Пристанище легенда о сове икебукуро

Том 2 — Глава 3: Сильнейший в Икебукуро (Часть 1) — Ранобэ Durarara!!

2 comments — :
( 2 comments — Leave a comment )

1
>

endlesseightt
2012-11-21 05:19 pm (UTC)
Ждём и ищем.
(Reply) (Thread)
(Deleted comment)

Re: что-то нашла! О.О

demi_ry
2012-11-28 09:10 pm (UTC)
К сожалению, у Анни второй и третий тома переведены лишь небольшими отрывками, полноценный перевод у неё начинается с четвёртого тома и далее (на русский их переводят тут — http://rusdrrr.diary.ru/). Мне же необходим полный перевод глав. Но всё равно спасибо за попытку, приятно знать, что есть неравнодушные!:З
Мои собственные поиски тоже ни к чему не привели, только головной боли добавили. Но не думайте, без дела я не сижу — появилось время для окончательной редактуры первого тома и оформления его в Word.
Будем надеятся, что и differentclouds не будет бездельничать. =)
Edited at 2012-11-28 09:12 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
( 2 comments — Leave a comment )

1
>

Дюрарара!! / Том 4 / Глава 5. Путеводитель по Икебукуро «Икебукуро наносит ответный удар, часть вторая: легенды о жестокости»


Будущее
Выдержка из предисловия “Икебукуро наносит ответный удар, часть вторая”:
Привет.
Перед тем, как мы начнём, хочу, чтобы вы узнали несколько вещей. У меня нет намерения открывать вам свою личность, и уж поверьте, вы бы меня и слушать не стали, если бы я это сделал.
Вот о чём я хотел с вами поговорить. Не буду говорить точно, кто я такой — оставлю это дело вашему воображению.
В любом случае, я пркатически не причастен к событиям, упомянутым в этой книге.
Кроме, разве что, “Ночи Потрошителей”, но моё участие здесь ограничивается лишь сетевым пространством — в реальной жизни я не имею к нему никакого отношения.
Да, это так… я просто наблюдатель.
Всё, что я делал… наблюдал.
Я уже говорил, что хотел бы оставить в тайне свою личность, но я могу, по крайней мере, назвать вам своё имя.
Меня зовут Шиничи. Тсукумоя Шиничи.
Запоминать его вовсе не обязательно, оно не так важно.
Выдержка из 5 главы “Икебукуро наносит ответный удар, часть вторая” — “Чёрный Всадник Парит Высоко в Облаках”:
Вы слышали о происшествии с босозоку в Икебукуро ранней весной?
Несколько банд босозоку мчались по шоссе, сражаясь друг с другом.
Это зрелище наводит на мысль о ежегодной испанской фиесте Сан-Фермин или о разрушительном урагане.
Они сражались, несясь на бешеной скорости. Для жителей города, туристов и тех, кто пришёл в это место за покупками, это, возможно, стало большим потрясением.
Как сообщалось ранее, полицейский на белом мотоцикле собственноручно остановил банды.
Так что же стало причиной этих событий?
Чёрный Мотоцикл — полная противоположность Белому Мотоциклу по всем параметрам.
За день до происшествия в сети тоже были волнения.
Скандальный выпуск на телевидении (более подробно о нём можно прочитать в других главах), сделанный одним агентством по поиску талантов, предлагал десять миллионов иен любому, кто раскроет настоящую личность г-на или г-жи Чёрного Гонщика на Чёрном Мотоцикле.
Несколько дней люди гонялись за деньгами словно пчёлы, летящие на мёд; по сути, всё, что им нужно было сделать, — поехать за мотоциклом и узнать истинную личность гонщика, а награда была сопоставима с той, что предлагают на телевикторине.
Это продолжалось всего несколько дней, до тех пор, пока в агентство не поступили жалобы из-за беспорядков от полиции, местных жителей и даже его собственных актёров и актрис, в которых предложение о награде настойчиво просили аннулировать.
Но это вызвало лишь новые волнения. Каждый день информация о вознаграждении попадала в заголовки новостей, и её отмена привела сотрудников СМИ в замешательство. Общество после случая с Чёрным Мотоциклом захватила мания, похожая на манию Тсучиноко* …а если быть точным, его превращение в лошадь было заснято оператором одного из телеканалов.
То видео — это правда или вымысел? Этот вопрос до сих пор остаётся спорным, но я-то знаю на него ответ.
Однако здесь я вам его не скажу.
В предисловии я уже говорил, что не буду вмешиваться в происходящее в этом городе.
И я не раскрою личность Чёрного Гонщика. Несмотря ни на что.
Мне действительно это известно. Верить мне или нет — исключительно ваш выбор.
Были и другие события, которые привели к “Происшествию с Босозоку в Икебукуро”.
Если вы знали, как закончился этот случай, только из газет, то вы бы решили, что всё произошедшее — просто шумиха, поднятая босозоку из других городов, которые сразу же после её окончания разъехались по домам.
Но там было и кое-что ещё.
Что-то, что не нашло отражения в газетах и на телевидении.
Я знаю, что это, но не скажу.
Если вам и в правду интересно, — попытайтесь узнать это сами.
У любого события есть неизвестная сторона.
Но вы никогда её не найдёте, если не заплатите.
Если вы хотите узнать, то будете вовлечены в происходящее и прочувствуете это на собственном опыте.
Я не исключение.
Всё, что я делал, — наблюдал.
Поэтому я не могу сказать, что чувствовали участвовавшие в происшествии люди, хоть я и знаю, что на самом деле случилось.
Скажу вам очевидное: вовлечённые в конфликт группы знают, как они себя чувствовали.
Говорю это так, как есть. Если вы действительно хотите узнать, что происходит за кулисами, вам придётся платить. Чем угодно: деньгами, временем или несением ответственности.
Платите за зрительское место, и тогда вы сможете читать наш мир как книгу.
Если вы достаточно сильны, то, используя своё физическое превосходство, даже сможете выбить правду у самих участников происшествий.
Но я бы этого делать не советовал — это может печально кончиться.
Хотя… если вы достаточно сильны и в состоянии победить сборщика долгов в костюме бармена…
…Я не буду вас останавливать.
>+
Настоящее время, государственное шоссе в Икебукуро
— Стоять, урод!
— Шааааа!
— Джаааа!
— Дрррк!
Молодые люди, кричащие полный бред, несясь на высокой скорости, со всех сторон окружили Селти.
«Ааааа, ну почему… почему всё должно было закончиться именно так?»
Количество босозоку увеличилось, а теперь у них на хвосте сидел фургончик, судя по всему принадлежавший телевизионной компании.
«Если они так хотят десять миллионов иен…»
«То почему бы им просто не начать усердно трудиться, каждый месяц откладывая по пятьдесят тысяч, и делать это 200 недель?»
В душе Селти отчаянно кричала. Она крепче сжала ручки мотоцикла и подбодрила его.
«Мы взлетаем, Шутер!»
Чёрный Мотоцикл, видимо, сразу понял то, что она пыталась сказать. Вместо шума мотора раздалось ржание, и мотоцикл, словно на пружинах, оторвался от земли.
— Ч-ч-что…
Один из босозоку закричал.
В этом не было ничего удивительного: мотоцикл без трамплина взлетел в воздух примерно на два метра.
Огромная тень оттолкнулась от земли под небольшим углом, перелетела перила в сторону тротуара, пронеслась над головами онемевших прохожих…
И приземлилась на стене здания. Она неслась на своем мотоцикле по траектории, параллельной земле.
Селти выпустила из своего тела тени, похожие на руки, чтобы схватить багаж, чуть не упавший с её мотоцикла. Из сумки свисала человеческая рука. Босозоку могли лишь наблюдать за этим. Кажется, постепенно они теряли связь с реальностью.
— Во что ты там играешь? Эй!
— Хочешь, чтобы мы поотрезали тебе конечности?
— Думай о том, что делаешь, иначе сожру твои уши!
Неизвестный феномен, видимо, только сильнее разжег их чувства. Они продолжали гнаться за Селти то ли от замешательства, то ли от злобы, то ли от чистого возбуждения.
«Аааа! Мне не следовало соглашаться на перевозку этой сумки!»
Её силой заставили вспомнить, что привело к этим событиям.
>+
Прошлое, 30 минут назад
— Прошу прощения, что не могу предоставить вам работу полегче.
На мужчине, которому принадлежали эти слова, были одеты солнечные очки и марлевая повязка, а козырёк кепки натянут так низко, что лицо его оказалось почти полностью скрыто.
Высокий, подозрительный человек указал на сумку, стоящую рядом с ним, и объяснил суть дела.
— Я хочу, чтобы вы подержали это у себя один день.
[Подержала у себя?]
— Да, у меня есть на то свои причины… в любом случае я попаду в неприятности, если сегодня это кто-нибудь увидит. Через 24 часа вы можете избавиться от неё как вам угодно. Если хотите привезти её обратно в парк — я о ней позабочусь. А, и ещё: прошу вас, не пытайтесь узнать, что находится внутри.
Его просьба явно звучала подозрительно.
Хотя, даже если бы работа была чистой, Селти всё равно должна была помнить, что за неё объявлено вознаграждение. Она могла попасть в куда большую беду, если бы в сумке оказалась взрывчатка или приёмопередатчики.
Селти решила не скрывать своей взволнованности, снова начиная печатать.
[…Простите, но не могли бы вы сказать, кто дал вам моё имя?]
— Информатор по имени Орихара Изая.
[…А, это многое объясняет.]
«Всё так, как я и думала».
Это был не первый раз, когда к ней обращались сомнительные клиенты.
Среди доверенных ей работ были такие, например, как: «Пожалуйста, возьмите эту самодельную бомбу, которую мой подчинённый сделал за моей спиной, отвезите её на стройку в горах и избавьтесь от неё», — а ещё она не раз попадала в ситуации, как в приключенческих боевиках.
И почти всегда эти подозрительные клиенты выходили на неё благодаря Орихаре Изае.
Селти подумала несколько секунд, и поняла, что сумка была по размерам точь-в-точь с человека среднего роста. Её сердце взвыло, отдавая ей сигнал предосторожности.
«Меня как-то просили перевезти человека, накаченного снотворным, раньше… вообще-то, Изая просил меня».
Селти слегка потрясла головой, вспомнив события годовалой давности.
«Будь это любой другой день, я бы всё равно взялась за эту работу, но сегодня… это не самое лучшее, что стоило бы делать».
«Я просто вежливо откажусь».
[Мне очень жаль, но я просто курьер. Если вы ищете место для хранения, вам лучше обратиться в банк.]
— Я знаю. Но я очень хочу, чтобы этим делом занялись именно вы.
[Не думаю, что я могу…]
Пальцы Селти прекратили печатать на этих словах.
Мужчина протянул ей конверт, который до этого держал в руках, огляделся и только после этого заговорил, не желая, чтобы их услышали.
— Как насчёт того, чтобы я заплатил вам всю сумму прямо сейчас, раз уж вы знаете, что эта работа из себя представляет? Я хотя бы могу надеяться, что здесь достаточно…
В конверте, который он ей только что дал, находилось примерно восемдесят процентов от той суммы, которую она потеряла сегодня.
Селти удалила всё, что она только что написала. Чтобы заново напечатать следующие слова, ей хватило нескольких секунд:
[Я сделаю это!]
>+
Сейчас, национальное шоссе Икебукуро
«Ооооох… Я не должна была брать деньги…»
«Я была слишком легкомысленной… слишком легкомысленной! Из-за того, что я вчера потеряла деньги…»
Но теперь уже слишком поздно для сожалений.
Белый Мотоцикл, без сомнения, тоже видел человеческую руку, когда та высунулась из сумки.
До этого она нарушала только правила дорожного движения, и её могли бы наказать, только если бы сумели поймать. Но если бы она убила человека или стала заниматься укрывательством тел, то полиция, несомненно, объявила бы её в розыск. Селти чувствовала, что вот-вот готова заплакать, хоть и мысленно.
«Ничего, если полиция придет за мной…»
«Но я не хочу расставаться с Шинрой из-за этого!»
«Как долго мне прятаться, прежде чем они перестанут преследовать меня?»
«Смогут ли они вообще преследовать меня, если не найдут тело?!»
Селти спрыгнула с одного торца здания и приземлилась на другой.
Ее движения выглядели слишком плавными, чтобы быть реальными, и видевший их наверняка бы принял это за какой-то CG-эффект.
«Плевать. Я думала, что готова к любой ситуации, в которую меня могла бы втянуть эта работа…»
«Я знаю, что мой способ заработка на жизнь ненормален, и это!..»
«Но нельзя, чтобы меня теперь арестовали!»
«По крайней мере, я должна скрыться из Икебукуро, пока не втянула никого из своих знакомых в неприятности…»
Селти продолжала парить на мотоцикле, обдумывая, что может с ней случиться после ареста.
Знакомые лица мелькали в её голове одно за другим.
«Эх, многое случилось в этом году…»
«Я встретила Микадо и других людей… стала одной из Долларов…»
«Еще я подружилась с Анри-чан…»
«Но самое главное — Шинра…»
«…»
«Шинра…»
«А, я не могу!»
Любовь и печаль одновременно терзали её сердце, но, к сожалению, у неё не было времени ни для того, ни для другого.
«Соберись!»
«Сделай что-нибудь!»
«Найди способ разобраться со всем этим!»
Пока она не сделает всё, что в её силах — нет смысла сдаваться.
Селти решила первым делом оторваться от висевших на хвосте босозоку. Она направила свои датчики вперед и развернулась на перекрестке.
Пока она была на стене, столкнуться с другим транспортным средством не могла. Ей удавалось проделывать это с помощью своей тени, и она могла оторваться от преследования, сделав резкий разворот.
Но она понимала, что через некоторое время её всё равно догонят.
Как только она свернула на другую улицу, чтобы, в конце концов, вернуться на главную и отделаться от преследователей раз и навсегда…
Она увидела неподалёку знакомый фургон, выезжающий на ту же дорогу.
«Это же…»
Это был легко узнаваемый фургон с аниме-персонажами на двери.
«Это же фургон Кадоты, Юмасаки и Карисавы!»
Селти сбавила скорость сразу же, как подумала об этом (услышь её мысли Тогуса, до слёз расстроился бы). Но вдруг она заметила в фургоне кое-что странное.
«Странно?..»
«Погодите-ка… погодите секундочку… почему… как же…»
Весь фургон был покрыт вмятинами; на лобовом стекле виднелись трещины. Селти быстро съехала со стены поближе к фургону.
Как только люди внутри заметили её, послышались голоса.
— …Чёрный Мотоцикл!
— Селти-сан?!
— …Селти-сан!
— О, Сэл-чи!
— А это не Селти-сан?
— Что случилось? Кто это, Рюгамине-семпай?
— Аааа! Это Чёрный Мотоцикл! Чёрный Мотоцикл, Куру-нее!
— Шок (Не может быть)…
Увидев множество знакомых и незнакомых ей лиц, прижимающихся к стёклам машины, Селти тронулась с места. Чтобы быть с фургоном наравне, она сбавила скорость.
Скрывая от их взоров багаж на заднем сидении с помощью теней, Селти одной рукой умело управляла мотоциклом, а другой печатала:
[Простите, эти босозоку охотятся за мной! Постарайтесь уехать подальше так быстро, как сможете!]
— …
Кадота сдержанно улыбнулся, увидев слова, напечатанные Селти, и ответил:
— Вообще-то… наверное, это мы должны извиняться перед тобой, Чёрный Мотоцикл-сан.
«А?!»
В этот момент позади них раздались звуки двух сирен.
Селти обернулась и увидела банду босозоку на своих мотоциклах.
— Кое-кто из них уже едет и за нами тоже.
Скопление насилия и сдерживаемая энергия объединились с бандой, которая преследовала Селти…
…И группа, получившаяся в результате данного объединения, состояла более чем из пятидесяти человек на мотоциклах, надвигавшихся на них с такой же сильной жаждой убийства, как и у тайфуна.
[Самое время для отчаяния?]
— Только не сейчас — у нас ещё осталась надежда.
Селти наклонила голову, одетую в шлем, не понимая смысл только что сказанных Кадотой слов. Тот ухмыльнулся и сказал:
— Все эти парни в нашем городе всего лишь ‘гости’. Мы же, с другой стороны, “Доллары”, не так ли?
— Если кто-то вторгся на нашу территорию… нам ничего не остаётся, кроме как преподать ему урок.
>+
Два часа спустя, где-то в Икебукуро
— Эй, парни.
Молодые парни, загнавшие в угол двух девушек, удивленно обернулись, когда Кадота окликнул их.
— Ха?! Кто ты, чёрт возьми?
— Чего ты хочешь? А?
Кадота размял мышцы шеи, хрустнул суставами и сказал:
— Мне просто показалось забавным… что четверо взрослых мужчин пристают к двум маленьким девочкам.
— …
— Покажите мне плакат с названием вашей банды, и я специально для вас заменю его на “Неистовые Лоликонщики”.
— Заткнись! Сдохни!
Приветствие Кадоты было способом провокации.
Один из преступников повелся на тактику парня и схватил его за воротник.
Кадота успешно воспользовался моментом, когда его потянули за воротник, и сломал нос преступника ударом лба.
— Ааааа?! Аргх!
Лицо преступника исказилось от такого внезапного удара. Через секунду кровь хлынула из его, теперь уже кривого, носа.
— Эх, ещё бы чуть-чуть. Какой же сволочью надо быть, чтобы пытаться сбить людей с ног ударом носа? Тебе повезло, что мой череп не раскололся.
Бесстрастно проговорив эти слова, Кадота дотронулся до его лба, и, как только пальцы коснулись его лица, преступник застонал от боли.
Три других хулигана перестали ухмыляться и вместо этого злобно и встревожено посмотрели на Кадоту, который продолжал вести себя как жертва.
— Ты… Ааааааааааааа! Ох! Уааааа!
— ?!
Один из преступников внезапно закричал, и все обернулись к нему.
Они увидели кричащего мужчину, прикрывающего кровоточащие гениталии, и девушку в спортивном костюме, сжимавшую в руках портфель.
По одному взгляду на этого мужчину можно было догадаться, что произошло. Он прижимал руки к низу живота в агонии, глаза его закатились.
Правонарушители застыли на своих местах…
… А послушная с виду девушка в очках, которая не выглядела и в малейшей степени обеспокоенной, что кто-то увидит ее трусики, встала на один из мотоциклов и мощно ударила в челюсть стоящего рядом мужчину.
Её туфли были специальной безопасной обувью с металлическими пластинами спереди, что делало их абсолютно «небезопасным» оружием против преступников.
Мужчина сглотнул.
Через секунду он споткнулся и упал.
Только один из преступников всё ещё оставался на ногах. Что до того, у которого из носа лилась кровь, Карисава и Юмасаки тут же связали ему запястья его же собственной повязкой.
— …Вы… вы… вы просто ждите! Особенно ты, с прикрытой головой!
Невредимый преступник уставился на девочек, а потом перевёл угрожающий взгляд на Кадоту.
Похоже, он хотел сделать вид, что никогда не желал вреда эти маленьким девочкам, а виноват во всем был только Кадота.
А тот посмотрел на мужчин, скрывающихся на своих мотоциклах, и повернулся, чтобы с уважением сказать девочкам в матроске и спортивном костюме:
— Эй, у нас будут проблемы, если они вызовут полицию или привлекут больше людей. Пора убираться отсюда.
— Ха?! Э-э…
— Моё имя Кадота. А вы — сёстры Изаи, так ведь?
— Э-э-э?! Ты знаешь Иза-нии?! Хм, если подумать, то мы же видели тебя однажды!
Маиру, казалось, была искренне удивлена, а Курури (которая, вероятно, с самого начала знала, что Кадота был знакомым их брата) поклонилась и сказала:
— Спасибо (Спасибо тебе)… очень (огромное)…
— Не… не за что. Знаю, звучит по-отечески, но вы привлекаете слишком много внимания на свою голову. Если вы соберётесь куда-то пойти, мой друг может подвезти вас. Что скажете?
— Да ладно, честно?
— Ага. Но до Хоккайдо мы вас точно не довезём, даже если попросите.
Маиру помахала руками и заявила натянуто смеющемуся Кадоте:
— Послушай! Мы хотели гулять по Икебукуро целый день! Мы должны были встретиться с одним своим знакомым, а до того — «ждать звонка, во время которого нам и скажут время и место встречи»!
— И что бы всё это значило?.. Ладно. Эти двое собираются показать нескольким ученикам из Райры окрестности Икебукуро; не хотите присоединиться?
Карисава и Юмасаки подумали об этом пару секунд, перед тем как непосредственно ответить:
— А-ага. Мы совсем не против.
— Со-овсем не против. Всё равно эти девчонки выглядят, как персонажи аниме.
— Заткнись.
Таким вот образом столь непохожие люди объединились этим чудесным днём.
Кадота несколько раз пытался убедить девочек, что они должны идти прямиком домой, но перестал настаивать после того, как те сказали, что в городе у них есть одно неотложное дело.
«Ну ладно. Если дела пойдут совсем плохо, я просто позвоню Изае и попрошу забрать этих двоих».
Он кивнул им в знак согласия после того, как пришёл к этой мысли. Позвонил Тогусе и сводил сестёр в ближайшую закусочную, чтобы подождать там фургон.
Какое-то время спустя…
Как раз в тот момент, когда они садились в фургон Тогусы, бандиты, которых стало чуть ли не в пять раз больше, нагнали их на мотоциклах, и гонка — или, скорее, схватка — началась.
>+
А теперь — в фургоне Тогусы на национальной трассе Икебукуро.
— Так этот парень просто притворился, что сбежал, — а на самом деле ходил за нами по пятам и думал, что сможет подцепить нас на выходе из кафе.
— О мой бог, неужто эти парни в детстве не читали ничего кроме манги про бандитов?
— Я уверен, что это не так, Карисава-сан! Если главный герой манги — бандит, то он почти всегда очень мужественный и обладает повышенным чувством справедливости! Если б эти истории использовали в школе как учебники, мальчики бы знали, что обижать девочек нельзя!
— Хм, но разве это не из-за того, что они слишком тупы, чтобы понять то, чему их пытаются учить учебники?
— …Но!..
Разговор Юмасаки и Карисавы был так же предсказуем, как и любой другой, — несмотря на то, что находились они в довольно рискованном положении, со всей этой тучей байкеров у них на хвосте.
— Ч-что мы собираемся с ними делать? Может, стоит позвонить в полицию?..
На неуверенный вопрос Микадо Кадота лишь покачал головой:
— Думаю, кто-то уже сделал это за нас! Минуту назад в зеркале показалась парочка белых мотоциклов! Проблема в том, сможем ли мы продержаться несколько минут, пока не подоспеет подкрепление. Если эти парни решат напасть на нас со стальными трубками… Я-то смогу постоять за себя, а вот вы — не знаю.
— И не поспоришь…
— Не волнуйся. Если что и случится, я позабочусь о том, чтобы вытащить тебя и остальных школьников отсюда. Ну, а если произойдёт худшее из худшего, то мы свернём прямиком к полицейскому участку.
Никогда прежде не слыханный звук донёсся с водительского сиденья, стоило Кадоте произнести свои слова. Микадо, напротив, успокоился и кивнул:
«Не буду!»
Он поспешил заверить себя, что сперва должен позаботиться об остальных.
«Я должен убедиться, что Сонохара-сан, Аоба-кун и те две девочки смогут выбраться отсюда…»
«Но я не могу просто сбежать и бросить Долларов и Селти-сан разбираться с этой кутерьмой в одиночку!..»
Он стиснул зубы в попытке побороть страх, вызванный воспоминанием о том, как они наткнулись на место встречи Жёлтых Платков, — тогда, когда он впервые встретил Селти.
«Я… могу умереть… но… я должен хоть что-то сделать…»
Аоба, увидев, что Микадо с непреклонным выражением лица сжал кулаки, спросил в удивлении:
— Эм, Рюгамине-семпай, с тобой всё в порядке?
— А? Э… эм… угу, конечно, я в полном порядке. Прости, постараюсь хотя бы вас…
— Не… я не о том… на самом деле, забудь…
— ?
Микадо смутился на мгновение от двусмысленного ответа Аобы — пока не повернулся снова и не уставился в окно.
В коляске, которую прицепила к мотоциклу Селти, виднелось что-то, похожее на сумку.
— Селти-сан… чего ты хочешь на этот раз…
На долю секунды.
В эту долю мальчик смотрел на Селти, а после произнёс слова, которые никак не вязались с обстановкой:
— Сможем ли мы ещё когда-нибудь… посмотреть друг на друга без задних мыслей?
>+
Чёрный Мотоцикл с бандой босозоку в полном составе на хвосте мчались за фургоном Тогусы.
Все, кто находился в фургоне, были жертвами погони, хотя ни один из них этого не хотел.
Селти, Кадота, Тогуса, Карисава, Юмасаки, Микадо, Анри, Аоба, Курури и Маиру.
Десять героев Великого Побега.
Селти могла бы разобраться с босозоку в одиночку — но если бы она так сделала, то рисковала быть загнанной в угол Белым Мотоциклом и его подчинёнными.
«Постойте-ка, почему я не могу просто сделать этого? Таким образом… я, по крайней мере, буду в полной уверенности, что ребята из фургона смогли убраться подальше…»
Селти обернулась и пристально вгляделась в толпу позади себя.
Их количество выросло вдвое, кроме того, два вертолета, принадлежащих телевидению, преследовали их по воздуху.
«Вот чёрт! Я не могу так рисковать. Они решат, что ребята — сообщники укрывателя трупов… Если я не буду достаточно осторожной, их лица даже могут показать по телевизору!.. Кадота и его команда, возможно, смогут справиться, но Анри, Микадо и остальные школьники попадут в большую беду. Их даже могут исключить из школы, если  выяснится, что они были замешаны в эту буйную возню с босозоку и со мной…»
«Что же мне делать…»
«Что мне делать? Что мне делать?»
Она всегда была одна.
Годами она работала курьером в этом городе, не волнуясь о таких вещах.
Для неё все люди были обычными ‘прочими’ — даже Шинра.
Даже если б её поймали или убили, или все узнали, кто она — ей по-прежнему стоило бы беспокоиться лишь о себе и своей безопасности.
Шинра перестал быть просто ‘прочим’ с того инцидента в прошлом году.
Она повстречала многих людей. В течение года её ‘отношения’ с миром, что окружал её, кардинально изменились.
Она больше не была одна.
Селти окончательно поняла, что за груз ответственности несёт за собой этот факт.
«…»
Она вспомнила об обычном разговоре с Шинрой дома, а ещё другие, уже привычные ей, события.
>+
Несколько недель назад, квартира Шинры
“В Икебукуро появляется сказочная фея по имени Селти!
Дюллахан в современной маскировке безголового всадника, Селти, появилась в Икебукуро с целью отыскать свою украденную голову и вернуть воспоминания!
Но там она влюбилась в юношу по имени Шинра, и вместо того, чтобы искать свою пропавшую голову, осталась с ним, просто наслаждаясь каждой секундой своей жизни!”
— Собственно говоря, это и есть моя база для истории! Мне кажется, Селти-сан не совсем похожа на цундере! Она — новый тип персонажа, нечто среднее между “цундере” и “прямолинейная, но замкнутая”!
— Да-а,  Юмаччи и правда тормозит, когда дело касается распознавания цундере. По мне так цундере будет в самый раз!
— Селти-сан совсем не такая! Но если тебе так надо все категоризировать… Она сильный и способный персонаж, но ты не права: она вовсе не замкнутая! Она скорее как ‘старшая сестра’ периода Эдо! Что-то в стиле: “старшая сестренка доверятся ненадежному юноше”… Именно это и есть тип ‘старшая сестра’!
— Всё это так запутано.
Вместо стола в комнате стоял котацу, вокруг которого, собственно, и сидели Юмасаки и Карисава, грея ноги и беззаботно обмениваясь мнениями.
Слушая их, другая пара, женщина и мужчина, за столом, стоящим рядом, начала беседу друг с другом.
[Шинра.]
— Почему ты такая недовольная, Селти?
[Почему эти двое ворвались в нашу квартиру и начали обсуждать меня? К тому же… Откуда им так много обо мне известно?]
— А, ты об этом. Ну, я подумал, что в конечном счете тайное всегда становится явным, и решил сам им все рассказать. Я случайно столкнулся с Кадотой и этими людьми в баре… И Юмасаки-сан поведал мне эти замечательные свежие слухи о тебе…
[…]
— Ну, я и рассказал им, что ты моя девушка… Ну, так как они все равно знают… Как мы делали всякие разные интересные вещи… Да, алкоголь действительно страшен, когда развязывает тебе язык и начинает говорить за тебя… Ааааай, больно, больно, Селти, что ты делаешь… Я смотрю, ты все-таки цундере, аааай больно, правда больно, как боль…
[Да все в порядке. Так как меня все равно называют “цундере”, я просто использую свою тень, чтобы показать тебе настоящее “цунцун” до того, как я, как они предполагают, стану “дередере”]
— Ты говоришь, что это “цунцун”, но больше похоже на то, что я сейчас потеряю сознание… ааааааай!..
Мельком взглянув на предсказуемое поведение этой парочки, Юмасаки и Карисава продолжили свою точно такую же предсказуемую беседу.
— Видишь? Я говорила тебе, что она цундере.
— Нет, эти двое слишком искренни в своих чувствах друг к другу, чтобы быть цундере. Я бы сказала, что это больше похоже на лёгкую форму садо-мазо… Морально доминирует Кишитани-сан, но физически Селти-сан сверху. Однако глядя, как они оба наслаждаются этим, думаю, будет верным предположить, что они оба “С”!
— Это та-ак запутано…
>+
Грудь Селти вздымалась от смеха, когда она вспоминала этот маленький отрывок из жизни.
«Он сказал: “Моя девушка”».
«Это… так согревает, правда».
«Я была слишком беспечной в этом году».
«Слишком счастливой».
Селти немедленно отругала себя за подобную наивность.
И после того, как она перестала злиться на себя…
Начала думать.
Долго и усиленно думать.
«Собственно, вот почему…»
Селти использовала свою тень как третью руку, чтобы печатать на КПК.
«Вот почему… Да…»
И — бросила КПК Кадоте на сиденье, когда она догнала фургон и сравнялась с ним.
«Сейчас я просто не могу бросить то, что у меня есть».
— Эй, Черный Мотоцикл, ты… серьёзно?..
…Спросил у неё Кадота, отдавая КПК обратно. Селти только молча подняла большой палец.
— …Понимаю… Эй, Черный Мотоцикл, я знаю твое имя, хоть услышал его и не от тебя… Так что, возможно, это прозвучит странно…
Парень, который раньше никогда не разговаривал с ней, серьезно посмотрел на неё и в ответ тоже поднял вверх большой палец, решительно проговорив:
— Чуть позже я отблагодарю тебя, Селти.
Селти молча приняла решение, а сердце женщины успокоилось от услышанных слов.
«Да, верно… Кем бы ни был мой враг, что бы ни случилось и когда бы он ни напал — я не разорву свою связь с этим миром».
«Да и как я могу»?
«Они — всё, что у меня осталось после того, как я потеряла свою голову».
После того, как дюллахан окончательно укрепилась в своем решении, тень в её руке приняла форму косы…
…И она отдалилась от автомобиля, чтобы её оружию было где развернуться.
Расстояние между ними и бандами, которые их преследовали, было небольшим. К счастью, обычно злобно мигающие красным светофоры решили сегодня побыть на их стороне, и дорога была практически пуста.
Они были не так далеко от преследователей. К их счастью, все светофоры, будто сочувствуя им, давали зелёный свет, позволяя двигаться вперёд. Благодаря тому хаосу, что учинили босозоку в городе, поток машин стал значительно меньше.
Селти и команда Кадоты использовали эти условия как преимущество, всего за минуту добравшись до места назначения…
Сейчас они были прямо под мостом через железную дорогу, который соединял Западные и Восточные ворота станции Икебукуро.
Автомобиль продолжал ехать…
А Селти же резко развернула свой Коист-Бодхар* и со скрежетом остановилась.
Толпа мотоциклистов нагнала её.
Однако, как бы странно это ни звучало, этот факт стал волновать её только после появления Белого Мотоцикла.
Вспоминая сегодняшний разговор с Шинрой…
Селти, дождавшись подходящего момента, подняла над головой руку с косой.
В следующую секунду…
Словно создаваемые огромным пауком, сидящем в  своем логове…
Бесконечные теневые нити возникли из косы, формируя гигантскую сеть в туннеле под переходом.
>+
В то же время, в штаб-квартире  компании “Медей Груп Авакусу-кай”.
Авакусу-кай являлась ветвью компании “Медей Груп”, которой принадлежало множество территорий по всему Икебукуро.
В комнате, находившейся в самом центре здания, стоял очень дорогой стол, черные кожаные диваны, а на стенах висели картины. Как ни посмотри, она выглядела как офис среднестатистического якудзы, — если судить по тому, что показывают по телевизору. Однако вход напоминал самый обыкновенный, ничем не примечательный офис.
Казамото, один из исполнительных директоров Авакусу-кай, слушал отчет одного из своих подчиненных в этой самой комнате, стилизованной под офис и обставленной таким образом, чтобы скрыть истину о том, что здесь происходит на самом деле.
— …Так что группировки из других городов делают всё, что им заблагорассудится…
— …Просто не обращай на них внимания, по крайней мере, пока они не трогают тех, кто находится под нашей защитой. Позволь заняться ими стражам общественного порядка — должны же они отрабатывать те деньги, что поступают от нас, примерных налогоплательщиков.
Он был молод, но взгляд его был пронзительным, словно у рептилии.
После своей саркастичной реплики он задал подчиненному ещё вопрос:
— И? Что вы раскопали об этом… Ёдогири?
— Так точно. Шики-сан отправился к этому подпольному доктору.
Казамото несколько раз легонько постучал пальцами по щеке и продолжил:
— Честно говоря, мне всё равно. Безголовые Всадники… монстры, призраки или инопланетяне — мне всё равно, до чего в конечном итоге докатится мир. Мне плевать, существуют эти  сверхъестественные существа или нет.
— Т-так точно.
— Проблема в том, что Мисс Главная Знаменитость — та, о которой он приказал нам ‘позаботиться’ — отправила в ад четверых наших людей… В любой другой ситуации мы бы всё списали на их беспечность и всё равно позаботились бы о ней, несмотря ни на что…
Подчиненный нервно спросил у мужчины, похожего на ящера, который продолжал говорить небрежным тоном:
— То есть… То есть в этот раз все по-другому?
— Верно… Тот, кто попросил нас об этом, осмелился скрыть кое-какую информацию о ней, и в итоге мы оказались в опасности. Нам следовало бы начать его поиски, учитывая то, как нехорошо к нам отнесся.
От леденящего душу голоса мужчины по спине подчиненного катились холодные капли пота, но он всё же смог ответить:
— Да… верно. Но… я слышал… Что целью было не убийство той женщины…
Казамото на секунду отвел взгляд. Его голос несколько потеплел по сравнению с тем, как он разговаривал всего несколько минут назад:
— Это сложно объяснить… Заданием было “похоронить её в горах”, но по нашему плану мы просто должны были отослать её в какую-то другую страну, где у нас есть связи.
— Д-да, но почему…
— …Ты задаешь слишком много вопросов.
Взгляд Казамото стал ещё более пристальным, чем раньше. Повернувшись к подчиненному так, что тот видел лишь спинку кресла, он начал излагать весьма смущающую правду:
— Я слышал, что Хиджирибе Рури — наша цель — напоминает нашему главе о дочери, которая вышла замуж за какого-то более порядочного, чем мы, человека… Также он что-то вроде её фаната номер один. Кстати сказать, некоторые управляющие “Медей” тоже её горячие поклонники…
— О… Вот как…
Подчиненный всё ещё не знал, что сказать. Следующие слова Казамото произнес гораздо более тихим голосом, словно бы желая взять на себя часть стыда за свое начальство:
— Также, эм… Шики и я тоже её фанаты… Так что… Она не просто какая-то там симпатичная девчонка, верно?
2 дня назад, полночь, квартира Ханеджимы Юхея
— Тебя могли убить… неужели эта мысль… ни разу за всё это время не приходила тебе на ум?
Мужчина был прижат к кровати…
…А сверху на нём сидела монстр-убийца.
Она с лёгкостью могла бы пронзить его сердце голыми руками, — во всяком случае, если верить новостям.
Молодой человек не проронил ни звука, несмотря на то что ему буквально смотрела в лицо собственная смерть.
Рука монстра-убийцы, между тем, заметно дрожала.
Буквально за считанные секунды, которые Хиджирибе Рури, или монстру-убийце “Голливуду”, казались минутами…
Она несколько раз едва не теряла сознание.
Ей казалось, что она больше не является собой. Перед глазами всё плыло.
Рури, у которой дрожали даже губы, тишина казалась невыносимой.
Поэтому она испытала огромное облегчение, когда лежавший под ней мужчина заговорил.
— …Могу я спросить кое о чём?
— …О чём же?
— Ты хочешь убить меня, потому что боишься, будто я могу рассказать другим?
— …Возможно.
Рури молча отвела взгляд, когда лишённый всяких эмоций голос мужчины — Ханеджимы Юхея — прозвучал в комнате.
«Нет… Всё совсем не так…»
«Я делаю это не потому, что боюсь…»
Её тело продолжало трепетать, и Рури наконец осознала, что за чувство она испытывала.
Это был страх.
Она одновременно ощущала и холод, и тошноту, а сердце грозило замереть с минуты на минуту.
«Не говоря уже о том, что я точно не смогу найти в себе силы сделать это…»
«Я наверняка не смогу убить этого человека — не важно, был бы у меня план или я доверилась бы своим инстинктам».
«Дело не только в нём».
«Я, возможно, не смогу убить никого за исключением “тех людей”».
Что за выражение было не её лице?
Юхей, который смотрел на Рури снизу вверх, ровным, как всегда безэмоциональным голосом сказал ей:
— В таком случае лучше сдаться.
— ?..
Рури насупилась, явно не одобрив странный совет Юхея.
Его безразличный взгляд скрывал любые эмоции, которые он только мог испытывать.
— Камеры слежения наверняка засняли меня в тот момент, когда я вносил тебя в здание. И тебя, конечно, тоже.
— !..
— У тебя нет шансов узнать, как достать записи с камер видеонаблюдения, так? В таком случае не думаю, что есть смысл убивать меня только по причине, которую ты назвала.
Услышав спокойный ответ Юхея, Рури задрожала, как осиновый лист, но ей, наконец, удалось вернуть самообладание и сказать:
— …Что, если… моя цель — просто убить тебя?
— Тогда мне нечего сказать… Несмотря на то, что я не хочу умирать, — не раздумывая, ответил ей Юхей.
Молодой человек был чрезвычайно успешным во всех отношениях, но то, что он сказал, немного удивило Рури. Она спросила:
— …Это неожиданно… ты не хочешь умирать?
— Нет. Есть много вещей, которых я ещё не сделал.
— …
Глаза Рури расширились от такого ответа.
Она широко улыбнулась, как если бы увидела какой-нибудь загадочный танец таинственного существа.
Она всё ещё слегка дрожала и чувствовала тошноту, но тихо улыбалась с некоторым оттенком самоиронии.
— Что тут смешного?
— Ха-ха… ничего… забавно было услышать, как ты говорил, что можешь чувствовать сожаление, в то время как для меня ты словно робот… Что же это за вещи такие, которые ты хочешь сделать, а, идеальный манекен?
— Дай-ка подумать. Их немало. Например, нужно завершить съёмку в моём новом фильме…
Юноша очень серьёзно обдумывал это некоторое время, не показывая никаких эмоций.
И нашёл ответ.
— Но самая важная вещь, которую я хотел бы быть в состоянии сделать… Это сделать что-то, хоть что-то, чтобы заставить девушку напротив меня перестать плакать.
Когда молодой человек произнёс это без всякого выражения на лице или в голосе, время между ними остановилось.
— …
— …
В глазах Юхея не было и следа эмоций.
Но от этого сказанное им ещё меньше походило на шутку или какую-то скрытую издёвку.
Рури не ослабила бдительности; после недолгого молчания она сказала:
— Ты пытаешься заигрывать со мной? Или ты хочешь задобрить меня, чтобы я сохранила тебе жизнь?
— Возможно и то, и другое… Я не знаю. Люди говорят, что я, похоже, не способен понять чувства других. Некоторые говорят, что невозможно угадать, о чём я думаю. И мне тоже так кажется. Но даже если я не знаю многого о себе, я знаю, что…
— …
— Самое страшное поражение мужчина терпит тогда, когда у него не получается остановить слёзы женщины.
Лицо молодого человека было столь апатично, что его едва ли можно было сравнить даже с машиной; вернее, было в его безразличии что-то граничащее не то с отрешённостью, не то с беззаботностью.
Рури даже начало казаться, что мужчина перед ней — не что иное, как привидение. Немалых усилий стоило ей продолжать говорить:
— Это… твоя реплика из роли Кармиллы Сайзо, да?..
— Да. Он один из людей, которых я уважаю больше всего.
— Уважаешь?.. Но он всего лишь твоя роль…
Впрочем, в тоне Рури чувствовалось некоторое понимание теперь, когда она вспомнила фильм, над которым работали, правда, в разных качествах, и она, и этот мужчина.
Юхей же продолжил спокойно говорить о себе:
— Это так. Я уважаю каждую роль, которую когда-либо исполнил, будь это убийца, хулиган или влюблённый трансвестит.
— …
— Я вырос, имея перед глазами плохой пример; это был мой брат — его эмоции были совершенно неконтролируемыми. Поэтому я чувствую, что множество важных вещей, необходимых, чтобы стать нормальным человеком, я упустил. Из-за этого я и решил стать актёром.
— Ээ…
— Я хотел прочувствовать все эмоции, на которые способны люди, через каждую из всех тех ролей, что мне довелось исполнять, — сказал Юхей апатично, без всякого смущения.
Погрузившись в свои мысли, Рури молча рассматривала человека, который вместо того, чтобы молить о пощаде, смотря в лицо собственной смерти, предпочёл говорить то, что он говорил.
«Аах, он противоположность…»
«Он полная моя противоположность…»
«Он противоположность меня, человека, желающего стать монстром».
«Он монстр».
«Он монстр, который хочет стать человеком».
Он был неспособен на чрезвычайную жестокость. Из его лёгких не вырывалось пламя, и он не был бессмертным.
Но Рури осознавала, что этот человек гораздо более ‘ненормален’, чем она сама.
Также она поняла, что на её глаза наворачиваются слёзы.
Она не знала, были ли это слёзы грусти или чего-то ещё.
«Это потому… что он… в большей степени ‘человек’, чем я».
Мужичина, что находился перед ней, больше, чем любой другой человек на земле, жаждал именно того, от чего она всеми силами стремилась избавиться.
Что она должна думать о нём?
Должна ли она жалеть его? Или симпатизировать ему? Или ненавидеть его? Или вести себя с ним, как с кем-то из другого мира и полностью игнорировать?
Она не могла решить.
Замешательство.
Эмоции, без которых она решила жить, теперь переполняли и грозились вот-вот сорвать с неё маску монстра.
— …Прости… ты спас меня, а я до сих пор не сказала “Спасибо”, — пробормотала она, слезая с  Юхея и садясь на кровать.
— …Спасибо, я имею в виду… ты спас мне жизнь.
— Нет, не стоит благодарить меня.
— Почему?.. И… кстати… почему ты сделал это?
— … Ну… подумай. Давай предположим, что ты “Голливуд”…
И тогда Рури заметила.
Лицо Юхея на кратчайший миг приняло озадаченное выражение.
— Я пытался понять, кто из людей мог бы заставить тебя, со всей твоей нечеловеческой силой, выглядеть так, как ты выглядела, когда я тебя нашёл… и… ты можешь ответить на этот вопрос?
— ?
— Этот сделал некто в солнечных очках и костюме бармена?
Рури удивлённо взглянула на своего спасителя, задавшего такой вопрос.
Воспоминание о настоящем “монстре”, отправившем её в воздух ударом скамейкой, всплыло в памяти.
— А ты… знаешь его?
— …Ахх, я так и думал…
Юхей смиренно вздохнул и, бесшумно поднявшись, сказал:
— Эм… позже я расскажу тебе о нём побольше. Сначала я должен извиниться перед тобой за это.
— Извиниться?
Рури устремила на Юхея непонимающий взгляд; но это было не лучшее время, чтобы пытаться узнать у него что-либо.
Молодой человек увидел, наконец, то, что искал, на экране компьютера и произнёс:
— Кстати говоря, я сделал кое-что, не спросив твоего разрешения.
— …О чём ты?
Рури не знала, должна ли она говорить с почтением или, наоборот, просто и неофициально. В любом случае она попыталась продолжить разговор, избегая всех возможных неудобных тем, чтобы он не почувствовал себя неловко.
— По правде говоря… мне показалось, что у тебя на хвосте были люди… когда ты была без сознания. Если верить Кишита… тому врачу, они выглядели отнюдь не как приличные ребята.
— Ээ…
— Поэтому я принял некоторые меры предосторожности, не посоветовавшись с тобой.
>+
Вход в здание, где находится квартира Ханеджимы Юхея
— Эй, они здесь!
— Что нам делать с тем парнем?
— Усыпите его как-нибудь.
— Шшшш… идём.
Четыре человека в рабочих комбинезонах вышли из тени тёмного переулка.
Они бесшумно бежали в темноте, осматриваясь по сторонам, до тех пор, пока не подошли достаточно близко к тем двоим, что были намеченной целью.
План, в успехе которого они не сомневались, заключался в том, чтобы загнать в угол женщину и напасть из-за её спины…
Но они застыли на месте, парализованные яркими вспышками и звуками закрывающихся затворов объективов…
— ?!
Неожиданно мощный световой поток заставил всех четверых сузить глаза.
Тогда они увидели вокруг более дюжины фотографов и репортёров, которые внезапно возникли, словно из ниоткуда.
Прямо напротив них две знаменитости сжимали друг друга в объятьях
«Ч-что… ч-что они…»
«Только что… Наши лица попали на плёнку!»
Они начали оглядываться по сторонам.
К несчастью для них фотографы, головы которых были забиты лишь заголовками завтрашних газет, делали то же самое.
Рури опустила голову, смущенная шквалом фотовспышек; Юхей, с другой стороны, спросил репортёра, который находился к нему ближе всего, голосом, совершенно лишённым эмоций:
— Как вы узнали?
И — как будто они, наконец, получили сигнал — все репортёры ринулись в направлении парочки, как вода сквозь прорвавшуюся плотину.
Они были абсолютно уверены, что Юхей является единственным жителем этого многоквартирного дома и, очевидно, не намеревались прекращать задавать вопросы и делать снимки, несмотря на то что время близилось к полуночи.
— Мы получили анонимное сообщение от одного источника некоторое время назад.
— Не могли бы вы рассказать нам об этом? Когда вы начали встречаться?
— Когда вы встретили друг друга? Когда вы сделаете официальное заявление?
— Какова была реакция ваших агентств? Когда вы женитесь?
— Это здание только что покинул человек в белом халате… Он каким-то образом со всем этим связан?
— Чёрт, он сбежал. Скорее, поймай его! Отправь другую команду на поиски этого человека в белом халате…
Те четыре человека, которые чуть было не похитили Рури, почувствовали себя плохо, когда все эти голоса раздались в их наушниках.
Было даже невозможно конфисковать у них снимки, когда их превосходили количеством и загнали в ловушку во всей этой суматохе.
Невозможно было никого похитить, находясь в окружении такой огромной толпы.
Юхей, игнорируя всех этих людей, широко ему улыбавшихся, продолжил говорить спокойным голосом:
— Мне действительно очень жаль, но сейчас поздно. Пожалуйста, позвольте мне объяснить вам всё позже, в более подходящий день. А теперь, надеюсь, что вы оставите нас наедине, мы собираемся прокатиться.
Юхей объяснил им ещё пару вещей, приобнял Рури за плечи и вместе с ней зашёл обратно в здание. Несколькими минутами позже было замечено, как они одни выезжают оттуда на машине неизвестно куда.
Несколько репортёров попытались последовать за ними, но большинство из их машин уже были заняты погоней за Чёрным Мотоциклом, после того как канал “Кинг Телевижн” выпустил репортаж об этом событии.
Оставив далеко позади и репортёров, и похитителей…
…Главная знаменитость и монстр-убийца, не нарушая закона, растворились во тьме ночи.
>+
Сейчас, под одной эстакадой в Икебукуро
То, что на самом деле сделала Селти — огромная сеть, которой она планировала окружить босозоку.
Этой гибкой сетью она могла остановить ревущие мотоциклы.
Уложиться во время было сложно, но ей это удалось. К тому же сеть стала бы бесполезной, если бы босозоку заранее заметили её и выбрали другой маршрут. Но теням Селти удалось создать единственную возможную ловушку, и она остановила буйствующих босозоку, несмотря на все трудности.
— Аааа! Что за чёрт?!
— Аааааааа!
Один за другим мотоциклы врезались в эластичную сеть.
Машинам за ними тоже пришлось остановиться. Тоннель под мостом стал разделяющей линией между безопасной и опасной зонами; со стороны опасной движение было парализовано стоящими мотоциклами.

Она могла оставить всё как есть и хотела этого, но такие действия проблему бы не решили.
Следовало ли ей зайти дальше и поселить в их сердцах страх от одного её имени?
Или же ей нужно было позволить поймать себя и требовать вознаграждения в десять миллионов иен? Селти была в замешательстве.
В любом случае ей точно удалось убедиться в том, что Кадоте и его команде благополучно удалось скрыться.
Она проследила, как фургон скрылся в переулке с западной стороны от Станции Икебукуро, и про себя попросила у небес решить, что с ней произойдёт дальше.
А город — Икебукуро — сполна наслаждался своим выходным.
>+
В то же самое время, внутри фургона
— Хорошо, а теперь выходите из фургона и бегите. Или в метро, или в полицейский участок неподалёку… в любом случае просто скажите им, что: вы не знаете, что происходит, и что вас поймали посреди погони безо всякой причины, — и всё будет хорошо!
Сказал Кадота Микадо и остальным, открыв заднюю дверь фургона, как только они выехали из тоннеля и убедились, что их никто не преследует.
Микадо хотел быть последним, но его с силой вытолкнули из машины.
— Кстати говоря, Дотачин, а что ты собираешься делать? — спросила Карисава.
Кадота на секунду опустил глаза и слегка выдохнул.
— Эта Селти… Она девушка Шинры, правильно?
— Ох, да. Она настолько цундере, что даже обидно.
— Вовсе нет, Карисава-сан! Я уже много раз говорил тебе, что она относится к типу ‘старшая сестрёнка’!
Кадота проигнорировал препирающуюся парочку и сказал Тогусе, сидящему за рулём:
— По правде… у меня нет никакого представления о Шинре, так как я едва когда-либо говорил с ним в старшей школе… но я завидую этому гадёнышу.
Улыбаясь так, словно что-то доставляло ему удовольствие, он продолжил бодрым голосом:
— Селти… настоящая женщина. Ах, это так. Ты со мной согласен, Тогуса?
— Что? Чёрный Мотоцикл — женщина?
— …Да, это так. Мы же не можем позволить женщине решать за нас наши проблемы, так ведь?
Тогуса, который, похоже, понимал, что пытался сказать ему Кадота, положил руку на коробку передач и загадочно усмехнулся:
— …Так мы собираемся вернуться, чтобы спасти Чёрный Мотоцикл, а потом убежать? Или просто поддержать её?
Губы Тогусы изогнулись в улыбке, пока он говорил это, заводя мотор.
>+
Под эстакадой
«И что теперь?»
Внутри сети, созданной Селти, разразилось маленькое восстание.
Некоторые пытались освободиться; и, так как босозоку из разных банд были заперты в одном месте, они даже начали драться между собой.
— Чёрт возьми. Разве наших людей не было больше? Пусть все придут сюда!
— Невозможно! Они говорили, что были перед станцией!.. Похоже, Белый Мотоцикл вывел из строя многих из них!..
— Ублюдок! Что они там себе думают? Капитан вообще поднял трубку?
— Нет! Он, наверное, зол, что мы пришли сюда без его разрешения…
— Хаааа! Тогда нам нужно по крайней мере убить Чёрного Гонщика и получить деньги!
«Эээ? Но я не думаю, что в том предложении говорилось “разыскивается живым или мёртвым”?!»
Было похоже на то, что метод переговоров уже был невозможен. Селти решила просто убедиться, что это так, и развернула свои сенсоры назад.
И увидела подразделения босозоку, преследующие её.
Скорее всего, это было подкрепление, которое каждая из банд призвала в это место.
Эти парни были счастливчиками, которые сумели ускользнуть от Белого Мотоцикла и соединиться с другой частью банд, последовавших за ней другим путём.
«Это плохо… Если я вызову тени, чтобы остановить их, и на другой стороне… То всё закончится тем, что после того, как я разберусь с босозоку, меня окружит полиция… А эта штука в моём багажнике неизбежно станет неопровержимым доказательством!»
И тогда…
Она увидела фургон, приближавшийся к ней из-за орды мотоциклов.
«Почему они вернулись?! Разве я не говорила им уходить?»
Школьников, скорее всего, уже надёжно спрятали в безопасном месте. Но Селти хотела спасти и Кадоту с его командой тоже.
Она на секунду остановилась, когда увидела, что они возвращаются…
Но как только она поняла, что несколько босозоку слезли с мотоциклов и приступили к попыткам выбраться из сети, она быстро развернулась.
Селти ещё раз вызвала огромную прямую косу из тени и собиралась повалить их на землю с её помощью, как вдруг…
Она заметила кое-что очень странное.
В своём собственном мотоцикле.
А именно: сейчас рядом с ним стоял человек, которого она раньше никогда не видела.
Она осторожно перевела взгляд на эту фигуру и увидела, что ей был мужчина с перебинтованной головой, из-за этого похожий на мумию.
Он поднялся и встал на ноги в прицепе мотоцикла.
Его ноги торчали из уже пустой чёрной сумки.
Мужчина, до настоящего времени находившийся в разряде предмета багажа, проговорил ровным тоном:
— …Оставьте это мне… А сами позаботьтесь о своих жизнях.
>+
Прошлое, полдня назад, в ресторане “Русские Суши”
— …Боже, боже, вашего пациента сложно будет вылечить.
Они были в ресторане суши, который управлялся двумя русскими, давно уже привыкшими к жизни в Икебукуро.
Сырой запах — отнюдь не рыбы — наполнил уже закрытый ресторан.
В центральной комнате с татами на простынях лежал мужчина с серьёзно повреждённым лицом, в то время как Кишитани Шинра — подпольный доктор в белом халате — обрабатывал его раны.
— Это будет стоить ему 200.000 иен.
— Он заплатит позже.
— Я не дам ему такого шанса. Из-за него я упустил свою единственную возможность провести ночь рядом с Хиджирибе Рури.
— Что за ерунду ты несёшь…
Когда европеец, владелец ресторана, начал ссориться с Шинрой, в комнату вошёл Саймон.
— Эй, вы двое, драться нехорошо. Раны Егора, вы должны заставить его боль уйти. Пожалуйста, сейчас то самое время!
— Хорошо, хорошо. Но вы в любом случае должны подготовить деньги… Кстати, а это имя больного? Егор?
— Да. В России он состоял в той же организации, что и мы… Но не думаю, что сейчас это имеет какое-нибудь значение.
Орихара Маиру, слушая их разговор, стояла у барной стойки со своей сестрой и разговаривала по телефону.
— …А! Он поднял трубку! Привет-привет, Иза-нии? У меня к тебе вопрос! Эй, имя Селти Стурлусон тебе о чём-нибудь говорит?
Маиру терпеливо ждала ответа, разглядывая конверт с деньгами, на котором было написано имя.
Но…
— … Как? “Слишком рано для тебя”? Да что это значит? Ты же что-то знаешь об этом, так? Иза-нии, ты ужасен! Ты так ужасен, такой милый льстивый подонок. Милый — льстивый — подонок — ой! …Ах?
Маиру уставилась на свой телефон, будто не веря в то, что сейчас произошло, и в гневе топнула ногой.
— Что (Что сейчас произошло)?
— А, это — это просто невероятно! Иза-нии просто повесил трубку! Аргх… ну, если он заставляет меня сделать это… хорошо…
Маиру надула губы, ослабила хватку на мобильном телефоне…
И, выбрав другой номер, и с бесстрашной улыбкой нажала на кнопку “Позвонить”.
>+
В данный момент за пределами станции Икебукуро
— Ах, ну куда ушли Рюгамине-семпай и Сонохара-семпай?
После того, как они выбрались из фургона…
Микадо убежал со словами: «Я оставлю Сонохару-сан и этих девочек с тобой!», а Анри куда-то исчезла, когда Аоба оглядывался вокруг в её поисках.
— …Кстати, как я и думал, Рюгамине-семпай на самом деле может подождать.
Курури и Маиру стояли, державшись за руки позади взволнованного Аобы, который дико осматривался по сторонам.
— Идем (Что нам делать)?
— Хмммм,  почему бы не пойти и не проверить для начала, что происходит? Хотя я понятия не имею, почему все так сложилось, — это просто здорово, что мы можем увидеть ‘её’ так близко!
— …
Курури смотрела на дорогу под эстакадой с суровым выражением лица.
Лицо Маиру, с другой стороны, светилось невинной улыбкой, но… с небольшим следом яда в этой невинности…
Она начала говорить словно сама себе…
— Итак… у нас будет возможность сказать “Привет” Селти-сан в надлежащем виде?
>+
Прошлое, — полдня назад внутри Русских суши
— Ааааах…
Мужчина осмотрелся вокруг глазами, не совсем готовыми к восприятию после пробуждения.
— Ах, он наконец проснулся.
При таком головокружении он смог соотнести мужчину перед ним только с одним именем:
— …Шинген?
— Что?
Шинра, когда услышал имя отца, посмотрел на его лицо с недоумением. Впрочем, сложно называть лицом то, что целиком скрыто под несколькими слоями бинтов.
— …Ох, извините. Я, должно быть, принял вас за другого человека…
— …
Шинра наклонился вниз и посмотрел на его лицо поближе, как будто что-то обдумывая…
…Перед тем, как он резко выпрямился и направился к прилавку, доставая мобильный телефон.
Две девушки, словно совершая смену караула, прибежали от прилавка в комнату в японском стиле и заняли то самое место, которое Шинра только что покинул.
— Здоровы (Вы в порядке)?..
— Йоу! Чувствуете себя лучше, братишка? Отлично! Вы выглядите здорово! Пластическая хирургия сейчас творит чудеса! А вы тоже мужественно смотритесь с этими повязками!
— Ох… Я еще не поблагодарил вас двоих. Спасибо вам большое.
Егор по-прежнему был джентльменом, хотя его взгляд из-под бинтов пронзал насквозь.
Саймон и владелец ресторана вздохнули с облегчением, видя, что их старый знакомый больше не был в критическом состоянии. Они бегло разговаривали с Егором по-русски.
— ‘? ? ? ?’,  ‘? ?’,  ‘? ? ? ? ?’,  ‘? ?’!
Через некоторое время лицо владельца помрачнело.
— В чём дело? — спросила Маиру.
Хозяин ответил смиренным тоном:
— Ну… он провалился.
— …Мне очень жаль. Я не в состоянии закончить свою работу… Надо было заставить его заплатить мне заранее. Я сожалею…
— Что же нам делать… Мы не можем просто заплатить 200.000 иен за тебя, иначе завтра будет нечем платить поставщику… Вообще-то… Я думаю, мы просто можем закрыть ресторан на завтра… но…
— Ооо, выходной — это хорошо. Завтра юбилей у Sushi-Go-Die, приходите есть рамен, приходите есть моти.
— Хватит дурачиться.
Не обращая внимания на хозяина, который курил и бормотал по себя что-то, Маиру вошла в комнату с татами и присела на корточки.
— Эй, эй…
Девушка потянула за рукав Егора. Он в тишине склонил к ней голову:
— …Ты что-то хотела?
Маиру улыбнулась удивлённому больному, словно ангел, и сказала:
— Как насчёт того, что… мы заплатим за вас 200.000 иен?
>+
В данный момент — под одной эстакадой возле станции Икебукуро
Селти была сбита с толку.
‘Багаж’, который она должна была перевозить, проснулся и начал сносить полчища босозоку голыми руками.
Его движения намного превосходили определение ‘плавный’, которым можно было бы их описать.
Он закрутился в вихре в центре толпы людей, словно клуб дыма, принявший человеческую форму, который подгонял ветер.
Люди падали на землю сразу же, как осознавали, что не дотянулись до него на несколько дюймов; всё происходящее казалось уроком танцев для обезьян.
Бросив попытки понять сложившуюся ситуацию, Селти обратилась в сторону фургона.
Она хотела проверить, что Кадота и его товарищи были в безопасности; но до того, как она успела это сделать, Селти увидела кое-что, что встревожило её ещё больше.
Фигура бежала к ним по склону вниз в направлении эстакады.
«Микадо-кун!?»
Мальчик бежал к ним на полной скорости. Селти была готова начать отчаянно жестикулировать, чтобы заставить его вернуться обратно, но она поняла, что сейчас не самое подходящее для этого время. Это могло бы втянуть Микадо в ещё большие неприятности, если бы кто-нибудь из банды его заметил.
В довершении всего она заметила, что за Микадо…
На той стороне дороги стояла хорошо сложенная девушка в очках.
«Анри-чан!»
Анри и правда выглядела внушительно.
Если бы она решила высвободить всю мощь демонического клинка “Сайка”, с ней, вероятнее всего, справиться было бы куда проблематичнее, чем с самой Селти.
«Но сейчас не время!»
Она скрывала тот факт, что была “Сайкой”, и продолжала жить с этим. Если она хотела раскрыть свою истинную сущность на этой самой улице, под прицелом сотен камер…
…Селти отчаянно пыталась заставить свой запутанный разными мыслями мозг работать.
Но выходной в Икебукуро собирался преподнести ей ещё больший сюрприз и сбить с толку окончательно.
Неожиданно шум, подобный взрыву, потряс тоннель и мост над ним, и все повернулись в его сторону.
С другой стороны черной сети Селти банды босозоку уже почти освободились из заточения, оставив свои мотоциклы, а за ними был…
Мотоцикл, будто разваливающийся от столкновения с машиной, и…
Фигура, которая вырвала из него двигатель и одной рукой поигрывала с ним…
Фигура, одетая в средневековые доспехи, на шее у которой не было ничего.
«Что?»
Путаница становилась всё больше.
Путаница становилась всё больше.
«Одна из нас?..»
Первый возможный ответ на этот вопрос, который  потряс её до глубины души, — кто-то такой же, как она, может находиться в Икебукуро.
В Ирландии она могла почувствовать присутствие сразу нескольких дюллахан издалека.
Но почему здесь? Почему сейчас?
В её сердце образовался новый вихрь недоумения и сомнения, но каким-то образом она смогла остудить свой пыл в этом ускоряющемся сумбурном водовороте событий.
«Нет… это чувство… не похоже на то, что это одна из ‘нас’»
«Но… есть что-то ещё в этом существе… помимо человеческой сущности…»
И после этого Селти вспомнила.
Она ощущала это чувство раньше…
Когда она отправилась на утреннюю работу всего несколько часов назад, она ощущала его.
«Эта энергия принадлежит!..»
«Человеку, которого я подвозила всего лишь этим утром».
>+
Несколько часов назад, склад в Икебукуро
На улице, удалённой от центра Икебукуро, в ряд выстроились складские помещения.
В одном из этих свободных складов Селти и встретила своего клиента.
Она никогда раньше не встречала этого человека; похоже, её рекомендовал ему Хейваджима Шизуо.
То, что Шизуо кого-то отправил к ней, — редкое явление.
Этим клиентом оказалась женщина, чьё лицо было скрыто шапкой, шарфом и парой солнечных очков. Она попросила Селти доставить её в одну квартиру.
Эта женщина умолчала о причинах, но было похоже на то, что ей грозит опасность от некой могущественной организации. Она даже упомянула, что по дороге их люди могут перехватить её.
Сначала Селти пыталась угадать, что же за ‘человек’ её клиент.
Когда она почувствовала, что от собеседницы исходит таинственная энергия, то не смогла удержаться от вопроса.
[У вас… есть способности, которые другим людям неподвластны?]
— …Что?
Хиджирибе Рури, та самая женщина, скрывавшая своё лицо, была удивлена.
Она пристально посмотрела на Чёрного Гонщика.
Она решила вернуться в свою квартиру, чтобы приготовиться к последующим действиям.
Но она знала, что если она пойдет пешком по улице, то ее известность вызовет большие неприятности.
Не говоря уже том… что тот европеец всё ещё мог быть где-то рядом.
Эта девушка появилась в городе под видом убийцы “Голливуд” именно потому, что в один день этот человек позвонил ей домой.
— Я знаю, что вы скрываете. Давайте сходим в кино на голливудский фильм с монстрами.
После этих слов он назвал время и место встречи, а потом, в парке, она встретилась с этим человеком, оказавшимся убийцей; позже она познакомилась с настоящим монстром.
Сейчас это едва ли имело для неё какое-либо значение, но Юхей не раз намекал на то, что тот монстр приходился ему родственником.
Возможно, именно из-за чувства вины он её и спас.
Пока Рури обдумывала произошедшее, она вспомнила, что Юхей в своей квартире своим привычным спокойным голосом назвал ей одно имя.
Он сказал: «Брат рассказывал мне об одном знакомом курьере. Я попрошу Брата связаться с ним для меня». Вот как она познакомилась с Чёрным Гонщиком.
Рури показалось весьма любопытным, что это ‘существо’ — ненормальное во всех отношениях — с первого взгляда смогло разглядеть в ней как и её собственные странности…
…Так и то, что тело Рури, вероятно, не было человеческим.
>+
Прошлое — вчерашняя полночь в “Русских Суши”
Беседа между двумя подпольными врачами, отцом и сыном:
— Так что конкретно произошло? Пожалуйста, отец, объясни.
— …Совпадения иногда доставляют много неприятностей. Думаю, я начинаю понимать чувства Изаи-куна.
— Что? Неважно. Как так вышло, что этот русский знает тебя, отец?
— …Он… эм… что-то вроде наемного рабочего, который делает всё, чего бы ты ни попросил. Он загадка, никто не знает, кем он является на самом деле. Разве мы, Небула, не в состоянии найти такого загадочного человека и связаться с ним? Попытайся хотя бы раз восхититься величию своего отца.
— Так, то есть ты знаешь, как заполучить убийцу, упоминание о котором звучит страшно. И что?
— …Я понял, что я потратил все эти годы, растя сына, совершенно не имеющего чувства юмора. Ну, об этом мы поговорим позже. Я попросил его поймать для меня одну женщину.
— Женщину?
— Да… Если я скажу, что мы говорим о личности под именем “Голливуд”, тебе же это о чём-нибудь скажет, так?
— …
— Я подумал, что в этих серийных убийствах было замешано что-то сверхъестественное вроде Селти-кун или Сайки. Поэтому я использовал Небулу, чтобы провести расследование, — и обнаружил эту женщину с примесью ‘инопланетной’ крови, похожей на кровь Селти, которая несколько поколений назад смешалась с кровью её предков. Чудовище удачно использовало эту силу после того, как дало жизнь человеческому ребёнку. Я предположил, что генетические черты от этого монстра могли проявиться у неё, хотя до сих пор понятия не имею, проявляются ли они каждое поколение или только через одно. Для нас было бы куда полезнее защитить её от полиции, которая просто вынесла бы ей смертный приговор, не так ли? А так, мы можем хорошенько повеселиться, проводя вскрытия, вводя ей разные препараты… Правда?
— … Я думаю, ты должен пересмотреть свое поведение во многих отношениях, отец.
— Хмм… твоё настоящее положение едва ли позволяет говорить мне такие вещи, Шинра. Но неважно… в любом случае… Исследователи Небулы показали, что она — неподходящий материал для подобных экспериментов, поскольку она даже не смогла выстоять против человека. Начальство отдало приказ просто оставить её в покое.
— Эй, а эта девушка… её имя не Хиджирибе Рури?
— Как ты узнал?! Шинра… ты что, читаешь мои мысли?  В тебе проснулась какая-то скрытая сила после всего времени, которое ты провёл с Селти? — пип — пип — пип —
>+
Прошлое — утро того же дня
Селти радостно набирала текст на своем КПК после того, как благополучно доставила своего клиента в квартиру.
[Хорошая была поездка.]
«Наша поездка прошла без происшествий. Это хорошо».
«Похоже, мне не следует так беспокоиться, что меня разыскивают».
Если бы она могла, то сейчас наверняка насвистывала бы от радости какую-нибудь мелодию. Селти была счастлива до неприличия. Клиентка кивнула и поблагодарила её:
— С-с-спасибо тебе большое!.. И… по поводу оплаты…
[Нет, в этот раз — бесплатно.]
— Что?
[Сегодня я чувствую себя счастливой. Раньше мне почти никогда не выпадал шанс встретить в этом городе кого-то вроде тебя.]
Когда Селти снова упомянула об этом, любопытство взяло над Рури верх.
— Извини… но раз уж ты снова сказала об этом… эм…
Она, наконец, решилась задать вопрос, задать который раньше ей не позволяло смущение.
— Ты ведь… не человек… как и говорят по телевидению?
[Точно. Хочешь, чтобы я тебя убедила?]
Бодрый утвердительный ответ Всадника Без Головы больше походил на шутку. Она, будто испытывая чувство гордости от того, что была монстром, сняла шлем.
Через несколько минут…
…Когда Селти уже ушла, Рури, находясь в безопасности в стенах своего дома, стояла и разглядывала себя в зеркале.
Вид у неё был не самый здоровый, но и больной она тоже не казалась.
Тупая боль покинула её тело, но это только напоминало о том, что оно не было нормальным.
Мизинцем она подняла 20-киллограммовые гантели, лежащие рядом с ней, и поиграла с ними. Это напоминало ей о том, что ее ‘сила’ тоже не была нормальной.
Она не была человеком.
Но и монстром она стать не могла.
Она была чем-то средним.
— Ха-ха…
Раньше, когда ей напоминали о том, кем она является, Рури чувствовала себя удручённо.
Но сегодня ей захотелось рассмеяться.
— Хахахахаха!
Никогда в жизни она не смеялась так искренне. Она вспомнила, как выглядела Селти, Всадник без Головы, и смеялась, а по щекам её текли слёзы.
«Ах, теперь я понимаю… так вот каково это…»
«Оказывается, этот мир… этот мир может быть более понимающим, чем я думала».
«Даже феи… даже монстры… могут радоваться жизни».
«Даже я, даже люди вроде Юхей-сана, даже этот Всадник без Головы!»
«Почему… почему я не понимала этого раньше!..»
«Я!..»
Несколько часов спустя
Рури, закончив плакать и смеяться одновременно, не нашла занятия лучше, чем включить телевизор.
Сейчас в прямом эфире показывали репортаж “10 миллионов иен для чудаков из Икебукуро?”, где говорилось, что в город стекается множество банд босозоку, и скоро может разразиться финальная битва.
— …
Она направилась в гардеробную, самую сокровенную комнату своей квартиры.
Часом позже…
…Рури, теперь уже одетая в свой ‘костюм’, обнаружила, что у неё под дверью выжидают четверо мужчин, выглядящих весьма пугающе.
— Ты Хиджирибе Рури, не так ли… А? Что это ты пытаешься показать, нацепив этот костюм, а?!
Она достаточно сильно ударила каждого из них в грудь, чтобы заставить их замолчать.
Возможно, она сломала ребро или два. Но ей, чёрт побери, было всё равно.
Монстр по имени “Голливуд” сбежала вниз по лестнице от своей квартиры на пятом этаже, чувствуя себя лучше, чем когда-либо.
Громко и чисто смеясь.
Между прочим, её фигура напоминала Всадника без Головы, год назад летевшего вниз по зданию.
>+
Сейчас — под эстакадой в Икебукуро
Селти, шокированная внезапным появлением этого “существа”, направилась в его сторону…
Всадник без Головы медленно подняла руку и указала на неё.
И всё же Селти по-прежнему хотела что-то ей сказать. Её собеседница произнесла следующие слова тихим голосом, чтобы только Чёрный Гонщик сумела её услышать:
— …Дай мне хотя бы заплатить тебе за утреннюю поездку.
— …
Селти замерла. “Голливуд”, одетая как “Всадник без Головы”, кинулась на босозоку.
В отличие от Егора, она напоминала огромную свинцовую пулю, движущуюся по прямой на полной скорости.
Она одним ударом отправила мотоцикл в полёт, как если бы испытывала к нему никому не понятное сострадание, и голыми руками вырвала из него двигатель. В следующий момент она поймала кусок стальной трубы, брошенный кем-то ей в лицо, и изогнула его.
Как только все босозоку были скованы ею от леденящего душу ужаса…
…Душа “Голливуда” запела.
Это была песня, которую она никогда не смогла бы спеть в качестве знаменитости на сцене. Песня, посвященная ей самой.
«Монстр я или человек».
«Неважно, кто я. Это неважно».
«Я не вправе выбрать себе жизнь. Я не вправе решать, как начать её. Я даже не вправе выбрать, как закончить её».
«Поэтому я сама решу, как провести её. Я просто решу, как провести её».
«То, что Курьер сделала для меня этим утром…»
«По стоимости сравнимо со всем моим состоянием, если не больше».
«Неважно, если я попрощаюсь со своей жизнью завтра»,
«Или если она будет длиться еще сотни лет»,
«Как монстр или как человек»,
«Сопротивляясь или принимая свою судьбу»,
«Я буду радоваться всему».
“Голливуд” с трудом сдерживала себя, чтобы не закричать на весь мир. Она просто продолжала свое неистовое буйство под мостом.
Мужчина в костюме бармена.
Ханеджима Юхей.
Селти Стурлусон.
Чтобы выразить свою благодарность и уважение этим трем ‘монстрам’, которых она повстречала за прошедшие 24 часа…
…Она просто снова и снова танцевала танец под названием “Голливуд”.
>+
Босозоку и Селти не были единственными, кого шокировало появление этих двух чудовищ.
Выходящие из фургона Кадота и его команда, Микадо и Анри, бегущие к месту происшествия — все замерли и смотрели на этих поистине ужасных самозванцев.
Два монстра расправлялись с босозоку совершенно разными способами, но с одинаковой яростью.
— Ох, это, наверное, мелкие сошки из банд вроде “Торамару”, которые не в состоянии действовать в одиночку… Кстати говоря… может мне кто-нибудь объяснить… что, черт возьми, происходит?
Эти слова тихим голосом сказал Кадота ребятам в фургоне, но никто не смог дать ему ответ.
Селти была в растерянности и не знала, что ей делать; однако связать руки и ноги босозоку не составило особого труда и не заняло никакого времени.
И вдруг она почувствовала, что рядом с ней каким-то образом стоит человек с перевязанной головой и шепчет ей на ухо:
— Возьми, Мама, быстро, пожалуйста.
«Мама?»
В течение некоторого времени она не понимала смысл его слов. Но ей сразу удалось это сделать, как только она повернулась и увидела его лицо.
Глаза мужчины, видневшиеся сквозь бинты, налились кроваво-красным цветом.
«Сайка?!»
Шокированная, Селти обернулась к Анри, но та всё ещё стояла у входа в тоннель с таким же удивленным выражением лица.
Похоже, что эти два монстра не собираются перебарщивать с силой в сложившейся ситуации. В полной уверенности, что оставить всё на них безопасно, Селти решила уйти, хотя и понятия не имела, что происходит.
Перед тем, как сорваться с места, она кое-что напечатала на своём КПК и с помощью своей тени показала им.
[Я дам вам два совета.]
Но они оказались для этих двух странных людей не более чем иронией.
[Если увидите белый мотоцикл — бегите. Они могут оказаться настоящими монстрами.]
Второй совет для Селти был более важен.
[А другой совет — я не хочу сказать, что с ним вообще невозможно общаться…]
Однако для этих двоих он был бы полезен, услышь они его на день раньше.
[… Но никогда не дразните человека в костюме бармена. Никогда!]
>+
Селти подала знак Кадоте, прежде чем покинуть опасную зону.
Анри поехала вместе с ней на мотоцикле; Кёхею и его компании пришлось спешно усадить Микадо в фургон, после чего они выехали из-под моста.
Тень, которая совсем недавно ещё была сетью, вернулась обратно к Селти — сейчас она была уже не нужна, учитывая, что босозоку пытались удрать от тех двоих,- по их мнению, ненормальных.
Куронума Аоба, наблюдавший за происходившим издалека, слегка наклонил голову и пробормотал:
— …И… что вообще здесь произошло?
Близняшки,  не в состоянии ответить на его вопрос, тоже наклонили головы и посмотрели друг на друга.
Хотя, сказать по правде, никто из замешанных в инциденте людей не имел ни малейшего представления о том, что же здесь случилось.
>+
Через несколько минут…
…Те из босозоку, которым посчастливилось сбежать, практически бесшумно двигались по улице, опасаясь быть замеченными Белым Мотоциклом. Судя по тому, что передавали по радио, большинство их товарищей уже было арестовано командой этого полицейского.
— Ситуация хуже некуда… мы не можем просто так вернуться с пустыми руками… Капитан нас прикончит, — сказал похожий на лидера мужчина в полосатом токко-фуку пятнадцати собравшимся вокруг него подчиненным.
Их довольно крупная банда быстро привлечет внимание полиции, если они поедут по дороге, но сейчас эта проблема заботила их меньше всего.
— Мы должны показать местным группировкам, кто тут главный…
Ведомые извращенным желанием показать себя, они буквально летели по улицам, совершенно не обращая внимания на свои раны.
Повернув на улицу возле здания Саншайн, босозоку заметили двух мужчин, похожих на местных правонарушителей. Один из байкеров припарковал свой мотоцикл на тротуаре и направился к ним, явно надеясь запугать.
— Эй, я хотел бы спросить у вас кое-что. Какая  банда самая большая в этом районе?
Один из ‘хулиганов’, к которым он обратился, казалось, несколько секунд думал над вопросом, прежде чем ответить:
— Ну, их много… если ты имеешь в виду босозоку, то есть “Джан Джан Джан”, они работают на Авакусу-кай, и “Драконьи Зомби”, их больше интересуют уличные гонки… но после того, как появился невероятно сильный Белый Мотоцикл, они все залегли на дно.
— Отлично. Отведите нас к ним.
— Вы хотите с ними подраться?
— И что с того? Радуйтесь, что мы деремся не с вами.
Мужчина в токко-фуку пытался выглядеть грозно, однако ‘хулиган’, ничуть не впечатленный его попытками, лишь покачал головой.
— Вы же, ребята, “Торамару” из Сайтамы, верно? Я не думаю, что ваш Капитан одобрил бы подобные действия. Он, быть может, и гоняется за каждой юбкой, но я слышал, что даже у него есть свои принципы.
— Заткнись! Это дело не имеет ничего общего с нашим Капитаном!
— Мы перестанем зависеть от него, когда поймаем Чёрного Гонщика, получим деньги и отдадим их ему!
— … Вы… Только не говорите, что вы действительно хотите отдать десять миллионов йен якудза? Будь у меня такие деньги, я бы точно оставил их себе. Нет смысла быть босозоку, если ты настолько богат. Если захочешь гоночный автомобиль, то просто купишь себе его.
Правонарушитель с дредами сообщил им это настолько равнодушным тоном, что сложно было сказать, смеется он над ними или действительно хочет помочь.
— … Ублюдок! Ты что, смеешься над нами по-пенкоровски?
Так как “Торамару” были из другой префектуры, они сразу решили, что вести себя вызывающе с местными группировками им было позволено.
Та как они не беспокоились о том, что в отношении них могут предпринять какие-либо ответные меры, они позволили своей злости медленно подпитывать возрастающую жажду крови.
— Что это вообще такое — ‘по-пенкоровски’?
— Забудьте об этом, Том-сан. Нам пора идти. Я проголодался.
— Да-а, пожалуй ты прав. Тот менеджер должен был угостить нас обедом, эх…
Пока босозоку слушали такой обыденный разговор между двумя, как они думали, хулиганами, их терпение кончилось.
— Выродки… НЕ ДУМАЙТЕ, ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ ПРОСТО ТАК НАС ИГНОРИРОВАТЬ!
Один из босозоку схватил стальную трубу, свисавшую с одной стороны его мотоцикла, и попытался вырубить мужчину с дредами.
— Ой, чуть не задел ~
Мужчина профессионально увернулся.
Однако труба от этого не потеряла силы ускорения — и, как сегодня днем таким же образом была порвана сумка Селти…
…Порвала рукав костюма бармена, в который был одет один из ‘хулиганов’.
— Вот черт.
— Моя одежда…
Тихо произнес мужчина в костюме бармена.
А в это время ‘хулиган’ с дредами уже убегал с места действия так быстро, как только мог. И, словно молясь за то, чтобы босозоку после смерти попали в Рай, он перекрестился и сложил ладони.
В следующее мгновение…
— Хьооой…
Пожалуй, только так можно описать звук, который бы больше всего вписывался в контекст ситуации.
Мужчина в костюме бармена с легкостью поднял мотоцикл вместе с седоком одной рукой…
…И кинул его в остальных босозоку так, словно он передавал мячик игроку своей бейсбольной команды.
Нет, босозоку не знали…
Что в Икебукуро есть человек, с которым ты “просто не должен нарываться на драку”.
Даже если ты убийца, страшное чудовище, президент, инопланетянин, вампир или безголовый монстр — ты просто не должен влезать с ним в драку.
И потом, словно гром прогремел среди ясного неба.
— ЭТУ ОДЕЖДУ ПОДАРИЛ МНЕ МОЙ БРАТ… ТЫ, МУСОР!..
Мужчина в костюме бармена с корнем вырвал уличную лампу, которая секунду назад стояла рядом с ним, освещая ночные улицы квартала, — и махнул ей, точно бейсбольной битой.
Услышав нечто, похожее на яростный гром, люди и мотоциклы отправились в полёт.
Так, привычной для Икебукуро сценой, закончился его выходной.
Никто не знал, понравилось городу или нет…
Однако…
…Сегодня город под названием Икебукуро был, как и всегда, спокоен.
^ Тсучиноко — криптид (так в науке называется легендарное несуществующее животное), похожий на змею.
^ В ирландской мифологии Коист-Бодхар — Экипаж Смерти, на котором ездит дюллахан. Считается, что услышать её — предвестие скорой кончины

Читать мангу на русском История о призраках в Икэбукуро (Durarara!! dj — Ikebukuro Kaidan). Pataratonge Car Ore_ebis Новые главы — ReadManga.me

Перезалить и упорядочить не могу, так как не имею прав на удаление, ибо изначально разные главы кидались сюда разными пользователями, теперь концов не сыщешь.
Могу лишь дать ссылки на то, в каком порядке идут главы цикла:
http://adultmanga.ru/durarara___dj___taigen_sougo_de_sora_ga_ochi — Taigen Sougo de Sora ga Ochi
http://adultmanga.ru/taigen_sougo_de_sora_ga_ochi__shita — Taigen Sougo de sora ga ochi, shita
http://adultmanga.ru/ryuugenhigo_de_umi_ga_ware — Ryuugenhigo de umi ga ware
http://readmanga.ru/durarara___dj___ikebukuro_kaidan Ikebukuro kaidan
http://adultmanga.ru/durarara___dj___yomotsuhirasaka_kimi_to_koe — Yomotsuhirasaka kimi to koe
http://danjoscans.diary.ru/p157793111.htm — Rakurakurairai hi ga noboru (часть 1)
http://danjoscans.diary.ru/p162097109.htm — Rakurakurairai hi ga noboru (часть 2)
(последние 2 ссылки на сообщество команды-переводчиков, ибо сюда обе части пока не залиты)
Надеюсь, читающим станет понятней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *