Легенда о музыкальном инструменте скрипка

Легенды о скрипке

Такое заглавие на первый взгляд больше подходит детективному роману, чем рассказу о музыкальном инструменте. Но если разобраться, здесь слово «тайна» даже более уместно, потому что в любом детективе загадка в конце концов раскрывается, а скрипка до сих пор остается инструментом таинственным и во многом непостижимым. Мастер Феликс Робертович Акопов сказал, что скрипке повезло больше чем гитаре: для нее найдена точная и лаконичная конструкция. Это так. Но выверенная конструкция — лишь отправная точка. А дальше? И скрипка Страдивари, сделанная триста лет назад, и современная серийная скрипка, изготовленная по всем правилам на хорошей фабрике, внешне похожи. Но какая разница в звучании!

Никакой другой инструмент не изучали так много, долго и тщательно, как скрипку. Ею занимались люди разных профессий: физики, математики, искусствоведы, музыкальные мастера, музыканты. Кое-что они поняли и объяснили, но до сих пор никому не удалось теоретически обосновать акустику скрипки или хотя бы дать рекомендации, как делать инструменты столь же совершенные, какие делали в старину. Есть и сейчас мастера, которые строят хоть и не такие прекрасные скрипки, какие получались у Амати, Страдивари, Гварнери, но все же очень хорошие инструменты. Однако при этом каждый мастер располагает лишь собственным опытом и тем немногим, что он сумел понять из опыта великих итальянцев. Полных знаний ни у кого нет. Все загадочное неизбежно обрастает слухами. Скрипка тоже породила множество легенд. Давайте с них и начнем.

Говорят, что знаменитые итальянские мастера были лишены возможности насладиться подлинным звучанием своих скрипок, потому что сразу после изготовления скрипка пела совсем не так, как она должна была петь через сотни лет. Мастера, мол, рассчитывали на будущее, они заранее знали, как дивно зазвучат их инструменты для далеких потомков. Говорят, однако, что мастера просчитались в другом: большинство сделанных ими инструментов для потомков не сохранилось. Чудом уцелели лишь несколько из них, и только благодаря этим считанным единицам наш век знает звучание настоящих скрипок. Говорят также, что каждый профессиональный скрипач мечтает играть на инструменте самого знаменитого из итальянских мастеров — Антонио Страдивари. Но, конечно, на всех его скрипок не хватает. И вручают несколько оставшихся скрипок только лучшим из лучших. Говорят, что хорошая скрипка получалась только тогда, когда для каждой ее детали брали единственно подходящий сорт дерева. Например, верхнюю деку делали только из тирольской ели. Никакое другое дерево для нее не годилось — скрипка получалась неважной. И даже не всякую тирольскую ель валили и пускали в дело, а сперва присматривались, на какое дерево больше садятся птицы. Потом еще прослушивали дерево стетоскопом, дабы окончательно убедиться в том, что оно достаточно певуче. Спиливали дерево только зимой, да так, чтобы оно ни в коем случае не упало, а было осторожно опущено на землю. Потом выбирали для скрипки кусок у комля, а весь остальной ствол шел на дрова.

Говорят, что единственно возможная форма скрипки была найдена с точностью до десятых долей миллиметра, и любое отклонение вело к неудаче. Говорят, что скрипку нужно было отделывать особенно тщательно, потому что она не прощала малейшей небрежности и мстила самым коварным образом — попросту отказывалась петь. Говорят, что своим прекрасным звучанием старинная скрипка обязана прежде всего лаку, которым она покрыта. Секрет лака знал только глава семейства скрипичных мастеров. Он уносил этот секрет с собой в могилу, не желая раскрывать его своим корыстным и нетрудолюбивым сыновьям. Поэтому, мол, сыновья уже не могли делать такие же совершенные скрипки, какие получались у отцов.

МУЗЫКА СКРИПКИ
Скрипки в Кремоне стали делать в то же время, что и в Брешии, а основатель кремонской школы Андреа Амати был даже старше по возрасту, чем Бертолотти и тем более Маджини. О продолжении дела брешианцев можно говорить лишь потому, что кремонцы наиболее полно воплотили идею скрипки: звучание этого инструмента должно было стать моделью человеческого голоса. Значит, тембр должен был быть глубоким, насыщенным, теплым, со множеством оттенков, а характер звучания — гибким, способным как угодно изменяться от быстрого грубоватого речитатива до нежнейшего пения. Скрипка, как и голос, должна была уметь выражать любые человеческие чувства. Теперь мы знаем, что мастера блестяще осуществили свои замыслы. И не зря скрипка считается самым совершенным инструментом.

Кроме того, кремонцы уточнили конструкцию скрипки, а форму довели до поразительного изящества. Некоторые поклонники прекрасного могут часами любоваться старинной скрипкой, настолько притягательна красота этого инструмента. Вот в чем основная заслуга таких мастеров, как Амати, Страдивари, Гварнери. И если в будущем звучание их инструментов будет превзойдено в действительности, а не в поспешных газетных заметках, все равно человечество не забудет истинных создателей скрипки. Антонио Страдивари жил и работал на целый век позже Андреа Амати. И этот век был для скрипки очень нелегким. Ее считали ярмарочным, трактирным инструментом. Более привычными были виолы, они и царствовали в смычковой музыке. И кто знает, долго ли еще оставалась бы скрипка отверженной, если бы не замечательные исполнители, оценившие и избравшие ее.

Тут вы, конечно, вспомнили Паганини. Да, это был блестящий музыкант, значительно обогативший приемы игры на скрипке и скрипичную музыку вообще. Но Паганини творил уже в эпоху расцвета скрипки, он не начинал на пустом месте. Задолго до него были и Арканджело Корелли, почти ровесник Страдивари, и Джузеппе Тартини, и Жан-Мари Леклер. Мастера творили инструменты, а музыканты создавали и исполняли музыку, присущую именно этому инструменту, показывая, на что способна скрипка в умелых руках. Скрипичная музыка была настолько искусна и выразительна, что виолы мало-помалу уступили ей место и исчезли. Победа скрипки закономерна, однако жаль, что соперничество инструментов нередко кончалось не примирением, а полным поражением одной из сторон. Виолу тоже пытаются возродить сейчас, и по редким ее выступлениям можно судить, что в музыке, написанной специально для нее, виола тоже была хороша.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ ОБ УНИКАЛЬНОМ ЗВУЧАНИИ СКРИПКИ
Ну хорошо, дело не в лаке, не в дереве, не в точных размерах, не в особой тщательности. Тогда в чем же? Этого мы не знаем. Но можем кое-что предполагать. Давайте вспомним известное изречение о том, что гений — это талант, помноженный на труд. Андреа Амати, дед Николо Амати, стал учеником мастера в семь лет, а в одиннадцать уже делал скрипки, сохранившиеся до наших дней. Антонио Страдивари начал учиться у Николо Амати в двенадцать лет, в тринадцать сделал свою первую скрипку, а потом всю жизнь работал от зари до зари. Умер он в девяносто три года и незадолго до смерти закончил свою последнюю скрипку. А всего он сделал полторы тысячи инструментов — это очень много даже для такой долгой жизни.

Другие мастера успели сделать меньше, но и они отдавали работе все свое время. Чем больше труда, тем больше опыта, а опыт помогал формировать голос инструмента. Резонатор любого струнного инструмента — в данном случае корпус скрипки — неодинаково усиливает частоты, излучаемые струной. Видимо, это качество резонатора весьма умело использовали старые мастера: они так искусно ваяли деки и так тонко настраивали их, что корпус подчеркивал нужные для тембра частоты и приглушал ненужные.


Если бы скрипка делалась из материала со строго постоянными свойствами, все было бы просто: однажды найденная форма годилась бы и для всех последующих скрипок (если закрыть глаза на то, что все они были бы тогда до скуки одинаковыми). Но нет двух одинаковых кусков дерева, и мастера каждый раз исходили заново из свойств материала. Чувствовали, как из данного дерева, из того куска, который сейчас в работе, нужно делать инструмент, чтобы он зазвучал. В этом смысле можно говорить и о секретах, но не о тех, что специально не выдаются. Как мастер смог бы рассказать об интуиции, о шестом чувстве, о предвидении? Изготовление хороших скрипок — большое искусство, а в любом искусстве есть свои тайны, которые умирают вместе с мастером, как бы ни хотел он и как бы ни старался рассказать о них людям.
Песня скрипки — прекрасна. Вот ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ можно услышать несколько интересных примеров игры на этом прекрасном инструменте.
Источник информации: music-80.ru
Теги:

Загрузка ...