Притча о добре и зле легенда фрески да винчи

Притча о добре и зле: «Легенда фрески да Винчи»


При создании фрески “Тайная вечеря” Леонардо да Винчи столкнулся с огромной трудностью: он должен был изобразить Добро, воплощённое в образе Иисуса, и Зло — в образе Иуды, решившего предать его на этой трапезе. Леонардо на середине прервал работу и возобновил её лишь после того, как нашёл идеальные модели.
Однажды, когда художник присутствовал на выступлении хора, он увидел в одном из юных певчих совершенный образ Христа и, пригласив его в свою мастерскую, сделал с него несколько набросков и этюдов. Прошло три года. “Тайная вечеря” была почти завершена, однако Леонардо пока так и не нашёл подходящего натурщика для Иуды. Кардинал, отвечавший за роспись собора, торопил его, требуя, чтобы фреска была закончена как можно скорее.
И вот после многодневных поисков художник увидел валявшегося в сточной канаве человека — молодого, но преждевременно одряхлевшего, грязного, пьяного и оборванного. Времени на этюды уже не оставалось, и Леонардо да Винчи приказал своим помощникам доставить его прямо в собор, что те и сделали.
С большим трудом его притащили туда и поставили на ноги. Он толком не понимал, что происходит, а Леонардо запечатлевал на холсте греховность, себялюбие, злочестие, которыми дышало его лицо.
Когда он окончил работу, нищий, который к этому времени уже немного протрезвел, открыл глаза, увидел перед собой полотно и вскричал в испуге и тоске:
— Я уже видел эту картину раньше!
— Когда? — недоуменно спросил Леонардо.
— Три года назад, еще до того, как я все потерял. В ту пору, когда я пел в хоре и жизнь моя была полна мечтаний, какой-то художник написал с меня Христа.

Удивительная притча о добре и зле — «Легенда фрески да Винчи» | OllyClub

При создании фрески “Тайная вечеря” Леонардо да Винчи столкнулся с огромной трудностью: он должен был изобразить Добро, воплощённое в образе Иисуса, и Зло — в образе Иуды, решившего предать его на этой трапезе. Леонардо на середине прервал работу и возобновил её лишь после того, как нашёл идеальные модели.
Однажды, когда художник присутствовал на выступлении хора, он увидел в одном из юных певчих совершенный образ Христа и, пригласив его в свою мастерскую, сделал с него несколько набросков и этюдов. Прошло три года. “Тайная вечеря” была почти завершена, однако Леонардо пока так и не нашёл подходящего натурщика для Иуды. Кардинал, отвечавший за роспись собора, торопил его, требуя, чтобы фреска была закончена как можно скорее.

И вот после многодневных поисков художник увидел валявшегося в сточной канаве человека — молодого, но преждевременно одряхлевшего, грязного, пьяного и оборванного. Времени на этюды уже не оставалось, и Леонардо да Винчи приказал своим помощникам доставить его прямо в собор, что те и сделали.
С большим трудом его притащили туда и поставили на ноги. Он толком не понимал, что происходит, а Леонардо запечатлевал на холсте греховность, себялюбие, злочестие, которыми дышало его лицо.
Когда он окончил работу, нищий, который к этому времени уже немного протрезвел, открыл глаза, увидел перед собой полотно и вскричал в испуге и тоске:
— Я уже видел эту картину раньше!
— Когда? — недоуменно спросил Леонардо.
— Три года назад, еще до того, как я все потерял. В ту пору, когда я пел в хоре и жизнь моя была полна мечтаний, какой-то художник написал с меня Христа.
Каждый выбирает по себе
Женщину, религию, дорогу.
Каждый выбирает по себе
Дьяволу служить иль Богу.
А вот другой вариант этой удивительной притчи:
Художник рисовал ангела с маленького ребенка. Через много лет он захотел нарисовать дьявола. И очень долго не мог найти натурщика. Он обошел много городов, и в одном ему сказали: «У нас в камере сидит страшный преступник. К нему даже тюремщик боится войти, хотя заключенный прикован цепью. Если не боитесь — лучшей натуры вам не найти». Художник не побоялся.
Картина получилась великолепной. А когда художник закончил произведение, закованный узник, посмотрев на картину, сказал: «А ведь когда-то ты с меня рисовал ангела…» и заплакал.
Мы все приходим в мир открытыми и чистыми. А своими поступками строим свою жизнь, зачастую не оглядываясь.
По мотивам это притчи есть чудесная песня Светланы Копыловой:
Поделитесь этой удивительной притчей со своими друзьями!

EmoSurf.com

Есть степени молитвы.
Первая степень – молитва телесная, более в чтении, стоянии, поклонах. Внимание отбегает, сердце не чувствует, охоты нет: тут – терпение, труд, пот. Несмотря, однако ж, на то, положи пределы и делай молитву. Это – делательная молитва.
Вторая степень – молитва внимательная: ум привыкает собираться в час молитвы и всю её проговорить с сознанием, без расхищения. Внимание срастворяется со словом писанным, и говорит
как свое.
Третья степень – молитва чувства: от внимания согревается сердце, и что там в мысли, то здесь становится чувством. Там – слово сокрушительное, а здесь сокрушение; там – прошение, а здесь чувство нужды и потребность. Кто перешел к чувству, тот без слов молится, ибо Бог есть Бог сердца. Потому это и есть предел молитвенного воспитания – став на молитву, переходить от чувства к чувству. При сем чтение может прекращаться, равно, как и мышление, а пусть будет только пребывание в чувстве с известными молитвенными знаками. Такая молитва сначала приходит помалу
Святитель Феофан Затворник.
“ Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться”.
(гл. 45, стр. 140)
“Ангел молится с тобою”
Св. Лествичник.
От внимания сердце согрелось,
Чувством стала согретая мысль.
Сокрушённое слово свершилось,
И прошеньем отправилось ввысь.
Пребывание в чувстве – отрада,
Слов не нужно молитве такой.
Только дней суетливое стадо,
Нас уводит от мысли благой.

Притча о добре и зле «Легенда фрески да Винчи»

При создании фрески “Тайная вечеря” Леонардо да Винчи столкнулся с огромной трудностью: он должен был изобразить Добро, воплощённое в образе Иисуса, и Зло — в образе Иуды, решившего предать его на этой трапезе. Леонардо на середине прервал работу и возобновил её лишь после того, как нашёл идеальные модели.

Однажды, когда художник присутствовал на выступлении хора, он увидел в одном из юных певчих совершенный образ Христа и, пригласив его в свою мастерскую, сделал с него несколько набросков и этюдов. Прошло три года. “Тайная вечеря” была почти завершена, однако Леонардо пока так и не нашёл подходящего натурщика для Иуды. Кардинал, отвечавший за роспись собора, торопил его, требуя, чтобы фреска была закончена как можно скорее.
И вот после многодневных поисков художник увидел валявшегося в сточной канаве человека — молодого, но преждевременно одряхлевшего, грязного, пьяного и оборванного. Времени на этюды уже не оставалось, и Леонардо да Винчи приказал своим помощникам доставить его прямо в собор, что те и сделали.
С большим трудом его притащили туда и поставили на ноги. Он толком не понимал, что происходит, а Леонардо запечатлевал на холсте греховность, себялюбие, злочестие, которыми дышало его лицо.
Когда он окончил работу, нищий, который к этому времени уже немного протрезвел, открыл глаза, увидел перед собой полотно и вскричал в испуге и тоске:
Я уже видел эту картину раньше!
— Когда? — недоуменно спросил Леонардо.
— Три года назад, еще до того, как я все потерял. В ту пору, когда я пел в хоре и жизнь моя была полна мечтаний, какой-то художник написал с меня Христа.

EmoSurf.com

Есть степени молитвы.
Первая степень – молитва телесная, более в чтении, стоянии, поклонах. Внимание отбегает, сердце не чувствует, охоты нет: тут – терпение, труд, пот. Несмотря, однако ж, на то, положи пределы и делай молитву. Это – делательная молитва.
Вторая степень – молитва внимательная: ум привыкает собираться в час молитвы и всю её проговорить с сознанием, без расхищения. Внимание срастворяется со словом писанным, и говорит
как свое.
Третья степень – молитва чувства: от внимания согревается сердце, и что там в мысли, то здесь становится чувством. Там – слово сокрушительное, а здесь сокрушение; там – прошение, а здесь чувство нужды и потребность. Кто перешел к чувству, тот без слов молится, ибо Бог есть Бог сердца. Потому это и есть предел молитвенного воспитания – став на молитву, переходить от чувства к чувству. При сем чтение может прекращаться, равно, как и мышление, а пусть будет только пребывание в чувстве с известными молитвенными знаками. Такая молитва сначала приходит помалу
Святитель Феофан Затворник.
“ Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться”.
(гл. 45, стр. 140)
“Ангел молится с тобою”
Св. Лествичник.
От внимания сердце согрелось,
Чувством стала согретая мысль.
Сокрушённое слово свершилось,
И прошеньем отправилось ввысь.
Пребывание в чувстве – отрада,
Слов не нужно молитве такой.
Только дней суетливое стадо,
Нас уводит от мысли благой.

Притча о добре и зле «Легенда фрески да Винчи»

Есть степени молитвы.
Первая степень – молитва телесная, более в чтении, стоянии, поклонах. Внимание отбегает, сердце не чувствует, охоты нет: тут – терпение, труд, пот. Несмотря, однако ж, на то, положи пределы и делай молитву. Это – делательная молитва.
Вторая степень – молитва внимательная: ум привыкает собираться в час молитвы и всю её проговорить с сознанием, без расхищения. Внимание срастворяется со словом писанным, и говорит
как свое.
Третья степень – молитва чувства: от внимания согревается сердце, и что там в мысли, то здесь становится чувством. Там – слово сокрушительное, а здесь сокрушение; там – прошение, а здесь чувство нужды и потребность. Кто перешел к чувству, тот без слов молится, ибо Бог есть Бог сердца. Потому это и есть предел молитвенного воспитания – став на молитву, переходить от чувства к чувству. При сем чтение может прекращаться, равно, как и мышление, а пусть будет только пребывание в чувстве с известными молитвенными знаками. Такая молитва сначала приходит помалу
Святитель Феофан Затворник.
“ Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться”.
(гл. 45, стр. 140)
“Ангел молится с тобою”
Св. Лествичник.
От внимания сердце согрелось,
Чувством стала согретая мысль.
Сокрушённое слово свершилось,
И прошеньем отправилось ввысь.
Пребывание в чувстве – отрада,
Слов не нужно молитве такой.
Только дней суетливое стадо,
Нас уводит от мысли благой.

Легенда фрески да Винчи как притча о Добре и Зле — Твой интернет

При создании фрески “Тайная вечеря” Леонардо да Винчи столкнулся с огромной трудностью: он должен был изобразить Добро, воплощённое в образе Иисуса, и Зло — в образе Иуды, решившего предать его на этой трапезе. Леонардо на середине прервал работу и возобновил её лишь после того, как нашёл идеальные модели.
Однажды, когда художник присутствовал на выступлении хора, он увидел в одном из юных певчих совершенный образ Христа и, пригласив его в свою мастерскую, сделал с него несколько набросков и этюдов.
Прошло три года. “Тайная вечеря” была почти завершена, однако Леонардо пока так и не нашёл подходящего натурщика для Иуды. Кардинал, отвечавший за роспись собора, торопил его, требуя, чтобы фреска была закончена как можно скорее.
И вот после многодневных поисков художник увидел валявшегося в сточной канаве человека — молодого, но преждевременно одряхлевшего, грязного, пьяного и оборванного. Времени на этюды уже не оставалось, и Леонардо да Винчи приказал своим помощникам доставить его прямо в собор, что те и сделали.

Притча о добре и зле «Легенда фрески да Винчи»

При создании фрески “Тайная вечеря” Леонардо да Винчи столкнулся с огромной трудностью: он должен был изобразить Добро, воплощённое в образе Иисуса, и Зло — в образе Иуды, решившего предать его на этой трапезе. Леонардо на середине прервал работу и возобновил её лишь после того, как нашёл идеальные модели.

Однажды, когда художник присутствовал на выступлении хора, он увидел в одном из юных певчих совершенный образ Христа и, пригласив его в свою мастерскую, сделал с него несколько набросков и этюдов. Прошло три года. “Тайная вечеря” была почти завершена, однако Леонардо пока так и не нашёл подходящего натурщика для Иуды. Кардинал, отвечавший за роспись собора, торопил его, требуя, чтобы фреска была закончена как можно скорее.
И вот после многодневных поисков художник увидел валявшегося в сточной канаве человека — молодого, но преждевременно одряхлевшего, грязного, пьяного и оборванного. Времени на этюды уже не оставалось, и Леонардо да Винчи приказал своим помощникам доставить его прямо в собор, что те и сделали.
С большим трудом его притащили туда и поставили на ноги. Он толком не понимал, что происходит, а Леонардо запечатлевал на холсте греховность, себялюбие, злочестие, которыми дышало его лицо.
Когда он окончил работу, нищий, который к этому времени уже немного протрезвел, открыл глаза, увидел перед собой полотно и вскричал в испуге и тоске:
— Я уже видел эту картину раньше!
— Когда? — недоуменно спросил Леонардо.
— Три года назад, еще до того, как я все потерял. В ту пору, когда я пел в хоре и жизнь моя была полна мечтаний, какой-то художник написал с меня Христа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *