Получив отказ, Нга сокрушает землю — в небе сходятся черная и белая тучи, раздается удар грома, перевернувший Лад яра Саля вверх дном. Лишь девушка сихиртя чудом уцелела, оставшись в беспамятстве лежать на нарте. Очнувшись, она обнаруживает, что чумы ее братьев погрузились под землю, и отныне им уготована жизнь в сопках.
В дальнейшем героине удается извлечь из-под земли трех своих племянников и при их участии восстановить жизнь на Лад яра Саля. Первенствующую роль в этом сыграл Мандо мянг — герой, пришедший на семисаженных лыжах со стороны восхода солнца. В конце концов, главные стихии мира — небо, вода и подземелье — признают могущество новых героев и подчиняются им. Так рождаются ненецкие боги.
Перерождение героев-сихиртя в ненецких богов можно считать свидетельством преемственности двух культурных традиций. Что касается «переворота земли», то в нем видится символическое описание действительного потрясения — или природно-климатического кризиса, или военных баталий. В других сказаниях причиной ухода сихиртя под землю называется нашествие ненцев-оленеводов. Вероятно, и упадок хозяйства, связанный с истощением охотничьих угодий, и межэтнические конфликты сыграли свою роль в исчезновении («уходе под землю») сихиртя.
Вместе с тем несомненно, что часть сихиртя влилась в состав ненцев. Другими словами, сихиртя — не только предшественники, но отчасти и предки ненцев (большую часть которых составили выходцы из приобско-уральской тайги). Вполне возможно, что ненцы унаследовали от сихиртя некоторые хозяйственно-культурные традиции (приемы охоты на морского зверя, рыболовства, религиозные представления). Следует также иметь в виду, что за собирательным фольклорным образом «сихиртя» скрывается огромная эпоха до-оленеводческой истории Ямала, протяженность которой измеряется несколькими тыся-челетиями. За это время произошло немало миграций, войн, культурных изменений. Поэтому сегодняшний разговор о сихиртя — лишь первый шаг к познанию ямальских древностей.
Источник severodvinsk.ru

Ямало-Ненецкий автономный округ — легендарные достопримечательности — Календарь событий

Легенда первая. «Чёртовы озёра»
Красноселькупский район
Рассказывали жители самого удалённого и труднодоступного на Ямале таёжного района про молодого учёного-этнографа из Санкт-Петербурга, который ослушался советов стариков, за что и был наказан. Именно в этом районе расположены Чёртовы озера — священные места как для ненцев, так и для селькупов. Озера, надо сказать, странные. Мало того, что вода в них иногда даже зимой вдруг нагревается до «плюс десяти», происходят там и иные необъяснимые вещи. Видели в районе Чёртовых озер маленьких человечков, которые заводят охотников в непроходимые дебри тайги. Рассказывают о странных звуках: как будто кто-то окликает человека по имени, а повернешься — нет никого. Стихия и та отмечает эти места: если вокруг озера идет дождь, то на воду не упадет ни капли, и наоборот. Так вот. Петербургский этнограф собрался поехать на Чёртовы озера, чтобы самому убедиться в их феноменальности. Старики предупреждали его, что время он выбрал неподходящее (как раз рыба на нерест шла), духов, мол, потревожишь. Ученый не послушался, добрался до озер, сделал множество фотоснимков и вернулся, бравируя, целый и невредимый. Но спустя некоторое время на его руках стали появляться открытые раны, которые долго не заживали. Вернее, зажив в одном месте, появлялись в другом. Врачи сбились с ног, придумывая лечение. А старики только головами качали: “Ведь мы предупреждали!”.
Легенда вторая. «Сихиртя»
Приуралье
Это загадочное слово – «сихиртя» – многие столетия звучало в сказаниях ненцев. Главным источником, повествующим о сихиртя, являются ненецкие легенды. В них рисуется образ некогда обитавших в тундре западной Сибири и Приуралья людей маленького роста с белыми (светлыми) глазами и волосами, живших в высоких песчаных сопках, под землёй, в пещерах. До сих пор древние вещи, найденные в тундре, ненцы называют «След сихиртя». Сихиртя ловили рыбу, охотничали, вели активный образ жизни ночью, а днём спали. Говорят, сихиртя обладали сверхъестественной силой. По преданиям, обычные люди, увидевшие сихиртя, вскоре умирали.
В давние годы ямальские жители находили возле обрывов или осыпавшихся курганов черепки красивой глиняной посуды, бронзовые женские украшения и прочие расписные бытовые изделия.
Легенда третья. «Ямал Ири»
Приуральский район, п.Горнокнязевск
Легенда гласит о чудесном спасении и предназначении дедушки Севера Ямал Ири. Судите сами: «Явмал – дух – главный хранитель земли ямальской — не успел одному своему помощнику доброму духу работу найти. Пока думал, унесла доброго духа злая ведьма Парнэ в подземелье, во владения страшного Нга – повелителя смерти и болезней. Хотел Нга, чтобы вместе они зло людям чинили, да не соглашался похищенный дух. Нга и заморозил его со словами: «Отпущу тебя, когда людям понадобишься, если вспомнят они о тебе…»
Шло время, много перемен с тех пор на ямальском севере произошло, но память о добром духе в сердцах людей осталась. Доброе дело вечно живет. И решили дети Ямала, что должен у них добрый кудесник быть, разными праздниками ведать и детские мечты в реалии воплощать. Услышали детский зов маленький лемминг, юркий горностай и белая куропатка и на помощь детям поспешили: обратились к духам-хранителям земли ямальской, попросили духа безымянного разморозить и освободить. И теперь любой, ребёнок он или взрослый, может увидеть в посёлке Горнокнязевск Приуральского района, в своей резиденции, дедушку Севера Ямал Ири, подержаться за его волшебный посох и загадать самое заветное, самое доброе желание.
Легенда четвёртая. «Ветер-Царь»
Везде на Ямале, где есть ветер. А ветер есть везде.
Мерця Паранода – «Ветер-Царь», иначе называемый Мерця Вэсако (Старик-Ветер). Город Мерця Паранода выглядит, как белые облака на небе. По легенде, Старик-Ветер создал чайку и сказал: «Люди на реке ловят себе рыбу. Будешь летать над рекой и показывать им направление ветра. Люди за это будут тебя кормить рыбой». С тех пор чайке – птице ветра – достаются угощения от рыбаков, а ветер способствует хорошему улову.
По другому поверью, унесенная на небо Хад Хада (Старухой-Пургой) Чайка-Халэв – злоказненная и несущая недобрые вести птица: залетевшую в чум чайку следовало убить.
Легенда пятая. «Тройной прыжок»
Ямальская тундра
Как появился тройной национальный прыжок? Ненцы так объясняют появление в тундре этого вида соревнований. Легенда гласит: «В ту пору волк главным хозяином тундры считался. Он ничего не боялся: ни стрелы быстрой, ни копья – хоря, ни ножа охотничьего. Ехал как-то кочевник по весенней тундре. Хорошо ехал, песню пел. Вдруг упряжка в сторону резко рванулась и понеслась. Выпал из нарты пастух. А когда на ноги поднялся – увидел: прямо на него волки бегут. Впереди смерть от волчьих клыков, за спиной река. Перепрыгнуть невозможно, переплыть не сумеешь: вода студеная и быстрая. А волки рядом… решил пастух попробовать свою жизнь спасти. Собрал все свои силы и прыгнул сразу двумя ногами на первый в речке камень, а с него на второй. А со второго на берег. Смотрит пастух на волков и сам себе не верит, что живым остался». С тех пор ненцы и стали учиться прыгать тремя прыжками, отталкиваясь сразу двумя ногами…
Легенда шестая. «Рыбы и люди».
р.Обь
Рыбы и люди у коренных жителей Севера — это родственники. Именно поэтому принцип рационализма заложен и в рыболовном промысле. Считалось, что рыбы, как и люди, между собой являются родственниками. Так, для налима осетр и стерлядь — это зятья, нельма — племянник, муксун и щокур — племянницы. Поэтому нельзя варить в одном котле осетра, стерлядь с налимом (т.е. зятьев с тестем).
Осётр — одна из самых крупных рыб реки Оби. До сих пор верят, что если осетра поймал зять, то эту рыбу нельзя трогать теще. Иначе зятю не будет удачи в рыбалке.
Легенда седьмая. Ямальская воронка
Полуостров Ямал, район поймы реки Морды-Яха
Гигантская воронка непонятного происхождения была обнаружена в 2014 году. Размер провала велик, по дну протекает широкая подземная река. Грунт воронки выброшен наружу, а его темная окраска свидетельствует о воздействии высокой температуры. Вокруг воронки уже придумано множество загадочных, порой странных, версий её появления.
Легенда восьмая. Константинов камень
Полярный Урал, в 45 км от Байдарацкой губы Карского моря
Массив был открыт в августе 1848 года участниками научно-исследовательской экспедиции под руководством полковника Корпуса горных инженеров Э. К. Гофмана, направленной Русским географическим обществом для исследования Полярного Урала и соседних территорий (1847—1850 гг.). Поднявшись на эту «самую северную гору Уральского хребта, круто падающую в тундру», они убедились, что с её высоты «взор беспрепятственно достигает непрерывную равнину моря, отстоящего на 40 или 50 вёрст».
Гофман и его спутники дали горе название Константинов Камень в честь председателя Русского географического общества великого князя Константина Николаевича (сын императора Николая I) и возвели на ней пирамиду из трёх каменных плит.
Позже местные жители придумали легенду: «Нгутос пэ» – «камень-нарта», «Хабте пэ» – «камень-олень» и «Хада пэ» – камень-старушка. Почему такие названия? Существует легенда, которой не одна сотня лет. Было время, когда горы были живыми и двигались на север. Они словно олени, густо заселяющие эту территорию, бежали друг за другом, ища спасения у моря. Но как это бывает и в жизни, от молодых отстали старики, которые спустя годы превратились в горы. В этой гряде последним был аргиш бабушки. Так она и окаменела на берегу бездонного священного озера, а вместе с ней её олень и нарта. «Старушка «Хадако» – это наклоненный камень, напоминающий бабушку, повязанную платком, сидящую на краю озера. Именно она много веков подряд охраняет богатства озер и рек на побережье моря, оберегает северные народы, дарует им здоровье и благополучие. Поэтому, прибыв на место, первым делом, не нарушая вековых традиций и правил, нужно сделать обряд жертвоприношения.
Горный массив Янганэ-Пэ поистине уникален. С его площадки хорошо виден Ледовитый океан. И чем больше Константинов Камень узнают исследователи, тем увереннее становятся в своих догадках: несколько миллионов лет назад территория Ямала была глубоким и теплым морем, что подтверждают немые свидетели истории – древние рифы девонского периода. Его экзотический карстовый рельеф и ландшафт совсем нетипичны для наших арктических широт. Это был полноценный рифовый массив, который сегодня мы можем наблюдать в Красном море или атоллах Индийского океана. Когда-то и здесь были такие условия, то есть температура воды плюс 25 градусов. Кроме того, здесь были обнаружены следы мамонтовой фауны и отпечатки древних животных родом из ледникового периода – овцебыков.
(по материалам Н.Моховой)
Легенда девятая. Конвой БД-5: искупление вины капитан-лейтенанта В.Бабанова (Белое море – Диксон №5)
Карское море, в 60 милях от о.Белый
Советский военно-морской внутренний арктический конвой времён Великой Отечественной войны. Был потоплен 12-13 августа 1944 года в 60 милях от о.Белый в Карском море немецкой подводной лодкой U-365. Трагедия унесла 378 жизней советских военнослужащих и работников тыла из числа 752 участников конвоя. Погибли дети и большинство женщин – семьи работающих на о. Диксон. Судьба 51 человека неизвестна. Эти события являются самой трагической страницей внутренних арктических конвоев в истории Великой Отечественной войны в Арктике.
Капитан-лейтенанту Бабанову необходимо было немедленно принять трудное решение: искать подводные лодки и вступать с ними в бой или уходить. Поиск и бой с подводным врагом, как и продолжение спасательных работ, подвергали очевидной опасности людей, нашедших убежище на борту тральщика, так как не было спасательных средств, способных вместить их, если корабль погибнет. Взвесив обстановку, капитан-лейтенант Бабанов приказал уходить на базу, предполагая после передачи спасённых на берег вернуться за остальными людьми, оставшимися в море на шлюпках. Всего командой тральщика Т-116 было подобрано по одним данным — 186 человек, по другим — 178 или 145.
Капитан-лейтенант Василий Бабанов на берегу был обвинен в трусости и дезертирстве. Однако отдавать его под трибунал не стали — все понимали, что если бы Бабанов не дезертировал, то просто пошел бы ко дну вместе с остальными и лучше от этого никому бы не стало. Существует легенда, что ему приказали искупить вину в свободной охоте: выйти на своем тральщике в море и не возвращаться до тех пор, пока он не уничтожит немецкую подлодку. В принципе, это задание было ненамного лучше расстрела, однако Бабанову повезло: 5 сентября 1944 года Т-116 потопил в Карском море германскую подводную лодку U-362. Этот бой стал отдельной эпопеей: сначала Бабанов попытался протаранить подлодку, но она ушла на глубину, тогда он высыпал на нее весь свой запас глубинных бомб, но только повредил. Лодка потеряла ход и легла на грунт, тральщик дождался транспорта с базы с новыми бомбами, перезарядился и снова высыпал их на немцев. Только после этого вышел воздушный пузырь — знак того, что немецкая подлодка все же погибла.
С 2008 года проводится международная поисковая операция «Конвой БД-5» по розыску участников конвоя или их родственников. Среди живых — 4 участника конвоя БД-5. Установлены контакты с родственниками более 120 очевидцев трагедии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *