Рассказ легенда о граде китеже главная мысль текста

ОСНОВНАЯ МЫСЛЬ О ПРЕДАНИЕ О ГРАДЕ КИТЕЖЕ?
Помогите) Заранее спасибо. — Школьные Знания.com

Сказание о граде Китеже представляет собою летопись — свидетельство о подлинных событиях. До сих пор рассказывает народ о Китеже с серьёзностью и строгостью подлинной веры, а «Китежский летописец» почитается как книга о святом. В прямом смысле это и есть книга о святом: основатель и мученик Китежа, князь Георгий Всеволодович, причислен православной церковью к лику святых.
Итак, письменная версия китежской легенды начинается генеалогией «святого благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича». Суздальский князь Юрий II (1189–1237), герой злополучной битвы на реке Сити, внук Юрия Долгорукого, ведёт здесь своё происхождение от псковского князя Всеволода Мстиславича, которому, в свою очередь, приписаны не соответствующие исторической действительности факты: например, обращение из язычества в христианство. Вслед за легендарной родословной Георгия Всеволодовича, которая оканчивается 6671 (1163) г., рассказывается о его прибытии из Пскова к «благоверному и великому князю Михаилу Черниговскому» и о дружеской их встрече. Георгий Всеволодович испрашивает у князя Михаила «грамоту в Русии нашей по градом церкви божии строити, тако же и грады». Князь Михаил соглашается и предрекает князю Георгию «за сие доброе изволение мзду в день пришествия Христова». Затем, повелев написать грамоту, едет сам провожать гостя. Указан при этом 6672 (1164) год.

Легенда о граде Китеже


В самом сердце России, в Нижегородском крае, есть озеро Светлояр — жемчужина русской природы. Это озеро называют иногда маленькой русской Атлантидой: его история овеяна легендами. Уникальное место задает исследователям множество загадок…
Главная светлоярская легенда — о невидимом граде Китеже. Легенда гласит: в Ветлужских лесах есть озеро.
Расположено оно в лесной чаще. Голубые воды озера лежат неподвижно днем и ночью. Лишь изредка легкая зыбь пробегает по ним. Бывают дни, когда до тихих берегов доносится протяжное пение, и слышится далекий колокольный звон.
Давным-давно, еще до пришествия татар, великий князь Георгий Всеволодович построил на Волге город Малый Китеж (нынешний Городец), а потом, «переправившись че рез тихие и ржавые речки Узолу, Санду и Керженец», вышел к Люнде и Светлояру на «зело прекрасно» место, где поставил город Китеж Большой. Так на берегу озера появился славный Китеж-град. В центре города возвышались шесть глав церквей.
Придя на Русь и завоевав многие земли наши, Батый услышал про славный Китеж-град и устремился к нему со своими ордами…
Когда «злые татарове» подошли к Китежу Малому и в великой битве убили брата князя, сам он скрылся в новопо-строенном лесном городе. Пленник Батыя, Гришка Кутерьма, не стерпел пыточных мучений и выдал тайные тропы к Светлояру.
Татары грозовой тучей обложили город и хотели взять его силой, но когда они прорвались к его стенам, то изумились. Жители города не только не построили никаких укреплений, но даже не собирались защищаться. До татар доносился лишь колокольный звон церквей. Жители молились о спасении, так как от татар не приходилось ждать чего-либо доброго.
И как только татары ринулись к городу, из-под земли вдруг забили многоводные источники, и татары в страхе отступили.
А вода все бежала и бежала…
Когда стих шум родников, на месте города были лишь волны. Вдали мерцала одинокая глава собора с блестящим посредине крестом. Она медленно погружалась в воду.
Вскоре исчез и крест. Теперь к озеру есть путь, который называется Батыевой тропой. Она может привести к славному городу Китежу, но не каждого, а лишь чистых сердцем и душою. С тех пор город невидим, но цел, а особо праведные могут увидеть в глубине озера огоньки крестных ходов и слышать сладкий звон его колоколов.
Легенда о граде Китеже тесно связана с именем выдающегося русского писателя В.Г. Короленко. Переселившись на Волгу, Короленко побывал в Ветлужском крае, где на Святом озере, у невидимого Китеж-града, собираются правдоискатели из народа — раскольники разных толков — и ведут страстные дебаты о вере. Вот что писал он: «Тяжелые, не радостные впечатления уносил я от берегов Святого озера, от невидимого, но страстно взыскуемого народом града… Точно в душном склепе, при тусклом свете угасающей лампады провел я всю эту бессонную ночь, прислушиваясь, как где-то за стеной кто-то читает мерным голосом заупокойные молитвы над уснувшею навеки народною мыслью».
…Судя по тому, как легко Китеж-град «перекочевал» из легенд эпохи татаро-монгольского ига в старообрядческие сказания, поэзию Серебряного века и век нынешний, мы имеем дело скорее с общим для русской культуры и всегда современным мистическим символом. Но это не просто символ ухода и спасения от банальной «поверхности».
Хотим указать на одно интересное отличие между русским Китежем и тибетской Аггартой. Если последняя в темные времена ушла под землю, то Китеж, как известно, сокрылся именно в озере, под водой. Это не случайно — и потому в русском сознании (и подсознании) все названные выше темы часто просто не знают строгого «земного» разделения и структурирования, но существуют как водное отражение, в котором контуры всякой «поверхности» сливаются и растворяются…
Moscow cheap hotels near one of the metro stations.

Какова главная мысль «Предание о граде Китеже?» — Школьные Знания.com

Сказание о граде Китеже представляет собою летопись — свидетельство о подлинных событиях. До сих пор рассказывает народ о Китеже с серьёзностью и строгостью подлинной веры, а «Китежский летописец» почитается как книга о святом. В прямом смысле это и есть книга о святом: основатель и мученик Китежа, князь Георгий Всеволодович, причислен православной церковью к лику святых. Итак, письменная версия китежской легенды начинается генеалогией «святого благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича». Суздальский князь Юрий II (1189–1237), герой злополучной битвы на реке Сити, внук Юрия Долгорукого, ведёт здесь своё происхождение от псковского князя Всеволода Мстиславича, которому, в свою очередь, приписаны не соответствующие исторической действительности факты: например, обращение из язычества в христианство. Вслед за легендарной родословной Георгия Всеволодовича, которая оканчивается 6671 (1163) г., рассказывается о его прибытии из Пскова к «благоверному и великому князю Михаилу Черниговскому» и о дружеской их встрече. Георгий Всеволодович испрашивает у князя Михаила «грамоту в Русии нашей по градом церкви божии строити, тако же и грады». Князь Михаил соглашается и предрекает князю Георгию «за сие доброе изволение мзду в день пришествия Христова». Затем, повелев написать грамоту, едет сам провожать гостя. Указан при этом 6672 (1164) год.

Какова главная мысль «Предание о граде Китеже?»

суфиксыпр на при в ,укр мове
Решите уравнение[latex] x^{4} -6 x^{2} +5=0[/latex]
розповідь про мамині очі
придумай числовые данные, подставь их в условие задачи и реши ее. по реке катер проплыл _ км, а по морю в _ раз больше. сколько всего км проплыл катер?
Group 2. This is Paul`s project about his family.
Образец: Celia to Paul Paul`s sister
Jessica, William, Oliver, Celia, Paul, 1)Oliver to Paul ____________
Amy, Tom, Peter, Sally, 2) Alice to Paul ___________
Philip, Alice. 3) Philip to Paul _____
4) Sali and Peter to Paul, Celia and Oliver Ответ________ 5) Alice and Philip to Paul and Oliver Ответ________ 6) William to Paul ____________
7) Tom to Celia ____________
8) Amy to Oliver ___________
9) Tom to Amy ___________
(Сделайте плиз :3 Очень благодарна буду!)
что общего в науках:право, философия и политология
нужно два слова которые отличаются одной буквой. И составить с ними предложение
Выделите корень у слов.
Пожалуйста помогите!
человек
элементами
владеющий
внимательно
популярный
(нет кого?) семейств
мне ни разу этот де******* сайт не помог, сколько я не задавала вопросов.
надеюсь на вашу поддержку!!
4. Определите частоту вращения, центростремительное ускорение и линейную скорость вращения точек Луны вокруг своей оси у экватора. Радиус Луны 1600 км, а период обращения вокруг оси 27,3 суток.
ПО ОБЕ СТОРОНЫ АЛЛЕИ ПОСАДИЛИ ПО 30 ЛИП И КАМЕЛИИ ТАК, ЧТО МЕЖДУ КАЖДЫМИ ДВУМЯ ЛИПАМИ — ПО 2 КУСТА КАМЕЛИИ. СКОЛЬКО ПОСАДИЛИ КАМЕЛИИ?

СКАЗАНИЯ О ГРАДЕ КИТЕЖЕ — предания о таинственном городе земли Русской…

Светлояр. В поисках Китеж-града

Легендарный остров Авалон, где ждет часа Король Артур со своими рыцарями; таинственный замок Монсальват, хранящий Чашу Грааля; загадочное Беловодье, на поиски которого уходили наши предки; легендарная Шамбала, где живут великие Учителя человечества… Каждый народ из века в век передавал легенды о священных скрытых местах, куда нет дороги злу, где царят справедливость и мудрость.
У нас были здесь моленны. Они подобны были раю.
У нас звон был удивленный; удивленный звон подобен грому…
Был недоступный лес, была тишина, отдаленность от мира. Была тайна.

Из песни керженецких скитниц
Чего не знает наука
Озеро Светлояр по праву считается жемчужиной природы Нижегородского края и России. Озеро расположено близ с. Владимирского Воскресенского района, в бассейне Люнды, притока Ветлуги. Длина озера — 210 м, ширина — 175 м, а общая площадь водного зеркала — около 12 га. Озеро всегда привлекало и привлекает до сих пор внимание ученых, а его красоту описывали Н. Рерих и М. Васнецов, И. Глазунов и многие другие художники. Ему посвящали свои стихи А. Майков, М. Волошин, А. Навроцкий. Красота озера вдохновила Н.А. Римского-Корсакова на создание оперы «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии».
Видевший озеро не удивится этому, далеко не полному, списку. А что же так привлекает здесь ученых? Пожалуй, многочисленные загадки озера, на которые до сих пор не получены окончательные ответы.
Скажем, до сих пор никто убедительно не объяснил, как возникло озеро. Одни говорят о его ледниковом происхождении, другие доказывают карстовую гипотезу. Есть версия, что оно могло возникнуть во время землетрясения 1596 г., которое было отмечено в Нижнем Новгороде. Согласно метеоритной гипотезе, озеро образовалось в результате столкновения с землей метеорита.
Вода в озере считается святой. Набранная в сосуд, она может храниться несколько лет, не теряя исключительной чистоты и вкуса. Народная молва приписывает ей и целебные свойства. Одно из объяснений удивительных свойств светлоярской воды — в том, что озеро постоянно пополняется из глубинных горизонтов водой низкой температуры и без бактериальной флоры. Но и гидрохимическая загадка озера также до конца еще не разгадана.
Что было до Китежа
Мы родились не у отца, мы родились не у матери. На утренней заре мы родились, на цветах мы выросли, на верхушках стеблей расцвели, в… воде окунулись.
Из марийской песни
Но даже до легендарного Китеж-града эти места были у людей священны. Раньше здесь жили марийцы. Об этом говорят и названия ряда деревень, имеющие марийские корни (например, речка Люнда в переводе с марийского — «Незаселенная»). По рассказам средневековых путешественников, земли марийцев начинались по Волге сразу за Нижним Новгородом, а их владения на Правобережье доходили до Пьяны. Марийцев иногда зовут «братьями леса» из-за особого отношения к природе. Будучи прекрасными охотниками, они хорошо знали лес и относились к нему с особым уважением, осознавая себя как его неотъемлемую часть. Марийцы верили в то, что каждый лес, речка, поле имеют своего духа-хозяина. Так, Вюд-ава, Мать воды, берегла свою реку, свое озеро. Из уважения к ней в воду никогда не сливали нечистоты, стирать с мостков было нельзя, для этих целей предназначались специальные колодцы. Не от них ли идет древний обычай, о котором еще помнят в окрестностях Светлояра, — запрет на купание в озере. Для наших предков купаться в священном месте было немыслимым, для этих целей рядом протекает Люнда.
Вообще в окрестностях озера можно встретить удивительное переплетение христианских обрядов и языческих традиций. Многие ли христианские паломники знают, что, повязывая на деревьях ленточки из ткани и моля об исполнении желаний, они повторяют обычай тех же марийцев повязывать ленточки в своих священных рощах? А при обходе тропой пилигримов вокруг озера вам могут показать очень интересное место. Говорят, раньше здесь из одного корня росли три сосны. Верующие люди считали их символом Троицы, зажигали здесь молитвенные свечки, обходили вокруг сосен и шли дальше по берегу озера. Почти так же поступали когда-то и марийцы, принося жертвы у своих священных деревьев.
Научные исследования на холмах, окружающих озеро, культурный слой не обнаружили, поэтому считается, что ни в ХIII в., во время нашествия Батыя, ни после человек там не жил. Но может быть, не жил именно потому, что в священных местах не живут — к ним приходят на поклон.
Сказание о Китеж-граде
И досель тот град невидим стоит… А на озере Светлом Яре тихим летним вечером виднеются отраженные в воде стены, церкви, монастыри, терема княженецкие, хоромы боярские, дворы посадских людей. И слышится по ночам глухой заунывный звон колоколов китежских. Так говорят за Волгой. Старая там Русь, исконная, кондовая. С той поры, как зачалась земля Русская, там чуждых насельников не бывало. Там Русь сыстари на чистоте стоит, — какова была при прадедах, такова хранится до наших дней.
А. Мельников-Печерский. В лесах
Основная версия легенды дошла до нас в тексте «Китежского Летописца», написанного, по его собственному свидетельству, через 100 лет после описываемых событий. По утверждению историков, текст «Летописца» составлен старообрядцами, то есть уже после раскола церкви, произошедшего при патриархе Никоне в середине XVII в. Вместе с тем признается, что текст, возможно, был списан с некоего более древнего первоначального образца, о чем говорят, в частности, встречающиеся в нем фразеологические повторения.
Легенда гласит: великий князь Георгий Всеволодович построил на Волге город Малый Китеж (нынешний Городец), а потом, переправившись через речки Узолу, Санду и Керженец, вышел к Люнде и Светлояру, где построил город Китеж Большой. Как говорили когда-то местные жители, «оба города построены одной рукой и одним топором». Между тем над Русью уже нависла туча монгольского ига. В битве с татарами у Малого Китежа погиб брат Георгия Всеволодовича, а сам он потерпел поражение и, уйдя в леса, скрылся в Китеже Большом. Гришка Кутерьма, не выдержав пыток Батыя, провел его войска тайными тропами к Китежу Большому. Сам Георгий Всеволодович погиб в битве, а город же «изволением божьим стал невидим; на его месте стала видна вода и лес».
Чудеса Светлояра
Кому нужно, тому и откроется!

Со времен «Летописца» и до наших дней живы истории о чудесах Светлояра, даже несмотря на годы советской власти. Все так же идут к озеру паломники. И сейчас можно услышать о чудесных исцелениях, о звоне колоколов китежских, которые кому-то дано услышать, а кому-то — и увидеть сам город. Рассказывают о встречах в окрестных лесах с загадочными старцами, о монахах, ходящих по воде в утреннем тумане. А в не таком уж далеком прошлом в холмах вокруг озера и в землянках жили святые люди. В музее с. Владимирского можно увидеть фотографию 30-х гг. XX в., на которой женщина протягивает милостыню перед входом в подземное жилище святого человека.
Существуют три версии сокрытия Китежа. По одной из них, он скрылся в водах Светлояра, по другой — ушел под землю (может быть, вам даже покажут место в окружающих озеро холмах, где скрыт один из входов в город), по третьей — ушел на небо.
Существует много историй и о том, как особо праведным людям удавалось попасть в Китеж. В ХVII столетии на Руси было известно сочинение «Послание к отцу от сына из онаго сокровенного монастыря, дабы о нем сокрушения не имели и в мертвы не вменяли скрывающегося из мира». В нем сын сообщает своим родителям:
«Аз живу в земном царствии, с отцами святыми, в месте покойне. Поистине, родители мои, царство земное. И покой, и тишина, и веселье, и радость духовная, а не телесная. Сии бо святии отцы, с ними же аз живу, процветоша, что крини сельныя (лилии полевые)… и яко камение драгое… и яко древа не стареющие, и яко звезды небесныя. И от уст их непрестанная молитва к Отцу Небесному, яко фимиам благоуханный… И едва нощь придет, тогда от уст их молитва видима, яко столпы пламенныя со искрами огненными, и яко от месяца и звезд велий не токмо месту оному свет, но и всей стране оной свет, яко молния. В то же время книги честь или писать можно, без свещнаго сияния. Иже возлюбиша Бога всем сердцем и всею душою и всем помышлением своим, тем и Бог их возлюби… яко мати любимого си чада, и что просят в молитве своей от Бога, все подаст. Иже возлюбиша безмолвие и вся добродетели исправивша всем сердцем, и Бог… хранит их, яко зеницу ока, и покры их невидимо дланию своего, иже… паче жития на небесах, ниже богатство временное, но паче возлюбиша богатство на небесах…»
Легенды говорят, что во все времена увидеть сказочный Китеж, а тем более попасть в него, были достойны очень немногие. Так говорил об этом русский писатель В.Г. Короленко в своем очерке «В пустынных местах»: «И кажется нашему грешному, непросветленному взору один только лесок, да озеро, да холмы, да болотище. Но это только обман нашего грешного естества. В действительности же, „по-настоящему“, здесь стоят во всей красе благолепные храмы и золоченые палаты и монастыри… А кто может хоть отчасти проникнуть взором через обманчивую завесу, для того в глубине озера мелькают огоньки крестных ходов и высокие золоченые хоругви, и сладкий звон несется над гладью кажущихся вод. А потом все стихает и опять только шепчет дубрава».

Дорога пилигримов

С давних времен и до наших дней идут к Светлояру паломники. Сейчас здесь можно встретить людей самых разных верований и убеждений. Это обычные люди, прослышавшие о чудесном озере и приехавшие с семьей на выходные из соседнего города, и старообрядцы, можно встретить кришнаитов и рериховцев и многих, многих. Конечно, каждого влечет что-то свое. Вокруг озера давно уже нет тех дремучих лесов, что стояли во времена монгольского нашествия, окрестности его достаточно обжиты человеком. Чего же ищут здесь люди, ищут, иногда и сами не осознавая до конца?
Говорят, что в былые времена паломник не сразу шел к Светлояру, или, как его еще называли, к Большой Чаше, а начинал свой путь с Малой Чаши. Малая Чаша — это Кибелек, место, расположенное в нескольких километрах от Светлояра.
Вот что рассказывает о нем одна из легенд. В те далекие времена добраться до Китежа было не так-то просто. Его скрывали леса, и надо было знать тайные тропы, по одной из которых и провел Батыя Гришка Кутерьма. На той тропе был секрет из трех богатырей китежских, которые приняли неравный бой, чтобы задержать войска Батыя.
По другой легенде, именно в этом месте произошла неравная битва китежской дружины с татарами. Говорят, что сам Георгий Победоносец спустился на землю, чтобы помочь защитникам Руси. Но конь Георгия споткнулся, и понял святой, что не его миссия спасти Китеж-град (Богородица скрыла его своим волшебным пологом), а на этом месте забил святой источник.
Сейчас здесь колодец, вода из которого также считается святой, а рядом — три креста в память о павших воинах. Немного дальше, в лесу, находится поляна с тремя могилами воинов (согласно другому источнику, это могилы трех святых китежских старцев). С этих могил верующие люди берут землю, которая помогает исцелиться от различных недугов. Говорят, что какой бы ни был ветер, на этой поляне всегда тишина, и молитвенные свечки здесь не гаснут, пока не догорят до конца.
От Кибелька пилигримы Батыевой тропой (сейчас это просека в лесу, как говорят, оставшаяся еще с тех времен, когда татары расчищали путь через лес для своей армии) выходили к Светлояру. Существует поверье, что если с молитвой в душе обойти вокруг озера три раза, то молитва твоя исполнится. Сейчас вокруг озера проложены удобные деревянные мостки, позволяющие без труда преодолевать топкие места. А раньше их не было, и паломницам приходилось преодолевать эту дорогу даже не пешком, а на коленях. Этим часто пользовалась детвора окрестных сел, катаясь на верующих женщинах, но и это было частью той доли, которую они для себя выбрали. Так описывал Короленко увиденную им в 1890 г. картину: «…на закатных сумерках и в синей тьме летнего вечера мелькают огни между деревьями, по берегам и на воде. Благочестивые люди на коленях трижды ползут кругом озера, потом пускают на щепках остатки свечей на воду и припадают к земле и слушают. Усталые, в истоме между двумя мирами, при огнях на небе и на воде, они отдаются баюкающему колыханию берегов и невнятному дальнему звону… И порой замирают, ничего уже не видя и не слыша из окружающего. Глаза точно ослепли для нашего мира, но прозрели для мира нездешнего. Лицо прояснилось, на нем «блаженная» блуждающая улыбка и — слезы… А кругом стоят и смотрят с удивлением те, кто стремится, но не удостоился по маловерию… И со страхом качают головами. Значит, есть он, этот другой мир, невидимый, но настоящий».
В наши времена редко можно встретить настолько верующих людей, а еще в годы Великой Отечественной войны берега озера иногда становились черными от платков женщин, совершавших этот путь с молитвой об ушедших на войну мужьях и сыновьях.
***
Так есть ли Китеж-град и можно ли найти к нему дорогу? Это тот вопрос, на который каждый найдет свой ответ, найдет в себе самом. Для кого-то Китеж — лишь сказка, для кого-то — внутренняя обитель, открывающаяся ищущему. Но живет легенда, и живет Светлояр, а значит, живет надежда вспомнить что-то давно забытое, вспомнить и отправиться в путь.

Какова главная мысль «Предание о граде Китеже?» — Неботан.com

Ответ оставил Гость
Сказание о граде Китеже представляет собою летопись — свидетельство о подлинных событиях. До сих пор рассказывает народ о Китеже с серьёзностью и строгостью подлинной веры, а «Китежский летописец» почитается как книга о святом. В прямом смысле это и есть книга о святом: основатель и мученик Китежа, князь Георгий Всеволодович, причислен православной церковью к лику святых. Итак, письменная версия китежской легенды начинается генеалогией «святого благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича». Суздальский князь Юрий II (1189–1237), герой злополучной битвы на реке Сити, внук Юрия Долгорукого, ведёт здесь своё происхождение от псковского князя Всеволода Мстиславича, которому, в свою очередь, приписаны не соответствующие исторической действительности факты: например, обращение из язычества в христианство. Вслед за легендарной родословной Георгия Всеволодовича, которая оканчивается 6671 (1163) г., рассказывается о его прибытии из Пскова к «благоверному и великому князю Михаилу Черниговскому» и о дружеской их встрече. Георгий Всеволодович испрашивает у князя Михаила «грамоту в Русии нашей по градом церкви божии строити, тако же и грады». Князь Михаил соглашается и предрекает князю Георгию «за сие доброе изволение мзду в день пришествия Христова». Затем, повелев написать грамоту, едет сам провожать гостя. Указан при этом 6672 (1164) год.

ЛЕГЕНДА О ГРАДЕ КИТЕЖЕ — Студопедия

И князь Георгий с князем Михаилом дали друг другу целование, и праздновали духовно, и веселилися; и сказал благоверный и великий князь Георгий благоверному князю Михаилу: «Дай мне грамоту, на Руси нашей по укрепленным местам церкви божий строить и города». И сказал ему благоверный и великий князь Михаил: «Как хочешь, так и созидай церкви божий во славу и хвалу пресвятому имени божию. За такое доброе твое намерение награду примешь в день пришествия Христова».
И пировали они много дней. И когда решил благоверный князь Георгий вернуться в свой удел, тогда благоверный князь Михаил повелел грамоту написать и свою руку приложил к грамоте. И когда благоверный князь Георгий поехал во свое отечество и град, тогда благоверный князь Михаил с великою честью отпускал его и провожал. И когда были уже оба князя в пути и поклонились друг другу на прощание, то благоверный князь Михаил дал грамоту. Благоверный же князь Георгий взял грамоту у благоверного князя Михаила и поклонился ему, а тогда и тот в ответ ему. И поехал князь Георгий по городам, и когда приехал в Новгород, повелел строить церковь во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии в год 6672 (1164). Из Новгорода поехал во Псков, город свой, где преставился отец его благоверный князь Всеволод, а во святом крещении Гавриил, новгородский и псковский чудотворец. И поехал из Пскова-града к Москве, и повелел строить церковь во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы. и приснодевы Марии в год 6672 (1164). И поехал из Москвы в Переславль-Залесский, а из Переславля-града в Ростов-град. В то самое время был в городе Ростове великий князь Андрей Боголюбский. И повелел благоверный князь Георгий в городе том Ростове церковь строить во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии в год 6672 (1164), месяца мая в двадцать третий день. Во дни великого князя Георгия начали рвы копать под основание церкви и обрели погребенные мощи святителя Христова Леонтия, епископа ростовского, чудотворца, который обратил в Ростове-граде людей в веру Христову и крестил их от мала и до велика. И возрадовался радостью великою благоверный князь Георгий, и прославил бога, давшего ему такое многоценное сокровище, и отпел молебен. И повелел ехать Андрею, князю боголюбскому, в город Муром и строить в городе Муроме церковь во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии.
Сам же благоверный и великий князь поехал из города Ростова и приехал в город Ярославль, что на берегу Волги-реки стоит. И сел в струг, и поехал вниз по Волге, и пристал к берегу у Малого Китежа, что на берегу Волги стоит, и отстроил его, и начали молить все люди города того благоверного князя Георгия, чтобы образ чудотворный иконы пресвятой богородицы Федоровской перенес в город к ним. Он же прошение исполнил. Начали петь молебен пресвятой богородице. И когда кончили и хотели образ тот нести в город, то образ не сошел с места того, нисколько не сдвинулся. Благоверный же князь Георгий, увидав произволение пресвятой богородицы, избравшей здесь место себе, повелел построить на том месте монастырь во имя пресвятой богородицы Федоровской.
Сам же благоверный князь Георгий поехал с места того сухим путем, а не по воде. И переехал реку Узолу, и вторую реку, именем Санду, и третью реку переехал, именем Саногту, и четвертую переехал, именем Керженец, и приехал к озеру, именем Светлояру. И увидел место то, необычайно прекрасное и многолюдное; и по умолению его жителей повелел благоверный князь Георгий Всеволодович строить на берегу озера того Светлояра город, именем Большой Китеж, ибо место то было необычайно красиво, а на другом берегу озера того была дубовая роща.
И советом и повелением благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича начали рвы копать для укрепления места этого. И начали строить церковь во имя Воздвижения честного креста господня, а вторую церковь — во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии, и третью церковь — во имя Благовещения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии. В тех же церквах повелел князь Георгий приделы сделать и в честь других праздников господних и богородичных. Так же и образы всех святых написать повелел.
И город тот, Большой Китеж, на сто сажен в длину и ширину был, и была эта первая мера мала. И повелел благоверный князь Георгий еще сто сажен прибавить в длину, и стала мера граду тому в длину — двести сажен, а в ширину — сто сажен. А начали город тот каменный строить в год 6673 (1165), месяца мая в первый день, на память святого пророка Иеремии и иже с ним. И строился город тот три года, и построили его в год 6676 (1167), месяца сентября в тридцатый день, на память святого священномученика Григория, епископа Великой Армении.
И поехал в Малый Китеж, что на берегу Волги стоит, благоверный князь Георгий Всеволодович. И по построении городов тех, Малого и Большого, повелел он измерить в поприщах, сколь много они расстояния меж собою имеют. И по повелению благоверного князя Георгия намерили сто поприщ. И благоверный князь Георгий Всеволодович, узнав сие, воздал славу богу и пресвятой богородице и повелел также и книгу летописец написать. А сам благоверный и великий князь Георгий повелел всю службу отслужить. И молебен пропев пресвятой богородице Федоровской, по совершении службы той, отплыл в струге своем в путь свой в прежде упомянутый город свой Псков. Народ провожал его с великой честью; и, попрощавшись с ним, отпустили.
Благоверный же князь Георгий Всеволодович, приехав в город свой, прежде названный Псков, много дней пребывал в молитве, и в посте, и в бдении, и раздал много милостыни нищим, и вдовицам, и сиротам. А по построении городов тех прожил семьдесят пять лет.
Было же в год 6747 (1239). Попущением божиим, грехов ради наших, пришел на Русь войной нечестивый и безбожный царь Батый. И разорял он города, и огнем пожигал их, и церкви божий тоже разорял, и огнем пожигал. Людей же мечу предавал, а малых детей ножом закалывал, младых дев блудом осквернял. И был плач великий.
Благоверный же князь Георгий Всеволодович, слышав обо всем этом, плакал горько. И, помолившись ко господу и пресвятой божией матери, собрал свое воинство, и пошел против нечестивого царя Батыя с воинами своими. И когда вступили в сражение оба воинства, была сеча великая и кровопролитие. В ту пору у благоверного князя Георгия было мало воинов, и побежал благоверный князь Георгий от нечестивого царя Батыя вниз по Волге в Малый Китеж. И долго сражался благоверный князь Георгий с нечестивым царем Батыем, не пуская его в город свой.
Когда же наступила ночь, тогда благоверный князь Георгий вышел тайно из этого города в Большой град Китеж. Наутро же, когда проснулся тот нечестивый царь, то приступил приступом с воинами своими к городу и захватил его. И всех людей в городе этом побил и порубил. И, не найдя благоверного князя в городе том, начал мучить одного из жителей, а тот, не вытерпев мук, открыл ему путь. Тот же нечестивый погнался вослед князю. И когда пришел к городу, напал на него со множеством своих воинов и взял тот город Большой Китеж, что на берегу озера Светлояра, и убил благоверного князя Георгия, месяца февраля в четвертый день. И ушел из города того нечестивый тот царь Батый. И после него взяли мощи благоверного князя Георгия Всеволодовича. И после того разорения запустели города те, Малый Китеж, что на берегу Волги стоит, и Большой, что на берегу озера Светлояра.
И невидим будет Большой Китеж вплоть до пришествия Христова, что и в прежние времена бывало, как свидетельствуют жития святых отцов, патерик Монасийский, и патерик Скитский, и патерик Азбучный, и патерик Иерусалимский, и патерик Святой Горы, а эти святые книги, в которых писаны жития святых отцов, согласны в том, что сокровенная обитель не едина, но есть много монастырей, и в тех монастырях многое множество святых отцов, точно звезд небесных, просиявших житием своим. Как песка морского невозможно исчесть, так и невозможно все описать. Именно о них, провидя духом святым, блаженный пророк Давид-царь, удивляясь, вопиет духом святым, в богодухновенной книге своей Псалтыри говорит: «Праведник, как пальма, цветет и, как кедр ливанский, возвышается; насажденные в доме господнем, они цветут во дворах бога нашего». И еще тот же пророк царь Давид: «Возвышенны для меня помышления твои, боже, как велико число их; стану ли исчислять их, но они многочисленнее песка». О них, провидя духом святым, блаженный апостол Павел в своем послании говорит, провидя; такое слово к нам обращает: «Скитались в овчинных и козьих кожах, терпя лишения, скорби, озлобления, те, которых не был достоин весь мир». То же слово изрек и святой Иоанн Златоуст, в поучении своем говорит в неделю третью поста. То же слово обращает к нам, провидя, святой Анастасий с горы Синайской. Это же слово апостольское обращает к нам, провидя, и преподобный отец наш Иларион Великий, о святых он пишет: «И так же в последние времена будет: грады и монастыри сокровенные будут, потому что антихрист царствовать начнет в мире, Тогда побегут в горы, и в вертепы, и в пропасти земные». И человеколюбивый бог не оставит тогда хотящего спастись. Усердием, и умилением, и слезами все получает человек у бога. Самого спасителя божественные уста возвестили в пресвятом Евангелии, что «все имущему и хотящему спастись дастся».
И по убиении святого и благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича, и по погребении честных мощей его, в год шестой пришел тот царь Батый воевать в русское царство. Пошел же против Батыя-царя благоверный князь Михаил Черниговский с боярином своим Феодором. И когда сразились оба воинства, было кровопролитие великое. И убил тот нечестивый царь Батый благоверного и великого князя Михаила Черниговского с боярином Феодором в год 6750 (1241), месяца сентября в двадцатый день. И после убиения благоверного князя Михаила Черниговского через два года убил благоверного князя Меркурия Смоленского тот нечестивый царь Батый в год 6755 (1246), месяца ноября в двадцать четвертый день. И было запустение московского царства, и прочих монастырей, и того града Большого Китежа в год 6756 (1248).

Первые литературные записи легенд о Граде Китеже — HintFox

Литературную форму китежской легенде первыми дали старообрядцы. Насколько известно, самой ранней ее обработкой стала «Книга, глаголемая летописец, написана в лето 6646 (1237) сентября в 5 день» (иногда именуемая просто «Китежский летописец»), которая сложилась во второй половине XVIII века в среде одного из наиболее радикальных старообрядческих толков — «бегунов», или «странников». В основу ее сюжета легли предания, восходящие, по мнению Д. С. Лихачева, к XIII в. Князь Георгий (Юрий) II Всеволодович, о котором идет речь в данном памятнике — реальное историческое лицо: он пал в битве с татарами на р. Сити и в XVII в. был причислен к лику святых. Вполне реальна и его связь с городом Малым Китежем (ныне Городец): «с 1216 по 1219 г. (до занятия Владимирского стола) князь отъезжал туда на удел; в 1237 г. , когда полчища Батыя подступили ко Владимиру, Георгий Всеволодович ушел в Ярославскую землю, в пределах которой и находились оба города — Болышой и Малый Китежи и где состоялась проигранная русскими битва». В «Китежском летописце» налицо и героическое, и эстетическое содержание легенды: князь Георгий строит Большой Китеж на берегу Светлояра не только «по умолению» окрестных жителей, но и потому, что «место то было необычайно красиво». В отличие от народных преданий, здесь не говорится о чудесном спасении Китежа — сообщается только, что «нечестивый царь Батый» убил защищавшего город благоверного князя Георгия и ушел. «И после того разорения запустели города те, Малый Китеж, что на берегу Волги стоит, и Болыпой, что на берегу озера Светлояра». Мотив невидимости возникает вслед за этим без всяких объяснений. Однако его связь с христианской верой очевидна: «И невидим будет Болыыой Китеж вплоть до пришествия Христова. «.
«Китежский летописец» условно подразделяется исследователями на четыре чести (в оригинальном древнерусском тексте они не выделены, и четкой грани между ними нет). Первый раздел — «Летописец об убиении князя Юрия Всеволодовича» — имеет своим источником отрывок ростовской летописи, переработанной в начале XVIII веке в Городце в жанре позднего княжеского жития. Второй и третий разделы — рассуждения в защиту авторской концепции «сокрытого от неверных града». Четвертый, заключительный раздел — «Повесть о взыскание сокрытого Китежа». Этот раздел выдержан в жанре апокрифических хождений — путешествий, изобилующих описаниями чудес и сверхъестественных явлений («невидимый град»), иногда противоречащих официальной церковной точке зрения.
Второй книжный источник легенды — также старообрядческая рукопись «Повесть и взыскание о граде сокровенном Китеже». В конце XVII века старообрядцы соединили Городецкий «Летопись об убиении» и «Повесть о взыскании» в одно произведение, с привнесением мотива о сокровенном граде, о близком конце света, поисках спасения в пустыне и т. д. В отличие от «Китежского летописца», она лишена исторического фона и принадлежит к типу легендарных сказаний о земном рае. По мнению Д. С. Лихачева, логическим продолжением явленного в ней «представления о существовании невидимого, избегнувшего завоевания, безгрешного града» в XVIII веке стала популярная среди крестьян легенда о Беловодском царстве. Человек, желающий попасть в Китеж, уподобляется в «Повести и взыскании. » «спасающемуся от блудницы вавилонской, темной и полной скверны мира сего». Образ вавилонской блудницы, взятый из Откровения Иоанна Богослова, трактуется как образ современного мира. Иначе говоря, Китеж заменяет собой ту пустыню, в которую, по словам Откровения, в последние времена скроется жена от преследований змея. Его праведные жители «только о нас печалуют день и ночь, об отступлении нашем, всего нашего государства московского, ведь антихрист царствует в нем». Если человек всей душой захочет попасть в невидимый город и не будет помышлять ни о чем суетном, сам Господь направит его «в таковое благое и тихое пристанище» по молитвам преподобных отцов-китежан, которые с радостью его примут.
Образ Китежа и Светлояра в русском искусстве XIX и ХХ.
В мировой культуре на протяжении всей истории человечества встречается высокий идеал Святого Града. Он глубоко укоренен как в философии и религии, так и в народных сказаниях и легендах. В среде старообрядцев даже образовалось течение так называемых странников или бегунов, постоянно бороздящих просторы России. Одной из идей, которых они придерживались, была идея Святого Града. Она воплотилась в одну из самых примечательных легенд — легенду о Граде Китеже, нашедшую свое отображение в старообрядческой рукописи «Китежский Летописец».
Молва об этой легенде была настолько велика, что возник культ Града Китежа и озера Светлояр. Влияние этого культа на духовную жизнь России было особенно сильным в XIX — XX веках. На озере Светлояр устраивались многочисленные моления, крестные ходы, религиозные диспуты и ярмарки.
Все холмы были изрыты скитами-землянками, где жили монахи-скитники. Пришедшим на озеро, они рассказывали о многих чудесных явлениях, происходящих здесь. Приходили сюда люди разных вер: старообрядцы, сектанты, чернокнижники, толстовцы. Шли на молитву и на великий спор о том, чья вера ближе к истине. Озеро было Приютом свободомыслия.
Легенде о Граде Китеже послужила хорошим материалом для русских писателей. В 1875 году вышла книга П. И. Мельникова-Печерского «В лесах», в 1890 году В. Г. Короленко публикует очерк «На Светлояре» а в 1908 году выходит работа М. М. Пришвина «У стен Града Невидимого». В разное время на берегах озера Светлояр побывали писатели: А. М. Горький, В. Г. Короленко, П. И. Мельников-Печерский, С. Н. Дурылин, С. В. Афоньшин, М. М. Пришвин, З. Н. Гиппиус, Д. С. Мережковский; поэты: А. Майков, М. Волошин, А. Навроцкий, Н. Клюев, Б. Корнилов. Они приходили и растворялись в народной толпе, слушая ее рассказы и легенды о чудесах, происходивших на озере, а затем отражали все услышанное в своем творчестве. Болышую роль в утверждении Образа Святого Града сыграла опера Н. А. Римского-Корсакого «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» на либретто В. И. Бельского (1907 г. ). К опере создавали декорации и писали картины такие известные русские художники: А. М. Васнецов, Н. К. Рерих, К. А. Коровин, М. Нестеров, И. Билибин.
Как и любая легенда, легенда о Граде Китеже состоит из множества порой самых разнородных элементов, образующих ее многообразное единство. Так, географическая ее часть связана с конкретным географическим местом, то есть озером Светлояром; историческая — с определенными историческими событиями, а именно, с нашествием Батыя; национальная — с чаяниями определенного народа, выражающимися на Руси в стремлении к правде и справедливости; религиозная — навеяна христианской традицией, и, наконец, художественная форма придает событиям особый колорит. Но если мы попытаемся снять все эти слои, то оставшееся ядро будет основой, которая принадлежит всему человечеству. И она заключается в духовном поиске Бога внутри себя. Старообрядческая культура смогла воспринять и дать жизнь этой великой идее духовной революции человека. Она сохранила христианский дух чистоты, праведности, добра и веры в высшее духовное начало человека.
Предметом тщательного исследования не раз становилось как происхождение китежской легенды на озере Светлояр, так и ее современное бытование. Согласно данным экспедиций конца 1990-х гг. , она и поныне является элементом живого устного народного творчества (типологически родственная и также популярная в XIX веке легенда о «старцах гор Жигулевских» в наши дни практически забыта).
Своеобразие китежской легенды очевидно на фоне ряда европейских сказаний о затонувших городах, устойчивый мотив которых — наказание жителей города за грех. Подобные сказания были известны уже в Древней Греции (город Сибарис и его жители, сибариты были наказаны за бесчестие богами). Присутствующий в таких сказаниях карающий потоп «есть элемент космической эсхатологии в историческом описании». Наиболее известна бретонская легенда о городе Ис, который был за грехи затоплен морем. Об этом повествует мистерия «Житие святого Гвеноле», рукопись которой относится к XVI в. Дочь короля, волшебница Дахут, помогла своему возлюбленному (по одной версии, иноземному принцу, по другой — демону) затопить Ис, а сама обернулась русалкой. По народному поверью, «рыбаки, во время бури, видят в волнах шпили церквей, а в тихую погоду слышится им, как бы исходящий из глубины, звон городских колоколов, возвещающих утреннюю молитву». Подобно тому, как китежская легенда воплотилась в известной опере Н. А. Римского-Корсакова, бретонский сюжет лег в основу оперы Э. Лало «Король из города Ис» (1888).
Легенда о граде Китеже принципиально отличается от похожих сказаний иным соотношением греха и праведности: исчезновение города под водой является здесь знаком не Божьего гнева, а Божией милости — чудо спасает город от монголо-татар. Легенды об Исе и Китеже как «злом» и «добром» городе сопоставляются, например, в приключенческом романе Е. П. Чудиновой «Ларец». Однако нельзя сказать, что спасение города через его затопление — исключительно русский сюжет. О таком чуде повествуется, для сравнения, и в балладе А. Мицкевича «Свитязь» (1821), где он использовал литовскую легенду об исчезновении города Свитязь в одноименном озере. Сюжет баллады прост: город тонет по молитве княжны, не желающей, как и все свитезяне, сдаться окружившей их русской армии.
Сходство этого сюжета с легендой о Китеже очевидно: по молитве горожан их город уходит в незримый мир, спасаясь от чужеземного войска. Но важны и различия. У Мицкевича героиня-княжна становится русалкой, а ее подруги — прибрежными цветами; Китеж, напротив, живет своей городской жизнью, хотя и в ином мире — то ли на дне озера Светлояр, то ли на его берегу, оставаясь при этом невидимым для обычных людей. Праведники же не только видят Китеж, но и ходят в этот город в гости. Кроме того, у польского поэта акцент сделан на защите национальной чести. В русской же традиции, как будет показано ниже, мотив невидимого города связан, прежде всего, с верностью вере.
По народному преданию, жители Китежа изначально отличались особым благочестием, и город опускается в озеро по их соборной молитве. По одной из записей, старики и дети обращаются с такой молитвой к Богу после того, как погибли, защищая Китеж, все его воины, а вслед за ними и взявшие оружие женщины. В другом варианте это молитва всех горожан в храме. Именно такой вариант А. М. Горький в детстве услышал от бабушки, а потом изложил в повести «В людях» (1916). По этой версии легенды, татары обложили город во время светлой заутрени; китежане сначала молят Бога и Богородицу позволить им достоять службу, затем — защитить храм от глумления, и лишь в последнюю очередь просят спасти их жизнь. Тогда Господь повелевает архистратигу Михаилу погрузить Китеж в Светлояр. Легенда определяет собой впечатление, полученное рассказчиком от богослужения в реальном храме: мальчику чудится, что церковь тоже погружена в воду озера, укрылась там, чтобы жить своей особенной жизнью.
Мысль о том, что в сказании о Китеже «не точно и не совершенно, но с чрезвычайной действенной силой и глубиной» воплощен «опыт народной души о Церкви», в 1913-1916 гг. неоднократно высказывал искусствовед С. Н. Дурылин. Н. И. Толстой, исследовав народную традицию паломничества к Светлояру и оползания озера, констатировал: «Китеж — сонм «живых» храмов, с колокольным звоном и утренними и вечерними службами, воспринимается паломниками как материально и конкретно существующий, но незримый или зримый не всем и не всегда. И в этом по народному представлению нет ничего необычайного, ибо Китеж отмечен печатью святости и героического подвига, и тем же отмечено и озеро Светлояр. Для народной легенды, как и для архаического народного мироощущения, град невидимый и храмы невидимые — не абстрактность и фантастичность, а конкретность и реалистичность, открывающаяся, правда, при условии молитвенной сосредоточенности и отрешенности». В конце 1960-х гг. архиепископ Иоанн Сан-францисский (Шаховской) назвал тайную жажду правды и веры «светлоярским сознанием в народе». По его мысли, воплотившаяся в легенде «победная сокровенность добра» стала в XX веке «выражением самой русской культуры».
Следует, однако, оговорить, что известен и вполне языческий вариант легенды. По нему, предки местных жителей чтили в древности различных лесных богов и в особенности «Девку-Турку». Гордые китежане забыли про Девку-Турку и перестали ее бояться. «И на то разгневалась она и напустила на китежское селение своего коня. Конь бил о землю копытом — все провалилось.
Это место заполнилось водой. Так и возникло на месте, где жило это племя, озеро Светлояр «. В одной из записей данного варианта легенды присутствует и народная этимология названия озера: «Соединились два слова — «светлый», что значит «добрый», и «яр» — от Ярилы, языческого бога». По словам В. Л. Комаровича, эта версия легенды «выдает языческую основу светлоярской обрядности». Но по-прежнему несравнимо более распространен веры; Однако ХХ век, если воспользоваться формулировкой В. Л. Комаровича, Ю. «вынес наружу» и те антихристианские потенции, которые до срока таились в образе невидимого города.
Отражение Китежской легенды в русской литературе XIX – XX вв (обзор)
1. Озеро Светлояр и китежская легенда в прозе XIX века.
В XIX веке использование мифов, легенд, и других фольклорных материалов в литературе XIXвеке стало очень популярным в среде писателей. Не исключением оказалась и легенда о граде Китеже. Мы находим её отголоски в творчестве русского писателя Мельникова-Печерского. Эпопея из жизни заволжского старообрядческого купечества «В лесах» (1871 – 1874) и «На горах» (1875 – 1881), насыщенная богатым историческим, этнографическим, фольклорным материалом.
2. Озеро Светлояр и китежская легенда в прозе ХХ века.
Получив благодаря Мельникову-Печрскому широкую известность, образ Китежа на рубеже XIX- XX вв. начинает привлекать деятельность различных видов искусства и быстро превращается в один из ключевых концептов национальной культуры. По всей вероятности, именно под впечатлением романа «В лесах» у Н. А. Римского-Корсакова возникает в 1899 году замысел «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (1904); музыкальные критики сравнивали эту оперу с вагнеровским «Парсифалем», а Китеж – с Граалем. Но ещё до её создания на сцене московского частного театра шла опера Василенко «Сказание о граде Великом Китеж и тихом озере Светлояре» (1902). Аналогичную ситуацию мы видим и в литературе: к образу Китежа и Светлояра стали обращаться писатели самых разных направлений и дарований. Смещение местной легенды с периферии русской культуры к её центру вскоре стало настолько очевидным, что С. Н. Дурылин, посвятивший Китежу книгу «Церковь невидимого Града» (1914), провозгласил его «верховным символом русского народного религиозного и философского сознания». Начиная с рубежа XIX-XX вв. можно, на наш взгляд, говорить и о трансформациях этого символа.
3. Озеро Светлояр и китежская легенда в поэзии ХХ века.
Совершенно иным предстает образ Китежа в произведениях символистов и близких к ним авторов. Поскольку их поэтика во многом опиралась на эзотерические культуры, их не могла не привлечь легенда о городе, который виден лишь посвященным. В 1903 году на Светлояре побывали Д. С. Мережковский, отразивший свои впечатления в статье «Религия и революция», и З. Н. Гиппиус, посвятившая этому путешествию статью «Светлое озеро»; а в 1908 году – М. М. Пришвин (итогом стала его книга «У стен града невидимого»), а в 1913 году — С. А. Клычков (в результате был задуман, но так и не написан роман «Китежский павлин»). В расколе и сектах символисты склонны были видеть истинно народную веру, основу грядущей «русской духовности» — особенной и небывалой. Во имя этой духовности в их произведениях, как правило, отрицается исторически существующая Россия: её церковность, государственность, быт.
Литературный портрет Ю. Адрианов
Родился Юрий Адрианов в городе Горьком в 1939 году. Отец — Андрей Васильевич – был инженером – гидротехником. Погиб при обороне Севастополя в 1942 году.
С 1946 года учился в школе №8 города Нижнего Новгорода, параллельно обучался в художественной школе.
С девяти лет потянулся к стихам. Первое стихотворение «люблю я зимнюю дорогу» написал в 1942 году.
Публиковать свои стихи начал в газете «Ленинская смена» в 1957 году. Стремительный лирический поток, начало которому было положено в первом сборнике «считайте годы по веснам», изданное в г. Горьком в 1963 году, и последующем «Меридианы» 1965 года. Сборники выходили один за одним: «Северные посвящения» (1967год), «Звенья времени»(1974), «Керженец» (1969год) и «Братина»! (1972год).
С 1962 года по 1967 год Юрий Адрианов работал редактором молодежных передач Горьковской студии телевидения. Несколько раз избирался членом обкома ВЛКСМ. Принимал участие в работе ХV съезда комсомола. Он участник IV Всесоюзного совещания молодых писателей, работал в семинаре Ярослава Смелякова.
В 1965 году Юрий Адрианов был принят в члены Союза писателей. С 1965 года член КПСС. На III и IV съездах писателей РСФСР избирался членом ревизионной комиссии Союза писателей РСФСР.
Многое дали поэту зарубежные поездки в Англию и Голландию, ГДР и Венгрию. Ю. Адрианов читал свои стихи в Якутске и Берлине, в Москве и Будапеште, Ленинграде и Петропавловске-на-Камчатке, Дрездене и Пскове, Михайловском и Веймаре.
В июне 1967 года вместе с литераторами В. Беловым, О. Сулейменовым, Л. Васильевой участвовал в совещании молодых писателей стран социализма на родине Шолохова , в станице Вешенской.
В канун 50-летия Октября за успешную творческую работу был награжден медалью «За трудовое отличие» и Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ.
Последние годы жизни Юрий Андреевич получал многочисленные грамоты, дипломы премии: присуждение годовой премии за очерки «Васильсурск», «Макарьев», «Горбатов» (1977год), диплом им. Фета за лучший цикл стихотворений (1996год), пушкинская премия за вклад в культуру родного края (2000год), благодарность за добросовестный труд (2001год), грамота за книгу стихов «Китежская Русь» (2001год), диплом почетного гражданина города (2002год), почетная грамота за творческую деятельность (2004год), грамота им. Шолохова за пропаганду художественного наследия и заветов великого писателя (2005год) , грамота за двухтомник стихов «Избранное» (2005год), диплом за книгу «нижегородская отчина (год).
Образ Светлояра в творчестве нижегородского поэта Ю. А. Адрианова
«Нижегородская отчина» как цикл философско-лирических зарисовок
«Нижегородская отчина» — это сочетание лирического дневника с поэтическими характеристиками замечательных земляков. Автор объясняет жанр произведения как «изборник» очерков, статей, лирических эссе — «объяснение в любви к своей малой родине, к нижегородцам, к их исторической памяти». Им был найден главный стилевой «ключ», а именно: языком лирической прозы поведать читателям о красоте земли и ее людях. Юрий Андреевич называет свое произведение «лирическим краеведением». В книге почти нет фактических краеведческих находок, это не научное исследование. «Я стараюсь, — откровенничает поэт, — чтобы по необходимости данные из научных изданий «подружились» с потоком живого литературного языка. Но главное — это глаза современника, свидетеля. Личная память, личные встречи».
На излете 80-х годов выходит из печати третье, дополненное издание книги. Но в то время местное издательство выпускало серию «Нижегородская отчина», и потому новую книгу пришлось назвать не менее поэтически — «Хождение за равнинные реки».
Книга также получилась увлекательной, интересной для читателей: ней появились новые мотивы: об экологических заботах — «Озябший костер»; «Похвала русской борзой» — задушевное слово о давней и полузабытой русской удали. А рассказ о декабристах-нижегородцах, дополненный многими фактами, вылился потом в отдельную книгу.
В этом издании «Нижегородской отчины» добрая треть книги -новые страницы, написанные в 1990-1998 годах. Некоторые из них опубликованы в литературном журнале «Нижний Новгород» за 1997 год.
Герой книги — наша с вами любимая Нижегородская земля. Глаз художника выискивает в ней и показывает нам, казалось бы, мелкие, незначительные для простого обыденного зрения детали, которые, будучи обрамленными добротным литературным стилем, засверкали для читателя своеобразной краеведческой огранкой.
С трогательной заботой Юрий Андреевич «реставрирует» полузабытые имена земляков, проявивших себя на поприще служения Отечеству. А искрометные, афористические порой отступления лишь украшают адриановское повествование.
Тема природы родного края в творчестве Ю. Адрианова
Тема русской природы достаточно традиционная и вечная в национальной поэзии. Классическая традиция установила твердо и бесспорно, что никогда ни у одного истинного поэта не бывает «видовой» пейзажной лирики, что пейзаж всегда – образное выражение лирической темы, говорящей о мысли, переживании, чувстве.
Рецензенты книжек Адрианова отмечали дружно, что поэт близок по своему восприятию родной природы к художественному мышлению живописца или графика, так как он в свое время увлекался изобразительным искусством.
Природа по мысли поэта, — исток творчества, вечная его опора и поддержка. В книжке «Керженец» тема природы как истока творчества приобретает особо ясное и художественно законченное выражение. Природа питает поэзию, создавая нерасторжимое с ней единство.
Природа – исток любви: не фон, не место рождения, а источник чувства. Здесь поэт не отступает от классической традиции, но лишь в исходной точке, далее вариации вечной темы идут уже вполне своеобычным путем. Природа воспринимается поэтом и в сопоставлении с людьми – либо близкими к ней, либо противостоящими ей, чужеродными, враждебными. Природа целительна для человеческой души. Это вечный мотив поэзии. «Спасибо, сторона родная, за твой врачующий простор!» — классическая мысль Некрасова стала истоком традиции в этой важнейшей теме. Юрий Адрианов из всех врачующих свойств природы наиболее поэтичной считает тишину.
Поэт своеобразно осмысливает тему природы как часть своего лирического «я». Его стихотворения говорят о том, что природа дана поэту в наследство с первых лет жизни, но не вся, малый её кусочек. Однако поэту показалось этого мало, и только пройдя всеми краями, он убеждается, что красивее и лучше этого наследия ему не найти. Обобщенный образ-пейзаж, так сказать, шишкинского размаха встречается у Адрианова реже, но он всегда почти лишен описательности и перечислительных интонаций, хотя и обнимает собой большой простор и пронизан лиризмом.
В пейзажной лирике Адрианова только русская земля: Нижегородчина, Сибирь, Заполярье. Бывал поэт и за границей, но в стихах отразилась только публицистическая, политическая тема, чужая природа его не взволновала. Патриотическое ощущение связи с родной землей, вечной, вневременной и в тоже время окрашенной тревогами и волнениями века – наисовершеннейшая черта современного человека, непременное его свойство. Традиция здесь так переплелась с новаторством мысли и формы, что их не разделит, не разложить на части.
Русская старина в поэзии Ю. Адрианова
Тема русского искусства в поэзии Ю. Адрианова – тоже средство выражения патриотических чувств. Поэта влечет русская старина, народное искусство – зодчество, прикладное искусство, древние ваятели, резчики и богомазы. В самом начале развития этого мотива в творчестве поэта было немало эстетических настроений, его коллекционерского пафоса, в котором, по существу, есть безоглядное умиление стариной как таковой, без исторической её оценки, без подлинного ощущения с вязи «вчера» и «сегодня». Этим грешат иногда и другие молодые (и не молодые) художники современности, и поэты, и живописцы.
С первых стихов поэт высказывает предположение – простор безграничен, ибо о художнике, как о человеке мы не знаем ровно ничего, — что был «московский богомаз», что задумал он думу передать в своих иконах подлинные краски русской природы. Любовная детализация оказалась утяжеляющей, она определенно перевесила, взяла верх над поэтической мыслью. Искусство выступает лишь в качестве извечной радости для глаз – в образе, а рациональное резюме – вне образа и поэтому не убеждает.
Однако эстетическое безоглядное любование сменяется постепенно проникновением во внутреннюю суть древнего искусства и мастерства, отыскиванием в нем духовного начала, жизненного конкретного содержания.
В «Светлояре» отталкивание от темных верований, от мистических ведений. Китеж, ушедший под воду и вызываемый снова заклинаниями старух, — просто символ поиска, смысла, загадки красоты искусства, любви, жизни, вечного стремления к идеалу. Мысль поэта ищет в древних легендах о красоте искусства следы человека: Китеж опустился в воды, увидев врага, «Суздальская каменная Кидекша» вышла на битву до конца, «до последней
Пущенной стрелы», «красноватый утренний фасад» её был избит, расколот, но не сдался.
Для понимания особой природы ощущения поэтом древнерусского искусства, его народности хочется сравнить его мотивы этого рода с поисками других современных художников в той же области.
Анализ стихотворения «Эхо Китежской легенды»
Эхо Китежской легенды
Улетели гусляров слова,
Пуха тополиного крупа,
Встала трехметровая трава,
Где была Батыева тропа
Зарастает горе, как кострище,
Прячется полдневною совой,
Только то, что радостней и чище,
Мягко растворяется тобой.
И легенда светлоярской ночи,
Как сиянья первого весна,
Как вода, Как
Свежая сорочка,
Телу утомленному нужна.
И живет, во взорах узнается,
Бьется жилкой песенной струны,
Ведрами студеного колодца
Черпают её из глубины.
Граду Китеж не пришел конец:
Расселился по заволжским весям,
В Хохлому, в цветастый Городец,
В птицу Сирин корабельной рези.
В чащи, что кудрявы да игольчаты,
Чтобы вновь звенеть и пламенеть –
Так на сто валдайских колокольчиков
Разлетелась вечевая медь!
В перезвон рассыпался набат,
Западая по сердцам осколками
Улетели гусляров слова,
Пуха тополиного крупа,
Встала трехметровая трава,
Где была Батыева тропа
Ю. Адрианов в первых 4-х строках обращается к прошлому, к прошлому Светлояра. Он обозначает связь Светлояра с Батыевой тропой.
Зарастает горе, как кострище,
Прячется полдневною совой,
Только то, что радостней и чище,
Мягко растворяется тобой.
Горе- печаль, несчастье, причиненное, возможно, давно, «зарастает, как кострище», то есть очень быстро, не оставляя ничего на своем пути, как огонь, который сжигает все. Прослеживается мотив течения времени.
Только то, что радостней и чище,
Мягко растворяется тобой.
Не смотря на то, что всё зарастает, озеро Светлояр остается святым местом для нас. Мы никогда его не забудем. Для нас всегда будет звучать в сердцах легенда об озере Светлояре и Граде Китеже. Всё то, что сердцу милее никогда не сотрется и не исчезнет.
И легенда светлоярской ночи,
Как сиянья первого весна,
Как вода, Как
Свежая сорочка,
Телу утомленному нужна.
Юрий Адрианов точно подмечает, что кроме святой легенд нечему больше очищать нашу душу. Святость и набожность Светлоярских вод способна снять всю напряженность, утомленность, чувство обыденности повседневной жизни. Это истинный отдых для души.
Возможно, образ озера Светлояра представлен у поэта на уровне символа. Он символизирует поэзию и её влияние.
И живет, во взорах узнается,
Бьется жилкой песенной струны,
Ведрами студеного колодца
Черпают её из глубины.
Легенда о Граде Китеже живет в каждом человеке. Она становится музой для многих поэтов, она – неиссякаемая источник вдохновенья для творческих людей.
Граду Китеж не пришел конец:
Расселился по заволжским весям,
В Хохлому, в Цветастый Городец,
В птицу Сирин корабельной рези.
В чащи, что кудрявы да игольчаты.
Хотя Града Китежа давно не существует, но легенда о нем рассыпалась по всем уголкам Нижегородской земли, да и не только. И отразилась эта легенда в искусстве Нижегородском, в росписи и резьбе. И в каждой веточке родной березки, в каждом её шорохе мы слышим еле уловимый звон колоколов затонувшего Града.
И рассыпаясь звон колоколов Китежских, не оставит никого равнодушным.
В этом стихотворении Ю. Адрианова мы прослеживаем мотив воды. Вода символизирует не только течение времени, как река времени, но и границу между мирами. Соотносимые с пониманием воды, как границы между мирами можно считать и сокровенные поиски так называемого Беловодья – Священной и запредельной страны. Места поклонений заветных человеческих желаний – распространенных у русских старообрядцев и странников.
Очерк жизни и творчества В. Бетаки
Поэт, переводчик, радиожурналист и историк архитектуры Василий Павлович Бетаки родился 29сентября 1930года в Ростове на Дону. Жил в Ленинграде. Учился на Восточном факультете ЛГУ (иранистика).
Окончил заочно литературный институт (Москва). Ученик Павла Антогольского и Татьяны Гнедич. Работал с 1950 года учителем, режиссёром самодеятельных театров, инструктором верховой езды, главным медистом Павловского Дворца – музея.
Публиковаться начал в 1956 году. В 1963 году перешел на профессиональную литературную работу. Первая книга стихов вышла в 1965 г. В Ленинграде. С 1965 по 1972 был членом Союза писателей.
Переводил поэзию с английского и немецкого, писал литературные передачи для радио, руководил литобъединением Невского района в Ленинграде. В 1971 г. Он стал победителем конкурса перевода трех «главных» стихотворений Эдгара По («Ворон», «Колокола», «Улалюм»), которые были опубликованы в двухтомнике Э. По (1972 г. , изд. «Художественная литература»). Это было последней публикацией В. Бетаки перед эмиграцией.
С 1973 года живет в Париже. Все публикации в СССР были запрещены. Двадцать лет проработал на радио «Свобода» и восемнадцать (в то же время) в журнале «Континент». Один из организаторов подпольной переправки в СССР запрещённых там русских книг и журналов, издававшихся на Западе.
За время жизни в Париже у него вышло одиннадцать книг стихов, книга статей о современных русских поэтах и восемь книг переводов, в том числе роман в стихах Вальтера Скотта «Мармион» («Литпамятники» 2000 г. ) и анонимная поэма «Сэр Гавейн и Зелёный рыцарь» («Литпамятники» 2003г. ).
С 1989 года Василий Бетаки снова публикуется в России.
Тема Китежа в стихотворениях «От Китежа до Петербурга», «Мы из Китежа» этого петербургского поэта
Мы из Китежа.
Василий Бетаки призывает современного человека «открыть глаза», очистить душу святым, оглянуться и стряхнуть пыль и грязь шумного, современного мира.
Погодите же, погодите же:
Слышишь колокол в тишине
Герой просит остановиться динамичный мир, несущийся мимо всего святого, да и вообще мимо всего, остановиться и осмотреться по сторонам, прислушаться к тому, что же творится вне настоящей цивилизации, а к тому, что связано с историей и культурой.
Герой говорит, что искусство любыми средствами пытается пробиться сквозь неукротимый темп мира. Хотя и не всегда это получается, но надежда не умирает:
Мы не призраки, но как призраки
Подымаемся по ночам
Призыв к пробуждению становиться в неком роде мольбой:
Разбудите же, разбудите же
Хоть кого-то на этот раз!
Для современного мира развитие почитания истории, религии, культуры, не так скоротечно, как технологический прогресс. Какой технологический скачок совершили люди в ХХ веке, но из-за этого возникла другая проблема: кризис искусства, бездуховность людей, «толстокожесть» каждого отдельного человека.
И когда поезда гремящие,
Обогнав нас, трясут мосты,
Разгляди, что мы настоящие,
Что совсем такие, как ты
Технологии не считались с творческими людьми. (Упоминание поезда и моста неслучайны: поезд символизирует движение, динамичность, мост – связь одного с другим, в данном случае прогресса и искусства. ) Запрещались вольнодумные стихи, царила строгая цензура. Василий Бетаки, как поэт эмигрант выражает свою боль и горечь за Родину, которая не воспринимает «художников пера». Сколько бы ни пытались они достучаться до властителей, всё бесполезно.
Поэты, пытающиеся прорваться сквозь жестокий, непонимающий их мир, встречают множество преград: «перепуганные троллейбусы», «асфальт», «пятиэтажие», «гаражи» и т. д.
Бетаки сопоставил поэтов своего времени (ХХ века) с жителями Града Китеж. Четко прослеживается мотив эмиграции: эмиграция поэтов за границу – эмиграция Китежа в озеро. Власть современного поэту времени сопоставлена татарщине (словно зеркальное отражение).
Герой утверждает, что духовный человека делает его человеком, отличает его от существа.
Затонули мы вместе с Китежем,
И поэтому вас живей!
Уход под воду – единственное спасение. Прослеживается мотив воды, который символизирует границу между двумя мирами. Град Китеж – своеобразное Беловодье.
Автор надеется, что все просьбы, все мольбы окажутся услышанными:
Ну, проснитесь же, ну, очнитесь же,
И услышьте колокола
От Китежа до Петербурга
От Китежа до Петербурга –
Совсем не так далеко:
Следи за полетом окурка,
Брошенного в Неву
От Лондона до Атлантиды
И вовсе рукой подать:
Гулкий Биг Бен обиду
Колышет в желтой воде
Говорят, Венеция скоро
Будет на дне морском
Лев Святого Марка,
Отращивай плавники!
Да только зачем – об этом?
Все-таки мне никак
Не нравится быть поэтом
Тонущих городов.
1980год
От Китежа до Петербурга-
Совсем не так далеко
Китеж и Петербург – два своеобразных духовных центра, в которых культура, нравственный стой на высшей ступени развития. В принципе, они похожи, но разница заключается в том, что Китеж – город затонувший. И расстояние, которое упоминается – это символичный временной отрезок. Происходит сопоставление современного мира и мира иного.
Следи за полетом окурка,
Брошенного в Неву
Окурок — истлевшая сигарета, тление – процесс, занимающий отрезок времени. Время – мир прошлого. «Брошенного» — следующее указание на истечение временного отрезка.
От Лондона до Атлантиды
И вовсе рукой подать:
Опять происходит сопоставление мира современного и мира прошлых лет, сравнение культурных ценностей, в том числе и литературного достояния.
Гулкий Биг Бен обиду
Колышет в желтой воде
Биг Бен – архитектурная постройка, которая вот уже несколько веков прославляет Лондон. Но «обида в желтой воде» отражает застой современного общества, отвержение ценностей культуры, первое место в современном мире встают совершенно иные проблемы, которые никак не касаются культуры развитого общества.
Говорят, Венеция скоро
Будет на дне морском
Лев Святого Марка,
Отращивай плавники!
Проблема современности, как болезнь, которая поражает весь мир. Пример Венеции взят условно, для отражения общего состояния общества и значения духовного развития в настоящий момент.
Да только зачем – об этом?
Все-таки мне никак
Не нравится быть поэтом
Тонущих городов.
В последней строфе Василий Бетаки подводит черту, делает вывод: сколько ни говори о проблемах общества, лишь немногие их видят или хотят видеть. В те времена (80-ые годы ХХ века) для советских людей литература была чем-то непонятным, лишь для узкого круга людей «она не умерла».
Заключение
Как не похожи судьбы двух поэтов — Юрия Адрианова и Василия Бетаки! Жизнь «разбросала» их в разные уголки России: Юрий Андреевич – нижегородский поэт, родился и вырос в Нижнем Новгороде, Василий Павлович родом из Ростова на Дону, а большую часть жизни провел в городе Санкт Петербурге. Жизнь каждого поэта сложилась по-своему интересно. Адрианов был советским поэтом, патриотическая лирика которого была многообразна. Этого нельзя сказать про Бетаки: он, эмигрировав во Францию, в своих стихах часто осуждал советскую власть, поэтому цензура не разрешала печатать его произведения.
Но, несмотря на различное мировоззрение поэтов, их взгляды сходились в одном: природа – самое святое, что есть на земле, искусство – невосполнимая часть жизни.
В данной работе мы попытались проследить выражение этой точки зрения поэтов, выявить сходные черты их творчества. Общий вывод таков:
Образ озера Светлояра представлен в творчестве того и другого поэта как символ святости, духовности. А Град Китеж, ушедший под воду — символ поиска смысла жизни, загадки красоты искусства, любви, вечного стремления к идеалу. Мысль поэтов ищет в древних легендах о красоте искусства следы человека.
Выводы:
1. В мировой культуре на протяжении всей истории человечества встречается высокий идеал Святого града, он глубоко укоренен как в философии и религии, так и в народных легендах и сказаниях.
2. Легенда о граде Китеже принципиально отличается от похожих сказаний иным соотношением греха и праведности.
3. Образ Китежа получил широкую известность на рубеже ХIХ-ХХ вв. и стал одним из ключевых концептов национальной культуры.
4. В ХХ веке в произведениях символистов и близких к ним авторов образ Китежа предстает совершенно иным, поскольку их поэтика во многом опиралась на эзотерические культуры.
5. В стихотворениях Ю. Адрианов отталкивается от темных верований, от мистических видений, проникает во внутреннюю суть древнего искусства и мастерства, отыскивает в нем духовное начало и вечное стремление к идеалу.
6. Необычный поворот темы наблюдается в стихотворение В. Бетаки «Китеж», где китежане поднимаются из озера и врываются в советскую реальность 1970-хгг. Китежане Бетаки находятся в озеро как во внутренней эмиграции.
7. Тема озера Светлояра проходит в творчестве Ю. Адрианова и В. Бетаки. Оба поэта считают, что озеро Светлояр – символ святости, духовности. Град Китеж, ушедший под воду – символ поиска, смысла, загадки красоты искусства, любви, жизни, вечного стремления к идеалу. Мысль поэтов ищет в древних легендах о красоте искусства следы человека.
8. В осмыслении легенды о Светлояре, в отношении к нему, отражалась и отражается жизнь русского народа, перемены в государстве и в мировоззрениях народных масс, в вопросах веры и в отношении к ней.

Краткое содержание «Сказания о граде Китеже»

Большой Китеж простоял на земле всего только семьдесят пять лет. В 6747 (1239) г. пришёл на Русь воевать нечестивый и безбожный царь Батый. Князь Георгий, уже глубокий старец, молитвой собрал рать и сразился с Батыем: была битва велика и кровопролитна. Затем князь бежал в Малый Китеж, затворился там на некоторое время, а потом, ночью, тайно, отступил с войском к Большому Китежу. Батый взял Малый Китеж, истребил всех жителей и стал искать пути в стольный град Китеж. Нашёлся изменник, Гришка Городня, или Кутерьма: не вынесши мук от татар, он повёл их к Большому Китежу «Батыевой тропой», которую доныне показывают в заволжских лесах. Батый подошёл к Большому Китежу, напал на город со своим огромным войском. Воинство князя Георгия разбито под стенами города, сам же он пал в битве четвёртого февраля.
Далее следует повествование о чуде над градом Китежем или, вернее, апология чуда: ссылками на жития святых отцов доказывается, что «невидим будет Большой Китеж даже до пришествия Христова» и что «в последние дни и времена будет сие, что грады и монастыри сокровенные будут». Сказание о Китеже знает три варианта рассказа о невидимом существовании града.
По одному преданию, Большой Китеж укрыла земля. Его церкви, соборы, святые ворота, ограды скрыты отныне в земле, там же, где они стояли до Батыева разорения. Под большим холмом находится собор Воздвижения — в этом месте долго и прилежно молятся, как перед главной китежской святыней. Китежские ворота совсем недалеко от поверхности земли, всего четверти на две: когда мужики в прежние времена пахали в этом месте, случалось, что их соха задевала за кресты.
По другой версии, град Китеж укрылся в светлых водах озера Светлояра Там, в чистой глуби, сияют его кресты, и оттуда доносится его благословенный звон. По Светлояру не ездят в лодке, грех купаться в его священных водах, грех ловить рыбу: если рыбу из Светлояра выловить, то и в Волге её не будет.
По третьей версии, град Китеж не ушёл в землю и не скрылся под водой: он стоит на тех же холмах, где стоял, так же блещут золотом восьмиконечные кресты его храмов, так же гудит успенский звон, так же крепки его стены и святые ворота, так же жив праведный люд и священнический чин — и лишь мы, по грехам нашим, не видим этого. Для нас незрим этот город, но прошедшие путь подвига и веры видят своими очами незримые нам соборы, тесные иноческие кельи.
Вслед за этой второй, апологетической частью повествование снова ненадолго возвращается к событиям и лицам историческим: говорится о «погребении честных мощей» Георгия Всеволодовича, об убиении Батыем князя Михаила Черниговского и боярина Фёдора, затем Меркурия Смоленского. Эта третья часть оканчивается указанием, что «запустение Московского царства и того Большого Китежа» было в лето 6756 (1248).
Наконец, последняя, четвёртая часть, начинающаяся словами «Аще ли же который человек обещается истинно итти в него, а не ложно», представляет собою совершенно самостоятельное, мало с предыдущим связанное рассуждение о пути подвижника в «сокровенный» Китеж. Речь идёт о духовном искусе и злых соблазнах, предшествующих вступлению в чудесный град или, как он чаще тут называется, монастырь. В конце следует славословие Богу, Богородице и всем святым.

ЛЕГЕНДА О ГРАДЕ КИТЕЖЕ

Помните сказание об Атлантиде? О материке, который погрузился в океан, наказанный богами за то, что жители его погрязли в грехах. Подобная легенда есть и на Руси — правда, к грехам она не имеет никакого отношения, скорее даже напротив — причины затопления этого города следует искать в духовной чистоте его жителей.
Только праведники и святые могут увидеть этот город. Только истинно верующий достоин слышать перезвон его колоколов. Град Китеж. Город-легенда. До сих пор множество православных христиан собирается, чтобы совершить паломничество на озеро, в глубинах которого якобы покоится легендарный город. Прошли столетия, но люди все равно стремятся сюда. Они верят в то, что Китеж стоит на дне озера, и вера их непоколебима.
Так почему же так популярна легенда о граде Китеже? Почему люди не могут забыть об этом месте?
Единственные намеки на реальное существование Китежа можно найти в книге «Китежский летописец». По мнению ученых, эта книга была написана в конце 17 века.
Если верить ей, град Китеж построил великий русский Князь Юрий Всеволодович Владимирский в конце 12 века. Согласно легенде князь, возвращаясь из путешествия в Новгород, по пути остановился возле озера Светлояр — отдохнуть. Но толком отдохнуть ему не удалось: князь был пленен красотой тех мест. Сразу же повелел он построить на берегу озера град Большой Китеж.
За дело принялись немедленно. Длина построенного города составила 200 саженей (прямая сажень — расстояние между концами пальцев, раскинутых в разные стороны рук, приблизительно 1,6 метра), ширина — 100. Соорудили также несколько церквей, а по случаю лучшие мастера принялись «писать образа».
Церквей много, икон тоже — что еще нужно простому русскому человеку? Город не замедлили прозвать «святым», и народ потянулся к озеру Светлый Яр.
То были времена, не лучшим образом приспособленные для мирного существования. Раздоры между княжествами, набеги татар и болгар, лесные хищники — за городские стены редкий человек решался выбраться без оружия.
В 1237 году на территорию Руси вторглись монголо-татары под руководством хана Батыя.
А теперь забудем на время о легенде и вспомним историю.
Первым нападению подверглись рязанские князья. Они пытались обратиться за помощью к князю Юрию Владимирскому, но получили отказ. Татары разорили Рязань без труда; затем двинулись на Владимирское княжество.
Посланный Юрием сын Всеволод был разбит у Коломны и бежал во Владимир. Татары захватили Москву и взяли в плен другого сына Юрия — князя Владимира. Князь Юрий, когда узнал об этом, оставил столицу на сыновей Мстислава и Всеволода. Отправился собирать войска.
Он разбил лагерь неподалеку от Ростова на реке Сить и стал ждать своих братьев Ярослава и Святослава. В отсутствие великого князя 3-7 февраля были взяты и разорены Владимир и Суздаль, в огне пожара погибла семья Юрия Всеволодовича.
Князь успел узнать о гибели семьи. Дальнейшая его судьба была еще более незавидной: Юрий погиб 4 марта 1238 года в битве с войсками Батыя на реке Сить. Ростовский епископ Кирилл отыскал на поле битвы обезглавленное тело князя и увез его в Ростов. Позже отыскали и присоединили к телу голову.
Здесь заканчиваются факты, которые подтверждены учеными. Вернемся к легенде.
Батый услыхал о богатствах, что хранились в граде Китеже, и послал часть войска на святой город. Отряд был небольшой — Батый не ожидал сопротивления.
Войска шли на Китеж через лес, а по пути прорубали просеку. Вел татар предатель Гришка Кутерьма. Его взяли в соседнем городе, Малом Китеже (нынешний Городец). Гришка не выдержал пыток и согласился указать путь к святому Граду. Увы, Сусанина из Кутерьмы не получилось: Гришка привел татар к Китежу.
В тот страшный день неподалеку от города несли дозор три китежских богатыря. Они первыми увидели врагов. Перед битвой один из воинов сказал сыну, чтоб он бежал в Китеж и предупредил горожан.
Мальчик кинулся к городским воротам, но злая стрела татарина догнала его. Однако смелый парнишка не упал. Со стрелой в спине добежал он до стен и успел крикнуть: «Враги!», и только потом упал замертво.
Богатыри тем временем пытались сдержать ханское воинство. Не выжил никто. По преданию, на том месте, где погибли три богатыря, появился святой ключ Кибелек — он бьет до сих пор.
Монголо-татары осадили город. Горожане понимали, что шансов нет. Горстка народа против хорошо вооруженной и организованной армии Батыя — это верная гибель. Тем не менее без боя горожане сдаваться не собирались. Они вышли на стены, с оружием, а также иконами и крестами в руках. Люди молились с вечера и всю ночь напролет. Татары же ожидали утра, чтобы начать атаку.
И свершилось чудо: зазвонили вдруг церковные колокола, затряслась земля, и на глазах изумленных татар Китеж стал погружаться в воды озера Светлояр.
Пораженные мощью «русского чуда», татары бросились бежать кто куда. Но божий гнев настиг их: кого звери пожрали, кто в лесу заблудился или просто пропал без вести, уведенный таинственной силой.
Город же исчез. Согласно легенде, он должен «проявиться» в день Страшного Суда. В тот день, когда мертвые восстанут из могил, поднимется из воды и Китеж.
Но увидеть его и даже достичь можно уже сейчас. Человек, в котором нет греха, различит отражение церковных маковок и белокаменных стен в водах озера Светлояр.
Перенесемся теперь во времена, близкие к нашему веку.
Легенда о граде Китеже взволновала умы интеллигенции. Прежде всего, литераторов, музыкантов и художников.
Писатель 19 века Павел Мельников-Печерский, вдохновленный озером Светлояр, рассказал его легенду в романе «В лесах», а также в повести «Гриша». Озеро посещали Максим Горький (очерк «Бугров»), Владимир Короленко (очерковый цикл «В пустынных местах»), Михаил Пришвин (очерк «Светлое озеро»).
О загадочном городе написал оперу «Сказание о невидимом граде Китеже» Николай Римский-Корсаков. Озеро рисовали художники Николай Ромадин, Илья Глазунов и многие другие. Поэты Ахматова и Цветаева упоминают в своем творчестве град Китеж.
В наши дни легендой о Китеже заинтересовались фантасты и особенно авторы фэнтези. Понятно, почему: образ потаенного города романтичен и как нельзя лучше вписывается в фантастическое произведение. Из произведений подобного толка можно назвать, например, рассказ «Молоты Китежа» Ника Перумова и «Красное смещение» Евгения Гуляковского.
Естественно, не обошли вниманием загадку Китежа и ученые. На озеро Светлояр отправлялись экспедиции, причем не один раз.
Бурение у берегов озера ничего не дало. Ничем окончились и поиски археологов. На подступах к озеру следов загадочного города не было. В 70-х годах прошлого века экспедицию снаряжала «Литературная газета»: на дно спускались подготовленные водолазы. Работа их была непростой, так как глубина озера больше 30 метров. На дне много коряг и затонувших деревьев.
Неопровержимых доказательств существования города, к сожалению, они не нашли.
Для верующих этот факт, конечно, ничего не значит. Известно, что нечестивцам Китеж не откроет своих тайн.
Появились гипотезы, что Китеж находился вовсе не на озере Светлояр. Сразу же возникли другие предполагаемые места «обитания» святого града — поговаривали даже о Китае (якобы Китеж и легендарная Шамбала — это одно и то же место).
В наши времена ученые забыли о Китеже — не до того стало. Зато легендой одно время спекулировали бизнесмены, которые надеялись превратить сказания в источник самофинансирования.
В настоящее время территория озера охраняется государством. Озеро и окрестности входят в состав заповедника, который находится под защитой ЮНЕСКО.
Православные молятся на берегу озера. Кто-то тайком разглядывает свое отражение в озере — не мелькнет ли Китеж? Некоторые верят, что земля, собранная в святом месте, лечит недуги. Они берут ее на могилах «убиенных богатырей», а затем относят домой вместе с пластиковыми бутылками, в которых плещется вода из святого источника.
Град Китеж — это символ чего-то недоступного, но желанного. Это райское место, куда праведники могут бежать от невзгод жестокого мира. Неважно, существовал ли Китеж — красивая легенда дает надежду отчаявшимся. И в прошлом на поиски благодатной земли бежали крестьяне-лапотники, и сейчас находятся фанатики, которые уходят в нижегородские леса, где прячутся от современной жизни.
Китеж — это русская утопия. Это место, где в кисельных берегах текут молочные реки. Для многих — это страна Фантазия, сказочное государство, в котором правят добро и справедливость. Самое важное в Китежской утопии то, что людям в любом случае нужен такой город. И если б не было этой легенды, они бы выдумали другую. Людям необходима вера в то, что можно убежать из этого, полного боли и отчаянья, мира. Люди нуждаются в месте, куда можно бежать. Хотя бы в мыслях. И этим местом стал священный русский град Китеж.
ИСТОЧНИК: http://bamymih.livejournal.com/94694.html

Читать «Легенда о граде Китеже» — Автор Неизвестен — Страница 1 — ЛитМир

Был сей святой благоверный и великий князь Георгий Всеволодович сын святому благоверному и великому князю Всеволоду, псковскому чудотворцу, что во святом крещении наречен был Гавриилом. Сей святой благоверный и великий князь Всеволод сын был великому князю Мстиславу, внук же святому и равноапостольному великому князю Владимиру Киевскому, самодержцу Русской земли. Святой же благоверный и великий князь Георгий Всеволодович — правнук святому благоверному и великому князю Владимиру.
А святой благоверный князь Всеволод сначала княжил в Великом Новгороде. Но в свое время возроптали новгородцы на него и решили сами промеж себя: князь наш, некрещеный, владеет нами, крещеными. И сотворили совет, и пришли к нему, и изгнали вон. Он же пришел в Киев к дяде своему Ярополку и сказал ему все, за что изгнан был новгородцами. А тот, узнав об этом, дал ему во владение Вышгород. И здесь уже умоляли его псковичи княжить у них, и он пришел к ним в город Псков. И по некотором времени восприял благодать святого крещения, и наречен был во святом крещении Гавриил. И пребывал в великом лощении и воздержании, а спустя один год в вечный покой отошел, 6671 (1163) года, месяца февраля в одиннадцатый день. И погребен был сыном своим благоверным и великим князем Георгием. И были чудеса многие от святых мощей его во славу и хвалу Христу, богу нашему, и всем святым. Аминь.
Сей святой благоверный князь Георгий Всеволодович по преставлении отца своего благоверного князя Всеволода, нареченного во святом крещении Гавриилом, остался на месте его по мольбе псковичей. Было же это в 6671 (1163) году. Изволил святой благоверный и великий князь Георгий Всеволодович ехать к благоверному князю Михаилу Черниговскому. И когда пришел к благоверному князю Михаилу благоверный и великий князь Георгий, то поклонился благоверному князю Михаилу и сказал ему: «Здрав будь, о благоверный и великий князь Михаил, на многие лета, сияя благочестием и верою Христовою, во всем уподобился прадедам нашим и прабабке нашей, благоверной великой княгине, христолюбивой Ольге, которая обрела самое дорогое и великое сокровище — Христа и веру его святых пророков и апостолов и святых отцов, и благоверному христолюбивому царю и равноапостольному прадеду нашему царю Константину». И сказал ему благоверный князь Михаил: «Здрав будь и ты, о благоверный и великий князь Георгий Всеволодович, пришел ко мне с благим советом и независтливым оком. Ведь что приобрел из-за зависти к дедам нашим Святополк, который возжелал власти и убил братьев своих, благоверных и великих князей! Бориса повелел копьем пронзить, Глеба же ножем заклать, в годы княженья их. Ведь обманул он их льстиво по наущению сатаны, будто мать их при смерти. Они же, как незлобивые агнцы, уподобились благому пастырю своему Христу, не стали супротив брата, врага своего. Господь же прославил святых угодников своих, благоверных князей и великих чудотворцев Бориса и Глеба».
И князь Георгий с князем Михаилом дали друг другу целование, и праздновали духовно, и веселилися; и сказал благоверный и великий князь Георгий благоверному князю Михаилу: «Дай мне грамоту, на Руси нашей по укрепленным местам церкви божий строить и города». И сказал ему благоверный и великий князь Михаил: «Как хочешь, так и созидай церкви божий во славу и хвалу пресвятому имени божию. За такое доброе твое намерение награду примешь в день пришествия Христова».
И пировали они много дней. И когда решил благоверный князь Георгий вернуться в свой удел, тогда благоверный князь Михаил повелел грамоту написать и свою руку приложил к грамоте. И когда благоверный князь Георгий поехал во свое отечество и град, тогда благоверный князь Михаил с великою честью отпускал его и провожал. И когда были уже оба князя в пути и поклонились друг другу на прощание, то благоверный князь Михаил дал грамоту. Благоверный же князь Георгий взял грамоту у благоверного князя Михаила и поклонился ему, а тогда и тот в ответ ему.
И поехал князь Георгий по городам, и когда приехал в Новгород, повелел строить церковь во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии в год 6672 (1164). Из Новгорода поехал во Псков, город свой, где преставился отец его благоверный князь Всеволод, а во святом крещении Гавриил, новгородский и псковский чудотворец. И поехал из Пскова-града к Москве, и повелел строить церковь во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы. и приснодевы Марии в год 6672 (1164). И поехал из Москвы в Переславль-Залесский, а из Переславля-града в Ростов-град. В то самое время был в городе Ростове великий князь Андрей Боголюбский. И повелел благоверный князь Георгий в городе том Ростове церковь строить во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии в год 6672 (1164), месяца мая в двадцать третий день. Во дни великого князя Георгия начали рвы копать под основание церкви и обрели погребенные мощи святителя Христова Леонтия, епископа ростовского, чудотворца, который обратил в Ростове-граде людей в веру Христову и крестил их от мала и до велика. И возрадовался радостью великою благоверный князь Георгий, и прославил бога, давшего ему такое многоценное сокровище, и отпел молебен. И повелел ехать Андрею, князю боголюбскому, в город Муром и строить в городе Муроме церковь во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии.
Сам же благоверный и великий князь поехал из города Ростова и приехал в город Ярославль, что на берегу Волги-реки стоит. И сел в струг, и поехал вниз по Волге, и пристал к берегу у Малого Китежа, что на берегу Волги стоит, и отстроил его, и начали молить все люди города того благоверного князя Георгия, чтобы образ чудотворный иконы пресвятой богородицы Федоровской перенес в город к ним. Он же прошение исполнил. Начали петь молебен пресвятой богородице. И когда кончили и хотели образ тот нести в город, то образ не сошел с места того, нисколько не сдвинулся. Благоверный же князь Георгий, увидав произволение пресвятой богородицы, избравшей здесь место себе, повелел построить на том месте монастырь во имя пресвятой богородицы Федоровской.
Сам же благоверный князь Георгий поехал с места того сухим путем, а не по воде. И переехал реку Узолу, и вторую реку, именем Санду, и третью реку переехал, именем Саногту, и четвертую переехал, именем Керженец, и приехал к озеру, именем Светлояру. И увидел место то, необычайно прекрасное и многолюдное; и по умолению его жителей повелел благоверный князь Георгий Всеволодович строить на берегу озера того Светлояра город, именем Большой Китеж, ибо место то было необычайно красиво, а на другом берегу озера того была дубовая роща.
И советом и повелением благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича начали рвы копать для укрепления места этого. И начали строить церковь во имя Воздвижения честного креста господня, а вторую церковь — во имя Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии, и третью церковь — во имя Благовещения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии. В тех же церквах повелел князь Георгий приделы сделать и в честь других праздников господних и богородичных. Так же и образы всех святых написать повелел.
И город тот, Большой Китеж, на сто сажен в длину и ширину был, и была эта первая мера мала. И повелел благоверный князь Георгий еще сто сажен прибавить в длину, и стала мера граду тому в длину — двести сажен, а в ширину — сто сажен. А начали город тот каменный строить в год 6673 (1165), месяца мая в первый день, на память святого пророка Иеремии и иже с ним. И строился город тот три года, и построили его в год 6676 (1167), месяца сентября в тридцатый день, на память святого священномученика Григория, епископа Великой Армении.
И поехал в Малый Китеж, что на берегу Волги стоит, благоверный князь Георгий Всеволодович. И по построении городов тех, Малого и Большого, повелел он измерить в поприщах, сколь много они расстояния меж собою имеют. И по повелению благоверного князя Георгия намерили сто поприщ. И благоверный князь Георгий Всеволодович, узнав сие, воздал славу богу и пресвятой богородице и повелел также и книгу летописец написать. А сам благоверный и великий князь Георгий повелел всю службу отслужить. И молебен пропев пресвятой богородице Федоровской, по совершении службы той, отплыл в струге своем в путь свой в прежде упомянутый город свой Псков. Народ провожал его с великой честью; и, попрощавшись с ним, отпустили.

Загрузка ...