Отрывок легенда о данко наизусть

Содержание

— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и
высоко по…

— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,
освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света
его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же,
изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа
горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно
качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.
И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади,
плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного
света и чистого воздуха, промытого дождем Гроза была — там, сзади них, над
лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя
и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась
красной, как та кровь, что била горячей струьй из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.

Сердце Данко (Отрывок из рассказа Максима Горького «Старуха Изергиль»)

И вот пришла однажды тяжелая пора  явились  откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому
что лес был старый, и так густо переплелись его ветви,  что  сквозь  них  не видать было неба, и лучи солнца едва могли  пробить  себе  дорогу  до  болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот,  то  подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти  из  этого леса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые враги, другая — вперед, — там стояли  великаны-деревья,  плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота.
Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером  сумраке  и  еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшней было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все-таки сильные люди, и могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они, то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали в длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота… Люди всё сидели и думали. Но ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от  дум…  Страх родился среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые слова стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом все громче и громче …
Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже, испуганный смертью, не боялся рабской жизни… Но тут явился Данко и спас всех один».
Старуха, очевидно, часто рассказывала о горящем сердце Данко. Она говорила певуче, и голос ее, скрипучий и глухой, ясно рисовал предо мной шум леса,  среди которого умирали от ядовитого дыхания болота несчастные, загнанные люди… «Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:
— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей!..
Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.
— Веди ты нас! — сказали они.
Тогда он повел…»
Старуха помолчала и посмотрела в степь, где все густела тьма. Искорки горящего сердца Данко вспыхивали где-то далеко и  казались голубыми воздушными цветами, расцветая только на миг.
«Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный  путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много
стоил пота и крови тем людям. Долго шли они… Все гуще становился лес, все меньше было сил! И вот стали роптать на  Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и ясен.
Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали  духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как!
Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул  Данко, становясь против них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их еще более.
— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они. А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых
он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них.
Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску.
А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.
И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем. Гроза была — там, сзади  них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струьй из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…»
— Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!
Теперь, когда старуха кончила свою красивую сказку, в степи стало страшно тихо, точно и она была поражена силой смельчака Данко, который сжег для людей свое сердце и умер, не прося у них ничего в награду себе. Старуха дремала. Я смотрел на нее и  думал: «Сколько еще сказок и воспоминаний осталось в ее памяти?» И думал о великом горящем сердце Данко и о человеческой фантазии, создавшей столько красивых и сильных легенд.

Легенда о Данко из рассказа «Старуха Изергиль» Горького (текст полностью) |LITERATURUS: Мир русской литературы

var numRecentComments = 5;
var maxCommentChars = 67;
var trueAvatars = true;
var urlMyAvatar = »;
var urlMyProfile = »;
var cropAvatar = true;
var sizeAvatar = 20;
var urlNoAvatar = «http://2.bp.blogspot.com/-GfFjD8etS2E/UTPve4mQdYI/AAAAAAAAC7k/gy0DVRlx4xM/s»+sizeAvatar+»/anonymous-Icon.jpg»;
var urlAnoAvatar = ‘http://www.gravatar.com/avatar/00000000000000000000000000000000?d=mm&s=’ + sizeAvatar;
var txtMore = »;
var txtWrote = ‘написал(а):’;
var txtAnonymous = »;
var maxResultsComments = «»;
var numPerPost = 2;
var maxPostTitleChars = 40;
var getTitles = true;
var maxResultsPosts = «»;
var txtTooltip = ‘[user] on «[title]» — [date MM-dd-yyyy hh:mm]’;
var urlToTitle = {};
function replaceVars(text, user, title, date) {
text = text.replace(‘[user]’, user);
text = text.replace(‘[date]’, date.toLocaleDateString());
text = text.replace(‘[datetime]’, date.toLocaleString());
text = text.replace(‘[time]’, date.toLocaleTimeString());
text = text.replace(‘[title]’, title.replace(/\»/g,'»‘));
var i = text.indexOf(«[date «);
if(i > -1) {
var format = /\[date\s+(.+?)\]/.exec(text)[1];
if(format != ») {
var txtDate = format.replace(/yyyy/i, date.getFullYear());
txtDate = txtDate.replace(/yy/i, date.getFullYear().toString().slice(-2));
txtDate = txtDate.replace(«MM», String(«0″+(date.getMonth()+1)).slice(-2));
txtDate = txtDate.replace(«mm», String(«0″+date.getMinutes()).slice(-2));
txtDate = txtDate.replace(«ss», String(«0″+date.getSeconds()).slice(-2));
txtDate = txtDate.replace(«dd», String(«0″+date.getDate()).slice(-2));
//or: txtDate = txtDate.replace(«dd», date.getDate());
txtDate = txtDate.replace(«hh», String(«0″+date.getHours()).slice(-2));
//or: txtDate = txtDate.replace(«hh», date.getHours());
text = text.replace(/\[date\s+(.+?)\]/, txtDate)
}
}
return text;
}
if(urlMyProfile == «») {
var elements = document.getElementsByTagName(«*»);
var expr = /(^| )profile-link( |$)/;
for(var i=0 ; i/ig, » «);
comment = comment.replace(/]*>/g, «»);
var postTitle=»-«;
if(urlToTitle[hrefPost]) postTitle=urlToTitle[hrefPost];
else {
if(hrefPost.match(/\/([^/]*)\.html/)) postTitle = hrefPost.match(/\/([^/]*)\.html/)[1].replace(/_\d{2}$/, «»);
postTitle = postTitle.replace(/-/g,» «);
postTitle = postTitle[0].toUpperCase() + postTitle.slice(1);
}
if(maxPostTitleChars && postTitle.length > maxPostTitleChars) {
postTitle = postTitle.substring(0, maxPostTitleChars);
var indexBreak = postTitle.lastIndexOf(» «);
postTitle = postTitle.substring(0, indexBreak) + «…»;
}
var authorName = entry.author[0].name.$t;
var authorUri = «»;
if(entry.author[0].uri && entry.author[0].uri.$t != «»)
authorUri = entry.author[0].uri.$t;
var avaimg = urlAnoAvatar;
var bloggerprofile = «http://www.blogger.com/profile/»;
if(trueAvatars && entry.author[0].gd$image && entry.author[0].gd$image.src && authorUri.substr(0,bloggerprofile.length) == bloggerprofile)
avaimg = entry.author[0].gd$image.src;
else {
var parseurl = document.createElement(‘a’);
if(authorUri != «») {
parseurl.href = authorUri;
avaimg = ‘http://www.google.com/s2/favicons?domain=’ + parseurl.hostname;
}
}
if(urlMyProfile != «» && authorUri == urlMyProfile && urlMyAvatar != «»)
avaimg = urlMyAvatar;
if(avaimg == «http://img2.blogblog.com/img/b16-rounded.gif» && urlNoAvatar != «»)
avaimg = urlNoAvatar;
var newsize=»s»+sizeAvatar;
avaimg = avaimg.replace(/\/s\d\d+-c\//, «/»+newsize+»-c/»);
if(cropAvatar) newsize+=»-c»;
avaimg = avaimg.replace(/\/s\d\d+(-c){0,1}\//, «/»+newsize+»/»);
if(authorName == ‘Anonymous’ && txtAnonymous != » && avaimg == urlAnoAvatar)
authorName = txtAnonymous;
var imgcode = ‘‘;
if (authorUri!=»») imgcode = »+imgcode+»;
var clsAdmin = «»;
if(urlMyProfile != «» && authorUri == urlMyProfile)
clsAdmin = » rc-admin»;
var datePart = entry.published.$t.match(/\d+/g); // assume ISO 8601
var cmtDate = new Date(datePart[0],datePart[1]-1,datePart[2],datePart[3],datePart[4],datePart[5]);
var txtHeader = txtWrote;
if(txtWrote.indexOf(‘[‘)==-1)
txtHeader = authorName + ‘ ‘ + txtWrote;
else
txtHeader = replaceVars(txtHeader, authorName, postTitle, cmtDate);
var tooltip = replaceVars(txtTooltip, authorName, postTitle, cmtDate);
if(!/#/.test(href)) href += «#comments»;
document.write(‘

Аудитор: М.Горький, «Старуха Изергиль», Легенда о Данко (отрывок) слова песни

— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце
и высоко поднял его над головой.
Оно пылало такярко, каксолнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,
освещенный этим факелом великой любви клюдям, а тьмараз-
летелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая упала в
гнилой гнев болота. Люди же, изумленные, стояли как камни.
-Идем!-крикнул Данко. И бросился вперед на свое место, высоко
держа горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним очарованные. Тогда лес снова зашумел,
удивленно качая вершинами, но его шум был заглушён топотом
бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным
зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб
и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало!

М.Горький — Данко (отрывок) текст песни

Тексты песен
М.Горький
Данко (отрывок)
Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из неё своё сердце и высоко
поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,
освещённый этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его
и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же,
изумлённые, стали как камни.
— Идём! — крикнул Данко и бросился вперёд на свое место, высоко держа
горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивлённо
качая вершинами, но его шум был заглушён топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли,
но гибли без жалоб и слёз. А Данко всё был впереди, и сердце его всё пылало,
пылало!
Другие тексты песен «М.Горький»

А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и
выс…
:: Мысли, фразы, стихи, высказывания — все, что тронуло за душу :: @дневники: асоциальная сеть

А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и
высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,
освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света
его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же,
изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа
горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно
качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.
И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и
сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади,
плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного
света и чистого воздуха, промытого дождем Гроза была — там, сзади них, над
лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах
дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река
казалась красной, как та кровь, что била горячей струёй из разорванной
груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он
радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не
видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один
осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце
ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…»
— Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!
Теперь, когда старуха кончила свою красивую сказку, в степи стало
страшно тихо, точно и она была поражена силой смельчака Данко, который
сжег для людей свое сердце и умер, не прося у них ничего в награду себе.
Старуха дремала. Я смотрел на нее и думал: «Сколько еще сказок и
воспоминаний осталось в ее памяти?» И думал о великом горящем сердце Данко
и о человеческой фантазии, создавшей столько красивых и сильных легенд.
Дунул ветер и обнажил из-под лохмотьев сухую грудь старухи Изергиль,
засыпавшей все крепче. Я прикрыл ее старое тело и сам лег на землю около
нее. В степи было тихо и темно. По небу все ползли тучи, медленно,
скучно… Море шумело глухо и печально.
(с) Старуха Изергиль
Надеюсь не баян…)

Открытый урок литературы | Социальная сеть работников образования

МОУ «Дашковская средняя общеобразовательная школа»
пос. Большевик, Серпуховский муниципальный район
Класс: 7
Учитель: Оксана Михайловна Мурашова
Тема: Максим Горький. «Старуха Изергиль». «Легенда о Данко». Романтический характер легенды.
Цели:
Познавательные. Понимать связи литературных произведений с эпохой их написания, выявление заложенных в них вневременных непреходящих нравственных ценностей и их современного звучания.
Коммуникативные. Уметь читать произведения и их отрывки с использование образных средств русского языка.
Регулятивные. Применять метод компьютерных средств.
Личностные. Развитие эстетического сознания через произведения Максима Горького.
Оборудование:
Презентация «Романтические произведения Максима Горького» (13 слайдов).
Рисунки, иллюстрации, распечатки словарных слов, эпиграфов.
Ноутбук.
Эпиграфы к уроку.
В жизни всегда есть место подвигу.
Максим Горький
Жизнь не тающая свеча. Это что-то вроде чудесного факела,
который попал человеку в руки на мгновение, и его нужно
заставить пылать как можно ярче, прежде чем передать
грядущим поколениям..
Б. Шоу
Ход урока
Организационный момент.
— В организационный момент также входит приглашение ученицы- художницы, которая будет рисовать то, как она видит урок со стороны.  Сабашева Алиса.
Вступительная часть урока. Создание мотивации, эмоциональный настрой на анализ легенды.
Слово учителя.
— “…Учитесь, читайте, научитесь уважать людей за их работу, за все то, что они сделали для Вас…”, — так говорил человек, который сам был постоянно завален работой, просиживал за столом по 14 часов в сутки. Имя этого человека, портрет которого вы видите на доске, — Алексей Максимович Горький. Горький всегда пристально наблюдал за жизнью, видел в ней и радости, и горести, и разочарования, и негодования.
За несколько месяцев до создания рассказа “Старуха Изергиль” Горький писал: “Мечтать — не значит жить! Нужны подвиги, подвиги! Нужны такие слова, которые бы звучали, как колокол набата, тревожили все и, сотрясая, толкали вперед. Пусть отвращение к настоящему будет беспоойной, острой болью и жажда будущего – страстным мучением”. Так понимал высший смысл и\жизни и искусства писатель. И сам искал сильное, яркое слово, которое могло бы подвигнуть человека на подвиг, заставить изменить жизнь. В детстве для себя Горький нашел такие слова… В чем? В книгах.
— И самый яркий образец легенды
Красивый, смелый, бескорыстный ты.
Как будто из волшебной киноленты.
Как будто из желаемой мечты.
Ты человек-легенда, ты бессмертен,
Во имя жизни жертвуешь собой.
И не напрасно станешь ты героем:
Вокруг тебя добро, тепло, любовь…
_ Ребята, о каком герое будет идти сегодня речь? Какова тема нашего урока?
(Называют).
Слово ученика. Отрывок «Легенда о Данко» читает наизусть Ожерельев Дмитрий.
3.  Словарная работа.
— Что такое легенда? (Легенда – один из самых значительных жанров письменности на протяжении всего европейского средневековья, начиная с шестого века. Первоначально – житие святого, написанное для чтения в день его памяти. В фольклоре легенда – рассказ, в основе которого лежит чудо, фантастический образ или представления, которые воспринимаются как достоверные.)
— Антипод, альтруист, антитеза, роптать.
Работа в тетрадях по литературе. Запись темы, эпиграфов, некоторых тропов.
Презентация «Романтические произведения Максима Горького».  Выразительное чтение некоторых учащихся.
Физкультминутка. Прослушивание пантомимы «Данко».
Работа с текстом художественного произведения по учебнику.  Чтение по отрывкам и обсуждение по проблемным вопросам. Работа по учебнику. Работа в парах.
«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые, сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора: явились откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса.
— Какими вы видите людей этого племени? Могли ли они, на ваш взгляд, сделать что-то, чтобы чужие племена не сумели прогнать их в глубь леса?
— Люди были сильные, смелые, веселые. Такие, как они, должны идти до конца, ничего не бояться.
— Люди струсили и не стали сопротивляться, их, я думаю, ждет смерть.
— Люди привыкли к веселой, беззаботной жизни, поэтому, когда возникла опасность, они и не смогли бороться с чужими племенами.
— Если это сильные и смелые люди, как пишет автор, то почему же они испугались “тяжелой поры” и даже не стали сопротивляться.
Там были болота и тьма, потому что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску.
— Как вы думаете, можно ли было как-то спасти племя от гибели?
(- Люди ушли в глубь старого леса, где были болота и тьма, они испугались за свою жизнь, но ничего не предпринимали. Думаю, они просто оказались слабыми.
— Вместо того чтобы искать выход, “отцы”, самые мудрые, я считаю, люди в племени, впали в тоску.
— Нужно было что-то делать, а не просто тосковать.)
— Какие краски являются главными в описании природы, окружающей людей? (Краски тьмы: “там были болота и тьма… так густо переплелись ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую тьму
Но тут явился Данко и спас всех один. Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:
— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей!..
Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.
— Веди ты нас! — сказали они.
Тогда он повел…»
— Как восприняли люди предложение Данко? Почему они поверили ему?
(- Люди обрадовались, что нашелся кто-то, кто предложил выход.
— Человек всегда рад тому, кто решит за него, что делать.
— В такой ситуации люди всегда пойдут за лидером и будут ему благодарны за спасение.
— Люди увидели, что он лучший из всех, и поэтому пошли за Данко.
— “Красивые — всегда смелы”, — так пишет Горький. Данко лучший из всех людей, потому что в его очах светилось много силы и живого огня, поэтому люди и поверили ему и пошли за ним.)
____________________________________________
«Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много стоил пота и крови тем людям. Долго шли они… Все гуще становился лес, все меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и ясен.
Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как!
Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их еще более.
— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они. А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и
тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску.
А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Проанализируем описание грозы. Как оно помогает отразить состояние людей и происходящее между ними?
(- Гроза – страшное явление: грозно зашептали деревья, грозно шумят молнии.
— Употребляются активные глаголы: грянула, скрипели, гудели, летая, освещали, исчезали – они передают динамику действия.
— Контраст: сгущающаяся тьма и холодный огонь молний, “молнии разрывали тьму в клочья”.
— Из тьмы выступало “что-то страшное, темное и холодное”. Автор даже не называет, что это. Неопределенное местоимение усиливает впечатление таинственности, загадочности, а значит, возрастает и страх.
— Разъяренные люди видятся Данко в зверином облике.
— Снова возникает образ кольца как угрозы, когда люди, как волки, стали плотнее окружать Данко, чтобы легче было схватить его и убить.)
— Как вы считаете, что может дальше произойти с Данко? Можем ли мы осуждать людей за трусость?
(- Людей много, это толпа, а толпа может растерзать.
— Данко может дальше убеждать людей и, возможно, убедит.)
Отрывок «Легенда о Данко» читает наизусть Ожерельев Дмитрий.
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко. И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой. Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дожде . Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струёй из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…»
— Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!
— Какой момент следует считать кульминационным?
(- Когда Данко вырвал из груди свое сердце и осветил им путь людям.)
Кульминация со стаканом воды.
Какими средствами художественной выразительности изображается сердце героя?
(- Градация: “Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца”.
— Повторы: пылало, ярко, солнце, освещенный, факел.
— Перифраз: сердце – “факел великой любви к людям”, символ жертвенной любви.)
— Предполагали ли вы, что все может так закончиться? Напрасна ли смерть Данко?
(- Да, предполагал, но надеялся, что люди окажутся добрее.
— Думал, что герои спасутся. Они и спаслись, но какой ценой…
— Наверное, нельзя строго судить людей, ведь не каждый человек способен на смелый поступок.
— Данко погиб. Его гибель не напрасна. Он спас целое племя от гибели. И может быть, сейчас люди и не думают о благодарности, но потом, я уверен, они поймут, что для них сделал Данко.
8.  Подведение итогов урока.
— Какова же тема легенды? (Тема — подвиг Данко, жертвующего собой ради спасения людей.)
— Можно ли назвать Данко героем? (Дети говорят и о том, что подвиг Данко похож на подвиг Прометея, похитившего огонь для людей, но понесшего за это страшное наказание. И о том, что подвиг Данко должен служить напоминанием новым поколениям о том, каким должен быть настоящий человек.)
Выступление ученицы – художницы.
9. Оценки за урок.
10. Домашнее задание.
— Написать сочинение – миниатюру на тему: «Можно ли назвать Данко героем?»

Данко: легенда о пламенном сердце

Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как!
Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: „Веди!“ — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью.— Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их еще более.
— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они.
А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску.
А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем. Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струей из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…

Сердце Данко (отрывок и рассказа «Старуха Изергиль») — GurzA_ — Дневники — bigmir)net

«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех
сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые,
сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора явились откуда-то
иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому
что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не
видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот
сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался
смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети
этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого
леса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые
враги, другая — вперед, — там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг
друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота.
Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и еще
плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И
всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно
собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшней
было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно
грозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все-таки сильные люди, и
могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они
не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они,
то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали в
длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а
тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что
это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота… Люди всь сидели
и думали. Но ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей
так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум… Страх родился
среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами
умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые слова
стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом все громче и громче …
Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже,
испуганный смертью, не боялся рабской жизни… Но тут явился Данко и спас
всех один».
Старуха, очевидно, часто рассказывала о горящем сердце Данко. Она
говорила певуче, и голос ее, скрипучий и глухой, ясно рисовал предо мной шум
леса, среди которого умирали от ядовитого дыхания болота несчастные,
загнанные люди… «Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые —
всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:
— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего
не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и
пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец!
Идемте! Ну! Гей!..
Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах
его светилось много силы и живого огня.
— Веди ты нас! — сказали они.
Тогда он повел…»
Старуха помолчала и посмотрела в степь, где все густела тьма. Искорки
горящего сердца Данко вспыхивали где-то далеко и казались голубыми
воздушными цветами, расцветая только на миг.
«Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь
это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую
пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись
их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много
стоил пота и крови тем людям. Долго шли они… Все гуще становился лес, все
меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он,
молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и
ясен.
Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И
стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько
их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между
больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь,
великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над
вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так
же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем
молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена
тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить
людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и
холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им
стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на
Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении
управлять ими, — вот как!
Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы,
усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел
нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против
них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что
сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь
более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их еще более.
— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они. А лес все гудел и гудел, вторя их
крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых
он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него,
но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них.
Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно
погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И
вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и
тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это,
подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они
насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали
плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже
понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума
родила в нем тоску.
А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и
высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,
освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света
его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же,
изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа
горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно
качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.
И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и
сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади,
плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного
света и чистого воздуха, промытого дождем Гроза была — там, сзади них, над
лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя
и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась
красной, как та кровь, что била горячей струьй из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он
радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали,
что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один
осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце
ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…»
— Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!
Теперь, когда старуха кончила свою красивую сказку, в степи стало
страшно тихо, точно и она была поражена силой смельчака Данко, который сжег
для людей свое сердце и умер, не прося у них ничего в награду себе. Старуха
дремала. Я смотрел на нее и думал: «Сколько еще сказок и воспоминаний
осталось в ее памяти?» И думал о великом горящем сердце Данко и о
человеческой фантазии, создавшей столько красивых и сильных легенд.
Дунул ветер и обнажил из-под лохмотьев сухую грудь старухи Изергиль,
засыпавшей все крепче. Я прикрыл ее старое тело и сам лег на землю около
нее. В степи было тихо и темно. По небу все ползли тучи, медленно, скучно…
Море шумело глухо и печально.
Максим Горький.

М.Горький «Легенда о Данко» (по рассказу «Старуха Изергиль») (7-й класс)

Разделы:
Литература

Мечтать — не значит жить!
Нужны подвиги, подвиги!
М. Горький

Цели:

изучение идейного и художественного
своеобразия легенды;
овладение понятием легенда;
воспитание уважения к высоким нравственным
качествам: бескорыстию, гордости, добру, любви к
людям, служению им.

Оборудование:
портрет М.Горького,
иллюстрация к легенде, рисунки учеников, текст
художественного произведения, список средств
художественной выразительности, компьютер.
Каждый момент урока сопровождается показом
слайдов.

Ход урока
Вступительное слово учителя.

Мы закончили изучение повести М. Горького
«Детство» автобиографическое произведение,
которое помогло нам лучше узнать писателя,
проследить, как формировалась его личность.
Горький всегда пристально наблюдал за жизнью,
видел в ней и радости, и горести, и разочарования,
и негодования. Свои мечты и чаяния отразил в
романтических произведениях 90-х годов.

Сообщение учащегося.

«Песня о Соколе» 1895 год создаёт образ гордого
Сокола с его страстной жаждой подвига. Сокол
готов пожертвовать собственной жизнью, чтобы
познать красоту и прелесть свободы. Он
противопоставлен в «Песне:» пошлому
мещанскому благоразумию духовно ограниченного
Ужа, который никуда не стремится и доволен тем,
что есть. Горький восхищается Соколом, т.е.
подвигом, самоотверженностью, вольнолюбием,
активностью, гордостью и выступает против
эгоизма, прозябания. Крылатое выражение
«Безумству храбрых поём мы славу» несет идею: в
душе человека должна жить жажда нового,
прекрасного, готовность к подвигу во имя людей.

Литературоведческий словарь.

Учитель: Действительно, замечательное
произведение. Сообщение навеяло вам размышления
о прочитанной к уроку легенде о Данко? Есть
сходства?
За несколько месяцев до создания рассказа
«Старуха Изергиль» Горький писал: «Мечтать — не
значит жить! Нужны подвиги, подвиги! Нужны такие
слова, которые бы звучали, как колокол набата,
тревожили всё и, сотрясая, толкали вперед». Так
понимал высший смысл жизни и искусства писатель.
И сам искал сильное, яркое слово, которое могло бы
заставить человека изменить жизнь, совершить
подвиг.
Рассказ «Старуха Изергиль»(1894 г.) и есть такое
слово, особенно легенда о Данко, утверждающая
героический подвиг во имя свободы и счастья
людей.
-Что скажете о композиции рассказа? (Если читали
целиком).
— Заключительная часть- легенда о Данко.

Легенда о Данко.

Определение легенды записать в тетрадь

Легенда — один из самых значительных жанров
письменности на протяжении всего европейского
средневековья, начиная с VI века. Первоначально —
жития святого, написанное для чтения в день его
памяти. В фольклоре легенда- рассказ, в основе
которого лежит чудо, фантастический образ или
представления, которые воспринимаются как
достоверные.

Работа с текстом легенды.

— Каким, по-вашему, должен быть герой легенды?
— Какими были люди племени?
— Почему не стали сопротивляться?
— Могли ли что-то сделать для своего спасения?
(впали в тоску, страх овладел ими).
— Какие выразительные средства использует
автор?
Средства художественной выразительности:
Эпитеты: старый лес, тяжёлая пора, каменные
деревья. Крепкая тьма, ядовитый смрад,
торжествующий шум леса, живой огонь.
Метафоры: лучи падали, ужас родили женщины.
Олицетворение: великаны-деревья, ветер бил,
тени прыгали, ветер пел похоронную песню,
торжествуют злые духи; болото разевало пасть,
зашептали деревья, деревья простирали корявые
длинные руки.
Сравнение: деревья заступали дорогу могучей
стеной; ветки переплелись, как змеи; стало так
темно, точно собрались все ночи; шли, как стадо
овец.
Гипербола: лучи солнца не могли пробить себе
дорогу до болот сквозь густую листву; Кольцо
крепкой тьмы пыталось раздавить, люди гибли один
за другим.
Обилие однородных членов: весёлые, сильные и
смелые люди, болота и тьма, сильные и злые, робкие
и тихие, пота и крови, бодр и ясен, скрипели и
гудели, быстро и смело, без жалоб и слез.
Риторические вопросы, восклицания.
Повторы: были, могли, сидели и думали,
многосоюзие (и когда, точно, что, потому что, ни
-ни) , умолчание (:)

Выводы учащихся:

— Итак, обилие средств выразительности придаёт
повествованию особую музыкальность,
завораживающую певучесть, ритмичность
(многосоюзие, повторы, восклицания)
Гиперболические эпитеты и сравнения создают
особую торжественность, патетичность.
Течение фразы величаво, неторопливо.
В яркости, оригинальности эпитетов, метафор
выражается потрясенность рассказчика
богатством красок, звуков, динамичностью
окружающего мира. Олицетворения оживляют
картины природы, придают декоративный характер,
как бы «озвучивают» и «одушевляют» природу.
Манера повествования, характер пейзажа и его
подача дают нам представления о рассказчике,
человеке, который восхищён, взволнован
богатством и красотой природы, мятежностью и
свободолюбием людей.

Записать в тетрадь:
Все выразительные средства подчинены не
столько стремлению точно изобразить предмет или
явление, сколько создать определённое
повышенное настроение.
— Почему люди доверились Данко?
(обрадовались, что кто-то решит их проблемы,
увидели, что он лучший?).
— Почему произошёл перелом в настроении людей?
(Страшные явления; употреблены активные
глаголы: грянула, скрипели, гудели, летая,
освещали, исчезали — динамика действий. Контраст
тьма- свет. Образование чего-то неопределенного:
что-то страшное, тёмное и холодное.)
Ужас охватывает людей.
— Почему возникло желание убить Данко?
— А мог ли он спасти себя один?
— Почему не сделал это?
— Какой эпизод легенды является
кульминационным?

Выразительное чтение отрывка наизусть.

Просмотр рисунков и иллюстраций. Формулировка
идеи
: надо стремиться к подвигу, любить людей,
быть способным на самопожертвование.

Беседа по выявлению восприятия.

— Как вы оцениваете поступок «осторожного
человека»? (испугался, не каждый способен на
подвиг)
— Напрасна ли смерть Данко? (спас целое племя;
его не забудут, когда осознают сделанное Данко).
— Подвиг, по Горькому,- это высшая степень
свободы от любви к себе. Героическая романтика
Горького тесно связана с жизнью, она в более
яркой и сильной форме выражает то, что заложено в
самой действительности.
Искры, оставшиеся от сердца Данко, зажгли
другие сердца.
— Есть примеры?
— Как стать героем?

Связь романтики Горького с жизнью.
Итоги
исследовательских работ учащихся.

Герои Великой отечественной войны
. Подвиг
А.Матросова

Герои наших дней.
Герои афганской и чеченской
воин. Герои нашего региона.
События настоящего времени: «Невский
экспресс», пожар в пермском клубе «Хромая
лошадь»

Вывод:
Герои живут среди нас. Воспитывайте в
себе героев.

Домашнее задание:

Сочинение-миниатюра «Как стать героем?»
Приложение.
30.09.2010

Они бросились за ним очарованные — Максим Горький Старуха Изергиль.Напишите пожалуйста монолог Данко — 22 ответа

В разделе Литература на вопрос Максим Горький Старуха Изергиль.Напишите пожалуйста монолог Данко заданный автором свежепросольный лучший ответ это — Что сделаю я для людей? ! -сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и
высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,
освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света
его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же,
изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа
горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно
качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.
И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и
сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади,
плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного
света и чистого воздуха, промытого дождем Гроза была — там, сзади них, над
лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах
дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река
казалась красной, как та кровь, что била горячей струёй из разорванной
груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он
радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не
видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один
осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце
ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло… «

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *